Старообрядческие поселения в россии – «Незабытая Россия» Олега Смолия — Российское фото

«Незабытая Россия» Олега Смолия — Российское фото

Фотограф и путешественник Олег Смолий ищет и снимает все то доброе и прекрасное, чем богата наша страна. Эти кадры он объединил в проект «Незабытая Россия», частью которого стали и публикуемые ниже снимки старообрядческих сибирских поселков. А сопровождает их проникновенный рассказ автора о живущих там людях.

Пройдя удаленные села на берегах Малого Енисея — Эржей, Верхний Шивей, Чодураалыг и Ок-Чары, — я познакомился с пятью большими семьями староверов. Всегда гонимые, хозяева тайги не сразу идут на контакт с чужаками, тем более с фотографом. Однако две недели жизни рядом с ними, помощь в их повседневном нелегком труде — уборке сена, ловле рыбы, сборе ягоды и грибов, заготовке дров и хвороста, собирании мха и постройке дома — шаг за шагом помогли преодолеть завесу недоверия. И открылись сильные и самостоятельные, добродушные и трудолюбивые люди, счастье которых состоит в любви к Богу, своим детям и природе.

Богослужебная реформа, предпринятая патриархом Никоном и царем Алексеем Михайловичем в XVII веке, привела к масштабному расколу Русской церкви. Жестокие преследования царских и религиозных властей, желавших привести народ к единомыслию и покорности, вынудили миллионы русских людей покинуть обжитые места. Хранившие свою веру старообрядцы бежали к Белому морю, в Олонецкий край и нижегородские леса. Время шло, руки власти достигали староверов в новых местах, и искатели независимости уходили еще дальше, в глухую тайгу Сибири. В XIX веке русские люди пришли в труднодоступный район Малого Енисея, Каа-Хемский кожуун Тувы. Новые поселения закладывались на пригодных для хозяйства землях в долине реки, все выше и выше по течению. Здесь, в верховьях Малого Енисея, быт и традиции русских староверов сохранились в первозданном виде.

Малый Енисей, или по-тувински Каа-Хем

В дорогу мы собрались небольшой командой фотографирующих путешественников, впятером. От Москвы весьма далеко. Самолетом до Абакана, затем часов десять машиной через Кызыл, столицу Республики Тыва, до Сарыг-Сепа, районного центра, там пересаживаемся на уазик-«буханку» и еще пару часов лесными дорогами добираемся до точки на берегу Малого Енисея. На другую сторону реки, к турбазе «Эржей», переправляемся лодкой. Привез нас на своем уазике хозяин базы Николай Сиорпас. Он же повезет и дальше, в таежные глубины, но надо переждать сутки-другие, пока подсохнет размытая долгими дождями дорога на перевале.

Эржей, рядом с которым расположилась база, — большое село с населением до полутора тысяч жителей, с электричеством и школой-интернатом, куда привозят своих детей староверы из заимок выше по Каа-Хему, как по-тувински называется Малый Енисей. В старой вере здесь не все сельчане. Часть местных близка к ней, но в общину не входит, строгости не хватает. Есть представители и новой православной веры. Есть даже совсем неверующие.

Одна дома. Поселок староверов Эржей на Малом Енисее

Сходить посмотреть село да продуктов купить оказалось недалеко, меньше километра от базы. Сиорпас, провожая, пошутил: «Староверов отличите: мужики с бородами, по двору с десяток детворы мал-мала меньше, бабы в платках да юбках до пят, через год-два с животиком».

Вот и первое знакомство: Мария, молодая женщина с коляской. Поздоровались, спросили, где купить хлеба и творога. К чужакам она отнеслась сначала настороженно, но в помощи не отказала, даже удивила отзывчивостью. Повела по всему Эржею, показывая, у кого молоко вкуснее, где грузди соленые хороши.

Своих будущих жен парни ищут в других поселениях староверов. Уезжают на полгода, иногда на год. Машу сосватали в далеком селе Красноярского края. Эржей

Здесь, в отдаленных от цивилизации поселках, свои особенности на образ хозяйствования наложила суровая таежная природа. Лето в этих местах короткое, а зима приходит с крепкими морозами. Пахотные земли с большим трудом отвоевываются у леса, в долинах по берегам реки. Местные выращивают хлеб, сажают огороды. Из-за морозов многолетние культуры не приживаются, зато растут однолетники, даже маленькие арбузы. Тайга кормит. Зверя бьют только копытного, мясо едят дикое. Собирают кедровые орехи, грибы, ягоду на варенье. Река дает рыбу. Здесь много хариуса, а тайменя часто отпускают — его в последние годы стало мало.

Старообрядцы не пьянствуют, «казенку» не пьют вообще, а по праздникам вкушают чарку-другую некрепкого домашнего вина на таежной ягоде, голубике или костянике.

Спокойная река намывает песчаные отмели, а на бурном Каа-Хеме они каменные. Со временем отмели превращаются в таежные островки

Отдохнув на базе Сиорпаса пару деньков, мы дождались сухой погоды и двинулись к первой заимке староверов — Верхнему Шивею, в сорока километрах от Эржея, со сложным перевалом через сопки.

Всю дорогу до Шивея Николай Сиорпас под натужное гудение мотора убеждал нас быть сверхуважительными и вести себя более чем скромно, не напирать на людей своими огромными фотопушками. Сам он не старовер, но с таежными жителями у Николая сложились добрые отношения, за которые он разумно опасался. Думается, эти два дня на базе он не только погоды ждал, но и присматривался к нам, и думал, можно ли везти нас дальше.

На полях староверы еще пользуются архаичными приспособлениями, но есть уже и современные тракторы. Верхний Шивей

Работящий люд Верхнего Шивея мы встретили задолго до поселка, на покосном лугу. Напросились помогать, кидать скошенное сено в высокие стога — зароды.

Мы засучили рукава, старались из всех сил и все равно отставали. Нелегко давалась наука поднимать крупные охапки длинными трехзубыми деревянными вилами. За совместной работой знакомились, завязывали разговоры.

Скошенную и подсушенную траву собирают в зароды — так вся Сибирь называет стога. Укладка их — дело ответственное: сено должно лежать равномерно и плотно, чтобы не развеялось ветром и не проквасилось дождем. Верхний Шивей

На заимку Верхний Шивей, тогда пустующую, Петр и Екатерина Сасины приехали лет пятнадцать назад. Хозяйство поднимали на пустом месте, жили-зимовали поначалу в сарайчике. Год за годом строились, крепли, растили трех дочерей. Потом приехали селиться и другие родственники, теперь здесь живет несколько семей. Дочки выросли, перебрались в город, а на лето приезжают теперь к Петру с Екатериной непоседливые внучата — две девочки и два мальчика.

Внуки Сасиных совсем мирские, приезжают на все лето. Для них Петр Григорьевич держит солнечные батареи с аккумулятором и преобразователем, от которых включает маленький телевизор и проигрыватель дисков — мультики смотреть. Верхний Шивей

Веселым шумом разбудили наш палаточный городок детишки, принесшие парного молочка и сметанки. Второй день кидать сено на зароды сложнее — с непривычки у горожан болят все мышцы. Но и теплее уже лица хозяев, улыбки, смех и одобрение. «Завтра Преображение, приходите! Винца попробуете домашнего», — зовут селяне.

В доме просто, без изысков, но чисто и добротно. Просторные сени, делящие дом пополам, в комнатах беленые стены, большие печи посередине, железные пружинные кровати напомнили мне карпатское село, также во многом сохранившее свой быт. «По единой!» — говорит Петр Григорьевич, и мы пробуем вкуснейший напиток. Год настаивается сок голубики без сахара и дрожжей и получается вино с еле заметным градусом. Пьется оно легко и не пьянит, а настроение поднимает и разговорчивость усиливает. Шутка за шуткой, история за историей, песня за песней — хорошо посидели. «Хотите посмотреть моих лошадок?» — зовет Петр.

Петр Григорьевич Сасин и его жеребята. Верхний Шивей

Конюшня расположена на окраине, здесь два десятка лошадей, есть даже иноходцы. И все любимые. О каждом жеребенке Петр Григорьевич может часами говорить.

Расставались с Сасиными, как старые друзья. И снова в путь, на лодке вверх по Малому Енисею.

Перетаскивать огромные зароды сена зимой без трактора сложно. Старенький ДТ-75 купили вскладчину в районном центре. Пригнали своим ходом, для переправы через бурный Шивей построили временный мост, смытый первым же половодьем. Верхний Шивей

До следующей заимки вверх по реке пол-часа плыть на моторке. Нашли Чодураалыг на довольно высоком берегу с просторной, похожей на карниз долиной, крайние дома стоят прямо над рекой. Противоположный берег — почти отвесная, поросшая тайгой гора.

Место здесь удобное для хозяйства, выращивания хлеба, разведения скота. Есть поля под пашню. Река, кормилица и транспортная артерия. Зимой по льду и до Кызыла добраться можно. И тайга — вот она, начинается сопками на краю заимки.

Приплыли, скинули рюкзаки на берег и пошли искать, где удобно разбить палатки, чтобы никому не мешаться и в то же время хорошо видеть все вокруг. Встретили дедушку Елиферия, который угостил только что испеченным вкусным хлебом и посоветовал идти к бабе Марфе: «Марфутка примет и поможет».

С ближней сопки открывается замечательный вид на заимку Большой Чодураалыг

Марфа Сергеевна, худенькая, маленькая и подвижная, лет семидесяти, выделила нам место для палаток рядом со своим небольшим домиком с красивым видом и на реку, и на поселок. Позволила пользоваться печкой и кухонной утварью. У староверов это непростой вопрос — грех есть из посуды, которую брали мирские люди. Все время Марфа Сергеевна заботилась о нас. Помогали и мы ей — собирали ягоду, носили хворост, рубили дрова.

Младший ее сын, Дмитрий, был по делам в тайге. Старшая дочь, Екатерина, вышла замуж и живет в Германии, иногда приезжает мать проведать.

Дед Елиферий и Марфа Сергеевна. Чодураалыг

У меня был спутниковый телефон, и я предложил Марфе Сергеевне позвонить дочери. «Бесовское все это», — отказалась бабушка Марфа. Через пару дней вернулся Дмитрий, и мы набрали номер его сестры, сделав громкость посильнее. Услышав голос дочери, забыв о бесах и бросив перебираемый лук, бежала Марфа Сергеевна через поляну к нам с Димой. Жаль, тогда она еще не позволяла себя фотографировать, иначе получился бы интересный снимок: маленькая симпатичная деревенская бабушка в старинной одежде стоит на фоне тайги, светясь улыбкой, и разговаривает с дочкой в далекой Германии по спутниковому телефону.

С характером. Семья Петенёвых, Большой Чодураалыг

По соседству с заимками староверов находятся стоянки тувинских пастухов

По соседству с Марфой Сергеевной, дальше от берега, живет большая семья Панфила Петенёва. Старший из двенадцати отпрысков, Григорий, 23 лет, позвал нас на место ребячьих игр — поляну в лесу за селом. По воскресеньям дети со всех ближних заимок, нарядные, прибегают и приезжают на лошадях, велосипедах и мотоциклах пообщаться и наиграться вместе. Ребята недолго стеснялись, и минут через десять мы играли с ними в мяч, отвечали на море любопытных вопросов и слушали рассказы о жизни в поселках, балующих нынче медведях и строгом дедушке, который всех детей гоняет за озорство. Они смешили нас байками, интересовались техникой и даже пробовали фотографировать нашими камерами, напряженно позируя друг другу. А мы сами с удовольствием слушали чистую, как ручеек, русскую речь и наслаждались, снимая светлые славянские лица.

Для детей староверов конь — не проблема. Помогая по хозяйству, они рано учатся общаться с домашними животными

Оказывается, Чодураалыг, в котором мы остановились, называют Большим, а недалеко, дорога пролегает как раз мимо игровой полянки, есть еще и Малый Чодураалыг. Дети вызвались показать эту вторую, из нескольких дворов в глубине леса, заимку. Везли нас весело, на двух мотоциклах, по тропкам и дорожкам, через лужи и мостки. Эскортом лихо неслись девчонки-подростки на ладных конях.

Мотоцикл для подростка в поселке староверов — предмет гордости, увлечения и необходимости. Как и положено мальчишкам, они с ловкостью циркачей продемонстрировали приезжему фотографу все мастерство управления двухколесным моторным чудом. Чодураалыг

Чтобы познакомиться ближе, начать общение и достичь необходимого уровня доверия, которое позволило бы фотографировать людей, мы смело включались в повседневную работу старообрядческих семей. Праздно болтать в будний день им некогда, а в деле разговоры разговаривать — работается веселей. Поэтому мы просто пришли утром к Петенёвым и предложили Панфилу помощь. Сын Григорий жениться задумал, дом строит, вот и работа нашлась — потолок конопатить. Сложного ничего, но кропотливо. Сначала на другой берег реки, по горам между зарослей мох собирать, в мешки класть и по крутому склону вниз скидывать. Потом везем их лодкой на стройку. Теперь наверх, а еще сюда глину надо ведрами подавать и забивать мох в щели между бревнами, замазывая сверху глиной. Трудимся бойко, бригада большая: пятеро старших детей Петенёвых и трое нас, путешественников. И ребятишки помладше вокруг, наблюдают и пытаются помогать-участвовать. За работой общаемся, мы их узнаем, они нас. Дети любопытные, все им интересно: и как в больших городах картошку выращивают, и где мы дома молоко берем, все ли ребята в интернатах учатся, далеко ли мы живем. Вопрос за вопросом, на некоторые затрудняешься ответить, и это понятно: настолько различны наши миры. Ведь для детей Сарыг-Сеп, районный центр, — другая планета. А для нас, городских жителей, тайга — неведомый край со своими скрытыми от незнающего взгляда тонкостями природы.

Работящий Григорий Петенёв возвращается за очередной партией мешков мха для строительства дома. Большой Чодураалыг

С Павлом Бжитских, пригласившим нас в гости, мы познакомились в Малом Чодураалыге, куда ездили с детьми в воскресенье. Путь к нему на Ок-Чары неблизкий — девять километров по каменистому, заросшему лесом берегу Малого Енисея. Заимка из двух дворов впечатляет крепостью и хозяйственностью. Высокий подъем от реки не создал трудностей с водой — тут и там прямо во дворах бьет множество родников, по деревянным желобам прозрачная водичка подается на огороды. Она студеная и вкусная.

Павел Бжитских. Малый Чодураалыг

Внутри дом удивил: две комнатки, молельная и кухонька сохранили вид и убранство бывшей здесь когда-то монашеской общины. Беленые стены, плетеные половички, льняные занавесочки, самодельная мебель, глиняная посуда — все хозяйство монахинь было натуральным, с миром не общались и ничего извне не брали. Павел собрал и сберег предметы быта общины, теперь показывает их гостям. По Каа-Хему сплавляются экстремальные туристы, иногда заглядывают сюда, Павел даже отдельный домик и баньку построил, чтобы люди могли остановиться у него и отдохнуть на маршруте.

Рассказывал он нам о жизни и уставе монахов-старообрядцев. О запретах и грехах. О зависти и злости. Последняя — грех коварный, злость злостью множится и накапливается в душе грешника, а бороться с ней сложно, ведь и легкая досада — тоже злость. Зависть — грех не простой, от зависти и гордыня, и злость, и обман плодятся. Павел говорил, как важно читать молитвы и раскаиваться. И пост на себя брать, что календарный, что тайно взятый, чтобы ничто не мешало душе молиться и свой грех глубже осознавать.

Молитва. Павел Бжитских. Заимка Ок-Чары на берегу Малого Енисея

Не только строгость царит в душах староверов. Говорил Павел и о прощении, о миролюбии к другим религиям, о свободе выбора для своих детей и внуков: «Вырастут — пойдут учиться, кто захочет. Уйдут в мир. Бог даст — веру нашу древнеправославную не забудут. Кто-то вернется, с возрастом чаще о душе задумываются».

У простых общинников, не монахов, внешний мир не под запретом, берут староверы и достижения цивилизации, которые помогают в труде. Моторы используют, ружья. Я видел у них трактор, даже солнечные батареи. Чтобы покупать, деньги зарабатывают, продавая мирянам продукты своего труда.

Павел читал нам избранные главы Иоанна Златоуста, переводя со старославянского. Так их выбрал, что слушаешь, затаив дыхание. Запомнилось о печати Антихриста. Павел пояснил по-своему, что, например, все официальные регистрирующие человека документы и есть его печать. Так Антихрист хочет всех нас взять под контроль: «Вон в Америке уже каждому человеку собираются какие-то электрические чипы под кожу вшивать, чтобы тот нигде от Антихриста не мог скрыться».

Банька над Малым Енисеем. Чодураалыг

Из «музея» он провел нас на летнюю кухню, угощал опятами, копченым тайменем, свежим хлебом и особенным домашним вином на березовом соке вместо воды. Уходя, мы купили у Павла молодого индюка и до поздней ночи ощипывали его, смеясь над своей неумелостью.

С детьми Поповых из Малого Чодураалыга познакомились в день приезда на игровой полянке. Любопытство приводило их к палаткам каждое утро. Они весело щебетали, безостановочно спрашивали. Общение с этими улыбающимися ребятишками давало заряд тепла и радости на целый день. А в одно утро дети прибежали и от имени родителей позвали нас в гости.

На подходе к Поповым веселье — младшие втроем нашли самую черную лужу с жидкой грязью, увлеченно в ней скачут и что-то ищут. Встречает нас смеющаяся мама Анна: «Видали таких чумазых? Ничего, воды нагрела, отмоем!»

Дима Попов. Малый Чодураалыг

Младшие Поповы нашли замечательную лужу с черной грязью. Малый Чодураалыг

Детей, уже семерых, Поповы не просто любят, они их понимают. В доме светло от улыбок, а Афанасий начал новый строить — побольше простора ребятам. Сами детей учат, не хотят отдавать в далекий интернат, где не будет родительского тепла.

За угощением мы быстро разговорились, будто какая-то невидимая волна заиграла созвучием и родила легкость и доверие между нами.

Работают Поповы много, старшие дети помогают. Хозяйство крепкое. Сами возят продукты продавать в район. На заработанные средства купили трактор и японский лодочный мотор. Хороший мотор здесь важен: на Малом Енисее опасные пороги, случись, заглохнет ненадежный старенький — можно и погибнуть. А река и кормит, и поит, она же является путем сообщения с другими селами. Летом на лодке, а зимой по льду на тракторах и уазиках ездят.

Дочка Петенёвых Прасковья. Игровая полянка в тайге между Малым и Большим Чодураалыгами

Внучка Павла Бжитских в монастырской избе. Заимка Ок-Чары на берегу Малого Енисея

Здесь, в далеком поселке, люди не одиноки — они общаются-переписываются со старообрядцами со всей России, газету старой веры из Нижнего Новгорода получают.

А вот общение с государством стараются свести к минимуму, от пенсий, пособий и льгот отказались. Но совсем контакта с властью не избежать — нужны права на лодку и трактор, технические осмотры всякие, разрешения на ружья. Хоть раз в год, да надо за бумагами идти.

Относятся Поповы ко всему ответственно. Был случай у Афанасия в молодые годы. Служил в армии в начале 1980-х в Афганистане водителем бронетранспортера. Вдруг стряслась беда: у тяжелой машины отказали тормоза, погиб офицер. Сначала ситуацию определили как несчастный случай, но затем высокие чины ее раздули и парню дали три года колонии общего режима. Командиры, полковой и батальонный, доверяли Афанасию и отправили в Ташкент без конвоя. Представьте себе: приходит молодой парень к воротам тюрьмы, стучится и просит пустить свой срок отсиживать. Позже те же командиры добились его перевода в колонию в Туве, поближе к дому.

Заимка Чодураалыг находится на высоте 800 м над уровнем моря, и здесь по утрам в виде тумана ложатся облака

Наговорились с Анной и Афанасием. О жизни здесь и в миру. О связи между старообрядческими общинами по России. Об отношениях с миром и государством. О будущем детей. Уходили поздно, с добрым светом в душе.

Следующим утром мы отправлялись домой — короткий срок поездки заканчивался. Тепло прощались с Марфой Сергеевной: «Приезжайте, в другой раз в доме поселю, потеснюсь, ведь как родные стали».

Много часов дороги домой, в лодках, машинах, самолете я думал, пытаясь осознать увиденное и услышанное: что не совпало с первоначальными ожиданиями? Когда-то в 1980-х читал в «Комсомольской правде» увлекательные очерки Василия Пескова из серии «Таежный тупик» об удивительной семье староверов, ушедшей от людей глубоко в сибирскую тайгу. Статьи были добрыми, как и другие рассказы Василия Михайловича. Но впечатление о таежных затворниках осталось как о людях малообразованных и диких, чурающихся современного человека и боящихся любых проявлений цивилизации.

Заборы кладут из целых бревен, скрепляют без гвоздей. Большой Чодураалыг

Роман «Хмель» Алексея Черкасова, прочитанный недавно, усилил опасения, что знакомиться и общаться будет сложно, а фотографировать — и вообще невозможно. Но надежда жила во мне, и я решился на поездку.

Потому и оказалось столь неожиданным увидеть простых, с внутренним достоинством людей. Бережно хранящих свои традиции и историю, живущих в согласии с собой и природой. Трудолюбивых и рациональных. Миролюбивых и независимых. Подаривших мне тепло и радость общения.

Что-то я у них принял, чему-то научился, о чем-то задумался.

Оригинал: http://www.russia-photo.ru/content/Starovery

rosphoto.com

Старообрядчество 18 века: возникновение и расцвет поселений

Основной позицией старообрядцев в отношении светского государства (ситуативно угнетавшего их) и огосударствленной новообрядческой церкви был категорический протест. Но этот протест редко выражался в активных формах — чаще всего он принимал вид эмиграции, чему основанием была традиционная христианская позиция непротивления властям, даже богоборческим. На чужбине староверы никоим образом не ассимилировались с местными жителями, не теряли своей идентичности. Напротив, инокультурное окружение способствовало реконструкции образа Святой Руси, бережно хранимого старообрядцами. Потому и сложилась внешне парадоксальная ситуация: зарубежное старообрядческие сообщество не только сохранили «органику русского духа», но сумело наладить выживание на экономическом и идеологическом уровнях.

Вначале мы расскажем о зарубежных староверах, территории расселения которых (Речь Посполитая, Австрия, Швеция) впоследствии вошли в состав Российской империи, а их обитатели были вынуждены переселиться в Россию и существенно повлиять на духовность и образ жизни как собственно российский старообрядцев, так и на всю общероссийскую духовную — как церковно-новообрядческую, так и светско-аристократическую.

 

Философия традиционного хозяйствования

В условиях эмиграции у староверов (в основном, беспоповцев) возникла особая философия хозяйства, её компоненты:

  • Традиционная организация хозяйства на родовой и семейной основах, на натуральном обмене и минимизации финансов; отрицание или сведение к минимуму процентного кредита и ростовщичества [9].
  • Общинность, исходящая как из православного учения о соборности, так и из вынужденного совместного труда для создания условия «благоприятствования» молитве и независимости от внешних условий. Сохранение общины было важнейшей задачей любой деятельности староверов [10: 143-145].
  • Беспоповское учение о «замирщении», о пришествии антихриста в духовной или «расчленённой» форме [5: 28].

Серьёзные исследования старообрядческой философии хозяйства сделаны В.В. Керовым и Д.Е. Расковым, указавшими на священную миссию труда староверов — на труд было возложено не только материальное обеспечение общины христиан, но сохранение последних «останков Веры Христовой» [4: 1]. Такое представление и его реализация породили феномен русского старовера-предпринимателя, исследуемый многими современными исследователями. Предприниматель-старовер представлял собой особый «аскетический идеал» — он работал не ради личного обогащения. Его целью было налаживание нового мира, новой жизни, ведущей к Царствию Небесному. Так на чужбине и сложились «островки Святой Руси», до сих пор интересные не только для староверов, но и для этнографов и прочих исследователей традиционной русской культуры.

 

Дон

Одним из первых «оплотов Старой Веры» был монастырь, основанный в 1669 году священноиноком Иовом Льговским (1592-1681) около Рыльска (пограничные районы Курской области). Из-за давления новообрядцев Иов Льговский в 1672 году ушёл на вольный Дон, где основал Покровский монастырь. История этого монастыря была недолгой, но, вероятно, он сыграл определённую роль в консолидации донских казаков-староверов. В 1682 году на Дону начались первые волнения, направленные против «никоновых бесчинств». В 1685 году в этой местности появился новый проповедник — игумен Досифей, которому принадлежит идея обособленного старообрядческого поселения с собственными законами и даже армией. Главный завет, принятый впоследствии Войском Донским: «Сверх старых книг ничего не прибавлять и не убавлять, и новых книг не держать». Позднее казаки-староверы были вытеснены из Войска Донского и поселились на реке Медведица. Этот оплот староверия был разбит в 1699 году.

Фото донских казаков, 1875-1876 гг.

 

Выг

Выгорецкое пустынножительство («Всепречестная и богоспасаемая киновия отец и братии Всемилостивого Спаса Господа и Бога нашего Исуса Христа Богоявления») возникло на р. Выг в Олонецкой губернии (Карелия, в тот момент — территория Швеции) в начале 1690-х гг. из собрания староверов, позднее оформившихся идейно как беспоповцы. Считается, что первым организатором стихийного общежительства был инок Даниил Викулин (1653-1733). Основой идеологии для Выга были решения старообрядческих соборов 1692 и 1694 гг., провозглашавших пришествие «духовного антихриста»; невозможность осуществления большинства Таинств (включая Священство и Брак) и допустимость в отсутствие священства совершать некоторые богослужения мирянским чином [1: 148]. Первым собственным документом Выгорецкой пустыни был «Поморский устав», построенный на основе устава Соловецкого монастыря.

Выголексинский монастырь. Фрагмент лубка первой половины XIX в.

Расцвет Выга приходится на время, связанное с деятельностью выдающихся старообрядческих писателей — братьев Денисовых: Андрея (1674-1730) и Симеона (1682-1741). Выг был коммуной, в которой проживали как монахи, так и миряне (обоего пола, но живущие раздельно). Андрей Денисов был вторым настоятелем Выга, при нём была заведена чёткая дисциплина, общинное веде́ние хозяйства и владение имуществом, соборное принятие всех решений [12]. При Андрее Денисове Выг во время Великой Северной войны поддержал Петра I партизанской борьбой против шведской армии. Вследствие этого Пётр I по присоединении Карелии не угнетал поморцев и даже предоставил им концессию на разработку железных руд и поставки хлеба в развивающийся Санкт-Петербург.

Помимо этого, на Выге не существовало крепостного права [2: 63, 89, 95]. Для старообрядцев всей России Выг стал твердыней «древлего благочестия» и символом свободы, последней Святой землёй в «предконечные времена».

В 1706 году неподалёку от Выговского общежительства была построена Лексинская женская обитель во имя Честного и Животворящего Креста Господня. С того времени вошло в обиход именование «Выго-Лексинская обитель», и управление совершалось совместно киновиархом мужского монастыря и «начальной маткой» Лексинской обители. Помимо Выговского и Лексинского монастырей, в окру́ге существовало множество скитов и поселений, подчинявшихся Выгу. Во второй половине XVIII века на Выге проживало до трёх тысяч старообрядцев. История становления Выга была подробно описана третьим киновиархом Иваном Филиповым (1661-1744) [13].

Обосновавшись на Русском Севере, выговцы стали одними из родоначальников русского капитализма. Они вели широкую торговлю хлебом, интегрируя общестарообрядческое предпринимательство. Они монополизировали добычу морского зверя, были основными рыболовами и добытчиками пушнины, занимались лесоразработками и металлургией, широко вели экспортную торговлю при невмешательстве или покровительстве властей (до Николая I) [15].

Помимо того, на Выге были заведены известные на всю Россию иконописные, меднолитные и швейные мастерские, типографии. Иконы и художественное литьё, атрибуты культа, книги, картины, лубки, ткани и вышивки Выга являются примером высокой художественной культуры своего времени. Эта сторона деятельности выговцев существенно повлияла на сохранение и воспроизводство традиционно-русской и собственно старообрядческой культуры.

Поморская идеология стала активно разрабатываться после первого официального диспута с иеромонахом Неофитом, прибывшим на Выг по решению Синода в 1722 году. Результатом диспута стали составленные Денисовыми «Поморские ответы». В них впервые в России был применён палеографический метод исследования [14: 34], с помощью которого были разоблачены антистарообрядческие фальшивки — «Феогностов требник» и «Деяние на Мартина Армянина», а также многочисленные еретические «подметы», приписываемые духовному лидеру всего староверия — Аввакуму [7: 46] [3: 159].

При Николае I, считавшем староверов важнейшими агентами разрушительных для России сил, Выговская пустынь была разгромлена войсками, все здания были уничтожены, а территории переданы государственным крестьянам. Сегодня на месте Выговского общежительства нет ничего.

Крест поклонный на месте женской обители

 

Стародубье

Ещё во время Раскола старообрядческие традиционалисты, прочувствовав наступление «новых времён», стали массово переселяться на территорию Украины, только что присоединившейся к России [11: 59]. Вокруг г. Стародуба (Черниговская губ.) с 1669 года возникло несколько поселений старообрядцев, приверженцев поповской идеологии. Из-за репрессий царевны Софьи большинство стародубцев эмигрировало за литовскую границу и основало на р. Ветка одноимённое поселение. Оставшаяся малая часть, проявившая себя партизанской борьбой в Северной войне, получила милость Петра в виде права на вечное владение своими землями. В настоящее время территория Стародубья является автохтонным старообрядческим анклавом на территории Украины и России, сохранившим черты дораскольного жизненного уклада. Большая часть стародубцев не приняла «белокриницкой иерархии», но приняла священство архиепископа Николы (Позднева) в 1920-е годы. Стародубский город Новозыбков стал в 1963-2000 гг. центром «новозыбковской иерархии» — Российской Древлеправославной Церкви.

Храм во имя Успения Пресвятой Богородицы в Святске (сгорел в 2001 г.). Святск был последним «осаженым» старообрядческим поселением на Стародубье

Ветка

Поселение староверов-поповцев на острове Ветка на реке Сож неподалёку от Гомеля (Речь Посполитая) было, возможно, самой большой локализацией старообрядцев на тот момент. Бегство на окраинные и заокраинные территории усилилось после первого разгрома староверов Стародубья царевной Софье Алексеевной в 1685 году. Первым руководителем Ветки был Стефан Белёвский († 1692). К началу XVIII века на Ветке проживало до 40 000 жителей, она была мощным экономическим, административным, интеллектуальным и духовным центром староверия [8]. Несмотря на это, история Ветки достаточно плохо изучена и представлена только сочинениями самих староверов. В отличие от выговцев, ветковцы экономически «работали на заграницу» и в России их влияние не было столь большим (как и влияние поповцев в общем). На Ветке проходили основные богословские прения по поводу восстановления трёхчинной иерархии. В 1734 году на Ветке был принят беглый епископ Епифаний, который не оставил после себя архиерейского потомства [6: 95]. Однако это стало поводом к первой «выгонке» староверов в Ветки, осуществлённой при Анне Иоанновне, когда было захвачено и переправлено в Россию около 14 000 староверов.

После раздела Речи Посполитой, Ветка стала территорией Российской империи и подверглась давлению со стороны Екатерины II, выславшей в центральные регионы России 20 000 жителей. Это была вторая «выгонка» ветковцев. В целом, политика Екатерины не носила репрессивного в отношении староверов характера — Екатерина была заинтересована в старообрядческом труде, капиталах и стремилась интегрировать староверов в общероссийскую экономику, расселив их на стратегически важных и мало освоенных землях (в основном, в Поволжье).

Впоследствии Ветка была вновь заселена. Там проходили первые споры, ставшие впоследствии поводами для создания новых согласий, — споры о допустимости почитания четвероконечного Креста, о благодатности послениконовского священства. Важнейшим значением Ветки в истории старообрядческого мировоззрения была консолидация основных постулатов поповства:

  • Нынешние времена близки к господству антихриста, однако антихрист ещё не явлен, поэтому в мире осталась благодать и, следовательно, совершение всех Таинств, в принципе, возможно.
  • Допустимо восстановление трёхчинной иерархии через хиротонию кандидата во епископы у новообрядцев или посредством перехода новообрядческого епископа к староверам.
  • Верность традиционному православному учению, недопустимость беспоповских нововведений, оправдывавшихся наступлением периода власти антихриста.

 

Керженец

Поселение староверов на р. Керженец (Нижегородская обл.) знаменательно несколькими особенностями. Во-первых, это было поповское поселение «в тылу врага» — на территории России, старавшееся сохранять относительную независимость от окружающей реальности. Во-вторых, кержаками впоследствии стали именоваться — по вышеуказанной причине — в просторечии все староверы. В-третьих, Керженец впоследствии стал консолидацией существенного старообрядческого согласия, на сегодняшний день, почти исчезнувшего, но до ХХ века бывшего наиболее многочисленным, — часовенных.

Группа старообрядцев-поморцев. Нижний Новгород

Кроме перечисленных, в это время сформировались староверческие поселения в Сибири, Восточном Казахстане, на Алтае, но они не столь активно участвовали в общестарообрядческой духовной и экономической жизни. Кроме того, староверы Забайкалья, Казахстана и Сибири до сих пор исследованы недостаточно.

Основное значение старообрядческих поселений Ветки, Керженца, Выга — в доказательстве всему древлеправославному сообществу возможности построения вполне «конкурентоспособных» (в экономическом и идеологическом планах) сообществ, в которых образ Святой Руси не только воссоздавался, но и динамично развивался.

Важным является также прояснение истории старообрядческих поселений за рубежом (Турция, Австрия и пр.), поскольку они стали для староверов «воротами в большой мир», способствующими их стремительному обогащению, всемирной консолидации и превращению в одного из лидеров нарождающегося российского капитализма. Но это тема следующей публикации.


Литература

  1. Барановский В.С., Поташенко Г.В. Староверие Балтии и Польши: краткий исторический и биографический словарь. – Вильнюс: Aidаi, 2005.
  2. Беляев И.Д. Крестьяне на Руси. Исследование о постепенном изменении значения крестьян в русском обществе. – М., 1860.
  3. Бороздин А.К. Очерки русского религиозного разномыслия. – СПб., 1905.
  4. Керов В.В. Община и хозяин: Роль общины в хозяйственной системе старообрядчества // Старообрядецъ / Ред. Рудаков С.В. – 2001 – № 23. – С. 1, 3.
  5. Кожурин К.Я. Краткий катихизис. – СПб.: Невоград, 2006.
  6. Мельников П.И. Исторические очерки поповщины. – М.: Изд-во Каткова и К°, 1864.
  7. Поморские ответы. – М.: Изд-во Преображенской богадельни, 1911.
  8. Поташенко Г.В. Старообрядцы и общество Великого княжества Литовского в XVIII веке: религиозная терпимость и её причины // Русские староверы за рубежом. Труды по русской и славянской филологии. Лингвистика. Новая серия. IV / Ред. Кюльмоя И.П. – Тарту: Изд-во Тартуского ун-та, 2000. – С. 139-153.
  9. Расков Д.Е. Дискуссии о проценте у староверов // Христианское чтение. – 2010. – № 4 (35). – С. 85-108.
  10. Расков Д.Е. Экономические институты старообрядчества. – СПб.: Изд-во СПбГУ, 2012.
  11. Таранец С.В. Старообрядчество Украины: вопросы истории и его современного состояния // Старообрядчество: история и культура. Сборник статей. Вып. 2 / Ред.: Дементьева Л.С., Инговатов В.Ю. – Барнаул: Изд-во Фонда поддержки строительства храма Покрова Пресвятыя Богородицы РПСЦ, 2003. – С. 58-65.
  12. Усов П.С. Помор-философ // Исторический вестник. – 1886. – Т. 24. – № 4. – С. 145-160.
  13. Филипов И. История Выговской старообрядческой пустыни. – СПб.: Общественная Польза, 1862.
  14. Черепнин Л.В. Русская палеография. – М.: Политиздат, 1956.
  15. Юхименко Е.М. Керженец и Выг // Старообрядецъ / Ред. Рудаков С.В. – 2002. – № 26. – С. 20-21.

Автор: Кирил Михайлов

ruvera.ru

Как живут старообрядцы в России сегодня. Село Тарбагатай

Отправились в старообрядческую общину в селе Тарбагатай. Это очень известное место, причем, не только среди религиозных людей, но и всех, кто интересуется историей России.

Старообрядцы, как мы знаем, это те люди, которые не приняли церковную реформу 17-го века и были впоследствии объявлены еретиками. Несмотря на гонения, они придерживались основ прежней веры, ее обрядов и бытового уклада. Эта катавасия продолжалась около ста лет, а в 18 веке по указу Екатерины II остатки старообрядцев из Польши, Украины и Белоруссии изгнали в Сибирь, на нетронутые земли. Староверы селились целыми семьями, поэтому впоследствии их стали называть «семейскими». Несмотря на суровый климат, они быстро привыкли к новым условиям и, будучи, работящими и трудолюбивыми людьми быстро разрослись в большие общины.

Староверы строго соблюдали посты — в году было до 244 постных дней. Жили семьями патриархального типа, с большим количеством детей. В одной усадьбе проживало до 4 поколений одной семьи. Сегодня, спустя более чем три века духовная культура «семейских» провозглашена «Шедевром устного и нематериального наследия человечества» и включена в первый список ЮНЕСКО.

Встречали нас самогоном, чаем и пирожками с черемухой. Экспедиция у нас непьющая, но с кедровым домашним самогонам сфотографировался (сибирский колорит, как-никак):

3.

4.

Лев гора — называется так поскольку похожа на спящего льва с гривой, который смотрит в сторону Тарбагатая:

5.

С вершины открывается отличный вид на реку Селенгу. В старину гору назвали Омулевая. Рыбаки забирались на нее, наблюдали, где в реке идут «бурления» и ставили туда неводы:

6.

Сделали панораму:

7.фото снято на официальный смартфон экспедиции LGG3

В вершину горы однажды ударила молния, и в скале образовалось два больших углублений в виде чаш. У местных на этот счет есть поверье — если бросить в чашу огня какую-то ценность, то жизнь будет насыщенной на события. Если в чашу воды — спокойной. Не верю в суеверия, поэтому оставил деньги в кармане и ничего никуда не кидал:

8.

Вначале гора похожа на плато, но чем дальше, тем сложнее подъем. Во время дождя забраться на гору практически невозможно, так как становится очень скользко. И это не шутки: если кто-то на Омулевой горе застанет дождь — придется пережидать на вершине. К счастью, дожди тут бывают нечасто:

9.

Все образцы зодчества на старообрядческой улице сохранились в первозданном виде и поддерживаются в отличном состоянии. У семейских жизнь была скучной, поэтому они разукрашивали дома в яркие цвета:

10.фото снято на официальный смартфон экспедиции LGG3

11.

Двор старообрядческого дома:

12.

13.

Убранство дома. Вокруг — бережно сохраненные предметы быта:

14.

Нас пригласили на обед и накормили традиционной кухней. Например, рисовую кашу готовили в настоящей русской печи. Все было очень вкусно, нам понравилось:

15.

После обеда для нас устроили небольшой концерт старорусской песни. В деревне есть свой ансамбль, они пользуются популярностью не только на родине, иногда выступают и заграницей. Пели очень душевно и красиво: слов мы не разобрали, но настроением прониклись:

16.

Для того чтобы точно представить себе жизнь староверов, нашу Анечку переодели в богатую барышню того времени. Рассказали, что у женщин долго не было нижнего белья, поэтому подъюбники делали из простых тканей и в большом количестве:

17.

А еще нам устроили реконструкцию свадьбы. Девушка горько плакала перед замужеством, так как навсегда уходила из дома отца и матери. Ни одна Аня при съемках не пострадала:

18.

«Жениха» нашли в том же Чебоксарском экипаже, Дима Донсков отлично подыграл. По строгим канонам староверов, на одну супружескую пару полагалось дюжина свадебных фотографов:

19.

Настя, не упустила момент и крикнув: «Что ж ты бродишь всю ночь одиноко? Что ж ты девушкам спать не даешь?» зафигачила селфи с гармонистом:

20.

Коллективное фото с молодоженами:

21.

Дима просил сфотографировать его по пояс, но я решил донести вам всю картину целиком:

22.

Музей старообрядческой культуры создан на основе частной коллекции отца Сергия, священнослужителя местной действующей церкви (старообрядческой, разумеется). Он начал собирать разные редкие вещи с детства: у своего деда выпросил 5 марок серебром, а у бабки в сундуке нашел несколько царских купюр. Потом в коллекцию попали церковные книги и иконы. Где бы ни был, везде приглядывал редкие экспонаты: просил, покупал, потом люди сами приносили ему вещи:

23.

Сегодня коллекция насчитывает сотни различных артефактов:

24.

25.

26.

Возвращались в Улан-Уде. Дацан:

27.

28.фото снято на официальный смартфон экспедиции LGG3

Сердце города Улан-Удэ решили провести на фестивале этнической музыки Голос Кочевников, куда съезжаются музыканты со всего мира. Здесь на основе этнической музыки и фольклора, музыканты создают современные произведения. Организовывает это как ни странно Министерство Культуры Бурятии:

29.

Посетитель мероприятия в чиллауте:

30.

Бравые экспедиционеры при оружии:

31.

32.

33.

Бабы кочевников — сплошь все затейницы. Постоянно что-то затевают:

34.

Местные любители народной музыки:

35.

36.

Битва на флагах. Показательные выступления участников экспедиции Россия:

37.

Вот так выглядит идеальный участник экспедиции. Обратите внимание на квадракоптер:

38.

Сердце Улан-Удэ:

39.

40.

Маршрут дня от geo.ritm.ru:

41.

zagopod.com

Жизнь в тайге. Таежные поселения старообрядцев

На что тратится жизнь обычного человека, живущего в миру? Все направлено на улучшение быта, повышение комфорта жизни. Будь то разработка нового кухонного комбайна или двигателя для ракеты — все подчинено одной цели. Однако парадокс в том, что чем лучше и легче живет каждый из нас, тем хуже и сложнее условия, в которых приходится выживать современному обществу. Особенно если речь идет о христианском обществе.

Промысел же Божий, Его человеколюбие и забота о каждом из нас показывает нам другой путь развития человека и общества в целом. Это прежде всего духовный путь развития цивилизации, когда каждый сознательно и без принуждения выбирает жизнь со Христом ради спасения души. Мир сейчас держится не на космических технологиях и не на уровне различных услуг, а на ежедневной горячей молитве христиан ко́ Господу. И чем дальше от цивилизации, тем чище и искренней молитва.

Поселок Нововильвенский Горнозаводского района Пермского края находится всего в 14 км от государственного природного заповедника Басеги. Заповедник организован в 1982 году с целью сохранения ненарушенных участков коренной горной тайги Предуралья и Урала, крупного массива коренных среднеуральских елово-пихтовых лесов, расположенных в предгорьях хребта Басеги.

Само название заповедника и хребта на уральском диалекте означает «красивый, чудесный». И действительно, трудно где-то ещё найти такое красивое место. Горный хребет окружают со всех сторон густые леса, с его склонов стекают чистые горные ручьи и речки. Все они — места нерестилищ рыбы, а их воды питают притоки рек. По вершине хребта проходит уникальный горно-тундровый пояс. Чуть ниже тундр — поражающие воображение субальпийские луга. А всё вместе — места концентрации редчайших растительных сообществ и редких видов флоры и фауны.

В советские годы в поселке Нововильвенский была развита лесная промышленность, работал лесозаготовочный комбинат. Однако после развала Советского Союза и во все последующие годы происходило постепенное падение уровня производства, а вскоре комбинат и вовсе был закрыт. Оставшиеся без работы люди стали покидать некогда крупный поселок городского типа, работать на земле и жить своим трудом захотели немногие. По переписи населения на 1 января 2010 г. численность жителей поселка уже составляла не более тысячи человек, как раньше, а всего 366.

Сейчас, спустя 5 лет, в поселке проживает всего 50 человек. Из инфраструктуры — сотовая связь на опушке, летняя дорога, электричество. Школ, больниц, магазинов и других учреждений нет, пока действует только почтовый пункт.

Именно такое место и стало идеальным для уединения и молитвы двух семей христиан Русской Православной Старообрядческой Церкви (РПсЦ) — Нестеровича Андрея и Ощепкова Александра.

Андрею 31 год, и его нельзя назвать ни дауншифтером, ни отшельником, ни странником. В таёжную глушь он отправился ради спасения души, ради жизни своим трудом вдали от шума, грязи и суеты города.

Трудности быта и таежная жизнь в глухом поселении его отнюдь не пугают. На мой вопрос: «Как живётся в тайге?», — отвечает: «Полное спокойствие. Поют, заливаясь, соловьи, шумит горная река. Топится печка, сегодня на ужин свежее козье молоко и хлеб. Я счастлив здесь».

В доме только самые необходимые вещи, и то не все. Один казанок для всех типов блюд. Небольшая печь. Вода из скважины. Но это всё не главное.

Главное в доме любого христианина — это красный угол, божница. На ней Андрей установил свои иконы, привезенные из Новосибирска.

Вместе с Александром, который поселился с семьей в этом месте раньше, они воздвигли на вершине высокой горы (600 м над уровнем моря) поклонный Крест. Вместе, семьями, они и молятся, в трудах прославляя Бога, и помогают друг другу в нехитром хозяйстве. Никаких развлечений, никаких благ и удобств, только труд и молитва. В действительности, ведь такой и должна быть жизнь христианина.

Спрашиваю: «Не жалеешь о том, что бросил цивилизацию с её благоустройствами, мирскую работу?» И заранее в голове звучит ответ, что, конечно же, нет, особенно, если вспомнить, сколько мирских работ ему пришлось сменить, чтобы сохранить Образ Божий. В мире, где важно скоблёное младенческое лицо, дресс-код и корпоративно-этические кодексы, христианину живется непросто. И, действительно:

Работать нужно на Бога! И во славу Бога. Работайте Господеви со страхом и радуйтесь Ему с трепетом (Прим. — Пс.2:12).

Неисповедимы пути Господни, и во все времена своих верных рабов Господь всегда укрепляет, наставляет, поучает и не оставляет в нужде. От нас же требуется малость — следовать заповедям Его, иметь в сердце страх Божий и любовь нелицемерную, не боясь трудностей.

Задумайтесь, много ли надо человеку, чтобы жить благочестиво? На самом ли деле нам необходимо то обилие вещей, предметов и «благ», которыми сейчас окружил себя человек? Или отвлекает всё это от главной цели христианина — спасения души и жизни вечной?

Ответ, думаю, очевиден. И на примере этих двух таёжных семей я еще раз убедилась в этом.


Автор: Нина Лукьянова

ruvera.ru

Репортаж о жизни старообрядцев деревни Гарь

Этим летом в старообрядческой общине деревни Гарь Томской области с разницей в неделю сыграли сразу две свадьбы. Невест в сибирскую тайгу привезли братья Бесштанниковы — Иван и Даниил. Гости гуляли прямо во дворе, соорудив под открытым небом самодельный шатер, поставив столы и лавки. Были и шуточные конкурсы, и богатый стол. В ЗАГСе молодые тоже расписывались, но главное — это венчание. Невесты на торжестве были в белых платьях, правда, каждый наряд — максимально закрыт, с юбкой до пола. Вместо фаты и разных диадем на голову у староверок положено надевать платок. Использование косметики строжайше запрещено. 

Новая жизнь по старым законам

Деревня Гарь находится в 230 километрах от Томска. Причем до ближайшей асфальтированной дороги от поселка — около 60 километров. Весной и осенью проехать сюда на легковой машине практически невозможно, песчаную дорогу размывает и «ведет». Говорят, иногда тут буксуют даже лесовозы, которые активно вывозят из района древесину.

Сегодня в Гари проживает примерно 300 человек — и взрослых, и детей. Большая часть домов заброшена или нуждается в большом ремонте. На улицах с красивыми названиями Почтовая, Лесная, Голубая и Таежная располагаются сельская школа, фельдшерский пункт, пара магазинов, почтовое отделение… В середине XX века в Гари находился лесозаготовительный поселок, сейчас вырубки в этих местах ведут частные компании, на которых работают приезжие сотрудники. Откуда они — жители Гари точно не знают, но уверены, что большинство — китайцы.

На горке — самом высоком месте в Гари — построена старообрядческая церковь. По воскресеньям здесь проводит службы священник Анатолий Бесштанников — старший сын Александра Федоровича Бесштанникова, патриарха старообрядческой общины деревни Гарь. Большая часть прихожан церкви — это дети, внуки, племянники и братья Бесштанниковых. Все они — старообрядцы и живут вокруг церкви в самостроенных рубленных избах. Дома остальных жителей располагаются под горой.

—  В этом доме мы начинали жить с мужем, родили тут троих детей, — смущаясь, рассказывает супруга Анатолия Галина Бесштанникова, племянница староверческого митрополита Всея Сибири Силуяна (Килина). — Потом постепенно строились дальше. Смотрите, вот в этом доме теперь живут наши младшие дети — Арсений и Аня, у них свои комнаты, мы же с мужем пока перебрались в другой отдельный дом. Он задумывался как летняя кухня, но кухня получилась большая, а к ней пристроилась еще комната — так что теперь это и кухня, и наша спальня, и небольшая гостиная, где все собираются.

​У Галины и Анатолия Бесштанниковых семеро детей: Тимофей (25 лет), Василиса (24 года), Александр (23 года), Даниил (21 год), Иван (20 лет), Арсений (18) и Анна (15). Почти все старшие после наступления совершеннолетия остались жить с родителями. Когда выросли, парни привели в дом невест. В июле Иван и Даниил сыграли свадьбы. С женами они познакомились в интернете. У старообрядческой молодежи свои чаты и закрытые группы в социальных сетях, где они общаются, знакомятся, переписываются.

С детства воспитывали детей так, чтобы они знали — выходить замуж или брать в жены нужно только единоверцев. Конечно, муж или жена может при желании принять и нашу веру, но это…. Ну… не так, что ли. Лучше, чтобы сразу из старообрядцев были, — уверена Галина.

А если дети полюбят иноверца? Смогут они, к примеру, перейти в мусульманство? Или стать католиками?

Нет! – категорически отвечает мать семейства. — Даже представить такого не могу! Никогда!

…Дети Бесштанниковых серьезны и немногословны. Гостей принимают сдержанно, недоумевая, почему в последние годы и журналистам, и заезжим туристам стала вдруг так интересна их отшельническая жизнь.

—  Находят ведь телефоны, звонят, приезжают… Однажды накануне выборов стали звонить, спрашивали, за кого мы пойдем голосовать, ходим ли мы вообще на выборы. А почему не ходим-то? Мы же не дикие! — удивляется Галина Бесштанникова. — Я и радио раньше слушала, программу «60 минут», а потом перестала. Пустое это: кричат, ругаются, спорят, а толку никакого. Проблемы как были, так и остались. Выходит, собираются только затем, чтобы покричать и свою энергию потратить? У меня даже коровье молоко от их криков стало быстрее скисать! Так что все пришлось выключить. А вообще я очень войны боюсь. Правильно же говорят, что худой мир лучше доброй ссоры. А у нас мир сейчас все худее и худее.

В 1958 году в таежный поселок Гарь из Нижегородской деревни Рытово со своей семьей впервые переехал дядя Анатолия Бесштанникова (на самом деле село Рытово находится во Владимирской области — прим. ред.). Старовер хотел быть подальше от людей и поближе к природе.

Про эти места говорили, что «зайцы в лесах сами в силки лезут, а рыбу можно наволочкой ловить». Так оно и было, пока народ законы соблюдал и хоть какой-то доход имел. А сейчас что? Лес вырубают, клюкву на болоте за две недели до официального сбора начинают ковшами драть, когда она еще зеленая и витаминов не имеет. А потом все это на продажу несут. И как людей за это ругать? Они хотят хоть какие-то деньги заработать. Недавно в местной газете писали, что в Асиновский район привезли какую-то специальную систему, которая может без разбора все деревья выкашивать. А это значит, что весь наш лес теперь под корень уничтожится… Раньше пилами пилили, а теперь этой системой начнут.
 

Без телевизора, но со смартфонами

Староверы живут без телевизора (смотреть его нельзя), однако у всех детей есть смартфоны, а в доме стоит современная бытовая техника: мультиварка, электрический чайник, утюг. Сыновья носят наручные часы. По традиции, деньги в семье зарабатывают исключительно мужчины. Женщины трудятся по хозяйству, поэтому и образование, кроме школьного, получать не особенно стремятся. Считают, что гораздо важнее создать крепкую правильную семью и продолжить свой род.

Вместе с отцом делаем срубы на заказ. Я еще иногда пихту варю, из нее изготавливаю пихтовое масло, его хорошо покупают. Кору заготавливаю. Ну, а когда в тайге много шишки, ягод и грибов, мы все уходим за дикоросами. Правда, в этом году какой-то неурожай. Уже август, а грибов нет… Лето плохое, — рассуждает младший сын Арсений Бесштанников.

Старообрядцы надеются в жизни на три вещи: на Бога, на природу и на собственные силы. Отсюда и покорность, с которой они встречают любые новости.

Вот в августе уже были первые заморозки, огуречная и тыквенная ботва померзли… Мы в этом году даже огурцов-то вдоволь не ели, я всего три банки закатала, тогда как в другие годы могла и пятьдесят банок к этому времени сделать. Посмотрите, что с природой творится. Да и мир уже в пропасть катится. Это и так понятно. И ничего хорошего здесь уже не будет. У нас у верующих хоть надежда есть на то, что в другом мире будет лучше, а у неверующих даже этого нет пустота.

Все пятеро сыновей из семьи Бесштанниковых служили в армии. О том, чтобы «откосить», никто из них не думал. Наоборот, гражданский долг отдавали охотно. Правда, единожды отсрочку все же попросили.

Даниил в 18 лет начал дом строить, чтобы туда жену привести, поэтому, когда хотели его забрать, мы попросили дать время, чтобы строительство закончить. Объяснили, какие планы, когда и что достроим. В военкомате ушам своим не поверили. Говорили: «У нас даже двадцатилетние частенько мотаются без дела и без цели, а ваш уже в восемнадцать жизнь распланировал?» — продолжает Галина Ивановна. — Теперь в армию должен идти Арсений. Весной он не смог, сильно заболел. Теперь заберут осенью. Старший Тимофей служил в Хабаровске, там тоже есть старообрядческая церковь, так сын ходил туда на службы во время увольнительных. Подружился со священником и решил остаться жить на Дальнем Востоке. Мы отнеслись с пониманием. В Хабаровске, может, и правда лучше. Климат точно мягче. Там ведь даже дикий виноград растет, а у нас бегаешь-бегаешь над грядками, а потом раз — и все замерзает, — вздыхает Галина Бесштанникова. — Я сама сюда впервые приехала из Молдавии в 1991 году, вышла замуж, осталась. Но к суровым зимам до сих пор не привыкну.

…В комнате самой младшей дочери Бесштанниковых — 15-летней Анны — аскетично, как в келье. Мебели немного и только самая необходимая. Все сделано из дерева, руками отца Анатолия. Шторы на окнах задернуты, возле иконы еще недавно горела свеча. Аня молилась. По словам мамы, девушка сильно обеспокоена своим будущим и просит у Бога помочь ей.

То, что в комнате живет юная девушка, выдают несколько флакончиков духов и романтические рисунки на стенах. Самоучка Аня, никогда не посещавшая не только художественную школу, но даже простых курсов по рисованию, неоднократно становилась победительницей районных художественных конкурсов. Однако о том, чтобы учиться по этому направлению дальше, девушка не думает. Вместо этого предлагает спеть молитвы, которые они с мамой и сестрами исполняют в церкви.

В библиотеке Бесштанниковых имеются как старинные, так и новоизданные старообрядческие книги. Есть и уникальные старообрядческие «песенники», в которых мелодия для голоса записана «крюковым» письмом. «Крюки» или «знамена» — это древние нотные знаки, изобретенные на Руси еще до раскола и сохранившиеся только в староверческой церковной практике. Манера исполнения духовных песен передается в семьях старообрядцев из поколения в поколение.
 

Домашние роды и народная медицина

Невестка Бесштанниковых — Маша недавно приехала в сибирский таежный поселок из города Кирова. Говорит, жить в сибирской тайге ей даже нравится, да и в любом случае, теперь она всегда будет рядом с мужем, куда бы он ни отправился. Девушке 18 лет, она окончила девять классов средней школы, затем поступила в техникум, но успела отучиться там только один год.

Училась на воспитателя, но не доучилась, — рассказывает Мария. — Работать? Наверное, могла бы. Например, воспитателем в детском садике, но садик в Гари закрыли еще в девяностые годы, когда меня на свете не было. Дети тут до самой школы сидят дома, а потом сразу идут в первый класс.

Основным наукам — пению молитв, исполнению религиозных обрядов и ведению домашнего хозяйства — старообрядцы учат своих детей сами. Много лет они старались жить максимально обособленно от остальных жителей деревни: рожать детей и лечить болезни только дома.

Раньше фельдшер в деревне другая была, она соглашалась роды так принимать. А новый врач ни в какую. Мы не против больниц, но только врачей хороших в них сейчас почти нет. Да и в газетах тоже часто пишут, что медицина болезнь не лечит, а только приманивает. От нас ведь еще и выехать очень сложно. Пока доберешься до большой больницы, можно и не ехать. Меня однажды в распутицу беременную на грузовике везли. По дороге не смогли проехать, через речку в ближайшую деревню переправляли. Как вспомню…. Так что самим нужно лечиться! Природными средствами. Жаль, почти все рецепты сейчас утеряны. Вот и ищем традиционные, народные. Я, например, недавно прочитала, что от запоров и разных проблем с кишечником помогают травяные настойки. Нужно собрать зеленую массу (клевер, другие травы), заварить ее пополам с водой, а потом принимать утром натощак по полстакана или по стакану кто сколько сможет. Вот и вся медицина!

Женятся староверы тоже раз и на всю жизнь. По крайней мере, так велят религиозные догмы и так было заведено многими поколениями предков.

Раньше разводов действительно не было, а сейчас они иногда случаются. Обстоятельства же разные… Но у нас это все равно не принято и не правильно, — продолжает Галина Бесштанникова. — Мы и рожаем столько раз, сколько Бог детишек дает. Все идет от Бога.
 

Чего не жить — работай да работай!

Старообрядцы говорят, что в последние десятилетия жить им стало намного проще: за веру никто не преследует, внешним видом не тыкает. После того как началась мода на мужские бороды, молодые старообрядцы стали почти неотличимы от городских хипстеров. Даже свободные штаны и рубахи, которые они носят по традиции, сейчас оказались в тренде и называются — стиль casual.

С местными мы живем мирно, а пьют они или гуляют — нам не важно, у нас все сами по себе. Правда, говорят, иногда жители Гари все равно на нас обижаются. Потому что, когда власть хотела переселить поселок из-за того, что обслуживать его невыгодно, а работать здесь негде, мы переезжать отказались, сказав, что наше место здесь, и работа у нас тоже всегда имеется. Вот власти и начали недоумевать: если у старообрядцев работа есть, то почему другие ее не находят? И поселок оставили, — вздыхает Галина Ивановна.

— Сейчас вообще чего не жить — работай да работай, — подводит итог разговору глава семьи Анатолий Бесштанников. — Работа в тайге есть всегда, а ничего другого нам и не надо. Новостями и событиями не интересуемся. Мы сами по себе. Хотя от мира не прячемся. Да и бесполезно это. История гонений на нашу веру нас научила, что тебя везде найдут, если захотят. Хоть в Сибирь ты уедешь, хоть в таежную глушь…

________________________

Автор: Дарья Енюшина 
Источник: sibreal.org

ruvera.ru

Деревни в россии где живут староверы. Тайны реальной истории руси. летопись сибири — устами староверов

Старообрядцы, жившие в таежных поселках, куда можно добраться только по воде или на вертолете, выходят из леса целыми семьями и селятся в «светских» деревнях. Еще несколько лет назад такое невозможно было себе представить. Более того — переселенцы с удовольствием приобщаются к благам цивилизации и даже пробуют водку, которая в старообрядческом быту строжайше запрещена.

Хархордин говорит немного дальше по этой теме, кроме как отметить официальную строку, что отлученные от церкви будут видеть ошибку своих путей, раскаиваться и быть снова введены в ловушку. Но, как мы знаем, это никогда не происходило ни в православной церкви, ни в советских делах. Миллионы таких постоянно исключенных людей, а затем и казненных и заключенных в тюрьму коммунистическими властями, продолжали формировать значительную часть российского населения. Тем не менее — и это важно — духовная трансформация, описанная харьхордином как «проект Достоевского», была наиболее стойкой и в чистом виде защищена теми людьми, которые были изгнаны из церкви и репрессированы Советами, в частности старообрядцами.

Сибирские старообрядцы начинают новую жизнь целыми семьями. Они покидают свои поселки, выходят из глухой тайги и селятся в обычных деревнях. То, что соседи не разделяют их религиозных убеждений, их больше не волнует. Они оформляют паспорта и устраивают детей в сельские школы. Покупают бытовую технику и пробуют алкоголь. Перестают вести натуральное хозяйство и активно занимаются торговлей. Еще несколько лет назад подобная ситуация была немыслима: старообрядцы всегда строили свои поселки в самых труднодоступных местах, куда не могла добраться цивилизация.

Действительно, именно настойчивость старообрядцев в отношении приоритета религии над государственной властью была самой причиной их отлучения. Это дает первое представление об актуальности революции, поскольку отлучение старообрядцев в семнадцатом веке не было односторонним вопросом. Поднимаясь и отказываясь подчиняться, диссиденты фактически отрезали себя от официальной церкви. Великий раскол был, по крайней мере, столь же стимулирован активным восстанием несогласных, как по настоянию церковных властей в их собственной власти.

Теперь конфронтационное отношение раскольников к царю и государству, а также их поддержка крестьянских восстаний и их общинной организации привели к тому, что поколения интеллигентов-популистов изображали их романтически как протореволюционеры и социалисты. Советские авторы пришли к аналогичному выводу: богословские возражения диссидентов были изображены как тривиальные обфускации, в то время как религиозные движения интерпретировались как принципиально классовые протесты против режима эксплуатации.

Справка SmartNews

Старообрядчество — группа религиозных течений, возникших во второй половине XVII века в результате реформирования Русской православной церкви. Реформы проводились по инициативе царя Алексея Михайловича и патриарха Никона. Их целью была унификация богослужебных обрядов с греческой и константинопольской церковью. Значительная часть населения была против нововведений, что привело к расколу. Несогласные объявили Никона и всех, кто придерживался «нового обряда», еретиками. Официальная церковь в свою очередь подвергла старообрядцев массовым гонениям и казням. Они вынуждены были покинуть обжитые территории и бежать на северные и восточные окраины России. В конце правления Петра I отношение к старообрядцам смягчилось: массовые казни прекратились, но их обложили двойными податями. До 1905 года старообрядцы официально именовались раскольниками. По статистике, в начале ХХ века почти треть русского населения страны придерживалась старой веры. Представители менее радикальных течений, например поповцы, жили в городах и деревнях на легальном положении, но не признавали Московскую патриархию и проводили богослужения в собственных церквях. Ультраортодоксы, в частности беспоповцы, предпочитали селиться вдали от цивилизации, в скитах и поселках в глухой тайге.

Эта статья, скорее, рассматривает вопрос о революционном качестве раскола как бы «изнутри», т.е. рассматривает взгляды старообрядцев на их фактическую социальную организацию. Из этого вытекает, что ситуация была противоположна советской точке зрения: это были богословско-ритуальные различия, а не невыносимые социально-экономические условия, которые были смыслом демона диссидентских сект. И это были не просто интеллектуальные различия, а убеждения, которые требовали самопожертвования — даже конечной жертвы — со стороны приверженцев.

Многовековые преследования старообрядцев как еретиков и раскольников дают контекст, в котором их основное религиозное вдохновение не пришло ни от пророка, ни от апостола, но от мученика. Это говорит о тонком контрасте с акцентом «новых философских Полин» на апостола как ключевой фигурой в превращении события конверсии в жизнь новообращенных. Гиоргио Агамбен, лидер в этих дискуссиях, дифференцировал пророка, человека, находящегося в непосредственных отношениях с Богом, от которого он получил слово, которое не принадлежит ему и которое ориентировано на прошлое или будущее, с апостолом, который является эмиссара для особого беспокойства, что он сам должен совершить на этой земле и в настоящем.

Более трех столетий радикально настроенные с

kapitalists.ru

Старообрядчество в современной России

Заместитель Российского Совета Древлеправославной Поморской Церкви, председатель новгородской общины ДПЦ, Алексей Александрович Безгодов, на состоявшейся 23 и 24 июня 2016 года в Московском Доме национальностей международной старообрядческой конференции «Старообрядчество, государство и общество в современном мире» выступил с докладом о современном положении старообрядческих согласий в России и их численности

 

***

Несмотря на историко-культурную общность, старообрядчество в конфессиональном плане не имеет единства. После никоновского раскола середины XVII века наиболее традиционная часть Церкви сохранила старые православные устои, но оказалась в условиях гонений. В результате некоторых идеологических разногласий древлеправославие разделилось на два основных направления — «поповское» («беглопововское») и «беспоповское», в рамках которых в XVIII-XIX веках сформировалось несколько согласий (религиозных деноминаций). В правовом поле современной России представлено четыре старообрядческих согласия, имеющих централизованные религиозные организации.

К поповскому направлению относятся Русская Православная старообрядческая Церковь, являющаяся крупнейшим старообрядческим объединением, и Русская Древлеправославная Церковь. К безпоповцам принадлежат Древлеправославная Поморская Церковь и Древлеправославная Старопоморская Церковь федосеевского согласия.

Русская Православная старообрядческая Церковь (РПСЦ, белокриницкое согласие, «австрийское» согласие, старое название (в 1846-1988 годах) — Древлеправославная Церковь Христова Белокриницкой иерархии. Белокриницкая иерархия была учреждена в 1846 году после присоединения к беглопоповцам Босно-Сараевского митрополита Амвросия.

Произошло это в с. Белая Криница, на территории Австро-Венгерской империи (ныне Западная Украина), от этих именований и произошло бытовое название согласия. С 1853 г. структура Белокриницкой иерархии складывается и на территории России. Во второй половине XIX — начале XX веков возникло несколько расколов, которые к середине XX века в основном были преодолены.

В РПСЦ совершаются все таинства, принятые в православии. Признается апостольское преемство в официальных новообрядческих деноминациях и правильно совершенное (в три погружения) крещение, также признается крещение в других старообрядческих согласиях. Руководителем церкви является Митрополит Московский и Всея Руси Корнилий (Титов).

Высший орган церковной власти — ежегодно созываемый Освященный Собор. Административно церковь разделена на епархии. В настоящее время в России 12 епархий РПСЦ и 7 епископов. По данным Министерства Юстиции на 2015 год, зарегистрировано 184 религиозных организации и действует 1 монастырь. При митрополии в Москве имеется Духовное училище, а также церковно-исторический музей и общественная библиотека с читальным залом. За пределами России Московская митрополия объединяет общины на территории стран СНГ, а также имеет заграничные епархии на Украине и в Молдавии.

РПСЦ состоит в каноническом общении с братской церковью в Румынии, которая имеет 6 епархий и около 70 приходов. РПСЦ ведет активную церковную и общественную деятельность, строятся новые храмы, организовываются общины, проводятся крестные ходы, выступления хоров знаменного пения, фотовыставки и прочее. Ведется миссионерская работа среди других старообрядческих согласий, а также в Африке. Митрополит Корнилий является членом совета по взаимодействию с религиозными организациями при Президенте РФ.

Русская Древлеправославная Церковь (РДЦ, беглопоповцы, «новозыбковское» согласие). РДЦ организационно оформилась в начале ХХ века, с учреждением иерархии после присоединения к старообрядчеству из новообрядчества архиепископа Николы (Позднева) в 1923 году и епископа Стефана (Расторгуева) в 1929 году. 

Возникшая иерархия к середине ХХ века объединила оставшихся беглопоповцев, которые не признавали уже имеющуюся Белокриницкую иерархию. Крупнейший духовно-административный центр находится в г. Новозыбкове Брянской области. В конце ХХ века произошло несколько разделений, которые в настоящее время в основном преодолены.

РДЦ содержит все таинства, принятые в православии. Признается апостольское преемство в новообрядческих деноминациях и правильно совершенное (в три погружения) крещение. Также признается крещение в других старообрядческих согласиях. Руководителем церкви является Патриарх Московский и всея Руси Александр (Калинин).

Высшим органном управления церкви является регулярно собираемый Освященный Собор. Административно церковь в России разделена на 6 епархий, в которых служат четыре епископа. Также есть еще две епархии вне пределов России и два епископа. Еще два епископа находятся на покое. По данным Минюста на 2015 год, в России действуют 105 религиозных организаций РДЦ, из них 5 монастырей и одно учебное заведение. В Новозыбкове действует Высшее духовное училище. РДЦ находится в каноническом общении с Грузинской Древлеправославной Церковью и ведет активную работу по организации новых приходов и строительству церквей. Особо активно ведется работа в Нижегородской области и в республике Бурятия. Хорошо развита издательская деятельность. В общественной жизни РДЦ не так активна, как РПсЦ.

Древлеправославная Поморская Церковь (ДПЦ, поморское согласие). Старое название (в 1909-1989) — Старообрядческая Поморская Церковь. Поморское согласие оформилось в конце XVII века. После смерти последних дораскольных священников была отвергнута практика приема беглых священников из новообрядчества. Наименование «поморцы» утвердилось благодаря следованию в службах Поморскому Уставу, который был рассчитан на проведение служб мирянским чином, то есть без священства. Устав ДПЦ был составлен на основе Соловецкого устава. С конца XVII до середины XIX веков ведущим духовным центром был Выговский монастырь в Карелии.

В первой половине XVIII века произошли разделения по вопросу отношения к браку и по отношению к властям. Поморцы среди безпоповцев занимали наиболее либеральные позиции. ДПЦ признает все таинства, принятые в православии, однако в связи с отсутствием священства исполняются только два таинства — крещение и исповедь, допустимые для исполнения мирянами. Также по решениям соборов благословляется христианский брак. Старообрядцы-поморцы высшим органом власти имеют Церковный Собор, состоящий из мирян — представителей общин. В период между соборами деятельностью церкви управляет Российский Совет ДПЦ — председатель Олег Иванович Розанов.

Каноническая дисциплина держится на основе авторитета духовных наставников и признании решений Церковных Соборов. В России ДПЦ имеет условное деление на регионы — 9 церковных областей, в которых имеются ведущие ответственные общины, а в некоторых местах региональные советы. По данным Минюста зарегистрировано 48 религиозных организаций ДПЦ, однако большая часть общин действует без регистрации. В Санкт-Петербурге действует заочное духовное училище. Общины ДПЦ ведут учебную, издательскую, культурно-просветительскую и прочую деятельность, направленную на развитие церкви и общества.

В других странах имеются свои поместные объединения во главе с Центральными или Высшими Советами ДПЦ. Поместные объединения ДПЦ разных стран (Эстония, Латвия, Литва, Польша, Белоруссия, Украина) находятся между собой в молитвенном общении и каноническом единстве.

Древлеправославная Старопоморская Церковь федосеевского согласия (ДСЦФС, федосеевцы) Одно из старых названий — христиане древлеправославного кафолического вероисповедания и благочестия старопоморского безбрачного согласия.

Староверы федосеевского согласия в 2014 году зарегистрировали собственную ЦРО ДСЦФС, ее председатель — Кожев Константин Викторович. Однако большинство общин по традиции сохраняют автономный статус либо действуют без государственной регистрации. Общины распространены в основном в европейской части России.

Федосеевское согласие в условиях отсутствия священства исполняет только два таинства — крещение и исповедь, при безусловном исповедании всех семи таинств. Федосеевцы оформились в начале XVIII, разделившись с поморским согласием в вопросе возможности заключения церковных браков в отсутствии священства. Наименование имеют в память о духовном отце и учителе Феодосии Васильеве (умер в 1711 году).

В Федосеевском согласии имеется два основных духовных центра: Московская Преображенская община и Казанская старопоморская община. 

 

Численность старообрядцев

Во второй половине XVII века численность оставшихся верными древлему церковному благочестию некоторыми исследователями оценивалось как половина всего населения, а это минимум 7-9 миллионов человек, а в XVIII веке — в пределах трети всего населения. Наибольшую заинтересованность в исчислении действительного количества старообрядцев всех согласий проявил чиновник МВД по особым поручениям П.И. Мельников-Печерский,  который указывал на несоответствие официальных данных и реальной численности. Причем в некоторых регионах расхождение данных оказалось в разы.

В начале ХХ века, как современниками, так и исследователями, численность старообрядцев оценивалась в 10-20 миллионов человек. За период советской власти, когда старообрядчество потеряло опору в среде купеческого и промышленного капитала, когда были разрушены патриархальные родовые семьи, нарушена преемственность поколений при полном отсутствии духовного воспитания, численность верующих старообрядцев стала стремительно уменьшаться. Ранее крепкое деревней старообрядчество теперь становится во многом городским движением, к сельским общинам принадлежит лишь четверть населения.

Численность старообрядцев в СССР подсчитывали с помощью сводок, передаваемых из местных органов власти, которые, в свою очередь, получали эти данные очень часто от представителей самих общин, при этом неважно, была община зарегистрирована или нет. Учету также подлежали количество священников, наставников, совершенных венчаний, крещений, погребений и т.д. Получаемые при этом данные, скорее всего, оказывались весьма близкими к действительным. В 1980-х годах указывались цифры в 1,5-2 миллиона «приверженцев» старообрядцев всех согласий. Даже современные оценки численности старообрядцев очень часто основываются на этих данных.

Исследовательской службой «Среда» в 2012 году было проведено свое исследование, которое осуществлялось посредством опроса населения. Такой метод выявил порядка 0,5% старообрядцев из числа опрошенных, что в масштабах всей страны дает не более 700 тысяч человек. Причем, согласно этому же опросу, 31% (около 220 тысяч) из них стараются соблюдать все предписания своей веры, и лишь 3% (около 22 тысяч) являются активными прихожанами. Однако такой метод полон погрешностей, так как разные регионы имеют разную плотность старообрядческого населения, да и не всякий старообрядец в ходе опроса укажет свою религиозную принадлежность как старообрядчество, предпочитая православную или христианскую идентичность.

Вопрос о примерной численности старообрядцев, если и не каждого согласия, то по крайней мере общего количества, можно было бы решить, включив вопрос о вероисповедании в проходившую Всероссийскую перепись, однако этого сделано не было, и нам теперь остается пользоваться случайными и примерными оценочными сведениями.

Министерство Юстиции Российской Федерации ведет учет зарегистрированных религиозных организаций, из отчетов можно узнать данные о количестве таких организаций по основным конфессиям, что также дает нам возможность определить долю старообрядцев среди религиозных организаций России и взять на себя смелость пропорционально оценить хотя бы примерную численность людей, относящих себя к старообрядчеству, с учетом атеистов, имеющих старообрядческое происхождение.

Так, всего в России на конец 2015 года зарегистрировано 27785 религиозных  организаций, из них к «новообрядному» православию принадлежит 16359 (58,9%) (из них РПЦ МП — 58,6%), к исламу всех направлений — 5151 (18,5%), к различным протестантским деноминациям — 4860 организаций (17,5%) и к староверию всех согласий — 353 организации (1,3%). Несмотря на малый процент, старообрядчество занимает четвертую позицию в России по численности среди религиозных направлений, превышая иудеев 268 (около 1%), буддистов 249 (0,9%) и католиков 235 (0,8%). В относительном пересчете на население страны 1,3% составляет 1,9 миллиона человек, что, по нашему мнению, с учетом всех условностей весьма близко к реальности.

Со своей стороны мы могли бы предположить следующий метод подсчета населения, принадлежащего к старообрядчеству. Как известно, в старообрядчестве не ведется учет принадлежащих к древлеправославию, но в тоже время в каждой общине известно количество исповедников. Опрос исповедников в общинах ДПЦ как в городах, так и в сельской местности привел к следующим выводам: в среднем на каждого исповедника приходится до 5 человек родственников и знакомых староверов, которые на исповедь не ходят, но при этом иногда посещают храм или обращаются за заказом треб, то есть в некоторой степени участвуют в жизни общины. Кроме них есть еще до 20 человек крещеных, но совсем не ходящих. Получается соотношение 1:5 и 1:20. К примеру, если в общине около 100 исповедников, то условно прихожан будет около 500 человек, а хоть как-то осознающих свою принадлежность к старообрядчеству может быть до 2 тысяч человек. В зависимости от уровня духовности этот показатель может изменяться в ту или иную сторону, но в среднем он вполне отражает общее положение. Однако для подсчета общего количества принадлежащих к старообрядческим согласиям необходимо знать число исповедников во всех общинах, что в настоящее время не представляется возможным, хотя и может быть организовано в конкретных сообществах.

Еще один способ выяснить примерное количество старообрядцев в России связан с теми данными, которые нам доступны. Так, по собственным исследованиям, количество официально зарегистрированных и действующих без регистрации общин и групп всех согласий в России примерно около 800-900, из них имеет регистрацию 353 религиозные организации. Количество прихожан (исповедников) можно оценить в среднем 200-300 человек на общину, исходя из этого, общее количество активных прихожан можно предположить в пределах 160-270 тысяч человек. Применив вышеупомянутый метод, мы получим общее количество прихожан в диапазоне от 800 до 1350 тысяч, также можно предположить, что количество старообрядцев по крещению может составить от 3 до 6 миллионов человек (2-4% от населения России). Учесть же потомков староверов вообще не представляется возможным.

ruvera.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о