Старообрядцы сибири: старообрядцы Сибири в панораме веков

Содержание

Староверы о подлинной истории Сибири. Из первых рук: ladstas — LiveJournal

Автор  под ником Sage выложил материал, который, по его утверждению, ведётся от лица сибирского Старовера (не путать с христианскими раскольниками, старообрядцами)

Во время обсуждения статей сегодняшних искателей нашего подлинного прошлого, Тартарии-Скифии, многие соглашались что наша история переписана.  У меня появилась возможность дать слово Сибирскому староверу, тому чьи родичи веками жили на этой земле… Текст дан авторский без правки!

Индерь о Сибири…

« … Я не Славянин. Внешне 100% белый европеец, похож скорее на шведа или финна, но по Роду — коренной Сибиряк. Мы жили в Сибири за несколько тысяч лет до того как возникла Русь, и даже задолго до того как произошла тюркизация Сибири. Нас оставалось довольно много здесь, пока 400 лет назад не повалили из-за Урала русские казаки, планомерно уничтожавшие всех белых язычников, как особенно опасных для Московии врагов.

Во времена Золотой Орды нас было 17 родов только по Лукоморскому царству. И наверное десятки тысяч человек общим числом.

При Золотой орде мы жили неплохо. Потом во время упадка великих Сибирских царств, нас сильно проредили нашествия Джунгар, но и они не свели нас на нет. А вот у русских казаков, возглавляемых православными попами, получилось лучше… На сегодня, кровных традиционалистов в Западной Сибири чуть больше 200 человек из 4-х оставшихся Родов.

Но мы сохранили большую часть своей традиции, которая всё также передаётся изустно по женской линии от бабки к внучке, хотя и старики тоже многое ведают. Это та самая основа, которая дала свои плоды в виде Славянской (дохристианской), а позднее и Индуистской культуры и мифологии.

Нашу Традицию ведут по Главам Корневых Родов уже до 560 с чем-то колен. А если учесть, что за одно колено принимается 25 лет — возраст зрелого мужчины (раньше в этом возрасте рождались уже и средние дети), то нетрудно счесть 25х560=14000лет (у нас нет летоисчисления от какого-то древнего события, а наоборот от сего дня и назад в прошлое).

Некогда в Сибири существовало несколько крупных Царств — «Югорье»(Зап. Сибирь и Урал),»Лукоморье» (низовья р.Обь и часть побережий сев. морей), несколько «Белогорий» (Сиянское,Манское, Янское и т.д.), «Беловодье»(Верховья Ирия, часть Горного Алтая) и другие царства. Несколько веков всё это объединялось в Великую Орду (Арду).




В Орду входило множество царств, ханств, княжеств ,и правили разные правители от разных народов.«Золотая орда» — всего лишь правопреемница этого огромного в прошлом военного и геополитического объединения, появившаяся уже фактически на руинах тех великих царств. Европейцы, в т.ч. русские сохранили лишь крупицы памяти от этой эпохи. Больше всего они контактировали с Югорьем (Югра, Угра). Угра, Югра, это древнее название р.Печора. Всё что за Печорой просто называлось Угра, а людей Уграми/Югорами.

Первыми жившими в Зап.Сибири предками были те, кто жил у Лукоморья (на «морском» побережье). Лукоморьем впоследствии называлось и одно из Великих Сибирских царств. Это довольно конкретное географическое место-бассейн р.Обь и р.Томь. Хотя морем нынче тут и не пахнет, но тем не менее по совершенно достоверным геологическим данным, 14000 лет назад, на территории современной Зап.Сибири существовал огромный, оставшийся после таяния, водоём, с севера ещё подпруженный этим ледником. Не море, конечно, в прямом смысле, но всё же гигантский водный бассейн, который мы вполне могли принимать за море и сохранили в Родовых изустных былях. Обдора… Она была великим княжеством, входившим в состав Югорья и длительное время царства Лукоморья.

Территориально Обдора располагалась между северным Уралом и заливом Обская губа. Именно там Весей и было больше всего, в Обдоре. Может оттого и нарекли их «Обда». Название Обда чем-то напоминает также название какого-нибудь народа. Но это и не удивительно, ведь раньше люди по Югорью, большинство диких таёжных животных величали «лесными народами», практически приравнивая их по значимости к своим племенам. Конечно, вероятно, есть свидетельства и о более древних подтверждаемых традициях. Но я, к сожалению, с такими пока не сталкивался.

Не возьмусь ничего утверждать, но уже очень многие исследователи полагают, что предки Славян появились на нашем континенте именно на Севере Сибири, постепенно мигрируя в центральные районы Евразии, дойдя на востоке до Тихого океана, на юге до Индийского океана, а на западе до Северного моря и Атлантики.

В общем можно предположить, что именно в среднем и нижнем течении Оби и располагался некий центр, откуда предки Славян, а возможно и Европеоидов вообще, разошлись потом по всему миру. А вот откуда они сами сюда ещё раньше пришли, этого точно даже наши бабки не знают. Говорят просто «с севера», но Север велик…

То что у нас в Традиции сохраняется, почти не подвергалось изменениям несколько тыс. лет, и отчасти напоминает некоторые традиции ,бытующие сегодня разве что в Индии. А Русь за это время столько влияний испытала на себе, что многие понятия просто стали «с ног на голову».

По официальным учебникам истории, освоение Сибири русскими начинается только с походов Ермака, само Славянство территориально ограничивают каким -то крохотным пятачком вокруг Новгорода и Киева..   Неправда! Нам принадлежал и принадлежит практически весь Евразийский континент! А Россия была и есть геополитическая правоприемница Великой Арды (Орды).

Старики сибиряки рассказывают удивительные вещи, которые не укладываются ни в какие существующие исторические схемы:

*Говорят о том, что белое население ни откуда не пришло в Сибирь, а всегда жило тут и даже наоборот, расселилось отсюда по всем землям.

*Что мы всегда жили и живём до сих пор в Великой Арде, только иначе её теперь называем.

*Много других народов жило с нами в Арде. Татары — наши братья, но вроде не все, по словам есть «Белые Татары», они нам очень родственный народ.

Арда — это своего рода воинское и политическое образование на территории современного СНГ…

*Для того чтобы контролировать огромную территорию собиралась дань (соврем. налоги) и ВСЕГДА была воинская повинность.

*Границы Арды тысячелетиями были примерно одинаковыми. И по сей день они почти не изменились.

*На территории Зап.Сибири Арда всегда противостояла Джунгарам и полчищам других воинственных племён, приходивших с терр. совр.Китая.

*Говорят, что в наших краях были огромные города, такие большие что и сейчас таких нет.

Об Асгарде Ирийском я сам слышал ещё в детстве, это был колоссальный древний «мегаполис». Но из камня никто ничего не строил, т.к.понятия были такие, что человек — это Чело даденное Душе на Век, и ничего из делаемого руками не должно на долго переживать Человечий Век.

Фигура Петра I очень в народе не любима. Кстати, и у нас его именно «Петрушкой» презрительно называли , и в России. Этот исторический деятель нанёс, пожалуй, наибольший урон нашей общей культуре своими прозападными реформами. По его личным распоряжениям, в Сибирь направлялись специальные экспедиции, целью которых был сбор и уничтожение любых документов и артефактов, обнаруживавших древнюю историю Великих Сибирских царств. Церковь охотно помогала этому, у них даже до сих пор существуют документальные распоряжения на счёт находимых в земле языческих древностей.

Придворный «историк» Миллер имел прямое задание сделать Сибирь «землёй неисторической»…

И это ему вполне удалось… Нынче в Российских учебниках не найти даже упоминаний об огромных городах Тарх-Тарии, хотя, например, эта информация есть в курсах многих университетов запада, где преподаётся история. Замалчивают это только от нас. Но кто ищет, тот находит. Сохранились даже казачьи грамоты времён ранней экспансии. Своеобразные отчёты царю, об обложенных ими ясаком сибирских городах числом более 70. Семьдесят городов! И это в период наибольшего упадка Тарх-Тарии! В приписках казаков заподозрить невозможно, поскольку этот ясак строго учитывался и отправлялся в Московию. По сути это были обычные налоговые документы. Скорее всего им было бы выгоднее занизить число захваченных городов, чем завысить, так что эта информация совершенно объективна.

Наши Предки в древности были поголовно грамотными – простой (письменной грамотой) владели с детства. Причём начертанное письмо было распространено только среди простого люда. Знающие люди послания передавали в виде вязанья.

В нашей земле спрятан особый «памятный камень», который когда будет освобождён из темницы своей и увидит солнце, будет говорить на разных языках и откроет большие тайны. Кто попало его не найдёт — просто мимо пройдёт. Т.е. буквально, как только коснуться его прямые солнечные лучи, он начнёт «говорить» и ведать тайны, а пока он в темнице, он немой и тусклый как бутылочное стекло (это привожу, практически, дословно).

Да, многие воевали. Но некоторые также веками держали обеты ненасилия. В моих 4х корневых родах были не только вояки, но и потомственные кузнецы, и династии их шли именно от оружейников древности. Я даже в былях о «змей-мечах»с детства не раз слышал. Но с основанием «Золотой орды» по неким не вполне понятным причинам воинские и оружейные традиции были оборваны. Вероятно «Золотая орда» в основе придерживалась иных принципов, нежели «Арда Великая,»в которой собственно и формировалась культура традиционалистов в том виде,в котором она дошла до нынешних дней.

Интересные детали:

На основных направлениях, где Арда отражала набеги извне, существуют нас. пункты под названием Колывань (Коловань). Бабка мне как то рассказывала о том что такое «Колываны»

Это очень связанное с войной святилище… Сооружение из брёвен в особых местах, внутри которого и снаружи были места, где сушили для походов провиант и раскладывали раненых в бою воинов, для восстановления. В каких именно местах, знали только особые люди, колдуны/волхвы, простой человек не зная мог не с той стороны приблизится и даже умереть или состариться на много лет. А мог и помолодеть! В общем довольно таки страшное место были эти Колываны, их очень боялись. Святилище-Колыван делало вокруг себя странные и подчас страшные вещи…

Там оживали и бродили кругами покойники, там местами можно было в одночасье

поседеть и состариться, а можно было наоборот помолодеть!

Следили за святилищем Колыванские-волхвы, знающие все особенности этого страшного места.

Если перед постройкой Колывана в тех местах рылись колодцы, то после постройки его,

вода в некоторых из них становилась «Мёртвой», а в других «Живой».

Так же в «мёртвых местах» рядами выкладывали раненых в бою и умирающих воинов, чтобы их раны затянулись. А потом переносили в «живые» места, чтобы набрались сил и встали на ноги! Зазубренные мечи там «молодели». А в «мёртвых» местах сырое мясо высыхало и его брали в боевые походы и на дальние заставы, где оно не портилось месяцами!

И всегда они возводились там, где чаще всего происходили побоища! Там же были «чёрные кузни», где кузнецы-колдуны ковали самые совершенные доспехи и оружие. Так вот в Новосибирской области есть Колывань…, рядом же в Алтайском крае тоже есть Колывань. И древнее название столицы Эстонии — Колывань.

Расскажу «страшную» сказку-быль (слышанную ещё в детстве от бабки),

о том, как наш в роду отдалённый Предок ходил в Колывань за «Мёртвой водой».

«В семье случилось нещастье, покалечилась младшая сестрёнка.

Лежала израненная, с жаром и в бреду, летом раны быстро начинали гнить.

Знающие люди посоветовали добыть «мёртвой воды», чтобы омыть раны.

Достать такую воду можно было только в Колывани!

Но идти в Колывань, жуткое испытание, т.к. место это навье — колдовское!

Так вот пришлось ему идти в Колывань.

Колыванские волхвы указали ему колодец, где была нужная вода.

И сказали — «время не теряй, один раз ворот повернёшь, на пять лет состаришься,

два раза — ещё на столько же… а если бадью упустишь, то не успеешь снова вынуть, от старости на месте умрёшь!».

Но он не убоялся и пошел к колодцу! Принёс полную кадку «Мёртвой воды» волхвам,

но стал совсем седой и дряхлый как столетний дед.

Тогда самый старый волхв, видя его бесстрашие, поднял белый камень и кинул его далеко в сторону самого Колывана, повелев принести его ему.

И уйдя туда седым стариком испытуемый принес волхву белый камень снова став молодым как и прежде! Вернулся он в родные места, принёс и «Мёртвую воду» и белый камень.

У сестры его быстро на ногах раны зажили как омыли их этой водой.

А камень положенный у изголовья в неё силы вселил, стала она ещё краше и веселее прежнего!

А камень этот в роду хранили как святыню, он обладал чудесной исцеляющей силой!»

Китайская стена, по мнению некоторых специалистов в фортификационном искусстве, изначально строилась как оборонительная линия для отражения атак не с Севера, а именно с Юга и Юго-востока… Это было примерно в эпоху расцвета Арды Великой. Т.е. есть мнение что построена эта стена была нами. Позже она неоднократно перестраивалась и достраивалась уже самими жителями Поднебесной…

Сообщение между государствами было гораздо более активным чем представляется сегодня. И не за «500 лет до казаков», а гораздо раньше и чаще. «Северный морской путь», согласно нашим былям существовал ещё 3,5 — 5 тыс.лет назад и караваны из лодий ходили морем, а потом вверх по Сибирским рекам и обратно, регулярно. Жили действительно сёлами/городищами, но были раньше в Сибири и на удивление крупные города! Причём с развитой системой коммуникаций судя по всему и даже с этаким прообразом метро. Из-за снежных зим и видимо весьма хаотичной малоэтажной застройки, по узким улочкам перемещать грузы/товары бывало проблематично. Поэтому, когда город разрастался до определённых размеров, под ним рыли из конца в конец, крест на крест его пересекающие тоннели. Причём весьма широкие — два пароконных воза или две боевые колесницы свободно разъезжаться могли. Об этих тоннелях и до сих пор по Зап.Сибири легенды ходят.

Многие Роды наши предпочитали жить осёдло, не меняя места в течение зачастую сотен колен. И сёла называли свои именно — Родовые Сёла. Т.е. вполне можно допустить, что когда-то, получив от местного правителя право на землю с последующим её наследованием потомками, люди обживались там, и поселение сперва приобретало вид некоего хутора/скита, затем постепенно разрасталось и превращалось из Родового Поселения (поместья) в Село и даже Городище. Во времена древних царств Сибири строились максимум деревянные, а то и полуземляные постройки. Считалось, что жилище как и сам Чело век, должно служить всего на век (людской век…). Т.е. соблюдался принцип сосуществования и ненанесения вреда окружающей природе.

К тому же топоры, нужные для постройки домов, тоже ведь из чего-то делались. Из железа, естественно. На современной территории Кузбасса, где есть и железорудные месторождения и огромные запасы каменного угля, местами выходившие даже на поверхность, в древности был очень развит железоделательный промысел. Он был стратегически важным, ведь территория зап.Сибири постоянно подвергалась набегам племён из сев. Китая, а в последствии Джунгар — оружие было необходимо как воздух. И в эпоху «ранней бронзы» Югорье и некоторые другие древние царства Сибири, имели огромную фору в плане обладания самым совершенным на то время оружием. Выплавляли железо едва ли не в каждой второй семье.

Очень многие кузнечили. От того древнее название территории Кемеровской области — Кузнецкая земля. И отдельные Рода и семьи и целые деревни занимались добычей и привозом руды, в то время как другие специализировались на добыче угля (есть в наших местах деревня Пестери — древнее название, там в своё время изготавливали лучшие»пестери» — берестяные заплечные короба для переноски угля, лошадь не всяк мог себе позволить).А иные специализировались на выплавке и кузнечном ремесле. Бывало, что в каждом доме какого-нибудь селения была земляная плавильня. Совсем не большая печь с мехами, либо подземным поддувом какие были и в Аркаиме.

Железо тогда ценилось равновесно золоту! И для охраны обозов с оружием и стальными чушками, по трактам и конным тропам квартировались охранные Артели (дружины). Например, современный пос. Артышта (той же Кемеровск. обл.) был в старину называем не иначе как Арда ста (дружина сотня). О ней чуть ли не легенды до сих пор у коренных язычников рассказывают — идеально вооружённые и закованные с головы до пят в лучшие стальные латы воины. И это судя по всему 3-4 тыс.лет назад, задолго до того как римская пехота с голыми жопами и деревянными щитами бегала…

Промысел был действительно очень развит, железо даже в виде слитков шло на обмен, причём даже в дальние страны, это сейчас подтверждается исследователями, которые по хим. составу металла определяют к какому месторождению и времени он относится. И Аркаим не исключение, там это тоже проявляется очень ярко. Вообще Праславянская — Ведическая цивилизация снабжала металлом половину мира (например выражение «булатная сталь» искажено тюрками, произносилось –«болотная сталь»). В позднейшее время, когда белое коренное население Сибири, практически исчезло, железоделательный и кузнечный промысел остался лишь у Шорцев, немногочисленной азиатской народности живущей в горной части Кузбасса. При экспансии России в Сибирь 400-300 лет назад, их (Шорцев) даже называли Кузнецкими Татарами, хотя собственно к настоящим Татарам они отношения не имеют, а промысел переняли у белых Югоров и сохранили вплоть до начала 20 века.

Вообще на территории предсалаирья и современного Кузбасса были очень распространены всевозможные промыслы. Всегда гнали дёготь, кто-то уголь древесный пережигал, другие каменный уголь копали/возили, кто известь жёг, кто ремесленничал, пчеловодство было развито, торговали всегда в Сибири активно. Охота, рыболовство и даже прудовое рыбоводство и собирательство, тоже не последнее значение имели, причём, судя по всему, уже 3000 и более лет назад рыбу в прудах разводили.

У нас в Родовых былях упоминается такой факт, что каждый год по осени соль сильно дорожала,и обозы ездили за ней на юг через Колывань (предполагаю в р-н оз.Чаны), где её выпаривали специально для засолки большого количества прудовой рыбы. Пруды спускались по осени, и рыбу собирали всем селом, коптили, вялили, но в основном, солили в очень больших количествах. Т.е. и в те, весьма отдалённые времена была вполне развита специализация и кооперация хозяйств.

Вообще наши старики всегда приговаривали, что на свете на самом деле ничего не меняется, всё что было тысячи лет назад, то есть и сегодня, разве что мирской суеты становится больше.

Т.е. жизнь во всю кипела и все, в т.ч. современные формы хозяйств были уже тысячелетиями до нас…Сибирь была отнюдь не безлюдна, она являлась процветающим центром пересечения основных торговых путей континента.

Но деструктивные процессы неизбежны для целых империй и даже цивилизаций. Они тоже часть эволюции, это следует понимать. В российских школьных учебниках такого не пишут… И святое для нас — коренных Сибиряков понятие Арда Великая, для остальных отголосок почти ругательного термина «Золотая орда». Ерму Темучина превратили в казака Ермака Тимофеича, которого никогда не было, а был реальный персонаж Ерма Темучин из коренного знатного рода Вана, того самого Вана, которого с лёгкой руки историков стали почему-то называть Иваном. Есть даже в летописях такое — «Иваново царство» в Сибири. Ерма Темучин просто заключил союз между Московией и остатками «Сибирской Орды», раздробленной к тому времени нашествиями и подвергавшейся насильственной исламской экспансии со стороны Хана Кучума (Кучум — переводится как чужак).

Величайшего из правителей Евразии Чингиз-Хана в величайшего злодея. Сибирь/Тарх-Тарию — страну тысяч городов и сотен народов в землю «неисторическую». Арду Великую забыли, а её правопреемницу Золотую Орду, откуда, кстати, и у самой Руси ноги растут, почитают за некую «империю зла» древнего мира, якобы державшую под «игом» многие народы… А между тем «игом» этим была всего — то артельская десятина, которая шла на содержание воинских артелей ,в основном, где юноши проходили обязательное обучение воинскому искусству. Да «горовая» система быстрого оповещения о внешних вторжениях. Плюс объединение многих земель на основе единения культур, обеспечение безопасной торговли и установления цивилизованных её правил используемых в общем-то и по сей день… И конечно попытки разложения и подры

Старообрядчество в Западной Сибири — Википедия с видео // WIKI 2

Западная Сибирь

Западная Сибирь — обширный географический регион, в который после церковной реформы Патриарха Никона направился поток ревнителей «древлего благочестия». По легендам старообрядцев на Алтае располагалось Беловодье — страна свободы[1].

Энциклопедичный YouTube

  • 1/1

    Просмотров:

    48 313

  • ✪ Семейские Забайкалья

Содержание

Юго-Западная Сибирь

Приисетье

В конце XVII – начале XVIII вв. одним из 4 центров старообрядчества Урало-Сибирского региона стало Приисетье (три остальных центра находились в окрестностях Нижнего Тагила, Екатеринбурга и в Алтайском крае)[2][3]: Кондинская (Кодская) Троицкая пустынь на Исети[4][5] и ирюмские скиты. В Исетском районе жили двоедане, называвшиеся так, потому что по указу Петра I до 1782 года были обязаны платить двойную подушную подать[6]. Духовным наставником старообрядцев Приисетья являлся Мирон Иванович Галанин (1726-1806), организатор старообрядческих волнений, которого местные жители называли Святым Миронушкой (день памяти — 8 июня[7]) и которого некоторые исследователи считают основателем жанра крестьянской литературы[8]. Могила М.И. Галанина с выстроенной над ней часовней[9] в деревне Кирсаново является местом паломничества старообрядцев так же как и колодец Святого Тарасия[10], который находится вблизи деревни Дружинино Шатровского района Курганской области[11]. В 1723 году в деревне Кирсаново состоялся собор, учредивший местное часовенное согласие — так называли себя ирюмские раскольники, поповцы, которым пришлось обходиться без попов[7]. Ещё один старообрядческий собор был созван около 1690-го года под Тюменью, о чем сообщает в «Сибирских посланиях» их обличитель Тобольский митрополит Игнатий (Римский-Корсаков)[12]. Также в 1723 г. проходил Ирюмский , а в 1777 г. — Невьянский соборы[13]. Старообрядческий собор часовенного согласия в 1840 г. проходил в Тюмени и окончательно постановил не принимать священников из других согласий, службы проводить грамотными стариками в храмах без алтарей – часовнях[14][15].

Примерная карта некоторых старообрядческих гарей вблизи Тюмени (на основе карт 2ГИС) Примерная карта некоторых старообрядческих гарей вблизи Тюмени (на основе карт 2ГИС)

В ночь 6 января 1679 г. бывший тюменский поп Дементиан (в монашестве Даниил) устроил массовое самосожжение в пустыни на речке Березовке близ Ялуторовска[5], в котором, по разным источникам, погибло от 1700 до 2700 человек[16]. В 1682 году в ответ на московское стрелецкое восстание в Утяцкой слободе Тобольского уезда произошло массовое самосожжение старообрядцев, — «утятская гарь», унёсшая жизни более 400 человек[17]. В Пасху 1687 г. в селе Каменка под Тюменью сожглись около 400 человек[2][18]. 24 октября 1687 г. в тюменском уезде на реке Тегень состоялась «тегенская гарь», в которой погибло около 300 человек[19][20]. Еще одна «гарь» состоялась 26 августа 1688 г. в деревне Другановой Тюменского уезда, жертвами стали 210 человек[17]. По данным Тобольской духовной консистории, в период 1679 – 1763 гг. было устроено 32 гари, в которых погибло около 5000 человек[2]. Неудачей кончилась попытка Мирона Галанина организовать самосожжение в 1754 году близ ирюмской деревни Вохминой, после чего он с группой других старообрядцев скрывался на острове в Бахметских болотах Тюменского уезда[21]. Задолго до этого, ещё в 1701 году тюменский воевода Осип Тухачевский[22][23] узнал о тайном ските на Бахметском болоте и скрывающихся там старообрядцах и выслал вооруженный отряд, который сжег все монашеское поселение. В настоящее время на острове можно увидеть остатки скитов и дорогу-стлань через болото и кладбище. Авраамов остров, названный по имени упокоившегося на нём инока Авраамия[12] (в миру Алексея Венгерского)[10], по сей день служит местом религиозного паломничества старообрядцев. В 1756 г. близ села Каменки в Тобольской епархии состоялась гарь под предводительством старообрядческого наставника Андрея Шамаева[24].

Ялуторовский округ называли «гнездом раскола», потому что в 1839 г. здесь проживало 13 568 старообрядцев, приемлющих священство и поклоняющихся иконам, и 1 954 старовера, не приемлющих священство[2]. Старообрядцы жили также в деревне Козловке, селах Ворсиха, Готопутово, Александровка, Малосорокино, Сорокино. С новообрядцами жили в добрососедстве, но для гостей-новообрядцев имели особую посуду. Сорокинские старообрядцы своего молельного дома не имели, поэтому служили службы на дому у членов общины по очереди[25]. В конце 19 века в деревне Жидки, которая теперь входит в состав Курганской области, родился Сафон Лаптев, о котором рассказывается в «Урало-Сибирском патерике» — крупном историко-агиографическом сочинении русских часовенных старообряцев, созданном в конце 1940-х — начале 90-х гг.

Васюганская равнина

В 1756 г. приняли смерть 172 старообрядца Чаусского острога Тобольской епархии. Для «гари» они выбрали пустое место за деревней Мальцевой, между болотами и озерами. Туда они перенесли из ближайшей деревни четыре избы, две из которых, поставленные рядом, образовали некое подобие храма, в который готовящиеся к смерти собирались для общей молитвы. В подполье каждой избы они собрали солому и сосновые стружки. Дома окружал «стоячий тын», в окна вставлены железные решетки, ворота были постоянно закрыты. На крышах постоянно, день и ночь, стояли четыре человека из числа самосожигателей с заряженными ружьями. В собрание не допускали никого, кроме тех, кто желал умереть[24].

Северо-Западная Сибирь

Научное изучение истории старообрядчества Сибири

В Западной-Сибири и на Урале сложилась целая научная школа историков, занимающихся изучением старообрядчества. Ученые публикуют сохранившиеся старообрядческие рукописи, изучают биографии видных старообрядцев, исследуют исторические и богословские вопросы относящиеся к истории старообрядческих  согласий. В Новосибирске к видным представителям этого научного направления относились сотрудники  Института истории СО РАН  Н.Н.Покровский,  Н. Д. Зольникова, на Урале  А.Т.Шашков. Ныне над этой темой в Новосибирске работают Наталья Сергеевна Гурьянова [26], Николай Алексеевич Старухин [27].

В Томске над историей старообрядчества работает Елена Ерофеевна Дутчак [28].

Литература

Примечания

  1. ↑ София Штальбаум. Сибирские старообрядцы
  2. 1 2 3 4 Я. Л. Кузнецова. Миграция старообрядцев на территорию Зауралья
  3. ↑ Кузнецова Янина Леонидовна. Исетские старообрядческие имена в современном языковом сознании: структура, семантика, прагматика
  4. ↑ Тюменская область \ Популярные туры и экскурсии \ Подробное описание: Старообрядчество
  5. 1 2 А.Т. ШАШКОВ. КНИЖНОЕ СОБРАНИЕ КОНДИНСКОГО ТРОИЦКОГО МОНАСТЫРЯ, стр. 250
  6. ↑ Двоедане
  7. 1 2 В Бешкиль-Ирюмское междуречье
  8. ↑ Рычкова Е.В. Зауральский писатель-старообрядец Мироний Иванович Галанин
  9. ↑ Экспедиция из Тюмени побывала на могиле старообрядческого писателя 18 века (неопр.) (недоступная ссылка). Дата обращения 13 мая 2016. Архивировано 23 июня 2016 года.
  10. 1 2 Духовный центр сибирского старообрядчества Ирюм
  11. ↑ Старообрядчество в Приисетье
  12. 1 2 АВРААМИЙ
  13. ↑ Покровский Н.Н. Соборные постановления старообрядцев-часовенных востока России XVIII-XX вв. как исторический источник
  14. ↑ Приисетье. Так было…
  15. ↑ Наставник Петр Митрофанович: «Вера не может быть старая или новая, она может быть истинная, спасаемая, или неистинная, ведущая в погибель»
  16. ↑ Тодор Воинский. Подвигу духа посвящается
  17. 1 2 А. Т. Шашков. »Мы же святых отец предание держим неизменно…» (Влияние дониконовских книг на идейные воззрения урало-сибирских старообрядцев 70 – 80-х гг. XVII в.)
  18. ↑ Каменка - первое село в окрестностях Тюмени
  19. ↑ ШУМИЛОВ АЛЕКСАНДР ВЛАДИМИРОВИЧ. [www.history.isea.ru/dl.ashx?id=1363 САМОСОЖЖЕНИЯ СТАРООБРЯДЦЕВ УРАЛА И СИБИРИ В XVII-XVIII ВВ. КАК ФОРМА СОЦИАЛЬНОГО ПРОТЕСТА] // ИРКУТСКИЙ ИСТОРИКО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ЕЖЕГОДНИК: 2014
  20. ↑ А. Т. Шашков. ТЕГЕНСКАЯ «ГАРЬ», 2004
  21. ↑ Галанин, Мирон Иванович // »Историческая энциклопедия Сибири» (2009)
  22. ↑ Тухачевский, Осип Яковлевич / Большая биографическая энциклопедия (неопр.) (недоступная ссылка). Дата обращения 13 мая 2016. Архивировано 4 июня 2016 года.
  23. ↑ Тухачевский Осип Яковлевич
  24. 1 2 М. В. Пулькин. «Технология» массового самоубийства: старообрядческие самосожжения в конце XVII—XVIII вв.
  25. ↑ Старообрядчество / bezformata.ru
  26. ↑ Гурьянова Наталья Сергеевна
  27. ↑ Старухин Николай Алексеевич
  28. ↑ Дутчак Елена Ерофеевна
Примерная карта некоторых старообрядческих гарей вблизи Тюмени (на основе карт 2ГИС) Эта страница в последний раз была отредактирована 21 декабря 2019 в 23:44.

С.А. Белобородов «Австрийцы на Урале и в Западной Сибири»

С.А. Белобородов

«АВСТРИЙЦЫ» НА УРАЛЕ И В ЗАПАДНОЙ СИБИРИ
(Из истории Русской Православной Старообрядческой Церкви – белокриницкого согласия)

С самого начала раскола в Русской Православной Церкви старообрядцы не оставляли мысль «залучить» к себе архиерея. Попытки, предпринятые ими в XVIII в., не увенчались успехом. Особенно остро эта проблема встала в первую половину XIX в., когда правительство издало ряд законодательных актов, запрещавших прием «беглых» попов. Вопрос о необходимости восстановления в старообрядческой Церкви трехчинной иерархии обсуждался в Москве, Петербурге, Стародубье, на Керженце, Ветке, Иргизе и других центрах староверия. Было решено послать на Восток на поиски архиерея доверенных лиц – иноков Павла (Великодворского) и Алимпия (Милорадова (он же Зверев)).

Экспедиция старообрядческих делегатов увенчалась успехом: в Константинополе они познакомились с бывшим босно-сараевским митрополитом Амвросием (Поповичем). Он согласился присоединиться к древлеправославию и переехал на территорию Австрии в монастырь, расположенный близ местечка Белая Криница. 28 октября 1846 г. «вдовство» старообрядческой Церкви окончилось: митрополит был присоединен к староверию. Новое согласие получило название Белокриницкой иерархии («австрийцы») (ил. 1)

Как только русское правительство узнало о событиях в Белой Кринице, разразился дипломатический скандал. Австрийские власти были вынуждены выслать Амвросия в г. Циль (где он и скончался в 1863 г.). Но к этому времени в старообрядчестве кроме митрополита было уже два епископа – майносский Кирилл (Тимофеев) и славский Аркадий (Дорофеев). С 1849 г. преемником Амвросия на митрополичьей кафедре стал Кирилл.

Ил. 1. Старообрядческий митрополит Амвросий
(Попович)

Вскоре после того, как «австрийцы» достаточно громко заявили о себе, известия о них достигли Урала. В частности, Пермский преосвященный Аркадий (Федоров) уже в декабре 1846 г. в одном из писем к екатеринбургскому единоверцу купцу Г. Ф. Казанцеву упоминал о «буковинах» (т. е. о буковинских староверах). В письме от 26 марта 1847 г. Аркадий сообщал более подробные и достаточно достоверные данные об Амвросии. Казанцев же информировал о полученных сведениях не только единоверцев, но и старообрядцев Екатеринбурга[1].

В России архиереи Белокриницкой иерархии по разным причинам смогли появиться не ранее 1849 г. Первым, в сане епископа Симбирского, прибыл Софроний (московский мещанин Степан Трофимович Жиров; поставлен во епископа 3 января 1849 г. митрополитом Кириллом). Вскоре по прибытии из Австрии Софроний совершил поездку по стране (естественно нелегально). Этот факт также был зафиксирован уральскими православными священниками. Невьянский благочинный о. П. Шишев 15 февраля 1850 г. доносил Екатеринбургскому преосвященному Ионе (Капустину), что «очень недавно между невьянскими старообрядцами пронеслась самым скрытным образом молва, будто в Казани появился старообрядческий архиерей, которого они с любовью называют женихом своей Церкви, что этот архиерей выходец от австрийских славян, что он уже делает свое дело – поставляет для старообрядцев попов, и что для сокрытия своего звания он выдает себя за купца. Такое обольстительное для старообрядцев известие пущено екатеринбургским купцом Полиевктом Коробковым, который будто бы сам видел в Казани этого архиерея, беседовал с ним и получил от него благословение»[2].

В 1852 г. Софроний отправился в очередную поездку по стране. По пути он занимался «подбором кадров» для руководства общинами нового согласия. Так, в Самаре им был возведен в сан епископа Уральского Виталий (бузулукский купец Василий Михеевич Мятлев), вместе с которым Софроний добрался до Южного Урала[3]. Именно тогда «австрийская вера» стала распространяться в Оренбуржье.

По официальной статистике, в 1853 г. в пределах Оренбургской губернии насчитывалось свыше 46,6 тыс. староверов, причем более 32 тыс. из них проживали в Уральской области[4]. Не случайно Софроний первыми посетил «главные пункты раскола» – известные далеко за пределами области Сергиевский и Бударинский скиты. Скитники, однако, встретили старообрядческого епископа довольно прохладно, а посвященного им во иеромонахи и назначенного игуменом о. Израиля (беглый казак Яков Васильевич Бреднев) вначале вовсе не приняли, отрешили от должности и выгнали из скита[5]. Софроний еще несколько раз побывал в Приуралье и на Южном Урале. В самом непродолжительном времени здесь были организованы общины и тайные скиты «австрийцев» (в частности, златоустовская обитель близ оз. Тургояк).

По отчету Пермского губернатора, в 1850 г. в Пермской губернии проживало около 72 тыс. «раскольников разных сект и толков». Согласно донесениям миссионеров, в 1850-е гг. в православие было обращено не менее 100 тыс. староверов, и все же в 1860 г., по официальному отчету, численность уральских старообрядцев превышала 64,3 тыс. человек[6]. На самом же деле есть основания предполагать, что реально их было в 10 раз больше.

Последователи Белокриницкой иерархии появились на Среднем Урале в середине XIX в., чему немало способствовала энергичная деятельность «австрийских» иноков Аарона (пойман в 1854 г. и препровожден по месту жительства в Екатеринбург), Серафима (арестован в 1854 г., отправлен в Белебей) и Геннадия (о нем скажем отдельно) и священников нового поставления. Пермский архиепископ Неофит (Соснин) 23 декабря 1855 г. получил «через почту» анонимную записку, в которой сообщалось, что «корень зла выспрь прозябаяй (т. е. вырастая ввысь. – С. Б.), достиг, наконец, и нашего Урала. В прошедшем ноябре месяце был здесь священник австрийского поставления и исправлял требы у старообрядцев. Сказывают, что этот пришелец повенчал два или три сводные брака и окрестил несколько детей. Есть основание предположить, что он и теперь едва ли не находится в здешнем уезде…»[7].

Между тем в Москву прибыл архиепископ Антоний (Андрей Илларионович Шутов; поставлен в Белой Кринице 3 февраля 1853 г. во епископа Владимирского). По замыслу руководителей белокриницкого согласия именно Антоний должен был стать во главе «австрийцев» России (ил. 2). Однако Софроний тоже был не прочь возглавить старообрядческую Церковь. В открытом конфликте перевес оказался на стороне Антония и его соратников. Софроний вновь удалился в Приуралье и решил основать здесь самостоятельную и независимую «патриархию» С этой целью 16 января 1854 г. иеромонах Израиль был посвящен во епископа, а на другой день – в «патриарха всея Руси» под именем Иосифа. 18 и 19 января Софроний и Виталий взаимно возвели друг друга в сан митрополитов (Казанского и Новгородского).

Эти события серьезно встревожили руководство «австрийцев». Софроний был вызван в Москву, однако проигнорировал это «приглашение». Пришлось применить более резкие меры: в 1856 г. митрополит Кирилл низверг «мятежника» с епископской кафедры, что заставило Софрония смириться и покаяться, правда, как вскоре выяснилось, лишь на время. Московский Собор Белокриницкой Церкви в 1859 г. определил Софрония заштатным епископом. За Виталием, также принесшим покаяние, была закреплена Уральская епархия[8].

Ил. 2. Старообрядческий архиепископ Московский
и всея Руси Антоний (Шутов)

Пока шла борьба с Софронием, «австрийцы» серьезно укрепили свои позиции в России. Появились новые старообрядческие епархии и новые архиереи: Афанасий (крестьянин Вятской губ. Абрам Абрамович Телицын, он же Кулибин; в 1855 г. хиротонисан во епископа Саратовского), Конон (донской казак Козьма Трофимович Смирнов; с 1855 г. епископ Черниговский (Новозыбковский), в 1859 г. арестован и сослан в Суздаль), Пафнутий (Потап Максимович Шикин; с 1856 г. епископ Казанский; «один из лучших по уму старообрядцев»), Геннадий (с 1857 г. епископ Пермский).

С именем Геннадия (Григория Васильевича Беляева) связана значительная активизация деятельности представителей Белокриницкой Церкви на Урале и в Сибири (ил. 3). Будущий старообрядческий архиерей родился в 1826 г. в семье рабочего Лысьвенского завода[9]. Все семейство Беляевых издавна «состояло в расколе». В детстве Григорий посещал заводскую школу, где и получил начальное образование. В 18 лет он навсегда покинул родительский дом и ушел в раскольничьи скиты около Кунгура. Здесь под присмотром настоятеля схимника Никиты Г. Беляев продолжил обучение, но уже на особый лад.

В начале 50-х гг. XIX в. он оставил скит и переехал в Уральск, а около 1853 г. – в Саратовскую губернию. Скитаясь по деревням и селам, Григорий встретился со старообрядческим архимандритом Афанасием (позже – епископом Саратовским) и некоторое время находился при нем. Вскоре в Хвалынске Г. Беляев был пострижен в монахи, а затем получил сан иеродиакона.

После этого инок Геннадий отправился на восток страны с проповедью старой веры. Однако во время скитаний по Оренбургской губернии он в марте 1854 г. был арестован и отправлен в Пермь. За незаконное «присвоение» иноческого звания, а главным образом за побег с завода, по решению Пермской судебной управы Григорий (Геннадий) Беляев был осужден на работу в арестантские роты.

Ил. 3. Старообрядческий епископ Пермский и Тобольский Геннадий (Беляев)

Впрочем это заключение длилось не очень долго: 14 сентября 1855 г. Геннадию удалось бежать и скрыться в кунгурских лесах. Проведя на старообрядческих заимках и в скитах зиму, летом 1856 г. он добрался до Хвалынска, где был с почетом встречен Афанасием как пострадавший «за правую веру». С этого времени началось стремительное возвышение Геннадия: 29 октября 1856 г. он поставлен в пресвитеры, 21 ноября того же года – в архимандриты, после чего Афанасий отправил его в Москву к архиепископу Антонию, рекомендовав как человека достойного воспринять сан епископа.

9 января 1857 г. в знаменитом старообрядческом центре – подмосковных Гуслицах – Геннадий был посвящен во епископа Пермского. Центром обширного региона, порученного его ведению, должен был стать Екатеринбург, в котором к тому времени уже проживало несколько десятков сторонников нового направления в старообрядчестве. Кроме грамоты о назначении в Пермскую епархию архиепископ Антоний благословил Геннадию «походную церковь в виде особого рода палатки».

Резонно опасаясь преследований со стороны властей, 32-летний старообрядческий архиерей постоянно путешествовал по Пермской, Оренбургской, Вятской и Тобольской губерниям. Разъезжая по заводам и деревням, он с необычайной энергией занимался формированием местных структур «австрийской» Церкви. За короткое время ему удалось поставить для епархии одного архимандрита (Зиновия), 23 священников и 4 диаконов.

Столь активная деятельность Геннадия не могла долго оставаться не замеченной горными властями. В 1859 г. старообрядческий епископ был задержан на Юго-Кнауфском заводе (Осинский уезд Пермской губ.), но полицейским не удалось опознать его, так как при аресте он назвался иноком Илларионом Старцевым. Началось следствие, в ходе которого Илларион (Геннадий) был этапирован в уже знакомую ему кунгурскую тюрьму. Однако не дремали друзья и «благодетели» епископа: подкупив стражников, они вначале наладили с Геннадием переписку, а вскоре подменили его неким Спиридоном Курдюковым, которого еще долгое время держали в заключении вместо Геннадия. Сам же старообрядческий архиерей скрылся в неизвестном направлении.

Следует отметить, что Геннадий не думал покидать епархию. Особое внимание епископ уделил увеличению числа сторонников согласия: с этой целью им было написано несколько историко-полемических сочинений, в которых доказывалась «истинность» Белокриницкой Церкви. Геннадий по-прежнему много ездил по краю, останавливаясь на «конспиративных квартирах», число которых было велико. Известно, что в Екатеринбурге он проживал в домах матушки Ларисы (в миру – Анна Гавриловна Сырейщикова, дочь беглого попа, умершего в Ревде), купцов М. К. Ушкова, Н. Г. Чувакова и др. Большую же часть времени епископ проводил на заимке матушки Фаины (в миру – Марфа Григорьевна Чувакова). Прежде она жила в Казанском скиту на озере Шарташ, близ Екатеринбурга. После разорения скита она поселилась в 15 верстах от с. Белоярского Екатеринбургского уезда, на левом берегу Пышмы. Попасть на заимку можно было только по единственному мосту, который «в опасных случаях, под предлогом поправки, обыкновенно разбирался»[10].

Епископ Геннадий снова был замечен властями в ноябре 1861 г., когда оренбургскому губернатору был доставлен секретный пакет со сведениями, что через Златоуст и Миасс проезжал «раскольнический лжеепископ» и совершал богослужения в тайном скиту. Получив такое сообщение, главный начальник Уральских горных заводов Ф. И. Фелькнер привел в действие всю систему полицейского сыска. Весной 1862 г. удалось напасть на след старообрядческого епископа. Более того, он был задержан на Белоярской почтовой станции. И вновь старообрядцы смогли с помощью взяток выкупить, а затем надежно спрятать своего архиерея.

Вероятно, Геннадий еще долго мог бы «дурачить» полицию, но в его судьбу вмешалась «большая политика», которую делали руководители «австрийцев» в Москве. В августе – сентябре 1862 г. на Освященном Соборе был поднят вопрос об епископе Геннадии, и «так как он был бродяга, присудили наши епископы выпроводить его за границу к Кириллу митрополиту австрийскому, а вместо Геннадия избрали священноинока Константина»[11]. Однако тогда «дело о Геннадии было не окончено».

На Урал и в Сибирь для ознакомления с ситуацией на месте выехал епископ Пафнутий (Шикин). Об этой поездке известно немного, в частности то, что в Екатеринбурге Пафнутий Казанский встречался с Геннадием (на заводе купца Ушкова и в доме купчихи Анны Блохиной)[12]. Можно предположить, что московский эмиссар еще раз предложил Пермскому епископу добровольно покинуть епархию и уехать в Австрию, но, судя по всему, Геннадий снова отказался. Дальнейшие события показывают, что епископ Пафнутий в этой сложной ситуации прибег к неординарному решению: Геннадия просто «сдали» властям.

По воспоминаниям сына екатеринбургского полицмейстера Пестерева, 6 декабря 1862 г. его отец «встретил на улице неизвестного человека, который, остановившись, сказал ему: Если хотите захватить Геннадия, то ступайте в дом купца Чувакова – он отправляет там богослужение… Подойдите к двери и постучите, а когда вас спросят, кто такой, то отвечайте так: ‘Господи, Исусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас. Свои’. Тогда вам отворят»[13].

Благодаря этой неожиданной «помощи» полицейские 7 декабря 1862 г. схватили Геннадия в указанном доме Н. Г. Чувакова. Следствие по делу «австрийского» епископа проводил городской полицмейстер Пестерев под личным наблюдением генерала Фелькнера. В январе 1863 г. Геннадий был препровожден в Пермь, где пробыл до 26 июня, а затем был отправлен во Владимир, откуда в июле 1863 г. его послали «для увещания» в Суздальский Спасо-Евфимиев монастырь, где он провел в заточении более 18 лет. После освобождения в 1882 г. Геннадий некоторое время жил в Харькове, а в 1884 г. опять подвергся аресту. В очередной раз с помощью друзей Геннадию удалось бежать, теперь уже за границу, в Австрию, где он и скончался на покое в Тисском старообрядческом монастыре в 1892 г.

В том же 1862 г., когда был арестован епископ Геннадий, произошло событие, имевшее важное значение для белокриницкого согласия: 24 февраля появилось знаменитое «Окружное послание», составленное начетчиком И. Г. Кабановым (Ксеносом), позже санкционированное Духовным Советом (ил. 4)

. «Этот документ был напечатан и разошелся не менее как в 800 000 экземпляров – цифра, которая гораздо лучше свидетельствует о численности поповщины в 70-х гг., чем официальная статистика…»[14].

Поводом для появления послания стало обращение старообрядцев стародубских слобод (Черниговской губ.) к архиепископу Антонию с просьбой разъяснить, «как понимать о беспоповских заблуждениях, заключающихся в собранных ими в 10 тетрадях, будто имя Иисус, употребляемое никонианской Церковью, есть имя Антихриста, будто крест 4-конечный есть печать Антихристова и т. п.»[15]. В «Окружном послании» 10 тетрадей были торжественно преданы анафеме, а главной идеей документа стала мысль, что «синодская церковь не еретическая, так как она верует во Христа, служит правильным культом, имеет таинства и святыни. Ее грех не в обрядовых различиях, а в негативном отношении к староверию и старообрядцам».

Ил. 4. «Окружное послание»

Сторонники отвергнутых «Окружным посланием» взглядов остались весьма недовольными и почти сразу же образовали партию «неокружников». Духовными центрами партии стали клинцовские слободы и гуслицкие деревни, а лидером – епископ Софроний. В 1861 г., по решению Собора, ему в управление была поручена Симбирская епархия (и, временно, Пензенская, Тамбовская и Воронежская). Однако в 1862 г. Софроний начал ходатайствовать о Казанской епархии, а затем предъявил «права на епископские действия повсюду, без ограничения и различий епархий» Ему удалось съездить в Австрию и заручиться поддержкой митрополита Кирилла. Хотя Освященный Собор 1863 г. лишил Софрония сана, вернувшись в Россию, он проводил архиерейские служения. В 1864 г. он направился в Уральскую область. Под предлогом ухудшившегося здоровья епископа Виталия Софроний добился его удаления на покой и, захватив руководство епархией, «вновь начал проповедовать, что в «Окружном послании» заключается 120 ересей»[16]. Несмотря на отлучение от Белокриницкой Церкви, он продолжал священнодействовать. Умер этот «неспокойный» человек, умудрившийся перессориться даже с друзьями-последователями, всеми забытый в 1879 г.

Раздор из-за «Окружного послания» среди «австрийцев» длился до начала XX в., и только в 1906 г. произошло окончательное примирение (хотя небольшая часть «неокружн

откуда пришли старообрядцы, староверы, кержаки на Алтай?

«Алтайский край в лицах»: Рассказ о. Николы на «Катунь-24»

Об истории появления старообрядчества на Алтае рассказывает протоиерей Никола Думнов, настоятель барнаульского храма Покрова Пресвятой Богородицы Русской Православной Старообрядческой Церкви.

Ведущий программы «Алтайский край в лицах» на телеканале «Катунь 24» — Анатолий Корчуганов.

Смотреть видео:

В чем феномен старообрядчества?

А. Корчуганов: В чем заключается феномен старообрядчества? Вопрос более чем сложный, истоки которого уходят в глубины столетия: царь Алексей Михайлович, Никон, Аввакум, гонение и раскол Православной Церкви, разбросавший русских людей по всему миру. Так кто же они — старообрядцы, староверы, кержаки? — Этот вопрос я задал отцу Николе Думнову, священнику, окормляющему старообрядческую общину Барнаула.

Протоиерей Никола (Барнаул): откуда старообрядцы, староверы, кержаки пришли на Алтай? Протоиерей Никола

Кто такие старообрядцы, староверы, кержаки?

О. Никола: «Мы обычно придерживаемся статистики, что 10% населения — это потомки старообрядцев, тех, кто когда-то был переселен и приехал на Алтай.

Вообще, конечно, эта история очень поучительная и занимательная. Как известно, старообрядцы после реформ патриарха Никона оказались диссидентами в государстве. Их откровенно звали раскольниками. И они вынуждены были претерпевать и гонения, и всевозможные ущемления со стороны государства, как светской власти, так и отчасти церковной власти, и вынуждены были селиться по окраинам Государства Российского.

Ко времени эпохи Екатерины II значительная часть старообрядцев жила в районе современной Белоруссии и Украины, тогда это были земли Польши. И Екатерина II, поскольку она заботилась о том, чтобы в государстве Российском поднять экономику, чтобы как-то жизнь улучшилась, она была за то, чтобы переселить старообрядцев из этих земель. Из-за границы переселить на многие пустующие земли России, в частности, Сибири. Известны ее выступления, в 1763 году в сентябре она выступила в защиту старообрядцев, была пламенная речь. И вскоре после этих событий было издано несколько государственных актов (манифестов — ред.), которые предписывали призывать, а в отдельных случаях понуждать старообрядцев переезжать в Россию. Им обещались какие-то льготы. И с того момента, с середины 60-х годов XVIII века (1764, 1765, 1766-е года) началось переселение. Эти переселения учеными обозначены как «выгонки». Вот о выгонках известно сейчас достаточно много. Я, конечно, не буду вдаваться так подробно, но скажу, что значительная часть населения семьями либо отдельными деревнями была переселена в Сибирь, в частности, на Алтай.

Откуда на Алтае старообрядцы-«поляки» и бухтарминские «каменщики»?

Здесь на Алтае этих переселенцев стали называть «поляками», поскольку:

— «Откуда прибыли?» — «С польских земель», — «Значит, поляки».

Например, в Восточном Казахстане их стали называть «каменщиками» (бухтарминские каменщики). Это были те же самые старообрядцы, которые селились с польских земель, современной Гомельщины, земель Украины — в общем, юга России. Если дальше — на Забайкалье, то этих же старообрядцев стали называть «семейскими», поскольку они проживали семьями.

Но в Сибири к тому времени уже были старообрядцы, которые как бы спонтанно сюда переселялись, бежали от гонений, притеснений. Они эмигрировали, бежали сюда (на Алтай) с нижегородских пределов. Там есть река Керженец, которая впадает в Волгу, и от этого стало название «кержаки».

— «Кто такие, откуда?» — «С Керженца» — «Кержаки, кержаки».

Поэтому название «кержаки» — это общепринятое название старообрядцев.

Понятно, что в интересах правительства было поднять на Алтае аграрную часть региона, поскольку здесь развивалась рудная промышленность, стояли войска, их надо было снабжать продовольствием, фуражом и прочим. И эту роль предложено было исполнять старообрядцам. Надо сказать, что старообрядцы умело воспользовались этим. Правда, было не без насилия, как это обычно бывает в российской истории: кнутом и пряником заставляли, насильно, под конвоем, где-то, может быть, некоторые добровольно ехали, особенно первые переселенцы. Когда они увидели здесь благодатные земли, они уже имели хорошие отзывы.

Протоиерей Никола о старообрядцах, кержаках, поляках, бухтарминских каменщиках на Алтае
Освоение Алтая старообрядцами

С того момента — середина XVIII века — началась история освоения старообрядцами алтайских земель, Южной Сибири. Какая-то часть первоначально оказалась в степной зоне, поскольку это зона была близка к тому месту, где они родились, где они до этого проживали. Часть старообрядцев стала селиться в лесостепной зоне: это современный Залесовский район, потом Солтонский, Красногорский р-ны, предгорье Аи — Алтайский район. А далее — больше.

Дальше началась эпоха Николая I. Это эпоха уже притеснений, гонений, обложения налогом. И тогда старообрядцы вынуждены были здесь уже скрываться, бежать в горы, в горную часть Алтая, современная знаменитая Уймонская долина — Усть-Коксинский район. Вот такая шла миграция по всему Алтаю. Строили дома, жилье, храмы строили, часовни, занимались земледелием. Причем интересно, те исследователи, которые бывали в тех временах, поражались той скорости, с которой осваивались эти все некогда целинные земли. Некоторые гражданские чиновники цинично признавались: «мы думали что вы здесь», — грубо говоря, «сдохнете, а у вас так все развилось: хлеба хорошие, даже лучше чем у остальных». И причем, у старообрядцев был интересен статус: они не имели статус ссыльных, хотя они фактически были ссыльными, а были государевы люди. Но все равно действовал принцип кнута и пряника: с одной стороны были какие-то льготы, а с другой стороны — шло притеснение, они были раскольниками, дискриминировались с позиции светских властей.

Старообрядческий центр на Алтае

Старообрядцев на Алтае значительно больше. Здесь когда-то было четыре благочиния до известных репрессий 30-х годов. Было значительное количество храмов, приходов, священников. Конечно, здесь без преувеличения был центр старообрядчества (местный — ред.). И хотя формально административная столица была в Томске, и там же была резиденция старообрядческого епископа, тем не менее, поднимался вопрос, с тем чтобы перенести на Алтай резиденцию епископа, поскольку значительная часть приходов была здесь.

А. Корчуганов: Храм старообрядцев находится на улице Партизанской, а новый строится на улице Георгия Исакова. Именно сюда приезжал владыка Корнилий — предстоятель Русской Православной Старообрядческой Церкви в конце июля 2014 года.

Источник: © ТВ «Катунь-24»

Yandex.Zen Подписывайтесь на канал «Алтайский старообрядец» в Яндекс.Дзен.

Смотрите также

Старообрядчество | ИРКИПЕДИЯ — портал Иркутской области: знания и новости

Старообрядчество (светская форма определения древлеправославие) отколовшееся в XVII веке от государственной церкви течение православной традиции. В Иркутской области представлено Русской православной старообрядческой церковью (Белокриницкая иерархия) (РПСЦ).

Распространение старообрядчества в Сибири

Приход патриарха Никона к управлению русской православной церковью вызвал широкое недовольство народа, которое было связано в основном с церковной реформой и силовыми методами ее проведения. В церковную реформу входило переписывание старых церковных книг, изменение канонических правил, касающихся проведения церковных служб, а также изменения в церковном строе. Введение новых обрядов и богослужение по исправленным книгам многие восприняли как введение другой религии, отличной от “истинно православной”.

В результате возникло движение сторонников старой веры – раскол, родоначальниками которого были провинциальные ревнители благочестия. Среди них было много малообеспеченных служителей церкви. Выступая за старую веру, они выражали недовольство по поводу усиления гнета со стороны церковных властей. Большинство же сторонников старой веры состояло из посадских людей и крестьян. Они были недовольны укреплениями феодально-крепостнического режима и ухудшением своего положения, и связывали это с нововведениями, в том числе и в религиозно-церковной сфере. Наиболее яркой личностью среди раскольников стал протопоп Аввакум, сосланный позже в сибирскую ссылку в Братский острог.

Старообрядцы рассеялись по России в глухих необжитых местах, скрываясь от государственных органов власти. Старообрядцы были своеобразной частью и сибирского православного населения. Первые из них, в основном ссыльные, оказались в Восточной Сибири в XVII в., большинство же были поселены во второй половине XVIII в.

Примерно 90% численности всех старообрядцев региона составляли семейские — крестьяне, которым разрешено было поселиться в Сибири Екатериной II. Прибыв сюда в 60-80-х годах XVIII века, старообрядцы, значительное количество которых приехало с семьями, были поселены недалеко от границы с Монголией, главным образом в Мухоршибирской, Тарбагатайской, Куналейской, Урлукской волостях Верхнеудинского округа. Семейские имели много толков, примерно две трети были “беглоповцами”; среди других сект известны беспоповцы, темноверцы, белокринийцы, дырочники. Наиболее влиятельными лицами в общине были уставщики. Они могли крестить, исповедовать умирающего, отпевать покойников. Обряды венчания и причащения выполняли попы, специально привезенные из Европейской России. Беспоповцы соблюдали лишь два обряда: крещение детей и похороны. Икон у них было очень мало.

В различных толках уставщики и начетчики по-разному вели службу, по-разному толковали и священные книги. Общение с “никонианами” осуждалось. Запрещались увеселения. Нарушителей строгих правил поведения уставщик мог отлучить от церкви, предать анафеме.

Практически все очевидцы отмечали большие хозяйственные успехи семейских. По словам бывшего верхнеудинского исправника М. Геденшторма, майор, которому было поручено выделить земли для семейских,

“…по ревности своей к православию ненавидя их, отвел им леса и горы, предполагая тем усугубить их несчастие. Но благое провидение неправедное усердие его обратило в пользу старообрядцев: с несказанным трудом расчистили они густые леса и приобретенные пашни вознаградили их с лихвой. Ныне они зажиточнейшие крестьяне по губернии…”

Численность старообрядцев он оценил в 8 тысяч душ мужского пола.

Семейских отличало большое трудолюбие. Декабрист А.Е. Розен, побывавший в 1830 в селе Тарбагатае, был удивлен зажиточностью староверов:

“Поля и обработка полей представляют совершенство, между тем как в недальнем от них расстоянии селения и пашни старожилов показывают крайнюю бедность и разорение. “Отчего соседи ваши так бедны?” — спросил я хозяина моего. — “Как им не быть бедными, ответил он, когда в рабочую пору петух пропоет с зарею, то мы уже на поле и пашем в прохладе, а сторожил только что просыпается да принимается варить для себя кирпичный чай; пока он дотащится до поля, солнце уже высоко; мы оканчиваем первую упряжку и отдыхаем, а он в жар мучит себя и скотину свою; ни у него, ни у коня нет сил, так и запашка жалкая. Сверх того, старожилы пьянствуют, не берегут копейки, от того и не собирают капиталов”.

Семейским запрещалось бражничать, курить табак. Они не признавали врачей, лечились только народными средствами. Поэтому у них была высокая младенческая смертность. Зато оставшиеся в живых благодаря “естественному отбору” отличались крепким здоровьем. Староверы не смешивались с коренным населением. Отсутствие вредных привычек также продлевало жизнь. В результате семейских женщины рожали от 10 до 24 детей, естественный прирост населения в несколько раз превышал соответствующий показатель остальных забайкальцев.

В первой половине XIX в. правительство старалось большую часть сторонников древнего православия ссылать в Западную Сибирь. В 1823 там числилось 13 908 старообрядцев, что составляло 1, 42% всего населения, а в 1851 — значительно больше — 42 907 человек, т.е. 2, 76% жителей. В Восточной же Сибири считалось в 1823 10 317 “раскольников” (1,39% всех жителей), а в 1851 — 18380 человек (1,65%). По-видимому, этот прирост был достигнут в основном за счет высокой рождаемости семейских.

Из общего числа старообрядцев в Иркутской губернии (вместе с будущей Забайкальской областью) находилось в 1823 г. 10278 человек, а в 1851 г. — 17600. Немало староверов было сослано во второй четверти века в Енисейскую губернию: если в 1832 г. их там было всего 39 человек, то в 1851 — уже 720 226.

К 1861 г. в Забайкальской области жило до 18000 старообрядцев, в Енисейской губернии — более 1700 человек, в Иркутской губернии и Якутской области — 400-600 человек, а всего до 21000 человек. В 1850-х гг. для строительства тракта Якутск-Аян из Забайкалья в Якутию перевели 300 семейских, вблизи Якутска возникло старообрядческое село Павловское. В каждой из губерний большинство староверов поселили в одном из округов, где находилось около 80% староверов данной губернии. Это были Балаганский округ в Иркутской губернии, Минусинский округ в Енисейской и Якутской округ. Основная масса старообрядцев жила в селах.

В XIX в. старообрядцы делились на мелкие толки и согласия. Отношение правительства к старообрядцам было относительно либеральным. В 1800 г. были составлены правила “единоверия”, по которым священники единоверческих церквей ставились главой епархии, подчинялись ему по духовным и судебным делам; кандидаты на эту должность могли предлагаться прихожанами. Богослужение же разрешалось вести по книгам и обычаям староверов. Однако старообрядцы как в Европейской России, так и в Сибири редко переходили в единоверие.

С воцарением в декабре 1825 г. Николая I положение староверов резко ухудшилось. В официальных документах их вновь стали называть “раскольниками”. Их общины не признавались законными, и поэтому не могли получать наследство или делать пожертвования от имени общины. Старообрядцев лишили возможности занимать общественные должности, награждаться орденами и медалями, зачисляться в купечество, торговать им разрешалось только на “временном праве”. Особенно же отяготительным было то, что староверам

“…запрещалось построение новых и починка существующих молитвенных зданий, содержание беглых попов, публичное оказательство раскола и особенно его пропаганда; благотворительные раскольничьи учреждения повелевалось или закрывать или присоединять к приказам общественного призрения”.

Однако и правительство рекомендовало все же действовать по возможности осмотрительно, не вызывая ненужных репрессий. При таких частично противоречащих друг другу указаниях многое зависело от местных гражданских властей. Генерал-губернаторы А.С. Лавинский (1822-1833), Н.Н. Муравьев-Амурский (1848-1861) были сторонниками умеренных методов воздействия; генерал-губернатор В.Я. Руперт (1838-1847) и архиепископ Нил (1838-1853) стремились подчинить старообрядцев жесткими мерами.

По инициативе духовной администрации местные власти опечатывали часовни, ломали на них кресты, снимали колокола. Подобные случаи происходили в 1837 г. в Жиримском селении, и в д. Бурнашево, в 1840 г. — в д. Десятниково, в 1839 г. — в с. Куналей. Семейские с большими трудностями выписывали из центральных губерний староверческих попов, но власти всякий раз добивались их ареста и выдачи. Семейские несколько раз восстанавливали часовни. В 1841-1842 гг. крестьяне жаловались в Петербург на действия исправника Шевелева и его подчиненных, которые,

“принуждая раскольников принять единоверие, употребляли для того угрозы и заключали их в тюрьму”.

Больше года действовала самовольно восстановленная часовня в Куналее, вел службу беглый поп. Арестовать его властям не удавалось. Сам генерал-губернатор Руперт отправился в старообрядческие села, но семейские упорствовали. Тогда в 1843 г. в Куналей были направлены две роты солдат с пушкой и полсотни казаков. Только в следующем году староверы выдали властям попа и согласились, чтобы часовня снова была запечатана. В наказание в селах разместили на постой 200 солдат.

Вероятно, в связи с этими событиями в 1844 г. был открыт Секретный комитет по делам раскола, в который вошли архиепископ, губернатор, жандармский штаб-офицер. Комитет рассматривал вопросы о часовнях, священниках семейских, “совращении православных в раскол”, но его решения выполнялись без ссылки на комитет.

Во многих селах Верхнеудинского округа шла вражда между старообрядцами, с одной стороны; властями и перешедшими в единоверие, — с другой. Власти не признавали браков, заключенных в негосударственных церквях, называя их “блуднодейственными”. Известны случаи, когда власти разлучали таких супругов, заставляя их жить в разных местах. Единоверцы нередко подвергались остракизму со стороны староверов. Между староверами и единоверцами случались драки, возникали конфликтные ситуации, когда кто-то из староверов заключал брак в единоверческой церкви.

Миссионерская деятельность в среде староверов успеха почти не имела, хотя миссионеры прибегали к помощи войск и полиции. Лишь монаху Варлааму, основателю Чикойского Иоанно-Предтеченского монастыря, удалось добиться заметных успехов без применения насилия. По подсчетам Н.Н. Стахеевой, в единоверие перешло лишь около 2000 забайкальских староверов, т.е. чуть больше 10% от их числа. Но известны случаи и “совращения в раскол”.

В 1850-х вновь происходили волнения среди семейских. В 1850 они пригласили попа, на этот раз из Калуги, но заседатель, узнав о его приезде, арестовал попа. Тогда несколько сот старообрядцев напали на заседателя, избили его и вынудили освободить священника. Наиболее крупные волнения произошли в 1859 Генерал-губернатор Муравьев-Амурский вынужден был сам ехать к месту событий “успокаивать”, в присутствии войск, крестьян, виновные же были строго наказаны. Следует отдать должное Н.Н. Муравьеву: он выразил несогласие с некоторыми правилами, которые были составлены в центре и должны были осложнить положение староверов. Он объяснил, что:

“вызов старообрядцев для увещания в Иркутскую, Тобольскую консисторию одинаково затруднителен и обречен на неудачу, в результате правила были скорректированы для Восточно-Сибирского региона”.

Таким образом, старообрядцы Восточной Сибири, особенно семейские, представляли собой крепко сплоченную этническую группу, самоотверженно защищавшую свое миропонимание от мощного давления со стороны официальной церкви и гражданской администрации. Современники отмечали высокую степень духовности староверов.

Вместе с тем, вряд ли следует идеализировать и старообрядцев: их изолированность от остального мира препятствовала развитию образования; необходимость придерживаться “генеральной линии” снижала творческий потенциал личности, осложняла ее социализацию.

Современное состояние

В настоящее время старообрядчество в Иркутской области представлено Русской Православной Старообрядческой Церковью (Белокриницкая иерархия) (РПСЦ). Настоятель Православного старообрядческого прихода г. Иркутская (с 2002) – отец Вячеслав (Измайлов Вячеслав Владимирович). Численность старообрядцев в регионе невелика — 0,01 %. В этническом отношении это в основном русские, многие из них казацкого происхождения (в т.ч. ”семейские”). Разрозненные группы древлеправославно-верующих г. Иркутска объединены усилиями отца Валерия Сикерина в 1994. В 1997 РПСЦ было передано здание по адресу ул. Баррикад, д. 109, ставшее старообрядческим подворьем. Построенная в 2000 на Покровском погосте (вблизи с. Пивовариха) часовня 19 июля 2002 была освящена епископом Новосибирским и Всея Сибири Владыкой Силуяном как храм во имя Покрова Божьей Матери в память о существовавшей в Иркутске в 1911-1936 одноименной церкви, которая находилась при пересечении нынешних улиц Байкальской и Советской. Небольшие старообрядческие общины имеются в Ангарске и Усть-Илимске (не зарегистрированы), отдельные группы православных староверов есть в Усолье, Зиме и др. В настоящее время Православный старообрядческий приход г. Иркутска входит в благочиние Уссурийской и Всего Дальнего Востока Епархии РПСЦ, но временно окормляется епископом Новосибирским и Всея Сибири.

Не имеющие священства старообрядцы поморского согласия (беспоповцы) проживают в с. Хортагна Заларинского района. В основном это люди старшего поколения

Действующие старообрядческие организации

  1. Религиозная организация Православная старообрядческая община во имя Покрова Божией Матери г. Иркутска — Поротов Иннокентий Сергеевич, староста. Адрес: г. Иркутск, ул. Баррикад 109.
  2. Местная Древлеправославная религиозная организация Приход в честь Преподобного Феодосия Печерского г. Иркутска Русской Древлеправославной Церкви (Древлеправославной Архиепископии Новозыбсковой, Московской и всея Руси) — Калинин Алексей Владиславович, председатель Приходского совета. Адрес: г. Иркутск, микрорайон Юбилейный, 58-80.

Ссылки

  1. Алясева И.И. Сибирь. Мир староверов (Свои – чужие. Другая национальность, другая религия, другие убеждения) — Красноярск, 2003.
  2. Старообрядцы в Восточной Сибири (1805-1860 гг.)  // БГ-знание ру : сайт.
  3. Епархия Уссурийская и всего Дальнего Востока // Московской митрополии РПСЦ
  4. Кто есть кто в Иркутске (2-е издание — биографические справки 2003-2006)
  5. Государственно-конфессиональные отношения в Иркутской области // сайт правительства Иркутской области
  6. С.А. Коженков Вопросы межнациональных и межконфессиональных отношений в Иркутской области (доклад)

За 40 лет эта русская семья была отрезана от всех человеческих контактов, не подозревая о Второй мировой войне | История

Сибирское лето длятся недолго. Снег остается в мае, а в сентябре снова наступают холода, превращая тайгу в ужасающую в своем запустении натюрморт: бесконечные мили непослушных сосновых и березовых лесов, усеянных спящими медведями и голодными волками; горы с крутыми склонами; бурные реки, текущие потоками по долинам; сто тысяч ледяных болот.Этот лес — последняя и величайшая пустыня Земли. Он простирается от самой дальней точки арктических регионов России до Монголии и на восток от Урала до Тихого океана: пять миллионов квадратных миль небытия с населением за пределами горстки городов, что составляет всего несколько тысяч человек. .

Но когда наступают теплые дни, тайга цветет, и на несколько коротких месяцев она может показаться почти приветливой.Именно тогда человек может наиболее отчетливо заглянуть в этот скрытый мир — не на суше, потому что тайга может поглотить целые армии исследователей, а с воздуха. Сибирь является источником большей части российских нефтяных и минеральных ресурсов, и на протяжении многих лет даже самые отдаленные ее районы были переполнены разведчиками и геодезистами, направлявшимися в глухие поселки, где продолжается работа по добыче богатства.

Карп Лыков и его дочь Агафья в одежде, подаренной советскими геологами вскоре после того, как их семья была обнаружена заново.

Таким образом, это было летом 1978 года на юге леса. Вертолет, посланный в поисках безопасного места для приземления группы геологов, скользил по лесной полосе примерно в сотне миль от границы с Монголией, когда он упал в густые заросли. лесистая долина безымянного притока Абакана, бурлящая лента воды, несущейся по опасной местности. Стены долины были узкими, со сторонами, местами близкими к вертикальным, а тощие сосны и березы, раскачивающиеся в нисходящем потоке несущих винтов, были так густо собраны, что не было шанса найти место, где можно было бы сбить самолет.Но, пристально всматриваясь в лобовое стекло в поисках места посадки, пилот увидел то, чего там не должно было быть. Это была поляна на высоте 6000 футов по склону горы, зажатая между сосной и лиственницей и изрезанная чем-то вроде длинных темных борозд. Ошеломленная команда вертолета сделала несколько проходов, прежде чем с неохотой пришла к выводу, что это свидетельство человеческого жилья — сада, который, судя по размеру и форме поляны, должен был существовать здесь долгое время.

Это было поразительное открытие.Гора находилась более чем в 150 милях от ближайшего поселения, в месте, которое никогда не исследовалось. У советских властей не было никаких записей о проживании в районе.

Семья Лыковых жила в бревенчатом домике ручной работы, освещенном одним окном «размером с карман рюкзака» и обогреваемом дымной дровяной печью.

Четверым ученым, направленным в район на разведку железной руды, рассказали о появлении пилотов, и это их озадачило и встревожило.«Менее опасно, — отмечает писатель Василий Песков об этой части тайги, — наткнуться на дикое животное, чем на незнакомца», и вместо того, чтобы ждать на своей временной базе в 10 милях отсюда, ученые решили заняться расследованиями. Во главе с геологом Галиной Письменской они «выбрали хороший день и положили в рюкзаки подарки нашим будущим друзьям», хотя, как она вспоминала, на всякий случай «я проверила пистолет, который висел у меня на боку».

Когда злоумышленники взобрались на гору, направляясь к месту, указанному их пилотами, они начали обнаруживать следы человеческой деятельности: неровную тропу, посох, бревно, переброшенное через ручей, и, наконец, небольшой сарай, заросший березами. -корые емкости с нарезанным сушеным картофелем.Тогда, сказала Письменская,

у ручья находилось жилище. Почерневшая от времени и дождя избушка была завалена со всех сторон таежным мусором — корой, шестами, досками. Если бы не окно размером с карман моего рюкзака, было бы трудно поверить, что там живут люди. Но они сделали, без сомнения…. Наш приезд, как мы видели, заметили.

Низкая дверь скрипнула, и в дневном свете появилась фигура очень старика, прямо из сказки.Босиком. Носить заплатанную и перешитую рубашку из мешковины. На нем были брюки из того же материала, тоже с заплатками, и у него была нечесанная борода. Его волосы были растрепаны. Он выглядел напуганным и был очень внимательным…. Надо было что-то сказать, поэтому я начал: «Привет, дедушка! Мы приехали в гости! »

Старик ответил не сразу…. Наконец, мы услышали мягкий, неуверенный голос: «Ну, раз уж вы зашли так далеко, можете войти».


Зрелище, которое встретило геологов при входе в хижину, было похоже на средневековье.Построенное из любых материалов, которое попадалось под руку, жилище представляло собой не что иное, как нору — «низкий, почерневший от копоти бревенчатый конура, холодный, как погреб», с полом, состоящим из картофельной кожуры и скорлупы кедровых орехов. . Осмотревшись в тусклом свете, посетители увидели, что это отдельная комната. Он был тесным, затхлым и неописуемо грязным, подпираемым провисшими балками, и, что удивительно, здесь проживала семья из пяти человек:

Тишину внезапно нарушили рыдания и причитания.Только тогда мы увидели силуэты двух женщин. Один был в истерике, молился: «Это за наши грехи, наши грехи». Другой, держась за столб… медленно опустился на пол. Свет из маленького окошечка падал на ее большие испуганные глаза, и мы поняли, что должны убираться оттуда как можно быстрее.

Агафья Лыкова (слева) с сестрой Натальей.

Ученые под предводительством Письменской поспешно вышли из хижины и отступили на место в нескольких ярдах от нее, где достали провизию и начали есть.Примерно через полчаса дверь хижины со скрипом открылась, и из нее вышли старик и две его дочери — уже не в истерике, а, хотя и явно испуганной, но «откровенно любопытной». С осторожностью подошли три странные фигуры и сели со своими посетителями, отвергая все, что им предлагали — варенье, чай, хлеб — и пробормотали: «Нам это запрещено!» Когда Письменская спросила: «Вы когда-нибудь ели хлеб?» старик ответил: «Есть. Но они этого не сделали. Они никогда этого не видели ». По крайней мере, он был понятен.Дочери говорили на языке, искаженном жизнью в изоляции. «Когда сестры разговаривали друг с другом, это звучало как медленное, размытое воркование».

Постепенно, за несколько посещений, появилась полная история семьи. Звали старика Карп Лыков, он был старообрядцем, членом фундаменталистской русской православной секты, поклоняющейся в стиле, не изменившемся с 17 века. Преследовали старообрядцев со времен Петра Великого, и Лыков говорил об этом так, как будто это произошло только вчера; для него Петр был личным врагом и «антихристом в человеческом обличье» — этот пункт, по его настоянию, был убедительно доказан царской кампанией по модернизации России путем насильственного «отрубания бороды христианам».Но эта многовековая ненависть смешалась с более недавними обидами; Карп был склонен в одно и то же время жаловаться на купца, отказавшегося подарить староверам 26 пудов картофеля примерно в 1900 году.

Положение семьи Лыковых стало только хуже, когда к власти пришли большевики-атеисты. При Советской власти изолированные старообрядческие общины, бежавшие в Сибирь, спасаясь от преследований, начали все больше отдаляться от цивилизации.Во время чисток 1930-х годов, когда само христианство подвергалось нападкам, коммунистический патруль застрелил брата Лыкова на окраине их села, когда Лыков стоял на коленях и работал рядом с ним. В ответ он собрал свою семью и убежал в лес.

Попытки Петра Великого модернизировать Россию начала XVIII века нашли центральное место в кампании за прекращение ношения бороды. Волосы на лице облагались налогом, а неплательщиков принудительно сбривали — анафема Карпу Лыкову и старообрядцам.

Это было в 1936 году, а Лыковых тогда было всего четыре — Карп; его жена Акулина; сын по имени Савин, 9 лет, и Наталья, дочь, которой было всего 2 года. Взяв свои пожитки и немного семян, они уходили все глубже в тайгу, строя себе череду грубых жилищ, пока, наконец, не нашли в этом пустынном месте. Еще двое детей родились в дикой природе — Дмитрий в 1940 году и Агафья в 1943 году, и ни один из самых младших детей Лыкова никогда не видел человека, который не был членом их семьи.Все, что Агафья и Дмитрий знали об окружающем мире, они полностью узнали из рассказов своих родителей. Как отметил российский журналист Василий Песков, главным развлечением семьи было «чтобы каждый рассказал о своих мечтах».

Дети Лыкова знали, что есть места, называемые городами, где люди живут тесненными в высоких зданиях. Они слышали, что есть страны, кроме России. Но для них такие понятия были не более чем абстракциями. Единственным предметом для чтения были молитвенники и древняя семейная Библия.Акулина использовала Евангелие, чтобы научить своих детей читать и писать, используя заостренные березовые палочки, смоченные в соке жимолости, как перо и чернила. Когда Агафье показали изображение лошади, она узнала его по библейским рассказам своей матери. «Смотри, папа», — воскликнула она. «Конь!»

Но если изолированность семьи было трудно осознать, то абсолютная жестокость их жизни — нет. Добраться до усадьбы Лыковых пешком было удивительно тяжело, даже на лодке по Абакану.Во время своего первого визита к Лыковым Песков, который назначит себя главным летописцем семьи, отметил, что «мы прошли 250 километров, не увидев ни одного человеческого жилища!»

Изоляция сделала выживание в пустыне практически невозможным. Полагаясь исключительно на собственные ресурсы, Лыковы изо всех сил пытались заменить то немногое, что они принесли с собой в тайгу. Вместо обуви лепили галоши из бересты. Одежду залатывали и переставляли, пока она не разваливалась, а затем заменяли тканью из конопли, выращенной из семян.

Лыковы принесли с собой в тайгу грубую прялку и, что невероятно, детали ткацкого станка — перемещение их с места на место по мере того, как они постепенно уходили в дикую местность, должно быть, потребовало многих долгих и трудных путешествий, — но у них было нет технологии замены металла. Несколько чайников хорошо служили им в течение многих лет, но когда ржавчина наконец преодолела их, единственной заменой, которую они могли изготовить, стала береста. Поскольку их нельзя было помещать в огонь, готовить стало намного труднее.К моменту открытия Лыковых их основным продуктом питания были картофельные котлеты, смешанные с молотыми семенами ржи и конопли.

В чем-то, как поясняет Песков, в тайге было изобилие: «Рядом с домом протекал чистый холодный ручей. На стоянках из лиственницы, ели, сосны и березы было все, что можно было взять… Черника и малина были под рукой, дрова тоже, а кедровые орехи падали прямо на крышу ».

Между тем Лыковы постоянно жили на грани голода.Только в конце 1950-х годов, когда Дмитрий достиг зрелого возраста, они впервые стали ловить животных ради мяса и шкур. Не имея ружей и даже луков, они могли охотиться, только роя ловушки или преследуя добычу через горы, пока животные не падали от истощения. Дмитрий развил поразительную выносливость, мог охотиться зимой босиком, иногда возвращаясь в хижину через несколько дней, выспавшись под открытым небом при 40 градусах мороза, с молодым лосем на плечах. Однако чаще всего мяса не было, и их диета постепенно становилась все более однообразной.Дикие животные уничтожили урожай моркови, и Агафья вспоминала конец 1950-х годов как «голодные годы». «Мы ели лист рябины», — сказала она,

.

корни, трава, грибы, ботва картофеля и кора. Мы все время были голодны. Каждый год мы проводили совет, чтобы решить, съесть все или оставить на посевной.

Голод был постоянной угрозой в этих обстоятельствах, и в 1961 году в июне пошел снег. Сильный мороз погубил все, что росло в их саду, и к весне семья была вынуждена есть обувь и кору.Акулина предпочла кормить своих детей и в том же году умерла от голода. Остальных членов семьи спасло то, что они считали чудом: единственное зерно ржи проросло на их грядке. Лыковы поставили забор вокруг побега и рьяно охраняли его днем ​​и ночью, чтобы не допустить мышей и белок. Во время сбора урожая один колос дал 18 зерен, и из них они кропотливо восстановили урожай ржи

. Дмитрий (слева) и Савин сибирским летом.

Познакомившись с семьей Лыковых, советские геологи поняли, что недооценили свои способности и интеллект. У каждого члена семьи была отличная личность; старый Карп обычно в восторге от последних инноваций, которые ученые выращены из своего лагеря, и, хотя он упорно отказывался верить, что человек ступил на Луну, он быстро адаптируется к идее спутников. Лыковы заметили их еще в 1950-х годах, когда «звезды стали быстро перемещаться по небу», и сам Карп придумал теорию, объясняющую это: «Люди что-то придумали и излучают огни, очень похожие на звезды. .”

«Больше всего его поразил, — записал Песков, — это прозрачный целлофановый пакет. «Господи, что они придумали — это стекло, но оно мнется!» »И Карп мрачно придерживался своего статуса главы семьи, хотя ему было уже за 80. Его старший ребенок, Савин, справился с этим, представив себя непреклонным арбитром семьи в вопросах религии. «Он был силен верой, но был жестоким человеком», — сказал о нем его собственный отец, и Карп, похоже, беспокоился о том, что случится с его семьей после его смерти, если Савин возьмет на себя управление.Конечно, старший сын не встретил бы большого сопротивления со стороны Натальи, которая всегда изо всех сил пыталась заменить свою мать в качестве повара, швеи и медсестры.

С другой стороны, двое младших детей были более доступными и более открытыми для перемен и инноваций. «Фанатизм не был особенно заметен в Агафье», — сказал Песков и со временем понял, что младшая из Лыковых обладала чувством иронии и могла подшучивать над собой. Необычная речь Агафьи — у нее был певучий голос, растягивающая простые слова на многосложные — убедила некоторых из ее посетителей, что она была тупоголовой; на самом деле она была заметно умной и взяла на себя трудную задачу — следить за временем в семье, не имевшей календарей.Она тоже не думала о тяжелой работе, раскапывая вручную новый подвал поздно осенью и работая при лунном свете, когда солнце село. На вопрос изумленного Пескова, не испугалась ли она остаться одной в глуши после наступления темноты, она ответила: «Что здесь может сделать мне больно?»

Фотография из российской прессы, на которой Карп Лыков (второй слева) с Дмитрием и Агафией в сопровождении советского геолога.

Из всех Лыковых, однако, любимцем геологов был Дмитрий, отменный турист, знавший все настроения тайги. Он был самым любопытным и, возможно, самым дальновидным членом семьи. Это он построил семейную печь и все берестяные ведра, в которых хранилась еда. Кроме того, Дмитрий целыми днями вручную пил и строгал каждое срубленное Лыковыми бревно. Возможно, неудивительно, что его больше всего восхищали технологии ученых.Когда отношения улучшились до такой степени, что Лыковых можно было уговорить посетить советский лагерь, ниже по течению, он провел много счастливых часов на его маленькой лесопилке, удивляясь тому, как легко циркулярная пила и токарные станки могут обрабатывать дерево. «Нетрудно догадаться, — писал Песков. «Бревно, за которое Дмитрия тратили день или два, на его глазах превратилось в красивые ровные доски. Дмитрий пощупал ладонью доски и сказал: «Отлично!»

Карп Лыков вел долгую и проигрышную битву сам с собой, чтобы сдержать всю эту современность.Когда они впервые познакомились с геологами, семья приняла только один подарок — соль. (Прожить без него четыре десятилетия, по словам Карпа, было «настоящей пыткой»). Однако со временем они стали терпеть больше. Они приветствовали помощь своего особого друга среди геологов — бурильщика Ерофея Седова, который проводил большую часть своего свободного времени, помогая им сажать и собирать урожай. Они забрали ножи, вилки, ручки, зерно и даже ручку, бумагу и электрический фонарик. Большинство этих нововведений были признаны неохотно, но грех телевидения, с которым они столкнулись в лагере геологов

оказался для них неотразимым….На их редкие появления они неизменно садились и смотрели. Карп сел прямо перед экраном. Агафья смотрела, высунув голову из-за двери. Она попыталась немедленно отмолить свой проступок — шепотом, крестясь…. После этого старик молился усердно и одним махом.

Усадьба Лыковых с советского разведывательного самолета, 1980 год.

Пожалуй, самым печальным аспектом странной истории Лыковых была скорость, с которой семья пришла в упадок после того, как они восстановили контакт с внешним миром. Осенью 1981 года трое из четверых детей последовали за своей матерью в могилу через несколько дней друг за другом. По словам Пескова, их смерть не была, как можно было ожидать, результатом воздействия болезней, к которым у них не было иммунитета. И Савин, и Наталья страдали от почечной недостаточности, скорее всего, из-за жесткой диеты.Но Дмитрий умер от пневмонии, которая могла начаться как инфекция, которую он заразил от своих новых друзей.

Его смерть потрясла геологов, которые отчаянно пытались спасти его. Предложили вызвать вертолет и доставить его в больницу. Но Дмитрий в крайнем случае не откажется ни от своей семьи, ни от религии, которую исповедовал всю свою жизнь. «Нам это не разрешено», — прошептал он перед смертью. «Человек живет для того, что дает Бог».

Могилы Лыковых.Сегодня из семьи из шести человек, одиноко живущей в тайге, осталась только Агафья.

Когда все трое Лыковых были похоронены, геологи попытались уговорить Карпа и Агафью покинуть лес и вернуться к родственникам, которые пережили гонения в годы чисток и все еще жили в тех же старых деревнях. Но ни один из выживших не слышал об этом. Они перестроили свою старую хижину, но остались недалеко от своего старого дома.

Карп Лыков умер во сне 16 февраля 1988 года, через 27 лет после смерти своей жены Акулиной.Агафья с помощью геологов похоронила его на горных склонах, затем повернулась и направилась обратно к себе домой. Господь обеспечит, и она останется, сказала она — как и было на самом деле. Четверть века спустя, сейчас ей уже за семьдесят, эта тайга живет одна, высоко над Абаканом.

Она не уйдет. Но мы должны оставить ее глазами Ерофея в день похорон ее отца:

Я оглянулся и помахал Агафье.Она стояла на берегу реки, как статуя. Она не плакала. Она кивнула: «Давай, давай». Мы прошли еще километр, и я оглянулся. Она все еще стояла там.

Источники

Anon. «Как жить по-настоящему в наше время». Странники , 20 февраля 2009 г., по состоянию на 2 августа 2011 г .; Георг Б. Михельс. В войне с церковью: религиозное инакомыслие в России семнадцатого века. Stanford: Stanford University Press, 1995; Изабель Колгейт. Пеликан в пустыне: отшельники, одиночки и затворники . Нью-Йорк: HarperCollins, 2002; «От тайги до Кремля: дары отшельника Медведеву», rt.com, 24 февраля 2010 г., по состоянию на 2 августа 2011 г .; Краморе Г. «В таежном тупике». Сувенироград, nd, по состоянию на 5 августа 2011 г .; Ирина Паерт. Старообрядцы , Религиозное инакомыслие и гендер в России, 1760-1850 гг. Манчестер: MUP, 2003 ; В Асилы Песков . Затерянные в тайге: пятидесятилетняя борьба одной русской семьи за выживание и свободу вероисповедания в сибирской глуши. Нью-Йорк: Даблдей, 1992.

Документальный фильм о Лыковых (на русском языке), в котором рассказывается об изоляции и условиях жизни семьи, можно посмотреть здесь.

.

Письмо Агафьи к старообрядцам — РТД

Катастрофа

MH-17: вопросов больше, чем ответов

Времена меняются, но Академия Вагановой продолжает выпускать звезд балета завтрашнего дня

Господь наш Иисус Христос, сын Божий, помилуй нас.Аминь. Это письмо Агафьи Лыковой братьям и сестрам. Желаю, чтобы Бог даровал всем вам крепкое здоровье, но прежде всего спасение души и всяческое благополучие. Еще я должен сказать вам, мои отцы, братья и сестры в Боге, что я живу один, я сирота, мое здоровье ухудшается. Мой возраст в преклонном возрасте. Мне нужен человек, который мне поможет. Пожалуйста, не оставляй меня, ради Бога, я смиренная сирота в нужде. Есть еще добрые христиане и старообрядцы.

21 июня, 7522 с Адама (2014)

В середине 17 века лидер Русской Православной Церкви Патриарх Никон провел радикальные религиозные реформы в России. Многие не смогли принять изменения и стали известны как «старообрядцы». Чтобы избежать преследований, сначала со стороны Православной церкви, а затем со стороны Советов, семьи старообрядцев бежали в самые отдаленные уголки мира. В 1978 году один был обнаружен группой геологов в далекой российской республике Хакасия, Сибирь.Лыковы выглядели так, как будто они из прошлого века: они были одеты в домотканую одежду и использовали в повседневной жизни примитивные инструменты. Они были полностью самодостаточными и по-прежнему очень религиозными.

Сегодня 70-летняя Агафья — последний выживший член этой семьи. Она до сих пор живет в своем семейном доме в глубине сибирского леса, где родилась. Она гораздо больше осведомлена о том, что происходит в современном мире, чем ее семья, когда они были впервые обнаружены. Тем не менее, она сохраняет свою веру и традиционные взгляды на жизнь и предпочитает вести простой, но невероятно трудоемкий образ жизни, а не пользоваться преимуществами цивилизации.Однако ей был нужен помощник — кто-то, кто мог бы разделить ее повседневные дела, а также ее веру и убеждения. Написав вышеупомянутое письмо, она смогла найти одного старовера, который присоединился к Агафье в ее хижине.

Посмотреть историю Агафьи можно здесь

Какие темы вас интересуют?

Напишите нам

.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о