Староверы на енисее: Староверы на Енисее | Наш Красноярский край

Содержание

«Жизнь на Енисее и сложная, и простая одновременно…»

Запорожский путешественник, писатель и краевед Владимир Супруненко появился в Красноярске в начале июня. Объехав на велосипеде половину Азии, украинец решил испытать себя в водном туре – проплыть на резиновой лодке в одиночку от Красноярска до Игарки.

Владимира предупреждали о сложностях пути и превратностях сибирской погоды – в одиночку в поход у нас не ходят, но страх путешественнику неведом. Он отправился в путь и справился с задуманным даже раньше запланированного срока – за два месяца. В начале августа Владимир Супруненко вернулся в Красноярск и рассказал о своих впечатлениях.

– За два месяца я прошел по Енисею 1 700 км и завершил свой путь в Курейке. Немного не доплыл до Игарки, но полярный круг пересек. Для меня памятный знак о пересечении полярного круга стал своеобразной вехой в пути.

– В Сибири в одиночку не путешествуют – опасностей много. Вас бог миловал?

– В пути была масса сложностей. Это и волны, и встречный северный ветер. А то низовой задует – его нужно было пережидать на берегу, потому что он большие волны поднимает. А потом на Север неожиданно нахлынула жара. Но главная сложность – обилие гнуса, мошки, комаров. Расслабляться они не давали. Когда отправлялся в путешествие, не ожидал встретить такое количество насекомых. Приходилось полностью закрывать тело – на руки перчатки, на лицо сетку. Иначе съедят. При этом никакие мази от мошки не помогают. Местные посоветовали мне деготь использовать или в мазь подмешивать ванилин – насекомые этого боятся. Но у меня с собой не было ни того, ни другого.

– Вы не выглядите изможденным сложным и длинным путем – загорели, поправились. Местные жители хорошо встречали?

– Просто замечательно. Экспедиция – это не только спортивное мероприятие, но и встречи с людьми.

Возможность отвлечься от обыденности. У запорожских казаков пословица есть: «Пойду на низ, чтобы никто голову не грыз». У нас казаки каждую весну отправлялись в походы по Днепру, по Дону, уходили к Черному морю на стругах. Так и я поплыл вниз по Енисею на резиновой лодочке. Встречался с местными казаками, с общественностью. Рассказывал о запорожцах, мне ведали о традициях. Интересно было пообщаться с жителями сибирских сел, посмотреть, как живут староверы или национальные меньшинства – кеты. Их поселения обособленные, закрытые, но меня встречали радушно. У староверов даже заночевал. Теперь точно знаю, что енисейские староверы отличаются гостеприимством, доброжелательностью и даже некоторой открытостью. Хотя есть и скиты – полузакрытые территории, где строго соблюдают старые традиции. Например, на реке Дубчес в 300 км от Ворогово.

– У староверов мужчины бороды носят, так же как и вы. За своего вас принимали?

– Староверы говорят: «Мы даже в городе своего увидим». Я спрашиваю: «Сошел бы за вашего?» – «Нет», – говорят. У староверов свои приметы, свое поведение. Что-то особое в лице, характере, темпераменте и привычках – то, что отличает их от нас. Какой-то особый жизненный опыт, хитринка, запрятанная так глубоко, что сразу не разглядишь. А еще у них удивление есть от того, что попал в этот мир, а он другой, не тот, что ожидал. Они живут в особицу, есть у них отстраненность от происходящего вокруг.

– А селения коренных народов Севера попадались на пути?

– Встречались. Но, мне кажется, настоящие меньшинства остались глубоко на Севере, куда я не забирался. Сейчас северные народы смешались с русскими. Это уже метисы, которые не придерживаются национальных традиций, живут как все.

– Во всех путешествиях ищете украинские корни. В Сибири соотечественников встретили?

– Довольно много. Например, казачий атаман станицы Подтесово Сергей Чумаченко. Он капитан корабля, сам из Киева. Много сосланных здесь живет, масса вахтовиков с Украины осталась жить. Мне интересно рассказать своим соотечественникам, как сюда забрались украинцы, как приспособились к местным условиям и помнят ли корни. Кое-какие традиции сохранились, но язык практически забыт. Наверное, Енисей своей мощью смыл память. Тем не менее мне было приятно, когда казацкий ансамбль «Краса» на празднике, посвященном 100-летию путешествия по Енисею Фритьофа Нансена, в сельском клубе Курейки исполнил украинскую песню «Ой, на горе-горе, на высокой, на крутой, на высокой, на крутой стоял зеленой дубок. Ох, под тем ли под дубком стоит девка с молодцом, стоит девка с молодцом, сама речь говорит: «Что в поле за трава, что за алые цветы!» И с таким казацким колоритом! Казак казачку обнимает, а та его отталкивает, саблями дерутся. Просто прекрасное действо!

Но мне больше интересны были промыслы, занятия и традиции местного населения приенисейских территорий. Люди здесь занимаются сплавом плотов, заготовкой дров, охотой и рыбалкой. А также обработкой рыбы.

– Ну а новые способы добычи рыбы узнали?

– Массу. Енисейские казаки подарили мне спиннинг. Знаете, как говорят: человеку нужно не еду давать, а снасть, чтобы ее добыть. И спиннингом я добывал себе пропитание. Хотя рыбалка – это не только пропитание, но и занятие. Постоянно грести утомительно, надо чем- то отвлекаться. Например, рыбу половить. А потом ниже по течению Енисея мне рассказали, что охотники, отправляясь в тайгу, не всегда имели возможность брать с собой спиннинг. Захватывали консервную банку, на которую наматывали леску. Банку надевали на кулак (банка служила катушкой) и метали блесну. Леска соскальзывает кольцами, а потом ее снова наматывают, когда за крючок цепляется рыба. А она обязательно цепляется, потому что рыбы там несравнимо больше, чем в окрестностях Красноярска. Это и окунь, и язь, и щука. В одном месте видел, как рыба прямо кишит в воде.

Щуки пугаются и прямо на берег выскакивают, извиваются. Можно подскочить и схватить руками. Я ее и фотографировал, и на видео снимал. Не ловил: я один, мне много не надо.

– Вы же собиратель рецептов. Новенькие блюда попробовали?

– Староверы меня угощали хлебом собственного приготовления и квасом из тыквы. У них как раз пост шел, так что сильно не разговелись. Тыкву для кваса специально сушат, и она дает напитку красивый неповторимый цвет. А больше всего мне понравилась рыба, приготовленная на рожнах над огнем. Очень распространенный на Енисее способ – где бы я ни бывал, везде видел. Например, в деревне перед Бором праздновали День речника. Поймали огромную щуку и жарили ее на рожнах. Также малосолы разные пробовал – хариуса поймал, чуть присолил, и есть можно. А тугунок и вовсе сырым едят. Поймал, в соль макнул – и в рот.

Хотя и я делился с людьми украинскими рецептами. Например, енисейский казачий атаман Николай Банщиков, встречая меня, накрыл стол большой. Казаки собрались. Я сварил 10 литров украинского борща. Настолько вкусно! Такого еще не было, чтобы казаки весь борщ съели, а водку не выпили.

– Что поразило вас в наших краях? Какие впечатления увозите о Сибири?

– Я каждый день пути удивлялся – настолько мощная природа в Красноярском крае. В белые ночи заснуть не мог – солнце светит, и тут же луна выходит. Это очень яркое, поразительное явление природы. Или снежные горы в разгар лета. Возле Ярцево ледоход выбил небольшое закругление, и посреди лета там видишь снежную гору. Не ожидал встретить на Севере и удивительные цветы. Лилии огромные, жарки в кулак величиной – очень красиво. Что же касается впечатлений о жизни на Енисее, она и сложная, и простая одновременно. С одной стороны, Енисей – кормилец, рыбой богат. То есть голодать на нем не будешь. А с другой – необходим каждодневный труд, потому что зима здесь суровая, и необходимо думать, что заготовить впрок. Кроме того, у вас тут воля, простор, а работы нет – совхозы, колхозы развалились. Люди живут рыбалкой и собирательством плодов. Если староверам это не в новинку, то цивилизованным людям сложно привыкнуть. Потому деревня постепенно умирает. Это видно: разрушенные дома, заросшие огороды. В той же Курейке уже и школы нет, хотя раньше в совхозе работало до трех тысяч человек. А в некоторых селах в школах сколько учеников, столько и учителей. Печальная ситуация.

– Каким будет результат вашей экспедиции? Напишете еще одну книгу – теперь уже о путешествии по Енисею – или выложите материалы на свой сайт?

– Красота ваших мест и моя профессия обязывают все изложить на бумаге. Иначе накопленный материал будет давить на душу. Для начала расскажу о своем путешествии в федеральных изданиях – в «Охотничьей газете», «Учительской газете», в журнале «Вече» в Киеве, в запорожской газете. А там уже можно и за книгу браться.

№ 58 / 552

Ссылки по теме:

(PDF) Енисейские и шорские староверы: сложная структура «простого» сообщества

64

НОВЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ТУВЫ

www.nit.tuva.asia

THE NEW RESEARCH OF TUVA

Novye issledovaniia Tuvy

2019№1

выбор конфессионима, приписывая ему смысл, играющий существенную роль в определении

идентичности» (Никитина, 2011: 70). Однако названия групп — если мы обращаемся к кон-

кретным сообществам, а не к абстрактному согласию — возникают в результате интеракции

с другими, референтными, то есть, значимыми группами. В ответ на вопрос: «Как вы себя

называете?», — старообрядцы чаще всего отвечают, что никак. Или используют формулу «нас

называют». Пассивный залог здесь принципиален, т. к. он показывает внешнее происхожде-

ние термина. Такими референтными группами могут быть не только соседи старообрядцев,

но и иные древлеправославные конфессии, с которыми установлены бытовые контакты или

происходит богословская полемика.

Сообщество старообрядцев, о котором идет речь в настоящей работе, именуется «часовен-

ным» в основном в научных публикациях. Если говорить о самоназвании, то, хотя некоторым

и известно «официальное» название согласия, они предпочитают называть себя «христия-

нами», «староверами», «беспоповцами». Общего термина, который бы четко обозначал кон-

фессиональную идентичность и служил маркером принадлежности к «своим» у часовенных

как будто нет, что, тем не менее, не мешает им ощущать себя единым сообществом. Каждый

из моих собеседников обладал своего рода ментальной картой, на которой были отмечены

местности, названия конкретных населенных пунктов, фамилии и имена людей, относящих-

ся к его одноверцам. То есть, при определении «своих» у часовенных на первый план выходят

географические ориентиры и семейно-родовые связи. Однако два этих идентификатора «ра-

ботают» несколько по-разному.

Посуда и социальные статусы

Сибирские часовенные часто любят повторять, что в каждой местности, где живут другие

члены их согласия, существуют свои обычаи и правила. Это замечание открывает лишь вер-

хушку айсберга, поскольку в нем ничего не говорится о порой напряженных и неоднозначных

отношениях между различными старообрядческими анклавами. Дело в том, что на религиоз-

ные практики конкретной общины влияет достаточно много факторов, включая ее историю,

условия жизнеобеспечения, наличие книг и других предметов, а также грамотных лидеров,

способных отправлять службу. Так, возникло противоречие между тувинскими и краснояр-

скими часовенными. У последних принята практика исправлять1 купленные в магазине про-

дукты, что в Туве считается неприемлемым (см.: Любимова, 2017; Мурашова, 2003). Тувин-

ские часовенные утверждают, что в результате распространения «исправы», в Красноярском

крае старообрядцы стали употреблять даже то, что христианину есть не положено (например,

консервы, конфеты, водка). Сами же они покупают лишь необходимые продукты, которые не

требуют исправления (крупа, мука, масло, сухофрукты, сахар). В Туве также существует целый

конгломерат общин, состоящих в основном из пожилых женщин (т. е. у них нет своих настав-

ников), питающихся продуктами из магазина. Из-за этого они не имеют духовного общения

со своими собратьями и вынуждены обращаться к наставникам Красноярского края, хотя тер-

риториально они находятся дальше, чем тувинские2.

На самом деле, спор двух региональных групп связан с разными концепциями ритуальной

чистоты. Красноярские часовенные, с точки зрения тувинских, имея «исправу», оскверняют

себя употреблением неправильной пищи, а значит, к ним следует относиться как к мѝрским,

т. е. не допускать совместного моления и смешения в посуде. Парадоксально, но, с точки зре-

ния красноярских староверов, все происходит ровно наоборот. То есть, в каждом регионе су-

ществует своя иерархия статусов, и человек, обладавший в одном месте статусом соборного, в

другом оказывается в положении мѝрского (или близкого к нему статуса, о чем я скажу ниже).

1 Исправа — это специальный обряд, заключающийся в прочтении молитв и кроплении малой водой

(освящаемой на праздник Первого Спаса) купленных продуктов.

2 Этот сюжет я более подробно рассматриваю в другой своей статье (Рыговский, 2018).

Старообрядцы в Енисейской губернии (по материалам КГКУ «Государственный архив Красноярского края»)

Старообрядцы в Енисейской губернии (по материалам КГКУ «Государственный архив Красноярского края»)

 

В результате раскола Русской православной церкви в середине XVII в. на сторонников и противников нововведений патриарха Никона в религиозной и социальной жизни России возникло старообрядчество – явление сложное, противоречивое, вызывавшее и вызывающее интерес у историков.

В истории Красноярского края старообрядчество также занимает свое место. Ведь после разгрома в первой половине XVIII века западнорусских старообрядческих центров судьба немалой части последователей старой веры теснейшим образом оказалась связана с территорией за Уральским хребтом. Кто же они, сибирские старообрядцы? Сколько их было? Где и как проживали? Как строили свои отношения с властью и местным населением? Частично на эти вопросы можно ответить, ознакомившись с документами КГБУ «Государственный архив Красноярского края». Но не на все вопросы. Ведь многие общины действовали на территориях, достаточно удаленных от населенных пунктов, и не контактировали ни с местной администрацией, ни с населением и поэтому достаточно долгое время оставались неизвестными. Но и имеющиеся документы могут оказать существенную помощь в изучении этого явления.

Появление старообрядцев или раскольников (как их официально называли до 1905 г.) в Сибири связано как с их принудительным переселением, так и добровольной миграцией целых старообрядческих общин или их отдельных представителей с целью сохранения своих религиозных взглядов и распространения своего влияния. И те, и другие процессы отражаются в соответствующих документах.

В XIX веке губернские власти ежегодно должны были составлять специальные ведомости «О старообрядцах и раскольниках разных согласий и сект», где указывалось, сколько раскольников и сектантов проживали в данном городе или уезде, к каким сословиям относились, не относились ли они к помещичьим крестьянам.

Окружными полицейскими управлениями составлялись отчеты о наличии раскольничьих молелен в уездах. В них указывалось, где находились молельни, когда были открыты и с чьего разрешения. 

Интересными документами являются и ведомости о лицах, принадлежащих к расколу и занимающих должности по выборам. В них указывались: звание, имя, отчество, фамилия, род занятий и местожительство выбранных раскольников, занимаемая ими выборная должность, время их избрания, на какой срок избраны, к какой принадлежат секте, сколько лет от роду, какого поведения избранный, не был ли он, судим за действия по расколу. В ведомостях также указывались сведения о числе проживающих в отдельных населенных пунктах православных и раскольниках.

Кроме того, сведения о старообрядцах содержатся в метрических книгах старообрядческих общин, в рапортах благочинных о переходе в раскол православных, в рапортах священников о развитии в их приходах раскола, в переписке властей разного уровня. 

Диапозон расселения старообрядцев на территории Енисейской губернии был достаточно широк. Они жили на Среднем и Нижнем Енисее, Подкаменной Тунгуске, Ангаре, Ачинском и Минусинском уездах. Отдельные группы проживали в городах.  

При этом в документах наиболее полно отражается деятельность именно старообрядцев юга губернии. Здесь старообрядческие общины, действуя легально или полулегально, вписались в существующие социально-экономические порядки и старались в меру своих возможностей или окончательно легализоваться, или повысить свой статус, поднимая перед властями различные вопросы. Так, летом 1884 г. в деревне Кугуртак Курагинской волости появился крестьянин Костромской губернии Василий Петрович Горбунов с полотняной походной церковью, который именовал себя иереем, посвященным известным московским первой ветви австрийского толка архиепископом Савватием. Сразу же после появления в деревне Горбунов попытался легализовать свою деятельность, для чего он предъявил властям грамоту, выданную Савватием. Практически в это же самое время проживающие в деревне Малые Кныши Минусинского округа раскольники обратились в департамент общих дел Министерства внутренних дел о разрешении им устроить в деревне молельню. Несколькими годами позже раскольники деревень Изындаевой Ужурской волости и Павловской Назаровской волости Ачинского округа ходатайствовали перед губернскими властями о разрешении заменить в метрических книгах слово раскольники на слово старообрядцы.

К 1886 году ряд населенных пунктов Ачинского и Минусинского округов были или полностью, или частично старообрядческими. В деревне Павловской Назаровской волости Ачинского округа из 681 жителя последователей Русской православной церкви было 16 человек. В деревне Мало-Кнышенской Идринской волости из 118 человек 117 были старообрядцами. В селе Верхнеусинском Усинского пограничного округа последователей Русской православной церкви было 62, а раскольников 497. В деревнях Куряты Сагайской волости и Быстрой Тесинской волости Минусинского округа проживали только старообрядцы. В деревнях Салбинской и Екатеринской Идринской волости соотношение между последователями Русской православной церкви и старообрядцами было, соответственно, 46 и 56, 174 и 132.  

Из документов видно, что в сельской местности старообрядцы занимались хлебопашеством и различными крестьянскими работами, а в городах, в частности, городе Минусинске, торговлей и ремеслами (так, из пяти старообрядцев, выбранных в Минусинскую городскую думу в 1882 г., трое занимались торговлей, один был кузнецом и еще один маслобойщиком).

Активно участвовали старообрядцы и в общественной жизни — избирались на должности сельских старост, сельских писарей, волостных судей, волостных заседателей по хозяйственной части и, как уже говорилось выше, гласными городских дум. При этом не только в населенных пунктах, где они составляли большинство. В деревне Белоярской Курагинской волости Минусинского уезда, где проживало 456 православных жителей и 197 старообрядцев,  в 1885 г. сельским старостой был избран раскольник Петр Степанович Веревкин, а в деревне Большеидринской Идринской волости того же уезда, где из 112 человек жителей раскольников было 8, на должность кандидата в волостные старшины был избран раскольник Андрей Егорович Овчинников.

Проживающие в Енисейской губернии приверженцы старой веры относились к различным направлениям в старообрядчестве. При этом четкое понятие, кто такие старообрядцы, было законодательно установлено только в 1905 г. До этого под определение раскол попадали все религиозные группы, отколовшиеся от православия: старообрядцы, приемлющие священство, и раскольники разных согласий, не приемлющие священства, но поклоняющиеся иконам; духоборцы, молокане, иконоборцы, не приемлющие священство и не поклоняющиеся иконам; субботники или иудействующие; скопцы. В официальных документах по отношению к одним и тем же религиозным группам применялись понятия раскольники, старообрядцы и сектанты.

Сами старообрядцы к термину «раскольники» относились отрицательно, и как уже говорилось выше, протестовали против того, чтобы их так называли. Они называли себя приверженцами истинной веры и считали себя православными.

С 1905 г. в Российской империи старообрядцами стали называть всех последователей толков и согласий, которые признавали основные догматы православной церкви, но при этом не признавали некоторые из её обрядов и отправляли свое богослужение по старопечатным книгам. Были установлены различия между старообрядцами, сектантами и последователями изуверских учений, которые подлежали уголовному наказанию.

Старообрядчество делится на два направления — поповское и беспоповское. 

Поповцы признавали таинство священства и церковную иерархию. Богослужение у них отправляли перекрещенные священники, переходившие к старообрядцам из официальной церкви.

Основным течением поповского направления был Белокриницкий (Австрийский) толк или Белокриницкая (Австрийская) иерархия – по названию Белокриницкого монастыря на Буковине (в то время территория Австрийской империи), где это направление было основано.

После того, как в 1906 г. был подписан указ о порядке образования и действия старообрядческих общин, на территории Минусинского уезда были официально созданы три общины австрийцев – Минусинская старообрядческая община Покрова Пресвятой Богородицы (г. Минусинск, деревни Малая Минуса и Городок), Казанско-Богородская община (деревни Казанско-Богородская, Кныши, Малые Кныши, Паначева, Брагина, село Салбинское) и Николаевская община в Усинском пограничном округе (село Верхнеусинское, деревня Нижнеусинская, поселки Знаменский, Атамановский, Уюкский, Туранский).

Представители другого течения поповского направления – беглопоповцы — проживали в деревне Белоярской Курагинской волости Минусинского округа. Беглопоповское направление изначально объединяло беглых священнослужителей, отвергнувших никоновские реформы и порвавших с официальной церковью. Основу общины, как правило, составляли лица, укрывшиеся от властей. Беглопоповцы не признавали за Белокриницкой иерархией главенство в старообрядчестве.

Беспоповцы отвергали священников и ряд таинств. Под влиянием социальных и религиозных противоречий у них образовался ряд толков и согласий – поморы (поморцы), федосеевцы, филипповцы, нетовцы, дырники, представители страннического толка. Старообрядцы беспоповского направления проживали в ряде деревень Тесинской, Сагайской, Ермаковской волостей Минусинского округа. В частности, в деревнях Быстрой Тесинской волости и Таскиной Сагайской волости Минусинского уезда проживали представители поморского толка, в конце XIX – начале XX вв. наиболее влиятельного и крупного направления среди беспоповцев.

Описания поморцев содержатся в донесениях священника Кочергинской Вознесенской церкви Иоанна Токарева в духовную консисторию о деятельности раскольников деревни Таскино и переписке по этому вопросу (70-е гг. XIX в.). В частности, крещение младенцев и совершение браков у раскольников поморского толка исполняли наставники. Имена наставников поморцы от властей скрывали. Для молитвословий собирались в одном месте,  причем всегда присутствовал один из наставников. Эти собрания были многочисленными, особенно в великие праздники и в Великий пост. Помещения, в которых происходили моления, запирались и охранялись караульными, чтобы не могли проникнуть посторонние.

Интересным направлением в старообрядчестве было часовенное согласие. Эта группа старообрядцев первоначально выделилась из беглопоповцев. Но постоянно испытывая трудности со священниками, а во время гонений на старообрядцев в период царствования Николая I вообще оказавшаяся без них, заменила иереев на наставников или уставщиков из мирян. Богослужения стали проводить в часовнях (отсюда и название согласие). Таким образом, часовенные фактически превратились в беспоповцев, но сами себя к ним не относили. В Минусинском округе часовенные проживали в деревне Большеидринской Идринской волости, а в Ачинском округе в деревне Павловской Назаровской волости. При этом Павловская была одним из достаточно крупных центров старообрядчества в губернии – в 1894 году в деревне действовали три раскольничьи молельни.


              В.В. Чернышов,
              ведущий архивист
              КГКУ «ГАКК»

список статей

как живут старообрядцы в Сибири —


Фото: Андрей Картавцев

О домах и быте жителей староверческих деревень на берегу Енисея и в тайге — в репортаже Веры Луньковой.

На берегах реки Енисей в Сибири сегодня проживает несколько тысяч старообрядцев. Они селятся не только в глухих скитах, но и в многолюдных селах. Одним из таких населенных пунктов является село Ярцево Енисейского района Красноярского края с населением около 2 тыс. человек.

Многие старообрядцы, живущие здесь, отказываются от паспортов, регистрации, пенсии и различных пособий. Они объясняют это господством антихриста в современной России и нежеланием связываться с государством. В их домах нет телевизоров, микроволновых печей и Wi-Fi, под запретом алкоголь и сигареты, а стиральной машиной разрешено пользоваться только с благословения наставника.

Попасть в деревню крайне сложно, да и незваным гостям здесь не очень рады. Мне удалось добраться сюда по реке вместе с экспедицией в рамках круиза на лайнере «Максим Горький 5*», который курсирует по Енисею и делает остановки в самых диких местах Сибири. Местные жители могут покинуть деревню только на лодках и изредка прилетающих сюда вертолетах.

Как выглядит деревня староверов

В Ярцево у меня создалось ощущение, что я попала в деревню из старого фильма. Однако все здесь перемешалось — женщины в длинных сарафанах и платках, как из русской сказки, модно одетые подростки, старые дома с ажурными окнами, «жигули», советские мотоциклы, старинные деревянные лодки, индюки, куры и огромное количество бегающих без присмотра детей. Я не увидела здесь ни одного полицейского, на всю деревню один врач, но подавляющая часть старообрядцев не признает местную медицину и отказывается пить лекарства. В центре села — четырехэтажная школа и православный храм, неподалеку от которого община староверов строит свой собор.

Большинство старообрядцев в Ярцево живут в кирпичных домах или срубах. Мирских в свои дома они не пускают. Мне удалось пообщаться с семьей староверов из семи человек, которые разрешили посмотреть, как выглядит одна из комнат в их доме и участок. Они ведут более современный образ жизни, чем старшее поколение, — мужчины не носят бороду и даже ездят на автомобиле.

«Дом мы купили сразу же, когда переехали сюда из Ангары в Иркутской области. Жизнь здесь спокойная, размеренная. Однако многие местные, наоборот, уезжают в поисках работы в другие города. Говорят, здесь раньше было много предприятий. Мы живем за счет своего хозяйства — вся семья работает на огороде. На Енисее легко поймать самую разную рыбу — щук, осетров, карасей, пелядь. Нам здесь нравится. Сейчас еще и собор строят, можно будет всем вместе молиться», — рассказал отец семейства Сергей.

В комнате, которую показала семья, — принадлежности для охоты и рыбалки, прялка и множество книг, в том числе старинных, для молитв, которые передаются из поколения в поколение. На стенах висит праздничная молитвенная одежда для служб — кафтан, азям, сарафан, платок и пляс. «Женщина после замужества должна носить такую одежду не только на молитвы, но и в обыденной жизни. Голова обязательно должна быть покрыта двумя платками», — рассказал Сергей. Он уточнил, что одежду в основном принято шить самим, но ткани иногда покупают в магазинах.

Староверы рассказали, что у большинства жителей деревни в домах есть печи и даже разрешены духовки. В каждой комнате — красный угол с иконами для молитвы, которую совершают не меньше пяти раз в день. Иконы староверов отличаются от православных — они выполнены из меди или бронзы. Телевизоров, компьютеров, микроволновых печей и другой техники здесь не найти. Однако по благословению наставника пожилые люди могут использовать стиральные машины.

Комнат, как правило, не меньше трех, ведь семьи здесь большие. Помимо дома, на каждом участке есть баня и хозяйственные постройки. Старообрядцы объяснили, что живут за счет сельского хозяйства — выращивают овощи и фрукты, разводят кур, коров, коз, поросят, пчел. Запасов хватает, чтобы пережить суровые сибирские морозы. Часть продуктов они продают, однако оплата разрешена только наличными. Кредитные карты, по их мнению, также являются изобретением антихриста.

Во дворе я поговорила с Петром, сыном Сергея. Ему 9 лет. Вот его рассказ:
— Семь лет назад мы c родителями и пятью братьями переехали в Ярцево из Ангары. Купили у местных дом из кирпича и дерева. Потом своими силами достроили его и переделали. У нас два этажа, на втором — две спальни, на первом — зал и ванная комната с туалетом. Также есть кухня с печью и духовкой. Телевизора у нас нет, а интернет здесь плохой. Им разрешают крайне редко пользоваться. Если пользоваться часто, то накажут и наложат епитимью.

У нас во всех комнатах красные углы, где мы молимся перед сном и едой. Есть также специальное место для хранения книг, которые достались по наследству от предков. Обычно при пожаре в доме все спасают деньги и документы, а мы — иконы и книги. Документы для нас не важны.

Родители занимаются сельским хозяйством. У нас три коровы, 11 гусей, петух и две курицы. За домом большой огород, где мы с братьями помогаем родителям после школы. Братья также делают посуду из дерева, а мама шьет нам одежду и плетет обереги. Они у нас являются обязательными, так же как и крест.

Сейчас община строит собор, но, мне кажется, места там для всех маловато. Но в основном мы все равно молимся дома. Когда вырасту, думаю, тоже построю свой дом. У нас, кстати, чтобы получить благословение на женитьбу, нужно обязательно построить или купить свой дом. Уезжать из Ярцево я не хочу, уже привык и завел много хороших друзей. Хотя все больше семей покидают деревню в поисках работы. Когда вырасту, хочу стать дальнобойщиком и путешествовать по России.

Староверы в скитах

Староверы-отшельники, которые выбирают более строгий уклад жизни, селятся в скитах, ближе к тайге. Их жилища представляют собой небольшие срубы или избы из деревянных досок. Здесь есть лежанка без подушки, стол, стул, книги и красный угол с иконами. Большую часть времени в скитах старообрядцы проводят в молитве. Распорядок строже, чем в монастыре. В некоторых из таких поселений есть тайные выходы на случай гонений, а в домах скрыты чердаки на случай «раскулачиваний».

Все скиты закрыты для посещения посторонних. Считается, что некоторые кельи на берегах Енисея объединяют подземные ходы. Связь с миром у скитских староверов происходит через благодетелей. Весной они доставляют отшельникам необходимые продукты питания — рис, пшеницу, соль и сахар.

Особенности быта

Самым главным отличием в быту старообрядцев является особое отношение к кухонным принадлежностям. У каждого члена семьи старовера своя собственная «христианская» — «чистая» — посуда. «Еду, выращенную на собственном огороде и купленную в магазинах, мы едим из разных тарелок. После трапезы каждый сам моет свою посуду и ставит в отдельно отведенное место в шкафу», — рассказал старовер Петя. Он уточнил, что для гостей старообрядцы держат отдельную — мирскую — утварь. При этом если из посуды поел представитель другой религии, ее считают оскверненной и «исправляют», проводя обряд освящения огнем и водой. Также к «поганой» относится вся посуда, которую не покрыли каким-либо предметом.

Представители старообрядческих течений верят в то, что в воде и продуктах, оставленных открытыми, купаются бесы. Как утверждают старообрядцы, люди, употребившие в пищу соль или воду, в которых «искупались» нечистые, обязательно заболеют. Особенно строго правило, согласно которому следует накрывать любую посуду, действует в вечернее время. Если кто-то из членов семьи нечаянно оставит ведро с водой открытым на всю ночь, то пить ее запрещено. То же самое относится и к любой пище или напитку, который оставили на тарелке или в чашке, не накрыв каким-либо предметом.

www.realty.rbc.ru

Посёлок Бурный, где живут староверы

Поселок Бурный на реке Вельмо в Эвенкийском районе Красноярского края является одним из многочисленных посёлков Сибири, где живут староверы. Находится он за сотни километров от населённых пунктов. Несмотря на труднодоступность, здесь кипит жизнь. Жители хотят даже запустить тут свои туристические маршруты!

Спустя 84 года со дня основания посёлка в 2017-м в Бурном появилась местная власть — Бурненский сельсовет. А в нем круглосуточная связь с Большой землей, интернет и телевизор. Эти блага цивилизации предлагают всем, но староверы отказываются — «бесовство» им без надобности. При этом в местной школе ребятишки занимаются на компьютерах и пользуются на уроках интерактивной доской.

Как и во многих сёлах в Бурном развито производство меда, добыча зверя, рыбалка и сельское хозяйство. Суровый северный климат для сельчан не помеха — на их огородах растут арбузы! 

Уникальность Бурного заключается в том, что здесь до сих пор соблюдаются традиции. Как и встарь, все взрослые мужчины отпускают бороды, женщины носят головные платки и длинные юбки, не стригут волосы и не пользуются косметикой. Живущие в Приангарье староверы считаются беспоповцами — течением в старообрядчестве, в котором нет священнослужителей. Оно возникло еще во времена церковного раскола на Руси в XVII веке. Тогда среди староверов не оказалось епископов, а по каноническим правилам только они могут назначать священников и дьяконов. Вот и считают беспоповцы, что погибло истинное священство в годы никонианской реформы. С тех пор службу справляют грамотные общинники. В некоторых деревнях для этого выделяются особые дома — часовни, поэтому и называется это течение беспоповцев «Часовенное согласие». Таких в Красноярском крае большинство.

Семьи у староверов большие: 6-8 ребятишек — дело обычное. Всех нужно не только прокормить, но и одеть-обуть, выучить и женить. Задача не из легких. Симпатичных девушек и парней в Бурном немало, но многие из них приходятся друг другу родственниками, а староверы выверяют степень сродства между вступающими в брак до седьмого колена. Существует еще и запрет на «родственников по кресту»: нельзя жениться, к примеру, на крестнице и даже родственнице крестников. Поэтому за женихами и невестами молодежь в сопровождении старших родственников ездит в поисках суженого по другим староверческим деревням.

Двери в Бурном не закрываются. Вышел из дома, подпер дверь хворостиной или камнем, чтобы ветром не распахнуло, и все! В Бурном нет участкового. Все конфликты гасят внутри общины, не дают им разгораться.

Источник: tass.ru и kp.ru
Фото: Владимир Веленгурин

К староверам в верховья Енисея: trofa — LiveJournal

В этом году наш рыболовный клуб «Crazy Trophy» решил освоить верховья Енисея в Туве. Мы знали, что крупного трофейного тайменя там нет, но хотели пожить в староверской деревне, посмотреть уклад общины и вообще побывать на Каа Хем, который, сливаясь с Бий Хем в районе Кызыла, дает начало Улуг Хем (что в переводе с тувинского – Большой Енисей). Тем более что в 2005 году мы стояли в Монголии на Шишкид Гол (монгольское название малого Енисея), и там это был просто ручеек, а наша первая клубная экспедиция прошла на Сухом Енисее. Так что получилось как в Эклеззиасте – «И они возвращаются, чтобы снова течь».

Самолетом до Абакана, затем 350 километров по горной дороге до Кызыла, столицы Тувы, и вертолетом до поселка Катазы.
Староверы всегда были предприимчивым народом. Так и тут в Катазах они построили пять домиков, столовую, баньку, огородили частоколом – в общем, создали своеобразную резервацию, где турист может жить обычной жизнью, не влияя на местный уклад. Электричество давали строго с 20.00 до 22.00, но этого хватало, чтобы подзарядить батареи у камер и фотоаппаратов. По утрам, на местных лодках под мотором, мы разъезжались на перспективные места и ловили, ловили, ловили……


Я получил массу удовольствия, так как здесь у меня была прекрасная возможность ловить хариуса нахлыстом. Если попасть в нужную муху, то клев шел безостановочно. Обычно мы ловим по принципу «поймал – отпустил», но здесь мы изменили этому правилу. Староверы готовились к зиме, которая как известно, спросит строго 🙂 И весь улов мы отдавали хозяевам, для засолки. Исключение составляли мелкие таймени и ленки которых мы, естественно, отпускали.

Вся деревня состоит из одной семьи Пермяковых, которые поселились в этих краях относительно недавно, стараясь уйти как можно дальше от цивилизации. У старшего Иллариона – девять сыновей и три дочери. Двое сыновей уехали, остальные остались в поселении. Детей в каждой семье много. В самой малодетной – пять, а у моего проводника Степана – девять. На 64 человека населения приходится 47 детей!!!!!! Так что не мудрено, что вся рыба шла в засол. Прокормить такую семью натуральным хозяйством не просто. В еду идет рыба, дичь, зверь. Растят картошку, помидоры, огурцы, зелень. Разводят скот – коров, лошадей, овец и коз, которые бродят по окрестным сопкам. К нам в лагерь не раз заходила ручная маралиха. На вырученные от туристов деньги, жители деревни закупают бензин, соль и другие необходимые продукты. Трудно себе представить, что в современном мире есть семьи, где не смотрят телевизор, и дети безостановочно не щелкают по клавишам мобильных устройств. Связь здесь только по спутнику. Правда, надо отдать должное – и власти и пограничники помогают – с попутным вертолетом забрасывают необходимое, вывозят больных. В общем, противостояние власти и староверов закончилось. Даже трудно представить, что еще в пятидесятых годах прошлого века староверы живьем замерзали в знак протеста против притеснений со стороны советской власти.

Но с нами они не ели, готовили отдельно и пользовались своей собственной посудой. Это мы выяснили, когда разбившись на две группы тронулись в верховья на речку Карги в трехдневный поход. Ночевали в избушках промысловиков, палатке, даже кушали за столом, где трапезничал наш министр обороны и Президент.

Не зря говорят, что староверы всегда ищут легендарное Беловодье – удаленное от мира место, недосягаемое для «слуг Антихриста», где царствует добро и справедливость. В свое время, спасаясь от гонений, они пришли сюда, когда это была еще Китайская земля в пределах Цинской империи. Глушь и свобода всегда притягивала староверов.

Десять дней пролетели незаметно и, несмотря на то что трофейным тайменем на Каа-Хем и не пахло, мы увезли с собой уникальные воспоминания о людях, которые живут своей, абсолютно самостоятельной жизнью, вдали от цивилизации. Дай бог семье Пермяковых богатого улова, зверя в тайге и хорошей погоды для урожая 2015 года!

Фотографии Максима Вострикова.

Енисей | Согласие

Историческое и пространственное развитие старообрядчества Енисейской Сибири привело к формированию его динамической структуры, которая имеет как относительно стабильную основу, так и меняющиеся компоненты. Эта структура имеет объективные и социокультурные компоненты. И если первые отличает стабильность, как географо-климатическо-природную матрицу, являющуюся основой и дающей возможности развития, то вторые предстают в качестве несущих конструктов развивающего старообрядческого мира. К последним можно отнести такие важные компоненты как согласие, община, собор, наставник (у ряда согласий священник), род и локации их реализации в виде города, деревни и скита. 

Фокус внимания на бассейновой логике в определении территориальных границ старообрядческого мира Енисея требует оговорки, что в данном случае рассматривается не весь бассейн великой сибирской реки (включающий в себя также огромный бассейн озера Байкал, который в том числе охватывает Западное Забайкалье и часть Монголии), а собственно его енисейскую часть, включающую бассейны непосредственных притоков. В имеющейся историографии сложились разные подходы к выделению субрегионов в рамках этого большого и разнообразного пространства. Один из распространенных подходов предлагает делить прилегающие к Енисею территории на основе выделения верхней, средней и нижней части реки (соответственно выделяются такие субрегионы как Верхний, Средний и Нижний Енисей). Границы Верхнего Енисея локализуются пространством, ограниченным Саянскими горами и включают в себя территории, совпадающими с современной Республикой Тувой. Границы Среднего и Нижнего Енисея определить несколько труднее и проще всего за критерий такого выделения взять переход от таежной к таежно-тундровой природной зоне, который показывает изменение климатических и природных условий, а значит и возможностей хозяйствования. Другой подход, к слову, ярко проявившийся в трудах новосибирской школы исследователей местного старообрядчества, предлагает упрощенное деление бассейна на верхнюю (тувинскую) и нижнюю (красноярскую) части. Нам ближе первый подход, который позволяет более подробно и четко локализовать распространение и развитие старообрядческих групп с точки зрения физической, демографической, экономической и культурной географии. 

Выделение субрегионов позволяет конкретизировать естественные и исторические основы специфического развития разных старообрядческих групп. Например, аграрная специализация мигрировавших старообрядцев вела к тому, что в основном они селились и продолжают селиться в долинах рек, где возможно развитие хлебопашества и огородничества. При ограниченных возможностях таежной полосы недостаток производимой сельхозпродукции традиционно компенсируется за счет охоты (в том числе профессиональной промысловой), рыбной ловли и других лесных промыслов (собирательство, лесозаготовка и др.). Поэтому основным ареалом их расселения стало пространство Верхнего (Республика Тува) и Среднего (Красноярский край, Хакассия и часть Иркутской области) Енисея. Возможности расселения на Нижнем Енисее (Таймырский район Красноярского края) ограничиваются возможностями ведения аграрного хозяйства в силу северных климатических и природных условий. Не случайно в основе традиционного культурно-хозяйственного типа местных народов лежит кочевое оленеводство. Подобный природный и хозяйственный ограничитель имеется и на более южном Верхнем Енисее. Здесь горная тайга Саян переходит в степь, которая также предполагает кочевое скотоводство в качестве основы традиционного хозяйства местных народов. Поэтому старообрядцы, как носители навыков аграрного (с актуализацией практик огненно-подсечного земледелия) и охотничьего хозяйства в основном селились (и что важно и примечательно — продолжают селиться сейчас) в таежной (и иногда в лесо-степной) полосе Верхнего и Среднего Енисея. Это позволяет назвать большую часть местных старообрядцев «таежно-речными», а некоторые их группы, например, старообрядцев Верховьев Енисея, «горно-таежно-речными» или просто горцами местного старообрядческого мира. И хотя есть исторические и современные примеры попыток обосноваться за пределами этих природных зон, они все-таки являются исключением, подтверждающим правило. В качестве последних фиксировались как попытки обосноваться в степной полосе Тувы (с появлением феноменальных «степных старообрядцев»), так и попытки зайти в северные широты вплоть до устья Енисея (с появлением «арктических староверов»). Однако, как правило, эти попытки не носят долговременный характер, со временем переходят в качество временной работы вне основного жизненного пространства и не оказывают заметного влияния на старообрядцев и их культуру. 

Одним из феноменов старообрядческой культуры является существование территориально-культурных групп, которые возникли при взаимодействии историко-миграционных процессов с условиями конкретных регионов вселения (пребывания). Интересующий нас регион в этом плане имеет сложную и интересную ситуацию. Именно до Енисея в дореволюционный и советский период докатились волны вольной старообрядческой миграции. Они включили регион в ареал расселения «кержаков», как культурной группы, включающей в себя старообрядцев разных согласий, мигрирующих с Нижегородчины, Вятки, Урала и Западной Сибири далее на восток. Другими источниками формирования местного старообрядчества стали ссылка и столыпинские (и другие) переселенцы. Представители этих групп (особенно первой) не всегда интегрировались в кержацкое сообщество, особенно если их согласие отличалось от получивших распространение в последнем. Важным моментом, связанным не только с формированием, но и с сохранением старообрядческой культуры на Енисее, было наличие тувинского староверческого анклава, который, в силу позднего (в 1944 г.) включения Тувинской Народной Республики в РСФСР, превратился в своеобразный заповедник традиции. 

Что касается такой важной (если не сказать важнейшей) структуры существования старообрядчества как согласие-церковь, то в регионе проявляются как общие закономерности развития явления, так и выраженная специфика развития. К первой можно отнести довольно классическую для переселенческого востока России ситуацию согласийной чересполосицы и наличия большого количества разных согласий (до нескольких десятков) в предшествующие эпохи. Во-многом такая ситуация была связана со сложным процессом формирования основы местного старообрядчества, состоявшего из кержаков, столыпинских (и других) переселенцев и ссыльных. В наше время сохраняются нескольких крупных согласий, которые ассимилируют остатки исчезающих малых (а иногда и части других крупных) групп. К сохранившимся согласиям прежде всего можно отнести: новозыбковское (Русская Древлеправославная Церковь), белокриницкое (Русская Православная Старообрядческая Церковь), поморское (Древлеправославная Поморская Церковь), титовское (как его здесь называют «китовское»), и часовенное. И если среди кержаков распространены часовенное, поморское, титовское и другие согласия, то среди других переселенцев, наряду с теми же поморцами, более заметно представлены новозыбковские и белокриницкие старообрядцы. 

Поповцы региона (будь то новозыбковские или белокриницкие) в основном концентрируются в городах и составляют «подавляющее меньшинство» местного старообрядческого мира. Например, основная новозыбковская община, настоятель которой (о. Константин Каунов) окормляет представителей этого согласия, проживающих в городах и деревнях такого огромного региона, находится в Красноярске. Ближайшая община этого согласия находится в Иркутске (настоятель о. Алексий Калинин). Базовые общины белокриницкого согласия так же развиваются в крупных городах региона. Они находятся в Красноярске (настоятель о. Дмитрий Пронин), Минусинске (настоятель о. Леонтий Скачков, в свое время перешедший из новозыбковского согласия) и Кызыле (до 2018 г. окормлялась о. Леонтием из Минусинска, а сейчас о. Владимиром Шибановым). В других городах региона небольшие группы белокриницких есть в Енисейске, Лесосибирске и Дивногорске. Деревенские общины этих согласий со сменой поколений и оттоком молодежи в города превращаются в исторические. Например, белокриницкие старообрядцы деревни Нижние Куряты Каратузского района Красноярского края даже в советское время имели религиозную жизнь на высоком уровне и поддерживали крепкие связи с минусинской общиной своего согласия. Сейчас можно констатировать, что в этой и подобных деревнях осталось только несколько представителей старшего поколения, которые поддерживают традицию. Их детей, проживающих здесь, как правило, можно отнести только к «потомкам». 

Беспоповские согласия представлены более заметно, чем поповские. При этом развитие разных групп очень неравномерно. Поморское согласие имеет одну базовую общину, находящуюся в Красноярске (настоятель И.И. Корсаков). Несколько других групп этого согласия разбросаны по малым населенным пунктам Красноярского края. При этом группа, находящаяся в п. Бурный Эвенкийского района перешла из близкого к поморскому титовского согласия. Старые же поморские общины, находящиеся в сельской местности, переживают те же процессы, что у поповцев. Например, поморская община д. Таскино Каратузского района Красноярского края (основавшая эту деревню еще в конце XVIII в.) фактически исчезла и сейчас имеет только нескольких практикующих староверов. В Туве поморские общины исчезли, при этом часть их верующих потомков присоединилась к часовенным, а часть к РПЦ. 

Представители титовского согласия в большей мере расселены в сельской местности и малых городах нескольких районов (Енисейском, Эвенкийском и др.) Красноярского края. В их общинах наблюдается разновекторное движение. Когда одна часть сохраняет свою традицию на достаточно высоком уровне, другая переходит в иные согласия (часовенное и поморское в сельской местности и белокриницкое в городской). Другие относительно небольшие беспоповские согласия, сохранившиеся до наших дней (такие как дырники и др.), переживают подобное состояние, постепенно минимизируются и ассимилируются более крупными старообрядческими церквями. При этом лидерами ко количеству неофитов, переходящих как из других согласий старообрядчества, так из новообрядчества, в последнее время являются белокриницкие (меньше) и часовенные (больше). И если в белокриницкие чаще всего переходят либеральные потомки, переезжающие или живущие в городах, то в часовенные переходят более ортодоксально настроенные люди. 

Наиболее массовым согласием старообрядчества Енисейской Сибири является часовенное. В основном его последователи расселены в пространстве Тайшетского района Иркутской области, Каа-Хемского, Кызыльского, Пий-Хемского и Тоджинского районов Республики Тува, Енисейского, Северо-Енисейского, Туруханского, Эвенкийского, Богучанского, Тасеевского, Мотыгинского, Курагинского, Шушенского, Каратузского и других районов Красноярского края. Характерно при этом, что наряду с неофитами, которые в том числе переходят в это согласие в силу заключения брака с его представителем, немало внешних людей, которые переходят в него в силу приятия доктрины. Более того, главным источником наблюдаемого количественного и качественного роста этого согласия является именно его версия старообрядческой культуры. Сохраняющиеся установки на сохранение высокой религиозности, освещающей необходимость церкви-согласия, общины-собора и семьи, ведут к заметному естественному демографическому росту. По нашим наблюдениям не редкостью являются семьи с 3-5, а также с 7-9 и даже с 10-12 детьми. Подобное развитие позволяет относительно безболезненно терять часть нового поколения, которая уходит в современный городской мир и вливается там в другие согласия (чаще всего в белокриницкое), в новообрядчество или атеизм. И если для других согласий подобный уход чаще всего негативно сказывается на поддержании традиции, часовенным хватает молодых людей для поддержания своей группы в стабильном состоянии. 

Важным компонентом сохранения и развития старообрядчества является община-собор. Она имеет свою специфику в разных согласиях, но в более четком и выраженном виде реализуется у часовенных. Характерно при этом, что общество часовенных старообрядцев делится на «соборных», составляющих основу христианской общины и «мирских», в большей мере включенных в коммуникации внешнего мира и в силу этого не допускаемых к общинной молитве (или допускаемых только в качестве слушателей). 

Если у поповцев жизнью общины руководит священник, которому помогает церковный староста, то у беспоповцев такие функции выполняет наставник, благословленный на это другими наставниками. В то время как у поморцев региона такой наставник только один (в Красноярске), то у часовенных их много и они есть практически в каждой более или менее крупной деревенской общине. 

Основными локациями старообрядческих общин являются: город, деревня (чаще всего таежная) и скит (монастырь). В том или ином виде все крупные согласия имеют городские общины. Но если для белокриницких, новозыбковских и поморцев это основное место базирования их региональной инфраструктуры (включая немногочисленные храмы, как правило расположенные в областных центрах), то для часовенных это чаще всего небольшие группы, проживающие в городах и являющиеся «аэродромом подскока» для своих одноверцев, приезжающих в город по делам. В сельской местности все обстоит с точностью до наоборот. Таежная деревня (чаще всего удаленная) — это основное место базирования многочисленных часовенных общин (здесь же находятся их храмы, в которых отправляет культ местный собор). Элементы скитской традиции имеют разные согласия, но скиты как стабильные монастыри в Енисейском регионе по факту имеют только часовенные. 

Скиты являются системообразующим компонентом старообрядческой традиции и в масштабах всего явления и в масштабах отдельных территориально-культурных групп, развивающихся в разных регионах. В данном случае показателен пример семейских старообрядцев Забайкалья, которые были сосланной и относительно подконтрольной группой, в силу чего не смогли создать на своей территории скитов. В результате в советский период религиозность семейских снизилась гораздо заметнее, чем у кержаков, которые, будучи в большинстве своем вольными и неподконтрольными переселенцами, в имперский и советский период сохранили скитскую традицию. 

До недавнего времени у белокриницких старообрядцев был скит в Тоджинском районе Тувы, в котором жило три человека. При этом одна монахиня, вышедшая оттуда по причине болезни живет при Кызыльском приходе этого согласия. 

Что же касается скитской традиции часовенного согласия, то, пожалуй, она является самой развитой во всем старообрядчестве. При этом скиты часовенных находятся именно на Енисее. Раньше это была сеть обителей, разбросанных по разным местам Енисейской Сибири, но в последнее время произошло их «собирание» в одно место. Мужские и женские монастыри были на р. Безымянке в Красноярском крае (их перевезли в 2004 г.) и в верховьях р. Малый Енисей в Туве (их перевезли в 2010 г, а на старом месте осталось две монахини). Эти обители были перевезены на Средний Енисей, где с конца 1930-х гг. развивалась сеть скитов этого согласия (перевезенных сюда из томской тайги). В 1951 г. они были погромлены властями, однако практически сразу восстановились, а в постсоветский период вышли на качественно новый уровень развития. 

Сейчас часовенные скиты, развивающиеся на Среднем Енисее, являются духовным центром для общин и последователей, находящихся как на Енисее, так и на других территориях распространения этого согласия (Урал, Западная Сибирь, Дальний Восток, Австралия и Новая Зеландия, страны Южной и Северной Америки). Они являются важным историческим и современным ядром этого согласия-церкви и играют важную религиозную, культурную, образовательную, коммуникационную и интегративную роль в его развитии. 

Можно сделать вывод, что пространственная и институциональная структура старообрядчества Енисейского региона отражает как специфику истории формирования этого феномена, так и характер его современного развития. Наряду с важной собирательной и транляционной функцией городских общин, основную функцию сохранения и развития старообрядческой традиции в Енисейской Сибири выполняют общины таежных деревень и скитов. При этом степень сохранности и характер развития этой традиции делает регион одним из основных центров (а в некоторых локациях и заповедником) современного старообрядчества. 

Литература

Покровский Н.Н., Зольникова Н.Д. Староверы-часовенные на востоке России XVIII-XX вв.: Проблемы творчества и общественного сознания. М.: Памятники исторической мысли, 2002. 472 с.

Покровский Н.Н. Путешествие за редкими книгами. Новосибирск: ИД «Сова», 2005. 344 с.

Журавель О.Д. Литературное творчество старообрядцев XVIII — начала XXI вв.: темы, проблемы, поэтика. Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2012. 442 с.

Татаринцева М.П. Старообрядцы в Туве: Историко-этнографический очерк. Новосибирск: Наука, 2006. 216 с.

Татаринцева М.П., Стороженко А.А. Старообрядцы Тувы: ретроспектива и современность. Сборник научных статей. Saarbrucken: LAP, 2015. 137 с.

Татаринцева М.П. Проблема сохранения культурных традиций в изменяющихся условиях (на примере старообрядцев в Туве) // Материалы международной науч-практ. конф. IV Центральноазиатские исторические чтения «Пространство культур: через призму единства и многообразия». Кызыл, 20-23.09.2018. Изд-во ТувГУ. С. 177-180. 

Стороженко А.А. Старообрядческие монастыри «енисейского меридиана» в XX веке: истоки, традиции и современное состояние // Новые исследования Тувы. 2019. №1. С. 4-15.

Быкова Е.В., Пригарин А.А. Мир визуальных образов старообрядцев Тувы: от иконы и лубочной картинки до фотографии // Новые исследования Тувы. 2019. №1. С. 75-94.

Казанцева Т. Г. «Староверы-часовенные Нижнего Енисея: бытовой уклад, литургическая практика, духовно-певческая культура (по материалам полевых исследований)». Материалы X Международной научной конференции «Старообрядчество: история, культура, современность». М., 2011. С. 325-338. 

Толстова Г. А. «Старообрядческие согласия Приенисейской Сибири». Материалы X Международной конференции «Старообрядчество: история, культура, современность». Т. I. М. Боровск, 2011. С. 167-173. 

Рыговский Д.С. Енисейские и шорские староверы: сложная структура «простого» сообщества // Новые исследования Тувы. 2019. №1. С. 60-74.

  

Асонычев А.А. Предприниматели — выходцы из старообрядческой среды в дореволюционной Туве // Материалы международной науч-практ. конф. IV Центральноазиатские исторические чтения «Пространство культур: через призму единства и многообразия». Кызыл, 20-23.09.2018. Изд-во ТувГУ. С. 137-142. 

Костров А. В. Общее и специфичное в истории и современности локальных групп старообрядцев Восточной Сибири // Материалы XII международной конференции «Старообрядчество: история, культура, современность». Вып. 16. М.: Музей истории и культуры старообрядчества, 2018. С. 73-79. 

Костров А.В., Моррис Т.Б. Визуально-текстовая агиография в настенных листах современных старообрядцев часовенного согласия // Новые исследования Тувы. 2019. №1. С. 95-107.

Костров А.В. Быкова Е.В. «Две дороги — Два пути»: мировоззрение староверов-часовенных в лубочных художественных образах. Res Humanitariae. Vol. 20, Ed. By Rimantas Balsys. Klaipeda University Publishers. 2016. С. 58-67; ISSN 1822-7708. 

Быкова Е. В., Костров А. В. Старообрядческий лубок «Две дороги — Два пути»: комментированное прочтение визуального образа. Киров: ООО «Кировская областная типография», 2019. 192 с. 

Быкова Е. В., Костров А. В. «Широкий путь» в сознании старообрядцев Енисея: современная народная картинка о процессах глобализации // Традиционная культура. 2018. №2 (20). С. 53-63. 

Костров А. В., Пригарин А. А. Фотоматериалы как источник для кросс-культурного исследования территориальных групп старообрядцев (Бессарабия, Бурятия, Тува) // Традиционная культура. 2018. №2(20). С. 38-52. 

Костров А. В. Историзм в современном настенном листе старообрядцев часовенного согласия // REOSIAHAG.№17. August 2018. Institute for Russian and Altaic Studies, Chungbuk National University. P. 229-262. 

Костров А. В. «Окно в мир»: современный настенный лист старообрядцев часовенного согласия как отражение их мировоззрения // Материалы международной науч-практ. конф. IV Центральноазиатские исторические чтения «Пространство культур: через призму единства и многообразия». Кызыл, 20-23.09.2018. Изд-во ТувГУ. С. 156-162. 

Костров А. В. Новопечатные книги старообрядцев часовенного согласия: игра традиции и новации // Труды IV Международной научной конференции «Язык, книга и традиционная культура позднего русского средневековья в науке, музейной и библиотечной работе». (Труды исторического факультета МГУ. Вып. 160. Сер. II: Исторические исследования, 99). М.: Изд-во МГУ, 2019. С. 165-175. 

Костров А. В. Бытование лестовки у старообрядцев часовенного согласия бассейна Енисея // Материалы XIII международной конференции «Старообрядчество: история, культура, современность». М., 2019. С. 120-123. 

Сборники конференций

Старообрядцы Приенисейской Сибири: история и современность. Материалы региональной научно-практической конференции 24.05.2012. Красноярск: Литера-Принт, 2012. 219 с.

Фильмы

Старообрядческое село Ужеп на Малом Енисее

Описание

Раскольнические монастыри в верховьях Малого Енисея возникли в феврале 1917 года, когда одна из отколовшихся групп известного монастыря отца Нифонта переместилась в район Тувы (или Тывы), недалеко от монголо-российской границы. из Уральского региона.Тувинская копия Генеалогии раскольнической секты , составленной отцом Нифонтом между 1887 и 1890 годами, содержит приложение отца Палладия, главы монастырей в Туве, в котором излагается преемственность настоятелей монастырей ХХ века в Туве. : Нифонт, Сергей, Игнатий и Палладий. Отец Игнатий умер в тюрьме перед Второй мировой войной; вскоре после этого брат отца Палладия покончил жизнь самоубийством, находясь под арестом, прыгнув в холодные пороги Малого Енисея. Отца Палладия арестовывали трижды, но ему удалось бежать (из ссылки в Красноярске, а затем из лагеря под Владивостоком, где, как известно, погиб поэт Осип Мандельштам).Ближе к концу жизни отец Палладий был директором тувинских монастырей, получив согласие властей занять эту должность, пообещав, что больше не будет возражать против военной службы для старообрядцев. Отец Палладий был опытным переписчиком и переплетчиком рукописей и старопечатных книг, которому принадлежала большая библиотека этих материалов. В 1966 году он познакомил новосибирских археографов с ранее неизвестными и неизученными литературными произведениями, сочиненными на Урале и в Сибири в XVII – XX веках писателями-старообрядцами-раскольниками.Жители этих монастырей отказываются фотографироваться. Они объясняют этот отказ следующим образом: при крещении у человека появляется невидимая аура вокруг головы, а после смерти эта аура служит проходом в небеса; аура уменьшается каждый раз, когда человек грешит, и еще больше ослабляется фотографией. Однако за пределами монастырей этот запрет соблюдается не так строго, даже в семьях духовных учителей. Представленное здесь изображение из коллекции «Фотографии из археографических экспедиций в раскольнические монастыри в верховьях Малого Енисея (Тува, 1966–1975 гг.)», Хранящейся в Отделе археографии и источниковедения Института истории Сибирского отделения Российской Федерации. РАН, Новосибирск, Россия.Он был оцифрован для проекта цифровой библиотеки «Встреча границ» в начале 2000-х годов.

Сибирская река жизни | Более широкое изображение

«Россия — страна контрастов, а на Енисее есть все». Илья Наймушин, фотограф Reuters

«Енисей — река жизни». Так прочтите вывеску, которую я видел на ремонтной базе Енисейского речного пароходства в отдаленном сибирском поселке Подтесово.

В настоящее время рабочие завода большую часть времени проводят на ремонте судов и барж, построенных 20-50 лет назад в советское время. Они вырезают из лодок ржавые куски и сваривают на их месте новые детали, а другие перерабатывают абсолютно непригодные к эксплуатации лодки в металлолом. Печально смотреть на ржавые корабли на берегу и на воде, пришвартованные одними и теми же проржавевшими тросами.

Это всего лишь один снимок с берегов реки Енисей, разделяющей Сибирь на две части.На левом берегу находится Западная Сибирь с ее огромными равнинами, простирающимися от Уральских гор. На правом берегу Восточная Сибирь с ее горной «тайгой» или северными лесами, которые тянутся отсюда до побережья Тихого океана.

Енисей — одна из крупнейших речных систем в мире и самая большая в России, берет начало в Монголии и впадает в Северный Ледовитый океан. Это артерия жизни жителей, населяющих его берега. Огромная река влияет на экономическую структуру региона, кормит его жителей и обеспечивает работой, транспортом, связью, чистой водой и чистым воздухом более трех миллионов человек, проживающих вокруг нее в Красноярском крае и в субъектах Российской Федерации. Хакасия и Тыва.

Когда начинается Енисей, он проходит через населенные верблюдами части Монголии, полупустыни Тувы и степи. Здесь также встречаются кочевники, обычаи которых мало изменились со времен Чингисхана. Примерно в 4200 км к северу, в устье реки на полуострове Таймыр, где Енисей впадает в Северный Ледовитый океан, живут белые медведи и кочевники, ритм жизни которых синхронизирован с миграцией тысяч северных оленей.

Между этими двумя областями лежат «моря тайги», где земля богата богатыми ресурсами.Часть своих богатств крупнейшие города России обязаны берегам Енисея. «Норильский никель», крупнейший в мире производитель никеля и палладия, добывает здесь металлические руды, в том числе медь, никель и платину. «Русал», крупнейший в мире производитель алюминия, тоже здесь. То же самое относится и к крупнейшей российской золотодобывающей компании «Полюс Золото».

Река также протекает недалеко от Ванкорского нефтяного месторождения, которое на долгие годы останется источником богатства крупнейшей российской нефтедобывающей компании «Роснефть».Запасы угля самые богатые в стране, а также этот район является источником ценной древесины. Две крупнейшие гидроэлектростанции в России — Саяно-Шушенская и Красноярская — построены на реке Енисей.

Россия — страна контрастов, а на Енисее есть все. Тот, кто не желает жить в городской среде, всегда может найти здесь место так далеко от цивилизации, что не встретит никого еще в течение нескольких месяцев.

На берегу Енисея можно вести естественный образ жизни, ловить рыбу, охотиться, собирать ягоды, грибы и целебные травы.В мае этого года во время экологического путешествия по Саяно-Шушенскому заповеднику на катере мы встретили одного такого отшельника на притоке Енисея в Саянах. Он бросил нам несколько больших рыб и сказал, что мы первые люди, которых он увидел в этом году!

Среди тех, кто ведет здесь замкнутый образ жизни, есть православные старообрядцы, которые приехали в Сибирь в середине 17 века, спасаясь от массовых преследований после того, как выступили против реформ церкви. Старообрядцы укрылись на бескрайних просторах азиатской части России, а их потомки по сей день живут в глухих таежных деревнях, продолжая свои старые традиции.

Побывал у старообрядцев в селе Макарово, в 450 км к северу от города Красноярска, где я живу. По моему опыту, они сильные и добрые, немногословные и трудолюбивые, с сильно развитым чувством духовности. Они живут изолированно от общества и никому не навязывают свою философию, но всегда готовы прийти вам на помощь.

За май, июнь и июль, работая над этим рассказом, я посетил некоторые из самых контрастных участков реки Енисей — от Тувы, где канал шириной всего 270 метров, окаймленный скалистыми горами, до Среднего Енисея, к северу, где река шириной более 2 км.

Если вы дойдете до арктического пояса, где Енисей принимает на себя всю силу всех своих притоков, есть участки реки, где невозможно увидеть противоположный берег, а волны достигают 2,5 метров. Здесь это самая глубокая река России.

Поскольку я путешествовал по этой реке, тема транспорта меня увлекла. Двадцать лет назад в распоряжении Енисейского речного пароходства было более 800 судов. Сегодня это только четверть от этого числа. В целом падение судоходства по реке еще больше.Заброшенные ржавые баржи и лодки видны на всем протяжении.

Должностные лица объясняют, что в современной экономике такое же количество транспорта по реке больше не требуется; самолеты и автомобили вытеснили медленные и дорогие речные лайнеры.

Пассажирский пароход «Михаил Лермонтов», на котором я ходил из Красноярска на север, имеет лицензию только до конца этой навигации. Он был построен в бывшей Чехословакии в 1957 году и является последним пароходом такого типа на Енисее.После того, как он выйдет из строя, на реке останутся только два классических пассажирских лайнера, и оба они тоже дожили до преклонного возраста.

Я некоторое время пробыл на «Михаиле Лермонтове» с офицером Игорем Черняевым и смотрел, как он управляет судном. Игорь, чей отец также работает на реке капитаном нового скоростного пассажирского теплохода, беспокоится о собственном будущем. После того, как «Лермонтов» перестанет работать, ему придется искать новую работу.

А вода все еще течет, и вы все еще видите знак: «Енисей — река жизни».Это действительно так. И это верно и для меня. Более половины фотографий, которые я отправляю Рейтер, прямо или косвенно связаны с рекой Енисей.

(Написал Илья Наймушин; Редакция Ханна Винтер)

(PDF) ВЛИЯНИЕ РЕЛИГИОЗНОЙ ПРАКТИКИ НА СОЦИАЛЬНУЮ СТРУКТУРУ ЕНИСЕЙСКИХ ВЕРУЮЩИХ

207 СТАТЬИ

Данила Рыговский. Влияние религиозных обрядов на социальную структуру старообрядцев Енисея

Список литературы

Белобородов С.A., Боровик Ю. В., Староверы горнозаводского Урала:

страницы истории согласия беглопоповцев /  часовых XVIII —

начала XXв. [Старообрядцы металлургического Урала: Страницы

История беглопоповцев »/« Часовые исповедания с

ХVIII до начала ХХ века ». Екатерин-

бург: Изд-во Уральского федерального университета, 2017, 380+ [1] с. (На русском).

де Лаэт М., Мол А., «Зимбабвийский втулочный насос: механика жидкости

Technology», Social Studies of Science, 2000, vol.30, no.2, pp.225–

63. doi: 10.1177 / 030631200030002002.

Лангер Р., Люддекенс Д., Радде К., Снук Дж., «Передача ритуала», журнал

ритуальных исследований, 2006 г., том №20, №1, стр. №1–10 .

Любимова Г.В., ‘Модернизация земледельческого труда в культуре

сибирских старообрядцев’, Уральский исторический

вестnikник. ), стр.№122–30. (На русском).

Островский А.Б., Старообрядцы и православные в русском сельском социуме.

Вторая половина XIX – XX век: формы общения, ритуальная

спецка: этнографические очерки. Из второй половины

девятнадцатого по двадцатый век: формы общения,

Ритуальная специфика: этнографические очерки. Санкт-Петербург: Нестор-

История, 2011, 277+ [2] с.(На русском).

Покровский Н.Н., Антифеодальный протест урало-сибирских крестьян-старо-

обрядцев вXVIIIв. [Антифеодальные протесты среди старообрядцев

Урала и Сибири в XVIII веке]. Новосибирск:

Наука, Сибирское отделение, 1974, 394с. (На русском).

Покровский Н.Н. Споры об исповеди и причины у староверов-часовых

востока России в XVIIIв. Восток России], Князевская Т.B. (сост.), Культура славян

и Русь [ Культура славян и Руси]. М .: Наука, 1998.

с. №518–28. (На русском).

Покровский Н.Н., «Соборные постановления старообрядцев-часовых

востока России XVIII – XXvv. как исторический источник [Собор

Постановление Часовенных старообрядцев в XVIII —

ХХ веках как исторический источник], Любский А.Б., Черно-

усВ.В. (ред.), История: научные поиски и проблемы.наук, проф. А.П.Пронштейна) [История: научные исследования и проблемы

(Памяти доктора исторических наук, проф.

А.П. Пронштейна)]. Ростов-на-Дону: Северо-Кавказская наука

Центр печати высшей школы, 2000, с. №115–52. (На русском).

Покровский Н.Н. Путешествие за редкими книгами, 3-е изд., Эксп. и ред. Новосибирск: Сова, 2005,

339+ [1] с. (На русском).

Покровский Н.Н., Зольникова Н.Д., Староверы-часовые на Востоке России

вXVIII – XXвв .: проблемы творчества и общественного сознания

ХХ века: искусство и проблемы общественного сознания. Москва:

Памятники исторической мысли, 2002, 471ср. (На русском).

Фотографирование социальной и географической изоляции между Сибирью и Руром • Нанна Хейтманн • Magnum Photos

Нанна Хейтманн , которая в настоящее время изучает фотожурналистику и документальную фотографию в Ганноверском университете, стала номинантом на ежегодное общее собрание коллектива в 2019 году.Две работы, которые она показала, касаются вопросов изоляции — физической, социальной и духовной, а также самой природы того, как люди реагируют и взаимодействуют с окружающей средой. Weg vom Fenster («Унесенные из окна»), в котором рассказывается о жителях последней действующей угольной шахты Германии, которая с тех пор закрылась. Работа исследовала дух товарищества рабочих, столкнувшихся с неопределенным будущим, а также тех, кто страдает физическими недостатками после десятилетий работы под землей. Проект «Скрываясь от Бабы-Яги» — проект, название которого вдохновлено волшебницей славянского фольклора — видел, как Хайтман путешествовал по сибирской реке Енисей, месту, где «с незапамятных времен люди искали защиты и свободы», фотографируя тех, кто ищет изоляции, отвергая ничью. Города России.

Это первая из двух статей, в которых представлены номинанты компании Magnum на 2019 год. Второе, интервью с Зиедом Беном Ромдхейном, будет опубликовано сегодня, 26 августа.

Из двух ваших основных проектов на сегодняшний день вы выбрали фотографию Германии и России. Вы намеренно выбрали места или темы в работе, которые казались близкими к дому?

Да и нет. Район добычи угля в Западной Германии сильно отличается от того места, где я вырос в Баварии, которая окружена сельской местностью и свежим воздухом.Я не знал, что в Германии все еще существует добыча угля, и хотел узнать больше. Так что на самом деле эта промышленная среда была мне не так знакома.

Я думаю, что для меня важнее, когда я выбираю темы для работы или места для работы, это то, что я могу говорить на языке. За исключением Москвы, где я проводила лето у бабушек, я знала Россию по сказкам, советским фильмам и семейным анекдотам и хотела глубже изучить свои корни. Я говорил по-русски, пока мне не исполнилось пять лет, и позже было трудно вспомнить.Страна такая огромная и очаровательная — знание языка очень помогает. В прошлом году я учился на семестре по обмену в Томске. Именно тогда я начал работать над проектом Бабы Яги.

Проект до Бабы Яги, Weg vom Fenster, представляет собой последнюю угольную шахту в Германии. Что вас интересовало в природе добычи угля?

Было сильное чувство товарищества между рабочими, которых я фотографировал, которые почти всю свою жизнь провели в шахтах.Некоторые из мужчин, которых я встретил, работали на угольных шахтах с 14 лет. Те, кто вышел на пенсию, работали до 50 лет. Это характер людей, их прямота, их готовность помочь, их юмор; они совершенно неприхотливы.

Как, по вашему мнению, этот ранний проект изменил вашу фотографию?

Мой подход к фотографии изменился за полтора года работы над Weg vom Fenster. Сначала я хотел быть безмолвным наблюдателем, я работал над идеей классического фоторепортажа.А вот шахтеры всегда хотели мне позировать. Однажды я помню, как один рабочий попросил сфотографироваться и положил руку ему на плечо. В тот момент то, как шахтеры представили себя на этой постановочной картине, символизировало гораздо больше, чем если бы я просто наблюдал, как они выполняют свой распорядок дня. На этой фотографии удалось запечатлеть то, что меня очаровало в этой истории. Это заставило меня больше интересоваться портретами и взаимодействием между мной и людьми, которых я фотографирую.

Ваш следующий проект Скрываясь от Бабы Яги видел вас в путешествии по реке Енисей в России. Что заставило вас выбрать эту реку?

Думаю, я хотел сделать что-нибудь более раскрепощающее. Горный проект был сопряжен с множеством проблем, от получения разрешения на доступ к шахтам до работы в темных условиях. В моем следующем проекте я знал, что хочу исследовать множество различных тем и тем, таких как изоляция, одиночество, возрождение шаманизма и так далее.Река была нитью, по которой я мог идти, чтобы не заблудиться, а отправиться глубже в Сибирь. Енисей — одна из самых длинных рек в мире. Он простирается через многие места в России, которые я хотел посетить: от Тувы, сибирской республики, которая граничит с Монголией, до Северного полярного круга.

Вы разместили архивный снимок своей бабушки в Сибири, сделанный за десятилетия до вашего приезда туда. Не могли бы вы рассказать мне об этом подробнее, и как это связано с проектом?

Моя бабушка была переводчиком.Эта фотография была сделана в 1960-х годах, когда она помогала Ричарду Петеру Джун, известному фотографу из Восточной Германии, путешествовать по Сибири, запечатлевая места ссылки Ленина. Это было одно из ее любимых путешествий по работе.

После того, как моя бабушка скончалась в марте прошлого года, я вспомнил о фотокниге, которую он ей оставил, и нашел его в Интернете. Я обнаружил, что его архив был оцифрован. Там я нашла фотографии моей бабушки, в том числе и ту, которую вы упомянули.Тогда я понял, что они побывали в тех же местах, что и я прошлым летом. Я бессознательно следил за ней в ее путешествии. Например, я сфотографировал Саяно-Шушенскую плотину, которую она посетила, когда она еще строилась. Это было полной неожиданностью!

Есть ли одна фотография — из любого из этих проектов — которая выделяется для вас с точки зрения скрытого контекста или смысла?

В проекте «Баба Яга» есть одна фотография, на которой запечатлено то, что на первый взгляд кажется двумя мужчинами, заключенными в объятия.Это было снято в Республике Тыва, и эти двое мужчин практикуют хуреш, стиль борьбы, характерный для этого региона. До начала боя есть доля секунды, когда кажется, что противники обнимаются. Это всегда казалось мне приятным моментом, когда я смотрел турнир на арене.

Однажды я проходил тренировку и остановился пофотографировать. Сначала я спросил, могу ли я сделать их портреты, но они были слишком сосредоточены на своем обучении и отказались от предложения.В результате взаимодействия получилось вот это изображение.

Существует ли такое понятие, как сибирская идентичность, и чем она отличается от остальной России в вашем сознании, когда вы там работали?

Думаю, что есть. Одно время существовало движение за признание региона в качестве независимых Соединенных Штатов Сибири. В целом сибиряки очень недовольны тем, что их регион такой бедный, хотя на самом деле это один из самых богатых ресурсами регионов России. Он обеспечивает газом, нефтью и лесом не только Россию, но и соседний Китай.Местные жители мало видят этих денег, так как налоги идут в Москву, и они опасаются, что скоро не останется леса. Думаю, это точно другой менталитет, в том числе из-за сурового климата. Тем не менее, я очень привязался к людям в Сибири. Я никогда не смогу разогреться до Москвы. Мне комфортнее в небольших деревнях.

Отреагировали ли вы когда-нибудь на то, как Россия воспринимается во всем мире, особенно в широких масс-медиа, в работе над фильмом «Скрываемся от Бабы Яги»?

В СМИ всегда встречаются одни и те же истории о России.Как будто людей интересуют только Путин и детские военные лагеря. Я не собирался говорить, что такое Россия «на самом деле», потому что Россия, вероятно, не похожа на фотографии в моем проекте, которые иногда могут быть субъективными и мечтательными. Моя главная цель — отправить кого-нибудь в путешествие по другой России, изучая места и истории, которые могут показаться неочевидными для нерусского зрителя.

Есть ли какие-нибудь фотографы, которые, по вашему мнению, сыграли значительную роль в документировании России?

Большой архив Сергея Прокудина-Горского — бесценный исторический документ.Работая в начале ХХ века по заданию царя Николая II, он создал первые цветные фотографии России.

Немецкий фотограф Ханс-Юрген Буркхард, работавший корреспондентом Stern , нарисовал гораздо более мрачную картину постсоветской России, исследуя гангстеров, тюрьмы, олигархов и растущий национализм — эта работа мне кажется не менее увлекательной. Я бы упомянул и других фотографов: Лиз Сарфати, Роб Хорнстра и Карл де Кейзер.

Так много хороших российских современных фотографов, таких как Евгения Арбугаева или Данила Ткаченко.Но, наверное, нет ни одного фотографа, который показал бы мне Россию, которую я знаю и узнаю. Страна такая огромная. Каждый фотограф показывает мне одну сторону этой страны.

Даже когда я брожу по Москве, я каждый день попадаю в совершенно другой город. Однажды это может быть любовь, стихи; на следующий день это может быть насилие, капитализм и бедность.

Видите ли вы какую-либо связь между Weg vom Fenster и Hiding from Baba Yaga?

Я думаю, что оба проекта посвящены тому, как люди формируют свое окружение или как окружение формирует их.И они оба имеют дело с изоляцией. Я думаю, что в Сибири и нынешних шахтерах меня изначально увлекло то, как эти люди живут и работают в очень сложных экологических условиях.

Обе области пострадали от структурных изменений. Район Рурпотт был промышленным центром Германии, привлекавшим миллионы рабочих со всей Европы. В 60-е годы на более чем 150 угольных шахтах работало полмиллиона человек. Сегодня уровень безработицы — один из самых высоких в Германии. С распадом Советского Союза инфраструктура в отдаленных регионах России, в том числе во многих частях Сибири, разрушилась.Изоляция, безработица, закрытие школ, отсутствие медицинской помощи — вот лишь некоторые из последствий перестройки.

В Сибири многие населенные пункты и села внесены в список переселения, целью которого является переселение людей в более мягкие климатические зоны. Некоторые люди уже переехали, но для многих это не вариант. Они либо не могут себе позволить уехать, либо не могут себе это представить. Они привыкли к суровым условиям. Для шахтеров темнота, пот и угроза опасности также породили дружбу на протяжении десятилетий.Я уверен, что из-за этого многие горняки не захотят менять свою работу на весь мир.

Что вас ждет дальше?

Хочу продолжить документировать жизнь на Енисее. Еще я хочу переехать в Москву на постоянное место жительства и заниматься там другими проектами. Я еще не определился с другими темами. Сам масштаб страны означает, что есть так много историй, помимо того, что вы видите и читаете в СМИ. Я хочу рискнуть глубже и исследовать восприятие России между вымыслом и реальностью.

Уникальная экспедиция в Сибири — круиз по Енисею из Красноярска в Дудинку

1 день Достопримечательности Красноярска

По прибытии в Красноярск вас встретят в аэропорту и отвезут в город. Здесь вы сядете на теплоход «Максим Горький». Вы разместитесь в каютах и ​​познакомитесь с инфраструктурой корабля. После приветственного коктейля и обеда на борту вы отправитесь на обзорную экскурсию на автобусе.

Во время экскурсии вы посетите усадьбу Суриковых (как образец архитектуры и быта России XIX века), а также смотровую площадку на горе Караул. Отсюда открывается великолепный вид на Красноярск. Центральная часть с старинными купеческими домами и современными мостами, крупнейшие фабрики и окружающая город дикая тайга — все это гармонично соседствует между собой и подчеркивает особый, неповторимый характер Красноярска.После экскурсии по городу вы вернетесь на корабль и отдохнете.

При желании и за дополнительную плату сегодня Вы также можете заказать «Ночной Красноярск сити-тур».

День 2 Столбы

После завтрака на борту вы отправитесь на экскурсионную программу по городу. Вы увидите памятник «Царь-Рыба» и Красноярскую ГЭС — вторую по величине электростанцию ​​в России.Затем вы посетите фан-парк «Бобровый лог» с подъемом по канатной дороге на смотровую площадку наверху. Далее вас ждет экологическая тропа около 2 км.

Вы посетите одно из семи чудес России — заповедник Столбы. На самом деле это скалы вулканического происхождения, за форму которых они получили прозвище «столбы». Они узкие, высокие (от 60 до 600 метров), чрезвычайно древние (возрастом от 450 до 600 миллионов лет). Каждая «колонна» уникальна по форме и даже имеет собственное название.Сам заповедник претендует на включение в список территорий, находящихся под охраной ЮНЕСКО.

При желании и за дополнительную плату также можно посетить завод драгоценных металлов «Красцветмет». Пообедаете в местном ресторане с национальной кухней «Хозяин тайги». Вечером вы вернетесь на корабль и поужинаете на борту.

3 день Встреча с казаками

В этот день вы отправитесь в круиз по реке Енисей, а первой остановкой на маршруте станет село Галанино.Здесь, в настоящих русских избах, вы познакомитесь с бытом казачества. Вас встретят в лучших традициях сибирского гостеприимства, угостят местными ликерами и чаем из самовара с хрустящими пирогами.

Вы узнаете о жизни казачества в Сибири, услышите старинные казачьи песни, которые веками звучали за рекой Енисей. Также вы примете участие в мастер-классах по изготовлению сувениров из бересты, плетению корзин или вышивке.Затем вы вернетесь на корабль и поужинаете на борту.

День 4 Обзорная экскурсия по Енисейску

Рано утром теплоход подойдет к Енисейску. После завтрака на борту вы сойдете на берег и совершите экскурсию по этому древнему городу. Вы посетите Енисейский краеведческий музей. А.И. Кытманова — один из старейших музеев Сибири, а также Музей-усадьба «Фото-изба», где представлена ​​уникальная коллекция древностей, отражающая быт енисейцев.Также вы увидите экспозицию жилья водителя дилижанса и увидите самую большую коллекцию рубанков в мире в местном «Музее рубанков», занесенном в Книгу рекордов Гиннеса.

5 день Староверы Никулино и Сибирская ярмарка в Ворогово

После завтрака вы приземлитесь в Никулино, старинном селе старообрядцев, веками чтивших свои традиции и религиозный образ жизни.Староверы фактически закрыты от внешнего мира: в их домах нет телевизоров, компьютеров, Интернета и мобильных телефонов. Потребовались невероятные усилия, чтобы убедить местных жителей показать вам хотя бы фрагменты их архаичного быта и уникальной культуры, они даже покажут, как по старинке извлекать кедровое масло из шишек.

Затем вы сядете на теплоход, пообедаете и продолжите путь по реке Енисей до села Ворогово.Здесь вас ждет яркая сибирская ярмарка с песнями, танцами, строганиной из сырой рыбы и сувенирами. Ыпу можно попробовать национальные угощения и настоящие домашние деликатесы, поиграть на шаманском бубне, а также приобрести уникальные сувениры из русской тайги.

6 день Посещение сел Бахта и Верхнеимбатск

Во время круиза вы увидите документальный фильм Дмитрия Васюкова и Вернера Херцога «Счастливые люди», рассказывающий о традициях и быте охотников, рыбаков и простых жителей сибирской глубинки.

Персонажи этого фильма живут в селе Бахта, которое вы посетите сегодня утром. Вас ждет душевная встреча с людьми, играющими главные роли в фильме, и вы сможете задать любимым героям любые вопросы. Также у вас будет прогулка по реке на деревянных лодках, порыбачить (платно), собрать ягоды в лесу и отведать традиционный Рыбный суп на берегу.

Далее теплоход направится в село Верхнеимбатск.Это первое русское поселение, основанное мангазейским казаком в 1607 году на правом берегу реки Енисей в месте впадения реки Верхний Имбак. Здесь вы посетите этнопарк, в котором представлено все единство и разнообразие Сибири.

Попасть сюда непросто: вам предстоит совершить мистический ритуал, чтобы отдать дань уважения Духу тайги и получить право остаться на этих землях. Вы увидите кетский лагерь с бытовой атрибутикой, живой источник с целебной водой, музей казаков и поморов, послушаете выступление этнического ансамбля, примете участие в чаепитии и посмотрите мини-выставку картин местных художников. .

7 день Поселок Туруханск

Сегодня вы приедете в Туруханск. Это центральное село крупнейшего района Красноярского края. Условия проживания здесь суровые: морозы достигают –60 ° С, а летом температура воздуха поднимается до + 35 °. Железных дорог в области нет, только авиасообщение, речной и автомобильный транспорт. Тем не менее о красоте и природных богатствах этого места ходят легенды.

Ваша программа на берегу будет включать пешеходную экскурсию по городу с посещением Краеведческого музея Туруханского района и мемориального дома советского революционера Якова Свердлова.

8 день В царстве вечной мерзлоты

Рано утром корабль подойдет к деревне Ермаково, история которой связана со сталинскими репрессиями и строительством Мертвого пути, унесшего жизни более 300 000 заключенных ГУЛАГа, которым поручено доставить сталинские репрессии. мечта о железнодорожной линии протяженностью 806 миль, которая пройдет между сибирскими городами Игарка и Салехард.После смерти Сталина проект был заброшен. После короткой прогулки по сибирскому лесу вы увидите остатки самой северной железной дороги — Музейный корпус 503, посвященный ГУЛАГу (заброшенный паровоз в лесу). Затем вы можете порыбачить (по желанию).

Далее вы вернетесь на корабль и продолжите путь по реке Енисей. Ближе к вечеру корабль причалит к городу Игарка, построенному на просторах вечной мерзлоты. Летом полярный день длится 2 месяца, а зимой — 2 месяца.

Вы сойдете на берег и совершите автобусную экскурсию в Музей вечной мерзлоты, где окажетесь в зоне вечного льда. Музей расположен в вечной мерзлоте на глубине 7-10 м, здесь можно увидеть уникальное природное явление возрастом около 50 тысяч лет.

День 9 Знакомство с оленеводами

Сегодня вы познакомитесь с оленеводами.1000 оленей, настоящий чум (традиционное убежище, похожее на юрту) и большой костер ждут на берегу реки. Вы отведаете кухню коренных народов Севера, познакомитесь с бытом кочевых оленеводов и сфотографируетесь в чуме и с оленями.

День 10 Плато Путорана

В этот день корабль подойдет к Дудинке — конечному пункту вашего путешествия.Однако это еще не конец вашей экспедиции. Вы посетите удивительный этнокомплекс под открытым небом «Таймырский кос», где пообедаете национальной национальной кухней, а также познакомитесь с богатой экспозицией Таймырского краеведческого музея, одним из ценнейших экспонатов которого является скелет мамонта Жени, найденный в таймырской тундре.

Также сегодня вас ждет вертолетная экскурсия на плато Путорана. «Путорана» на эвенкийском языке означает «озера с крутыми берегами».«Площадь плато Путорана сопоставима с площадью Великобритании и достигает 2,5 млн га. Это второе по величине базальтовое плато в мире после индийского плато Декан. Заповедник Путорана признан Объект всемирного наследия и находится под защитой ЮНЕСКО. Во время вертолетной экскурсии вы сможете посетить самые труднодоступные и чрезвычайно живописные места плато, где еще никто не был. Вы увидите самые глубокие каньоны, озера фьордов и самые высокие водопады в россии.

Вертолетная программа выполняется в благоприятных погодных условиях, продолжительность около 5-6 часов.

День 11 Прибытие в Дудинку

После завтрака вас ждет музыкальное представление в исполнении местного этнического ансамбля в Таймырском Доме народного творчества. После этого вас отвезут в аэропорт Норильска для отъезда домой.

Антропологический форум. 2019. 41

ВЛИЯНИЕ РЕЛИГИОЗНОЙ ПРАКТИКИ НА СОЦИАЛЬНУЮ СТРУКТУРУ ЕНИСЕЙСКИХ ВЕРУЮЩИХ

Данила Рыговский
Европейский университет в Санкт-Петербурге
Россия, Санкт-Петербург, ул. Гагаринская, 6/1А,
drygovsky () eu.spb.ru

Abstract: В статье исследуются религиозные обряды и их связь с социальной структурой старообрядцев, проживающих в Республике Тыва и на юге Красноярского края (бассейн Енисея).Автор рассматривает религиозные практики через метафору «ассамбляжа», то есть практики, порождающей старообрядческие общины, поскольку она обусловлена ​​особым отношением старообрядцев к православному ритуализму. Такой подход демонстрирует, что мельчайшие изменения контекста приводят к трансформации религиозных практик и, в свою очередь, социальной структуры группы. В частности, в статье обсуждаются вопросы, которые особенно важны для енисейских старообрядцев, такие как отказ в получении пенсионных выплат и освящение продуктов так называемой «малой водой».Из-за близости к местным городам и развитой инфраструктуры, старообрядческие общины Южного Красноярска не могут вести полноценное и автономное ведение хозяйства; в Туве все наоборот. Таким образом, первые остаются лояльными к членам общины, получающим пенсии. Они также активно практикуют благословение продуктовых магазинов, в отличие от тувинских общин. Хотя они возникли в обстоятельствах, неподконтрольных старообрядцам, различия в практике привели к продолжающимся спорам и взаимному отчуждению обеих территориальных групп.Приведенные примеры показывают, что влияние местной экономики «порождает» религиозные практики, которые, в свою очередь, воссоздают социальные группы вокруг них.

Ключевые слова: Староверие, Часовенные старообрядцы, религиозные обряды, передача ритуала, технология создания общины.

Благодарности: Исследование выполнено при поддержке РФФИ, ​​проекты № 17-39-50029 «Картирование религиозных практик старообрядцев в Туве и приграничных регионах» и №18-09-00723 «Енисейский меридиан старообрядцев: сохранение и развитие традиций в таежных монастырях и селах».

цитировать: Рыговский Д. «Влияние религиозных практик на социальную структуру енисейских староверов», Антропологический форум, 2019, № . 41. С. 11–35.

Круиз по Енисею: Красноярск — Дудинка — 11 дней

День 1

Красноярск

Прибытие.Трансфер на Корабль. Экскурсия по городу

Сегодня вы прибудете в аэропорт Красноярска, где вас встретит представитель, который сопроводит до корабля. На борту лайнера, после завершения процедуры регистрации, будет организован приветственный коктейль и икра, а затем будет подан обед. Поздно вечером вы отправитесь на свою первую обзорную экскурсию. Познакомьтесь с Красноярском, прогуливаясь по его историческому центру, проезжая мимо старинных купеческих домов, мостов, фонтанов и одной из самых длинных улиц в мире.Мы отвезем вас на гору Караул, откуда вы сможете насладиться панорамным видом на город, а также на усадьбу Сурикова, которая является прекрасным образцом русской архитектуры и образа жизни 19 века. Возвращение на корабль и ужин, после которого возможна дополнительная экскурсия по ночному Красноярску для тех, кто хочет увидеть этот очаровательный город еще немного.

День 2

Красноярск

Фан-парк «Бобровый лог». Посещение ГЭС

Сегодня утром после завтрака мы начинаем экскурсионную программу с посещения завода по производству драгоценных металлов (по желанию).Если вы никогда раньше не держали в руке ни одного килограмма золота или платины, давайте признаем, что у большинства из нас нет, сейчас ваш шанс. Также в повестке дня — возможность сфотографироваться у монумента Царь-Рыба и посещение Красноярской ГЭС. Позже вы подниметесь по канатной дороге на вершину Бобрового фан-парка. Виды с вершины очень привлекательны, также есть несколько пешеходных маршрутов через заповедник Столбы, один из самых посещаемых заповедников России. Пейзаж вулканический: здесь множество высоких узких столбов, возраст которых превышает 450 миллионов лет.Обед и ужин вернутся на борт, но сегодня вечером будет возможность посетить концертное представление в городе, если вы того пожелаете.

День 3

Галанино

Интерактивная программа — Сибирские казаки

Пришло время отплыть, и мы взяли курс на Галанино. Сначала мы проедем через Казачинский порог, так что, возможно, вы захотите выйти на палубу с 12.24 до 13.01, так как именно в это время мы должны до них добраться. После обеда мы выходим, чтобы встретить традиционный казачий прием в типичном доме.Вы впервые ощутите легендарное сибирское гостеприимство с обильным ассортиментом, в который входят соленые огурцы, пироги, ликеры, самоварный чай, мед и свежеиспеченные пирожные. Проведено несколько мастер-классов по работе с берестой, плетению корзин и вышивке. Слушайте старинные казачьи песни, которые поднимут настроение и погрузятся в культуру и богатое наследие региона.

День 4

Енисейск

Обзорная экскурсия по городу. Посещение краеведческого музея

Сегодня рано утром причаливаем к Енисейску.Просыпайтесь к завтраку и включенной экскурсии по этому восхитительному месту. История этого города насчитывает 400 лет, а его центр, внесенный в список всемирного наследия ЮНЕСКО, хорошо сохранился, а на его узких улочках по-прежнему находятся купеческие дома и монастыри, которые существовали здесь веками. Сегодня вы посетите Енисейский краеведческий музей и Музей-усадьбу Фото-Изба, которые вместе помогут вам понять историю и традиционный образ жизни региона. Вы можете совершить поездку по Музею деревянных самолетов; с 1500 столярными инструментами он занесен в Книгу рекордов Гиннеса.Узнайте о дилижансах и, возможно, организуйте поездку, прежде чем вернуться на корабль на обед. Вечером в бортовом кинотеатре состоится показ фильма «Счастливые люди», который познакомит вас с тайгой.

День 5

Никулино — Ворогово

Старообрядческая деревня и Сибирская ярмарка

На нашей планете все еще есть несколько мест, где люди предпочитают избегать современных технологий и вести разрозненный образ жизни. Одно из них — деревня Никулино — крохотное место, которое не отображается на картах Google и где нет телевизоров, телефонов, интернета и компьютеров.Здесь проживает группа старообрядцев. Они только недавно приветствовали посторонних, поэтому помните об этом и уважайте их убеждения, не фотографируя. В качестве благодарности вы получите возможность узнать об их религии и традициях, в том числе увидеть, как они извлекают кедровое масло из шишек и как делают масло кедрового ореха. После прогулки по их ремесленным киоскам, они снова на небольших лодках Zodiac, чтобы вернуться на корабль, чтобы пообедать. Сегодня днем ​​мы делаем вторую остановку в Ворогово.Сегодня днем ​​вы проведете пару часов на сибирской ярмарке с музыкой, танцами, местной едой и покупкой сувениров.

День 6

Бахта — Верхнеимбатск

Экскурсия на традиционных деревянных лодках. Посещение этнопарка

И снова нам понадобятся небольшие лодки «Зодиак», чтобы доставить нас на берег, на этот раз для встречи с людьми, которых мы видели в фильме «Счастливые люди». Будет много возможностей задать актерам вопросы об их ролях и более широкой теме жизни в тайге.Затем вы отправитесь в плавание на настоящей просмоленной деревянной лодке, типичной для этой части Сибири, отправитесь на рыбалку, отведайте восхитительный рыбный суп и соберите ягоды в лесу. Не волнуйтесь, если вам не удастся найти достаточно еды, обед подадут обратно на борт.

Продолжаем круиз до Верхнеимбатска, где Зодиаки помогают нам добраться до первого русского поселения, основанного мангазейскими казаками в 1607 году. Здесь есть этнический комплекс, который включает в себя кетский лагерь, источник с целебной водой и музей казачьего и поморского быта.Маршрут также включает музыкальное представление местного ансамбля и чаепитие, на котором можно попробовать местную кухню.

День 7

Туруханск

Пешеходная экскурсия. Краеведческий музей

Сегодня днем ​​во время посещения Краеведческого музея Туруханского района мы узнаем, каково здесь жить. Климат в Центральной Сибири гораздо более экстремальный, чем в морской Европе. Нормой здесь является то, что летние температуры регулярно превышают 35 ° C, а зимние температуры резко падают до исключительно низких -60 ° C.Сможете ли вы справиться с такими вариациями? До этой части Сибири еще не дошла железная дорога, поэтому доступ для жителей возможен по воздуху, дороге или, как мы, по реке. Это красивый уголок России, окруженный природой: на гербе Туруханска изображен серебристый песец. После пешеходной экскурсии вы вернетесь на корабль к обеду.

День 8

Ермаково — Игарка

Музей ГУЛАГа. Посещение музея вечной мерзлоты

Во время первого визита мы исследуем Ермаково и леденящую кровь историю ГУЛАГа.При Сталине политических заключенных отправляли в Сибирь в лагеря, известные как ГУЛАГи, где они использовались для принудительных работ в невероятно ужасных условиях. Вы пройдете через лес и увидите остатки самой северной железной дороги страны, которая унесла жизни примерно 300 000 человек, и 503-е здание музея, в котором рассказывается больше о «Мертвой дороге» и ужасах ГУЛАГа.

Позже мы прибываем в Игарку, где находится Музей вечной мерзлоты. Посетители этого интересного музея спускаются по лестнице, ведущей в вечно замороженный подземный мир.Узнайте о Ледяной горе, которой 50000 лет, а затем вернитесь в более комфортный климат на борту корабля, где вы пообедаете.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *