Старообрядческие поселения: Небеса обетованные. Воронежские старообрядцы

Содержание

Дневник Марии: «Русскую землю повезем в Бразилию»

«Родина» уже писала про русских старообрядцев из Южной Амерки, которые прибыли в Россию. Когда-то их предки, гонимые за веру, ушли из России. Теперь Россия зовет переселиться сюда их потомков.

Староообрядцы собрались в Москве, после чего отправились на Дальний Восток, где действует специальная программа по переселению. Марья Санарова из деревни Санта-Круз (Бразилия, штат Парана) вела дневник путешествия специально для «Родины». Она писала из Приморья и Хабаровского края, из Еврейской и Амурской областей, из Бурятии и Карелии. Сегодня Марья делает последнюю запись — о пребывании в Калужской и Брянской областях и возвращении в Бразилию.

1 — 11 октября

Были мы в Калужеской области. Показывали нам, как здесь коров доют. А то ездили еще на ферму, где коров ростют только на мясо, на этой ферме дойных нет. На полях тут только сено собирают. А мы хоть чё могли бы тут сеять. И пшеницу, и семечки, может, и сою, смотря как она тут пойдет.

Были в городе Жиздре и селе Огорь, где у моего мужа Владимира сестра живет. Они с семьей из Бразилии раньше приехали…

Потом проехали до Брянской области — там недалёко. Нам понравилось — хорошие земли. Мы-то это понимаем, а здешние утверждают, что эти земли неплодовитые. А по-моему, они просто сами не умеют работать. Спрашивали здесь про удобрения — ничего толком ответить не могут. Взяли землю с собой — повезем в Бразилию на анализ. У нас там все так делают.

Нет, по Бразилии не соскучилась, а вот домой-то охота, потому что дети там. Думаю, по России буду скучать. Когда сюда переезжать будем, не знаю. Владимир и другие будут думать, решать. Пустые у нас города в сравнении со здешними. Здесь в любом городе есть красивые места, где можнго погулять. В Москве мне очень Измайловский парк понравился. Даже в такой большой Москве можно свободно жить в квартире так, чтобы у ребятишек были лисапеды. Потому что есть, куды с имя пойти кататься. А у нас, если живешь в квартире, то тама и сиди. ..

Чисто у вас и красиво. Туалетов только нет или страмные они

Чисто в ваших городах. Влавосток чище, чем Калуга. Но что не понимаю, так это того, что туалетов здесь нету. Или мало их… Приехали в Жиздру — оттуда автобус взяли, чтобы в Огорь попасть. Пошла в продуктовый магазин, у нас такие меркадо называют, у вас — супермаркет. В таких магазинах всегда туалет есть. И я спрашиваю, где тут у вас туалет. Они показывают на деревянный сарай сколоченный. Такой страмной! Ишо за 500 метров от него вонят. «Сами в него и ходите!» — сказала им. А то меня за нервы просто взяло! И таких туалетов в России много. И все в них ходят. На заправках у нас туалетов много, а сколь мы по России в это время ездили, на заправке один туалетик — и очередь в него…

Много мы мест проехали. Много людей увидели. Что сказать… Природа красивая в России, земли красивые. И ишо, что народ здесь добрый. Самое главное — люди любят помогчи друг дружке. Больше, чем в Бразилии. В Бразили веселый народ. Но только собраться похохоать. А если тебе че-нибудь помогчи надо — тебя никто не выручит…

24 сентября — 1 октября

Здесь даже малины дикой везде полно…

Уже голова кружится — столько всего мы в России увидели. Да за малое время… Недавно были в Бурятии, а теперь уже в Карелии. Сразу поняли, что посевами здесь не занимаются — только молоком. Но природа больше всего в Карелии понравилась. Рыбы много, ягода всякая лесная. Здесь даже малины дикой везде полно.

В Карелии долго не пробыли — вернулись после путешествия нашего в Москву. Тут нас митрополит (Корнилий, епископ Русской православной старообрядческой церкви — прим. «РГ») принимал. Чай с ним пили, он нас тоже приглашает сюда приезжать. У него большой интерес, чтобы мы здесь устроились. Были на Рогожском (центр старообрядчества в Москве — прим. «РГ»), нам тут все храмы открыли, потом музей осмотрели. Моленная такая богатская (красиво украшенная — прим. «РГ») здесь…

А то еще ездили на сырную фабрику. Недалеко от Москвы. И это нам так понравилось! Много мест проехали в России, но как здесь все устроено! По-настоящему и порядочно.

Кто-то из наших, кто с Бразилии, Уругвая, Аргентины в Россию прилетел, думает на Дальнем Востоке остаться. Там помощь обещают. Земля хорошая… Но мы так далеко не хотим. Собираемся с Владимиром (мужем — прим. «РГ») в Калужескую (Калужскую — прим. «РГ») область — у него там живет сестра. Хотим земли смотреть, Владимир уже по почте общался насчет этого.

А дочка с сыном нам из Бразилии пишут, чтобы больше фото присылали им. Скучают очень по России. Фана-то уже была здесь, а Маркиян еще ни разу… 

20 — 24 сентября

Нам совсем неинтересно отдалиться от всего мира. И жить на шее у государства мы не хотим

Из Хабаровска поехали в Еврейскую область, а оттуда — на Байкал, в Бурятию. Столько мы мест проехали — все смотрим, смотрим… Вообще Россия такая красивая! И каждый здесь хочет угостить, встречают хлебом-солью…

В каждом регионе приглашают к себе, говорят оставайтесь работать, предлагают возможности разные. Но все еще и маленечко остерегаются нас. Потому что был Данил Зайцев (русский старообрядец из Аргентины, побывавший в России и написавший книгу в которой, в частности, раскритиковал русский народ, который живет в России и не может и не хочет ее обиходить — прим. «РГ») , Мурычевы (переселились в село Дерсу — прим. «РГ»)… Им старались помочь, как родных приняли, а они взаимность не проявили, ничего доброго не сказали.

Вот многие и остерегаются: может, и мы такие или, может, нас всегда содержать придется. И предлагают земли подальше. Подальше от городов, школ и все такое… Но нам вовсе это неинтересно, потому что наши дети учатся. Мы совсем не хочем забираться в Дерсу или куды там… Нам нужна земля хорошая, на которой можно зарабатывать и не сидеть на шее государственной. Чтобы дети могли учиться, а потом работать и нам помогать. Те старообрядцы или староверы, не знаю, как у вас говорят, и мы — совсем разные люди.

За себя скажу: нам совсем неинтересно отдалиться от всего мира. А главная помощь нам здесь — в том, чтобы только начать работу, а не в том, чтобы всегда нас содержать.

Да, тут все маленько остерегаются нас. Но и так тепло относятся, так приуютивают! Просто чувство, как будто все свои, все как будто семейское. Как будто мы всю жизнь в чужой стране живем и нет там такого ощущения, как здесь. По-свойски все. И необъяснимо, как это могет быть так?..

А Байкал… Здесь самые красивые места из тех, что проехали. Но теперь мы отсюда улетаем. Будем в Петрозаводске, в Карелии, а потом вернемся в Москву…

14-19 сентября

Природа здесь красива. Но жить тут пока не для меня

Перед тем, как во Владивосток полететь, была экскурсия по Москве. Мы с дочкой Фаной приезжали в Москву зимой — в музеи ходили, город смотрели и на метро ездили. Но все равно удивляюсь, какое красивое оно!

Еще зимой из Москвы ездили и в Питер, и в Ростов к родственникам, и в Сочи. Но так далеко не летали. До Владивостока долетели хорошо. Привычно уже — до России из Бразилии дольше добирались, с пересадками.

Во Владивостоке нас губернатор встречал, говорили с ним. Он много чего сулил, а после нас повезли посевы показывать. Мы в Бразилии от земли живем — овощи выращиваем, сою. Потом продаем.

Встречались здесь с теми, кто уже переселился — они из Боливии. Летели к ним на вертолете (в село Дерсу — прим. «Родины»). Сидели за столом, разговаривали. Им нравится в России, но, говорят, решать только нам, надо ли переезжать. Дак это понятно…

Потом доехали до Хабаровска. Красивый город. Мне даже больше понравился, чем Питер. Везде нас хорошо встречают, приглашают в их районы работать, говорят, поддерживать во всем будут.

У нас в Калужеской (Калужской — прим. «Родины») области родственники живут. Но там такой программы нет. Помощь только на Дальнем Востоке, а хорошо бы и там такая была, какую здесь сулят…

А то еще были у Мурычевых, они тоже из Боливии приехали сюда. Говорят, им тут во всем помогают. Даже лишнего, можно сказать, дают. Мне думается, надо больше их самих заставлять делать. Ведь так поддерживают, что они и сами ждут, когда все готовое дадут. Вот это нам не шибко понравилось…

Природа! Природа везде красивая здесь, очень красивая. Но жить в этих местах не для меня пока. И дети мои сюда точно не поедут…

Мы сейчас едем в Биробиджан, потом нас в Забайкальском крае и Бурятии еще принимать будут…

 

Записал Артем Локалов

как живет и благоустраивается «старообрядческая Палестина»

20 февр. 2021 г., 12:26

Ильинский Погост с его окрестностями можно смело назвать Клондайком для краеведов и туристов, ведь это один из центров волости Гуслица, прозванной «старообрядческой Палестиной». Здесь чтут традиции прошлого, при этом территория продолжает развиваться. Рассказываем, какие изменения произошли с ней в прошлом году

Благоустраивайтесь поудобней!

В деревне Слободище на улице Советской решили застарелую проблему — здесь появилась новая дорога, более 1 800 погонных метров асфальта.

«В прошлом году для нас сделали асфальтированную дорогу с площадкой для разворота автотранспорта, — делится жительница деревни Евгения Гречушкина. — Потребность в дороге стояла остро, порой до самого лета мы ходили в резиновых сапогах. Да и летом после дождя ни пройти ни проехать было. Теперь все Слободищи заасфальтированы, кроме улицы Лесной — она за рекой находится. Думаю, и туда со временем придет цивилизация — не все сразу».

А вот жители многоквартирного дома № 3 на улице Совхозной в Ильинском Погосте дождались минувшим летом ремонта подъездов. Летом 2021-го обновят еще четыре подъезда в соседнем доме № 1.

В прошлом году сотрудники Ликино-Дулевского комбината благоустройства отремонтировали отдельные элементы на 12 детских игровых площадках: в деревне Слободище; в селе Ильинский Погост — на улице Совхозной возле домов № 1, 3, 5, 21, на улице Митрохинской около дома № 5, на улице Егорьевской возле дома № 34; в деревне Абрамовка — около домов № 102а и 12; в деревне Беззубово — около дома № 80; в деревнях Вантино и Внуково.

Приведено в порядок 12 колодцев в деревнях Максимовская (1), Устьяново (2), Абрамовка (1), Зевнево (1), Цаплино (1), Юрятино (2), Беззубово (1), Чичево (1) и Пичурино (1). В селе Ильинский Погост на улице Вокзальной прошел капитальный и текущий ремонт питьевого колодца.


Сотрудники комбината благоустройства провели работы по борьбе с борщевиком Сосновского на общей площади в 4,7 гектара в деревнях Устьяново и Цаплино, в селе Ильинский Погост (улицы Садовая, Станционная, Вокзальная).


 

В память о Директоре

Но 2020-й стал также годом печали для Ильинского Погоста. Умер Георгий Александрович Карякин, любимый всеми директор Ильинской средней общеобразовательной школы. Гостей и учеников встречали хорошо оформленные классы, уютные коридоры, прекрасная игровая для шестилеток, радиокружок, швейная мастерская, компьютерный класс и, конечно, краеведческий музей.


Сегодня в школе 13 классов, в которых обучаются 244 ребенка.


На базе Ильинской школы создан уникальный турклуб «Гуслицы», где ребята познают основы спортивного туризма и альпинизма. Руководитель Людмила Горшкова не без гордости рассказала, что юные туристы Ильинской школы достойно защищают честь округа на соревнованиях по спортивному ориентированию, спортивному туризму, лыжному туризму, туристскому краеведению на зональных, областных и всероссийских уровнях. Многим присвоены спортивные разряды.

 

Для души и духа

В Ильинском Погосте работает культурно-досуговое учреждение «Ильинский социально-культурный центр». Есть у него два структурных подразделения (сельские клубы) в деревнях Абрамовка и Беззубово. В связи с эпидемиологической обстановкой центр перешел в онлайн-формат.

«Задача ставилась сохранить аудиторию и даже привлечь новых участников в клубные формирования, — рассказывает директор центра Дмитрий Потехин. — Мы сделали все, чтобы жители всех категорий в самоизоляции проводили досуг с пользой. Онлайн-акции, мастер-классы, челленджи, квизы, тест-викторины, онлайн-конкурсы и даже концертные программы — вот неполный список мероприятий, которые были реализованы нашим учреждением».

Онлайном, впрочем, дело не ограничилось, работники культуры провели, что называется вживую, ряд праздников и мероприятий. В частности, День села, посвященный 436-летию Ильинского Погоста. А завершился 2020-й «Новогодним круизом».

 

Святыня

Ильинский Погост ассоциируется с Храмом Воскресения Христова. Святыня постепенно восстанавливается, там проходят службы, растет число прихожан. На сегодняшний день восстановлен центральный и два боковых купола. В зимней части храма (трапезной) стены оштукатурены и покрашены, проведено отопление.

В сентябре 2020 года здесь прошли торжества в честь 30-летия возобновления приходской жизни.

Божественную литургию по благословению митрополита Ювеналия возглавил викарий Московской епархии епископ Зарайский Константин.

Информацию предоставили сотрудники Ильинского территориального отдела.

Источник: http://inorehovo.ru/novosti/tematicheskie_stranicy/selskie-poseleniya-kak-zhivet-i-blagoustraivaetsya-staroobryadcheskaya-palestina

Кто такие старообрядцы, чем старообрядцы отличаются от староверов | Старообрядцы в Омске | НГС55

— Какие сейчас отношения у старообрядцев и современной русской православной церкви?

— Молитвенного общения нет, а человеческое… Каждый день мы везде общаемся, множество знакомых, друзей. По-человечески нужно любить всех и мириться со всеми. Общаемся. К нам заходят в гости служители других конфессий. Интересуются, берут книги старые. Раньше было по-другому, люди были — кремень! И за веру стояли крепко. В старину споры между церковью часто заканчивались драками. А сейчас чаепитиями.

— Как вы относитесь к красивой и богатой жизни священников РПЦ, частным самолетам патриарха, дорогим часам?

— Каждый человек сам выбирает, к чему стремиться. Судить нам права не дано. Господь всех рассудит.

— А вы бы приняли дорогой подарок от прихожанина?

— По-человечески я бы от дорогого подарка, часов или автомобиля, отказался. Бесплатный сыр только в мышеловке. Господь часто испытывает людей, насколько они готовы, их совесть. Я откажусь.

— Нормально ли, что в современной церкви любой может купить крещение, а в храмах висят прайс-листы на услуги?

— Таинства… они не продаются. Как можно продать то, что не относится даже к нашему миру. Любое таинство — это стяжание святого духа. Как можно торговать духом святым? Это же бог. Получается, это торговля богом?

— У вас в храме все обряды бесплатны?

— Каждый прихожанин вносит десятину от своего праведного дохода. Все таинства безвозмездны. А милостыня — это по желанию. Если кто-то не может вносить десятину, те по совести помогают в храме, например, чистят снег.

— Есть ли у старообрядцев традиция освящать дома и машины?

— Освящение жилища — есть такой чин. Он совершается. Но тоже следует понимать, что это не привлечение какой-то удачи, везения в дом. Это освящение места, где будут жить по христиански, молитва и духовная поддержка. А про машины… в древних потребниках есть чин освящения колесницы, но я не знаю, насколько он к машинам относится.

— Как охотно молодые люди идут в старообрядческие храмы?

— У нас достаточно молодой приход, и молодёжь, конечно, есть, но её не много. Сейчас около десяти человек от 12 до 18 лет. Чаще всего дети идут за родителями. Там, где приходы старше и больше, там, где многодетные семьи, там и молодежи больше.

Старообрядчество в Латвии : вчера и сегодня

СТАРООБРЯДЧЕСТВО В ЛАТВИИ

вчера и сегодня

ALEKSIJ ŽILKO, EDUARD MEKŠS*

Прибалтика, наряду с Русским Севером (Поморьем), Уралом, Кер- женцем, Сибирью, Стародубьем, Доном, Москвой и Санкт-Петербургом, является одним из исторических центров расселения старообрядцев. История старообрядческой Церкви в Латвии неотделима от истории старообрядчества в Балтии и, в целом, от русской церковной истории, переломным моментом которой был 1653 г., когда во времена царствования Алексея Михайловича патриарх Никон стал проводить церковную реформу, узаконенную Собором 1666 г. С этого времени в Прибалтику (как и в другие отдаленные регионы) хлынул большой миграционный поток людей, не согласных с церковными нововведениями. Однако, надо сказать, что не XVII век является первоначальным этапом расселения русских в Балтии.

В общей истории культурных взаимосвязей русских с прибалтийскими народами можно отметить три периода. Первый связан с Х-XI веками, когда отдельные русские купцы, торговавшие в прибалтийских землях, оседали среди местного населения1 и приобщали их к христианской вере. И. Н. Заволоко в книге История Церкви Христовой пишет, что «в нынешнем Цесском, Валкском и Вольмарском уездах при нашествии крестоносцев уже были древле-православные храмы и священнослужители при них»2. И далее Заволоко указывает на центры распространения православия среди балтийских племен: первым был Псков, «после Пскова вторым центром распространения христианства был Полоцк. Отсюда древле-православная вера распространилась вниз по Даугаве, в окрестностях Даугавпилса и Риги»3. Но мирное приятие православия

* О. Алексий Жилко, духовный наставник 1-й Даугавпилсской старообрядческой общины, председатель Центрального совета Древлеправославной Поморской Церкви Латвии, председатель Духовной комиссии ДПЦ Литвы.

Эдуард Мекш, профессор Даугавпилсского педагогического университета.

1. А. А. Заварина, Русское население восточной Латвии во второй половине XIX — начала XX века: историко-этнографический очерк, Рига, 1986, с. 9.

2. И. Н. Заволоко, История Церкви Христовой, Рига, 1990, с. 81-82.

3. Там же, с. 82.

Rev. Étud. slaves, Paris, LXIX/1-2, 1997, p. 73-88.

Все старообрядческие церкви России. Народный каталог православной архитектуры

Всего: 815

Алтайский край

Барнаул. Казанской иконы Божией Матери (поморская), церковь (1997)
Барнаул. Воздвижения Креста Господня, церковь (1906)
Барнаул. Покрова Пресвятой Богородицы, церковь (1998)
Барнаул. Казанской иконы Божией Матери поморского согласия (старая), церковь (1907)
Бийск. Казанской иконы Божией Матери, церковь (1997)
Залесово. Николая Чудотворца, церковь (1994)
Новоглушинка, урочище. Троицы Живоначальной, церковь (1910)
Подойниково. Николая Чудотворца, церковь (1912)

Амурская область

Благовещенск. Неизвестная старообрядческая церковь (1876)
Новгородка. Неизвестная старообрядческая церковь (1914)

Архангельская область

Алексеевская. Неизвестная часовня (1851)
Власьевская. Власия, часовня
Городецк. Георгия Победоносца (?) в Поганце, церковь (1912)
Койда. Николая Чудотворца, церковь (1912)
Преслениха. Николая Чудотворца, церковь (1895)
Семёнова. Флора и Лавра, часовня (1801)
Тарасова. Афанасия Великого, часовня (1800)
Троица. Николая Чудотворца, церковь (1865)
Чекуево. Сретения Господня (старая), церковь (1677)

Астраханская область

Астрахань. Покрова Пресвятой Богородицы, церковь (1845)
Астрахань. Вознесения Господня, церковь (1895)

Беларусь, Витебская область

Буловишки. Покрова Пресвятой Богородицы, моленная (1900)
Видзы. Успения Пресвятой Богородицы, церковь (1907)
Витебск. Николая Чудотворца, церковь (2011)
Витебск. Успения Пресвятой Богородицы, церковь (1930)
Витебск. Неизвестная церковь (1909)
Воронка. Успения Пресвятой Богородицы, моленная
Друя. Успения Пресвятой Богородицы, моленная (1900)
Кублищина. Троицы Живоначальной, моленная (1908)
Ластовичи. Богоявления Господня, моленная (1876)
Нивники. Успения Пресвятой Богородицы, моленная (1906)
Полоцк. Успения Пресвятой Богородицы (старая), церковь
Полоцк. Успения Пресвятой Богородицы, собор (1997)

Беларусь, Гомельская область

Гомель. Спаса Преображения (старообрядческая), церковь (1905)
Гомель. Илии Пророка, церковь (1793)
Жгунская Буда. Покрова Пресвятой Богородицы, церковь

Беларусь, Минская область

Свирь. Успения Пресвятой Богородицы, моленная (1906)

Беларусь, Могилёвская область

Бобруйск. Казанской иконы Божией Матери, церковь (2001)
Бобруйск. Покрова Пресвятой Богородицы на Старом Форштадте, моленная (1990)
Бобруйск. Николая Чудотворца на Назаровском кладбище, церковь
Богушовка. Покрова Пресвятой Богородицы, моленная (1860)

Белгородская область

Белгород. Покрова Пресвятой Богородицы, моленная (2006)
Кошлаково. Николая Чудотворца, моленная (1910)
Ровны. Покрова Пресвятой Богородицы, церковь (1908)

Брянская область

Ардонь. Рождества Пресвятой Богородицы, церковь (1901)
Брянск. Олега Брянского, церковь (2019)
Воронок. Покрова Пресвятой Богородицы, церковь (1911)
Елионка. Георгия Победоносца, церковь (1910)
Злынка. Николая Чудотворца, церковь
Злынка. Михаила Архангела (строящаяся), церковь (2015)
Злынка. Вознесения Господня, церковь (1870)
Злынка. Николая Чудотворца, церковь (1856)
Климово. Димитрия Солунского, церковь (1800)
Клинцы. Вознесения Господня, церковь (1778)
Клинцы. Спаса Преображения, церковь (1823)
Клинцы. Покрова Пресвятой Богородицы и Николая Чудотворца, церковь
Клинцы. Спаса Нерукотворного Образа быв. Николо-Пустынского монастыря, церковь (1909)
Лужки. Успения Пресвятой Богородицы, церковь
Новозыбков. Неизвестная часовня (1880)
Новозыбков. Спаса Преображения, церковь (1911)
Новозыбков. Смоленской иконы Божией Матери, часовня (1880)
Новозыбков. Рождества Пресвятой Богородицы, церковь (1912)
Святск. Успения Пресвятой Богородицы, церковь (1910)

Владимирская область

Владимир. Троицы Живоначальной, церковь (1740)
Владимир. Троицы Живоначальной (Красная), церковь (1913)
Владимир. Успения Пресвятой Богородицы, церковь (1649)
Ковров. Николая Чудотворца, церковь (1900)
Левино. Георгия Победоносца, церковь (1913)
Меленки. Воздвижения Креста Господня, церковь (2016)
Мстёра. Николая Чудотворца, часовня (1884)
Мстёра. Троицы Живоначальной, церковь (1841)
Рытово. Успения Пресвятой Богородицы, церковь (1890)
Суздаль. Воздвижения Креста Господня, церковь (1696)
Суздаль. Храмовый комплекс. Церкви Воздвижения Креста Господня и Космы и Дамиана (1696)
Суздаль. Космы и Дамиана, церковь (1750)
Сушнево. Неизвестная часовня (1879)

Волгоградская область

Волгоград. Михаила Архангела, церковь (2013)
Калач-на-Дону. Сергие-Радонежский старообрядческий монастырь. Церковь Сергия Радонежского (1909)
Калач-на-Дону. Знаменский женский монастырь (1880)
Калач-на-Дону. Михаила Архангела, церковь (1911)
Нагавская. Покрова Пресвятой Богородицы, церковь
Нижний Чир. Покрова Пресвятой Богородицы, церковь (1906)

Воронежская область

Воронеж. Михаила Архангела (старообрядческая), церковь (2013)
Воронеж. Моленная старообрядческой поморской общины (2017)
Дедовка. Троицы Живоначальной, церковь (1884)
Можайское. Казанской иконы Божией Матери, моленная (1995)
Нижнемарьино. Николая Чудотворца, старообрядческая моленная (2011)
Прогорелое. Казанской иконы Божией Матери, церковь (1910)
Старая Криуша. Рождества Пресвятой Богородицы, церковь (1863)

Забайкальский край

Доно. Николая Чудотворца, церковь (1851)
Харагун. Андрея Первозванного, церковь (2014)
Черемхово. Неизвестная старообрядческая церковь (1801)

Ивановская область

Вичуга. Николая Чудотворца в Новой Гольчихе, церковь (1868)
Вишня. Покрова Пресвятой Богородицы, церковь
Золотилово. Василия Великого, церковь (1895)
Золотилово. Василия Великого (старая), церковь (1914)
Кинешма. Неизвестная моленная (1798)
Мугреевский. Святоезерская Иверская пустынь. Церковь Казанской иконы Божией Матери (1904)
Пестяки. Троицы Живоначальной, церковь (1905)
Приволжск. Казанской иконы Божией Матери, часовня (1882)
Шуя. Всехсвятский единоверческий женский монастырь (1880)
Шуя. Шуйской Смоленской иконы Божией Матери, церковь (1906)

Иркутская область

Иркутск. Покрова Пресвятой Богородицы, церковь (1906)

Казахстан

Бобровка. «Знамение» иконы Божией Матери, церковь (1994)
Малый Чаган. Александра Невского, церковь (1893)
Скворкино. Петра и Павла, церковь (1889)
Уральск. Покрова Пресвятой Богородицы, церковь (1888)
Уральск. Успения Пресвятой Богородицы (единоверческая), церковь (1842)
Усть-Каменогорск. Молитвенный дом филипповского согласия (1991)
Черемшанка. Благовещения Пресвятой Богородицы, церковь (1991)
Шемонаиха. Спаса Преображения (единоверческая), церковь (1898)

Калужская область

Боровск. Всех Святых, собор (1890)
Боровск. Покрова Пресвятой Богородицы, собор (1909)
Боровск. Введения во храм Пресвятой Богородицы, церковь (1906)
Волое. Николая Чудотворца, церковь (1997)
Калуга. Духа Святого Сошествия, церковь (1815)
Калуга. «Знамение» иконы Божией Матери, церковь (1720)
Калуга. Николая Чудотворца на Киевке, церковь (1977)
Камельгино. Трех Святителей, церковь (1911)
Камельгино. Неизвестная старообрядческая моленная (1890)
Кривошеино. Сергия Радонежского, молитвенный дом (1897)
Кузьменки. Николая Чудотворца, часовня
Поречье. Николая Чудотворца, церковь (1907)
Сусеи. Спаса Преображения, церковь (1913)
Таракановка. Казанской иконы Божией Матери, церковь (1909)
Устоша. Николая Чудотворца, церковь (1910)
Чертень. Рождества Пресвятой Богородицы, церковь (1909)

Кемеровская область

Благовещенка. Благовещения Пресвятой Богородицы, церковь (1885)
Еловка, урочище. Петра и Павла, церковь (1911)

Кировская область

Афанасьево. Петра и Павла, церковь (2006)
Афанасьево. Афанасия Александрийского (каменная), церковь (1902)
Бураши. Николая Чудотворца, церковь
Вятка (Киров). Николая Чудотворца, моленная (1910)
Кильмезь. Михаила Архангела, церковь (2000)
Комарово, урочище. Неизвестная молельня (1905)
Красное. Николая Чудотворца, церковь (2001)
Кувакуш. Иоанна Предтечи (новая), церковь (2006)
Кувакуш. Иоанна Предтечи, церковь (1910)
Микварово. Сергия Радонежского, церковь (1992)
Микварово. Неизвестная часовня (1990)
Мураши. Неизвестная старообрядческая молельня
Омутнинск. Покрова Пресвятой Богородицы, церковь (1912)
Омутнинск. Покрова Пресвятой Богородицы, церковь (1989)
Слудка. Покрова Пресвятой Богородицы, церковь (1892)
Старая Тушка. Неизвестная старообрядческая моленная
Уржум. Неизвестный старообрядческий молитвенный дом Поморского согласия (1908)
Яшкино. Неизвестная церковь

Костромская область

Дворищи. Рождества Пресвятой Богородицы, церковь
Дурасово. Рождества Пресвятой Богородицы, церковь
Жарки. Успения Пресвятой Богородицы, церковь
Пустынь. Казанской иконы Божией Матери, церковь
Стрельниково. Покрова Пресвятой Богородицы, церковь (1905)
Чернопенье. Николая Чудотворца, церковь (1914)

Краснодарский край

Адлер. Покрова Пресвятой Богородицы, моленная (1911)
Белореченск. Покрова Пресвятой Богородицы, моленная (2016)
Сириус. Успения Пресвятой Богородицы, церковь

Красноярский край

Казанско-Богородское, урочище. Георгия Победоносца, церковь (1910)
Красноярск. Николая Чудотворца, моленная (2015)
Минусинск. Покрова Пресвятой Богородицы, церковь (1976)
Минусинск. Покрова Пресвятой Богородицы старая, церковь (1909)

Курганская область

Белоногово. Неизвестная часовня при Центре русской старообрядческой культуры «Истоки» (2018)
Берёзово. Воскресения Христова (единоверческая), церковь (1861)
Ерохина. Гавриила Архангела (единоверческая), церковь (1887)
Иванищевское. Покрова Пресвятой Богородицы (единоверческая), церковь (1875)
Костоусово. Покрова Пресвятой Богородицы, церковь (1911)
Романовское. Вознесения Господня (единоверческая), церковь (1836)
Сосновское. Рождества Пресвятой Богородицы (единоверческая), церковь (1832)
Шадринск. Воздвижения Креста Господня, церковь (1915)

Курская область

Золотухино. Ризоположения (Положения честной ризы Пресвятой Богородицы во Влахерне), церковь (2012)
Золотухино. Ризоположения (Положения честной ризы Пресвятой Богородицы во Влахерне), церковь
Курск. Успения Пресвятой Богородицы, моленная
Льгов. Димитрия Солунского, церковь (1906)
Рыльск. Покрова Пресвятой Богородицы, колокольня церкви (1909)

Латвия

Ащуки. Неизвестная старообрядческая моленная (1910)
Ближнёво. Покрова Пресвятой Богородицы, часовня (1906)
Бондаришки. Неизвестная старообрядческая моленная (1920)
Борисовка. Неизвестная старообрядческая моленная (1911)
Боры. Введения во храм Пресвятой Богородиы и Николая Чудотворца, часовня (1911)
Боры. Неизвестная старообрядческая моленная
Вайнова. Неизвестная старообрядческая моленная (1991)
Вилцини. Неизвестная старообрядческая моленная (1928)
Вилькели. Неизвестная старообрядческая моленная (1920)
Виляны. Успения Пресвятой Богородицы, старообрядческая моленная (2000)
Войтишки. Покрова Пресвятой Богородицы, моленная (1993)
Володино. Неизвестная старообрядческая моленная
Гурилишки. Троицы Живоначальной и Покрова Пресвятой Богородицы, старообрядческая моленная (1916)
Дагда. Николы и Покрова Пресвятой Богородицы, старообрядческая моленная (1993)
Данишевка. Покрова Пресвятой Богородицы, моленная (1728)
Даугавпилс. Благовещения Пресвятой Богородицы и Николая Чудотворца, Нидеркунская моленная (1907)
Даугавпилс. Покрова Пресвятой Богородицы, Воздвижения Креста и Николая Чудотворца, Гривская моленная (1905)
Даугавпилс. Успения Пресвятой Богородицы и Николая Чудотворца, моленная (1909)
Даугавпилс. Рождества Пресвятой Богородицы и Николая Чудотворца на Новом строении, моленная (1908)
Даугавпилс. Благовещения Пресвятой Богородицы и Николая Чудотворца в Гайке, моленная (1886)
Даугавпилс. Покрова Пресвятой Богородицы и Николая Чудотворца, Старофорштадтская моленная (1890)
Екабпилс. Покрова Пресвятой Богородицы, моленная (1888)
Екабпилс. Аввакума протопопа, церковь (2005)
Елгава. Неизвестная старообрядческая моленная
Илуксте. Неизвестная старообрядческая моленная
Исмери. Покрова Пресвятой Богородицы и Николая Чудотворца, моленная (1913)
Калнциемс. Неизвестная старообрядческая моленная
Кампишки. Неизвестная старообрядческая моленная (1931)
Ковалёво. Неизвестная старообрядческая моленная (1861)
Королевщина. Неизвестная старообрядческая моленная (1918)
Краслава. Покрова Пресвятой Богородицы и Николая Чудотворца, старообрядческая моленная (2008)
Криваны (Калупской волости). Неизвестная старообрядческая моленная
Кривошеево. Покрова Пресвятой Богородицы и Димитрия Солунского, моленная (1906)
Кристцели. Неизвестная старообрядческая моленная (1939)
Крупенишки. Неизвестная старообрядческая моленная (1905)
Курши. Илии Пророка, церковь (1927)
Ливаны. Неизвестная старообрядческая моленная (1903)
Лиепая. Троицы Живоначальной, моленная (1906)
Липушки. Неизвестная старообрядческая моленная (1893)
Ломи-Бортниеки. Неизвестная старообрядческая моленная (1919)
Лудза. Неизвестная старообрядческая моленная (1923)
Макаровка. Благовещения Пресвятой Богородицы, старообрядческая моленная
Малкалнс. Неизвестная старообрядческая моленная (1907)
Малта. Иоанна Богослова Боровская, моленная (1931)
Маслово. Неизвестная старообрядческая моленная (1931)
Медуми. Неизвестная старообрядческая моленная (1934)
Москвино. Покрова Пресвятой Богородицы и Николая Чудотворца, моленная (1887)
Нотра. Покрова Пресвятой Богородицы и Николы Чудотворца, старообрядческая моленная (1928)
Пантелишки. Покрова Пресвятой Богородицы и Николая Чудотворца, моленная (1870)
Плюсково. Неизвестная старообрядческая моленная (1923)
Прейли. Успения Пресвятой Богородицы и Николая Чудотворца, моленная (1994)
Пудерёво. Неизвестная старообрядческая моленная (1922)
Резекне. Николая Чудотворца, моленная (1895)
Речени. Неизвестная старообрядческая моленная (1912)
Рига. Успения Пресвятой Богородицы Гребенщиковской старообрядческой общины, моленная (1814)
Рига. Тихвинской иконы Божией Матери, церковь (1905)
Рига. Моленная Богоявления Господня (1999)
Рубенишки. Покрова Пресвятой Богородицы, моленная (1907)
Рудушки. Неизвестная старообрядческая моленная
Рымши. Покрова Пресвятой Богородицы, старообрядческая моленная (1922)
Скангели. Неизвестная старообрядческая моленная
Слостовка. Неизвестная старообрядческая моленная (1889)
Стародворье. Неизвестная старообрядческая моленная
Субате. Николая Чудотворца и Покрова Пресвятой Богородицы, старообрядческая моленная (1906)
Тискады. Троицы Живоначальной, моленная (1907)
Тиша. Неизвестная старообрядческая моленная
Ульяново. Неизвестная старообрядческая моленная (1875)
Фольварк. Покрова Пресвятой Богородицы и Николая Чудотворца, старообрядческая моленная (1910)
Штыканы. Неизвестная старообрядческая моленная (1935)
Эглайне. Неизвестная старообрядческая моленная (1925)
Энджели. Старообрядческая моленная Покрова Пресвятой Богородицы (1907)

Ленинградская область

Белый Бор. Кирика и Иулитты, часовня
Лампово. Николая Чудотворца, часовня (1905)
Немятово. Николая Чудотворца, церковь (1849)
Никольское. Николая Чудотворца, церковь (1992)
Орлино. Спаса Преображения, церковь (1807)
Павлово. Тихвинской иконы Божией Матери, часовня (1991)
Ульяновка (Саблино). Неизвестная старообрядческая моленная (1909)

Литва

Аукштакальняй. Покрова Пресвятой Богородицы, старообрядческая моленная (1920)
Аукштакальняй. Кладбищенская часовня Аукштакальняйской староверческой общины (1905)
Бобришки. Введения во храм Пресвятой Богородицы, старообрядческая моленная (1710)
Богданы. Николая Чудотворца, моленная
Вильнюс. Покрова Пресвятой Богородицы, моленная (1900)
Гайлюнай (Лазарцы). Старообрядческая моленная Успения Пресвятой Богородицы
Гиряле. Покрова Пресвятой Богородицы, моленная (1919)
Гоюс. Николая Чудотворца, старообрядческая моленная (1937)
Данилишкес. Троицы Живоначальной, старообрядческая моленная
Дегучай. Покрова Пресвятой Богородицы, часовня (1806)
Дубиняй. Петра и Павла, старообрядческая моленная (1932)
Дукштас. Троицы Живоначальной, церковь (1907)
Дукштас. Успения Пресвятой Богородицы, старообрядческая моленная
Жемайтеляй (Митрофановка). Николая Чудотворца, старообрядческая моленная (1928)
Ибенай. Успения Пресвятой Богородицы, моленная (1864)
Йозапава (Юзовка). Воздвижения Креста Господня, старообрядческая моленная (1909)
Каунас. Николая Чудотворца, старообрядческая моленная
Клайпеда. Успения Пресвятой Богородицы и Михаила Архангела, старообрядческая моленная (2011)
Клайпеда. Успения Пресвятой Богородицы, старообрядческая моленная
Майнейвос (Maineivos). Покрова Пресвятой Богородицы, моленная (1880)
Маселишкяй. Рождества Пресвятой Богородицы, старообрядческая моленная
Муро-Стревининкай. Успения Пресвятой Богородицы, старообрядческая моленная (1974)
Паежяряй. Успения Пресвятой Богородицы, старообрядческая моленная (1913)
Паневежис. Покрова Пресвятой Богородицы, старообрядческая моленная (1925)
Перелазы. Воздвижения Креста Господня,моленная (1905)
Радвилишкис. Петра и Павла, старообрядческая моленная (1990)
Райстинишки. Покрова Пресвятой Богородицы, старообрядческая моленная (1860)
Римкай. Рождества Пресвятой Богородицы, старообрядческая моленная (1900)
Рокишкис. Николая Чудотворца, старообрядческая моленная
Рустейкяй. Покрова Пресвятой Богородицы, старообрядческая моленная (1908)
Турмантас. Вознесения Господня, старообрядческая моленная (1933)
Укмерге. Покрова Пресвятой Богородицы, старообрядческая моленная (1873)
Утена. Михаила Архангела, старообрядческая моленная (1989)
Юргелишки. Успения Пресвятой Богородицы, старообрядческая моленная (1926)

Молдова

Кагул. Покрова Пресвятой Богородицы, церковь (1890)
Кишинёв. Покрова Пресвятой Богородицы, церковь (1752)
Кишинёв. Покрова Пресвятой Богородицы, церковь (1817)
Кунича. Куничский Казанский монастырь (1800)
Оргеев. Казанской иконы Божией Матери, церковь (1912)
Тирасполь. Покрова Пресвятой Богородицы, церковь (1907)

Московская область

Ёлкино. Илии Пророка, церковь (2008)
Абрамовка. Николая Чудотворца, церковь (1908)
Абрамовка. Николая Чудотворца, молитвенный дом (2000)
Анциферово. Покрова Пресвятой Богородицы, церковь (1911)
Афанасово. Неизвестная часовня
Балашиха. Неизвестная старообрядческая часовня в Кучине (1875)
Беливо. Успения Пресвятой Богородицы, церковь (1905)
Большие Дворы. Рождества Христова в Андронове, церковь (1883)
Бывалино. Никиты мученика на Никитском, что на Дрезне, погосте, церковь (1717)
Верея. Покрова Пресвятой Богородицы, церковь (1814)
Воскресенск. Покрова Пресвятой Богородицы в Лопатинском, церковь (1881)
Глазово. Успения Пресвятой Богородицы, церковь (1905)
Глазово. Успения Пресвятой Богородицы (новая), церковь (2008)
Губино. Казанской иконы Божией Матери, церковь (1889)
Данилово. Казанской иконы Божией Матери, часовня (2011)
Дрезна. Параскевы Пятницы, церковь (1907)
Егорьевск. Неизвестная церковь в д. Русанцеве
Егорьевск. Георгия Победоносца, церковь (1882)
Елизарово. Неизвестная церковь
Иванищево. Казанской иконы Божией Матери, часовня (1995)
Климово, урочище. Казанской иконы Божией Матери , церковь (1908)
Коломна. Воскресения Словущего, церковь (1716)
Коломна. Рождества Пресвятой Богородицы, церковь (1910)
Костино. Неизвестная часовня (2000)
Красная Дубрава. Рождества Пресвятой Богородицы, церковь (1908)
Кузнецы. Анны Кашинской, церковь (1909)
Куровское. Спаса Преображения, церковь (1994)
Куровское. Иоанна Лествичника, церковь (1996)
Леонтий, урочище. Старообрядческий мужской скит (1905)
Ликино-Дулёво. Покрова Пресвятой Богородицы при фарфоровой фабрике М.С. Кузнецова, церковь (1908)
Локтевая. Вознесения Господня в Локтеве, церковь (1910)
Лыткарино. Рождества Пресвятой Богородицы в Тураеве, церковь (1905)
Ляхово. Неизвестная часовня (2003)
Михайловская Слобода. Смоленской иконы Божией Матери, часовня (2015)
Михайловская Слобода. Спаса Всемилостивого, часовня (2008)
Михайловская Слобода. Михаила Архангела, церковь (1699)
Михайловская Слобода. «Троеручица» иконы Божией Матери, часовня (2015)
Михайловская Слобода. Тихвинской иконы Божией Матери, часовня (2012)
Михайловская Слобода. Казанской иконы Божией Матери, часовня (2013)
Михайловская Слобода. Паисия Великого, церковь (2002)
Молоково. Покрова Пресвятой Богородицы, церковь (2002)
Никулино. Рождества Пресвятой Богородицы, церковь (1915)
Новое. Молитвенный дом
Новое. Покрова Пресвятой Богородицы в Новой, церковь (1909)
Новохаритоново. Георгия Победоносца, церковь (1910)
Ногинск. Захарии и Евдокии, церковь (1910)
Ногинск. Николая Чудотворца при Богородско-Глуховской мануфактуре в доме Морозовых, церковь
Октябрьское. Троицы Живоначальной, церковь
Орехово-Зуево. Николая Чудотворца, церковь (1973)
Орехово-Зуево. Рождества Пресвятой Богородицы, церковь (1884)
Орехово-Зуево. Рождества Пресвятой Богородицы в Зуево (окружническая), церковь (1906)
Орешки. Димитрия Солунского в Кельч-Остроге, церковь (1911)
Осташово. Владимирской иконы Божией Матери, церковь (1763)
Павловский Посад. Рождества Пресвятой Богородицы в Корневе (новая), церковь (1997)
Павловский Посад. Рождества Пресвятой Богородицы в Корневе (старая), церковь (1912)
Петрушино. Рождества Пресвятой Богородицы, церковь (1911)
Пласкинино. Илии Пророка, церковь (2017)
Поварово. Георгия Победоносца, церковь (2005)
Сабурово. Димитрия Солунского, часовня (2017)
Сергиев Посад. Сергия Радонежского, церковь (1907)
Серпухов. Покрова Пресвятой Богородицы в Заборье, старообрядческая моленная (1908)
Слободище. Казанской иконы Божией Матери, церковь (1882)
Смолёво. Покрова Пресвятой Богородицы,часовня (1990)
Смолёво (Новинское сельское поселение). Покрова Пресвятой Богородицы, молитвенный дом (1990)
Стенино. Покрова Пресвятой Богородицы в Стенинской, церковь (1906)
Теряево. Всехсвятский скит Иосифо-Волоцкого монастыря
Тимково. Михаила Малеина, церковь (1912)
Хорлово. Троицы Живоначальной, церковь (1906)
Чёлохово. Никиты мученика при старообрядческом Молельном Камне, часовня (2003)
Шувое. Троицы Живоначальной, церковь (1915)

Мурманская область

Кола. Благовещения Пресвятой Богородицы, собор (1800)

Ненецкий автономный округ

Нарьян-Мар. Николая Чудотворца, моленная (2008)
Нарьян-Мар. Аввакума протопопа, часовня (2007)

Нижегородская область

Арзамас. Николая Чудотворца, церковь (1997)
Арья. Владимирской иконы Божией Матери, церковь (2003)
Безводное. Казанской иконы Божией Матери, церковь (1870)
Берёзовка. Тихона Амафунтского, часовня (2005)
Бешенцево. Покрова Пресвятой Богородицы, моленная (1906)
Большое Мурашкино. Вознесения Господня, церковь (1856)
Большое Мурашкино. Покрова Пресвятой Богородицы (старообрядческая), церковь
Большое Мурашкино. Аввакума протопопа, церковь (1881)
Большое Непряхино. Казанской иконы Божией Матери, церковь (1916)
Бор. Илии Пророка, церковь (1855)
Будилиха. Покрова Пресвятой Богородицы, церковь (1800)
Горбатов. Успения Пресвятой Богородицы, церковь (1898)
Городец. Михаила Архангела (Успения Пресвятой Богородицы?), церковь (1900)
Городец. Духа Святого Сошествия, церковь (1853)
Городец. Успения Пресвятой Богородицы, церковь (1893)
Елисино. Елисинский женский монастырь
Исады. «Неопалимая Купина» иконы Божией Матери, церковь (1896)
Исады. Николая Чудотворца, церковь (1847)
Климотино. Воздвижения Креста Господня, церковь
Ковернино. Воздвижения Креста Господня, церковь (1904)
Кошелево. Неизвестная церковь (1905)
Лопатищи. Аввакума протопопа, часовня (2017)
Малое Зиновьево. Казанской иконы Божией Матери (строящаяся), церковь (2014)
Малое Мурашкино. Покрова Пресвятой Богородицы, церковь (1876)
Мартыново. Успения Пресвятой Богородицы, церковь (1854)
Нижегородский район. Успения Пресвятой Богородицы (старообрядческая), церковь (1914)
Нижегородский район. Молельный дом старообрядцев Белокриницкого согласия при особняке Д. В. Сироткина (1913)
Нижегородский район. Покрова Пресвятой Богородицы, моленная
Нижегородский район. Кремль. Церковь Страстной иконы Божией Матери (утраченная) (1743)
Нижний Красный Яр. Неизвестная церковь (1910)
Остапово. Введения во храм Пресвятой Богородицы, церковь (1905)
Пашутино. «Знамение» иконы Божией Матери, церковь (1838)
Перелаз. Неизвестная старообрядческая церковь
Писарево. Спаса Преображения, церковь (1689)
Полупочинки. «Утоли моя печали» иконы Божией Матери, церковь
Попово. Неизвестная моленная (1875)
Приокский район. Смоленской иконы Божией Матери на Александровском роднике, часовня (1999)
Саров. Успенская пустынь. Подземная церковь Антония и Феодосия Печерских (1709)
Семёнов. Николая Чудотворца, церковь (1912)
Семёновский. Керженский Благовещенский единоверческий монастырь (1814)
Семино. «Всех скорбящих Радость» иконы Божией Матери, церковь (2007)
Советский район. Бугровский скит (1870)
Советский район. Успения Пресвятой Богородицы на новом Бугровском кладбище, церковь (1914)
Содомово, урочище. Николая Чудотворца, церковь (1903)
Спасское. Николая Чудотворца, церковь (1903)
Спирино. Троицы Живоначальной, церковь (1909)
Татарка. Часовенный столб (1888)
Трефилиха. Фотинии, часовня (2004)
Урень. Спаса Всемилостивого, церковь (1995)
Утечино. Рождества Пресвятой Богородицы, молитвенный дом (1913)
Федурино. Казанской иконы Божией Матери, часовня (2011)
Филипповское. Казанской иконы Божией Матери, церковь (1908)
Цедень. Николая Чудотворца, церковь (1850)
Чернуха. Успения Пресвятой Богородицы, церковь (1900)
Чкаловск. Троицы Живоначальной в Василевой Слободе, церковь (1883)
Шадрино. Казанской иконы Божией Матери, церковь (1822)
Шарино. Сень над домовиной на могиле отца Серапиона (1950)
Шарпано. Неизвестная часовня
Шитово. Неизвестная церковь (1915)
Шляпино. Петра и Павла, церковь (1903)

Новгородская область

Великий Новгород. Рождества Пресвятой Богородицы на Михалице, церковь (1379)
Великий Новгород. Михаила Малеина, церковь (1557)
Коминтерн, урочище. Неизвестная церковь на фабрике И.Е. Кузнецова (1910)
Сольцы. Неизвестная старообрядческая моленная
Старая Русса. Николая Чудотворца, церковь (1371)

Новосибирская область

Новосибирск. Варвары великомученицы, церковь (1978)
Новосибирск. Рождества Пресвятой Богородицы, собор (1990)

Омская область

Верхний Яман. Рождества Христова, церковь (1910)
Омск. Всех Великомучеников Российских, церковь (1931)
Омск. Николая Чудотворца (старая), церковь (1913)
Омск. Николая Чудотворца (новая), церковь (1895)

Оренбургская область

Бугуруслан. Успения Пресвятой Богородицы в молитвенном доме владельца Е.Ф. Дубова белокриницкого согласия, церковь
Бугуруслан. Успения Пресвятой Богородицы, моленная (1905)
Елатомка. Михаила Архангела, моленная
Оренбург. «Знамение» иконы Божией Матери (белокриницкая), церковь (1905)
Оренбург. Космы и Дамиана, церковь (2004)
Рассыпное. Покрова Пресвятой Богородицы, церковь (1908)

Орловская область

Дмитровск. Неизвестная церковь (1850)
Орёл. Успения Пресвятой Богородицы (Благословенная), церковь (1842)

Пензенская область

Большая Лука. Михаила Архангела, церковь (1904)
Кузнецк. Николая Чудотворца, церковь (1910)
Павло-Куракино. Казанской иконы Божией Матери, церковь (1913)
Поим. Успения Пресвятой Богородицы, церковь (1873)

Пермский край

Аникино. Конона мученика, церковь (1918)
Бым. Петра и Павла (единоверческая), церковь
Верещагино. Николая Чудотворца, церковь (1991)
Вознесенское. Василия Великого, церковь (1833)
Горшки. Богоявления Господня, церковь (1913)
Калинино. Троицы Живоначальной единоверческая, церковь (1833)
Лужково. Успения Пресвятой Богородицы, церковь (1851)
Лужково. Успения Пресвятой Богородицы, часовня (2019)
Лузино. Петра и Павла, церковь (1909)
Лысьва. Свято-Троицкая церковь (1799)
Лысьва. Аркадия и Константина Шамарских, церковь (2009)
Неволино. Николая Чудотворца, церковь (1829)
Нововознесенск (Кумин). Вознесения Господня, церковь (1908)
Ножовка. Рождества Христова, церковь (1898)
Очёр. Благовещения Пресвятой Богородицы (единоверческая), церковь (1906)
Очёр. Успения Пресвятой Богородицы, церковь (1911)
Пермь. Троицы Живоначальной на Сенной площади, церковь (1834)
Пермь. Стефана Пермского в Южном, кафедральный собор (2003)
Петропавловск. Богоявления Господня, церковь (1910)
Сепыч. Рождества Иоанна Предтечи, церковь (1997)
Тюриково. Михаило-Архангельская, церковь (1910)

Польша

Водзилки. Троицы Живоначальной, моленная (1863)
Войново. Троицкий Войновский старообрядческий монастырь (1836)
Войново. Успения Пресвятой Богородицы, старообрядческая моленная (1923)
Габове-Гронды. Моленная Габове-Грондской староверческой общины (1948)
Гибы. Неизвестная старообрядческая моленная (1912)
Сувалки. Николая Чудотворца, моленная (1910)
Штабинки. Неизвестная церковь

Прочие страны

Бишкек. Введения во храм Пресвятой Богородицы, церковь
Харбин. Петра и Павла в Новом городе, церковь (1924)

Псковская область

Корьхово. Николая Чудотворца, церковь (1908)
Псков. Николая Чудотворца от Каменной ограды, церковь (1431)
Яковлево. Илии Пророка (?), церковь (1909)

Республика Алтай

Горно-Алтайск. Смоленской иконы Божией Матери, церковь (1968)
Замульта. Илии Пророка, церковь (2001)

Республика Башкортостан

Стерлитамак. Василия Великого, церковь (2003)
Усень-Ивановское. Неизвестная церковь
Усень-Ивановское. Успения Пресвятой Богородицы, церковь (1895)
Уфа. Рождества Пресвятой Богородицы, молитвенный дом (2006)
Уфа. Николая Чудотворца (строящаяся), церковь (2018)
Уфа. Неизвестный молитвенный дом (2011)

Республика Бурятия

Верхняя Берёзовка. Этнографический музей народов Забайкалья. Часовня из деревни Ключ (1910)
Верхняя Берёзовка. Этнографический музей народов Забайкалья. Церковь Николая Чудотворца из села Никольск (1901)
Тарбагатай. Воздвижения Креста Господня, церковь
Тарбагатай. Николая Чудотворца (старая), церковь (1880)
Улан-Удэ. Рождества Пресвятой Богородицы, церковь (2008)
Улан-Удэ. Рождества Христова, собор (2009)
Улан-Удэ. Афанасия Александрийского, церковь (2000)
Улан-Удэ. Варвары великомученицы, часовня (2000)

Республика Карелия

Березовка, урочище. Неизвестная часовня (1701)
Верхний Шелтопорог, урочище. Неизвестная церковь
Данилово. Выговская староверская пустынь (1694)
Подужемье (затоплено). Спаса Преображения, церковь (1892)

Республика Коми

Омелино (Цилемский скит), урочище. Неизвестная часовня (1700)
Печора. Всех Святых, часовня (2021)
Сыктывкар. Покрова Пресвятой Богородицы, часовня (2006)
Усть-Цильма. Николая Чудотворца (единоверческая), церковь (2010)
Усть-Цильма. Николая Чудотворца (поморская), церковь (2007)

Республика Крым

Курортное. Рождества Пресвятой Богородицы, церковь
Симферополь. Введения во храм Пресвятой Богородицы, церковь (1872)

Республика Марий Эл

Большие Ключи. Иоанна Богослова, церковь (1908)
Знаменский. «Всех скорбящих Радость» иконы Божией Матери, церковь (2005)
Козьмодемьянск. Спаса Преображения, церковь (1823)

Республика Саха (Якутия)

Чульман. Варвары великомученицы, церковь (1996)

Республика Татарстан

Кадышево. Тихвинской иконы Божией Матери (старая), церковь (1891)
Казань. Неизвестная часовня при соборе Покрова Пресвятой Богородицы (1905)
Казань. Прилуцкая федосеевская моленная
Казань. Николая Чудотворца Коровинского прихода, церковь (1858)
Казань. Спаса Всемилостивого и Седмиозерской иконы Божьей Матери на Арском кладбище, часовня (1909)
Казань. Казанских чудотворцев в Ямской слободе, моленная (1870)
Казань. Казанской иконы Божией Матери, церковь (1912)
Казань. Четырех Евангелистов, церковь (1769)
Казань. Спаса Преображения Коровинского прихода, церковь (1870)
Казань. Казанской иконы Божией Матери (Покрова Пресвятой Богородицы), кафедральный собор (1905)
Набережные Челны. Илии Пророка, церковь (2013)
Набережные Челны. Илии Пророка, часовня (2010)
Нижний Услон. Николая Чудотворца, церковь (1907)
Соболевское. Тихвинской иконы Божией Матери, церковь (2002)
Чистополь. Молельный дом поморского согласия (1898)
Чистополь. Моленная старопоморского (федосеевского) согласия (1900)
Чистополь. Моленная федосеевского (старопоморского) согласия (1882)
Шереметьевка. Моленная старообрядцев поморского согласия (1900)

Республика Удмуртия

Ижевск. Покрова Пресвятой Богородицы, церковь (1991)
Камбарка. Троицы Живоначальной, церковь (1908)
Красногорское. Покрова Пресвятой Богородицы в Святогорье, церковь (1838)
Лекшур (Бухарцы). Димитрия Солунского, церковь (1907)
Перевозное. Неизвестная церковь (1913)
Сарапул. Николая Чудотворца (единоверческая), церковь (1842)
Тарасенки, урочище. Неизвестная церковь (1912)
Ува. Покрова Пресвятой Богородицы, церковь (2018)

Ростовская область

Морозовск. Николая Чудотворца (старая), церковь (1916)
Новочеркасск. Покрова Пресвятой Богородицы, церковь (1908)
Ростов-на-Дону. Покрова Пресвятой Богородицы, кафедральный собор (1913)

Румыния

Брэила. Николая Чудотворца, церковь (1926)
Брэила. Покрова Пресвятой Богородицы, собор (1870)
Галац. Николая Чудотворца, церковь
Журиловка. Покрова Пресвятой Богородицы, церковь (1871)
Климэуць. Сергия Радонежского, церковь (1910)
Слава-Русэ. Славский Успенский монастырь. Церковь Успения Пресвятой Богородицы (1883)
Слава-Русэ. Славский Введенский монастырь. Церковь Казанской иконы Божией Матери
Слава-Русэ. Славский Введенский монастырь. Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы
Слава-Русэ. Славский Успенский монастырь (1650)
Слава-Русэ. Славский Успенский монастырь. Церковь Михаила и Гавриила Архангелов (1860)
Слава-Русэ. Славский Введенский монастырь (1650)
Тулча. Вознесения Господня, церковь (1921)
Тулча. Троицы Живоначальной, церковь (1857)
Яссы. Успения Пресвятой Богородицы, церковь (1872)
Яссы. Петра и Павла, часовня

Рязанская область

Высокие Поляны. Смоленской иконы Божией Матери, церковь (1898)
Рязань. Успения Пресвятой Богородицы, церковь (1909)
Селезнёво. Покрова Пресвятой Богородицы, церковь (1913)
Шеенки (Шеянки, Шеинки). Параскевы Пятницы, церковь (1892)

США

Эри. Троицы Живоначальной, моленная (1984)

Самарская область

Новый Сарбай. Пантелеимона Целителя, моленная (2013)
Самара. Успения Пресвятой Богородицы (поморская), церковь (1912)
Самара. Воздвижения Креста Господня (поморская), церковь (1871)
Самара. Покрова Пресвятой Богородицы в Чувашах, собор (1987)
Самара. Неизвестная старообрядческая церковь в доме Саниных (1870)
Самара. Ильинский старообрядческий женский монастырь. Церковь Илии Пророка (1998)
Самара. Казанской иконы Божией Матери («Любимовская»), церковь (1878)
Самара. Казанской иконы Божией Матери («Пятиглавая»), церковь (1859)
Самара. Ильинский старообрядческий женский монастырь (1998)
Самара. Казанской иконы Божией Матери («Австрийская»), церковь (1913)
Сызрань. Воздвижения Креста Господня (новая), церковь (1984)
Сызрань. Николая Чудотворца, церковь (1913)
Сызрань. Неизвестная старообрядческая моленная поморского согласия (1990)
Сызрань. Николая Чудотворца (поморская), церковь (1912)
Сызрань. Воздвижения Креста Господня, церковь (1906)
Тольятти. Неизвестная старообрядческая моленная поморского согласия (1988)
Шлюзовой. «Неопалимая Купина» иконы Божией Матери, церковь (2009)

Саратовская область

Балаково. Серапиона Черемшанского, церковь (2011)
Балаково. Благовещения Пресвятой Богородицы, церковь (2010)
Большой Красный Яр (акватория Саратовского водохранилища). Старообрядческая моленная (1908)
Вольск. Рождества Христова и Успения Пресвятой Богородицы, церковь (1830)
Вольск. Петра и Павла, церковь (1886)
Журавлиха. Неизвестная старообрядческая церковь
Корсаковка. Перенесения мощей Николая Мирликийского Чудотворца в Бари, часовня (2009)
Криволучье-Сура. Покрова Пресвятой Богородицы, церковь (1908)
Малый Красный Яр, урочище. Старообрядческая моленная (1912)
Саратов. Неизвестный кафедральный собор белокриницкого согласия (1890)
Саратов. Агриппины Мученицы (единоверческая) на старообрядческом кладбище, церковь (1841)
Саратов. Молельный дом белокриницкого согласия (1973)
Саратов. Успения Пресвятой Богородицы, церковь (1841)
Саратов. Покрова Пресвятой Богородицы (спасовский), молельный дом (1872)
Саратов. Молельный дом часовенного согласия (1880)
Саратов. Молельный дом белокриницкого согласия («Мурашкинский») (1900)
Саратов. Казанской иконы Божией Матери (белокриницкая) при бывшей богадельне имени Александра II, домовая церковь (1883)
Саратов. Троицы Живоначальной общины поморцев брачного согласия, молельный дом (1906)
Саратов. Покрова Пресвятой Богородицы (единоверческая), церковь (1780)
Саратов. Спаса Преображения (единоверческая), церковь (1747)
Саратов. Молельный дом поморского согласия на поморском кладбище (1841)
Теликовка, урочище. Казанской иконы Божией Матери, церковь (1900)
Хвалынск. Черемшанский монастырь (1871)
Хвалынск. Вознесения Господня, церковь (1814)
Хвалынск. Черемшанский монастырь. Собор Успения Пресвятой Богородицы (1881)

Свердловская область

Балакино. Покрова Пресвятой Богородицы (единоверческая), церковь (1889)
Баранчинский. Вознесения Господня, церковь
Баранчинский. Покрова Пресвятой Богородицы (новая), церковь
Берёзовка. Вознесения Господня, церковь (1880)
Большой Ут. Введения во храм Пресвятой Богородицы, церковь (1909)
Верх-Нейвинский. Николая Чудотворца (поморского согласия), часовня (1884)
Верхние Таволги. Неизвестная часовня (2007)
Верхний Тагил. Михаила Архангела, церковь (2006)
Верхняя Тура. Успения Пресвятой Богородицы, моленная
Висим. Николая Чудотворца, церковь (1915)
Горскино. Николая Чудотворца (единоверческая), церковь (1864)
Екатеринбург. Успения Пресвятой Богородицы Часовенного согласия, часовня (1780)
Екатеринбург. Неизвестная церковь при доме Расторгуева-Харитонова (1798)
Екатеринбург. Николая Чудотворца Часовенного согласия, часовня (1842)
Екатеринбург. Троицы Живоначальной, церковь (1880)
Екатеринбург. Спаса Нерукотворного Образа, церковь (1805)
Екатеринбург. Рождества Христова, церковь (1837)
Куминовское. Воздвижения Креста Господня, церковь (1810)
Невьянск. Николая Чудотворца, церковь (1835)
Невьянск. Воздвижения Креста Господня, часовня (1815)
Невьянск. Троицы Живоначальной, часовня (1885)
Невьянск. Спаса Всемилостивого, церковь (2006)
Невьянск. Рождества Пресвятой Богородицы, церковь (1835)
Нижнеиргинское. Неизвестная часовня (2009)
Нижний Тагил. Николая Чудотворца, церковь (1900)
Нижний Тагил. Покрова Пресвятой Богородицы (белокриницкая) в усадьбе купцов Аксёновых, церковь (1881)
Нижняя Салда. Николая Чудотворца (единоверческая), церковь (1857)
Первоуральск. Петра и Павла, церковь (1821)
Первоуральск. Николая Чудотворца, церковь (2010)
Платоново. Покрова Пресвятой Богородицы, молельный дом (2002)
Платоново. Аркадия и Константина Шамарских, часовня (1996)
Пристань. Троицы Живоначальной, церковь (1908)
Ревда. Воздвижения Креста Господня, часовня (1881)
Русская Тавра. Петра и Павла, церковь (2008)
Староуткинск. Владимира равноапостольного, церковь (2013)
Сылва. Троицы Живоначальной (единоверческая), церковь (1912)
Шамары. Рождества Иоанна Предтечи, церковь
Шамары. Вознесенский мужской монастырь. Церковь Вознесения Господня (1909)
Шипелово (Обухова). Покрова Пресвятой Богородицы, церковь (1913)

Смоленская область

Корытовка, урочище. Николая Чудотворца, церковь (1911)
Остролучье (Острая Лука). Покрова Пресвятой Богородицы, церковь (1907)
Сычёвка. Сергия Радонежского, церковь (1990)
Сычёвка. Воздвижения Креста Господня, церковь (1908)
Сычёвка. Троицы Живоначальной, церковь (1913)

Ставропольский край

Архангельское. Михаила Архангела (старообрядческая, утраченная), церковь (1906)
Ессентуки. Покрова Пресвятой Богородицы, церковь (1878)
Зеленокумск. Казанской иконы Божией Матери Воронцово-Александровской старообрядческой общины, церковь (1912)
Кисловодск. Успения Пресвятой Богородицы, церковь

Тамбовская область

Васильево. Покрова Пресвятой Богородицы, церковь (1907)
Моршанск. Успения Пресвятой Богородицы, церковь (1913)
Покрово-Васильево. Покрова Пресвятой Богородицы, молитвенный дом (1908)
Текино. Спаса Преображения, церковь (1908)
Текино. Спаса Преображения, церковь (1906)

Тверская область

Гричево. Покрова Пресвятой Богородицы, церковь (1766)
Конаково. Тихвинской иконы Божией Матери в Кузнецове, церковь (1907)
Маломахово. Тихвинской иконы Божией Матери, часовня (2015)
Осташково. Вознесения Господня, церковь (1849)
Ржев. Троицы Живоначальной (старообрядческая), церковь (1906)
Ржев. Покрова Пресвятой Богородицы (старообрядческая), церковь (1908)
Тверь. Успения Пресвятой Богородицы, церковь (1799)
Торжок. Покрова Пресвятой Богородицы, церковь (1823)

Томская область

Владимировка, урочище. Неизвестная церковь (1913)
Гарь. Николая Чудотворца, церковь (1994)
Томск. Успения Пресвятой Богородицы, церковь (1900)

Тульская область

Тула. Неизвестный молитвенный дом (1814)
Тула. Благовещения Пресвятой Богородицы (старообрядческая), церковь (1912)
Тула. Иоанна Златоуста, церковь (1903)

Тюменская область

Бердюгино. Тихвинской иконы Божией Матери (единоверческая), церковь (1893)
Кугаева. Рождества Христова, церковь (1806)
Куларово. Происхождение Честных древ Животворящего креста Господня, церковь
Тюмень. Троицы Живоначальной, церковь (1844)

Украина, Запорожская область

Великая Знаменка. Неизвестная церковь (1910)

Украина, Киевская область

Замошня (Замошье, Замостье), урочище. Неизвестная церковь
Киев. Успения Пресвятой Богородицы, церковь

Украина, Кировоградская область

Злынка. Покрова Пресвятой Богородицы, церковь
Красный Яр. Покрова Пресвятой Богородицы, церковь (1850)

Украина, Луганская область

Городище. Успения Пресвятой Богородицы, церковь (1746)
Городище. Покрова Пресвятой Богородицы, церковь
Городище (урочище балка Селядинка). Спасо-Преображенский монастырь (1870)

Украина, Николаевская область

Николаев. Неизвестная церковь

Украина, Одесская область

Балта. Введения во храм Пресвятой Богородицы, церковь (1996)
Берёзовка. Неизвестная церковь (1909)
Василевка. Димитрия Солунского (старая), церковь (1864)
Вилково. Николая Чудотворца, церковь (1907)
Вилково. Рождества Пресвятой Богородицы, церковь (1857)
Вилково. Петра и Павла, часовня (2014)
Измаил. Николая Чудотворца, церковь (1833)
Одесса. Покрова Пресвятой Богородицы, церковь (1909)
Одесса. Покрова Пресвятой Богородицы (единоверческая), церковь (1822)
Рени. Неизвестная церковь
Старая Некрасовка. Иоанна Богослова, церковь (1838)

Украина, Харьковская область

Харьков. Успения Пресвятой Богородицы (старообрядческая), церковь (1912)
Харьков. Успения Пресвятой Богородицы, моленная (2014)

Украина, Черкасская область

Товмач. Покрова Пресвятой Богородицы, церковь (1787)
Черкассы. Покровский (Успенский) женский монастырь

Украина, Черновицкая область

Белая Криница. Николая Чудотворца, церковь
Белая Криница. Белокриницкий Успенский женский монастырь (1853)
Белая Криница. Космы и Дамиана, церковь (1780)
Белая Криница. Покровский мужской монастырь
Белая Криница. Белокриницкий Успенский женский монастырь. Собор Успения Пресвятой Богородицы (1900)

Ульяновская область

Дмитриевка. Николая Чудотворца, церковь
Ждамирово. Николая Чудотворца, церковь (1907)
Ново-Никольское, урочище. Неизвестная церковь (1909)
Ульяновск. Успения Пресвятой Богородицы, церковь (1867)

Челябинская область

Веры, остров. Пещерный комплекс старообрядческого скита на острове Веры озера Тургояк
Вишневогорск. Сунгульский скит (старообрядческий) (1811)
Златоуст. Покрова Пресвятой Богородицы, моленная (1882)
Касли. Успения Пресвятой Богородицы (единоверческая), церковь (1847)
Касли. Петра и Павла, церковь (2010)
Куса. Неизвестная церковь (1900)
Кыштым. Неизвестная часовня
Миасс. Неизвестная часовня (1895)
Миасс. Никольский женский старообрядческий монастырь (1845)
Миасс. Покрова Пресвятой Богородицы, церковь (1995)
Сатка. Николая Чудотворца (единоверческий), молитвенный дом (1864)
Челябинск. Троицы Живоначальной, моленная
Челябинск. Троицы Живоначальной (старая), моленная (1908)
Челябинск. Троицы Живоначальной (новая), моленная (2017)

Эстония

Большие Кольки. Успения Пресвятой Богородицы, cтарообрядческая моленная (1877)
Варнья (Varnja). Успения Пресвятой Богородицы, старообрядческая моленная (1902)
Выыпсу. Николая Чудотворца, часовня
Казепяэ. Введения во храм Пресвятой Богородицы, старообрядческая моленная (1902)
Калласте (Kallaste). Успения Пресвятой Богородицы, моленная (1865)
Кюкита (Kükita küla). Рождества Иоанна Предтечи и Успения Пресвятой Богородицы, старообрядческая моленная (1948)
Микитамяэ. Фомы апостола «новая», часовня (1998)
Микитамяэ. Фомы апостола «старая», часовня
Рая (Raja küla). Николая Чудотворца, старообрядческая моленная (1879)
Сааре (Желачёк). Петра и Павла, старообрядческая моленная (1863)
Тарту. Успения Пресвятой Богородицы, cтарообрядческая моленная (1863)

Ярославская область

Глухово. Троицы Живоначальной, церковь (1912)
Елохино. Успения Пресвятой Богородицы, церковь (1905)
Лахость. Воскресения Словущего, церковь (1784)
Павликово. Рождества Христова, церковь (1908)
Песочное. Неизвестная церковь (1905)
Рыбинск. Троицы Живоначальной, старообрядческая моленная (1908)
Тутаев. Тихона Амафунтского, церковь (1911)
Улейма. Николо-Улейминский монастырь. Собор Николая Чудотворца (1677)
Улейма. Николо-Улейминский монастырь. Церковь Троицы Живоначальной (1713)
Улейма. Николо-Улейминский монастырь (1406)
Улейма. Николо-Улейминский монастырь. Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы (1695)
Ярославль. Спаса Всемилостивого в Тверицах, церковь (1906)
Ярославль. Ансамбль церквей Иоанна Златоуста и Сретения Владимирской иконы Божией Матери в Коровниках (1649)

г. Москва

Басманный. Рождества Христова, Успения Пресвятой Богородицы и Николая Чудотворца 1-й Московской общины Поморского законобрачного согласия, старообрядческая моленная (1908)
Басманный. Неизвестная старообрядческая моленная в доме Морозова
Басманный. Покрова Пресвятой Богородицы Покрово-Успенской старообрядческой общины, церковь (1908)
Басманный. Николая Чудотворца в доме Морозовой, церковь
Басманный. Екатерины, колокольня церкви (1915)
Басманный. Покрова Пресвятой Богородицы в доме Рахманова, старообрядческая моленная (1895)
Басманный. Воскресения Христова и Покрова Божией Матери 2-й Московской общины Поморского законобрачного согласия, моленная (1907)
Даниловский. Тихвинской иконы Божией Матери Тихвинской общины, старообрядческая церковь (1912)
Замоскворечье. Покрова Пресвятой Богородицы в доме М.Полежаевой Замоскворецкой старообрядческой общины, церковь (1873)
Замоскворечье. Петра и Павла в доме Муравьева, церковь (1870)
Замоскворечье. Покрова Пресвятой Богородицы Замоскворецкой общины, старообрядческая церковь (1908)
Лефортово. Троицы Живоначальной у Салтыкова моста, церковь (1817)
Лефортово. Введения во храм Пресвятой Богородицы у Салтыкова моста, церковь (1825)
Лефортово. Троицы Живоначальной в доме Свешникова, церковь (1830)
Мещанский. Николая Чудотворца в доме Исаакия Носова, моленная (1900)
Мещанский. Матфея апостола в доме Кузнецова, церковь
Мещанский. Николая Чудотворца в доме Храпуновой, церковь (1876)
Нижегородский. Неизвестная часовня (2010)
Нижегородский. Рождества Христова Рогожской общины, старообрядческая церковь (1804)
Нижегородский. Успения Пресвятой Богородицы (?) в молитвенном доме на Рогожском кладбище, часовня (1910)
Нижегородский. Покрова Пресвятой Богородицы на Рогожском кладбище, кафедральный собор (1790)
Нижегородский. Воскресения Христова в колокольне Рогожской общины, церковь (1908)
Печатники. Николая Чудотворца в Батюнине, молитвенный дом (1927)
Печатники. Успения Пресвятой Богородицы в Печатникове, моленная (1892)
Печатники. Николая Чудотворца в Курьянове, молитвенный дом (1906)
Преображенское. Троицы Живоначальной и Иоанна Богослова быв. Никольского Единоверческого монастыря, церковь (1801)
Преображенское. Всемилостивого Спаса в женской половине Преображенского богадельного дома, моленная (1805)
Преображенское. Богоявления Господня и Зотика Сиропитателя в женской половине Преображенского Богадельного Дома, моленная (1805)
Преображенское. Воздвижения Креста Господня на Преображенском кладбище, соборная моленная (1809)
Преображенское. Часовня на могиле В.Е. Морозова (1897)
Преображенское. Спаса Преображения в надвратном корпусе бывшего Преображенского богадельного дома, моленная (1804)
Преображенское. Покрова Пресвятой Богородицы в женской половине бывшего Преображенского богадельного дома, моленная (1805)
Преображенское. Николая Чудотворца на Преображенском кладбище, часовня (1805)
Преображенское. Бывший Никольский единоверческий монастырь. Надвратная церковь Воздвижения Креста Господня (1811)
Преображенское. Введения во храм Пресвятой Богородицы Введенской старообрядческой общины, церковь (1885)
Преображенское. Илии Пророка в детской палате бывшего Преображенского богадельного дома, моленная (1805)
Преображенское. Успения Пресвятой Богородицы, Иоанна Богослова, Николая Чудотворца в мужской палате Преображенского Богадельного Дома, моленная (1805)
Преображенское. Воздвижения Креста Господня на Преображенском кладбище, часовня
Пресненский. Неизвестная часовня в доме Рябушинского (1904)
Соколиная гора. Неизвестная старообрядческая моленная в доме Носовых (1880)
Соколиная гора. Моленная федосеевского согласия (2007)
Таганский. Неизвестная старообрядческая молельня из Вышневолоцкого района Тверской области
Таганский. Успения Пресвятой Богородицы при подворье Московского Старообрядческого Архиепископа, церковь
Таганский. Сергия и Вакха Сергиево-Вакхской старообрядческой общины, церковь (1865)
Таганский. Успения Пресвятой Богородицы, Преображения Господня, Николая Чудотворца, Зосимы и Савватия Соловецких на Братском дворе, церковь (1800)
Таганский. Николая Чудотворца Никольско-Рогожской старообрядческой общины, церковь (1910)
Таганский. Неизвестная старообрядческая моленная в доме Смирнова (1892)
Таганский. Николая Чудотворца в доме Карасева, моленная
Таганский. Петра и Павла в доме Нырковой, церковь (1816)
Таганский. Успения Пресвятой Богородицы на Апухтинке, собор (1906)
Тверской. Неизвестная моленная при Миняевском приюте
Тверской. Илии Пророка Тверской старообрядческой общины, церковь (1875)
Тверской. Николая Чудотворца у Тверской заставы, церковь (1914)
Хамовники. Николая Чудотворца, что на Варгунихиной горе, церковь (1914)
Хамовники. Покрова Пресвятой Богородицы Остоженской общины, старообрядческая церковь (1907)

г. Санкт-Петербург

Красногвардейский район. Димитрия Солунского на Большеохтинском единоверческом кладбище, церковь (1846)
Красногвардейский район. Покрова Пресвятой Богородицы на Большеохтинском единоверческом кладбище, церковь (1808)
Красногвардейский район. Преподобной Марии, именованной Марином, на Большеохтинском единоверческом кладбище, церковь (1895)
Московский район. Успения Пресвятой Богородицы на Громовском старообрядческом кладбище, церковь (1844)
Московский район. Покрова Пресвятой Богородицы на Громовском старообрядческом кладбище, церковь (1912)
Московский район. Петра Митрополита Московского при Чубыкинской старообрядческой богадельне, церковь (1897)
Невский район. «Знамение» иконы Божией Матери, моленная (1889)
Фрунзенский район. Неизвестная старообрядческая моленная при Волковской богадельне
Фрунзенский район. Покрова Пресвятой Богородицы, старообрядческая Белокриницкого согласия (бывш. Александра Невского МП), церковь (1896)
Фрунзенский район. Благовещения Пресвятой Богородицы на Волковском кладбище, церковь (1816)
Центральный район. Владимирской иконы Божией Матери в доме Киржакова и Семенова, моленная (1911)
Центральный район. Спаса Преображения (единоверческая), церковь (1827)
Центральный район. Спаса Преображения, часовня (1832)
Центральный район. «Знамение» иконы Божией Матери на Тверской улице, моленная (1906)
Центральный район. Николая Чудотворца, церковь (1845)
Центральный район. Троицы Живоначальной Лиговской общины Белокриницкого согласия, церковь (1916)

Петрозаводская государственная консерватория Пулькин Максим Викторович

Доцент

Должность: доцент
Ученая степень: кандидат исторических наук (1995)
Ученое звание: нет
Общий стаж работы: 25 лет (по сост. на 01.09.2020)
Стаж работы по специальности: 25 лет (по сост. на 01.09.2020)

E-mail: [email protected]

 

 

Образование

Петрозаводский государственный университет (1985‒1992).

Аспирантура Санкт-Петербургского института истории (1992‒1995).

Защита кандидатской диссертации на тему «Сельские приходы Олонецкой епархии во второй половине XVIIIв.», специальность 07.00.02 Отечественная история (Санкт-Петербургский институт истории, 1995).

Повышение квалификации 

Повышение квалификации по дополнительной профессиональной программе «Оценка студентов». Петрозаводская государственная консерватория имени А.К. Глазунова (июнь 2014)

Повышение квалификации по дополнительной профессиональной программе «Информационно-образовательная среда образовательной организации высшего образования». Петрозаводский государственный университет (октябрь, 2019).

Повышение квалификации в рамках учебного курса «Введение в Memory studies». Благотворительный фонд Егора Гайдара (июль, 2020).

Педагогическая деятельность

С 1996 по 2000 г. – старший преподаватель Карельского государственного педагогического университета. 

С 2004 г. по 2012 г. – доцент кафедры культурологии Петрозаводского государственного университета и кафедры гуманитарных дисциплин Карельского филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ. 

С 2013 года по наст. время преподает на кафедре гуманитарных дисциплин Петрозаводской государственной консерватории имени А. К. Глазунова. Ведет дисциплину «История» у студентов всех специальностей и направлений подготовки.

С 2019 года – доцент кафедры экономики, управления производством и государственного и муниципального управления Петрозаводского государственного университета.

Научные труды. Издания. Публикации

Книги

  • Олонец. Историко-краеведческие очерки в двух частях. Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 1999. 393 с. (в соавторстве).
  • Православие в Карелии (XV – первая треть XX в.). M.: Круглый год, 1999. 106 с. (в соавторстве).
  • История Карелии с древнейших времен до наших дней. Петрозаводск: Периодика, 2001. 944 с. (Глава «Карелия в XVIII–первой половине XIX в.»).
  • Петрозаводск. Хроника трех столетий. 1703–2003. Петрозаводск: Периодика, 2002. 512 с. (в соавторстве).
  • История Петрозаводска: власть и горожане. Коллективная монография. Петрозаводск: КарНЦ РАН, 2008. 375 с. (в соавторстве).
  • История и культура Сямозерья. Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 2008. 816 с. (в соавторстве).
  • Православный приход и власть в середине XVIII – начале ХХ века (по материалам Олонецкой епархии). Петрозаводск: КарНЦ РАН, 2009. 422 с. 
  • Самосожжения старообрядцев в середине XVII–XIX вв. М.: Русский Фонд Содействия Образованию и Науке, 2013. 336 с.

Публикации в научных изданиях

  • Эволюция религиозных представлений обитателей Выговского старообрядческого общежительства в XVIII в. // Боровский краевед. Боровск, 1991. C. 16‒23. 
  • Выгореция в системе Российской империи XVIII в. (к вопросу об эволюции взаимоотношений старообрядческой общины и государства) // Актуальные проблемы истории дореволюционной России. СПб., 1992. C. 57‒63. 
  • Жильбер Ромм у выговских раскольников // Краевед Карелии. Петрозаводск, 1990. C. 148‒159.
  • Г.P. Державин и выговские старообрядцы // Выговская поморская пустынь и ее значение в истории русской культуры. Петрозаводск, 1994. C. 77‒80. 
  • Олонецкий крестьянин Севастьян Вонифатьев ‒ депутат Уложенной комиссии 1767‒1768 гг. // Новое в изучении истории Карелии. Сб. научных трудов. Петрозаводск, 1994. С. 28‒37.
  • Заполнение церковных вакансий в Олонецкой епархии во второй половине XVIII в. // Традиции образования в Карелии. Петрозаводск, 1995. C. 56‒57. 
  • Имущество сельских приходских церквей Олонецкой епархии в XVIII в.: источники формирования и способы распоряжения // Церковная археология: СПб.; Псков, 1995. Вып. 26. Ч. III. C. 34‒35. 
  • Сельский храм // Север. 1995. № 8. C. 149‒160.  
  • Строительство сельских церквей во второй половине XVIII в. (по материалам сельских приходов Олонецкой епархии) // Вестник Псковского вольного университета. 1995. № 4–6. C. 87‒92. 
  • Традиции внебогослужебного использования церковных зданий в XVIII в. // Секуляризационные процессы и христианская цивилизация. СПб., 1995. C. 26‒27.
  • Городские и сельские приходы в конце XVIII в.: опыт сравнительного изучения (по материалам Олонецкой епархии) // Столичные и периферийные города Руси и России в средние века и в раннее новое время. M., 1996. C. 227‒230. 
  • Светская и церковная администрация в Олонецкой губернии в конце XVIII в. // Государственное управление и местное самоуправление на Европейском Севере: Исторический опыт и современность. Петрозаводск, 1996. C. 13‒14. 
  • Деятельность секты «ушковайзет» («oйкийe кpиcтиттy») в Ухтинском приходе в конце XIX в. (по материалам епархиальной печати) // Традиционная культура финно-угров и соседних народов. Петрозаводск, 1997. C. 109‒111. 
  • Приходы Заонежья во второй половине XVIII в. // Рябининские чтения: Cб. докладов. Петрозаводск, 1997. C. 279‒285. 
  • Старообрядчество и «господствующая церковь» в Карелии: опыт сосуществования (вторая половина XVIII в.) // «Свое» и «чужое» в культуре народов Европейского Севера. Петрозаводск: ПетрГУ, 1997. C. 57‒59. 
  • Heikkoja kirkollisessa ja vahvoja lahkolaiskristillisyydessä // Carelia. 1997. No. 1. S. 76‒83. 
  • Ребольский край. Исторический очерк. Петрозаводск, 1999. 20 с. 
  • Духовенство и прихожане города Олонца в XIX в. // Oлoнцy-350: М-лы науч. конф. Олонец, 1999. C. 55‒58. 
  • Записка C.Ю. Витте о положении русской церкви и Отзыв Олонецкой духовной консистории о реформировании прихода (опыт сравнительного изучения) // C.Ю. Витте ‒ выдающийся государственный деятель России: М-лы нayч. конф. СПб., 1999. C. 91‒95.
  • Избрание священно- и церковнослужителей в Тобольской и Олонецкой епархиях во второй половине XVIII в. // Этнокультурная история Урала XVI‒XX вв. Екатеринбург, 1999. C. 160‒162. 
  • Конфликты духовенства и прихожан в XVIII‒XIX вв.: условия и причины возникновения (по материалам Олонецкой епархии) // История российского быта: М-лы нayч. конф. СПб., 1999. C. 40‒42.
  • Этнокультурная специфика религиозной жизни Олонецкой епархии в ХVIII ‒ начале XX в. // Этнос. Ландшафт. Культура: М-лы нayч. конф. СПб., 1999. C. 88‒93.
  • «Aunuksenkarjalan avainta» etsimässä // Carelia. 1999. Nо. 11. S. 58‒61.
  • Коммуникативный статус приходского священника в XVIII в. (по материалам архивов консисторий и Синода) // Культурное наследие народов Сибири и Севера: M-лы Сибирских чтений. СПб., 2000. C. 295‒297. 
  • Кондопожский приход в конце XVIII в. // Koндoпoжcкий край в истории Карелии и России: М-лы IIIкраеведческих чтений, посвященных памяти C.B. Шeжeмcкoгo. Петрозаводск; Кондопога, 2000. C. 149‒153. 
  • «Kopeльcкиe приходы» православной церкви в Кемском уезде (вторая половина XIX ‒ начало XX в.) // Исторические судьбы Беломорской Карелии. Петрозаводск, 2000. C. 26‒36. 
  • Межэтническое взаимодействие в православных приходах Олонецкой епархии: пути и формы преодоления языкового барьера (XVIII ‒ начало ХХ в.) // Нестор. Ежеквартальный журнал истории и культуры России и Восточной Европы. 2000. № 1. С. 275‒290.
  • Олонецкая епархия в период великих реформ 1860‒1870 гг. // Православие в Карелии: М-лы. нayч. конф. Петрозаводск, 2000. C. 74‒79. 
  • От утопии бегства к утопии реконструкции: основные черты эволюции идеологии старообрядчества в конце XVII—начале XIX в. // Философский век. Альманах. Вып. 12. СПб., 2000. С. 99‒108. 
  • Приходское делопроизводство XVIII в. как исторический источник (по материалам Олонецкой епархии) // Источниковедение: поиски и находки. Вып. 1. Воронеж, 2000. C. 131‒140. 
  • Старообрядческие наставники из Финляндии и их деятельность в Олонецкой епархии (вторая половина XIX в.) // Старообрядчество. История. Культура. Современность: М-лы научн. конф. M., 2000. C. 174‒180. 
  • Старообрядческие полемические сочинения конца XVIII в. о взаимоотношениях с приходским духовенством // История и филология: проблемы научной и образовательной интеграции на рубеже тысячелетий: М-лы научн. конф. Петрозаводск, 2000. C. 223‒229. 
  • Часовни Олонецкой епархии в XVIII ‒ начале XX в. // Гуманитарные исследования в Карелии. Сборник статей к 70-летию Института языка, литературы и истории. Петрозаводск, 2000. C. 37‒42. 
  • Vanhauskoisten tie Suomesta Karjalaan // Carelia. 2000. Nо. 4. S. 132‒136.
  • Православное духовенство и прихожане-карелы: поиски взаимопонимания (XVIII ‒ первая треть XX в.) // «Свое» и «чужое» в культуре: Сб. статей. Вып. 2. Петрозаводск, 2001. C. 128‒140. 
  • Пудож и Водлозерье: опыт сопоставления особенностей религиозной жизни (вторая половина XIX в.) // Национальный парк Водлозерский. Природное разнообразие и культурное наследие. Петрозаводск, 2001. С. 279‒282. 
  • Распад традиционных основ религиозной жизни в XIX—начале ХХ в.: причины и результаты (по материалам Олонецкой епархии) // Пути познания истории России: новые походы и интерпретации: М-лы международной конф. М., 2001. С. 317‒332. 
  • Старообрядческие поселения в Финляндии: система внешних связей во второй половине XIX в. // Проблемы национальной идентификации, культурные и политические связи России со странами Балтийского региона в XVIII–XX вв. Самара, 2001. C. 179‒185. 
  • Tuonelan rajamailla. Uskonnollisten joukkoitsemurhien historiasta Karjalassa // Carelia. 2001. Nо. 2. S. 116‒119. 
  • Городские приходы Каргополя и монастырь: проблемы взаимодействия // Святые и святыни северорусских земель. Каргополь, 2002. С. 181‒187. 
  • Законодательная регламентация жизни православного прихода (XIX ‒ начало ХХ в.) // Гуманитарные исследования и гуманитарное образование на Европейском Севере: Сб. материалов международной научной конференции. Архангельск, 2002. С. 37‒39. 
  • Карельский язык в деятельности органов государственной власти и крестьянского самоуправления в XVIII ‒ начале ХХ в. // Бубриховские чтения: Проблемы прибалтийско-финской филологии и культуры: Сб. науч. ст. Петрозаводск, 2002. С. 285‒301.
  • Повседневные заботы церковного старосты в XVIII в. (по материалам Олонецкой епархии) // История российской повседневности. СПб., 2002. С. 48‒51. 
  • Православный приход в XVIII ‒ начале ХХ в.: пути изменений (по материалам Олонецкой епархии) // Вера и разум: Религия и гуманитарное знание. Межвузовский сборник научных трудов. Петрозаводск, 2002. С. 30‒46. 
  • Прихожане и белое духовенство в XVIII в.: взаимоотношения вне храма (по материалам Заонежья) // Кижский вестник: Сб. статей. 2002. № 7. С. 21‒27. 
  • Старообрядческие моленные в XIX ‒ начале ХХ в. (по материалам Олонецкой епархии) // Старообрядчество. История. Культура. Современность: М-лы научн. конф. М., 2002. С. 141‒146. 
  • Церковно-просветительская деятельность Александро-Свирского братства Олонецкой епархии (конец XIX ‒ начало ХХ в.) // Вопросы истории Европейского Севера: Сб. научных статей. Петрозаводск, 2002. С. 23‒32. 
  • Karjalan kieli virkavalta palvelemassa // Carelia. 2002. Nо. 2. S. 134‒141.
  • Karjalan kieli Aunuksen ja Sortavalan seminaarissa // Carelia. 2002. Nо. 8. S. 143‒147. 
  • Административные и законодательные меры против старообрядческих самосожжений в конце XVII‒XVIII в. // Культура и веротерпимость. К 300-летию Санкт-Петербурга: М-лы Х Санкт-Петербургских религиоведческих чтений. СПб., 2003. С. 57‒59. 
  • Выговские старообрядцы и двор Екатерины II // Выговская поморская пустынь и ее значение в истории России. Сб. научных статей и материалов. СПб., 2003. С. 52‒58. 
  • Карельский язык в Олонецкой духовной семинарии // Православие в Карелии: М-лы 2-й Международной научной конференции, посвященной 775-летию крещения карелов. Петрозаводск, 2003. С. 130‒137. 
  • Карельский язык в Олонецкой и Сердобольской семинариях // Приладожье и Русский Север. История, традиции, современность. М., 2003. С. 159‒162.
  • Огненная прелюдия Империи (старообрядческая дискуссия о самосожжении в конце XVII в.) // Человек между Царством и Империей. Сб. м-лов международной конференции. М., 2003. С. 318‒327. 
  • Память о старообрядческих самосожжениях (по источникам конца XVII‒XIX в.) // Свеча-2003: М-лы международных конференций. Владимир, 2003. С. 221‒230. 
  • Православные братства Олонецкой епархии (конец XIX ‒ начало ХХ в.) // Клио. 2003. № 3. С. 165‒169.
  • Повседневность религиозности: конфликты духовенства и прихожан в XVIII в. (По материалам Олонецкой епархии) // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия «История России». 2003. № 2. С. 14‒19.
  • Приход XIX ‒ начала ХХ в. как форма межэтнического взаимодействия (по материалам Олонецкой епархии) // Третьи Петербургские Кареевские чтения по новистике. Становление мира как «общего дома» человечества: динамика, этапы, перспективы. СПб., 2003. С. 500‒503.
  • Русификация в Карелии в XIX ‒ начале ХХ в. // Финно-угроведение. 2003. № 1. С. 36‒45. 
  • Самосожжения старообрядцев в XVIII в. По материалам Европейского Севера России // Одиссей. Человек в истории. М., 2003. С. 105‒120 
  • Языковые проблемы в деятельности Карельского православного братства (1907—1917 гг.) // Прибалтийско-финское языкознание. Сборник статей, посвященный 80-летию Г.М. Керта. Петрозаводск, 2003. С. 184‒190. 
  • Kieliongelmia Karjalan ortodoksisen veljeskunnan toiminassa // Carelia. 2003. Nо. 8. S. 154‒158. 
  • Mitä tiedetään suomalaistamisen luonteesta eli 1900-luvun alun mustamaalaamisessa // Carelia. 2003. Nо. 6. S. 133‒137.
  • «Згорелый дом»: старообрядческие постройки для самосожжений в конце XVII ‒ XVIII в. // Проблемы развития гуманитарной науки на Северо-западе России: опыт, традиции, инновации: М-лы науч. конф., посвященной 10-летию РГНФ: Сб. науч. тр./ ПетрГУ. Петрозаводск, 2004. С. 160‒165. 
  • Карельский язык в школах Олонецкой и Архангельской губерний (конец XIX ‒ начало ХХ в.) // Современное состояние и перспективы развития карельского, вепсского и финского языков в Республике Карелия: М-лы научно-практической конференции. Петрозаводск, 2004. С. 62‒64.
  • Карельский язык в XIX ‒ начале ХХ в.: статус, сферы применения, создание письменности // Формирование, историческое взаимодействие и культурные связи финно-угорских народов: М-лы IIIМеждународного исторического конгресса финно-угроведов. Йошкар-Ола, 2004. С. 398‒400. 
  • Осада Соловецкого монастыря царскими войсками и духовная жизнь Поморья в конце XVII в. // Свеча-2004: Материалы международных конференций. Владимир, 2004. С. 194‒196. 
  • Политика русификации в XIX ‒ начале ХХ века (по материалам Архангельской и Олонецкой губерний) // Новая политическая история: Сборник научных работ. СПб., 2004. С. 191‒206.
  • «Славнии учители самогубительныя смерти» и их последователи (о самосожжениях старообрядцев в конце XVII‒XVIII в.) // «Мужское» в традиционном и современном обществе. Вып. 2. М., 2004. С. 189‒196. 
  • Старообрядческие сочинения в пользу самосожжений (конец XVII—начало XVIII в.) // Художественная литература как историко-психологический источник. СПб., 2004. С. 329‒333.
  • Karjalan kielen opetus Aunuksen ja Arkangelin läänien kouluissa (1800-1900 lukujen vaihteessa) // Carelia. 2004. Nо. 7. S. 133‒137. 
  • The Finlandisation of Karelia and the Russification of Finland as Reflected in the Russian Press at the Beginning of the 20th Century // Narva und die Ostseeregion. Papers Presented at the II International Conference on Political and Cultural Relations between Russia and the Baltic Region States. Narva, 2004. Р. 201‒207. 
  • Возведение часовен в XVIII ‒ начале ХХ в.: приходские традиции и законодательство (по материалам Олонецкой епархии) // Традиционная культура. 2005. № 4 (20). С. 36‒42.
  • «Инородческая» школа на Европейском Севере России (конец XIX—начало ХХ в.) // Бубриховские чтения: Проблемы исследования и преподавания прибалтийско-финской филологии: Сб. науч. ст. Петрозаводск, 2005. С. 237—248.
  • Карелия в русско-шведских войнах XVIII в. // Санкт-Петербург и страны Северной Европы: М-лы Международной научной конференции. СПб., 2005. С. 72‒85. 
  • Крестные ходы на Европейском Севере России (XIX ‒ начало ХХ в.) // Вопросы истории Европейского Севера России: Сб. науч. трудов. Петрозаводск, 2005. С. 29‒39. 
  • Мотив самосожжений в романе А.Н. Толстого «Петр Первый» // Евангельский текст в русской литературе XVIII‒ХХ веков: цитата, реминисценция, мотив, сюжет, жанр: Сб. науч. трудов. Вып. 4. Петрозаводск, 2005. С. 551‒561. 
  • Переводческая комиссия Архангельского Комитета Православного миссионерского общества (конец XIX в.) // Межкультурные взаимодействия в полиэтничном пространстве пограничного региона. Петрозаводск, 2005. С. 97‒102. 
  • Современные жизненные стратегии и гендерный фактор в творчестве Виктора Пулькина и Раисы Мустонен // Гендер в творчестве современных писателей коренных народов Европейского Севера России. Петрозаводск, 2005. С. 88‒93. 
  • Старообрядцы ‒ противники самосожжений (по материалам полемических сочинений конца XVII в.) // Старообрядчество. История, культура, современность. Т. 1. М., 2005. С. 18‒24.
  • Строительство часовен в XVIII ‒ начале ХХ в.: законодательство и приходская традиция (по материалам Олонецкой епархии) // Народное зодчество: Межвузовский сборник. Петрозаводск, 2004. С. 123‒138.
  • Традиции духовного освоения пространства: крестные ходы на Европейском Севере России (XIX ‒ начало ХХ в.) // Свое» и «чужое» в культуре народов Европейского Севера. Петрозаводск, 2005. С. 6‒8.
  • Три облика русификации в Карелии // Вестник Евразии. Независимый научный журнал. 2005. № 3 (29). С. 107‒125. 
  • Шествие «огненной смерти». Историко-географический аспект старообрядческих самосожжений в конце XVII‒XVIII в. // Клио. 2005. № 2. С. 99‒103.
  • Евреи в малых городах Европейского Севера России (конец XIX начало ХХ в.) // Историко-культурные традиции малых городов Русского Севера. Петрозаводск, 2006. С. 203‒213. 
  • Начальное образование для «инородцев» на Европейском Севере России (конец XIX ‒ начало ХХ в.) // Антропологический форум. 2006. № 4. С. 163‒176.
  • Почитание мест самосожжений старообрядцев на Европейском Севере России (XIX—начало ХХ в.) // Мировоззрение и культура севернорусского населения. М., 2006. С. 215‒223. 
  • Православная память: противоречия и стимулы развития // Сакральная география и традиционные этнокультурные ландшафты народов Европейского Севера. Сборник научных статей. Архангельск, 2006. С. 423‒429. 
  • Православные приходы вепсского Прионежья в середине XIX в. // Современная наука о вепсах: достижения и перспективы (памяти Н.И. Богданова). Петрозаводск, 2006. С. 217‒223. 
  • Российское государство и старообрядцы-самосожигатели в XVII—XVIII вв. // Клио. Журнал для ученых. 2006. № 3. С. 93‒102.
  • Самосожжения в Каргопольском уезде // Историко-культурное наследие Русского Севера: Проблемы изучения, сохранения и использования. М-лы IX Каргопольской научной конференции. Каргополь, 2006. С. 65‒74. 
  • Самосожжения старообрядцев в конце XVII‒XVIII в. // Новый исторический вестник. 2006. № 1 (14). С. 5‒13.
  • Primary Education for “inorodtsy” in Northern Russia during the Late Nineteen and Early Twentieth Centuries // Forum for Anthropology and Culture. 2006. Nо. 3. P. 155‒167. 
  • Дело о самосожжении старообрядцев в мае 1784 г. // Исторический архив. 2007. № 2. С. 205‒210. 
  • Жильбер Ромм: ученый, педагог, революционер // Север. 2007. № 1‒2. С. 175‒192 (предисловие, подготовка текста).
  • «Начаша от Писания рассуждати и доказывати …»: старообрядческие труды о самосожжениях (конец XVII—XVIII в.) // Вестник Тверского государственного университета. 2007. № 26 (54). Серия: «История». С. 10‒20.
  • Память верующих: субъективное и объективное // Университеты в образовательном пространстве региона: опыт, традиции и инновации: М-лы научно-методической конференции. Петрозаводск, 2007. Ч. 2. С. 69‒70. 
  • Православная память: противоречия и стимулы развития в XIX ‒ начале ХХ в. // Историческая память и общество в Российской империи и Советском Союзе (конец XIX ‒ начало ХХ в.): Сборник докладов международного коллоквиума. СПб., 2007. С. 218‒226.
  • Богослужения, иконопочитание и крестные ходы в сельских приходах Олонецкой епархии (XIX ‒ начало ХХ в.) // Сельская Россия: прошлое и настоящее. Материалы XI Всероссийской научно-практической конференции. М., 2008. С. 153‒157
  • За гранью приличий: девиантность в Олонецкой губернии (XVIII ‒ начало ХХ в.) // Границы и контактные зоны в истории и культуре Карелии и сопредельных областей. Петрозаводск, 2008. С. 194‒204. 
  • Девиантное поведение в XVIII ‒ начале ХХ в. (по материалам Олонецкой губернии) // Культурно-историческая психология. 2008. № 2. С. 84‒90.
  • Евреи в архангельской ссылке. Проблемы адаптации (конец XIX ‒ начало ХХ в.) // Вестник Карельского филиала Северо-Западной академии государственной службы: Сб. научных статей. Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 2008. С. 367‒375.
  • Евреи на Европейском Севере: стратегии адаптации // Диаспоры. Независимый научный журнал. 2008. № 2. С. 244‒264. 
  • Еврейское население Европейского Севера в конце XIX ‒ начале ХХ в.: стратегии адаптации // Миноритетные этнические группы в России в эпоху перемен: стратегии и способы адаптации. СПб., 2008. С. 7‒26. 
  • Еврейское население Европейского Севера: проблемы социального конструирования (конец XIX ‒ начало ХХ в.) // Антропологический форум. 2008. № 9. С. 279‒298.
  • Иудаизм на Европейском Севере России в XIX ‒ начале ХХ в. // Толерантность: искусство жить вместе: Материалы межрегиональной научно-практической конференции. Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 2008. С. 135‒145.
  • Иудаистские общины на Европейском Севере России в конце XIX-начале ХХ в.: опыт становления // Вопросы истории и культуры северных стран и территорий. Научный журнал. 2008. № 2. С. 51‒61. 
  • Память верующих: противоречия и стимулы развития в XIX ‒ начале ХХ в. // Традиционная культура. 2008. № 2 (30). С. 71‒79. 
  • Православная церковь в борьбе против старообрядческих самосожжений (конец XVII—XVIII в.) // Православие в Карелии. М-лы III региональной научной конференции, посвященной 780-летию крещения карелов. Петрозаводск, 2008. С. 87‒95.
  • Старообрядческие аргументы против самосожжений (конец XVII в.) // Вестник Тверского государственного университета. 2008. № 15 (75). С. 24‒29. 
  • Старообрядческие труды в защиту самосожигателей // Чело. 2008. № 1 (41). С. 76‒82. 
  • «Технология» массового самоубийства: старообрядческие самосожжения в конце XVII—XVIII вв. // Проблемы отечественной истории: Источники, историография, исследования. СПб, 2008. С. 415‒436.
  • Традиции совершения крестных ходов на Европейском Севере России (XIX—начало ХХ в.) // Сакральная география и традиционные этнокультурные ландшафты народов Европейского Севера. Сборник научных статей. Архангельск, 2008. С. 215‒225. 
  • Хронология старообрядческих самосожжений в конце XVII‒XVIII веке // Вестник Тверского государственного университета. Сер.: История. 2008. № 28. С. 3‒10.
  • Девиантность и культурная норма: проблемы соотношений (по материалам Олонецкой губернии) // «Свое» и «чужое» в культуре народов Европейского Севера: Материалы 7-й Межвузовской научной конференции. Петрозаводск: ПетрГУ, 2009. С. 16‒20. 
  • Евреи на Европейском Севере России: проблема адаптации (конец XIX ‒ начало ХХ в.) // Российская история. 2009. № 3. С. 240‒247. 
  • Загадочный феномен русификации (по материалам Архангельской и Олонецкой губерний) // Вопросы истории и культуры северных стран и территорий. 2009. № 3 (7). С. 45‒54.
  • Иерархия таинств: проблемы осуществления церковных треб в XVIII ‒ начале ХХ в. (по материалам Олонецкой епархии) // Проблемы духовной культуры народов Европейского Севера и Сибири. Сб. статей памяти Юго Юлиевича Сурхаско. Петрозаводск, 2009. С. 31‒51. 
  • Религиозные праздники в жизни провинциальных городов Европейского Севера России (XIX ‒ начало ХХ в.) // Праздник в пространстве современной городской культуры: Материалы Всероссийской конференции. Екатеринбург, 2009. С. 99‒107. 
  • Статус женщин в традиционной культуре XIX ‒ начала ХХ в.: проблемы эволюции (по материалам Олонецкой епархии) // Вестник Ленинградского государственного университета имени А.С. Пушкина. Серия «История». 2009. № 3. С. 107‒114.
  • Богослужения в Олонецкой епархии (XIX ‒ начало ХХ в.) // Вестник Карельского филиала СЗАГС в г. Петрозаводске: Сб. научных статей. Петрозаводск, 2010. С. 277‒286. 
  • Девиантность в XVIII ‒ начале ХХ в.: проблемы выявления, классификации, предотвращения (по материалам Олонецкой губернии) // Проблемы российского самосознания: архаическое, традиционное и инновационное начала. М-лы всероссийской конференции. М., 2010. С. 223‒229. 
  • Еврейское население Европейского Севера России в конце XIX ‒ начале ХХ в. // Адаптация народов и культур к изменениям окружающей среды, социальным и техногенным трансформациям. М., 2010. С. 278‒284. 
  • Женские поведенческие стереотипы в XVIII ‒ начале ХХ в.: происхождение и эволюция (по материалам Олонецкой губернии) // Державинский сборник-2010. Петрозаводск, 2010. С. 164‒171.
  • Иконопочитание в Олонецкой епархии (XIX ‒ начале ХХ в.): закон и традиция // Вестник Российской христианской гуманитарной академии. 2010. Том 11. Выпуск 2. С. 7‒20.
  • Негативный образ финнов в российской публицистике в конце XIX ‒ начале ХХ в.: истоки, трансформации, политические последствия // Вопросы истории и культуры северных стран и территорий. 2010. № 1 (9). С. 73‒82. 
  • Персонажи карельских эпических песен: функции творения // «Калевала» в контексте региональной и мировой культуры: М-лы международной научной конференции, посвященной 160-летию полного издания «Калевалы». Петрозаводск, 2010. С. 200‒205.
  • Переводы Евангелия на карельский язык в XIX ‒ начале ХХ в. // Вестник Свято-Тихоновского гуманитарного университета. 2010. № 4 (22). С. 123‒131.
  • Приходская повседневность и карельские эпические песни // Труды Карельского научного центра Российской Академии наук. 2010. № 2. С. 97‒102.
  • Приходское духовенство («попы») в карельских эпических песнях // Религиоведение. 2010. № 4. С. 74‒81.
  • Происхождение социальных конфликтов в XVIII ‒ начале ХХ века: по материалам Олонецкой губернии // Политические изменения в Латинской Америке: история и современность. Воронеж: Факультет международных отношений Воронежского государственного университета, 2010. Вып. 7. С. 54‒68. 
  • Религиозные праздники в городах Олонецкой епархии (XIX ‒ начало ХХ в.) // Праздничные традиции и новации народов Карелии и сопредельных территорий. Петрозаводск, 2010. С. 55‒63. 
  • Таинство покаяния: проблемы осуществления в XVIII ‒ начале ХХ в. (по материалам Олонецкой епархии) // Вестник Ленинградского областного государственного университета имени А.С. Пушкина. Серия «История». 2010. № 2. С. 18‒26. 
  • Традиционная культура и социальный контроль в XIX ‒ начале ХХ в. (по материалам Олонецкой губернии) // «Уведи меня, дорога»: Сборник статей памяти Т.А. Бернштам. СПб., 2010. С. 83‒90.
  • Формирование еврейских религиозных общин на Европейском Севере России (XIX—начало ХХ в.) // Славянская традиционная культура и современный мир. Вып. 13: Сб. научных статей. М., 2010. С. 319‒337. 
  • Антропология пьянства: пространства, социальные роли, функции (по материалам Олонецкой епархии) // Вестник Карельского филиала РАНХиГС. 2011. С. 384‒400.
  • Гендерные аспекты традиционной культуры в XIX ‒ начале ХХ в. (по материалам Олонецкой губернии) // Вопросы истории и культуры северных стран и территорий. 2011. № 1. С. 24‒33.
  • Девиантность как историософская проблема (по материалам Олонецкой епархии) // Вопросы истории и культуры северных стран и территорий. 2011. № 3. С. 53‒62.
  • Иудаизм на Европейском Севере России и в Сибири (конец XIX ‒ начало ХХ в.) // Религиоведение. 2011. № 2. С. 26‒33. 
  • Слухи о самосожигателях: истоки, достоверность, фиксация и использование (конец XVII‒XVIII в.) // Традиционная культура. 2011. № 1. С. 143‒149. 
  • Таинство брака в XVIII ‒ начале XX в.: закон и традиция // История в подробностях. 2011. № 6. С. 70‒75. 
  • Алкоголь и традиционная культура в XVIII ‒ начале ХХ в. (по материалам Олонецкой губернии) // Традиционная культура. 2012. № 2. С. 112‒121.
  • Историческая суицидология: проблемы становления // Культурно-историческая психология. 2012. № 2. С. 96‒103.
  • Обеспечение белого духовенства в XVIII ‒ начале ХХ в.: закон и традиция (по материалам Олонецкой епархии) // Евразия: духовные традиции народов. 2012. № 3. С. 187‒193.
  • Подготовка духовенства и заполнение церковных вакансий во второй половине XVIII ‒ начале XIX в. // Олонецкая духовная семинария и православная духовность в Олонецком крае: М-лы региональной конференции, посвященной 180-летию Олонецкой духовной семинарии. Петрозаводск, 2012. С. 15‒19. 
  • Полиция в XIX ‒ начале ХХ в.: правовой статус, кадры, функции (по материалам Олонецкой губернии) // Вестник Карельского филиала РАНХиГС. Петрозаводск, 2012. С. 313‒332.
  • Самосожжения старообрядцев в XVII‒XIX вв.: проблемы географии // Вопросы истории и культуры северных стран и территорий. 2012. № 1 (17). С. 40‒50.
  • Самосожжения старообрядцев: проблемы историографии // Религиоведение. 2012. № 2. С. 33‒42. 
  • Северная крестьянка: основные вехи судьбы (XIX ‒ начало ХХ в.) // История в подробностях. 2012. № 11 (29). С. 26‒33.
  • Система «ВАКовских» публикаций как проблема антропологии научной жизни // Лабиринт. Журнал социально-гуманитарных исследований. 2012. № 1. С. 84‒95. 
  • Взаимодействие без конформизма: старообрядческие полемические произведения о взаимоотношениях с приходским духовенством // История в подробностях. 2013. № 7. С. 68‒71.
  • Жизнь женщины в Олонецкой епархии: будни и праздники (конец XVIII—начало ХХ в.) // Российская повседневность в зеркале гендерных отношений: Сборник статей. М., 2013. С. 392‒415. 
  • Инок Евфросин и самосожигатели // История в подробностях. 2013. № 7. С. 52‒57.
  • Олонецкое губернское жандармское управление в середине XIX ‒ начале ХХ в. // Вестник Карельского филиала РАНХиГС. Петрозаводск, 2013. С. 384‒402.
  • Пожиратели петухов, или Жильбер Ромм и Павел Строганов на Севере // История в подробностях. 2013. № 11. С. 34–37.
  • Рецензируемые журналы и научное сообщество: проблемы взаимоотношений // Антропология академической жизни: традиции и инновации в отечественной науке. Отв. ред. Г.А. Комарова. М.: ИЭА РАН, 2013. Т. 3. С. 221‒236.
  • Сага о техногенном антроподефиците, или заметки на полях научных журналов // История в подробностях. 2013. № 2. С. 94‒96.
  • Слухи как объект исторического исследования // Вопросы истории и культуры северных стран и территорий. 2013. № 1 (17). С. 40‒50.
  • Противоречивый мир пьянства: закон и традиции // История в подробностях. 2014. № 4. С. 46‒51.
  • Самосожжения старообрядцев: проблемы лидерства // Суицидология. 2014. № 1 (14). С. 56–62.
  • Старообрядческие постройки для самосожжений (XVII–XVIII вв.) // Суицидология. 2014. № 3 (16). С. 65‒71.
  • Господствующая церковь и старообрядчество в XVIII ‒ начале ХХ века: проблемы разграничения (по материалам Олонецкой епархии) // Вестник Тверского государственного университета. Серия «История». 2016. № 3. С. 46‒58.
  • Дуэль с Антихристом. По материалам расследований самосожжений // Суицидология. 2016. № 4. С. 57–63. 
  • Персонажи карельских эпических песен: на пути от язычества к христианству // Studia Humanitatis. Международный электронный научный журнал. 2016. № 3. 
  • Политика русификации в конце XIX – начале ХХ века: административный аспект (по карельским материалам) // Уральский исторический вестник. 2016. № 4. С. 129–135.
  • Раздача боли: насилие в общественной и личной жизни в XVIII – начале ХХ вв. (по материалам Олонецкой губернии) // Studia Humanitatis». Международный электронный научный журнал. 2016. № 2. 
  • Священник и полицейский: проблемы взаимодействия духовенства и правоохранительных органов в XIX– начале ХХ в. (по материалам Олонецкой епархии) // Вестник Тверского государственного университета. Серия «История». 2016. № 4. С. 4–15.
  • Иконопочитание в XIX – начале ХХ века: социальный аспект // Studia Humanitatis. Международный электронный научный журнал. 2017. № 2. 
  • Обрусение в XIX – начале XX в.: специфические черты процесса // Studia Humanitatis. Международный электронный научный журнал. 2017. № 1. 
  • Северные старообрядцы и российская элита XVIII века: проблемы взаимоотношений // Genesis: исторические исследования. 2017. № 8. С.142–148.
  • Православные братства Олонецкой епархии в XIX  начале XX века // Православные братства в истории России: К 100-летию воззвания патриарха Тихона об образовании духовных союзов: Сборник научных трудов: В 2 ч. М.: Культурно-просветительский фонд «Преображение», 2018.  Часть 2. С. 129–144. 
  • Провинциальные еврейские общины в XIX – начале ХХ в.: иудаизм как оплот идентичности // Studia Humanitatis. Международный электронный научный журнал. 2018. № 1. 
  • Феномен горнозаводского поселения (по материалам Петровских заводов) // Studia Humanitatis. Международный электронный научный журнал. 2018. № 2. 
  • Российско-шведское противостояние в Карелии (XVIII – начало XIX в.) // Studia Humanitatis. 2018. № 4. 
  • «В тихом омуте …»: преступность в Олонецкой губернии (XIX – начало ХХ в.) // Studia Humanitatis. 2019. № 2. 
  • Православный приход как фактор межэтнического взаимодействия в конце XVIII – начале ХХ в. (по карельским материалам) // Этнокультурные и этнополитические процессы в Карелии от средних веков до наших дней. Петрозаводск: КарНЦ РАН, 2019. С. 97–120.
  • Эволюция гендерных отношений в традиционной культуре XVIII–XIX веков (по материалам Европейского Севера России) // Studia Humanitatis. 2019. № 4. 
  • Правоохранительные органы и духовенство в XIX – начале ХХ в.: проблемы координации действий (по материалам Олонецкой губернии) // Исторический курьер. 2020. № 2. С. 169–178. 
  • Феномен коллективной памяти в конфессиональной сфере (по материалам Европейского Севера России) // Ученые записки Петрозаводского государственного университета. 2020. Т. 42. № 5. С. 108–116.
  • Старообрядцы-странники во второй половине XIX – начале ХХ в. (на основе отчетов каргопольских миссионеров) // Государство, религия, церковь в России и за рубежом. 2020. № 3. С. 175–190. 
  • Приходская благотворительность в XVIII – начале ХХ в. (по материалам Олонецкой епархии) // StudiaHumanitatis. 2020. № 2. 
  • Традиционные социальные нормы и система ценностей населения Олонецкой губернии в XIX – начале XX вв. // Studia Humanitatis. 2020. № 3. 

Участие в конференциях

  • Международная научная конференция «Выговская поморская пустынь и ее значение в истории русской культуры» (Петрозаводск, сентябрь 1994 г.). 
  • Семинар историков Республики Карелия и Финляндии «Исторические связи Беломорской Карелии и Северной Финляндии» (Петрозаводск, май-июнь 1994 г.).
  • Научно-практическая конференция «Традиции образования в Карелии» (Петрозаводск, ноябрь 1994 г.). 
  • Всероссийская научная конференция «Россия в XXVIII вв. Проблемы истории и источниковедения» (Москва, январь 1995 г.).
  • Международная конференция «Секуляризационные процессы и христианская цивилизация» (Санкт-Петербург, апрель 1995 г.).
  • Международная конференция «Рябининские чтения» (Петрозаводск, сентябрь 1995 г.). 
  • Научно-практическая конференция «Государственное управление и местное самоуправление на Европейском Севере: исторический опыт и современность» (Петрозаводск, май 1996 г.). 
  • Научно-практическая конференция «Краеведение и музей» (Петрозаводск, октябрь 1996 г.). 
  • Международный симпозиум «Традиционная культура финно-угров и соседних народов» (Петрозаводск, февраль 1997 г.).
  • Межвузовская научная конференция «“Свое” и “чужое” в культуре народов Европейского Севера» (Петрозаводск, 1997, 1999, 2003, 2005, 2011 гг.) 
  • Международный симпозиум «Восточная Финляндия и Олонецкая Карелия» (Петрозаводск, октябрь 1999 г.). 
  • Научная конференция «Этнос. Ландшафт. Культура» (Санкт-Петербург, декабрь 1999 г.).
  • Международная конференция «Образы России в научном, художественном и политическом дискурсах (история, теория, педагогическая практика)» (Петрозаводск, сентябрь 2000 г.) 
  • Международная научная конференция «Российская утопия эпохи просвещения и традиции мирового утопизма» (Санкт-Петербург, июль 2000 г.).
  • Научно-практическая конференция «Старообрядчество: история, культура, современность». (Москва, ноябрь 2000 г.).
  • Международная научная конференция «История и филология: проблемы научной и образовательной интеграции на рубеже тысячелетий» (Петрозаводск, февраль 2000 г.).
  • Межрегиональный семинар «Конфессиональные традиции российского общества и индивидуальный религиозный опыт в XIX–XX вв. (региональный аспект)» (Санкт-Петербург, 2000).
  • Международная научная конференция «Политические и культурные контакты России и стран Балтийского региона в 1700–2000 гг.» (Самара, апрель 2001 г.). 
  • Международная научная конференция «Человек между Царством и Империей: культурно-исторические реалии, идейные столкновения, рождение перспектив» (Москва, ноябрь 2002 г.). 
  • Международная научная конференция «Гуманитарные исследования и гуманитарное образование на Европейском Севере» (Архангельск, сентябрь 2002 г.) 
  • Международная научная конференция «Евангельский текст в русской литературе XVIII–XX веков: цитата, реминисценция, мотив, сюжет, жанр» (Петрозаводск, май 1999 г.; июнь 2002 г.) 
  • Х Санкт-Петербургские религиоведческие чтения «Культура и веротерпимость» (Санкт-Петербург, ноябрь 2003 г.). 
  • Международная научная конференция «Нарва, Россия и Балтийский регион: границы, контакты и идентичность в войне и мире» (Нарва, Эстония, май 2003 г.). 
  • Международная конференция «Санкт-Петербург и страны Северной Европы» (Санкт-Петербург, апрель 2004 г.). 
  • Международная научная конференция «Скандинавские чтения» (Санкт-Петерубрг, октябрь 2004 г.).
  • Научно-практическая конференция «Историко-культурное наследие Русского Севера. Проблемы изучения, сохранения, использования» (Каргополь, август 2006 г.).
  • Международная научно-практическая конференция «Религиоведение как междисциплинарная наука» (Санкт-Петерубрг, март 2006 г.). 
  • Научная конференция «Бубриховские чтения» (Петрозаводск, апрель 2002, 2010, 2916, 2020).
  • Республиканская научная конференция «Православие в Карелии» (Петрозаводск, октябрь 2000 г., Петрозаводск, октябрь 2007 г.). 
  • Девятый Конгресс этнографов и антропологов России (Петрозаводск, июль 2011 г.)
  • Всероссийская конференция «Человек в истории: героическое и обыденное» (Петрозаводск, 6 сентября 2012).
  • Девятнадцатая ежегодная международная конференция по иудаике (Москва, 2 января 2012 г.).
  • Научная конференция «Краеведческие чтения» (Петрозаводск, февраль 2016 г.). 
  • Международная научно-практическая конференция «Информационные ресурсы архива в изучении региональной истории». (Петрозаводск, октябрь 2016 г.). 
  • Всероссийская научно-практическая конференция «Этническая культура и XXI век-2016» (Петрозаводск, декабрь 2016 года). 
  • Научная конференция «Федосовские чтения». (Петрозаводск, апрель 2017 года). 
  • Всероссийская научная конференция с международным участием «Православные братства в истории России. К 100-летию воззвания патриарха Тихона об образовании духовных союзов. (Санкт-Петербург, 1–3 февраля 2018 года)
  • Региональная научная конференция «Христианские ценности и научное познание как ресурсы развития общества» (Петрозаводск, 23 октября 2019 года). 
  • Всероссийская конференция «Чтения к 100-летию Б.Н. Путилова и К.В. Чистова». Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН (Санкт-Петерубрг, 1416 ноября 2019 года). 
  • Научно-практическая конференция «Старообрядчество на Русском Севере» (к 400-летию со дня рождения протопопа Аввакума) (Петрозаводск, 18–19 марта 2020 года). 
  • Конференция «Мир образов фольклора», посвященная памяти Н.А. Криничной. (Петрозаводск, 30 июнь – 2 июля 2020 года). 
  • Всероссийская конференция «Смех и юмор в славянской и еврейской культурной традиции» (Москва, 2–4 декабря 2020 года, проводилась онлайн). 

Благодарственные письма, награды

  • Почетная грамота Президиума Карельского научного центра РАН (1999).
  • Почетная грамота Министерства образования Республики Карелия (2000).
  • Почетная грамота Государственного комитета Республики Карелия по делам национальной политики (2005).
  • Почетная грамота Президиума РАН за многолетний добросовестный труд (2011).
  • Благодарность министра внутренних дел по Республике Карелия за содействие в выполнении задач по научному изучению и сохранению историко-культурного наследия МВД по Республике Карелия (2019).

Историческая справка

Первые поселения людей на территории современного Очёрского района появились еще в эпоху неолита, о чем свидетельствуют многочисленные археологические памятники, созданные еще в период с пятого до первого тысячелетия до нашей эры. Более поздние находки свидетельствуют о том, что примерно с V од XIV века здесь не было постоянных поселений: эта территория была пограничной землей между территорией родановского племенного союза и Волжской Булгарией. Заселение территории вдоль реки Очёр начинается в XVI-XVII веках.

 

История образования хут. Абрамичи

Починок Абрамичи (Трошин, Трошкин) на реке Боровой (при колодце).

Название «Абрамичи» образовано от имени Абрам или от фамилии Абрамов. По народным преданиям починок был основан Абрамом Мокрушиным, что косвенно подтверждается метрическими записями: в 1822 году в Архангельской церкви был отпет крестьянин  «деревни  Меньшиков Абрам Мокрушин, 52 лет, умерший от горячки».

По сведениям 1909 года в «в починке Абрамичи (Трошкин) на реке Боровой» было 8 дворов, в которых учтено 48 человек. Починок входил в Меньшиковское общество Спешковской волости Оханского уезда. В селении проживали крестьяне: «бывшие помещичьи; православные и старообрядцы; русские».

В сведениях 1928 года отмечена «деревня Абрамичи (Трошин) при колодце». Деревня входила в Спешковский сельский совет Спешковской волости Очерского района. В ней было 8 дворов при 41 жителе. По документам ХХ века в селении проживали Мокрушины.

В настоящее время в деревне проживает 1 человек.

История образования д.Балуево

Деревня Балуева (починок Верх Очерского пруда, Балуевский, Балуево) на пруду ( по другим данным на реке Очер)

 Название «Верх Очерского пруда» (первичное для селения) было образовано от места расположения починка в верховьях пруда, названого по реке Очёр.  Деревня Верх пруда упоминалась в сведениях метрической книги «Архангельской церкви села Верх-Очерского завода» в 1824 году. Починок с исследуемым названием был отмечен в ревизской сказке 1834 г и записях метрической книги Михайло Архангельской церкви в 1838 г. В починке проживали  Балуевы, Бурдины, Омышевы, Шардаковы, Власовы.

 В дальнейшем имело место преобразование первичного названия «Верх Очерского пруда» в топоним «деревня Балуева» по фамилии жителя Балуева. В 1909 году селение состояло из 31 двора, где показано 143 человека. Деревня относилась к Уваровскому обществу Спешковской волости Оханского уезда. В данной деревне отмечены крестьяне: «бывшие помещичьи; православные и старообрядцы; русские».

По справочным материалам 1928 года в «деревне Балуева на реке Очёр (пруду)» было 33 двора, в которых проживало 145 человек. Селение входило в Спешковский сельский совет Спешковской волости. Название «деревни Балуево» сохранилось до нашего времени. В ХХ веке в деревне проживали Балуевы, Омышевы.

История образования д.Березники

Деревня Березники на реке Лужковой.

Название «Березники» образовано от расположенных на местности берёзовых рощ. Гидроним «Лужкова» образован по расположенным вокруг реки лугам.

Из истории жителей деревни.

По исследованиям очёрского краеведа Ф.М.Малкова, в деревне Березники жили потомки «бегунов» — особой разновидности старообрядцев, которые не признавали «орлёных» (гербовых) бумаг. При опросе местных жителей в Березниках Малкову много рассказали об Указе 1685 года, который предписывал «жечь в срубе за хулу на Никонову церковь, казнить смертью перекрещивающихся в старую веру, бить кнутом и ссылать тайных раскольников и укрывателей».

(Малков Ф.М. «В старом Очёре»).

По сведениям 1928 года в этой деревне был 21 двор при 97 жителях. По документам ХХ века по селению часто упоминалась фамилия Шардаков. Деревня и сейчас расположена в 200 метрах от Лужково. Её по прежнему окружают берёзовые рощи.

В настоящее время в деревне проживает 49 человек.

История образования д.Ворониха

Починок Воронинский (деревня Ворониха) на реке Спешковой.

Топоним «Воронинский» образован от фамилии Воронов или от прозвища Ворона (птица).

 Название «деревни Ворониха» значилось по списку населенных мест Пермской губернии 1869 года. По сведениям 1909 года была известна «деревня Ворониха на речке Спешкова». В ней было 23 двора при 125 жителях. Деревня входила в Третьяковское общество Спешковской волости Оханского уезда. В селении проживали крестьяне: «бывшие помещичьи; православные и старообрядцы; русские».

Название «Ворониха» сохранилось до XX века. По данным 1928 года «деревня Ворониха на реке Спешкова» насчитывала 26 дворов при 126 жителях. Селение относилось к Спешковскому сельсовету Спешковской волости. В деревне проживали Половниковы, Шафрановы, Плотниковы.

В настоящее время в деревне проживает 16 человек.

История образования д.Вахруши

Деревня Вахруши на реке Самсонихе (при ключе).

  Топоним образован от имени Вахруш или от фамилии Вахрушев. Данное селение было сравнительно молодым и в 19 веке название не было выявлено гидроним «Самсониха» образован по имени Самсон, которое очевидно, носил один из первопоселенцев на берегах речки.

  По сведениям 1909 года известна «деревня Вахруши при ключе». В ней было 29 дворов при 177 жителях. Деревня входила в Третьяковское общество Спешковской волости Оханского уезда. По поселению показаны крестьяне: «бывшие помещичьи; православные и старообрядцы; русские».

  По справочным материалам 1928 года в «деревне Вахруши на реке Самсонихе» было 35 дворов, в которых проживал 171 человек. Селение входило в Спешковский сельский совет Спешковской волости Очёрского района.

В настоящее время в деревне проживает 1 человек.

История образования д.Галино

Деревня Галино на реке Дубасихе (при ключе, приключах). Название деревни связано с разговорным именем Галя, к полному имени Галактион, или с прозвищем Галя, которое могли дать бритому, лысому человеку. Имя было достаточно распространенным, например, в 1834 году в деревне Вахромеева был отмечен Галактион Осипов Мокрушин, 45 лет. С учетом того, что по месту расположения деревня Вахромеева и Галина находились рядом, высока вероятность образования топонима «Галина» по имени указанного выше Галактиона Мокрушина.

В 1840 году в метрические сведения Архангельской церкви был записан крестьянин «деревни Галина» Пинаев. По сведениям 1909 года в «деревне Галина при ключах» было 33 двора, в которых проживало 184 человека. Починок входил в Меньшиковское общество Спешковской волости Оханского уезда. По селению показаны крестьяне: «бывшие помещичьи; православные и старообрядцы; русские». В 1928 году была показана

« деревня Галина на реке Дубасихе» при 47 дворах и 184 жителях. Селение относилось к Зотинскому сельсовету Спешковской волости. По материалам ХХ века в деревне Галино Очерского района вели хозяйства Карелины, Корелины, Ларионовы.

В настоящее время в деревне проживает 21 человек.

История образования п.Дружба

Поселок Дружба.

 Поселок в Лужковском сельском совете. В 1975 году Очерский райисполком принял решение вывести центральную усадьбу совхоза «Семеновский» из черты г.Очера. под строительство отвели территорию в 2-х км от города на перекрестке дорог Очер- Верещагино и Очер – Дворец. 26 июня 1984 года вновь построенный поселок получил название Дружба (прежде, до 1970 года, на этой территории существовал колхоз «Дружба») и стал центром Лужковского  сельсовета.

В настоящее время в деревне проживает 189 человек.

История образования с.Дворец

Село Дворец (-кое, деревня Дворец, Дворецкая) на реке Нытве.

Название образовано от слова двор, что  раньше обозначало дворик или жилую и главную, но меньшую по сравнению с другими часть двора.

С 1839 г. село названо «Дворецким» по сведениям исследователей-краеведов, селение значится «с 1795 года как деревня Верх-Нытвенская, она же и Поселье. В 1834 г уже Верх-Нытвенское поселье. С 1839г село названо Дворецким». По этим же сведениям раньше здесь был скотный двор Шерьинского монастыря. По нашим данным название «деревня Дворецкая» упоминалась уже в начале 19 века. В материалах метрической книги Богородицкой церкви села Шерьинского за 1801 год указана « деревня Дворецкая», в которой проживали Коробейниковы. По метрическим сведениям 1839 года в «селе Дворецкое» был отмечен крестьянин Григорий Петров Костычев. Дворец не входил в собственность Строгановых, поэтому не был отмечен в ревизских сказках по верхнему Очеру. По материалам ревизской сказки 1850 года по Дворецкому сельскому обществу Шерьинской волости было отмечено «село Дворецкое» с населением в 244 человека. По сведениям «списка населенных мест Пермской губернии» за 1869 год в селе была православная церковь, волостное правление, два торжка. По пятницам проводился базар. В сведениях 1909 года в «селе Дворец на реке Нытве» стояло 75 дворов, в которых показано 209 человек: крестьяне «бывшие государственные; православные; русские». В советское время село Дворец стало центром сельского совета с одноименным названием. На 1928 год в селе находилось 60 хозяйств, где проживало 229 человек. Да настоящего времени сохранилось название «село Дворец». В нем упоминаются  фамилии Катаев, Коробейников, Азанов, Карпов, Вшивков, Артемов, Пентюхов, Пьянков, Костылев. Село расположено в живописном месте, по обеим сторонам реки Нытвы. Дворецкий пруд является сокровищницей села и раскинувшихся по его берегам окрестностей.

В настоящее время в деревне проживает 433 человека.

История образования д.Зеленята

Деревня Зеленята на реке Нытве

  Название образовано от фамилии Зеленин. По сведениям Богородитской церкви села Шерьинского в 1809 году в «деревне Зеленята в семье крестьянина Саввы Зеленина родился сын Евдотий». Фамилия была широко распространена на территории возле села Дворец. Например, повторялась по соседним деревням Орлова, Переборная, по сведениям Богородицкой церкви Шерьинского села в 1801 году деревня Зеленята уже существовала. В ней проживали Сальниковы, Азановы. По метрическим сведениям 1839 года в «деревне Зеленята» проживала семья Тимофея Мокиева Шилова.

  В сведениях 1909 года в «деревне Зеленята при реке Нытве», распланированной, имелось 12 дворов при 63 жителях: крестьяне «бывшие государственные; православные; русские». Наличие староверов по селению не показано. Деревня входила в Погорельское общество Дворецкой волости.

  В справочных материалах 1928 года было отмечено, что в деревне Зеленята находилось 15 дворов, где проживало 77 человек. Деревня входила в Дворецкий сельский совет. В ХХ веке по деревне Зеленята Очёрского района упоминались фамилии Азановых, Сальниковых, Ощепковых, Романовых, Чазовых, Бородиных.

В настоящее время в деревне проживает 15 человек.

История образования д.Карсоново

Починок Карсоновский над прудом Очёрского завода (Карсонов, деревня Карсонова, Карсоново) на реке Очёр и на пруду.

Этимология названия затемнена. Фамилия, имя, отчество, прозвище с корневой частью Карсон не установлены. По Карагайскому району упоминался топоним «Карсово», что возможно, имеет отношение к верх-очёрскому названию. В таком случае в основе его лежит пермское слово караситься – делать что-либо медленно, возиться с чем-либо.

  Ссылка на место расположения « над прудом Очерского завода» выделяло починок Карсоновский среди других, одновременно подчёркивало значимость пруда. В указанном верх-очёрском починке в 1782 году проживало 24 человека с фамилиями Тетенов и Федосеев, переведенных по документам из Обвинской округи (жители были показаны по фамильно в издании «Очёр – млечная река»). В дальнейшем в починок подселялись Тиуновы, Омышевы, Масалкины. В 1796 году в «починке Карсоновском» в семье крестьянина Назара Омышева родилась дочь Ефимия. По записи метрической книги Архангельской церкви «в сентябре 1801 года отпет крестьянин починка Карсоновского Макар Карпов сын Тиунов, 62 года, который умер от нечаянно на пути наступившею смертию».

  По сведениям 1869 года в «починке Карсоновски (Карсонов) при реке Очер» было 11 дворов, в которых проживало 38 человек. По сведениям 1909 года деревня входила в Уваровское  общество Спешковской волости. В селении проживали крестьяне: «бывшие помещичьи; православные и старообрядцы; русские».

  В 1928 году деревня относилась к Спешковскому сельскому совету и называлась «Карсонова с деревней Екимовой на речке Шавриха». В указанный год отмечено 35 дворов при 158 жителях. По документам ХХ века в деревне Карсоново  Очёрского района проживали Тетеновы, Шистеровы, Федосеевы, Масалкины, Нохрины.

В настоящее время в деревне проживает 8 человек.

История образования д.Лужково

Деревня Лужково (Лужкова, Лушкова, Лужковская) на реке Лужковой.

 Название образовано от гидронима «Лужкова» из существительного луг или лужевина или по аналогии с топонимами, встречавшимися в соседних уездах. Например, в различных документах и справочниках встречались названия: деревня Лужки и Малые Лужки Оханского уезда, починок Верх-Лужковский Пермского уезда. Топоним «деревня Лужкова» по верхнему Очёру упоминался по документам 4-й ревизской сказки в 1782 году. По этим данным все жители в «деревню Лужкову» были переведены из деревни Красная Слудка, из деревни Горюхалиха и из починка Дальнодубровского Оханской округи (жители по фамильно показаны в издании «Очер-млечная река»). Всего в деревне проживало 102 человека. Однако, по преданиям старожилов, «деревня образовалась задолго до Очерского завода, и к моменту постройки завода и плотины в 1759 году в ней уже было 4 двора».

 Топоним неоднократно упоминался по записям метрических книг различных церквей. В сведениях Георгиевской церкви села Дальнодубровского в 1788 году была отмечена «дочь девка крестьянина Афанасия Колчанова из деревни Лушковой  Марфа». По материалам Архангельской церкви завода в 1796 году в «деревне Лужковой» в семье крестьянина Ивана Колчанова родилась дочь Стефанида, в 1801 году в семье «крестьянина деревни Лужковской Мирона Шардакова родилась дочь Анна. Восприемником была жена крестьянина того же починка Григория Южакова – Анна Никитина».

  По сведениям 1869 года в «деревне Лушкова при речке Лушковой» было 78 дворов, в которых проживало 522 человека. В 1904 году данная деревня была центром Лужковского общества Верх-Очерской волости. В ней существовало 127 хозяйств при656 жителях. В 1909 году селение относилось к указанному обществу и насчитывало 125 хозяйств, в которых было учтено 518 человек. В селение были показаны крестьяне: «бывшие помещичьи, православные и старообрядцы; русские».

  По материалам 1928 года в деревне с исследуемым названием находилось136 дворов, в которых проживало 519 человек. Селение входило в Зареченский сельсовет Верх-Очёрской волости.

  До нашего времени сохранилось название «деревни Лужково». Деревня находится рядом с городом Очёром с его северной окраины. Можно говорить о расположении деревни на пруду, поскольку Лужковский залив очёрского пруда разделяет селение на 2 половины. Среди её жителей в ХХ веке часто упоминались фамилии Южаков, Шистеров, Колчанов, Тиунов, Бояршинов, Путин, Соромотин, Шардаков, Тетенов.

В настоящее время в деревне проживает 657 человек.

История образования д.Мешалки

Деревня Мешалки (-на) на реке Саламатке.

  Этимология названия затемнена. Ссылка на топоним «Мешалкин» косвенно говорит о связи названия с прозвищем «Мешалка/Мешалкин, которое давали болтливому, легкомысленному человеку. Не исключено образование прозвища и от сложившейся привычки кого-то из жителей смешивать какой-либо продукт. Возможно, что в основе названия лежит прозвище Мешалка, которое давали человеку, который мешался при производстве каких-либо работ.

  По сведениям 1928 года в «деревне Мешалки (-на) на реке Саламатке» находился 31 двор, в котором проживало 140 человек. Деревня входила в Дворецкий сельский совет. В ХХ веке часто по деревне Мешалки упоминались фамилии Артемов, Деменев.

В настоящее время в деревне проживает 4 человека.

История образования д.Морозово

Деревня Морозова ( Морозово, по речке Малой Озерной) на реке Морозовой ( по другим данным на реке Озерной).

Название «Морозово» образовано от фамилии Морозов, которая упоминалась в числе первых по данным 4-й народной переписи 1782 года. Фамилия Морозов происходит от некалендарного имени или прозвища Мороз, которое давали человеку, родившемуся зимой или закаленному человеку ( по Е.Н.Поляковой),фамилия была позднее широко распространенной в починке По речке Малой Озерной. В 1816 году, например, в починке проживали Иван Фокиев Морозов, Емельян Фокиев Морозов, Миней Фокиев Морозов. Позднее деревня сменила своё название и стала называться «Морозово», которую мы знаем по Очёрскому району в настоящее время. При изменении названия деревни произошло и изменение названия речки на «Морозову».

В 1928 году в «деревне Морозова на реке Озерной» было 108 хозяйств, в которых проживало 403 человека. Селение входило в Морозовский сельсовет Верх-Очёрской  волости. Название  «деревня Морозово» сохранилось до наших дней. Упоминаемые по ней фамилии: Морозов, Соловьев, Азанов, Вшивков, Путин, Субботин, Шаров, Деменев, Чазов, Колчанов, Игнатьев, Дерендяев.

В настоящее время в деревне проживает 274 человека.

История образования д.Новоселы

Деревня Новосёлы при колодцах

  Название происходит от слов новый и селиться. Топоним широко применяется на всей территории Прикамья. В 1909 году по верхнему Очёру упоминалось название «починок Новоселы он же Чапчинский».

  В 1904 году селение входило в Лужковское общество Верх-Очёрской волости и насчитывало 8 дворов, в которых вели хозяйства 42 человека. В 1909 году в «деревне Новоселы при колодцах» имелось 12 дворов при 55 жителях: крестьяне «бывшие помещичьи; православные и старообрядцы; русские».

  По материалам 1928 года в дерене с исследуемым названием находилось 15 дворов, в которых проживало 59 человек. Селение входило в Зареченский сельсовет Верх-Очёрской волости. В 1961 году деревня входила в Куликовский сельский совет.

  Дорога  из г.Очера в г.Верещагино проходит и сегодня мимо деревни Новоселы. Вокруг неё красиво раскинулись многочисленные рыбиновые и березовые рощи. Упоминание данной деревни ещё в 1904 году говорит нам о её более чем столетнем возрасте. В материалах ХХ века отмечено, что в данном селении проживали Колчановы и Южаковы.

В настоящее время в деревне проживает 7 человек.

История образования д.Пермячата

Починок Пермячата на речке Спешковой.

Топоним образован от фамилии Перминов. Название прямо указывает на место проживания пермяков на верх- очерских земляках. В зависимости метрической книги Архангельской церкви Очерского завода в 1802 году было отмечено: « в семье крестьянина починка у Пермячат Фотия Перминова родился сын Леонтий». Фамилия Перминов и легла в основу образования топонима. Починок с исследуемым названием упоминался в метрических записях Архангельской церкви «Верхъ – Очерскаго Завода» в 1796 году. В этот год в семье жителя «починка У пермячат» Епифана Теплоухова родился сын Никифор. В последующем топоним будет изменен на «Пермячата».

 В 1838 году в Михайло – Архангельской церкви очёрского завода крестил ребёнка крестьянин « деревни Пермячата» Верещагин.

В настоящее время в деревне проживает 26 человек.

История образования д.Подгорная

Починок Подгорный на реке Боровой.

  Название дано по аналогии с названием «Нагорный», «Под горами», «Загора» и т.п., что означало расположение селения на местности. По народным преданиям починок основан Абрамом Мокрушиным. У названия было и второе название «Абрамичи», которое однако в официальных документах в таком сочетании не встречалось. Вероятно, что селения «Подгорный», «Абрамичи» и «деревня Меньшикова» входили в конгломерат деревень, и в 1834 году 8-й переписью все жители были показаны по «деревне Меньшиковой».

  По сведениям 1909 года в «починке Подгорном на реке Боровой» было 8 дворов, в которых проживало 55 человек. Починок входил в Меньшиковское общество Спешковской волости Оханского уезда. В селении проживали крестьяне «бывшие помещичьи; православные и старообрядцы; русские».

  По материалам 1928 года в «поселке Подгорный» было 11 дворов при 49 жителях. Селение относилось к Спешковскому сельсовету Спешковской волости. В советское время в нем проживали Мокрушины.

В настоящее время в деревне проживает 7 человек.

История образования д.Песьяна

Деревня  Песьяна (починок Песьяский, Песьяна)) на реке Песьянке (на реке Нытве и Песьянке).

  Топоним образован по гидрониму « Песьянка», что обозначало песчаное дно речки. По сведениям Богородской церкви села Шерьинского в 1809 году в «деревне Песьяна в семье Никиты Петрова родился сын Иоанн». Название деревни упоминалось по данным метрической книги Шерьинской церкви и в 1839 году.

  Топоним был распространенным. По материалам ревизской сказки 1850 года по Дворецкому сельскому обществу Шерьинской волости была отмечена «деревня Песьяна» с населением в 203 человека. Упоминались фамилии Широглазов, Мосягин, Миков, Овчинников, Романов, Ощепков, Иванов. По справочным материалам 1869 года в «деревне Песьяне при речке Песьяной» проживал 109 человек в 18 дворах. В этот же год в «починке Песьяном приречке Песьянке» находилось 11 дворов при 82 жителях.

  В 1928 году в «деревне Песьяны на реке Песьнке» было 36 дворов, в которых проживал 161 человек. Деревня входила Дворецкий сельский совет. В этот же год селение входило в Морозовский сельсовет Верх-Очёрской волости.

В настоящее время в деревне проживает 6 человек.

История образования д.Рогали

Починок Рогалевский (деревня Рогали) на речке Талице.

Этимологическая трактовка названия основана на двух версиях. Первая связана с производством в починке рогалей, т.е. деревянных вил или речек для сохи. При обозначениях деревень специфика труда жителей селения находила отражение в потониме «Лошкари», «пастухи». Название могло быть дано по аналогии с топонимом «Рогали» где приживали старообрядцы Носковы. Позднее занесено с переселенцами или единоверцами староверами.

  Рогали образовалась от прозвища Рогаль. Рогаль- ручка сохи, за которую держится пахарь или деревянные вилы.

Починок на верхнем Очёре с исследуемым названием упоминался в метрических записях Архангельской церкви Верх – Очерского завода ещё в 1796 году. В этот год в семье жителя « починка Рогалевского Верхочерского Архангельского прихода» Флора Носкова родилась дочь Татьяна, в семье Тимофея Баталова – дочь Параскева, а в семье Ефима Носкова – дочь Ирина. В дальнейшем топоним неоднократно упоминался по церковным книгам. В 1838 году в Михайло – Архангельской церкви очерского завода крестили детей крестьяне «деревни Рогали» Дудины, Марамыгины, Плотниковы, Бояршиновы.

 В материалах 1869 года в «деревне Рогали при речке Талице» было 50 дворов, в которых проживало 259 человек. По сведениям 1909 года в «деревне Рогали на реке Спешкове» находилось 85 дворов при 250 жителях. Отмечено наличие православной церкви. Селение было центром Рогалевского общества Спешковской волости Оханского уезда. В нем показаны крестьяне: «бывшие помещичьи; православные и старообрядцы; русские».

На 1928 год была отмечена «деревня Рогали на речке Талице» Спешковского сельсовета Спешковской волости. В селении существовало 96 частных хозяйств при 382 жителях. По деревне Рогали Очёрского района в документах ХХ века упоминались фамилии: Голдобин, Марамыгин, Носков, Шистеров, Максимов, Маринкин, Лобанов.

 Немного из истории Рогалей

В 1906 году в селе Рогали была построена Стефано- Сергиевская церковь, как было отмечено в документах «тщением потомственного почетного гражданина Василия Ивановича Шайдурова». В приходе данной церкви существовали 3 земских школы:  в деревне Спешковской (с 1877г.), в деревне Хрустали (с 1910г), в деревне Кисляки (с 1913г.).

В настоящее время в деревне проживает 186человек.

История образования д.Спешково

Село Спешково известно с 1800 года, как деревня Судорогина. Существует две версии происхождения названия. Первая, дано по речке, в основе его прозвище Спешко. Спешко- тот, кто торопится, спешит.

Вторая версия. Через село Спешково проходил тракт из Очера на Бородулино, везли товары на базар, уставший путник останавливался у трактира, чтобы отдохнуть и напоить лошадей, т.е. спешивался.

Деревня была расположена вдоль дороги. Жили в ней крепостные  крестьяне, жили бедно – держали скот, пахали, сеяли, ткали, катали валенки, выделывали овчины, а излишки возили на базар. Затем стали расселяться в более благоприятные места к водным  источникам. Так стали появляться  в округе  другие деревни.

Крестьяне окрестных деревень имели свое  хозяйство. Сеяли зерно, лен, держали много скота. В каждой деревне были мастера своего дела. Больше всего было кузнецов, плотников, портных, столяров, кирпичников

На 1 января 1939 года всего проживало в Спешковском сельском Совете 1432 человека.

Численность д.Спешково зарегистрированного населения на 01.01.2017 год составляет 432 человека.

История образования д.Третьяки

 Деревня Третьяки  Спешковского поселения по сведениям краеведов  известна с 1760года как «починок Третьяковых у речки Спешковой». Тогда здесь жил Конон Петров сын Третьяков с  тремя сыновьями. Третьяк – нецерковное имя, значит «третий сын в семье».

  В 1831году все жители Третьякова были переписаны из ведомства сельца Путинского в ведомство Верхочерских деревень. По сведениям 1869 года отмечена «деревня Третьяки при речке Спешковой». В ней 38 дворов при 190 жителях. В сведениях 1909 года в «деревне Третьяки на речке Спешкове» было 60 дворов, в которых проживало 259 человек. В деревне также имелась земская школа и библиотека. В селении были отмечены крестьяне: «бывшие помещичьи; православные и старообрядцы; русские». Деревня являлась центром Третьяковского общества Спешковской волости Оханского уезда.

  В материалах 1928 года была показана «деревня Третьяки на речке Спешковой». В ней было 59 дворов при 236 жителях. Селение относилось к Спешковскому сельсовету Спешковской волости. В материалах XX века отмечено. Что в селении с исследуемым названием проживали Корпачевы, Сергеевы, Тиуновы, Южаковы, Шафрановы.

В настоящее время в деревне проживает 33 человека

История образования д.Черная

Деревня Над речкой Черной (деревня Черная) на речке Черной).       Название образовано от места расположения. Гидроним «Черная», вероятно, назван русскими первопоселенцами из-за цвета воды (возможно, от большого наличия торфяников). Однако не исключается и коми-зырянское или коми-пермское происхождение названия от чер – «ручей» или шор/шер – «ручей, речка». Гидроним был распространённым для Прикамья. Позднее название селения «Над речкой Черной» изменилось на «Черная», но упоминались оба топонима. По записям в метрической книге Архангельской церкви Верх-Очерского завода 1822 года в «деревне Черной» проживала семья крестьянина Федора Окулова. В 1838 году Архангельскую церковь посещали жители «деревни По речке Черной» Окуловы и Тютиковы.

  По материалам 1928 года в деревне с исследуемым названием находилось 48 дворов, в которых отмечено 118 человек. В ХХ веке в данном селении проживали Окуловы/Акуловы, Тютиковы. В настоящее время топоним сохранился, но сама деревня стала местом для строительства баз отдыха жителями Очёрского района и края.  

В настоящее время в деревне проживает 17 человек.

История образования д.Хлопуши

Починок Хлопушин (деревня Хлопуши) при ключах ( при колодцах).

Этимологическая трактовка данного топонима затемнена. Наиболее вероятной версией его появления является образование названия по способу ведения рыбной ловли местными жителями. Когда они хлопали по воде. Загоняя рыбу в сети. В «Толковом словаре» В.Даля есть понятие рыбачья хлопуша- «снаряд, которым пугают и загоняют в сети рыбу, ботало».Вряд ли версия образования топонима от слова хлопушка, связанного со словом хлопать, т.е. говорить неправду, болтать языком, укоренилась бы среди трудолюбивого крестьянства. Слово хлоп могло быть сокращенным от прозвища Холоп. Аналогия при образовании топонима также возможна, поскольку селение с одноименным названием «починок Хлопушин» относилось по сведениям 1869 года к Оханскому уезду. Оно появилось несколько позднее: в метрические записи Михайло – Архангельской церкви за 1886 год внесены сведения о венчании «крестьянина деревни Уваровой  Данилы Иосифовича Шистерова и дочери крестьянина Василия Даниловича Тиунова из деревни Хлопуши девки Матроны».

  В материалах 1909 года показана «деревня Хлопуши при ключе». В ней было 18 дворов, где проживало 80 человек. Деревня входила в Ипатовское общество Спешковской волости Оханского уезда. В селении были отмечены крестьяне: «бывшие помещичьи; православные и старообрядцы; русские».

По материалам 1928 года в деревне «Хлопуши при колодцах»  было 16 дворов при 83 жителях. Селение относилось к Спешковскому сельсовету Спешковской волости. Наиболее часто упоминаемой фамилией по данному селению была Тиунов.

В настоящее время в деревне проживает 24 человека. 

1 января 2006 года  образовалось Спешковское сельское поселение с центром д. Спешково.

В состав,  которого вошли три сельских Совета: Дворецкий, Лужковский, Спешковский.

В состав Спешковского сельского поселения при его образовании входили территории следующих населенных пунктов

1. Абрамичи

2. Балуево 

3. Березники

4. Ворониха  

5. Вахруши

6. Веселково 

7. Галино

8. Дружба

9. Дворец 

10.Егоршата

11. Заполье                                               

12. Зеленята                                             

13. Карсаново                                           

14. Коса                                                    

15. Лупино 

16. Лужково 

17. Мешалки

18. Меньшиково

19. Морозово

20. Новоселы

21. Песьяна

22. Погорелки

23.Подгорная

24. Пермечата

25. Рогали

26. Спешково

27. Соломатка

28. Третьяки

29. Хлопуши

30. Черная

               

старообрядцев — периферия РоссииПериферия России

[Глиннис Стивенсон]

История раскольников , или раскольников, получивших название старообрядцев ( староверов или старообриадцев ), началась в бурную середину семнадцатого века при правлении царя Алексея. Алексий взошел на престол в 1645 году в возрасте шестнадцати лет и вскоре попал под власть монаха Никона. К 1652 году Никон произвел на царя такое впечатление, что он был назначен Патриархом Московским — высшей должностью в

году.

Картина Василия Сурикова, изображающая старообрядческую Боярину Морозову, изображает ее в момент ареста.В сочувственном изображении Сурикова Морозова демонстративно демонстрирует двуручное крестное знамение в прямом противоречии с авторитетом государственной церкви.

Русская Православная Церковь. Никон не был первым крупным реформатором русской литургии и обрядов — царь Иван IV созвал Стоглавский собор в 1551 году, чтобы исправить нечестивые обычаи церкви (Чернявский, 6), — но его радикальные идеи вызвали массовое движение. В контексте середины семнадцатого века можно понять негативную реакцию на религиозные реформы Никона.После Смуты (смута) власть шляхты утвердилась, и русское крестьянство стало более привязанным к своей земле. Более того, секуляризация, которая распространялась из-за наплыва западных идей, представляла угрозу для русского благочестия (Чернявский, 5). Царь Алексей стремился минимизировать будущие беспорядки своим Уложением 1649 года (Чернявский, 5). Этот неоднозначный документ узаконил крепостное право на всей территории Московской империи. Несмотря на эти усилия, крестьянские и казачьи восстания продолжались.Принятие царем радикальных изменений религиозной практики Никона еще больше разозлило и без того недовольное население. Массовое недовольство проявилось на периферии Российской империи, где государственный контроль был наиболее слабым (Чернявский, 5). Оплотом старообрядчества стали Северная Русь, Сибирь и Урал (Чернявский, 4). Старообрядцы отвергли проведенные Никоном реформы церковной литургии и практики. Если Никон стремился привести русское православие в большее соответствие с практикой Греческой православной церкви, то старообрядцы стремились защитить автономию Русской православной церкви.Это сопротивление власти Московского государства было встречено с особой жестокостью. Государство теперь определяло старообрядцев как еретиков и врагов государства (Crummey, 39). Дочь царя Алексея, принцесса София, стремилась сокрушить старообрядчество так, как ее отец не осмеливался (Крамми, 40). Придя к власти в результате интриг и восстаний, София была полна решимости подавить любую оппозицию своему правлению (Крамми, 40). Правительство Софии не делало различий между религиозными пуристами и мятежниками; всякое противодействие стабильности будет встречено разрушением (Crummey, 40).София изложила свои планы относительно повстанцев в своем указе 1684 года (Крамми, 41). За старообрядцами охотились, пытали и сжигали на кострах как еретиков (Crummey, 41). Их можно было избежать казни, только если они признали новую церковь и ее ритуал (Crummey, 41). Реформатским старообрядцам был назначен надзиратель, что-то вроде современного офицера службы пробации, который следил за их религиозной деятельностью; любые отступления от старообрядчества немедленно карались казнью (Crummey, 41).

Жесткая политика Софии привела к большому демографическому сдвигу, поскольку старообрядцы покинули городские районы и перебрались на периферию Империи (Crummey, 42). Они нашли единомышленников в Донском казачьем районе и на границе с Польшей; они укрылись с другими «врагами государства» (Crummey, 42). Старообрядцы присоединились к донским казакам в их восстаниях против Московского государства (Crummey, 43). В своих воинственных походах против государства и новой церкви старообрядцы не смогли победить московские войска, но предпочли мученичество плену и казни.Прежде чем их можно было затащить обратно в Москву, старообрядцы зажгли себя группой — некоторые группы насчитывали до 1500 человек (Crummey, 51).

В 1689 году правление Софии подошло к концу, и постепенно прекратились массовые преследования старообрядцев (Crummey, 56). В отличие от своей сводной сестры, Петр Великий стремился различать врагов, которые представляли угрозу его правлению, и религиозных пуристов (Crummey, 56). Воинственность старообрядцев утихла, поскольку они не были готовы умереть, если на них не нападут (Crummey, 57).Старообрядцы обратились от самоуничтожения к самотворению; они стремились создать свою культуру и образ жизни в рамках русского общества (Crummey, 57). В 1702 году Петр издал указ о религиозной терпимости, по-видимому, открывший новую эру внутренней стабильности (Crummey, 62). Но некоторые другие аспекты правления Петра беспокоили старообрядцев. Как и многие другие русские, старообрядцы не доверяли иностранным объединениям Петра и не хотели носить западную одежду и обычаи (Crummey, 63).Подчинение Петром всей религиозности благополучию государства напугало старообрядцев, которые считали Петра антихристом (Crummey, 63). Староверы вдали от Петербурга становились все более привлекательными местами для проживания. В своих усилиях направить все аспекты жизни общества на сохранение государства Петр Великий заручился помощью старообрядцев в добыче железной руды для государства (Crummey, 69). Взамен Петр предоставил старообрядческим общинам полную свободу автономии и исповедовать свою религию (Crummey, 69).Отнюдь не изгои, старообрядцы были неотъемлемой частью экономики штата. По большей части законодательство Петра в отношении старообрядцев было гибким и терпимым — они должны были платить штраф за бороды только в том случае, если они решили жить или посещать города (Крамми, 80). В более поздний период своего правления Петр решил, что невозможно полностью изолировать религиозные обычаи старообрядцев от возможных политических отклонений. Петр начал считать старообрядцев подрывными и опасными по своей сути (Crummey, 80).Петровский указ от 8 февраля 1716 года заставил старообрядцев заплатить за свое особое место в обществе. Старообрядцы теперь должны будут зарегистрироваться в правительстве и платить двойной налог на душу населения для своего социального класса (Crummey, 80). После смерти своего сына Алексиса под пытками в 1718 году Петр знал, что не может рисковать в отношении потенциальных врагов своей политики. Петр принял ряд мер против старообрядцев, включая осуждение инакомыслящих на каторгу и принуждение тех, кто жил в обществе, носить специальные значки (Crummey, 81).Посторонних нужно было узнавать даже на расстоянии. Священникам-старообрядцам было запрещено под страхом сурового наказания заниматься и обращением в свою веру по распоряжению Священного Синода (Crummey, 81). Петр надеялся, что его политика в конечном итоге уничтожит фракцию старообрядцев (Crummey, 81). Родители-старообрядцы должны были крестить своих детей в государственной церкви в надежде быстро искоренить старообрядчество (Crummey, 81).

Однако число старообрядцев продолжало расти перед лицом преследований; Выполнение закона Петра стоило дороже, чем государство получало от двойного налога, а старообрядцы, как правило, жили далеко от Св.-Петербург (Крамми, 82). С приходом к власти императрицы Анны в 1730 году старообрядцы напрасно надеялись на какое-то избавление от преследований (Crummey, 159). Племянница Петра Великого не проявила помилования. Она энергично применяла законы своих предшественников и усилила нападки на инакомыслящих (Crummey, 159). Ее чиновники были еще более яростными противниками старообрядчества. Православных священнослужителей отправляли проповедовать в старообрядческие твердыни в надежде быстро искоренить старообрядчество (Crummey, 160).В то время как предыдущие правители освобождали старообрядцев от военной службы и вытекающего из этого требования предоставления лошадей для военных, Анна отменила это освобождение, поскольку оно позволяло староверу распространяться только (Crummey, 160). Анна почти не меняла законодательства своего дяди; она служила для более решительного обеспечения его соблюдения.

Преемница Анны, императрица Елизавета, пошла по совершенно иному пути, когда дело дошло до обращения со старообрядцами. Она просто предпочла не признавать их существование (Crummey, 185).Хотя ее правительство не предприняло никаких действий против старообрядцев, они также не отменили ни одного законодательства ее предшественников (Crummey, 185). В декрете сената и синода от 13 мая 1745 г. старообрядцы были объявлены «врагами светской руки» (Crummey, 185). Этот закон просто укреплял право императрицы взимать двойной налог, который Петр Великий наложил на старообрядцев, ничего революционного в этом не было. Были арестованы только самые активные старообрядческие миссионеры, и любое проникновение на территорию старообрядцев имперских советников вызвало волну массовых самоубийств (Crummey, 188).Поскольку эти массовые мученики вызывали смущение во все более просвещенной Европе, очень немногие советники хотели действовать как катализатор (Crummey, 188). Попытки разогнать отряды старообрядцев были встречены самосожжением. Как ни странно, именно Элизабет, возможно, одна из правителей, наименее вовлеченных в дела государства, пришлось столкнуться со вторым витком массовых мучеников (Crummey, 189).

Петр III сменил Елизавету в 1761 году и положил конец преследованию старообрядческих общин, считая проникновение старообрядческих общин главным катализатором их массовых самоубийств (Crummey, 194).После преследований в прошлом многие старообрядцы бежали на польскую сторону русско-польской границы, где находились большие лагеря беженцев, заботившиеся о старообрядцах (Crummey, 194). Петр III стремился вернуть старообрядцев новой политикой ненападения в 1762 году; государству был нужен доход, который давал налог на старообрядцев, и для государства было неловко думать, что оно не может контролировать свое население (Crummey, 194). Что еще более важно, старообрядцы не могли оправдать свое самоубийство ничем иным, как тщеславием, если бы империальные силы не причинили им вреда (Crummey, 195).Но примирение не могло купить доверие старообрядцев, которые оставались в своих польских поселениях в период правления Екатерины Великой и после нее (Crummey, 196). Екатерина, не желая принять их отказ от ее предложения о переселении в Сибирь, послала вооруженные войска, чтобы вернуть своих подданных (Crummey, 196).

После того, как Екатерина вернула своих подданных силой, она отменила карательное законодательство Петра Великого, включая налог на двойную голову (Crummey, 196). Старообрядцы больше не могли называться уничижительным термином «раскольники» и считались обычными гражданами (Crummey, 196).Не опасаясь преследований, общины старообрядцев росли и становились богатыми и провозгласили правление Екатерины «мирным и золотым веком» (Crummey, 197). Преемники Екатерины Павел и Александр I внесли очень мало изменений в действующее законодательство. Александр I восстановил употребление термина «раскольники», который сам по себе не слишком опасен, и преследовал только самые радикальные секты (Crummey, 199). Конец правления Александра привел к ужесточению законов против старообрядцев. Все более скептически относясь к инакомыслию в любой форме, Александр I лишил старообрядцев права голосовать на местных выборах в 1820 году как следствие их отказа молиться за императора (Crummey, 199).Старообрядцы могли быть сосланы в Сибирь, отправлены в армию и больше не могли строить часовни (Crummey, 199). В 1825 году Александр создал комитет по раскольникам, чтобы собирать информацию обо всех сектах старообрядчества и держать царя в курсе всей «нерусской деятельности» (Crummey, 199).

В первые годы своего правления Николай II разрушил старообрядческие часовни, которые были построены незаконно и не позволял строить новые (Crummey, 208). В этом смысле он не отличался кардинально от законодательства Александра I.Большая часть ранних законов Николая на удивление защищала старообрядцев от преследований. Указы 1827 и 1834 годов запрещали имперским чиновникам грабить дома старообрядцев и разрушать беспоповстные («беспоповстные») частные службы (Crummey, 208). Пока что старообрядцы были в основном живы. Как только Николай начал осматривать старообрядческие поселения, он увидел, что его граждане совершили большой проступок. В то время как старообрядцы хвалили царя и его семью как набожных, они также молились, чтобы он вернулся на «правоверный» путь (Crummey, 211).В 1836 году они были вынуждены подписать ордер о том, что они будут полностью молиться царю и его семье; старообрядцы подчинялись без сопротивления (Crummey, 211). Указ 1854 года запрещал доступ к купеческим гильдиям тем, кто не был членами государственной церкви, и этот закон вызвал волну обращений (Crummey, 215). Церкви старообрядцев были повторно посвящены государству, а монахи и монахини были сосланы (Crummey, 215). Когда последние населенные пункты в пределах досягаемости столицы были разрушены, старообрядцы либо обращались в христианство, либо бежали в дальние уголки империи.Правление Николая I эффективно уничтожило старообрядческую культуру в пределах крупных городов (Crummey, 218).

Эта политика религиозных преследований продолжалась до тех пор, пока царь Николай II не издал указ о веротерпимости в 1905 году (Робсон, 713). До Октябрьской революции 1917 года старообрядцы пользовались религиозной свободой и опубликовали множество книг, объясняющих их обряды и ритуалы (Робсон, 715). Нельзя недооценивать силу литературы как инструмента для установления групповой идентичности; Старообрядцы верили в чистую веру, существовавшую до Никонианских реформ семнадцатого века (Робсон, 715).Старообрядцы открыто установили различия между своими отдельными сектами, поповцами, или последователями «священников», и беспоповцами, или «беспоповцами» (Робсон, 715). Это открытое сектантство было бы неслыханным в более ранний период. Они открыто утверждали, что старообрядчество может выдержать современность и революцию, в то время как государственная церковь меняется и колеблется (Робсон, 716). Истинно радикальные старообрядцы утверждали, что отцы государственной церкви меняли ритуал «по прихоти» (Робсон, 716).Все подобия западных идей с их намёками на секуляризацию были отвергнуты старообрядцами (Робсон, 717). Чтобы поблагодарить царя за его доброту, старообрядческие лидеры сочли молитву за безопасность царя и его семьи благочестивой в 1906 году и в 1909 году опубликовали молитву за царя (Робсон, 718). Но общение с членами государственной церкви могло отвлечь староверов от истинной веры и поэтому было запрещено старейшинами (Робсон, 718). После того, как большевики взяли под свой контроль в 1917 году, многие ветви поповцев и беспоповцев смогли стать зарегистрированными и официально признанными группами в Советском Союзе.Некоторые менее успешные группы эмигрировали, хотя о старообрядческих общинах в Казахстане, Сибири, на Урале, в США и Бразилии написано мало (Encyclopaedia Britannica). В 1971 году Собор Русской Православной Церкви принес официальные извинения за преследования старообрядцев и узаконил их обряды и ритуалы (Британская энциклопедия).

_____________________________________________________________

Цит. Работ:

  • Рой Р.Робсон, «Литургия и община среди старообрядцев , » 1905-1917 гг. » Славянское обозрение 52, вып. 4 (1993): 713-724.
  • Михаил Чернявский, «Старообрядцы и новая религия , » Славянское обозрение 25, вып. 1 (1966): 1-39.
  • Роберт О. Крамми, Старообрядцы и мир антихриста ( Мэдисон, Милуоки и Лондон: Издательство Висконсинского университета, 1970).
  • Британская энциклопедия .«Старообрядец». По состоянию на 19 февраля 2012 г. http://www.britannica.com/EBchecked/topic/426794/Old-Believer.

Текстовое наследие уральских старообрядцев

Во второй половине XVII века патриарх Никон реформировал русские церковные обряды и ряд традиционных текстов. Целью реформы было слияние русской, греческой, белорусской и украинской культур. Однако это привело к разрыву со старорусскими традициями. Русское общество раскололось на два лагеря: сторонников реформ «никонианцы» и их противников — старообрядцев.Старообрядчество было крупнейшим оппозиционным движением, возникшим в России до 1905 года. Они подвергались жестоким преследованиям со стороны государства и официальной православной церкви; они также подвергались репрессиям в сталинскую эпоху. Однако, несмотря на все преследования, старообрядцы не только сохранили русскую культуру, но и развили и адаптировали ее к новым условиям.

Тексты старообрядцев принадлежали к многовековой традиции: они основывались на византийских книгах, появившихся на Руси вместе с христианством.Русские писцы добавили свой уникальный стиль композиции к византийской текстовой традиции, создав тематические сборники ( сборников, ), основанные как на канонических, так и на апокрифических христианских книгах. Во время спора с официальной Православной Церковью старообрядцы переосмыслили многие очерки ранних христианских писателей, создав огромную массу оригинальной литературы.

С конца XVII века Урал стал центром старообрядчества; многие бежали туда из центральной России, чтобы избежать преследований.Группа исследователей исторического факультета Уральского государственного университета (ныне Уральский федеральный университет) организовала археографические экспедиции в старообрядческие поселения, раскинувшиеся на огромной территории от Волги до Западной Сибири. Эти экспедиции проходили с 1974 по 2002 год.

После десятилетий полевых исследований было собрано почти 6000 экземпляров этой текстовой традиции (начиная с пятнадцатого до конца двадцатого веков). В этой коллекции можно найти широкий спектр рукописей и печатных книг, в которых представлены все элементы древнерусской текстовой традиции.

Коллекции, собранные этими экспедициями, включают старообрядческие учебники ( учетные сборники, ), молитвенники, полемики, эсхатологические очерки, позднерусские летописи, произведения демографического и научного характера, а также нотные листы, содержащие древнерусские формы музыкального обозначение (так называемые крючки ).

Здесь также находится собрание архивных документов: это материалы местных старообрядческих соборов, переписка выдающихся лидеров старообрядчества ХХ века, фотографии последних десятилетий имперского режима.Все эти документы чрезвычайно важны для изучения средневековой культуры, адаптации этой культуры к современным условиям и ее влияния на социальную и политическую историю России. Они дают нам возможность изучать местные культуры в окружении враждебных властей, а также могут использоваться для подготовки специалистов в области истории, филологии, теологии и искусства.


В настоящее время коллекция хранится в Лаборатории археографических исследований Гуманитарно-художественного института Уральского федерального университета.Здесь работает ряд специалистов, имеющих опыт работы с раритетными книгами и рукописями.

Состояние этих сборников требует комментария. Возраст этих книг колеблется от 100 до 500 лет: многие поступили в лабораторию в очень плохом состоянии. Они были повреждены грибком и были невероятно грязными: бумага разрушалась от окисления. 90% наших коллекций нуждаются в консервации и реставрации. Коллектив лаборатории делает все возможное для этого.

В рамках EAP556 мы оцифровали 35 старых книг и рукописей.Мы смогли сделать более 20 000 цифровых фотографий. Вы можете найти эти копии как на сайте EAP, так и на новом сайте нашей Лаборатории.

Это привело к тому, что несколько важных книг и рукописей стали доступны в свободном доступе. К ним относятся:

Богослужебные книги, известные как Триод постная и Евангелия (Москва, 1550-е гг.): Это были одни из первых печатных книг в России.

Пример евангельской обложки

Пример триода ’

2) Первый полностью печатный экземпляр Библии на церковнославянском языке (Острог, Речь Посполитая, 1581 г.).

Острожская Библия

3) Освещенный апокалипсис с комментарием святого Андрея Кесарийского. Царь Петр Великий, его главный помощник Александр Меньщиков и его жена Екатерина I изображены во главе армии антихриста.

Традиция старообрядческих рукописей не была уничтожена советскими гонениями. Ярким примером этой традиции является эсхатологический очерк уральского старообрядца Ирадиона Уральского (конец ХХ века).

В ходе работы над этим проектом нам удалось выполнить дополнительную чрезвычайно важную задачу: все книги были помещены в некислотные ящики, что помогло нам сохранить их.

У нас также есть реставрационная мастерская, где высококвалифицированные реставраторы выполняют свою тонкую и сложную работу:

Мы продолжаем изучать и сохранять эти ценные старообрядческие книги и рукописи. Еще раз благодарим Программу «Архивы, находящиеся под угрозой исчезновения».Работать с EAP было настоящим удовольствием: было очень мало бюрократии, команда очень отзывчива, и было предложено много дружелюбия. Участие в программе оказало значительное влияние на наши планы на будущее по оцифровке. В этом году мы планируем разместить на нашем сайте еще 20 000 изображений. Наши исследователи распространяют знания о текстовом наследии уральского старообрядчества, написав статьи и монографии. Недавно вышла книга об иллюстрированных апокалипсисах, написанная Ириной Починской, лидером нашего проекта EAP, и Натальей Ануфриевой.К книге есть цифровое приложение, содержащее несколько книг, скопированных в ходе нашего проекта.

Наконец, мы пытаемся популяризировать знания о русской средневековой и старообрядческой культуре. На нашем сайте есть специальный раздел, посвященный сочинениям, которые, мы думаем, вы найдете чрезвычайно интересными. Мы также надеемся, что вам понравится пример старообрядческого пения: ноты написаны сотни лет назад, а певицей является наша аспирантка Анна Михеева.

Это был замечательный опыт, и мы надеемся, что это только начало!

Авторы Ирина Почиская и Александр Палкин

Отдых на Аляске и советы по путешествиям от надежных жителей Аляски

На окраинах Гомера возникли четыре тихие и уединенные русские старообрядческие общины.Они покинули свою родную страну в поисках свободы поклоняться по-своему.

Первой (и самой простой для посещения) общиной русских старообрядцев на полуострове Кенай был Николаевск, расположенный в 10 милях к востоку от мыса Якорь на Северной развилке дороги, недалеко от северной развилки реки Якорь. Основанный в 1968 году пятью семьями при финансовой поддержке Фонда Толстого в Нью-Йорке, в Николаевске проживает около 300 человек. Здесь есть почта, небольшой ресторан, где подают блюда русской кухни, художественные магазины, гостевые дома и красивая церковь Св. Святой Николай.Посетителям Николаевска рекомендуется обращать внимание на знаки, указывающие на ограничение низкой скорости, и запрашивать разрешение перед съемкой.

Еще три русских старообрядческих села расположены восточнее Гомера. Вознесенка расположена за концом асфальтированной дороги Ист-Энд, примерно в 23 милях от Гомера. Раздольна, расположенная примерно в 25 милях от Гомера, может быть достигнута по гравийной дороге, которая сворачивает с Ист-Энд-роуд. Дома в каждой из этих деревень расположены на холмистом склоне холма с видом на залив Качемак.Качемак Село расположен между береговой линией бухты и каньоном, недалеко от устья ручья. Дорог общего пользования в село нет. Одежда красочная, традиционного стиля, мужчины и мальчики носят вышитые рубашки и ремни ручной работы, а женщины и девочки носят платья до щиколоток. После прибытия на полуостров Кенай многие русские старообрядцы стали промысловыми рыбаками, построив собственные лодки и проводя лето на рыбалке. С тех пор другие открыли свои предприятия на полуострове Кенай и в других общинах Аляски.

Уединение и сохранение образа жизни важны для русских старообрядцев. Помните об этом с уважением, посещая одно из их сообществ.

Казахстан: русские старообрядцы держатся веры в неопределенном будущем

Валентина Мурзинцева подошла к двери маленькой белой церкви, открыла замок и вошла внутрь. «Истинная вера существовала в прошлом, — сказала она, размахивая руками по внутреннему убранству, заполненному иконами, — и она существует до сих пор!» 75-летняя Мурзинцева кое-что знает о силе веры — она ​​сама построила Петропавловскую церковь десять лет назад в Коробихе, селе в горах Алтая на востоке Казахстана.Проект был подтверждением ее религиозных убеждений после выздоровления.

Мурзинцева принадлежит к Русской православной старообрядческой церкви, возникшей в результате раскола в Русской православной церкви в середине 17 века. Она потомок донских казаков, разошедшихся на окраины Российского государства из-за раскола в религиозных ритуалах. «Мы — старообрядцы», — сказала Мурзинцева EurasiaNet.org, сидя на скамейке рядом с пластиковой зеленой чашей, используемой для крещения.«Когда был Патриарх Никон, он начал вовлекать всех в свои нововведения. … Все начали бежать в разные стороны ».

Литургические реформы, инициированные Патриархом Никоном, о которых она говорит, были начаты в 1653 году и вызвали раскол (раскол на русском языке) в 1666 году. Эти изменения были направлены на приведение практики Русской Православной Церкви в соответствие с греческим православием и охватывали такие вопросы, как: креститься двумя или тремя пальцами, по часовой стрелке или против часовой стрелки проводить церковные шествия, и сколько букв должно содержать имя Иисус.

Спустя столетия реформы могут показаться непонятными для посторонних, но мнения верующих остаются неизменными. Многие из тех, кто цепляется за старые обычаи, известные по-русски как староверы (старообрядцы) или старообрядцы (старообрядцы), до сих пор говорят о расколе, как будто он свеж в их памяти.

«Когда Патриарх Никон начал внедрять свои нововведения, эти старообрядцы убежали, чтобы не перенять их. [Некоторые] бежали в Казахстан, чтобы сохранить свою веру », — сказала EurasiaNet Евгения Кашкарова, дочь Мурзинцевой.орг. Она прослеживает связь между потрясениями, сотрясшими церковь 350 лет назад, и присутствием ее семьи на Алтае. «[Старообрядцев] убивали и отправляли на каторгу — их заставляли менять свою веру. Вот почему они сбежали в горы. И вот мы здесь живем! » Раскол разбросал старообрядцев повсюду — в настоящее время общины существуют в США, Канаде, Австралии и Южной Америке, а также в бывшем Советском Союзе.

Кашкарова воспитывалась в сильных старообрядческих традициях и воспитывает троих собственных детей, осознавая их религиозное и культурное наследие.

«Конечно, я, чтобы дети знали, откуда они пришли, в чем заключалась их вера, чего придерживаться, какие праздники соблюдать», — сказала она за стаканом меда, произведенного ее собственными пчелами. «Я говорю свое, но не знаю, как это будет работать в будущем».

Действительно, будущее старообрядцев в Казахстане неопределенно. За 19 лет после обретения центральноазиатским государством независимости произошел исход этнических русских из Восточного Казахстана в Сибирь, что привело к сокращению старообрядческих общин.«Прихожане резко сократились, потому что многие уезжают в Россию», — сказал EurasiaNet.org отец Глеб Казаченко из церкви Покрова Пресвятой Богородицы в Оскемене, региональном центре Восточного Казахстана. Основная причина, по его словам, — это желание получить хорошее образование и перспективы трудоустройства. «Будущее подрастающего поколения», — сказал Казаченко.

Когда отец Глеб стал священником в Усть-Каменогорске два десятилетия назад, прихожане старообрядцев насчитывали около 150 человек и молились в доме.Его 18-летняя дочь Вивея показала, как ее отец превратил этот дом в церковь с красивым деревянным куполом, благоухающий интерьер которого украшен изящно расписанными иконами. Его прихожане сейчас сократились до 70. Достоверных данных о количестве старообрядцев в Казахстане нет; По оценкам отца Глеба, на востоке (где проживает подавляющее большинство) насчитывается 1500 человек, в основном небольшие общины, разбросанные вокруг поселений, которые они основали, спасаясь от преследований со стороны основной церкви и государства.Деревни старообрядцев нанизаны вдоль бурлящей реки Бухтарма в тени лесистых зеленых гор, вдоль дороги с колеями, поросшей березками и тополями. Земля засажена рядами овощей, которые в изобилии прорастают за короткое лето, и здесь находятся сотни ульев, производящих знаменитый алтайский мед.

Обстановка идиллическая, но жизнь тяжелая. В Коробихе, основанной в 1792 году старообрядцем Коробицыным, есть электричество, но нет водопровода. Сельские жители, как правило, выращивают себе еду, чтобы пережить суровую зиму, и им остается обменять на одежду и другие товары; у них мало доступа к наличным деньгам.Многие молодые люди видят, что это жизнь, полная лишений, и стремятся к городской среде, в Оскемене или в России.

Десять лет назад церковь Коробиха пользовалась успехом у прихожан; теперь собрание сократилось до горстки. «Я построила это, и если они не будут готовы пойти на это, грех будет на них, а не на мне», — пожала плечами Мурзинцева. Она из поколения, которое изо всех сил пыталось сохранить веру в условиях интенсивного давления со стороны советских властей с целью подавления организованной религии, которую власти рассматривали как препятствие на пути построения коммунистического общества.

Раиса Сагдиева, 1938 года рождения, вспоминает, как ее дедушка-старообрядец скрывал иконы и рассказывал о священнике, который бежал в Китай в 1920-х годах после того, как навлек на себя гнев коммунистов за совершение крещения. Такие сказки не помешали Сагдиевой иметь собственного сына Бориса, тайно крещенного в старообрядчество в 1957 году.

После столетий преследований со стороны государства и церкви распад Советского Союза предоставил старообрядцам возможность свободно поклоняться Богу, но, как это ни парадоксально, по словам отца Глеба, их жажда религии уменьшилась.«Когда верующих преследовали, как в советское время, люди больше стремились к духовности — молодежь, все», — сказал он. «Теперь, когда у вас есть возможность проявить свою духовность, люди отворачиваются; у молодежи возникли разные ценности — материальные ценности… недуховные ценности ».

Отец Глеб до сих пор уверен, что «паства так или иначе останется». Его дочь Вивея — одна из сокращающегося числа молодых людей, приверженных сохранению веры, обещающих выйти замуж за старообрядца и воспитывать своих детей в церкви.

Но времена меняются, и в Коробихе есть еще один признак того, что корни старообрядцев в Казахстане медленно размываются. Несколько лет назад ушла из жизни последняя старушка, носившая имя основателя села Коробицына, унеся с собой в могилу кусочек старообрядческой истории.

Автомобильная экскурсия по деревням старообрядцев на берегу Чудского озера, Эстония

Этот тур, который доставит участников к берегам Чудского озера в Восточной Эстонии, ориентирован на старообрядцев — религиозных беженцев, которые выступили против официального учения Русская Православная Церковь и обосновалась в Эстонии в семнадцатом веке.

Деревни у Чудского озера уникальны благодаря устройству местных дорог и строительству: села расположены у единственной главной дороги, которая проходит вдоль озера и образует километровые поселения. Обязательно посетите Музей старообрядчества Колкья и не забудьте пообедать в местных ресторанах. Дополнительно можно купить местную рыбу и лук!

Участки по маршруту
  • 1

    Тартуский центр для посетителей

    Туристические информационные центры

    Raekoja plats 1a, Tartu linn, Tartu 51003

    Посмотреть на карте
  • Церковь Белого Дворца

    Kalda tänav 108, Raja küla, Mustvee vald, Jõgeva maakond 49509

    Посмотреть на карте
  • 3

    Колкьяский музей старообрядцев

    Музеи и галереи

    Ranna tänavä 17, Maakdänavä 30, Колкия, 60

    Посмотреть на карте
  • 4

    Туристический центр Чудского озера

    Мастерские искусства и ремесел

    Suur tee 25, Kolkja alevik, Peipsiääre vald, Tartu maakond 60306

    Посмотреть на карте
  • 5 9000ävers ‘Prayer House Belasepä

    Эстонского общества старообрядческих общин

    Церкви

    Kasepää alevik, Peipsiääre vald, Tartu maakond 60302

    Посмотреть на карте
  • 6

    Дом-самовар в Варнье

    Музеи и галереи

    Kesk tänakdja alevik 21, Peipsiääre vald на карте

  • 7

    Молитвенный дом старообрядцев в Варне Эстонского общества старообрядцев

    Церкви

    Kesk tänav-70, Varnja alevik, Peipsiääre vald, Tartu maakond 60305 15

    0 Тартуский старообрядческий молельный дом Эстонского общества старообрядцев

    Церкви

    Põik tänav 10, Tartu linn, Tartu 50603

    Посмотреть на карте

ATA — старообрядцы

Содержание страницы

Фото любезно предоставлено школой École Plamondon School

Учащиеся École Plamondon School в Пламондоне участвуют в ежегодном забеге Терри Фокса.Школа является домом для богатого и яркого сообщества. Изображенные здесь трое студентов в длинных платьях являются членами русской старообрядческой общины.

Это зрелище могло бы остановить Терри Фокса.
На фоне ясного голубого неба в прерии залитый солнцем след девочек в головных платках и длинных развевающихся платьях ярких цветов и узоров шел, бегал трусцой, бегал и хихикал по тротуарам небольшой деревушки Альберты, повышая осведомленность о причине которому Терри Фокс посвятил последние годы своей жизни.

Зрелище не было чем-то необычным в Пламондоне, деревушке, расположенной в округе Лак-ла-Биш на севере Альберты. Девочки и их сверстники, одетые в крестьянские топы столь же ярких цветов с веревочными поясами на талии, учатся в школе École Plamondon School. Это был день забега Терри Фокса, и всех в школе K – 12 поощряли к участию, в том числе школьников из числа русских старообрядцев.

École Plamondon School — это англо-французско-русская школа (EFR).В дополнение к стандартным программам K – 12 в нем есть программа французского погружения и двуязычная программа на русском языке. Формальный подсчет еще не проводился в этом году, но в прошлом году русские старообрядцы составили 69 процентов его студенческого контингента, который насчитывает около 400 студентов различных национальностей, культур и религий. Дети-старообрядцы могут отличаться от незнакомых наблюдателей, но, проведя немного времени в школе, они быстро превращаются в простых старых учеников. Директор Моррис Холота может подтвердить это.

Это первый год обучения Холоты в школе, но не первый его опыт общения со студентами с ярко выраженными религиозными и культурными обычаями. Он знает, что правильная ситуация в школе и классе может помочь уменьшить различия, если не стереть их полностью.

«Вы знаете, что действительно интересно, например, наша волейбольная команда. Когда они ходят на тренировки или игры в волейбол, нельзя сказать, кто старообрядец, а кто нет, — сказал Холота, добавив: «Все дети очень хорошо ладят.”

Не менее успешны отношения между старообрядческой общиной и школой. В 2004/05 году в школе École Plamondon School был один учитель русского языка, и русский язык преподавался только в качестве опции. Учащиеся мужского пола бросили школу с разрешения родителей в возрасте 14 лет, чтобы работать, чтобы поддержать свои семьи и семейные предприятия. Сегодня в школе три русских учителя, русская двуязычная программа в настоящее время преподается в классах K – 6 (7–9 классы будут постепенно преобразованы в двуязычные учебные потоки в течение следующих трех лет), и доступны варианты русского 10, 20 и 30 всем старшеклассникам.Все больше и больше мальчиков остаются в школе после достижения 14-летнего возраста, и многие из них заканчивают ее. И больше, чем когда-либо, родители предпочитают школу École Plamondon School домашнему обучению.

Шейн Эннест, школьный учитель русского языка в 3 и 4 классах, преподает в школе семь лет и был свидетелем незначительных изменений в отношении и поведении родителей-старообрядцев в отношении выбора школы. «Я думаю, что из-за чуткости учителей к сообществу, того факта, что русская программа расширилась, и, возможно, из-за того, что мы переосмысливаем то, как мы представляем учебную программу, большое количество домашних учащихся действительно зарегистрировались в школе», — сказал Эннест.«Теперь, будь то из-за чувствительности учителей или из-за того, что русская двуязычная программа и родители очень довольны тем, что их дети получают образование на русском языке, я не знаю наверняка».

Если бы Холота смог подтвердить предположения Эннеста на своей первой встрече с советом школ России, возможно, он поделился бы своими выводами. Успех École Plamondon School в создании инклюзивной, уважительной и позитивной школы может заставить школы в подобных ситуациях сесть и обратить на это внимание.

Кто такие старообрядцы?
  • Старообрядцы, поселившиеся в районе Пламондона, являются прямыми потомками русских, отвергших реформы обрядов и текстов Русской Православной Церкви в 1652 году.
  • Русская Православная Церковь при поддержке Российского государства анафематствовала обряды и тексты, существовавшие до 1652 года, и тех, кто оставался им верным, например, старообрядцев, лишали гражданских прав и преследовали, в том числе пытали и казнили. .
  • На протяжении многих лет старообрядцы бежали, спасаясь от насильственных изгнаний и преследований, имевших место при различных царских режимах и после русской революции 1917 года; многие поселились в Украине, Китае и Бразилии.
  • Московский Патриархат отменил анафемы, наложенные на старообрядцев в 1971 году.
  • Значительные старообрядческие общины существуют в Канаде и США. Поселения были созданы в Пламондоне, Альберта; Вудберн, Орегон; Гомер и Николаевск, Аляска; и Эрскин, Миннесота.
  • Старообрядцы не являются общинными, и этот факт отражается в разнообразии их вклада в местную экономику, где одни работают и управляют предприятиями в более традиционной области сельского хозяйства, а другие занимаются производством и строительством.
  • Мужчины не бреются — это отражает их веру в то, что мужчины должны появляться в образе Христа, у которого была борода. Женщины никогда не стригутся и одеваются консервативно в длинных платьях и, по усмотрению отдельных семей, в головных платках.
  • Старообрядцы ежегодно отмечают 40 религиозных праздников.
  • Староверы не едят из тех же блюд, что и неверующие, а неверующие не могут есть из тех же блюд, что и старообрядцы.

Информация любезно предоставлена ​​Робертом Эннестом и Шейном Эннестом, а также Википедией (http://en.wikipedia.org/wiki/Old_Believers) и Проектом истории штата Орегон (www.ohs.org)

Вдали от дома — Орегон, гуманитарные науки

Несколько лет назад митинг в поддержку иммиграции в Салеме заполонил парадные ступеньки Капитолия и перекинулся через улицу на торговый центр Capitol Mall.Почти все в толпе из примерно трех тысяч человек, в основном иммигрантов из Латинской Америки и других сторонников, были одеты в красные, белые и синие рубашки и размахивали мексиканскими и американскими флагами. Подобные сцены, наряду с ежедневными новостями, политическими дебатами и беседами за обеденным столом, напоминают о том, что проблемы, связанные с иммиграцией, стали одной из горячих тем нашего времени.

Вопросы иммиграции латиноамериканцев доминировали в заголовках последних новостей, но примерно за неделю до этого митинга небольшая, но не менее активная группа славянских христианских фундаменталистов и других сторонников собралась на тех же шагах, чтобы выразить свой собственный протест против предложенного закона в поддержку прав геев. .Это менее известное событие не только свидетельствует об увеличении числа русскоязычных жителей здесь, но и сигнализирует об их растущем участии в американской политике и культуре. Подобно иммигрантским группам, прибывшим в начале двадцатого века, новоприбывшие из бывшего Советского Союза не только находят способы приспособиться к своей новой жизни в Соединенных Штатах, но и становятся активными игроками в изменении ландшафта того места, которое они теперь называют. дом. Благодаря относительно большому количеству и хорошо организованным сетям, а также наличию систем мгновенной связи и высокотехнологичных средств массовой информации, славянские беженцы и их семьи имеют возможность оставить свой след в местных ландшафтах быстрее, чем это делали ранее группы.

Более ста тысяч человек из бывшего Советского Союза сейчас называют Уилламетт-Вэлли своим домом. Эти новые русскоязычные жители быстро стали частью места, которое сталкивается с множеством новых проблем и возможностей. Опираясь на эпоху политических, экологических и экономических изменений, наступившую после 1970-х годов, Орегон был захвачен новой эрой возможностей, а также проблем: взлет и падение высокотехнологичных отраслей, растущая популярность зачастую инвазивного туризма на наши побережья, наши пустыни и горы, а также основные продолжающиеся демографические сдвиги, которые в настоящее время меняют структуру государства.Эти явления открывают возможности, а также вызывают опасения на будущее. Как эти взаимосвязанные демографические, экологические и экономические проблемы меняют наше государство и какую роль в этих изменениях играют недавние славянские мигранты?

***

В период с 1990 по 2005 год в штатах Орегон и Вашингтон появилось больше новых мигрантов, родившихся в России и Украине, чем в любой другой части страны. Привлечено спонсорами, связанными с общинами христианских фундаменталистов, сетью хорошо организованных социальных служб и агентств по расселению беженцев, а также физическая среда, напоминающая их родину, российские и украинские баптисты, пятидесятники и адвентисты седьмого дня вместе взятые, на сегодняшний день являются самой большой группой беженцев в Орегоне.

Около 40 процентов из более чем ста тысяч славян, проживающих в регионе, являются выходцами из Украины. Другие родились в России, Белоруссии или других республиках, ранее входивших в состав Советского Союза. В то время как подавляющее большинство этих иммигрантов проживает в районе Портленда, около трех тысяч в настоящее время проживают в Салеме, причем значительное число также живет в Вудберне и небольших городах, таких как Ливан и Олбани.

Исход из бывшего СССР в Соединенные Штаты начался с изменений как в советской эмиграционной политике, так и в американской политике в отношении беженцев, и религиозные группы, которые смогли доказать правительству Соединенных Штатов, что они являются беженцами в соответствии с этим законодательством, включали евреев и евангельских христиан. мигранты, подвергавшиеся преследованиям за свои религиозные убеждения при советской системе.Американское евангелическое лобби и религиозные права в Соединенных Штатах были влиятельными факторами в обеспечении и сохранении избирательного статуса беженцев для этих протестантских групп, даже несмотря на то, что их преследования практически прекратились с падением коммунистического режима в начале 1990-х годов. В дополнение к большому количеству устоявшихся общин, оказывающих спонсоров для новоприбывших, те, кто уже был переселен в другие штаты, слышали о Мекке Западного побережья и мигрировали в Портленд, Сиэтл и Сакраменто, а также в небольшие города, расположенные между ними. коридоры I-5 и шоссе 99.

На самом деле, у славянского опыта в Орегоне есть гораздо более длинная предыстория, которая началась за столетие до самой недавней постсоветской эры. Русская православная церковь была основана в Северном Портленде жителем Аляски смешанного русского и индейского происхождения еще в 1890 году. В списке членов этой первой русской православной церкви на Тихоокеанском северо-западе упоминаются только два русских, шесть арабов и четыре серба. Десять лет спустя посетитель Портленда из Сиэтла заметил, что в Портленде в то время было около пятидесяти верующих, несмотря на то, что их часовня была в аварийном состоянии, а этнические группировки регулярно срывали службы.Эта историческая православная часовня была заброшена в 1910 году и оставалась закрытой до тех пор, пока новая волна русских православных иммигрантов не поселилась в Портленде после окончания русской революции в 1922 году.

Другие группы иммигрантов из России начала и середины двадцатого века поселились в городе Вудберн в долине Уилламетт. Молокане, члены протестантской секты, покинувшей Россию в период с 1901 по 1911 год, сначала поселились в Восточном Лос-Анджелесе; Сан-Франциско; Глендейл, Аризона; и Центральная долина Калифорнии. В поисках более сельской местности небольшая группа калифорнийских молокан посетила Вудберн в начале 1950-х годов, и с тех пор сотни других приехали на север, чтобы остаться.

Ранний поселок славянских поселенцев в Вудберне подготовил почву для прибытия другой группы этнорелигиозных мигрантов из России / Советского Союза, прибывшей в середине века: русских старообрядцев. Старообрядцы являются наиболее самобытными из всех славянских жителей долины Уилламетт из-за их уникального стиля одежды и их склонности к строительству богато украшенных русских православных часовен, напоминающих те, что были построены много веков назад в России.

Старообрядцы — это сектантская группа, которая отделилась от Православной церкви в 1666 году после ряда реформ, проведенных правящим царем и православным патриархом.Отказываясь согласиться с этими изменениями (такими как количество пальцев, используемых для перекрестия и написание слова «Иисус»), тысячи людей, которых стали называть староверами (или «старообрядцами», как их называют на английском языке) сгорели в массовых самоубийствах или покинули Москву и Санкт-Петербург, чтобы двинуться на восток, где они укрылись в отдаленных сибирских деревнях. Другие бежали на запад в сельские районы Румынии, Болгарии, Польши, Турции или Ирана в поисках безопасного места для выполнения своих традиционных православных религиозных ритуалов.

После русской революции в начале 1920-х годов многие из этих старообрядцев были вынуждены снова переехать, когда антирелигиозные социалистические силы пронеслись по их сибирским деревням. Чтобы избежать контроля коммунистов над своей землей и жизнью, большинство из них бежало через китайскую границу в город Харбин в Маньчжурии. Другие переехали в провинцию Синьцзян в центральном Китае. Там они жили в относительном мире и безопасности до 1949 года, когда коммунистический захват Китая привел к насильственной коллективизации тысяч старообрядцев в изолированные деревни.Их бедственное положение было поддержано Советом мировых церквей, который обеспечил им визы и средства, чтобы помочь им эмигрировать в более безопасное убежище. После этого эти две группы старообрядцев — одна группа из Маньчжурии, а другая — из центрального Китая — собрались вместе в Гонконге в начале 1960-х годов, чтобы приготовиться снова начать новую жизнь в Австралии, Новой Зеландии, Бразилии, Аргентине или Уругвае. Некоторые прибыли на телегах, которые проделали долгий путь от центрального Китая до побережья. В Вудберне есть множество историй среди старожилов, которые до сих пор помнят травму этой поездки.Один вспоминает, как по пути потерял малышку, а затем отчаянно бросился назад, чтобы найти ее на обочине грязной тропы. В конце концов группа решила поехать в Бразилию, где им предложили бесплатную землю и безопасное убежище.

Когда эти старообрядцы остановились в Лос-Анджелесе для дозаправки своего корабля после долгого перехода через Тихий океан из Гонконга, группа русских молокан из восточного Лос-Анджелеса бросилась их встречать. «Добро пожаловать, добро пожаловать! Но куда ты идешь? » они окликнули пассажиров на палубе по-русски.«Мы едем в Бразилию!» перезвонили несколько старообрядцев. Услышав этот план, несколько лидеров русской общины Южной Калифорнии отреагировали отрицательно, спросив, как российские продукты можно выращивать в таком тропическом климате и знают ли они, что соседняя Чили, похоже, движется к коммунистическому правительству. Когда бразильские старообрядцы спросили, куда им идти, многие ответили, как и все хорошие калифорнийцы, что им следует «поехать в Орегон, в красивый зеленый Вудберн, место, где уже живут некоторые люди из нашей общины и где говорят по-русски. на улицах города.Когда их корабль выходил из гавани, многие старообрядцы уже начали планировать еще один переезд в Соединенные Штаты, чтобы найти город Вудберн.

Двумя долгими годами позже, из-за проблем с поиском средств для поездки в Соединенные Штаты, большинство из них все еще проживало в Бразилии на земле, подаренной правительством. В этом незнакомом климате жизнь оказалась чрезвычайно сложной. Один пожилой мужчина, с которым я беседовал — который был одним из первых бразильских мигрантов — в старообрядческой деревне Николаевск на Аляске, вспоминал: «Это были очень тяжелые годы, и в Бразилии было очень жарко.Мы не могли выращивать картошку или свеклу, поэтому у нас не было борща. Так что же без борща? Понимаешь, там никогда не было дома, как дома.

Наконец, в 1964 году от Фонда Толстого в Нью-Йорке было получено финансирование для поездки в Орегон. Благодаря спонсорской поддержке нескольких русских молокан в Вудберне, почти все старообрядцы из Бразилии мигрировали на богатые сельхозугодья в долине Уилламетт. Менее чем через год в соседний Жерве прибыла еще одна группа русских старообрядцев из Нью-Джерси (которые приехали в Соединенные Штаты из Турции, где они жили после побега из России в конце семнадцатого века).Сейчас в районе Вудберна проживает около двух тысяч старообрядцев.

Подобно тому, как русские молокане помогали спонсировать старообрядцев, приехавших в Орегон, славянская пятидесятническая община Вудберна сыграла важную роль в привлечении последней волны мигрантов из бывшего СССР. В истории, ставшей легендарной среди местных русскоязычных жителей, священник крошечной русской пятидесятнической церкви в Вудберне (единственной в своем роде в то время в Орегоне) попросил свою прихожанку спонсировать беженцев из Советского Союза, когда он услышал о новой и более открытой эмиграционной политике Горбачева в 1988 году.Несколько лет спустя церковь пастора Бена Шевченко наконец получила известие о том, что одна из семей, которую она надеялась спонсировать, была одобрена, и теперь семья направляется в Вудберн. Это начало цепную миграцию, которая резко выросла после распада Советского Союза и продолжается по сей день. Потрясенная количеством вновь прибывших в начале 1990-х годов, церковь в Вудберне обратилась за помощью в крупнейшее агентство по расселению беженцев в Портленде. Это агентство с тех пор превратилось в Организацию сообщества иммигрантов и беженцев (IRCO); Пастор Шевченко сидит на доске.

Воссоединение семей является главным приоритетом иммиграционной политики США, поэтому число вновь прибывших продолжало расти с прибытием родителей, детей и других членов семей этих беженцев постсоветской эпохи. По словам Виктории Либовой, российского социального работника, которая живет в Бивертоне и является администратором программы в IRCO, «за короткое время вы переехали сюда почти целую деревню». По оценкам, 90 процентов этих славянских беженцев остаются в этом районе после их первоначального поселения в регионе из-за поддержки, оказываемой агентствами по расселению беженцев, церковными сетями, а также семьей и друзьями из дома.

Лидеры славянских беженцев начинают играть роль в изменении политики нашего региона. Славянская коалиция, например, обеспечивает голос русскоязычного сообщества, чтобы обеспечить максимальные возможности для получения финансирования округа и города и политической власти в городском регионе. Коалиция была основана три года назад, чтобы выступать за успехи молодежи, стабилизацию семьи и поддержку пожилых русскоязычных жителей области. Членство росло и активизировалось вокруг вопроса о том, что местные американские учителя отправляют домой записки русскоязычным родителям-фундаменталистам, предупреждающие их не использовать шлепки для наказания своих детей, советы, с которыми родители категорически не согласны.

Совсем недавно, благодаря своим политическим усилиям, Славянская коалиция была добавлена ​​в качестве члена с правом голоса в Коалицию «Сообщество цветных» в округе Малтнома, организацию, созданную для африканцев, афроамериканцев, жителей азиатских и тихоокеанских островов и латиноамериканцев. Несмотря на то, что все члены славянской коалиции были белыми, славянские члены теперь входят в консультативные комитеты и участвуют в органах, принимающих решения по финансированию этой смешанной, многокультурной группы. Два лидера Славянской коалиции также были недавно назначены в новый консультативный совет мэра Портленда по вопросам иммигрантов и беженцев в столичном регионе.Еще одна уроженка Украины, лидер салемской общины, Аня Секино, в настоящее время работает координатором по вопросам культуры в одном из крупных государственных агентств штата Орегон, штаб-квартира которого находится здесь, в Салеме.

***

Как и многие другие группы иммигрантов до них, мигранты из бывшего СССР меняют облик Орегона. Наиболее заметные изменения произошли в нашем экономическом ландшафте: в городах и поселках Уилламетт-Вэлли сейчас работают более четырехсот славянских предприятий.Другие изменения также быстро становятся частью нашего региона. Фундаменталистские церкви играют более сильную роль в политике и ценностях на местном и государственном уровне, чем раньше. Например, Славянская христианская церковь в Салеме, группа активистов, состоящая из более чем пятисот прихожан, организовала спутниковые общины в Олбани и Ливане и предоставляет наушники, которые переводят услуги на английский язык для неславянских членов. Как и некоторые из крупнейших церквей в Сакраменто, Калифорния, Славянская христианская церковь отправляет миссионеров в Россию, Украину и другие бывшие советские республики для создания и организации новых церковных конгрегаций, которые поддерживаются еженедельными радиопередачами, транслируемыми из студии в их церкви на окраина Салема.Эта большая община — лишь один из более чем сорока новых русскоязычных церквей в нашем регионе, каждая из которых свидетельствует о возрастающей роли славянских ценностей и верований в нашем регионе.

Поскольку эта большая и разнообразная группа продолжает оказывать сильную и часто довольно громкую поддержку консервативных вопросов, таких как права против геев и абортов, политика и культура этого региона Орегона начали постепенно меняться. Станет ли Салем следующим Сакраменто, домом для крупнейшего славянского фундаменталистского сообщества в Соединенных Штатах, где активисты, выступающие против геев, организованные славянскими церковными общинами, пикетируют гей-парады, устраивают законодательные слушания и проводят демонстрации на собраниях школьных советов? Время покажет.

Сьюзан В. Хардвик — профессор географии в Университете Орегона. Ее исследования и преподавание сосредоточены на географии иммиграции, идентичности и месте на Тихоокеанском Северо-Западе. Она является автором или соавтором девяти книг, в том числе Русское убежище: религия, миграция и поселение в североамериканском Тихоокеанском регионе (University of Chicago Press, 1993).

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.