Саудек – Саудек, Ян — Википедия

Содержание

великий жизнелюб — Российское фото

Ян Саудек – фотограф необычный. Не сказать, чтобы специализация на обнаженной натуре была чем-то уникальным, но весь вопрос в том, как он эту натуру подает. Ему удалось пройти по тонкой грани, не скатившись ни в гламурное ню, ни в откровенную вульгарность, и это определенно заслуживает внимания.

Ян Саудек родился в 1935 году в Чехословакии. Это было не самое лучшее время в истории страны: спустя три года она была оккупирована Германией, и семья Саудек оказалась в концлагере Терезин. Там Ян провел раннее детство, и там же погибли почти все его родные. Возможно, именно отсюда проистекает огромное жизнелюбие Яна Саудека, нашедшее отражение в его фотоработах.

Впервые Ян взял камеру в руки в 1950 году, но тогда это было не более чем мимолетное увлечение: примерно до 20 лет он хотел стать певцом и танцором, однако вынужден был отказаться от этой мечты из-за недостатка способностей. И тогда фотография стала той отдушиной, которая позволяла ему существовать в окружающей действительности.

Вообще, первые полвека своей жизни Ян Саудек называет самым страшным временем: сперва немецкая оккупация и концлагерь, затем советский режим, отношения с которым у фотографа не сложились. С самого начала Ян предпочитал обнаженную натуру, и хотя его первые работы далеки от той скандальности, которая сделала его по-настоящему известным, власти весьма прохладно относились и к ним: на архивы Яна Саудека неоднократно накладывали арест.

С 1989 года, когда коммунистический режим в Чехословакии пал, в жизни и творчестве Яна Саудека начался новый период. Уже через год он был награжден французским орденом Искусств и Литературы. Выставки стали проходить одна за другой, а работы Яна становились все ярче и скандальнее. Впрочем, это не было просто эпатажем: в работах фотографа чувствуется именно что огромная любовь к жизни и ее истокам.

 Сам Ян Саудек говорит об этом просто: «Часто мои работы называют пошлыми. Но критика может ошибаться: людей в разной степени обнаженных или облаченных в некие странные одеяния я снимаю, чтобы мои работы были вневременными. По модным же фотографиям сразу можно угадать, в каком году их снимали».

И это действительно так: работы Яна Саудека находятся вне времени. Некоторые из них он даже подписывает концом XIX – началом XX века, и в это, к слову, вполне можно поверить. Так или иначе, а Ян Саудек стал лицом чешской фотографии и одним из самобытнейших фотографов, которые работают с обнаженной натурой.

Сегодня ему 78 лет, но он вовсе не намерен завершать свою карьеру, ведь столько еще не сделано и не высказано посредством скандальных, но трогательных фотографий!

Сайт фотографа: http://www.saudek.com/

rosphoto.com

Ян Саудек (Jan Saudek) — нетривиальные аспекты сексуальности (50 фото)

Photo: Ян Саудек (Jan Saudek)

Поначалу Саудек шокирует. Иногда очень. Даже очень-очень. Но стоит посмотреть его ранние работы и вас охватывает легкое полугламурное очарование. Народная мудрость: от гламура до антигламура один шаг и нужно его пройти так, чтобы не было мучительно больно  :)))

Википедия:
Ян Саудек (чешск. Jan Saudek) — культовый чешский фотограф. Известен благодаря своим смелым и шокирующим работам, является визитной карточкой Чехии в мире фотографии, имеет собственные выставки в более чем 400 городах мира.


www.anti-glamour.ru

Ян Саудек, скандальный чешский фотограф


Ян Саудек – фотограф культовый, он родом из Чехии и известен своими шокирующими и смелыми работами, выставки которых проходили более чем в 400 городах по всему миру. А ещё его вполне можно назвать самым известным чешским фотографом в мире.

Стиль фотографа Саудека дерзок, экстремален и смел, а шлейф скандальности тянется за ним ещё с социалистических времён. Впрочем, тогда самым радикальным считалось и само обращение художника к обнажённой натуре. В те времена работы Яна Саудека были посвящены темам материнства-отцовства: нежные младенческие тела на фоне атлетических фигур отцов или же не менее соблазнительных форм матерей. «Пусть будет стыдно тому, кто плохо об этом подумает» — так можно охарактеризовать работы Яна Саудека той поры. Но наибольшую известность ему, конечно же, приносит эротическая фотография.


Фотограф Ян Саудек

В 1980-1990-х годах работы Яна Саудека принимают форму диптиха – одни и те же персонажи предстают как одетыми, так и в обнажённом виде. Причём натурщики, появляющиеся на его работах, были совершенно далеки от классических представлений о красоте человеческого тела. А сами фотографии создают ощущение подглядывания, а не созерцания, но при этом они и не являются шокирующе-откровенными. Ведь сами работы Саудека чаще всего раскрашены неправдоподобными анилиновыми цветами, персонажи загримированы, сюжеты – постановочные и даже причудливые.

Фотографии Яна Саудека – двусмысленны, а источниками вдохновения для них становятся такие направления, как классицизм и сюрреализм.

Ян Саудек родился в 1935 году, 13 мая, в Праге, Чехословакия, в еврейской семье. Многие из членов его семьи в годы Второй мировой войны погибли в гетто, расположенном в Терезине. Ян и его брат-близнец Карел были заключены в детский лагерь. Брат Яна – Карел – в дальнейшем станет иллюстратором комиксов.


Ян Саудек фото

В детстве Ян занимался музыкой, а в молодости серьёзно подумывал о музыкальной карьере, но стать музыкантом ему было не суждено.

В 15 лет он впервые взял в руки фотоаппарат, и именно фотография станет его призванием на всю жизнь.

С середины 1950-ых по 1980-е годы Ян Саудек работает в типографиях. А его собственный узнаваемый стиль фотографии появляется на его работах с 1959 года – окрашенные в сепию яркие и сочные фотографии.


Фотограф Ян Саудек

В 1963 году он решает серьёзно заняться фотоискусством, а вскоре, в 1969 году, отправляется в США. Затем возвращается в Прагу. С 1970-ых начинает пользоваться известностью на Западе, а в 1983 году была опубликована первая книга о его творчестве на английском языке.

В 1990 году Ян Саудек был награждён французским Орденом Искусств и литературы.


Ян Саудек фото
Ян Саудек фото

Работы фотографа Яна Саудека настолько откровенны, что журнал Милитта не может себе позволить публикацию большинства из них, в силу того, что у нас на сайте много детских разделов.

Зайдите в Гугл, вставьте в строку поиска — Jan Saudek photography, выберите поиск по картинкам. Посмотрев работы фотографа, быстро поймете, почему мы разместили так мало фото)))


mylitta.ru

Ян Саудек (Jan Saudek)

Ян Саудек (Jan Saudek)

Ян Саудек (Jan Saudek) — его называют культовой личностью не только в родной Чехии, но и во всей Европе. Для его работ подойдут любые эпитеты, кроме, как обыкновенность, бездарность и примитивность.

Любой экспонат, с подписью «Ян Саудек», выдает авторство большого оригинала и мастера своего дела. Его состаренные сепией фотографии безупречны с технической стороны. Что же касается сюжетов изображений, то они всегда вызывали горячие споры критиков. То, как к ним относилась советская цензура можно только догадываться.Ян Саудек родом из Праги. Он родился в 1935 году, а в начале сороковых стал узником фашистского концентрационного лагеря.

Ужас тех лет ни для кого не прошел даром, и, тем более, для маленького ребенка, в период формирования психики которого, происходили те страшные события. Что ощущало это невинное существо, попавшее во враждебный мир – одному богу известно. Когда закончилась война, Ян Саудек все еще был ребенком.

По словам самого фотографа, страшный период его жизни длился первые пятьдесят лет. Лишь только после падения советского режима он по-настоящему ощутил себя «вышедшим из подполья». И он был абсолютно прав, поскольку в те годы его работы легко могли прировнять к порнографии, а самого автора кинуть за решетку или в психбольницу. В годы советского режима Ян Саудек неоднократно предпринимал попытки самовыразиться, но только не на родине, а в Америке.

Там его фотографии привлекли внимание Хью Эдвардса – большого авторитета в мире художественной критики и главного устроителя престижных фотоэкспозиций. В 1970 году тридцатипятилетний Ян Саудек уже был известен во всем мире, как талантливый и оригинальный фотохудожник. После исчезновения железного занавеса Ян Саудек входит в новый творческий период и воплощает в жизнь проект за проектом.

Так в 90-х годах прошлого столетия становятся знаменитыми серии диптихов, где Ян Саудек, играя контрастами, противопоставляет молодость – старости, красивое – некрасивому, прикрытое – обнаженному. Хотя, за этими противопоставлениями, скорее всего, скрываются не банальные противоречия, а нечто несоизмеримо большее. Рассматривая работы Яна Саудека, невольно чувствуешь себя, спрятавшимся, в каком-нибудь старом шкафу из той винтажной обстановки, и подглядывающим через щель за происходящим снаружи. А происходит там настолько разное, что иногда, хочется распахнуть дверь этого метафорического шкафа и помахать рукой сентиментальным персонажам в знак солидарности, а иногда – зажмуриться, испытывая, что-то вроде смеси стыда и неловкости.

 Большую часть своей жизни Ян Саудек проработал в типографии, где параллельно с издательским делом постигал азы фотографии. Его родной брат-близнец Карел стал известным художником, работы которого также отличаются экстравагантностью и несут в себе мощную энергетику.

Сам Ян Саудек избрал жанр обнаженной натуры, но большинство, созданных им образов, никак нельзя назвать хоть сколько-нибудь красивыми. Это, скорее, правда жизни в ретроспективной оправе. Некоторые фотоработы Саудека откровенно напоминают порнографические картинки конца 19 века, однако разница с ними все же есть и немалая.фотографирующего ради фотографий, то эксперименты Саудека вполне можно назвать смелыми и новаторскими.

Он умеет раздеть человека так, что это становится интересным. Несмотря на свой немолодой возраст, Ян Саудек продолжает снимать. Фотограф всю жизнь прожил в Праге и не собирается покидать родной город. Чувствует он себя отлично и совершенно не планирует в ближайшие годы положить свою камеру на полу.  



 


 

Похожие статьи :

creativestudio.ru

Ян Саудек — биография и семья

Биография

Знаменитый чешский фотограф, один из самых известных и влиятельных фотохудожников современности.

Ян родился в большой семье чешских евреев в Праге (Prague) 13 мая 1935-го года. Детство он провел в Праге, но с началом войны вся его семья попала в концентрационный лагерь. Шесть старших братьев Яна погибли в первые годы; он сам и его брат-близнец Карел (Karel Saudek) попали в Освенцим (Oswiecim, Poland), где находились в отделении для близнецов доктора Йозефа Менгеле (Josef Mengele) и на протяжении всего времени войны были жертвами его экспериментов.

Даже после освобождения ужасы войны не покидали его: ночами его мучили кошмары. Послевоенная Чехия негостеприимно встретила братьев; так, позднее тема войны стала одним из ведущих мотивов творчества Яна. В какой-то момент молодой человек нашел способ излить все накопившиеся за годы войны эмоции – в 1950-м году Саудек впервые взял в руки фотоаппарат. Не желая следовать моде на портретную съемку, Ян делал довольно странные, пессимистические фотографии, которые порой пугали людей своей откровенностью и вызовом. Лишь спустя несколько десятилетий, когда Ян уже получил репутацию знаменитого фотографа, общественность пересмотрела свое мнение на эти работы, согласившись, что в черно-белых снимках 16-летнему Яну удавалось четко передать дух молодежи того времени и общую атмосферу раскола внутри страны.

В 1952-м году Ян получил работу в салоне фотографии, а в 1959-м году женился. Главным свадебным подарком стал культовый для своего времени фотоаппарат ‘Flexaret’, с которым Саудек не расстается и по сегодняшний день.

1960-е захватили Яна расцветом культуры: одно за другим появлялись новые имена, дух рок-н-ролла бурлил у него в душе и, на некоторое время оставив жену и двух детей, он отправился путешествовать. Во время путешествия Ян встретился с легендарным американским дуэтом ‘Simon & Garfunkel’, которые, по словам самого художника, вдохновили его идеей свободы, которая стала важнейшей темой его работ того периода.

По возвращении в Чехию, Саудек, не желая внимания со стороны правительства, основал тесный круг художников и фотографов, которые впервые в истории страны начали использовать эрот

ику как инструмент для изображения наивысшей точки свободы человека.

Имя Яна Саудека стало известным на западе лишь в 1970-х, но уже тогда в глазах американских искусствоведов и художников он воспринимался как ведущий европейский фотограф. Провокационные фотографии Яна начали появляться на американских и европейских выставках.

В 1983-м году его первая книга была переведена на английский, и с тех самых пор Саудек стал символом нового искусства Чехии и Европы вообще.

Его работы по-разному оценивали критики, однако на непосвященного зрителя они, безусловно, производят неизгладимое впечатление: это и откровенность, граничащая с нереальностью, и обнаженность человека перед мрачностью мира. Тонкий знаток души, он играет на чувствах людей, сопровождая некоторые фотографии историей. Так, одна из самых известных фотографий нищего с собакой сопровождалась рассказом о дальнейших поисках бродяги и размышлениями о том, что за каждой работой стоит чья-то трагедия.

Кольцевой в его творчестве становится тема детства, воскрешенных детских воспоминаний; безусловно, это является реминисценцией его детства в концлагере и тех ужасов, через которые он прошел. Многие из его работ подверглись цензуре: так, фотография ‘Black Sheep & White Crow’ была снята с выставки Ballarat International Foto Biennale из-за скрытой пропаганды детской проституции.

На сегодняшний день Ян Саудек является легендарной личностью. За годы его карьеры он организовал более 400 выставок своих работ в различных странах мира. Про его жизнь сняты два фильма. Однако намного больше о нем говорят его работы, в которых читается не только трудная жизнь художника, но и его собственное ощущение от мира и жизни вокруг него. Не расставаясь со своей пленочной камерой, Ян вкладывает огромное значение в детали, которые во многом символичны.

Знаменитый на весь мир художник не любит роскошь и не признает всех тех титулов, которыми его награждают. ‘Я верю, что любой художник, если он достаточно честен с самим собой, должен верить, что лучшая часть работы и жизни – впереди’, — считает он


facecollection.ru

Jan Saudek — RuGuru — masters of photography — ЖЖ

? LiveJournal
  • Main
  • Ratings
  • Interesting
  • Disable ads
Login
  • Login
  • CREATE BLOG Join
  • English (en)
    • English (en)
    • Русский (ru)
    • Українська (uk)
    • Français (fr)
    • Português (pt)
    • español (es)
    • Deutsch (de)
    • Italiano (it)
    • Беларуская (be)
ruguru

ruguru.livejournal.com

Ян Саудек: «Целлюлит только усиливает возбуждение!»

Ян Саудек (Фото: Ян Профоус, Чешское радио) Ян Саудек родился 13 мая 1935 в Праге. Вторая мировая война стала трагической частью жизни как Яна, так и его семьи. Сам Ян Саудек признается, что жизнь во время войны и события детства напрочь засели в его памяти, до сих пор вызывая не самые лучшие эмоции и воспоминания.

В концлагере Терезин погибли шестеро братьев и сестер Яна Саудека. А он сам вместе с братом-близнецом Карелом были отправлен в Освенцим. Там знаменитый доктор Менгеле ставил разные эксперименты над людьми, в том числе и над двойняшками.

Братья выжили, Ян стал фотографом, а Карел – профессионально рисует комиксы. В своей среде он тоже достаточно известен.

Фотографировать Ян Саудек начал уже в пятидесятые годы, а знаменитым на весь мир стал в семидесятые-восьмидесятые. Саудек не являлся диссидентом или борцом с режимом, однако его работы никак нельзя назвать социалистическим реализмом. Поэтому в коммунистической Чехословакии Саудек выставлялся крайне редко, если такое и происходило, то в маленьких галереях и без особой шумихи. На Западе выставки Саудека проходили в больших залах, привлекая внимание простых людей, специалистов, прессы. Издавались открытки, альбомы с работами художника. Власти Чехословакии в какой-то степени были довольны такой ситуацией: в казну они получали в конвертируемой валюте гонорары фотографа, отдавая тому лишь малую часть в чехословацких кронах.

Ян Саудек (справа) и его брат Кая, 2005 г. (Фото: isifa / Euro / Tomáš Novák) Начиная с 1977 года, Ян Саудек стал вручную раскрашивать негативы своих фотографий, и с тех пор его стиль стал не просто узнаваемым, но и неповторимым. Ян Саудек консерватор – он не приемлет цифровые фотоаппараты, а работает с классикой, снимает на пленку. Саудек консерватор в работе, но не в жизни.

Он известен либеральными взглядами, а также «свободным» поведением. Официально Саудек женат в четвертый раз, однако как сам признается, контактов вне брака у него было великое множество.

У Саудека двенадцать детей, младшей дочке – пять лет, а старшему сыну – 51 год. Причем женой этого сына является бывшая жена Яна Саудека. Со своей нынешней супругой Ян Саудек живет более десяти лет, по профессии она журналистка, и моложе мужа на 45 лет. В прошлом году они официально расписались, сыграв свадьбу в Китае.

Яну Саудеку скоро 80 лет. Но это — лишь возраст в паспорте. В душе фотограф чувствует себя молодым. Он полон сил, занимается спортом, работает, наслаждается жизнью и женщинами.

Маскировка страха и безответная любовь к бывшей жене

— Скажите, меняется ли ваше отношение к вашему же творчеству в течение жизни? Что-то вам нравится больше, что-то меньше, о каких-то работах вы жалеете и считаете их неудачными, а какие-то вы оценили по прошествии определенного времени?

— Творчество? Я бы не использовал это слово. Я – не человек искусства, я ремесленник. Я творю инстинктивно. Я — из тех авторов, которые не знают, что они делают, все происходит как-то вслепую. Просто мне повезло, что в определенных моих работах «обнаружилось» какое-то искусство. Но все это случайно… А работать меня заставляют разные стимулы. Семьи, жены, любовницы, дети. Сейчас этих стимулов меньше, но все же что-то появляется. Вообще, я уверен в том, что сама жизнь – она очень долгая и очень сладкая. Хотя большинство стариков моего возраста уверяют меня в обратном. Что жизнь – короткая и печальная.

Ян Саудек (Фото: isifa / René Miko) — Внутри вас остался простор для творчества, новых идей, каких-то планов или все уже наскучило? И ощущаете ли вы себя необычной, неординарной личностью?

— Я самый обычный, рядовой мужик. И во мне есть все качества, присущие людям. Правда, я считаю, что я никогда бы не стал и не стану крысой, стукачом, подлецом. Я никогда не смогу причинить боль и страдания детям и животным. В этом я не сомневаюсь. Что же скасается остального, я не придерживаюсь о себе высокого мнения. Во мне много пустоты, в этом я уверен. И еще я трусливый, но это я пытаюсь как-то замаскировать. Потому что если меня куда-то приглашают, то я не могу портить атмосферу своим плохим настроением, страхами и комплексами. Я притворяюсь, играю, и это в чем-то делает меня счастливым. Хотя несчастлив, по-настоящему, я конечно был. И не раз. Помню, я был безумно влюблен в собственную жену. Напрочь не хотела. Не знаю почему. Она уже давно умерла, когда еще была молодой. Но тогда я страдал от этой своей безотвеной любви и ее нежелания быть со мной в близости. Пил таблетки, смешивал с алкоголем. Жил в подвале и был уверен, что скоро умру. Даже не просто уверен, а хотел и ждал этого. Как-то в полубессознательном состоянии я вышел на улицу. И вот – судьба. Один случай на миллиард. Мимо проезжал мой друг, врач, он уже тоже умер. Он увидел, как я сижу на тротуаре, и сразу все понял. Отвез меня в больницу, мне сделали промывание желудка, и вот он я – сижу перед вами живой.

Шаг из окна: простой и легкий

— И с тех пор вы ни разу не задумывались о самоубийстве?

— Я уверен в том, что в основе слова «самоубийство» лежит не «само», а «убийство». Я не хочу лезть ни в чью жизнь, давать советы. Но мне кажется, что мы, люди, не можем сами себя лишать жизни. Мы должны идти и идти дальше, преодолевая все препятствия. И легкие, и сложные. Вот в моей жизни сейчас ничего особо ужасного не происходит. Тогда давно, когда эта женщина отвергала меня, я воспринимал это очень серьезно. А сейчас наоборот – я сильно дорожу жизнью.

— Несчастная неразделенная любовь, разлука, «Ромео и Джульетта» — разве это не поводы для самоубийства?

— Да, все это серьезно, но это не поводы для самоубийств. Почему люди лишают себя жизни? От чувства беспомощности, отчаяния. Мне кажется, хотя я и не знаю, есть ли на эту тему какая-то статистика, что большинство самоубийств происходит или во время алкогольного опъянения, или под действием наркотиков. Когда ты в таком состоянии, то шаг из окна кажется очень простым и легким.

Эта девица — самая настоящая несчастье!

Ян Саудек и Сара Саудкова (Фото: isifa / Lidové noviny / Ondřej Němec) — В мире проходит немало ваших выставок. Но эти выставки – они и не ваши. Да, там ваши работы, но права на открытки, слайды, плакаты принадлежат вашей бывшей жене и тоже фотографу Саре Саудковой. Даже сайт Ян Саудек – тоже официально не ваш, а ее. Сара Саудкова сейчас жената на вашем сыне. Не странно ли быть художником, не обладающим правами на большинство своих работ?

— Это самое настоящее несчастье. Вся эта история с Сарой. А разве существует способ, как ей запретить это делать?! Нет. Я уже и судился, потратил много денег, но не выиграл. Все мои слайды были в ее квартире, которую я же ей и купил. Поэтому официально она их не украла, как можно украсть что-то из своего жилья?! Эта девица очень неплохо живет на деньги с моих книг, плакатов, фотографий. Но я не могу ее остановить. Да уже и не стал бы этого делать.

— Вы решили сложить руки и прекратить борьбу? Это усталось, чувство, что ничего не получится или какое-то смирение?

— Я не испытываю ничего. Ни ненависти, ни зависити. И Сара, и мой сын – они уже почти такие же старики, как и я. Ненавидят и проклинают молодежь, когда видят, что те целуются на улице или в трамвае. Считают, что всех их надо перестрелять. А я уже давно не в состоянии испытывать чувство ненависти. Я всегда найду причину и пойму, почему люди совершают даже самые гнусные поступки. Конечно, я не оправдываю убийства. И не смогу оправдать. А вот желание обогатиться – это я пойму. И очень многие хотят обогатиться за счет других.

Нельзя лишать людей сомнительного удовольствия

— Говорят, что вы – человек настроения. Много раз вы заявляли, что уже не будете выставляться, а потом выставки все же проходили.

— Это всего лишь задетое тщеславие, а не переменчивость характера. Я вам расскажу историю. Лет 25 назад моя ассистентка пошла в один пражский музей с просьбой организовать мою выставку. Я об этом не знал, но позже она мне рассказала. И в музее ей говорят: «Почему бы и нет?! Организуем. Лет через пять, у нас расписаны все планы». А я тогда уже был достаточно известный, не столько в Чехии, сколько за границей. И меня это очень обидело. Я тогда еще был молодой, чуть старше пятидесяти. Такая юношеская обида. И я дал клятву: больше никаких выставок. Что конечно глупость. Выставки нужны, только уже непонятно, какие выставки мои, а организатором каких является эта девица Сара. Но все же в этом мире есть какие-то люди, которые хотят увидеть мои работы. И у меня нет права лишать их этого сомнительного удовольствия.

— Вы очень любите женщин и не скрываете этого. Но не со всеми женщинами вам везет. Ваша первая жена вышла замуж за бывшего директора национальной галереи художника Книжака. Они вас вроде даже выгнали из квартиры…

— Это очень интересная история. Они заняли мою квартиру в панельном доме. Трехкомнатную квартиру. А я ушел жить в подвал, сырой, грязный подвал. Но сейчас, по прошествии многих лет, я понимаю, что это было очень хорошо и очень правильно. В этом подвале я создал свои самые интересные работы. А жена и Книжак остались жить в том панельном доме и уже не создали ничего интересного.

Женщинам надо врать: говорить, что все они красавицы

— А вы часто лжете окружающим людям?

— Да. Я много лгу женщинам. Любовь часто длится только вечер или ночь, а утром все заканчивается. Но я уверен в том, что женщине нужно постоянно говорить, что она очень красивая. Даже если она такой не является. Любая женщина хочет слышать о своей красоте. Нужно лгать, но правдоподобно. Чтобы тебе верили, и эта ложь не звучала глупо.

— У вас очень большой опыт общения с женским полом. Что, на ваш взгляд, сделает счастливой любую женщину, кроме слов о ее красоте? И что в женщинах радует лично вас?

— Любой даме всегда немыслимое счастье и радость принесет букет цветов. Даже не могу объяснить почему. Она радуется цветам, и ей надо покупать еще и еще букеты. А я получаю радость от общения со взрослыми толстушками. Это мое желание пока еще реально реализовывать, но мне хочется все больше и больше новых лиц.

— Насколько вообще мужчина зависит от женщины?

— Я уверен, что любой человек находится под сильным влиянием любовниц или жен. Я вот был в Китае. На своей свадьбе. Но я же там не только женился, но и интересовался жизнью людей. Как они там строят коммунизм, смотрел на армию, полицию. И везде — на первых ролях мужчины, но реально все решают их женщины. Мужчины делают то, что хотят женщины. И так во всем мире. Вот я вспомнил о Китае, я там был всего два раза. Я впечатлен его красотой. Но чтобы понять всю красоту этой страны, там нужно прожить много лет. Конечно, я горжусь тем, что я чех, я люблю свою страну. Но, разумеется, я не несу чушь о том, что у нас лучшие в мире пиво и женщины. У тех же китайцев прекрасное пиво, до недавних пор оно стоило как вода. Я – алкоголик, и в напитках разбираюсь неплохо.

Правила пьянки профессионального алкоголика

— С одной стороны, вы не скрываете, что пьете каждый день. С другой стороны, вы занимаетесь спортом, ходите в тренажерный зал, в состоянии отжаться от пола восемьдесят раз. Какой же вы алкоголик?

— Нет, я пью очень много. Конечно, я не буду выступать в эфире пьяный. Я пью так, чтобы никому не мешать. Ни жить, ни работать. Я не люблю пить один, я пью в компании женщин. Когда я пью, я забываю о стрессе. Полностью забываю. И я счастлив. Я напьюсь и засыпаю. А в 5 утра проснусь и начинаю работать. Но никому так жить я советовать не буду. Хотя у меня есть друг, он психиатр, лечит разных людей от алкогольной зависимости. Он говорит, что я – не алкоголик. Что у меня нет зависимости. А я уверен в обратном: зависимость есть. У меня очень высокая потребность в алкоголе. Я даже покупаю его в одном месте с 20% скидкой, потому что я очень много покупаю. Но я пью лучшие сорта виски. Односолодовое. С британских островов. Качество напитка для меня важно. Многие мои друзья-мужчины, которые знают меня 50-60 лет, говорят, что никогда не видели меня пьяным. Но я считаю иначе.

Три главных хита: собака, ребенок и старик.

— Вас считают художником, творчество которого построено на эпатаже. Голые, крупного размера женщины. Груди, попы…

— Боже мой, я не хочу никого шокировать. И не ставлю такой цели. Знаете, какие мои самые любимые и самые продаваемые в мире фотографии? На первом месте – собака бездомного. На втором – старик на кладбище. И третья – я держу в руках сына. Никаких крупных женщин. Среди востребованных в мире моих фотографий нет ни одной толстой дамы.

— Но все же вы любите крупных женщин? С широкими бедрами, большими попами…

— Как раз сегодня я видел такую женщину. Очень красивая. Широкие бедра, крупнозадая. Она замужем за африканцем, у них ребенок. У африканцев, кстати, иное отношение к женской красоте. Они считают, что женщина с широкими бедрами – это очень красиво. В современном мире говорят: «А как же целлюлит?». Господи, целлюлит – это часть всего, часть этой красоты. Глупо пытаться от него избавиться, тратить время и деньги. Если мужчина любит женщину, то ее целлюлит только усиливает его возбуждение.

Нашла коса на камень

— То есть вы думаете, что современные западные представления о красоте – примитивны?

— Дело в том, что все мы, люди, красивые. И цель моих работ – показать это и подтвердить. Множество людей вообще не понимает, что я имею в виду и о чем говорю. Немало моих работ оценят через какое-то время, когда может я сам их уже не буду ценить.

— Часто в качестве модели на снимках вы выступаете сам. Среди ваших моделей – ваши бывшие жены, любовницы, дети. Фотография мужчины на кладбище – на ней ваш отец. Сложно ли работать с моделями «со стороны», а не со знакомыми вам людьми? Начать работать с абсолютно новым человеком, которого вы видите впервые…

— Это, как говорится, «нашла коса на камень». Работать с незнакомцами тяжело. Вы и модель должны иметь какие-то отношения между собой, взаимное доверие. Речь вовсе не о том, чтобы человек разделся, нет. Модель, мужчина или женщина, должен понимать, что у меня самые лучшие намерения. Я хочу его, этого человека, прославить.

Дети крайне редко испытывают чувство страха

— Не боитесь ли вы повторов, использования похожих приемов, идей? Что вы будете создавать не новое, а какие-то вариации того, что уже делали раньше?

— Каждый человек всю жизнь поет одну и ту же песню. Я не думаю, что в мире появилось что-то новое. И я не собираюсь выдавать все свои работы за высокое искусство. В жизни мало чего меняется. Для меня важно другое. Я не хочу издеваться над моделями, героями моих работ. Унижать их. Я просто хочу показать, что все люди красивые.

— Вы не очень любите вспоминать о своем детстве. Почему?

— Я считаю, что детство почти каждого ребенка в чем-то несчастное. Он еще слаб, не может постоять за себя. В детстве человек чаще страдает, чем во взрослые годы. Подвергается унижениям. Не все дети, конечно, но немало… Я много таких вещей пережил. Я не был силен характером. И многие детские травмы живут во мне до сих пор. Скажем, я до сих пор не могут ходить в магазины и совершать покупки. Я этого боюсь с детства, даже не могу объяснить, почему. На людях я конечно смелый и шумный, но вот был случай… Я недавно пытался соблазнить одну даму. Иностранка, психиатр, хорошие формы: и грудь, и зад. А она взяла и сказала мне, что как-то видела меня по телевизору. И все поняла. Что я много боюсь. Что во мне живет страх.

— Вы с братом-близнецом пережили кошмар Освенцима. Может концлагерь и лежит в основе тех детстких страхов, которые продолжают в вас жить?

— Ребенок очень редко, почти никогда не испытывает чувство страха. Страх и детские травмы, воспоминания – это разные вещи. А страха в детях нет. Поэтому и в Африке, и в других странах так много детей воюет. Берут автоматы и стреляют и во взрослых, и в других детей. Взрослый человек все это воспринимает иначе, если он не совсем испорчен. Так же и с Освенцимом. Я там не испытывал чувства страха.

Призыв с телеэкрана: ищу женщину

— В последнее время вы почти не фотографируете. Вы пишите картины…

— Да, я на это живу. Я свои картины продаю. У меня дети, мне нужны деньги на их содержание. Я с производством детей начал относительно поздно. Если бы это произошло раньше, то многим уже было бы за шестьдесят, и они постепенно умирали бы от старости. Но я начал все это только где-то в 27-28 лет, и с тех пор у меня пошел «плодородный период».

— Занимаетесь ли вы коммерческой фотографией? Которая скорее ради денег, а не для души…

— Я уже в шестой или седьмой раз фотографировал календарь для спортивной организации нашей армии. Это очень интересно: знакомиться со спортсменами. Как со старшими, так и с людьми нового поколения. Фотографировал и для благотворительного календаря, там были пожилые люди. Я не делаю разницы, с кем работать: с молодежью или с людьми постарше. Когда мне было 15 лет, у меня была любовница, 33 года, работала на заводе, моя первая сексуальная партнерша. Лишила меня девственности. И я друзьям говорил: «Старуха, какая же она старуха». А сейчас все иначе. Вот как-то я выступал по телевидению. И там я сказал, что ищу женщину с хорошими формами, лет шестидесяти. Не для фотографирования, нет. Просто подругу. И никто не отозвался, вообще никто. Обидно.

Принесет ли пользу интернет? Нет!

— Вы следите за тем, что о вас пишут и говорят? Телевидение, радио, газеты, та же википедия…

— Нет. Телевизор я вообще ненавижу, радио пока доверяю. А телевизора у меня и нет. Интернет я «опробовал» несколько лет назад, мне было интересно, принесет ли он мне что-то новое. Этого не произошло. Ну и вообще, о том, что происходит вокруг, я рано или поздно все равно узнаю. Как правило, это не особо веселые и приятные новости. Так что в этом плане я живу «по-старому».

— Ну а за работами коллег-художников и фотографов вы наблюдаете?

— Это да. В Чехии и в Словакии по непонятной причине живет и работает очень много хороших фотографов. В Албании, скажем, такого нет. Как с этим обстоят дела в арабских странах – понятия не имею. А в Чехии очень хорошая традиция, у нас — фотографирующая нация.

Русские: ради великой России готовы заплатить любую цену

— Интересна ли вам политика? В мире столько всего происходит. Новая «холодная война», Россия, Путин…

— Что касается России, то я наконец понял, почему Солженицын, которому большевики испортили всю его жизнь, так обожал в последние годы до своей смерти товарища Путина. Потому что Путин хочет «великую Россию». Это вообще мечта каждого россиянина: идти к морям, к Атлантике, заплатить за это любую цену. Еще со времен Екатерины. Ну и еще я думаю, что Путин находится под сильным влиянием православия.

— Вы боитесь своего возраста, старости?

— Когда бессонными ночами я читаю какую-нибудь книгу, я уже пользуюсь очками. Чтобы разглядеть эти маленькие буквы. Или вот, скажем, посмотрю на свою руку. Нормальные, сильные мышцы. И при этом – всюду морщины. Поэтому я не могу отрицать того факта, что старость медленно, но все же наступает. Но я знаю то, что когда буду совсем старым, то точно куплю себе новый кабриолет.

www.radio.cz

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о