Староверы сибири: Староверы. Жизнь старообрядческой общины под Томском

Содержание

Старообрядцы Сибири. Молитвы и труд все перетрут » Тува-Онлайн

В Туве в верховьях реки Енисей с давних времен проживают старообрядческие поселения. Несмотря на то, что они обосновались тут несколько веков назад, их жизнь закрыта для посторонних глаз, о ней мало что известно и изучено. Известно, что они полностью обеспечивают себя сами — охотой, рыболовством, земледелием и прочими ремеслами. Многим людям удивителен тот факт, что они живут без вмешательства и помощи государства, то есть без зарплаты, пенсии, разных пособий. А так как поселения старообрядцев занимают часть территорий Тувы и соответственно являются частью региона, ее особенностью, многим людям интересно было бы узнать о старообрядцах поподробнее.

Также интерес к старообрядцам возрос в последние годы в связи с обострившимися проблемами в нравственно-духовных аспектах нашего общества. После перестройки в 1990-е годы произошло разрушение норм существования общества в советском периоде, вместо них ничего не было предложено. Изменилось поведение людей, возросла их агрессивность. Впервые в нашей стране стало появляться типично американское явление — расстрел подростками своих одноклассников.

Утрата национальных традиций, отказ от семейного уклада привели к утрате связи поколений. Как один из способов выживания можно вспомнить свою собственную историю, чтобы понять и оценить все лучшее, что было в традиционных укладах жизни русского народа. В настоящее время такими заповедниками русской культуры стали поселения старообрядцев. Именно в старообрядчестве сохранились духовные начала: вера в Бога, трудолюбие, нравственные устои, семейные ценности, почитание старших.

Старообрядцы на Руси появились в результате реформы церковной жизни в 1640-х годах. Царь Алексей Михайлович, отец Петра 1, вместе с патриархом Никоном стремился укрепить международное положение России среди православных стран и решил ввести западные каноны в российскую церковную жизнь. Изменения были незначительными в виде замены двуперстного знамения на троеперстное (противники оценили как «кукиш Богу»), и несколько других, но они вызвали раскол в русском народе и стали трагедией России. Тех христиан, которые отказались принимать западные новшества, стали называть старообрядцами или староверами. Старообрядцы подвергались гонениям и преследованиям со стороны правительства и вынуждены были искать спасение на окраинах российского государства.

Одним из таких мест стала Ту­ва. Переселенцы-староверы, перебравшиеся в наш регион, были выходцами из крупных старообрядческих центров страны — Поволжья, Пермской губернии, Урала, Зауралья и Алтая.

Старообрядчество — общественное и религиозное движение, которое во все годы своего существования рассматривалось только как пережиток, отмирающее, реакционное явление. «Кроме мрака и невежества в расколе ничего нет», — такое мнение и в дореволюционной, и в советской исторической науке долгое время было преобладающим.

Однако некоторые советские и зарубежные историки ХХ века старообрядчество оценивали как крупнейшее религиозное, социальное и культурное движение, охватившее миллионы людей, как феноменальное явление в нашей истории. Например, известный академик Дмитрий Лихачев так охарактеризовал старообрядчество: «…живой остаток древней русской культуры, сохранивший ее замечательные достоинства».

Когда в стране создавались нормальные, благоприятные условия для жизни старообрядцев, они обнаруживали такую творческую и предпринимательскую энергию, что занимали ведущие позиции во многих отраслях хозяйства России. Например, в конце XIX и начале XX века около 60 процентов промышленного производства России принадлежало мощным старообрядческим кланам — Морозовым, Мамонтовым, Рябушкиным, Гучковым, Солдатенковым.

Прославились они и своей благотворительностью и меценатством. Самый известный пример — купец П. Третьяков, основавший и подаривший Москве первую в стране картинную галерею.

Cтарообрядческие купцы отличались своей честностью и порядочностью, именно их глубокая религиозность гарантировала честность в делах. Как думал народ, эти не обманут: Господь не велит. Старообрядцы за многолетнюю историю гонений научились выживать, работать не покладая рук — отсюда их упорство, предприимчивость и смекалка. Образование только способствовало развитию, поэтому они быстро богатели. При этом само отношение староверов к богатству и собственности строго регламентировалось: богатство считалось праведным только в том случае, если оно кормит бедных и тогда искупает свой грех перед Богом. Богатство обязывало — отсюда такая склонность к благотворительности. У миллионеров Морозовых был девиз «Благо России — наше благо».

Cтарообрядческие купцы оставили много славных страниц в истории России. Они построили железные дороги в лице знаменитого промышленника Саввы Мамонтова, который знаменит был не только грандиозным размахом строительства железных дорог, но и как покровитель художников, артистов, певцов. С его легкой руки взошла на небосклоне звезда Федора Шаляпина и многих знаменитых артистов и художников, которые стали гордостью русской культуры. Cтарообрядцы построили автомобильный завод, самый крупный в Европе в то время, они строили больницы, школы.

Сейчас многие люди, указывая на современных миллионеров, спрашивают, а почему они не занимаются меценатством, как их славные предки. Эти предки, результатами деятельности, которых мы до сих пор пользуемся в виде Третьяковской галереи, Боткинской больницы в Москве, в виде автомобильного завода имени Лихачева, гостиницы «Метрополь» и многого другого, были глубоко религиозными людьми. Они полностью в своих делах руководствовались в первую очередь, заповедями Иисуса Христа: не укради, не убий, не прелюбодействуй и т.д. и свою деятельность осуществляли под именем Бога.

Известный миллионер К. Т. Солдатенков, когда приступал к очередной деловой бумаге, то слева наверху листа он ставил две буквы «ГБ», что означало — Господи, благослови! И Господь их благословлял, не случайно они сказочно богатели, осуществляя многомиллионные промышленные проекты.

Если бы бурное развитие России не было остановлено революцией, то благодаря промышленникам-старообрядцам она имела все шансы стать лидером в мире по всем показателя, как в экономической сфере, так и в культурной. Это мнение многих специалистов. Очевидно, что именно верующие деятели различных направлений стали движущей силой в развитии страны. Старообрядцы достигли в различных отраслях феноменальных достижений. Как будто многовековыми гонениями, необходимостью выживать в самых суровых условиях выкристаллизовались в них исключительное трудолюбие, потрясающая работоспособность, острая смекалка. А самое главное, глубокая религиозность, непоколебимая вера в Иисуса Христа и твердое намерение жить по его заповедям.

Старообрядцы готовы были умереть за убеждения, духовную независимость, чем уступить. Яркий наглядный пример этому — старообрядческая семья Лыковых, прожившая уединенно более 40 лет в глухой тайге. Их невероятная живучесть в суровых таежных условиях даже заинтересовали ученых. А секрет такой живучести заключается в искренней вере в Бога и невероятное трудолюбию.

Красноярский врач Игорь Назаров, ставший близким другом семьи Лыковых, поражался тому, как часто они молятся — каждый день утром и вечером, а на религиозные праздники молитве посвящали по несколько часов. Удивлял врача и тот факт, что они все наизусть знали огромное количество молитв, в том числе и весь Псалтырь (часть Библии). Агафья Лыкова, оставшись одна, самая младшая из них (сейчас ей больше 70 лет),

прожила одна в тайге около 30 лет, выращивая пшеницу, огородные культуры, ловя рыбу. Это, конечно, совершенно потрясающий факт, проливающий свет на неограниченные возможности человека. И опять же в своей жизни Агафья руководствуется основными принципами — молитва и труд.

В книге «Старообрядцы Тувы» наш известный ученый Маргарита Татаринцева пишет:

«Также выдающимся явлением можно назвать и проживание старообрядцев в нашей республике. В начале ХХ века старообрядцы в Туве основали около 8 поселков в Малоенисейском (Каа-Хемском) районе и они существуют до сих пор. Это свидетельствует об их экономической самостоятельности, хозяйственной смекалке, устойчивости и крепости семейно-родственных связей. Только обладая высокими адаптационными способностями можно закрепиться так прочно.

Многие очевидцы отмечают крепкие крестьянские хозяйства старообрядцев — ухоженные дома и усадьбы, достаток, здоровый вид домочадцев, многочисленных детей. Все это свидетельствовало об очевидном превосходстве трудовой и бытовой этики в старообрядческой деревне по сравнению с обычной русской или сибирской деревней.

Для староверов характерно были разумное обустройство своего быта, хозяйственная энергия, трезвый практицизм, деловая сметка. Общинная взаимовыручка, привычка к самоорганизации, к опоре на собственные силы способствовали хозяйственным успехам. Все это сочеталось с нравственной потребностью жить только своим трудом. Рассчитывать только на себя. Это сохранилось в старообрядческих поселениях сейчас, в том числе и в Туве. Старообрядческие деревни в Туве выгодно отличаются достатком, порядком, ухоженностью от современных деревень и поселков.

Здоровый образ жизни, трудолюбие, привитое с детства, энергичная и успешная хозяйственная деятельность, постоянный физический труд всех членов семьи, чистая природа, строгие запреты на выпивку и табакокурение, на аборты — все это обеспечивает жизнестойкость семей, их нормальное воспроизводство, надежность и устойчивость хозяйства, семейного быта, позволяет избегать тяжелой нужды и разорения. Патриархальный уклад, строгое послушание младших членов семьи, четкое представление каждого о своих обязанностях по дому, по хозяйству помогали семье выжить и сохраниться даже в самых трудных ситуациях». Ну и, конечно, основой твердого нравственного стержня старообрядцев является их глубокая религиозность — на первом месте в их жизни находится Иисус Христос. Старообрядцы, как и много веков назад, уверены в том факте, если на первом месте находится Иисус Христос, то все остальное по умолчанию будет находиться на своем месте.

Жизненный опыт старообрядцев — это как наглядный пример того, что будет, если жить, руководствуясь нехитрыми постулатами: трудись и молись. Возможно, есть смысл присмотреться к ним более внимательно, чтобы найти способы решений многих проблем нашего современного общества. Например, обратиться к религии для развития духовной составляющей и неважно, какой именно. Любая религия, если она настоящая, из тех нескольких, которые существуют в мире, способствует духовному развитию личности. Неплохо было бы поучиться у старообрядцев приобщению к труду с раннего возраста, почитанию старших.

«Археографическое открытие Сибири» (Россия)

Источник: sib-science.info

​Сибирская книжность имеет многовековую историю и насчитывает огромное количество рукописей и книг, в том числе старопечатных. Некоторые из них хранятся в собрании Института истории СО РАН. Это уникальный фонд памятников, составляющих целый пласт литературы и культуры Сибири.

Работу сибирских ученых, открывших уникальные памятники книжной культуры, оценил известный филолог академик Дмитрий Сергеевич Лихачёв, назвав ее «археографическим открытием Сибири». По его словам, сибирские археографы

«открыли не только отдельных авторов и переписчиков рукописей, — они открыли целую сибирскую литературу, разрушили обывательское представление о крестьянах как о людях, не имеющих особых интеллектуальных интересов». «Археографы, — пишет Дмитрий Сергеевич, — это не просто ученые, изучающие рукописи, — это ученые, открывающие людей». 
Собрание старопечатных книг и рукописей Института истории СО РАН включает более 1 500 экземпляров. Значительную его часть составляют книги XVI—XVII веков и манускриптыXVI—XX веков, приобретенные у староверов Урала, Сибири, Алтая и Дальнего Востока. Во время археографических экспедиций, проводившихся с 1960-х годов, ученые обнаружили в Сибири целый пласт книжности: старопечатные книги, списки памятников письменной культуры русского средневековья, сочинения сибирских староверов. О составе фонда в статье «Рукописи ИИ СО РАН» пишет ведущий научный сотрудник Института истории СО РАН доктор филологических наук Тамара Васильевна Панич: «Из старопечатных книг XVI—XVII веков в собрании есть издания Московского печатного двора (например, Кириллова книга 1644 г., Грамматика Мелетия Смотрицкого 1648 г., Библия 1663 г.), а также типографий Венеции, Острога, Киева, Вильно, Львова. Также в фонде хранятся агиографические и исторические тексты, жития византийских и русских святых, повести, певческие крюковые рукописи». 
 
Отдельный интерес представляют собой рукописи старообрядцев, которые отражают особенности старообрядческой духовной культуры. В этих сочинениях соединяются библейские события, культурные традиции Древней Руси, элементы народного богословия, эсхатологические толкования (представления о конце света и истории).
  
Старообрядчество — совокупность религиозных течений и организаций в русле Русской православной церкви, отвергающих предпринятую в 1650—1660 годы патриархом Никоном и царем Алексеем Михайловичем церковную реформу, целью которой провозглашалась унификация богослужебного чина Русской церкви с Греческой церковью и прежде всего — с церковью Константинопольской. Отличительными чертами старообрядчества являются двуперстие при крестном знамении (использование двух пальцев вместо трех), крестный ход по часовой стрелке («посолонь» ― по солнцу), написание имени Иисус с одной буквой «и» (Исус), строгое соблюдение трехпогружательного крещения (человек трижды погружается в воду с головой). Поощряется ношение традиционной древнерусской одежды (кафтаны, косоворотки, сарафаны). В среде старообрядцев очень крепки семейные устои.
 
В начале 1990-х годов основатель сибирской археографической школы академик Николай Николаевич Покровский и археограф доктор исторических наук Наталья Дмитриевна Зольникова открыли «Урало-Сибирский патерик» (патерик — сборник избранных изречений святых отцов и подвижников или их житий. — Прим. ред.). Это историко-агиографическое сочинение, созданное в конце 1940-х — начале 1990-х годов в крупнейшем на востоке России старообрядческом часовенном согласии (группа объединений христиан в старообрядчестве, придерживающаяся той или иной разновидности вероучительной и обрядовой практики. — Прим. ред.). Оно включает в себя сочинения староверов XVIII—XIX веков, записи устных преданий, авторские тексты составителей — крестьянских писателей, жизнеописания пустынножителей. Бытовые и психологические детали, элементы реалистического описания сочетаются в этих сочинениях с мотивами и сюжетами, характерными для агиографической литературы. В «Патерике» также отражены традиционные жанры древнерусской литературы: легенда, предание, чудо. 
  
Большинство старопечатных книг и рукописей были открыты во время археографических экспедиций. Они проводились с 1960-х годов под руководством организаторов и участников первых археографических экспедиций в Сибири: Н. Н. Покровского, профессора, члена-корреспондента РАН Елены Константиновны Ромодановской, профессора, доктора филологических наук Елены Ивановны Дергачёвой-Скоп.
«Мне много раз довелось бывать в экспедициях, — рассказывает автор монографии “Литературное творчество старообрядцев XVIII — начала XXI вв.” доктор филологических наук Ольга Дмитриевна Журавель. — Это были в основном сельские общины, порой затерянные в труднодоступных местах, “в лесах и на горах”, но самые яркие впечатления остались от посещения старообрядческих скитов в далеких верховьях Енисея, жизнь в которых во многом воспроизводит быт, уклад древнерусского монастыря. С самых первых студенческих экспедиций я могла убедиться в том, что старообрядцы — хранители не только книжных раритетов, но и древнерусских духовных и даже бытовых традиций. Мне посчастливилось побывать в той среде староверов, где в XIX—XX вв., вплоть до настоящего времени, развивалась уникальная рукописная традиция, писались книги на бересте, секреты изготовления которой хранили народные умельцы».
Значительный массив источников был приобретен в разные годы у староверов Белокриницкой («австрийской») иерархии. Первые контакты новосибирских археографов с сибирскими неокружниками относятся к середине 1990-х гг. В результате далеко не сразу установившихся доверительных отношений была передана часть архива и библиотеки одной из семей сибирских неокружников.
 
Русская православная старообрядческая церковь (РПСЦ), или Белокриницкое согласие (Белокриницкая иерархия — по названию монастыря в Белой Кринице в Северной Буковине, бывшей в составе Австрийской империи) — религиозное старообрядческое объединение, рассматривающее себя как продолжение исторической Русской православной церкви, существовавшей до реформ патриарха Никона. Неокружники — часть приверженцев белокриницкого согласия, не принявшая «Окружное послание Российских архипастырей Белокриницкой иерархии» 1862 г., утверждающего, что «господствующая ныне в России Церковь, равно и Греческая, верует не во иного Бога, но во единого с нами». 
«Можно определенно утверждать, что основу дошедшего до нас белокриницкого книжного наследия составила общинная библиотека, поставленная на хранение ИИ СО РАН в 2010 году, — рассказывает научный сотрудник сектора археографии и источниковедения ИИ СО РАН кандидат исторических наук Николай Алексеевич Старухин. — В общей сложности неокружническое собрание включает в себя 25 книг и рукописей XVII—ХХ веков. Из них четыре старопечатных книги, одно гектографированное (полученное с помощью копировального аппарата — гектографа) издание. В собрание входит два десятка рукописей, датируемых рубежом XIX—XX веков».
Николай Алексеевич разделяет книги собрания на несколько групп. Первая — богослужебная литература (книги и рукописи, используемые как для частного, так и для общественного богослужения). Самой ранней из печатных книг этой группы является Минея общая, изданная в Москве в период Смуты в 1609 году. Вторая группа — исторические и полемические сочинения и апокрифические памятники («Сон Богородицы» и «Сказание о 12-ти пятницах»). К третьей группе можно отнести нормативные памятники (Соборное постановление 1928 г. и печатный «Чин принятия от ересей и чин крещения»). 
 
Соборное постановление 1928 г. — это перечень решений собрания неокружников в деревне Большие Корчи Вятской губернии. Постановление включает в себя список нарушений и епитимий, полагающихся в том или ином случае.
«Всего обозначено 16 пунктов. Прежде всего, выделяются статьи, связанные с бытовыми запретами. Статьи распространялись на общинников, нарушавших строгие нормы православного поста и общения “с иноверными”. Сюда же относятся статьи о “воровских” (без благословения родителей) браках, “обитых (именно так) и умерших на войне, которые причащались у никониан”. Соборные постановления этой группы явно свидетельствуют об ужесточении позиций руководства неокружнических общин», — поясняет Николай Старухин. 
Экспедиции и исследовательская работа ученых зачастую становятся единственным способом сохранить старинные и редкие книги и рукописи.
«Спасаясь от преследований, староверы везли за собой в глухие уголки страны самое дорогое, что у них было, — древние книги и рукописи. Кроме того, они создавали и собственные сочинения, следуя древним традициям. Эти сочинения становятся известными благодаря изысканиям археографов, — говорит Ольга Журавель. — Археографы — это такая своеобразная армия спасателей. Мы привозили из экспедиций не только бесценные книжные сокровища и памятники современной письменности. Опыт экспедиций позволял понять изнутри идеи, смысл, метод старообрядческой литературы. Перед нами — феномен своеобразного жизнетворчества, тесной взаимосвязи литературы и жизни. Так, например, одна матушка рассказывала о том, как она с детства, слушая пение по церковным праздникам, мечтала о жизни в скиту как о земном рае, как, тайком покинув дом, готовилась к принятию “ангельского чина”. Кстати, эта женщина и подарила сделанный ею в юности рисунок, который через двадцать лет оказался воспроизведен на обложке моей книги. На нем — наивно-идеалистическое, трогательное изображение рая, каким его видела юная крестьянка». 
Сейчас идет подготовка записей рукописей и старопечатных книг ИИ СО РАН для включения коллекции в реестр «Книжные памятники РФ». Также для того, чтобы сделать собрание рукописей и старопечатных книг доступным для исследователей, ведется оцифровка материалов фонда. Эти и другие меры — способ сохранить наше культурное наследие и передать его следующим поколениям.

ТАЙНЫЕ ТРОПЫ СТАРООБРЯДЦЕВ — Агентство ТВ-2 — актуальные новости в Томске сегодня

«Далеко раскинулась земля… Кто изочтет в ней дебри, леса и пустыни? Кто изведал в ней все «сокровенные места» где живут «люди под скрытием», кинувшие постылую родину и доживающие свой век в незнаемых миру дебрях, вдали от больших городов и селений». П.А.Мельников (Андрей Печерский). Роман «В лесах».

Монахини поморского согласия. Рудный Алтай

Немногим более тридцати лет назад публикация документальной повести «Таежный тупик» Василия Пескова вызвала ажиотажный интерес у советских читателей. Автор подробно рассказал эпопею семьи Лыковых, которые по своей воле прожили в полной изоляции от людей очень долгое время. Писать об отшельниках-староверах, не впадая в антирелигиозную риторику, в 1982 году было сложно. Василий Песков сумел это сделать и поведал миру историю, героями которой стали верующие старообрядцы с таежной речки Еринат.

Василий Песков и Агафья Лыкова

Семейство Лыковых обнаружили геологи. Они и сообщили Василию Пескову о «странных» обитателях саянской тайги. В Сибири подобные встречи с отшельниками не были редкостью, но не все из них превращались в темы для журналистских сюжетов. Охотники, лесозаготовители частенько докладывали в партийные органы, в милицию о присутствии в труднодоступной местности значительных групп людей, которые именуют себя «хранителями старой веры».

Старообрядцы поморского согласия. Рудный Алтай

В фондах Государственного архива Томской области хранится документ середины 70-х годов прошлого века. Бумагу составил председатель сельского совета поселка Красный Яр А.Б.Тау. Он назвал свою служебную записку «Некоторые данные о жизни старообрядцев в лесах Кривошеинского лесхоза» и подробно изложил детали отшельнического быта. «Живут староверы в небольших избушках, покрытых берестой. Передний угол занят иконами. Посуда разделена на свою и «мирскую» (она с пометкою). Некоторые совсем не берут в руки деньги. Разговорчивы, гостеприимны, всегда предложат поесть. Почти все они пожилого возраста. Питаются с огородов, мясо почти не едят. Собирают орехи, грибы, ягоды. В разговорах поясняют, что они беженцы от новой эры, которая неправильная»…

Историки, филологи, археографы из СО АН СССР в те же годы проводили исследовательские экспедиции в Рудном и Горном Алтае, в Красноярском крае и в Туве. Ученые посещали старообрядческие селения и монастыри, сумев собрать уникальные коллекции древних рукописей, книг, предметов быта. В 1982 году поисковая удача сопутствовала специалистам Томского областного краеведческого музея. В нарымской тайге ими было открыто сохранившееся (со всей утварью, старопечатными текстами) старинное поселение, по каким-то причинам брошенное хозяевами. Ценные находки можно увидеть на редких кадрах кинохроники.

Репортаж Западно-Сибирской студии кинохроники. 1982 год

В 2017 году ученые Томского государственного университете собираются запустить электронный ресурс о таежных старообрядческих общинах на территории Томской области.

— Скиты формировали конфессиональную идентичность, сохранив эту роль даже в советское время. И сейчас там продолжают создавать рукописи, опираясь на древнерусскую кириллическую традицию — отметил ученый секретарь Научной библиотеки ТГУ Артем Васильев.

Специализированный сайт в первую очередь будет полезен тем, кто изучает памятники древней письменности с целью их прочтения, определения авторства, места и времени создания.

Старообрядческий текст на бересте

А вот на обывательском уровне ориентироваться в отличиях между многочисленными старообрядческими толками и согласиями довольно трудно. Для непрофессионалов все староверы ассоциируются с такими понятиями: раскольник, отшельник, кержак, а иногда-сектант. Только специалист может объяснить отличие поморских старообрядцев от часовенных, бегунов от дырников, средников от субботников, федосеевских от даниловских. Названия объединений древлеправославных христиан (порой экзотические) фигурируют в большом массиве документов 18-20 веков, хранящихся в Государственном архиве Томской области. Некоторые из них будут представлены в публикации. Не станут лишними и репортажи, снятые в рамках проекта «Экспедиция ТВ2». Автору довелось побывать в самых потаенных уголках Сибири и рассказать зрителям о бытовой и духовной стороне жизни старообрядцев.

Сюжет «Телекомпании ТВ2», 2006 год

Впервые мы познакомились с обитателями таежных поселков во время путешествий по Обь-Енисейскому каналу. В разные годы съемочная группа ТВ2 неоднократно проходила маршруты по заброшенной системе гидротехнических сооружений на границе Томской области и Красноярского края. В тех местах возникало ощущение отсутствия границы между прошлым и настоящим. В домах не было телевизоров и магнитофонов, но многие староверы пользовались сотовой связью. Моторные суда не вытеснили долбленных лодочек. Современная одежда всегда сочеталась с традиционными для староверов опоясками. У каждого взрослого человека при себе всегда находилась лестовка (предназначена для счета молитв, своего рода четки).

 

Старообрядческая лестовка

Домотканные опояски

В домах можно было увидеть не только иконы, но и написанные кириллицей от руки тексты духовных стихов для знаменного распева. Мы могли сидеть за одним столом, но попытки угостить хозяев или детей конфетами, печеньем неизменно заканчивались лаконичным отказом: — «Нам не можно». Молитвы и богослужебные ритуалы перед пришлыми людьми не афишировались, охотнее старообрядцы (особенно пожилые) делились историями о том, как их единоверцы оказались на водоразделе Кети и Каса.

Сюжет Телекомпании ТВ-2. 2010 год

В разгар никонианских религиозных преобразований в среде старообрядцев сформируется объединение беспоповцев. Так называются древлеправославные христиане, не приемлющие духовенства и отвергающие священников нового наставления. Беспоповцы, осевшие на побережье Белого моря, причисляли себя к поморскому согласию. Близкими к ним считались староверы, ушедшие в необжитые места Олонецкого края (Карелия) и в нижегородские земли на реке Керженец (отсюда и название кержаки).

Старообрядцы-кержаки Нижегородской губернии. 1897 год

В Сибири же наиболее распространилось часовенное согласие, которое появилось позднее — в первой половине XIX века. Беспоповские богослужения проводили и до сих пор проводят духовные наставники или уставщики. Они и определяли внутренний порядок в общинах. В часовенном согласии постановления по важным религиозным и бытовым вопросам принимались на Соборах. В институте истории СО РАН есть сведения об одном из таких Соборов, который состоялся в декабре 1990 года у деревни Безымянка. Это как раз на Обь-Енисейском канале. Приведу лишь некоторые из правил, установленных более 20 лет назад. «1. У кого из христиан еще имеются радиоприемники в домах, избушках, то таковые в братию не принимаются и милостыню от таковых не брать. 2. Электрочайник подобен самовару. 5. У которых христиан дети ходят на елку, то за сие епитимии 300 поклонов. А если и родители пойдут, им епитимии 10 лестовок….11. На христианских браках строго запрещается плясать и вносить музыку, сие не христианское, но еллинское беснование. 12. Если кто табакур и хочет прийти к браку, таковому выдержки 6 месяцев. Потом брачить. … 15. О выгонке самогонки и пития ея. Кто производит и выпивает, пока не оставит сие дело, в братию не принимать согласно Бийского соборного уложения. 16. Духовным лицам неприлично быть пенсионером и кадровым работающим по заявлению». Соборные положения менялись. Если предмет признавали полезным, его разрешали. Лодочные моторы, сотовая связь необходимы охотникам промысловикам — значит пользоваться ими можно. Крепкий алкоголь и табак всегда находились под запретом. Полезность телевизора староверами тоже отрицается…

Село Верхний Уймон в Горном Алтае

В конце 18 века беспоповцы пришли в пределы Горного Алтая. Спасаясь от преследования властей, приверженцы дореформенных верований искали глухие, потаенные территории не случайно. Среди старообрядцев из уст в уста передавались легенды о существовании «земного рая» — Беловодья, куда вел вполне конкретный маршрут.« Во святую страну Беловодье надобно ехать от Москвы до Казани, оттуда до Бийска. От Бийска подниматься вверх по реке Катуни. На Катуни ищите деревню Уймонку. В ней инок Иосиф содержит обитель. Он покажет путь через горы каменные, снеговые. Там древа дивные и земные плоды. Там хлеб сеют раз, и урожая хватает на 4 года, потому что страна сия лежит близко к раю, и оттуда живьем берут всех на небо».

К «земле обетованной» стремились не только староверы, но и беглые солдаты, заводские крестьяне. Их задерживали, ловили в горах и в лесах, наказывали, а поток ищущих Беловодье людей не уменьшался. В 1836 году Бийский земский исправник сообщал:«Проживающие в деревне Уймонской… заводские крестьяне Вавило Болтовский с братом Харитоном намереваются совершить побег на место, называемое Беловодьем. С ними могут последовать и другие жители деревни Верхне-Уймонской».Донесение адресовалось в Томское губернское правление.

Документ из фондов Государственного архива Томской области

В мае 1837 года под грифом «секретно» губернские власти получат очередной рапорт «О намерении крестьян Алтайской волости скрыться на какое-то Беловодье и о пойманных четырех раскольниках». Подобные документы в фондах ГАТО не единичны.

Документ из фондов Государственного архива Томской области

Потомки старообрядцев и сейчас живут в алтайском селе Верхний Уймон. По словам краеведа и хранительницы местного музея старообрядчества Раисы Кучугановой:«несмотря на сталинские репрессии, изменения в укладе общины многое остается как прежде. Если малые дети крестятся двумя перстами, я сразу вижу — вот они староверы. Значит каноны в семье, пусть не полностью, на бытовом уровне, но соблюдаются».

Раиса Кучуганова — хранительница музея старообрядчества в п. Верхний Уймон

Вернемся к событиям прошлого. Более 200 лет назад старообрядцам запрещалось занимать государственные и общественные должности, быть свидетелями в судах. Они платили двойной налог за право жить в городе. Тем не менее, все больше людей «записывалось в раскол», то есть переходило в старообрядчество. Для государственной власти и официальной церкви это стало тревожным сигналом. Были приняты меры по созданию особой структуры «Единоверческой церкви» под общей юрисдикцией официальной православной церкви. Так появилось еще одно направление в старообрядчестве, сторонники которого, признав главенство официальной церковной власти, сохранили все дореформенные ритуалы. В 40-е годы 19 века в Томске на средства прихожан единоверческой общины был построен Свято-Троицкий храм.

Свято-Троицкий храм в начале XX века

Современный вид Свято-Троицкого храма

Компромисс со стороны властей мало повлиял на самостоятельные процессы внутри старообрядческого движения. В 1846 году после перехода в «старую веру» митрополита Боснийского Амвросия возникла Белокриницкая иерархия, признававшая священство. Образовалось новое старообрядческое «поповское» согласие, ставшее основой для будущей Русской Православной Старообрядческой Церкви, но до момента ее официального признания и независимости пройдет еще много лет…

Старообрядческий митрополит Амвросий Белокринницкий

Поповство превратится со временем в самое представительное объединение старообрядцев. В 1907 году Томск признают центром Сибирской епархии, в которую войдут Енисейская и Иркутская губернии. В сентябре 1913 года в городе будет освящен храм Успения Пресвятой Богородицы. В одной из местных газет напечатали репортаж.«Старообрядцы-томичи радуются. Подходя к храму и слыша несущийся мощными волнами звон, они приходят в восторг и плачут от радости, ибо случилось наяву то, о чем предки наши и не помышляли».Храм Успения Пресвятой Богородицы, 1913 год

Современный вид храма Успения Пресвятой Богородицы

В середине 19 века на территории огромной Томской губернии на учете состояло более 25 тысяч старообрядцев принимавших священство. Священство не приемлющих насчитывалось 13 тысяч человек. Статистика не указывает на принадлежность верующих к согласиям и толкам. С поповцами и беспоповцами властям было все более-менее понятно, сложнее приходилось с теми, кто предпочитал радикальное отшельничество, строгий аскетизм и избегал контактов с «антихристовым миром». Такие староверы не признавали гражданских и церковных законов. Они жили на нелегальном положении, скрывали имена. Их не случайно называли бегунами, странниками, скрытниками, подпольщиками, а еще чолбешниками. Случаи задержания бегунов фиксировались с особой тщательностью. 22 июня 1874 года Томскому губернатору докладывали: «3 гильдии купец Петр Вихряев взят в Томске с поддельным паспортом, многими старообрядческими книгами и вещами. Задержанный принадлежит к религиозной секте бегунов». Странствующие находили приют у единоверцев в скитах. Иногда, такие обители находили в относительной близости от столицы губернии. Обратите внимание на содержание документа из фондов Государственного архива Томской области:

Документ из фондов Государственного архива Томской области

Сведениям, поступившим в серьезные ведомства нашлось подтверждение. Томский окружной исправник сообщил, что действительно, «в 100 верстах от Томска, на дальних пасеках Нелюбинской волости открыто 4 скита, в которых найдено 21 человек мужского пола и 22 женщины, которые жили в особом монастыре (отдельно). Все они бродяги из разных мест России и Сибири». Зачем «бродяги» устроили предназначенное для полного самообеспечения хозяйство, что с ним и с его насельниками стало — исправник не пояснил.

Старообрядец с молитвенником

Эта давняя история самым причудливым образом повторилась в конце 1985 года. Тогда в Томском районе с вертолета были обнаружены многочисленные поселения отшельников. Во время милицейских рейдов нашли 57 келий, в которых проживало более 70 человек в возрасте от 65 до 80 лет. Об этом случае доложили в обком КПСС. Эпопея отшельников Лыковых вполне могла получить продолжение уже на томской земле. Однако, в местных газетах об этом не писали, зато сохранился уникальный (на мой взгляд) архивный документ.

Документ из фондов Государственного архива Томской области

Оружия в скитах не нашли. Лиц, скрывающихся от следствия и суда тоже. Детей определили в интернат. Были приняты меры по перекрытию каналов снабжения отшельников продуктами и одеждой. «Монастыри» рекомендовали ликвидировать. Как все это происходило — неизвестно. Но вот что интересно, охотники и туристы до сих пор продолжают рассказывать о встречах в тайге с обитателями «тайных» заимок и называют их староверами. Подобные встречи происходят в разных районах Томской области. Кажется, приходит время для новой экспедиции. Пойду готовить лыжи…

Метки: Томск, Томская область, старообрядцы, отшельники, Обь-Енисейский канал, церковный раскол, Беловодье, Горный Алтай

Художественная выставка «Сибирь. Природа. Староверы»

Дата публикации : 19/07/2018 08:22


29 июля 2018 г. в Картинной галерее музея имени Н. М. Мартьянова откроется художественная выставка «Сибирь. Природа. Староверы». Минусинцы и гости города, смогут познакомиться с сибирским старообрядчеством. Проект призван погрузить зрителя в атмосферу культурного пространства региона, раскрыть подлинную красоту Сибири от Алтая и Саян до северных просторов плато Путорана.  Он включает в себя персональные выставки московского художника Дмитрия Александровича Гусева и фотохудожника из Барнаула Александра Константиновича Холмогорова. Посетители смогут увидеть живописные полотна, фотографии, этнографический материал, коллекцию костюмов русских староверов которые отражают историю, культуру и быт Сибири.

Александр Константинович Холмогоров — коренной сибиряк, родился в селе Толбага Петровско-Забайкальского района Забайкальского края. После службы в армии поступил в Государственный институт театрального искусства (ГИТИС) на режиссёрский факультет. Успешно окончив институт, до 1989 года работал в профессиональном театре. Трудился на металлургическом заводе, преподавал в Институте культуры. Александр Холмогоров — поэт, и для своих стихотворений сам сочиняет музыку. Он один из немногих, кто работает в этом жанре, корни которого восходят к древнейшим традициям русской культуры. «Я же шью простою ниткой простоватые стихи», — признается он, определяя свое кредо.

Дмитрий Александрович Гусев — художник, продолжающий лучшие традиции русского реалистического искусства. Уже более десяти лет он занимается, изучением традиций Русской земли. Совершил более двадцати самостоятельных экспедиций по Сибири, Таймыру, Поморью, был в самых потаенных местах Русского Севера. Художником написаны большие авторские циклы, серии живописных и графических работ, отражающие все величие этих мест. Полные заповедной тишины пейзажи, портреты местных жителей, зарисовки, этюды, а также путевые заметки, письма и впечатления Дмитрия на долгие годы легли в основу его творческой и исследовательской работы, которая стала частью жизни, во многом повлияв на образ мыслей, на нравственные и духовные ориентиры.

Ждём вас на выставке «Сибирь. Природа. Староверы» с 29 июля по 1 сентября по адресу: г. Минусинск, ул. Ленина 77. Телефон для справок: 8 (39132) 5-14-06.  

2018 г. в Картинной галерее музея имени Н. М. Мартьянова откроется художественная выставка «Сибирь. Природа. Староверы». Минусинцы и гости города, смогут познакомиться с сибирским старообрядчеством. Проект призван погрузить зрителя в атмосферу культурного пространства региона, раскрыть подлинную красоту Сибири от Алтая и Саян до северных просторов плато Путорана.  Он включает в себя персональные выставки московского художника Дмитрия Александровича Гусева и фотохудожника из Барнаула Александра Константиновича Холмогорова. Посетители смогут увидеть живописные полотна, фотографии, этнографический материал, коллекцию костюмов русских староверов которые отражают историю, культуру и быт Сибири.

Александр Константинович Холмогоров — коренной сибиряк, родился в селе Толбага Петровско-Забайкальского района Забайкальского края. После службы в армии поступил в Государственный институт театрального искусства (ГИТИС) на режиссёрский факультет. Успешно окончив институт, до 1989 года работал в профессиональном театре. Трудился на металлургическом заводе, преподавал в Институте культуры. Александр Холмогоров — поэт, и для своих стихотворений сам сочиняет музыку. Он один из немногих, кто работает в этом жанре, корни которого восходят к древнейшим традициям русской культуры. «Я же шью простою ниткой простоватые стихи», — признается он, определяя свое кредо.

Дмитрий Александрович Гусев — художник, продолжающий лучшие традиции русского реалистического искусства. Уже более десяти лет он занимается, изучением традиций Русской земли. Совершил более двадцати самостоятельных экспедиций по Сибири, Таймыру, Поморью, был в самых потаенных местах Русского Севера. Художником написаны большие авторские циклы, серии живописных и графических работ, отражающие все величие этих мест. Полные заповедной тишины пейзажи, портреты местных жителей, зарисовки, этюды, а также путевые заметки, письма и впечатления Дмитрия на долгие годы легли в основу его творческой и исследовательской работы, которая стала частью жизни, во многом повлияв на образ мыслей, на нравственные и духовные ориентиры.

Ждём вас на выставке «Сибирь. Природа. Староверы» с 29 июля по 1 сентября по адресу: г. Минусинск, ул. Ленина 77. Телефон для справок: 8 (39132) 5-14-06.   По информации музея им. Н.М. Мартьянова


#Новости культуры

Прикрепленные файлы :


ПЕВЧЕСКИЙ СБОРНИК ИЗ БИБЛИОТЕКИ СТАРОВЕРОВ- СТРАННИКОВ В РЯДУ ПОМОРСКИХ ОБИХОДОВ | Казанцева

1. Панич Т. В., Титова Л. В. Описание рукописей XVI–XX вв. из собрания Института истории СО РАН. Новосибирск : СО РАН, 2011. 322 с.

2. Цыпкин Д. О. Штемпельная маркировка образцов и краткие сведения о производителях бумаги: приложение к статье О. Ю. Деркачевой «Анализ ИК-спектров отражения влияния исторических бумаг» // Фотография. Изображение. Документ. Санкт-Петербург, 2013. Вып. 4. С. 32–40.

3. Панченко Ф. В. Певческие книги старообрядческой поморской традиции (XVIII–XX вв.) : учеб. пособие / С.-Петерб. гос. консерватория им. Н. А. Римского-Корсакова. Санкт-Петербург : Скифия-принт, 2017. 196 с.

4. Бурилина Е. Л. Взаимодействие слова и напева в древнерусской монодии XVI–XVII веков (на материале певческой книги «Обиход») : автореф. дис. … канд. искусствоведения : 17.00.02. Ленинград, 1984. 21 с.

5. Захарьина Н. Б. Русские певческие книги: типология, пути эволюции : автореф. дис. … д-ра искусствоведения : 17.00.02. Москва, 2007. 37 с.

6. Гусейнова З. М. Певческие циклы Обихода // Византия и Восточная Европа: литургические и музыкальные связи. Москва, 2003. Вып. 4. С. 215–236.

7. Перелешина В. Ю. Древнерусские песнопения книги Обиход в литургическом контексте: типология и структура: на материале рукописей Антониево-Сийского монастыря : автореф. дис. … канд. искусствоведения : 17.00.02. Москва, 2008. 30 с.

8. Богомолова М. В., Кобяк Н. А. Описание певческих рукописей XVII–XX вв. Ветковского-Стародубского собрания МГУ // Русские устные и письменные традиции и духовная культура (по материалам археографических экспедиций 1966–1980 гг.). Москва, 1982. С. 162–227.

9. Парфеньев Н. П. Традиции и памятники древне-русской музыкально-письменной культуры на Урале (XVI–XX вв.). Челябинск, 1994. 446 с.

10. Смилянская Е. Б., Денисов Н. Г. Старообрядчество Бессарабии: книжность и певческая культура. Москва : Индрик, 2007. 432 с.

11. Казанцева Т. Г. Певческие рукописи Забайкальского территориального собрания Государственной публичной научно-технической библиотеки Сибирского отделения Российской академии наук : каталог. Новосибирск : ГПНТБ СО РАН, 2009. 219 с.

12. Казанцева Т. Г. Певческие рукописи старообрядцев-семейских из собраний Улан-Удэ и Новосибирска : каталог. Новосибирск : ГПНТБ СО РАН, 2010. 359 с.

происхождение народа, где и как живут, фото

Кержаки — представители старообрядчества, носители культуры северорусского типа. Являются этноконфессиональной группой русских. В 1720-х годах после разгрома Керженских скитов бежали на восток в Пермскую губернию, спасаясь от политических и религиозных преследований. Всегда вели довольно замкнутый общинный образ жизни из-за строгих религиозных правил, традиционной культуры.

Кержаки — это одни из первых русскоязычных жителей Сибири. Здесь народ был основой алтайских каменщиков, они противопоставляли себя «расейским» (российским) более поздним переселенцам Сибири. Но постепенно из-за общего с ними происхождения почти полностью были ассимилированы. Позже кержаками называли уже всех старообрядцев. В глухих местах по сей день есть кержацкие заимки, которые практически не контактируют с внешним миром.

Где живут

С Урала народ расселился по всей Сибири, до Дальнего востока и Алтая. В Западной Сибири народ основал села в Новосибирской области: Козловка, Макаровка, Бергуль, Морозовка, Платоновка. Последних двух уже не существует. Сегодня потомки кержаков проживают в России, за рубежом.

Название

Этноним «кержаки» происходит от наименования реки Керженец, которая располагается в Нижегородской области.

Численность

По причине советских преобразований общества, влияния на него таких факторов как коллективизация, атеизм, раскулачивание, индустриализация, многие потомки кержаков перестали соблюдать древние традиции. Сегодня они относят себя к общерусскому этносу, живут не только по всей территории России, но и за рубежом. По переписи населения, проведенной в 2002 году, к кержакам себя причислили лишь 18 человек.

Религия

Народ верил в Святую Троицу православной церкви, но в своей религии сохранял веру в различных нечистых духов: домовых, водяных, леших и пр. «Мирским» — приверженцам официального православия — не позволяли молиться на свои иконы. Вместе с христианской верой народ использовал множество тайных древних обрядов.

Каждое утро начиналось с молитвы, которую читали после умывания, затем принимали пищу, занимались делами. Перед началом всякого дела тоже произносили молитву, осеняли себя двуперстием. Перед сном возносили молитвы и только потом отходили ко сну.

Еда

Кержаки готовили по старинным рецептам. Варили различные кисели, из первых блюд ели толстые кержацкие щи на квасу с ячменной крупой. Из кислого теста делали открытые пирожки «соковые шаньги», которые смазывали конопляным соком. Из круп и репы варили каши.

Во время поста пекли рыбные пироги, примечательно, что рыбу использовали целую, а не потрошенную. Ее только чистили, натирали солью. Ели такой пирог всей семьей, на нем делали круговой надрез, снимали верхнюю «крышку», пирог разламывали на куски, рыбу ели из пирога вилками. Когда верхняя часть была съедена, тянули за голову и убирали ее вместе с костями.

Весной, когда все запасы заканчивались, начинался Великий пост, в этот период ели свежую зелень, листья с побегами полевого хвоща, горькую репку (сурепку), квашеную сныть, собирали в лесу орехи. Летом, когда начинался сенокос, заготавливали ржаной квас. На нем делали зеленую окрошку, редьку, пили с ягодами. В Успенский пост собирали урожай овощей.

На зиму кержаки заготавливали ягоды, бруснику мочили в кадках, ели с медом, квасили черемшу, ели с квасом и хлебом, квасили грибы, капусту. Семена конопли поджаривали, измельчали в ступке, добавляли воду, мед и ели с хлебом.

Внешность

Одежда

Очень долго народ сохранял приверженность к традиционной одежде. Женщины носили косоклинные сарафаны из тканей (дубасы). Шили их из крашеного холста, сатина. Надевали легкие холщовые шабуры, кожаные коты.

Жизнь

Издавна занимаются земледелием, выращивают зерновые культуры, овощи, коноплю. Есть на огородах кержаков даже арбузы. Из домашних животных разводят овец, в Уймонской долине — маралов. Народ очень преуспел в торговле. На продажу идут продукты животноводства, продукция на основе рогов марала, которая считается очень полезной и целебной.

Из ремесел распространено ткачество, изготовление ковров, пошив одежды, изготовление аксессуаров, украшений, предметов быта, сувениров, плетение корзин, изготовление деревянной, берестяной посуды, гончарное, кожевенное производство. Из конопли делали мешковину, из семян отжимали масло. Занимались пчеловодством, плотничеством, кладкой печей, художественной росписью. Все свои навыки старшие передавали молодому поколению.

Жили в основном большими семьями по 18-20 человек. В одной семье проживало три поколения семьи. Семейные устои в кержацких семьях всегда были крепкими. Главой был мужчина-большак, помогала ему хозяйка-большуха, которой подчинялись все снохи. Молодая невестка без ее разрешения не делала ничего по дому. Продолжалось такое послушание, пока у нее не родится ребенок или молодые не отделятся от родителей.

Детям с раннего возраста прививали любовь к труду, уважение к старшим, терпение. Никогда не воспитывали криком, использовали поучительные пословицы, притчи, прибаутки, сказки. Народ говорил: чтобы понять, как человек жил, нужно знать, как он родился, сыграл свадьбу, умирал.

Жилище

Кержаки строили рубленые избы, с двускатными крышами, в основном стропильными. Сруб жилища состоял из пересекающихся бревен, уложенных одно на другое. В зависимости от высоты и способа соединения бревен делали разные соединения в углах избы. К строительству жилища подходили основательно, чтобы оно стояло веками. Огораживали избу и двор деревянным забором. В качестве калитки были две доски, одна — снаружи забора, вторая — изнутри. Сначала поднимались по первой доске, переступали верхушку забора и спускались по другой доске. На территории двора располагались постройки, помещения для скота, хранения инвентаря, орудий труда, корм для скота. Иногда строили дома с крытыми дворами, делали навесы для сена «балаганы».

Обстановка внутри избы была разной, в зависимости от достатка семьи. В доме были столы, стулья, скамьи, кровати, различная посуда и утварь. Главное место в избе — это красный угол. В нем стояла божница с иконами. Обязательно божница должна располагаться в юго-восточном углу. Под ней хранились книги, лестовки — тип четок старообрядцев, выполненных в виде ленты из кожи или другого материала, сшитого в виде петли. Лестовку использовали для подсчета молитв и клонов.

Не в каждой избе были шкафы, поэтому вещи вешали на стены. Печь делали каменную, устанавливали в одном углу, немного отступая от стен во избежание пожара. По бокам печи делали два отверстия для сушки варежек, хранения серянок. Над столом были небольшие полочки-шкафчики, где хранили посуду. Освещали дома, используя следующие приспособления:

  1. лучины
  2. керосиновые лампы
  3. свечи

С чистотой жилища у кержаков было тесно связано понятие о красоте. Грязь в избе для хозяйки была стыдом. Каждую субботу женщины с раннего утра начинали уборку, тщательно все мыли, чистили песком для запаха древесины.

Культура

Важное место в фольклоре кержаков занимают лирические протяжные песни, сопровождаемые очень своеобразным ведением голоса. Именно они являются основой репертуара, к нему можно отнести некоторые свадебные, солдатские песни. Много у народа плясовых, хороводных песен, поговорки, пословицы.

У кержаков, проживающих в Белоруссии, существует своеобразный певческий стиль. На их культуру повлияла жизнь в этой стране. В пении легко можно расслышать белорусский диалект. В музыкальную культуру переселенцев вошли и некоторые жанры танцевальной музыки, например, крутуха.

Традиции

Одним из строгих религиозных правил кержаков является перекрещивание стакана, когда его принимали из чужих рук. Они верили, что в стакане могут находиться злые духи. После мытья в бане обязательно переворачивали тазы, в которые могли вселиться «банные черти». Мыться нужно до 12 часов ночи.

Крещение детей проводилось в холодной воде. Браки у народа строго разрешались только с единоверцами. Одной из особенностей кержаков является отношение к правде и данному слову. Молодым всегда говорили следующие слова:

  • иди в овин да шути там один;
  • не разжигай, туши, пока не разгорелось;
  • будешь лукавить, чёрт задавит;
  • ты на правде стоишь, трудно тебе, да стой, не вертись;
  • обещаха недахе — родная сестра;
  • Клевета, что уголь: не обожжет, так замарает.

Если кержак позволял себе сказать скверное слово, спеть похабную частушку, он позорил не только себя, но и всю родню. Про такого всегда брезгливо говорили: «С этими же устами да за стол сядет». Очень неприличным у народа считалось не поздороваться даже с человеком, которого мало знаешь. После того, как поздоровался, нужно приостановиться, даже если очень торопишься или занят, побеседовать с человеком.

Из пищевых особенностей следует отметить, что народ не употреблял в пищу картофель. Его даже называли по-особенному «чертово яблоко». Кержаки не пили чай, только горячую воду. Очень осуждалось пьянство, верили, что в организме хмель держится 30 лет, а умирать пьяным очень плохо, не увидишь светлого места. Осуждалось и считалось грехом курение. Курящих людей не подпускали к святым иконам, все старались общаться с ним как можно меньше. Про таких говорили: «Кто курит, тот хуже собак». Не садились за один стол с «мирскими», не пили, не ели из чужой посуды. Если во время приема пищи в дом входил иноверец, вся еда на столе считалась опоганенной.

В семьях кержаков существовали следующие правила: все молитвы, знания, заговоры обязательно нужно передать по наследству своим детям. Старшим по возрасту людям, свои знания передавать нельзя. Молитвы обязательно нужно учить наизусть. Посторонним их рассказывать нельзя, кержаки верили, что от этого молитвы теряют свою силу.

Очень важными для старообрядцев были традиции, тесно связанные с трудовой деятельностью. В них заложено уважение к труду, которое считается благим для земли и природы. Тяжелая жизнь кержаков, гонения, способствовали бережному отношению к земле, как к высшей ценности. Сильно осуждали лень, нерадивых хозяев. Часто таких выставляли напоказ перед большим количеством народа. Всегда заботились об урожае, здоровье семьи, скота, старались передать будущему поколению весь свой жизненный опыт. Грехом считалось сесть за грязный «поганый» стол. Каждая хозяйка перед приготовлением пищи крестила посуду, вдруг по ней прыгали черти. Если в дом приходил посторонний, после него обязательно мыли пол, вытирали дверные ручки. Гостям посуду подавали отдельную. Все это связано с правилами личной гигиены. В результате в деревнях кержаков не было эпидемий.

После работы проводились специальные обряды, которые возвращали человеку потраченные силы. Землю назвали матерью, кормилицей, хлебородницей. Кержаки считают природу живым существом, верят, что она понимает человека, помогает ему.

Трепетное отношение было у народа к огню и воде. Леса, травы и вода были в их понимании святыми. Верили, что огонь очищает тело, обновляет душу. Купание в целительных родниках считалось вторым рождением, возвращением к изначальной чистоте. Воду, которую приносили домой, набирали в речках против течения, если она предназначалась для лекарства, брали по течению, при этом произносили заговор. Кержаки никогда не пили воду из ковша, обязательно наливали ее в кружку, стакан. Строго запрещено у народа на берег реки выливать грязную воду, вывозить мусор. Выливать воду можно было только ту, которая использовалась для мытья икон, она считалась чистой.

Грехом считалось плакать, причитать на похоронах, народ верил, что покойный утонет в слезах. 40 дней после похорон нужно навещать могилу, говорить с усопшим, вспоминать его хорошим словом. Связаны с похоронной традицией родительские дни поминовения.

Кержаки, которые живут сегодня, продолжают соблюдать религиозные обряды. Много времени старшее поколение уделяет молитвам. Много в домах старообрядцев старинных икон. По сей день народ старается сохранить свои традиции, обряды, религию, нравственные устои. Они всегда понимают, что надеяться надо только на себя, свои умения и трудолюбие.

Наша Сибирь. Наследие

Старообрядцы-раскольники в Сибири.

Малоизвестная и незаселенная Сибирь часто становилась последним пристанищем для людей, ищущих свободу. Широкие просторы далекой земли давали людям надежду на новую жизнь, более богатую и далекую от притеснений царского правительства. Дискриминации со стороны властей в разное время подвергались многие «инородцы» и «иноверцы». В середине XVII века «иноверцами» в православном государстве была признана часть православных христиан. В дальнейшем Русская церковь называла их «раскольниками». Чаще всего опальные христиане были вынуждены спасаться бегством.

Раскол веры

Церковный Собор 1654 года (Патриарх Никон представляет новые богослужебные тексты) А. Д. Кившенко, 1880 г. (Wikimedia Commons)

На 1645-1676 гг. в России приходится царствование Алексея Михайловича Романова. Отличавшийся твердым нравом правитель проводил реформы, которые укрепляли центральную царскую власть во всех русских землях.

В 1640-х гг. вокруг Алексея Михайловича сформировался так называемый кружок «ревнителей благочестия». В него входили наиболее близкие к царю духовные и светские лица, заинтересованные в «утверждении благочестия» в духовной и гражданской жизни народа. Улучшать жизнь народа члены «кружка» решили на основе строгого следования уставам и постановлениям Стоглавого Собора 1551 года. На том Соборе, проходившем при Иване Грозном, были приведены к единому образцу и упорядочены многие богослужебные книги и рукописи.

Обратившись к проблеме, ревнители благочестия руководствовались благими побуждениями. Они хотели повысить нравственный уровень духовенства и внести больше «поучительности» в церковные службы. По их мнению, в первую очередь нужно было устранить накопившиеся нарушения в богослужении и устранить многочисленные разногласия в богослужебном чине между Русской и Греческой Православными Церквями.

Алексей Михайлович призвал на помощь греческих ученых монахов, которые стали править богослужебные книги и обряды по греческим образцам. Столичное духовенство приветствовало такие изменения, будучи убеждено, что именно греки сохранили истинную Веру во Христа. Провинциальное же духовенство придерживалось совершенно противоположного мнения. Так или иначе, последнее слово оставалось за государем. И он принял решение поддержать нововведения и назначил главным в проведении церковной реформы новгородского митрополита Никона, который стал патриархом.

Реформирование церкви началось в 1653 году. В первую очередь, изменения произошли на, казалось бы, поверхностном уровне. Отныне все православные должны были креститься не двумя, а тремя перстами, писать «Иисус», вместо устоявшегося «Исус» и петь «Аллилуйя» на службах три раза, вместо прежних двух. Многие духовные лица посчитали такие нововведения за искажения истинного учения Христа и выступили против нового патриарха. Часто Никон стал представать в народном сознании в образе «Антихриста».

Путешествие Аввакума по Сибири. С. Милорадович, 1898 год. (Государственный музей истории религии)

Особым рвением к защите старых обрядов отличился протопоп Аввакум. Он стал открыто обличать царя и «греческую ересь». Многие его поддержали. В стране то и дело вспыхивали волнения, которые подавлялись царскими полками. Несмотря на это, государь был непреклонен. И на Большом Московском соборе 1667 года исправления церковных книг и обрядов были окончательно утверждены.

Теперь все духовенство было обязано служить по новым книгам. Приверженцы «старой веры» были объявлены вероотступниками и отлучены от Церкви. Волнения в обществе усилились.

«Пострадать за Христа»

Сразу же после раскола многие христиане, страстно желавшие сохранить «старую веру», стали бежать подальше от столицы, опасаясь кары за отказ исполнять царскую волю. Поводов для таких опасений было более чем достаточно.

Еще в начале церковной реформы протопоп Аввакум, который выступил против сподвижников Никона, был заточён в подвал Андроникова монастыря в Подмосковье. Затем его отправили в долгую ссылку, началась которая с сибирского города Тобольска.

В 1667 году восстал Соловецкий монастырь, отказавшись служить по новым книгам. Его осада царскими войсками завершилась лишь в 1676 году и закончилась жестокой расправой над «мучениками за Веру». Параллельно этому событию уже началась карательная политика подчинения староверов. Священнослужители «нового покроя» просили царя о самой решительной борьбе против раскольников. Расправы не заставили себя долго ждать. Начало истории русского старообрядчества ознаменовала жестокая казнь четырех поборников старой веры. В 1682 году эти несчастные, в числе которых был и протопоп Аввакум, которого вернули из ссылки, были заживо сожжены в деревянном срубе.

Сожжение протопопа Аввакума Пётр Мясоедов, 1897 год (culture.ru)

Вскоре после этих событий по стране прокатилась череда массовых самосожжений старообрядцев. Несмотря на то, что самоубийство всегда являлось тягчайшим грехом во многих религиозных учениях, большое число раскольников такую форму неповиновения воспринимали как добровольную мученическую смерть. Они верили, что таким образом, не подчинившись воле «Антихриста», они обретут освобождение на небесах.

Самосожжения в деревянных срубах были наиболее частым видом борьбы за свои убеждения в среде староверов. Они были многочисленны, отличались своим масштабом и продолжались вплоть до XX века. Однако были и другие способы погибнуть, не изменяя идеалам. Например, самозаклание, самоутопление и даже «запощивание», когда люди становились затворниками и отказывались от пищи до того момента, пока их попросту не оставляли силы.

В старообрядческой среде долгое время кипели споры о том, приемлема ли такая борьба. Самым известным критиком самосожжений был старец Ефросин, который отмечал греховность самоубийства и отвергал боль и страдания самоубийц как «несовместимые с нормами естественного человеческого существования». Он писал, что жизнь является большим даром, а те, кто толкает людей к самосожжению, являются врагами старообрядческой «светлой России» и виновниками ее «опустения». Старцем предлагался другой выход – бегство в необжитые места и создание новых поселений.

«Самосожигатели» Григорий Мясоедов 1884 г. (www.hudojnik-peredvijnik.ru)

Беловодье – надежда на спасение

Легендарная страна свободы Беловодье по примеру мифической Шамбалы в разное время всплывала в старообрядческих легендах. Очень часто она представала неким реальным местом, куда действительно можно было добраться. Многие отправлялись искать ее, оставляя надежду на то, чтобы вернуться обратно. Есть много оснований полагать, что именно Сибирь была одним из тех мест, где согласно старообрядческим картам, могло находиться Беловодье. В тяжелое время гонений взоры многих хранителей старой веры были устремлены именно на Восток.

Изначально в рамках законодательства уже в первые десятилетия после церковной реформы старообрядцев ссылали в отдаленные области, заменяя таким наказанием казнь. Однако чаще всего они бежали в Сибирь добровольно. Поток гонимых в Сибирь почти никогда не ослабевал. Этот край привлекал пустующими плодородными землями, лесами, полными зверей, и реками, полными рыбы. Для трудолюбивых и сильных людей, коими и были старообрядцы, Сибирь становилась оплотом старой веры. У новых колонизаторов всегда отмечали такие черты как свободолюбие и стремление к самоуправлению – к тому, чтобы всегда надеяться только на свои силы.

Власть «Антихриста»

Вплоть до XX века репрессии против старообрядцев не ослабевали. Новый царь – Петр I – провозгласил принцип веротерпимости в государстве. Однако на старообрядцев он не распространялся. Им было разрешено жить в городах, не скрывая своих убеждений, но при условии выплаты двойного налога, в том числе – и в пользу новообрядной церкви. Помимо этого, очень часто фабриковались судебные дела в отношении староверов, уничтожались их храмы и молельные дома. Не стоит забывать, что «новая мода» на бритье бород в принудительном порядке распространялась и на поборников старой веры. Немецкое платье им носить не дозволялось, а предписывалось носить платье старого покроя, чтобы их всегда можно было отличить от остальных. Кроме того, если власти обнаруживали тайные поселения старообрядцев, затерянные в лесах, их сразу уничтожали, а раскольников отправляли на каторгу. В связи с этим раскольники не торопились жить открыто, предпочитая селиться подальше от государевых глаз.

Семья старожилов-староверов на р. Мане. Р. Мана, Красноярский округ, Енисейская губерния. До 1910 г. (humus.livejournal.com)

В 1722 году Петр I издал указ о престолонаследии, согласно которому император мог по своей воле назначать себе наследника. В г. Тара Тобольской провинции казаки и старообрядцы подняли бунт, призывая людей не присягать «наследнику без имени» и не принимать царскую присягу. Сам же Петр был объявлен «антихристом». В ответ на протест со стороны тарских жителей сразу же были применены карательные действия. Многие бежали, многие прибегли к самосожжению. После этих событий еще долгое время по всей Сибири был объявлен розыск беглых старообрядцев. Найденных ссылали в Рогервик, ибо, по выражению самого Петра, в Сибири «и без них раскольников много».

Весь XVIII век Сибирь продолжала пополняться староверами. В 1726 году Акинфий Демидов основал первый в Сибири медеплавильный завод. Производство росло, привлекалось все больше рабочих. Их направляли с Уральских заводов, где было много старообрядцев. Историк Игорь Юркин отмечал большую пользу такого сотрудничества между промышленниками и староверами: «старообрядцы были умелыми и честными работниками, да к тому же еще и гонимыми – доброе отношение к себе они отрабатывали сторицей».

Новые поселения староверов образовывались и на Алтае. Селившиеся в районе реки Бухтармы приверженцы старой веры были названы «каменщиками». Именно среди них была популярна легенда о Беловодье – стране, где сохранилось «древлее благочестие».

Разгром Ветки

Начиная с 1730-х годов, правительство также отправляет в Сибирь многих старообрядцев, укрывшихся на территории Речи Посполитой. С самого начала Раскола старообрядцы бежали не только в Сибирь, но и на запад. На территории современной Беларуси, на реке Ветка ими была основана одноимённая слобода. На долгие годы Веткинская слобода станет одним из духовных центров русского старообрядчества, а также притягательной целью для беглых крепостных крестьян. В итоге к 1730-м годам в Ветке проживало около 40 тысяч человек. Такое положение дел не нравилось русским правителям.

В 1735 году в Ветку были направлены царские полки, которые разрушили находившиеся там староверческие поселения. В скором времени Ветка была восстановлена вновь бежавшими раскольниками. В следующий раз войска были направлены в этот регион уже при Екатерине Великой в 1764 году. Вплоть до конца XVIII века формировались партии старообрядцев, которых переселяли из Польши на Алтай, юг Западной Сибири и Восточную Сибирь. Некоторые из них направлялись в Забайкалье. Новые поселенцы в Забайкалье были названы «семейскими», так как имели большие семьи, а те, кто попал на Алтай, были названы «поляками» – по месту предыдущего проживания.

Семья забайкальских старообрядцев. Начало XX в. (www.starovery-pro.ru)

Наибольшей же популярностью для поселения у староверов пользовались южные округа – Барнаульский и Бийский. Это было связано с плодородностью здешней земли и возможностью получить материальную помощь от уже живущих там братьев по вере. Туда стремились попасть как из Европейской России, так и из Тобольской и Томской губерний.

XIX века – новый этап в истории старообрядчества. Если при Александре I политика в отношении раскольников особо не поменялась, то при Николае I она сильно ужесточилась. Он во что бы то ни стало стремился искоренить раскол. В период его правления многие раскольнические скиты были почти полностью уничтожены и разграблены. Спрятанные в них книги и прочие ценности были преданы забвению.

При сыне Николая – Александре II – преследования раскольников продолжились. И в связи с отменой крепостного права крестьяне, среди которых было много староверов, вновь двинулись в малообжитые области Российской Империи – осваивать сибирские земли.

Старообрядческая Никольская церковь. Начало XX века. (Этнографический музей народов Забайкалья, г.Улан-Удэ)

Усиление позиций старообрядчества в Сибири беспокоило официальную церковь, но изменить положение даже путем репрессий не удавалось. Староверы же вообще не шли на контакт с «новообрядцами» – не посещали их храмы, не исповедовались и не причащались у «никонианских» священников.

«Что не баба – то вера, что не мужик – то толк»

Это знаменитое высказывание историка Н. Ушарова указывает и на большое количество течений в среде старообрядцев, и на решающую роль религии в жизни этой этноконфессиональной группы.

Старообрядческая часовня (Этнографический музей народов Забайкалья, г.Улан-Удэ)

Несмотря на некую общность идей, в религиозном общении сибирские староверы были чрезвычайно разобщены, что в очередной раз говорит о принципиальности вопросов веры в их среде. Еще в конце XVII века в русском старообрядчестве сложилось два основных течения – поповство и беспоповство. В дальнейшем появилось огромное количество так называемых «толков». Толки подразделялись на многочисленные согласия. Такое «дробление» учения происходило из-за того, что раскольники утратили единую властную иерархию священства. В Сибири были представлены почти все направления «старобрядческой мысли». В Забайкалье преобладали поповцы, большинство из которых были последователями толка часовенных. В Приенисейском крае преобладали беспоповцы различных толков. В Восточной же Сибири укрывались от гонений беглопоповцы, дырники, странствующие, чашечники и многие другие. Толки отличались между собой лишь какими-то определенными особенностями – например, отношением к «новым» священникам или же местом проживания и обрядами.

Типы старообрядцев. Шарпанский скит в Семеновском уезде. Нижегородской губернии, 1897 год. Фото М. Дмитриева

Религиозные предписания старообрядцев всегда определяли их быт. День начинался и оканчивался молитвой. Принимаясь за дело, старообрядцы тоже благодарили Бога и просили его о помощи. Именно духовная связь с Богом помогала вечно гонимым странникам сохранять свою культуру и традиции.

Жизнь, проходившая в упорных трудах и скитаниях, не могла сломить людей, истово верящих в помощь свыше. Такая приверженность старообрядцев служению и «богоугодному поведению», которая взращивалась с малых лет, всегда поражала местное сибирское население. Многие православные находились под влиянием этих религиозных и оттого крепких и домовитых хозяев.

«Семья – малая Церковь»

Старообрядческие семьи всегда выделялись на фоне остальных. Подразделялись они на «большие» и «малые». В «большую» семью могли входить от 10 до 20 и более человек, «малую» составляли от 4 до 7. Староверы всегда стремились соблюсти ветхозаветное предписание «плодитесь и размножайтесь» и создать большую и крепкую семью, во главе которой стоял отец. Отец был беспрекословным главой семьи, принимавшим самые важные решения. А дети должны были в свою очередь четко следовать «заветам» старших.

Семья староверов. Усинско-Урянхайскйи край. Начало XX в. (www.archaeology.nsc.ru)

Главной задачей супругов-старообрядцев было воспитание детей согласно традиционным нравственным устоям, чтобы их дети были «крепки в вере». Супруги стремились словом и делом показать им, как нужно жить «угодно Богу». В связи с этим детей с раннего возраста приучали к ежедневному труду на благо семьи. Очень рано детей научали молиться и заучивать наизусть целые отрывки из священных книг и их толкования. Основой образования у староверов долгое время было обучение чтению, письму и знаменному пению, которое сохранилось только у них. Особо одаренных детей начинали учить славянскому письму и иконописи. Основными учебниками были Азбука, Псалтырь и Часослов.

Двухэтажный дом богатого старообрядца Борисова (Этнографический музей народов Забайкалья, г.Улан-Удэ)

Высокий нравственный и трудовой потенциал больших староверческих семей напрямую влиял и на их жилища. И жилые, и хозяйственные постройки староверов всегда отличались добротностью – строили, что называется, «на века». Чаще всего староверы селились в больших деревянных срубах, однако способов соединения бревен в срубе было достаточно много. Например, «в угол», «в крюк», «в охряпку», «в лапу», «в охлуп», «в иглу», «в уклон». Такое разнообразие имело место и в других областях жизни старообрядцев, что указывает на их богатые трудовые традиции, многовековой опыт и деловой практицизм. Старообрядцы старались делать абсолютно все своими руками.

Высокие навыки приспособления к постоянно меняющимся условиям делали свое дело. Там, где «никакому люду жить не можно», староверы с большим успехом осваивали новые земли под распашку, заводили скот и даже вводили фруктовое садоводство. Что касалось изготовления орудий труда, кухонной утвари и других необходимых в быту предметов, то староверы всегда быстро научались изготавливать и их.

Ворота старообрядческого дома (Этнографический музей народов Забайкалья, г.Улан-Удэ)

Такие стойкие навыки приспособления к любым условиям, надежда только на собственные силы, большая любовь к труду передавались из поколения в поколение. Этим всегда были сильны и славны староверы. Их влияние на сибирское общество бесценно.

«Встречают по одёжке…»

На женщине-староверке всегда был надет сарафан. Сарафан мог быть как «цветастым» – с большим количеством ярких красок и резких узоров, так и более простым – бытовым и ежедневным. Внизу сарафана всегда была нашита полоска, которая обязательно отличалась цветом от его основной части. Сам сарафан опоясывался поясом, который тоже мог быть вышит узорами. Поверх сарафана женщины надевали фартук – сверху он крепился на шее, а на талии скреплялся шнуром или тесьмой. На груди староверки висели массивные бусы и, конечно же, православный крест, который был спрятан под фартук. Сверху на весь этот костюм надевался либо большой цветной платок, либо халатик (или курмушка). Голову украшала кичка или же небольшой кокошник, иногда вышитый золотыми или серебряными нитями.

Старообрядческий костюм Семейских Забайкалья. Конец XIX — начало XX века (www.liveinternet.ru) Старообрядческий костюм Семейских Забайкалья. Конец XIX — начало XX века (www.liveinternet.ru)

У мужчин-староверов в отношении одежды все было проще. Для них из самотканого холста женщины шили рубахи и штаны. Покрой штанов обычно был широким, с напуском. Молодежь иногда носила штаны поуже. Рубаха подпоясывалась широким поясом. На ногах мужчины-староверы носили ичиги или же сапоги. В качестве верхней одежды надевали поддевку или курму. Молодые люди постепенно переставали придерживаться старого покроя одежды и с удовольствием стали носить пиджаки и картузы. Поверх всего обычно надевался халат.

«Рассвет начинается!»

Удивительная крепость и живучесть приверженцев старой веры привели к тому, что к началу XX века около трети русского населения Сибири имели старообрядческие корни. Староверы, подвергаясь постоянным притеснениям, не просто не сдавались, но и сохраняли свои духовные ценности. Через века они пронесли свои бытовые, поведенческие и мировоззренческие нормы. И можно сказать, что в начале нового XX века судьба наградила их за многие труды.

Старообрядцы-«поляки» Змеиногорского уезда Томской губернии. (altaistarover.ru)Старообрядки из «поляков» Змеиногорского уезда Томской губернии в традиционной одежде (altaistarover.ru)

В апреле 1905 года правительством Российской Империи был принят указ «Об укреплении начал веротерпимости», согласно которому старообрядцы получали полную свободу вероисповедания. Прекратились преследования, началась массовая регистрация общин, строительство церквей и моленных. Перестав скрываться, старообрядцы активно включились в общественную жизнь.

***

Продвигаясь на Восток, старообрядцы невольно способствовали все большему освоению незаселенных территорий, уже принадлежавших Российской империи. Всякий раз они показывали чудеса мужества и трудолюбия, чем только обогатили культуру сибиряков. Когда хвалят сибиряка за надежность и «рукастость», важно вспоминать и о русских старообрядцах, которые на собственном примере показали, что значат эти качества.

школьный

Дома
работает по формату
































Bentley представляет «разведывательный обзор» пищевого поведения и диетических ограничений старообрядцев Орегона.Она в значительной степени опирается на другие опубликованные исследования исторического и этнографического материала, а затем предлагает список из семи гипотезы питания, утверждающие, что старообрядческое население подвержено риску дефицита 5 питательных веществ, находится в группе риска от ожирения и риска негативного воздействия алкоголя на питание. Она заключает, что продольный опрос для проверки этих гипотез потребуется 2-3 года.Главный вопрос заключается в том, может ли повторяющееся «застолье» периодов, предписанных религиозным календарем, достаточно, чтобы нейтрализовать низкое потребление питательных веществ. во время религиозных «постов».

наверху


Опираясь на полевые исследования, проведенные в 1984-85 гг., Биггинс представляет описание самобытный русский диалект, на котором говорят турчанские («турецкие») старообрядцы Орегона — эта подгруппа старообрядцев, поселившихся в Орегоне после 200-летнего пребывания в Румынии и Турция.Затем он опирается на лингвистические исследования русского и румынского языков, чтобы определить диалект, на котором говорят в Орегоне в контексте многочисленных южнорусских иммигрантов диалекты Болгарии и Румынии. Хотя установить точный русский язык не удалось. «родина» для орегонского диалекта, — заключает он, обсуждая различные юго-западные русские кандидаты на это отличие. Попутно Биггинс представляет самые подробные история переселений и поселений турчанцев в настоящее время доступна на английском языке.Карты, диалектные тексты, а также краткое изложение основных черт других русских старообрядческих диалектов. говорят в Орегоне, завершают работу.

наверху


Полевые работы Климера в 1969 году сосредоточены на «турецких» старообрядцах, поселившихся в Орегоне после 200-летнего пребывания. в Румынии и Турции.Используя методы культурной антропологии, она представляет довольно подробный отчет, который охватывает социальные модели, религию, религиозную организацию, экономические модели, образование, правовые проблемы и области культурного контакта и изменения. Она часто ссылается на «бразильцев» (т.е. старообрядцев). происходящие из Сибири и Китая, которые также прибыли в Орегон в 1960-х годах после нескольких лет поселения в Южной Америке, главным образом Бразилия).Описание обширное, хорошо организованное и испорчено множеством мелких ошибок. Тем не менее, это ценная фотография орегонских старообрядцев вскоре после их прибытия в США.

наверху


Основываясь на полевых исследованиях, проведенных в 1966 и 1971 годах, Колфер представляет солидную этнографию старообрядцев Орегона: с последующим анализом их системы родства и вторым анализом морали и границ старообрядцев.Его обсуждение и схемы терминологии родства особенно ценны, как и подробное описание терминологии. как сообщество терпит ограниченное «нарушение правил». Он демонстрирует этот канонический закон посредством подробного инцеста. запретов, эффективно определяет системы альянсов в этом двустороннем обществе. Канонически определенный род являются источником ресурсов, которые можно использовать для достижения социальных или экономических целей. Каноническое право также определяет дальнейшее моральное поведение, в основном в форме «списков качеств».Эти черты демонстрируют ритуальная чистота и является предпосылкой для включения в собор (конгрегацию) и сообщество в целом. Таким образом, этническая граница и моральная граница становятся одним целым.

наверху


Это слегка переработанная версия авторской диссертации (см. Выше) по антропологии.

наверху


Погребальные сооружения, известные как «могилы», можно найти на многих православных кладбищах коренных американцев на Аляске и в Канаде.Обычно их называют смесью русских православных и индейских погребальных обычаев. Однако, как демонстрирует историк искусства Дженис Карриер, такие сооружения не только были запрещены господствующей православной церковью, но и были неизвестны в местных традициях до контактов с европейцами.

Карриер предполагает, что могилы отражают присутствие старообрядцев в Русской Америке XVIII века. Она документирует аналогичные строения на старообрядческих кладбищах в России и Сибири и представляет массу (по общему признанию) косвенных доказательств в поддержку своего тезиса.Она черпает доказательства из отчетов исследователей, фольклора коренных американцев, документов Русско-американской компании и документов Православной церкви; описывает православные обычаи коренных жителей Аляски (включая широкое использование металлических икон), которые можно объяснить как старообрядческие по происхождению, и указывает на вероятность найма российско-американской компанией из сильно старообрядческих регионов России и Сибири. Карты, многочисленные иллюстрации и описательный список фотографий в нескольких архивах Аляски и Канады.

верх


Похоже, это более ранняя версия Старая Русь в современной Америке (Смотри ниже). Первое издание Изменить кредиты соавторы Людмила Кузьмина и Роберт Мут — в последующих изданиях нет.

наверху


Долицкий представляет краткий этноисторический обзор николаевских старообрядцев. с последующей интерпретацией стойкости старообрядческой культуры в контекст дюркгеймовской эволюционной теории. Он часто сравнивает упоминания сибирских забайкальских старообрядцев, в частности семских.Долицкий выступает за уточнение дюркгеймовской модели, включив в нее «рациональный предварительный отбор». культурных особенностей. Фотографии, карты, глоссарий, библиография.

наверху


Русский перевод книги «Старая Русь в современной Америке: кейс с русского». Старообрядцы на Аляске »(см. Выше).

наверху


Грабер исследует пересечение грамотности, пола и культуры среди старообрядческих женщин на Аляске. Автор преподает английский язык и навыки в колледже в университетском городке недалеко от старообрядческих общин Аляски, и ее интервью и статистика сосредоточены на студентах колледжа.Однако в ее работе есть отзывчивый, подробный рассказ об истории и борьбе двух старообрядческих деревенских школ, дающий ценную картину взаимодействия между учебным заведением и старообрядцами Аляски с 1973 по 2003 год. Начиная с очень широкого определения «грамотности» (по сути: «формального образования») Грабер исследует мотивацию шести старообрядческих женщин, стремящихся к грамотности, влияние более высокой грамотности на их самооценку и благословения и бремя, которое привносит в их жизнь повышенная грамотность.Она позволяет нам подробно слышать голоса ее подданных через существенные цитаты из интервью и студенческих сочинений. Она считает, что педагоги, матери и образованные старшие сестры основные силы, способствующие распространению грамотности среди женщин, тогда как старообрядческое сообщество, отцы и мужья склонны противодействовать этому. Грабер отмечает, что «феминистская педагогика» здесь не приветствуется и не эффективна, поскольку ее ученики не отвергают ни семейство, ни семейство. ни их ответственность перед другими, ни многие другие культурные ценности 17 века.Тем не менее, она обнаруживает, что именно эти студентки, которые «играют ведущую роль в изменении культуры старообрядцев Аляски в эпоху постмодерна», когда они пересматривают традиционные роли в свете их возросшего доверия, расширенного мировоззрения и компетентности на рабочем месте.

наверху


Если взять старообрядцев графства Мэрион 1970 года в качестве основного населения группы, которая, как ожидается, будет существовать как религиозная община изолировать, Холл документирует биологические и генетические особенности, чтобы заложить основу для будущих исследований изменений в генах частота.Она также изучает демографические факторы (модели проживания, брачные практики, состав населения, рождаемости), исторические факторы, влияющие на структуру и состав населения, и культурные обычаи, влияющие на биологические особенности. Помимо сравнения старообрядцев с более широким принимающим обществом, Холл сравнивает три составляющие старообрядческие подгруппы друг с другом. Работа Холла основана на опросах домашних хозяйств, анализах крови и записях окружных медицинских клиник.Ее исследовательские инструменты, диаграммы и таблицы включены.

наверху


Хардвик акцентирует внимание на роли религии и важности религиозных сетей в миграции и поселении. решения, принятые старообрядцами и пятью другими русскими религиозными группами (православными, духоборами, молоканами, баптистами) и пятидесятники), которые переехали из России в североамериканский регион Тихоокеанского региона.Используя инструменты гуманистического география (в которой архивные данные и данные переписи дополняются полевыми наблюдениями и глубинными интервью), Hardwick исследует модели расположения каждой группы в Северной Америке, «культурный ландшафт» и адаптацию к жизни в Северной Америке. в свете религиозных убеждений и обычаев его членов.

наверху


Холдеман исследует старообрядческую общину Эри, штат Пенсильвания, на примере языкового сдвига.Обширно опираясь на архивные источники, он представляет прекрасную историю старообрядцев Эри (и связанных с ними групп в Детройте, штат Мичиган; Марианна, штат Пенсильвания; и Милвилль, штат Нью-Джерси), от их предков в Псковской области до поселений в районе Сувалки (современная Польша). ), до переселения в США с 1880-х годов до наших дней. Эта история украшена несколькими картами и, несомненно, единственным опубликованным списком звезд североамериканского старообрядческого спорта.

Обращаясь к лингвистике, Холдеман собирает материал, собранный в ходе языковых интервью, в лексическое, фонологическое и орфографическое описание старообрядческого диалекта Эри. Он обсуждает псковский субстрат, последующее влияние польского, английского и стандартного русского, а также анализирует факторы, ответственные за языковой переход с русского на английский. Результаты опроса и исторические данные указывают на бедность, неграмотность, выбор профессии, государственное образование, движение американизации, экзогамию, отсутствие репрессий, прекращение миграции и низкий статус диалекта как факторов, способствующих переходу на английский язык.

верх

Яффе исследует «поликультурное образование» и его влияние на три группы культурных меньшинств — старообрядцев, латиноамериканцев и Свидетели Иеговы — в сельской школе округа Мэрион. После года полевых работ и наблюдений Джефф сообщает, что В школе нет запланированной мультикультурной учебной программы.Хотя в школе есть план по устранению языковых различий, в других областях «поверхностной культуры» (одежда, еда) школа работает с различными обычаями, а не с ними. Джаффе не находит согласованного видения приспособления к плюралистическому студенческому населению. Не только основные модели «поверхностной культуры» преподается напрямую (сюда входят такие вещи, как язык, спорт, праздники и еда), но основной Версия о конструкте времени «глубокой культуры» преподается косвенно.Игнорирование ориентированной на прошлое, циклической природы Old Школа верующих и цикличность латиноамериканского времени, ориентированная на настоящее, действует строго в соответствии с ориентированное на будущее, линейное, мейнстримное время. Это по существу монокультурное представление в школе привело к изменениям. в традиционных культурах всех трех групп меньшинств.

наверху


Принимая платье (с прической) как объект и означающее, Джонсон ставит три цели: задокументировать историческое одежда староверов Орегона до их иммиграции в США; определить функции платья в старом Верующее общество; и показать, как платье отражает процесс аккультурации.С этой целью она провела интервью и опросила 30 взрослых старообрядцев, 30 учеников средней школы и несколько воспитанников. Джонсон описывает повседневную одежду и одежду для особых случаев каждой из трех подгрупп населения штата Орегон: с особым вниманием к одежде на событиях жизненного цикла и к социальной функции одежды. Она изучает использование традиционной одежды по континууму несекулярных — светских ситуаций с анализом по возрасту, подгруппе, образованию, языки, на которых говорят, дата иммиграции, место жительства в городе / деревне, порядок рождения, семейное положение и предпочтения в еде (Русский vs.Американец). Эскизы и графики завершают эту прочную исследовательскую работу, которая легко превосходит обычная работа на уровне Мастера.

наверху


Читатели-ученые будут разочарованы этой работой. Это сюрприз, так как автор широко известен. и его уважали за чуткий способ создания, обучения и управления первым «американским» школа в старообрядческом поселке Николаевск, Аляска.Увы, очень мало выводов из этого опыта сделать это в печати. Похвальная цель Мура — сделать историю старообрядцев Аляски доступной для всех. себе и своим соседям. С этой целью он посвящает первую, большую часть диссертации популярная история старообрядчества в России. Второй раздел, в котором представлены устные рассказы из Николаевска. жителей, состоит примерно из 10 страниц отрывочных анекдотов без конкретного указания возраста, пол или место рождения говорящих.Более умелое редактирование и использование псевдонимов могли бы сохранить конфиденциальность его субъектов, делая их голоса услышанными, а их истории более известными.

наверху


В буклете представлен анализ знаменных знаков, используемых для нотной записи старообрядческой общиной штата Орегон. переводя их в сольфеджио и западную нотацию персонала.Также автор дает советы, как научиться правильно их петь, с описанием необходимых книг.

наверху


Это слегка переработанная версия докторской диссертации автора по антропологии (см. Ниже).

наверху


Моррис исследует старообрядцев Орегона с точки зрения их механизмов «поддержание границ» — те аспекты культуры и поведения, которые способствуют разграничению групп один от другого.Он сравнивает старообрядчество с традициями соседних молокан и русских. Пятидесятнические общины, отмечая, чем эти три этнически русские группы отличаются друг от друга. от принимающего общества и друг от друга. Моррис находит различия в пограничных механизмах объясняется не только различиями в истории каждой группы, но и субъективными особенностями каждой группы. понимание собственной религиозной и социальной культуры.Попутно он составляет первоклассный, подробный и отзывчивый портрет образа жизни старообрядцев в Орегоне 1980-х годов.


Старообрядцы делят свой уголок Орегона с русскими пятидесятниками, и в пятой главе тезиса Нойбургера сравнивается Пятидесятнические и старообрядческие процессы аккультурации с точки зрения географа.Каждая группа, отмечает она, имеет четкие модели пространственного взаимодействия внутри России и Орегона. Кроме того, различные аспекты их систем групповое взаимодействие (отношения с принимающим обществом, степень разнообразия сообщества, степень сплоченности и сетевого взаимодействия) географически выражаются через модели миграции и расселения в России и Северной Америке, а также в взаимодействия членов группы в социальном пространстве.

наверху


Никерсон намеревается определить, как американская государственная школьная система влияет на роль женщин-старообрядцев. Он опросил 14 старообрядческих женщин и девочек (в возрасте от 13 до 40 лет), чтобы измерить их отношение к права, роли и привилегии женщин с учетом возраста, уровня образования, занятости и ожиданий испытуемых для образования их детей.У этих женщин высшее образование порождает более высокие ожидания в отношении образования их дочерей, даже распространяется на уровень колледжа. В первую очередь упоминаются финансовые причины. Эти женщины хотят равенства в работе и большая роль в лидерстве сообщества. При этом они дорожат своими традициями, дорожат своими традиционными роли жены и матери, и довольны тем, что руководство в церковных делах остается за мужчинами.

наверху


Робсон опирается на записи переписи населения, церковные записи, интервью и ряд научной литературы, чтобы проследить историю община старообрядцев Эри. Свое повествование он прочно укоренил в истории ранней русской церкви и освещает события раскол и бегство в Польшу.Однако в основе этой работы лежит жизнь сообщества в Соединенных Штатах. Штаты с момента его появления в 1880-х годах до 1984 года. Робсон описывает опыт сообщества в терминах противоречия между хитростом (иностранный ум) и благочестием. (благочестие или пламенная преданность) (Борьба между хитростом и благочестием развивалась по-разному с течением времени по мере того, как поколения имели дело с основной культурой, военной службой, образованием, процветанием и расселением.После падения В послевоенные годы церковная жизнь возродилась вторым поколением, родившимся в Америке.

наверху


Основываясь на четырехмесячных наблюдениях в 1968-1969 годах, Сабей представляет осторожное и беспристрастное описание несколько натянутых отношений между школьным округом Жерве и ранними старообрядческими иммигрантами Жерве.

Его этнографическое описание жизни старообрядцев включает карты, таблицы, около десятка снимков и прекрасную коллекцию анекдотов и цитат старообрядцев на темы денег, образования и жизни в Китае. Это сочетается с подробным описанием школьного округа Жерве, от школьного совета до помощников в классе, с указанием целей, учебной программы и финансов.

Сабей указывает на определенное несоответствие между верованиями округа и практикой округа.Затем он указывает на дальнейшие расхождения между верованиями и обычаями этого района, с одной стороны, и верованиями и практиками старообрядцев, с другой. Он отмечает, что каждой группе не хватает информации о другой, и указывает на существование «более серьезных вопросов», касающихся конформности, плюрализма и принудительного изменения культуры — вопросов, которые лежат в основе напряженности, но остаются невыясненными и без ответа. Он рекомендует учителям и администраторам лучше знакомиться со старообрядческой общиной посредством домашних визитов и создания консультативного комитета.

верх


Самойлова представляет социально-лингвистическое и лексико-семантическое описание речи жителей Николаевска (Аляска). Старообрядцы, подчеркивающие уникальные аспекты этого русского диалекта, на который очень мало влияет литературный русский язык. Ее источники включают полевые наблюдения, письменные работы местных школьников, письменные образцы. из старообрядческих училищ, а также письменные материалы, изданные николаевской школой в поддержку ее двуязычная программа.Она включает описание диалекта, несколько транскрибированных образцов местной речи, краткую глоссарий диалектных терминов и этнографический материал, посвященный главным образом костюму. Самойлова рассматривает два Подробнее о «лексико-тематических» группах: слова, относящиеся к еде, и слова, относящиеся к одежде. Карты, зарисовки, Библиография.

наверху


В этой слегка переработанной диссертации Самойлова представляет социально-лингвистическое и лексико-семантическое описание. речи николаевских (аляскинских) старообрядцев, подчеркивая уникальные аспекты этого русского наречия. (который демонстрирует очень небольшое влияние литературного русского языка).Ее источники включают полевые наблюдения, написанные работы местных школьников, письменные образцы от студентов старообрядческих колледжей и письменные материалы издается николаевской школой в поддержку двуязычной программы. Она включает описание диалект, несколько транскрибированных образцов местной речи, краткий словарь диалектных терминов и этнографические материал, посвященный в первую очередь костюму. Самойлова довольно подробно рассматривает две «лексико-тематические» группы: слова, относящиеся к еде, и слова, относящиеся к одежде.Карты, зарисовки, библиография.

наверху

Частично основано на докторской диссертации автора, В тени антихриста исследует старообрядческую общину. основана в Альберте в 1973–1974 годах Часовенными, ранее проживавшими в штате Орегон, США. Шеффель представляет полезную историю и этнографию старообрядцев Альберты (эти разделы по существу являются те же, что и в его диссертации Староверы Березовки , описанные ниже).Сердце Настоящая работа, однако, заключается в описании и анализе религиозной жизни старообрядцев.

Шеффель внимательно изучает религиозное понимание старообрядцев традиций, чистоты, ритуала, поклонения, природы, еды и т. Д. внешность и сексуальность. Затем он обращается к области истории искусства, чтобы проиллюстрировать разветвления культовой передачи. культуры (долгое время преобладавшей в восточном христианском мире) в отличие от символической передачи культуры (различимо на Западе, по крайней мере, еще при Карле Великом.) В «иконической» системе ритуальные действия и артефакты являются первичными. средства передачи культурных ценностей и религиозного диалога с христианами прошлого. Описание Шеффеля культовой культурной передачи, особенно в сочетании с осознанием последствий ограниченной грамотности, проливает долгожданный свет на знаменитую привязанность старообрядцев к материальным аспектам духовной жизни.

верх


Докторская диссертация Шеффеля в основном состоит из этнографии старообрядческой деревни Березовка в Альберте, Канада.Он представляет содержательный отчет об истории, экономике, родстве. системы, политической организации и космологии этих Часовненных, но его реальный интерес в Религиозная культура Березовки. Здесь он отмечает три кардинальных свойства: внимание к внешним формам, традиция понимается как продолжение иконического принципа и параллельных дихотомий ортодоксия / инакомыслия и чистоты / загрязнения.

Эти три свойства неоднократно выражаются в христианской практике Березовки как родство, Христианство как ритуальная чистота, христианство как естественная чистота (предпосылка ритуальной чистоты), а в понимании ритуалов как иконографических? писаний? для выражения догмы.Шеффель уточняет эту линию мысли в своей более поздней книге «В тени антихриста». (видеть запись выше), но эти две работы частично пересекаются, и научные читатели найдут обе хорошо стоит прочитать.

верх


Сен применяет дюркгеймовский анализ к старообрядцам Орегона, чтобы оценить теории Дюркгейма о коллективном характере религии и роли религии в социальной солидарности.Она компетентно описывает жизнь старообрядцев в Орегоне с особенно тщательным освещением местных структур занятости. Она считает, что религия играет значительную роль в поддержании солидарности старообрядческой общины (подтверждая тезис Дюркгейма), но отмечает, что другие факторы — родство, язык, образ жизни «лицом к лицу», изоляция, принятие традиций — также важны. Но даже в этом случае ассимиляция представляет собой угрозу, и Сен рекомендует изоляцию тем, кто хочет сохранить традиционный образ жизни.

наверху

На основе полевых исследований, проведенных в старообрядческих общинах Орегона и Аляски в 1975-1976 гг., Smithson исследует структуру идентичности и изменение идентичности. Восемьдесят восемь автобиографических интервью с информаторами из подгрупп Харбинцев и Синцянцев были проанализированы и закодированы для измерения встречаемости нетрадиционность и ее вариативность в зависимости от пола, возраста, подгруппы и места проживания (Орегон или Аляска).Виды нетрадиционность (явная, скрытая) и их распространение были проанализированы для кластеризации.

Smithson обнаруживает три основных катализатора нетрадиционности: религиозные сомнения, стремление к нетрадиционной цели и напряжение перестройки после вынужденного отделения от общества. Религиозные сомнения женщин обычно возникают из-за неудовлетворенности традиционной женской ролью. Религиозные сомнения мужчин чаще всего возникают из-за противоречий между религиозным и светским образованием и из-за соблюдения свобод, которыми пользуются обычные сверстники.Стремление к нетрадиционной цели (обычно это карьерная цель, требующая высшего образования) приводит к трениям с членами семьи и, в конечном итоге, к разрыву с обществом.

Исследуя последствия нетрадиционности, Смитсон противопоставляет психологическое бремя, которое несут скрытые нетрадиционные люди, с физическими и социальными опасностями, с которыми сталкиваются открыто нетрадиционные.

верх

В этом отчете представлен образцовый портрет экономической жизни и материальной культуры маньчжурского старообрядческого села Романовка в начале 1940-х годов.Составленный командой из 14 японских исследователей, он содержит карты, диаграммы, фотографии, диаграммы, таблицы, статистические данные и текст с описанием сельскохозяйственных культур, домашнего скота, оборудования, инструментов, методов ведения сельского хозяйства, архитектуры, предметов домашнего обихода, одежды, приготовления пищи и обучения. Многие жители Романовки оказались в Северной Америке, что сделало эту работу полезным базовым исследованием для изучения культурных изменений. На японском языке. Имеется в библиотеке Йенчинга Гарвардского университета. (Спасибо Йошиказу Накамуре за его помощь в составлении этой аннотации.- ММ)

наверху


Работа Томпсона в 1998 году в церкви Святого Вознесения в Жерве, штат Орегон, была направлена ​​на изучение передачи традиции пения старообрядцев из поколения в поколение. Учитывая этот фокус, можно было бы простить ожидание некоторые довольно конкретные данные в ее отчете: например, описания песнопения и его обозначения; или описание формальных и неформальных методов передачи, возможно, профилей учителей и учащихся, интервью с совершенные певчие и т. д.

Как это часто бывает, Томпсон почти не затрагивает вышесказанное. Скорее, она задает более абстрактные вопросы, опираясь на идеи Лео Трейтлера, Томаса Турино и особенно Михаила Бахтина, чтобы осветить связь между устными и письменные аспекты песнопения. Томпсон подчеркивает, что старообрядцы — это не «окаменелости», а современные люди. живя в наше время.Таким образом, вместо того, чтобы сосредоточиться на неизменности традиции пения, она подчеркивает роль самих молящихся; поскольку они воплощают или выполняют ритуальные слова и действия, действия и тексты службы остаются активными, обновляемыми и изменяемыми в стабильном диалоге. Это перекликается с общим старым Практика верующего активного воплощения веры посредством повседневных, конкретных ритуальных действий, которые воплощают Слово в жизнь.

Какими бы ценными ни были эти открытия, Томпсон оставляет множество вопросов без ответа. Почему, в традиции, в которой преобладают мужчины, она в основном берет интервью у женщин? Почему слово одного информатора убеждает ее в том, что светских людей не существует песня здесь (помимо стихи), когда другие наблюдатели описали и записали многочисленные примеры? Как много пения исполнение выполняется по памяти или нотации, а сколько воссоздается по известным правилам и формулам? Хотя она отмечает несколько интересных моментов, нехватка данных и очевидные пробелы в полевых исследованиях разочаровывают.

верх

Унтидт описывает свою работу как «модифицированную этнографию», сосредотачиваясь не столько на старообрядцах штата Орегон, сколько на учреждениях и отдельных лицах, которые «посягают» на границы группы и системы верований. Он обращается в первую очередь к информаторам из-за пределов старообрядческой общины или из ее периферии. Он сообщает о «посягательствах» в сферах образования, правоохранительных органов, здравоохранения и экономики.Он рассматривает бегство как единственную альтернативу для старообрядцев окончательной ассимиляции в принимающей культуре. Работа Untiedt выделяется прежде всего своими источниками. Он включает протоколы двух встреч представителей Фонда Толстого со старообрядцами штата Орегон и государственными органами; таблица религиозной / этнической разбивки учащихся местных школ; статистика по старообрядческому автострахованию, личным финансам и профессиям местной страховой компании; Записи об арестах старообрядцев по возрасту, полу и правонарушению; Статистические данные пожарной службы о причинах пожаров в старообрядческих домах, данные о стоимости старообрядческих земельных владений; статистика рождаемости и смертности; и статистика государственной помощи.Хотя эти источники неодинаковы по объему и глубине, они действительно проливают ценный свет на плохо изученные области экономической и социальной деятельности.

наверху

Baikal Explorer — Экскурсии по Улан-Удэ

Южная Сибирь: Однодневная поездка в поселок «старообрядцев».

Экскурсия начинается в городе Улан-Удэ. После завтрака гид и водитель забирают группу в микроавтобусом тойота и выезжаем 70 км до семейского, или поселка «старообрядцев» — одного из старейших. Сибирская деревня.

Поселок состоит из небольших деревянных домиков с ярко раскрашенными ставнями и резным орнаментом, в которых проживают потомки лиц, сосланных в Сибирь в 17 веке после отказа принять различные русские Реформы Православной Церкви.

По прибытии посетите дом местной семьи, посмотрите специальное фольклорное шоу, послушайте старинное песни и рассказы коренных жителей об истории, привычках и культуре «старообрядцев».После обеда традиционная «семейская» кухня в сопровождении народной музыки, участники группы возвращаются в Улан-Удэ.

Обед «Семейское»:
• суп борщ
• картофель отварной с жиром
• грибы маринованные
• салат из овощей
• суер-краут / квашеная капуста
• клюквенный пирог
• традиционные морсы и квас

Тур возможен круглый год. Продолжительность программы 4-5 часов. По вашему запросу тур может запускаться в любое время с 08:00 до 17:00 часов.

Размер группы: 1 2 6 10
Стоимость (долл. США) на человека: 246 144 110 100

Цена включает:
• Наземный транспорт: микроавтобус в / из Б.Куналей / Улан-Удэ
• Гиды: англоговорящий гид для постоянного сопровождения группы
• Питание: обед
• Мероприятия: туры и посещения, как указано в маршрут
• Разрешения и входные билеты: для доступа к специальным зонам и участкам

Вы можете задать вопрос или зарезервировать поездку на нашей странице формы запроса.

Весна Русское православие на Алтае: старая и новая вера в меняющиеся времена

  • Беликова Т.Г. 2004 Установление Советской власти на территории Солонешенского района. 1918–1921 гг. В Солонешенский район: Очерки истории и культуры: Сборник научно-практических материалов . Барнаул: Изд. Барнаул Гос. Пед. Ун-та, с. 143–168.

    Google ученый

  • Дрожецкий Д.А. 2004 История заселения Солонешенского района.В Солонешенский район: Очерки истории и культуры: Сборник научно-практических материалов . Барнаул: Изд. Барнаул. Гос. Пед. Ун-та, с. 74–85.

    Google ученый

  • Иванов К.Ю. 1998 Алтайская духовная миссия: Старообрядцы и инородцы. В г. Этнография Алтая и сопредельных территорий . Барнаул: Изд. Барнаул. Гос. Пед. Ун-та, с. 223–234.

    Google ученый

  • Клюкина Ю.V. Старообрядцы-часовые Урала в конце XIX — начало XX в. (Интернет-ресурс). Доступ: http://www.eunet.net/books/old3/chapter3/text.html

  • Куприянова И.В. 2004 Старообрядеские общины Солонешенского района в первой трти XX века. В Солонешенский район: Очерки истории и культуры: Сборник научно-практических материалов . Барнаул: Изд. Барнаул. Гос. Пед. Ун-та, с. 291–300.

    Google ученый

  • Курилов В.Н., Мамсик Т.А. 1998 «Поляки» Рудного Алтая: Историографически миф и демографическая реальность. В г. Этнография Алтая и сопредельных территорий . Барнаул: Изд. Барнаул. Гос. Пед. Univ., Стр. 25.

    Google ученый

  • Мельников Ф.Е. Краткая история древлеправославной (старообрядческой) церкви. (Интернет-ресурс). Доступ: http://www.vyatka.su/~umend/books/meln_2.htm#1

  • Владимиров В.Н., Колдаков Д.В. Динамика образования населенных пунктов Алтая. (Интернет-ресурс). Доступ: http://old.aik.org.ru/aik/krug/ikk/vladimirov.shtml

  • Бразильскому старообрядцу, живущему в сибирской тайге, грозит депортация — Общество и культура

    КРАСНОЯРСК, 10 октября. / ТАСС /. Старообрядцу (член группы российских религиозных инакомыслящих), который приехал в Красноярский край почти 20 лет назад в детстве, грозит депортация, сообщили ТАСС в пресс-службе регионального управления МВД.

    Ганновер (Онуфри) Efimoff Le Queiros в настоящее время проживает в центре временного размещения иностранных граждан. Ранее активистка Ольга Суворова писала в Facebook о перипетиях своей жизни. По ее словам, Онуфри с матерью приехали в Сибирь в 1999 году, когда ему было 12 лет. С тех пор он живет в глухом таежном поселке Чулково. При этом у бразильца есть жена и трое детей.

    «28 сентября суд постановил депортировать его из Российской Федерации», — заявили в МВД, добавив, что местная полиция и дипломаты из консульства Бразилии выдают документы для его возвращения на родину.

    Полиция сообщает, что старообрядца неоднократно просили получить российское гражданство, но он этого не сделал.

    Ольга Суворова, представляющая интересы его семьи, сказала, что Онуфри был вызван в поселок Туруханск, и чтобы добраться туда, ему пришлось проехать почти 300 километров на лодке, чтобы услышать решение местного суда о его депортации. По ее словам, суд проигнорировал тот факт, что у него есть жена и трое детей, поскольку брак не был зарегистрирован официально.Его дети зарегистрированы в свидетельствах о рождении под отчеством «Онуфриевич», а в собственных документах он указан как Ганновер.

    По словам Суворовой, семья подаст апелляцию на решение суда. Они уже прибыли в Красноярск, где детям предстоит пройти тест на отцовство.

    старообрядцев — инакомыслящие из Русской Православной Церкви, происходящие из ветви, возникшей из раскола 17 века, протестуя против литургических реформ.

    Охота на рысь со старообрядцами | Бен Джуда

    Бен Джуда

    Впервые опубликовано в журнале Standpoint Magazine в январе 2014 года.

    Старообрядец Федя, 58 лет, за время своей охоты убил семь медведей

    разбился я успокоился. Это был советский джип, УАЗ, и теперь он стоял между березой и канавой. Я поднял голову. Ничего не пострадало. Горная дорога была пугающей.Мотор завизжал и катился по замерзшим болотам. Снег был густым и свежим. Единственными отметками были следы животных. Мы думали, что видели волка.

    УАЗ застрял. Мужчины вышли из машины и кричали друг на друга. Только тогда я понял, насколько серьезна была ситуация. Мы были в Туве, самой удаленной из этнических республик России, недалеко от границы с Монголией, пытаясь добраться до ее самого дальнего анклава — где почти в сутки от ближайшей асфальтированной дороги лежит долина старообрядцев.

    Похоже, мы никогда не сможем этого сделать. Меня вытащили из машины и велели толкать. Мужчины рубили березы и запихивали стволы в круглые колеса, чтобы поднять УАЗ из канавы. Они ругались и рвали березы, чтобы залить под ними водянистую грязь.

    Это была Сибирь. Температура приближалась к минус 20 градусам Цельсия, и не спасти джип было опасной для жизни ситуацией. Нам оставалось пройти около 50 км, и нам нужно было нести наши припасы — огромные мешки с сахаром и мукой — через ночь и по снегу.Волк был рядом. Мужчины указали на свежие следы.

    Мы дрожали и молились, чтобы аккумулятор не сдался, когда УАЗ наконец вырвался из грязи с ревом и брызгами. Релиз был эйфоричным. От паров бензина внутри пахло безопасностью. Мы поехали дальше. И мужчины начали мне немного рассказывать о своих предках.

    Это были старообрядцы. Их предки впервые приехали в Туву в поисках Беловоде. Это была первая русская утопия: мифическая страна, которая, по мнению крестьян, существовала в Сибири вниз по рекам на крайнем востоке; волшебное царство изобилия, где белый царь правил с истинной справедливостью.На его поиски в 1840-х годах шли целые миграции. Крестьяне считали, что Толстой был там. Лишь в 1898 году на его поиски отправилась последняя казачья экспедиция.

    Старообрядцы — остатки великого русского раскола. Пока Петр Великий строил Санкт-Петербург, его патриарх Никон намеревался реформировать Русскую православную церковь, очистить ее от язычества и несоответствия греческому православию. Были изменены ритуалы и написание Христа. Изменилось то, как мужчины крестятся.

    Взбунтовались раскольники. Они сказали, что религиозные ритуалы хранят в себе святость. Их изменение было равносильно превращению стихотворения в прозу. Смысл может все еще быть, но стихотворение, по сути, больше не существует.

    Истинно называя себя старообрядцами, они отказались от петровских реформ. Российское государство их безжалостно преследовало. Тысячи людей сожгли себя в своих деревянных церквях, а не обратились в веру. Они разделились на десятки соперничающих духовенства, и самые радикальные из них — лишенные священников — вообще обходились без одного.

    Накануне революции старообрядцы составляли около 20 процентов населения России. Говорили, что если анафемы с них когда-нибудь будут сняты, половина крестьянства обратится в эту анархическую деревенскую веру без священников, которая правила сама собой через залы собраний. Сегодня их всего около двух миллионов — в основном в изгнании. А из беспризорников несколько десятков тысяч живут в самых глухих лесах Сибири.

    Такие места, как Тува. Эта страна похожа на ковбойский фильм, в котором белый человек проиграл.Когда-то это было самое отдаленное государство в мире, аннексированное Советским Союзом в 1944 году и всеми забытое. Коренные жители — азиаты, тесно связанные с соседней Монголией, но говорящие на тюркском языке.

    У красных были большие планы по модернизации Тувы. Но сегодня в Москву нет ни железной дороги, ни рейса. По дороге на юг вы проезжаете сгоревшие вигвамы и пьяные тувинские всадники, подъезжающие к проезжающим машинам. Единственный город, Кызыл, в основном состоит из деревянных лачуг и кишит знахарями и шаманами.Славяне составляют менее 20 процентов населения и быстро сокращаются.

    В самых диких местах живут русские — около тысячи староверов без священников. К этим деревням дороги нет. Вы едете на юг пять часов. Потом по горной тропе. Чтобы пройти дальше, нужно дважды пересечь извилистую реку Енисей. Это нравится старообрядцам. Они контролируют баржу, и она не пускает тувинцев.

    В ту ночь мы пересекли Енисей на небольшом плоту по сильному ветру.Я проснулся в капсуле времени. Село Эрджей. Это одна из четырех старообрядческих деревень в извилистой долине нижнего Енесея. Нет дорог, соединяющих их, только вода, и чем дальше вы идете вверх по реке, тем более фундаменталистскими они становятся, пока вы не доберетесь до разбросанных домов, которые отказываются касаться многих аспектов современного мира. В Эрджее нет телевидения, Интернета, почты, канализации и газет. Он примирился с несколькими технологиями — мобильными телефонами, старыми прочными советскими джипами и электрическими фонарями.Но деревенские жители не изменили своей жизни существенным образом.

    В то утро я встретил Екатерину, хорошенькую старуху в зеленом платке. Она говорила о Петре Великом так, как веками старообрядцы — как о Дьяволе. «Он принес в Россию табак, картошку и ересь». Он был библейской змеей. Все, что пошло не так в России, восходит к нему. Опасные технологии и западные идеи — все это его вина. «Петр проклял Россию».

    Каждый дом деревянный, и в каждой семье есть свирепые охотничьи собаки и корова.В них хранятся металлические иконы Богородицы, передаваемые из поколения в поколение. Они стоят на самодельных полках, наблюдая за тесными спальнями. Они приехали в Туву со старообрядцами с Урала и внутренней Сибири — или, как они говорили, «из России».

    Я ел за простыми столиками и разговаривал весь день. Они спросили обо мне. «Скажите мне … в Лондоне женщины тоже собирают ягоды?» Я спросил о них. Все женщины были в платках. Все мужчины отрастили бороды. Они едят только из собственных столовых приборов.Их дети до сих пор ходят пешком три километра до школы через реку. Дорога вьется через лес, и там иногда видят медведей. В ту неделю, когда я был там, был замечен волк. Матери волновались.

    В долине нет рабочих мест. Нет экономии. Но все заняты. Женщины занимаются домашним хозяйством, но они также доят коров. Их мужья охотятся. Каждую зиму они уходят в лес на три месяца охотиться на белок, соболей, медведей и рысей. Эти меха они продают русским и китайским купцам, которые приходят в деревню и стучатся к ним в двери.

    Такими всегда были русские села. Но долина старообрядцев перестала быть нормальной. Сельская местность России больше не умирает. Он уже мертв. Коттеджи с выбитыми окнами, наполовину погруженные в грязь, заброшенные, кроме пенсионеров и алкоголиков. Пьяницы заикаются на углах улиц. Повсюду валяются иголки и дикие собаки. Это места, где лесные животные перестают бояться людей.

    В долине старообрядцев остались последние жившие русские села.Никогда еще я не видел столько русских детей. Или новые деревянные коттеджи. Ни разу за две недели, которые я провел в Эрджее, я не видел пьяного. Это села, мало затронутые российской наркоманией. Конечно, были пьющие. Я почувствовал запах их дыхания. Я встречал мужчин с корявыми красными носами и слышал о больной паре, которая жила у Енисей и тратила все свои деньги на пиво. Но алкоголь не был чумой.

    Когда-то у беспардонного был строгий запрет на все виды водки. С тех пор срок их действия истек.Вместо этого они строго соблюдают месяцы сухого поста в течение года. Мужчины тоже не пьют всерьез на охоте. Они более-менее засыхают три месяца в году.

    Никто точно не знает, почему в России такой эпидемический алкоголизм. Писатель Оливер Буллоу считает, что ответ связан с доверием. Сталинская кампания по принуждению крестьян к колхозам и разрыву с православной церковью отрезала русских от их земли и их идентичности; лагеря и политическая полиция друг от друга.СССР уничтожил деревенские ячейки русского общества задолго до того, как разрушил себя. Дешевая водка заполнила пустоту.

    Вот от чего убежали старообрядцы. Первая волна с Урала в 1920-х годах присоединилась к искателям Беловоде в независимой Туве. Вторая волна последовала из внутренней Сибири в 1960-х, когда Никита Хрущев возобновил войну с Богом.

    Долина старообрядцев осталась нетронутой. Они никогда не были коллективизированы и лишь слабо контролировались.Они были объявлены государственными охотниками, что на практике означало, что мужчинам давали зарплату, бесплатное ружье и патроны в обмен на их шкуры. Им сказали, что они выполняли срочные заказы на мех в Англии, и предоставили их самим себе в тайге — русской тайге в густых джунглях сибирских лесов.

    Деревенская жизнь игнорировалась. Это означало, что старообрядцы никогда не были отрезаны от своего образа жизни. Непонятно, почему долину сохранили — возможно, потому, что к 1950-м годам советское государство стало циничным и имперским.В аннексированной Туве их устраивало, что белые люди живут в невероятно отдаленной, но стратегической долине, ведущей в Монголию.

    Скорее всего, потому, что в старообрядческих деревнях не было священников. Арестовать было некого. Многовековое домашнее поклонение было способом молитвы, уникально подходящим для уклонения от КГБ. Что еще более важно, села и усадьбы вверх по Енесею были настолько недоступны, что их невозможно было контролировать без массовых депортаций.

    Партия так и не смогла точно определить местонахождение старообрядческих монастырей и отшельников в тайге, к которым обращались сельчане.Семьи, даже целые деревни старообрядцев, не контактировавшие с другими русскими со времен революции, советские геологи часто находили по всей Сибири до 1980-х годов, когда такие экспедиции прекратились.

    Я испытывал доверие и гордость за Эрджеи. После обеда я ел блины и пил лесной чай со старушками. Деревенские старейшины по-прежнему отказывались пользоваться какой-либо техникой — моторами, освещением, мобильными устройствами — ничем. Их дома были украшены пластиковыми гобеленами с изображением лесов и безделушками в обрамлении ярких лесных массивов.Они улыбнулись: «Мы знаем, где находятся таежные семьи. Те, что прятались сто лет. Но мы вам не скажем.

    В этот день мужчины готовились к отплытию в тайгу. Я собирался уходить с длиннобородым Федей. Они назвали его стариком. Ему было 58. Два его столкновения с государством заставили его ужаснуться всему, что находится за пределами долины. Первый — когда его призвали в 1973 году и отправили на Камчатку. «Тюремные лагеря… даже медведи были в лагерях».

    Его второй был в 2007 году.Проехав на своем джипе за изгиб горы, он оказался арестованным за «терроризм». Сотрудники ГАИ распахнули его сапог, обнаружив целый арсенал нелицензионных ружей. Они заперли его в камере на несколько недель с шестью алкоголиками, с которыми он не ладил.

    Я был не первым чужаком, который пошел на охоту со старообрядцами. Три года назад явился бельгиец с блестящими наручными часами с хорошенькой женой и переводчицей. Он хотел убить медведя. Старообрядцы нервничали. Медведи спали.Чтобы добраться до ближайшей пещеры, потребовалось бы по крайней мере недельное выслеживание с четырьмя охотниками и тремя санями. Не говоря уже о собаках. Бельгиец ухмыльнулся: «Хорошо. Я заплачу.»

    Это была небольшая пещера. Охотники произвели предупредительные выстрелы и отправили собак внутрь. Они попытались отозвать жену бельгийца, которая была в солнечных очках. «Моя жена не боится», — рявкнул он. Она сфотографировала его, когда он четыре раза выстрелил в испуганного медведя. В ту ночь в деревне они резвились и выпили бутылку шампанского.Бельгийцы ничего не предлагали старообрядцам. Но жители села сохранили бутылку, как подсвечник.

    Федя в прошлом году водил иностранца в тайгу и испытывал смешанные чувства по поводу этого опыта. Упомянутый человек был профессиональным финским золотоискателем из какой-то многонациональной горнодобывающей компании. Но как только они достигли Тайги, он перенес несколько недельных приступов паралитической депрессии. Он отказался разговаривать и даже есть.

    Федя впал в панику из-за того, что финн мог умереть, прежде чем приказал повернуть на Эрджей.Чтобы извиниться, он дал старику копию конфиденциальной карты перспективных золотых ресурсов компании. Но это было по-фински. Не зря Федя не нашел в Туве ни одного человека, говорящего по-фински.

    Наш УАЗ был заправлен на охоту. Мы бросили винтовки, дробовики, патроны, капканы и мешок сухих старых хлебных корок, не говоря уже о двух собаках и внуке старика. Ехали по Енесею. Каждый поворот был поворотом, а каждая кочка — толчком. Это были следы, которые они вырыли для себя.

    Старик и мальчик говорили о медведях. 15-летний подросток видел одного по дороге в школу. Федя в свое время убил семерых и вспоминал. Его внук внимательно слушал. Как и каждый мальчик, которого я встречал в Эрджее, он хотел быть охотником. Его будущее лежало в тайге, а не в классе. Но на этот раз мы не охотились на медведей. Мы хотели рысь. Мы мечтали о том золотом мехе. Мы хотели поймать в лесу самое хитрое животное.

    Эти три месяца в тайге охотники называют «сезоном».Их улов варьируется, но обычно составляет около трех рысей, 40 соболей и 300 белок. Если им повезет, за эти меха можно будет выручить до 10 000 фунтов стерлингов. Они отдают своим женам 5000 фунтов стерлингов на дом. Остальное уходит на закупку винтовок и патронов на следующий сезон. Вот почему они хотели рысь — есть китайцы, которые платят до 300 фунтов за шкуру.

    Двадцать километров и рельсовый путь остановился. Следующие 20 километров мы прошли на лодке. Реки — это магистрали Сибири. Зимой охотничьи джипы пристегиваются ремнями вверх и вниз.Но вода еще не замерзла. Мимо нас проплыли айсберги, когда старик запустил двигатель своей деревянной лодки.

    Вот она — Тайга. Но вам кажется, что вы видели этот пейзаж миллион раз раньше. В каком-то смысле у вас есть — от американских боевиков, заставок Windows и рекламы до посещения Канады. Горы были похожи на гигантские белые скалы, покрытые серым лишайником. Однообразные белые скелетные деревья слабым солнышком сияли вдоль Енесея.

    Тайга похожа на страну далеких времен.Но не к старообрядцам. Федя пояснил, что у каждой семьи из четырех сел есть свой участок. Каждый участок составляет примерно 25 кв. Км. Это то, чем всю зиму бродит охотник.

    Ближайшая к деревням тайга прореживалась, поэтому теперь охотники все дальше и дальше спускаются по Енесею. Они разделили тайгу до границы с Монголией в 200 км. Молодые люди теперь вообще покидают долину. Они рискуют тувинскими лесами.

    Слушать, как Федя объясняет этот процесс меховой экспансии, было все равно, что слушать 17 век.Так была построена Российская империя. Казаки, охотящиеся на соболя, неслись все дальше на восток, к Тихому океану. Только после этого царь предъявил права на него.

    Хижина охотника находилась у кромки воды. Роман был там со своими сыновьями, снимая шкуру с четырех белок. Вся семья старика использовала хижину, а Роман был его племянником, свирепым рыжебородым, с тремя маленькими детьми и больным младенцем. Он пожал мне руку. Под сломанными ногтями была темная кровь.

    Роман был одним из тех невезучих мальчишек, которые русские называют «дикими девяностыми».Это были годы, когда в долине прекратили почти все коммунальные услуги и отменили государственную поддержку охоты. Старообрядцы снова остались одни. Учеба сорвалась: тувинские всадники открыли предупредительные выстрелы, Роман бросил школу. Ему было около 12, и он был нужен дома.

    Мы преломляли хлеб в салоне. Он был сделан из бревен, укрепленных корой. Крыша наполовину провалилась. Мы спали на скамейках, смягченных овчиной. Были только масляная лампа и дровяная печь. Они гасли через четыре часа, поэтому мы по очереди кололи дрова.Мне так и не удалось.

    Роман охотился на рысь три недели. Он расхаживал по хижине, бормоча что-то про животное, жуя веточки. Он дошел до монгольских иероглифов на далекой горной снежной полосе, но ничего не нашел, кроме запутанных круглых отпечатков лап.

    Масляная лампа очерчивала лицо Феди, когда он наливал жидкую кашу, сваренную на дровяной печи. Дети выгравировали лицо чудовища на его согнутом боку. Охотники едят то, что поймают в лесу. Но сегодня мы ничего не поймали.Ложки звенели в старых жестяных мисках.

    В ту ночь старик рассказал мне, как жили его бабушка и дедушка. Весть о войне достигла долины старообрядцев поздно, через несколько недель после немецкого вторжения в 1941 году. Они думали, что это дело рук антихриста. Война Гога и Магога. Конец.

    Была паника. Затем начались поджоги. Матери связали своих детей и заткнули им рот, прежде чем поджечь свои дома, произнося благословения. Отцы облились бензином перед тем, как загореться экстатической молитвой.

    Два года спустя Красная Армия вошла в долину. Остальных мужчин собрали, погрузили в грузовики и увезли на фронт. Большинство вернулось. Но Тува была аннексирована, а долина перешла под контроль Советского Союза.

    Это были последние самосожжения старообрядцев. Это случалось много раз раньше. В 17 веке почти 10 000 человек сгорели в своих деревянных церквях. Это были души, которые, как говорят, жили под властью белого царя за пределами Беловоде.

    Они передали мне мой пистолет на рассвете.Роман и его сыновья пошли по берегу Енисея. Мы решили пойти глубже. Тайга — это миллион оптических иллюзий. Когда вы смотрите прямо вдаль, бесчисленные деревья сливаются, образуя одну серую пелену, окружающую вас. Вы вздрагиваете от пней в форме людей. Оборачиваешься, и все точно так, как было впереди — снег, заросли, береза, ель, сосна. Пейзаж копипаста клонов.

    Следить по охотничьей тропе можно только по замерзшим болотам, под гнутыми березками и перевернутыми елями.Вы теряете их следы. Ветви рассекают тебе лицо. Измученный, вы остановитесь. Вы хотите пить снег. Но охотников это не волнует. Вы тоже оставляете следы. И вы продолжаете гораздо медленнее. Несколько часов охотники ушли. Затем внезапно они снова там и смотрят на вас.

    Отпечатки лапы переходят через гребень. Тогда никуда. Старик перестал курить. Я смотрел на бескрайние деревья. Чем дольше мы вместе проводили в тайге, тем больше он спрашивал об Англии. Особенно поразила Федя концепция тренажерных залов.Он просил, чтобы ему объяснили это снова и снова. Мысль о велотренажере привела его в абсолютную истерику. Но в основном мы говорили о рыси.

    Две сестры жили дальше в тайге, может быть, в 70 км от последней усадьбы. Говорят, что они читали по памяти целые отрывки из Священных Писаний и исцеляли больных младенцев, когда они были еще маленькими девочками. Они дали обет молчания и теперь жили в монастыре. Отчаявшиеся пробирались туда, чтобы позвать колоколом пустоту. Но охотники меня не взяли.

    Я снова отстал. Тайга на закате — самое красочное место в мире. За несколько часов снег меняет цвет от ярко-белого до золотисто-желтого и лилово-красного. Деревья тоже меняют цвет: с серого на темно-зеленый, затем на рыжевато-красный и, наконец, на темно-синий и черный. Снег сверкает, как бриллианты. Но я все это ненавижу. Я был измотан, запыхался, почти потерялся, следуя по следам охотников, когда они приближались к рыси.

    Блуждающий в сумерках, я был в ужасе.Я дважды взвел курок, когда из-за дерева показалась фигура лисы. Я галлюцинировал рычание из-за бега моих снежных ботинок. Свет исчез. Моя кровь застыла на фигурах между деревьями.

    Я повторил: «Я вооружен. Я вооружен. Я могу убить его ». Но в моей голове промелькнула сцена замешательства, которая могла длиться всего несколько секунд — я не мог стрелять достаточно быстро. Скрип винтовки у меня на спине заставил меня замерзнуть. Темнота была почти полной. Я дико выстрелил в пень, который на несколько секунд принял форму волка.

    У старика были ночные кошмары. Они начинались со стонов и внезапных ударов. Затем кричит. «Дедушка, пожалуйста…» Он скатывался со спальных досок и, рыдая, дрался по полу с воображаемыми животными. Иногда он издавал стреляющие звуки ртом, как маленький мальчик. «Нет… Нет…» Я лежал как можно тише, в окружении ружей, топоров и ножей, затаив дыхание.

    В то утро мы нашли свежие следы в семи километрах от нас. Они плыли по заснеженному ручью. Когда это происходит, это происходит быстро.Охотник замирает, замолкает и стреляет. Собаки дико визжат. Но рысь убежала в самую дальнюю тайгу, где снег и заросли доходят до пояса. Старик ругается, срывает ветку и бьет собак за такую ​​трусливую неудачу.

    Мы последовали за рысью в шаманскую рощу. Охотники опустили ружья. К березам были привязаны тряпки синего, желтого, белого, красного и зеленого цветов. Подношения духам места. Мы не прошли. Дальше мы остановились, чтобы собаки снова почувствовали запах.Старик сказал мне, что там много лет жил шаман. Но он умер в феврале. «Есть отшельник. . . Один из наших. . . 40 километров. Он ест сырую рыбу и ускользает, как олень, когда охотники подходят слишком близко ».

    Чем дальше мы продвигались от долины, тем ближе подходили к тувинским охотникам. Они поступили по-другому. Они катались на оленях и гнались за животными по шесть, семь собак. Они охотились по несколько дней и спали верхом. Около долины когда-то жили оленеводы.«Но мальчики едут в город. Лишь немногие до сих пор этим занимаются, живя с оленями ». В прошлом охотники дрались с пастухами. Они были счастливы, что последние стали редеть. Теперь им принадлежала еще Тайга.

    Мы плыли дальше. Может быть, 15 км каждый день. Только на четыре или пять минут из них я остановился, вдохнул и увидел, как в елях мерцает белый свет. Все остальное время я искал, где поставить ноги, следуя по следам охотников, отламывая преграждавшие путь ветки.Слышать снова и снова: «Я устал, я хочу пить, я устал».

    Когда вы так долго идете в одиночестве, вы впадаете в своего рода транс. Вы слышите белый шум в затылке. Больше отпечатков лап. Потом опять ничего. Мужчины были в ярости. Роман зарычал на меня. «Это ваша вина. Тебе нужно идти . . . молча. Он тебя слышит.

    С самого высокого гребня было знакомое зрелище. Следы белого самолета — десятки и десятки. Их шум разносился по тайге, как приближение к Хитроу.Меня это утешило. Мы были в 1000 км от ближайшего международного аэропорта, но долина находится прямо под траекторией полета из Пекина.

    Я пытался сосчитать звуки пролетающих над головой Боингов и Аэробусов, может быть, 50, но сбивался со счета каждый день. Охотники тоже смотрели на них; Китайские Боинг-747 над русским средневековьем. «Они начали с этих цифр примерно 15 лет назад». Самолеты казались далекими, как космические корабли.

    Снова была ночь. Трещины в окне пропускают холод в клетку.Пока мальчики засыпали, продолжалось кудахтанье дровяной печи. Теперь мы были только мужчинами. Роман взял старую пластиковую бутылку, сделал глоток и передал ее по кругу. Старик вздохнул вслед за своим. Это был самогон , — самогонная водка.

    «Я убью рысь». Роман смотрел на меня, но я не могла разглядеть его лицо. «Я убью его». Он прижался ко мне и потянул мою шерсть, бормоча. «Я сниму с него шкуру. . . »

    Роман на исходе. Три недели назад в село приехал китайский разносчик.У большого коровника он раздал коробки с чаем Гунцзин и пообещал 700 долларов тому, кто доставит ему шкуру рыси в этом месяце. «Мне нужны эти деньги».

    Самогон делает с вами странные вещи. Старик снова заговорил о Беловоде, но Роман не слушал. «Это где-то на севере». Он передал ему бутылку и пробормотал еще про рысь. Как мощно, как красиво.

    Мы закончили бутылку. Охотники обменивались рассказами о китайцах: как они измельчают зубы рыси для чая и втыкают иголки в лоб, когда пьют.Как они спят, сжимая ночью ласки из рыси между ног для плодородия. Как есть целые города, где люди живут в стеклянных домах и трижды в день едят гамбургеры.

    Я напился, покраснел и стал параноиком относиться к охотникам и ружьям, висящим у двери клетки. Я вышел и посмотрел на звезды. Их было так много, но я не мог вспомнить, кто из них.

    На этот раз мы уехали еще до рассвета. Но я не был там, чтобы увидеть, как красивое животное мчится через заросли и снег и кувыркается, когда его ударило свинцом.Я не слышал, как собаки бежали за ним, тявкали и каркали кровью. Я не видел, чтобы вторая пуля заставила замолчать могучую, незадачливую красавицу.

    Роман застрелил рысь. В ту ночь, когда я вернулся голодным в хижину, он вытащил черную пластиковую сумку и вылил ее. Мех упал на пол. «Смотреть. Вот. Мы убили его ради тебя ».

    Собаки были счастливы на улице, грызли тонкие кости рыси и дрались за ее внутренности и органы. С него сняли шкуру, кроме головы.Глаза были набиты ватой. Я поднял его за шею и потряс. Это было так мягко. Мои пальцы чувствовали его костлявые нервы и дрожь его черепа внутри. Я хотел бросить это. Он был живым.

    «Смотри. Вот. Мы убили его за вас »

    Хор Тагна в Иркутской области, последняя цитадель старообрядцев

    Слышали ли вы когда-нибудь о старообрядцах в Сибири? Их много. Они по-прежнему живут в далеких деревнях , где цивилизация не может до них добраться.В частности, на ум приходит одна деревня , которая приходит на ум, когда думает об этом виде общины . Истинные старообрядцев проживают по всему Саяну Горы в Хор Тагна, последняя цитадель из старообрядцев в Иркутской области .

    © Istock / zhaubasar

    Кто такие сибирские старообрядцы?

    старообрядцев утверждают, что они исповедуют древнюю форму православного христианства , зародившуюся в 1650 году.Сейчас по всему миру старообрядческих общин (их можно найти в Польше, Литве, Латвии, Украине, Болгарии, Латинской Америке, Канаде, США, Австралии). Что отличает их от Православное христианство , так это некоторые вариации в обычных церковных постановлениях . Но более того, они предпочитают жить простой жизнью , где-то в глубине леса (или тайги из Сибири ).Их дети изучают религии больше, чем в любой другой религиозной школе . Любопытно, что старообрядцы стремятся выжить за счет того, что они могут добыть из природы . Они плохо реагируют на наличные деньги в современном мире. Есть несколько мест для туристов , когда они хотят увидеть быт истинных старообрядцев . Одно из них — Хор Тагна , село в Иркутской области .

    © Исток / Евгений Митрошин

    Почему Хор Тагна известен во всем мире?

    Хор Тагна известен людям и по другим причинам, кроме поселения старообрядцев ‘. В 2019 году деревне был присвоен особый статус как одна из самых красивых деревень в России . Хор Тагна принадлежит Заларинскому району из Иркутской области .

    Хор Тагна, Иркутская область

    Поселок основан в 1892 году.Он окружен тайгой и насчитывает деревянных построек прошлых веков. Население Хор Тагна составляет 850 жителей. Как это принято для русских сел , Хор Тагна находится на берегу двух рек, слияние которых происходит прямо посередине поселка . От этих рек зависела жизнь жителей села. Летом его пересекали на лодках, а зимой приходилось переходить по толстому льду.Однако для них это было не так удобно, поэтому мост был построен в 2013 году. Это уникально для региона, ведь на трех металлических опорах стоит потрясающий мост длиной 145 метров. Теперь две отдельные стороны села соединены независимо от погоды. Но цивилизация , как мы ее знаем, живущая в наше время и в больших городах, по-прежнему остается всего лишь словом в Хор Тагна . Здесь есть больница, продуктовый магазин, почта. Но ваш мобильный телефон большую часть времени не работает.

    © Istock / chelovek

    Тем не менее, по состоянию на сентябрь этого года Хор Тагна получает статус одной из самых красивых деревень в России (по данным ассоциации « Самых красивых деревень России »). В списке всего 11 мест, и Хор Тагна сейчас одно из них. Важнейшим отличием этого села является то, что ему удалось сохранить в неприкосновенности свою уникальную историю .

    © Istock / uladimir_likman

    домов 19 века (особенно храм Николая Чудотворца) считаются важными памятниками архитектуры . Туристам всего нравится деревня ! Отправляясь в необычное путешествие по Сибири, обязательно посетите Хор Тагна , последнюю цитадель старообрядцев в Иркутской области !

    Привет, я Оксана из Иркутска, Сибирь. Я лингвист и заядлый путешественник. Я родился в глухом сибирском лесу, также известном как тайга, и думал, что буду счастливее, если буду жить в более теплом месте. Итак, я путешествовал по миру, но всегда возвращался в свою Сибирь.Я рада поделиться с вами его уникальной культурой. Хотите ли вы прокатиться на собачьих упряжках или нырнуть в воды зимнего Байкала, следите за моими рассказами.

    Сибирь: назад в прошлое

    Рабочие восстанавливают старообрядческую церковь, свидетельство религиозного возрождения после падения коммунизма.

    К МНОГОМУ, ОЧЕНЬ СЛОВО «СИБИРЬ» вызывает ассоциации с гулагами, полуголодными заключенными и их топорными охранниками. Но это также и Дикий Восток, место, которое веками привлекало мечтателей, авантюристов и отступников всех мастей.Как говорят местные жители: «Царь далеко». Москва удалена на шесть часовых поясов; в степях свобода.


    Из Иркутска группа исследователей поехала поездом в Петровский-Забайкальский, а оттуда автобусом до нескольких старообрядческих деревень в сибирской тайге — или болотистых северных лесах.

    Некогда Клондайк России, Сибирь — огромная земля. Он больше, чем Европа и Соединенные Штаты вместе взятые, он составляет одну двенадцатую поверхности суши Земли и одну пятую ее лесов.Одно лишь озеро Байкал глубиной в милю содержит пятую часть мировых запасов пресной воды, а также 1200 видов, которые больше нигде не встречаются. По этой необъятной земле разбросаны люди, уникальные для своей ниши.

    Здесь обитают общины староверов, или старообрядцев — инакомыслящих, которые откололись от Русской православной церкви 300 лет назад из-за изменений, внесенных религиозным лидером 17-го века Патриархом Никоном, которые привели русскую практику в соответствие с греческой.

    Спустя столетия современная группа исследователей USC, соблазненная романтикой семей, «потерянных» в тайге , проживающих свои дни в добровольном изгнании, мало чем отличающемся от изгнания островных старообрядческих общин Орегона и Аляски, — набор отправился в Сибирь с группой русских ученых, чтобы посетить деревни Староверы и задокументировать исчезнувший образ жизни.

    В июне знаток славянских языков Маркус Левитт и профессор музыки Ричард Макилвери совершили поход в Забайкальский край на юго-востоке Сибири. Основная цель экспедиции: записать самые старые, самые подлинные версии самобытных старообрядческих песен и собрать материалы о религиозных и народных обрядах.


    Группа жителей села Укир позируют во дворе; за ними — примитивный флигель и одна из свободно гуляющих собак, которые выживают в основном за счет человеческих останков.

    Вместе с Левиттом, заведующим кафедрой славянских языков и литератур в Колледже литературы, искусств и наук Университета Южной Калифорнии, и Макилвери, заведующим кафедрой музыкальной индустрии и звукозаписи в Музыкальной школе Торнтона, было три студента: музыкальная индустрия майор Эми Денг, специалист по истории искусства и бизнесу Камилла Перкинс и майор кинопроизводства Натали Росс. Когда студенты не помогали Левитту и Макилвери, они проводили собственные исследования.

    Экспедицию организовал фольклорист Российской академии наук Владимир Клауз.Уроженец сибирского города Чита, Klauz впервые встретился и подружился Левитты в 1998 году международной конференции по российской порнографии, состоявшейся в Университете Южной Калифорнии. Вскоре они начали сотрудничать в проектах, в том числе в этой совместной российско-американской экспедиции по этнографическим исследованиям старообрядцев, спонсируемой Институтом культурного наследия Москвы, Исследовательской программой бакалавриата USC Provost и Фондом Альберта и Элейн Борчард.

    Фракция русской православной религиозной общины, старообрядцы, были официально отлучены от церкви в 1666 году и преследовались вплоть до сталинской эпохи.Эти нонконформисты придерживаются старых московских традиций, существовавших до Петра Великого и европеизации русской культуры.


    Жрица Укира в отставке, Попка Евка. Семейские традиции, скорее всего, умрут вместе со старушками, которые все еще их соблюдают.

    Старообрядцы делятся на группы, которые сохранили священство, и те, кто отверг его, вместо этого служа себе.

    Семейская (буквально «семейная») община, которую изучала экспедиция и чье пение они записали, относится к числу беспрецов.Перегнанная из Польши в Сибирь в 18 веке Екатериной Великой (которая признала их ценность как поселенцев), семейская община имеет долгую историю, но нечеткую историю. Большая часть его рукописной документации была уничтожена при сталинском режиме. Работа экспедиции поддерживает недавнюю попытку ученых собрать воедино прошлое старообрядцев.

    ПУТЕШЕСТВИЕ НАЧИЛОСЬ В МОСКВЕ. После четырехдневной ориентации в столице американская группа вылетела на ночь в Иркутск.Оттуда они начали 10-часовую поездку на поезде в отдаленный Петровский-Забайкальский, где собралась партия из 14 человек (поровну разделенных между русскими и американцами). Контингент USC состоял из Левитта и его сына Джесси; Макилвери и его жена Мэри; и студенты Дэн, Перкинс и Росс. В русскоязычную группу входили Клауз, его жена Мария («Большая Маша») — профессиональный психолог, говорящий по-английски и работавший вместе с Левиттом переводчиком — и их сын Саша; Любовь Илюшенкова, фольклорист, музыковед, специалист по культуре г. Читы; и мастер подработки Олег Назаров и его 14-летняя дочь Мария.(Олег оказался полезным во всем, от заделки непроходимых выбоин до разглаживания морщин с помощью бюрократов.) Завершал группу Юрий, водитель автобуса.


    Деревня Укир находится в тайге на отдаленном краю Сибири, всего в 6 милях от границы с Монголией.

    Объединенные общими узами приключений и мотивированные целым рядом исследовательских программ, члены экспедиции сели в автобус, в котором они будут сидеть в течение следующих трех недель, и направились к своей первой остановке — старообрядческой деревне Укир, 12. грунтовая дорога в часах езды.

    Укир, удаленный город примерно в 6 милях от границы с Монголией, имеет скорее историческую, чем религиозную идентичность. Укир был уничтожен во время Гражданской войны, его церковь разрушена. Определяющий момент для села наступил не во время раскола 17-го века или ссылки 18-го века, а в 1921 году, когда большевистский Укир был втянут в вооруженный конфликт против соседней казацкой Мензы.

    Соперничество между двумя прибрежными деревнями сохраняется, но в наши дни оно значительно слабее, обычно ограничиваясь случайными спорами из-за охотничьих угодий.Прошлым летом жители деревни поссорились из-за привычек американцев плавать. Во время засушливой июньской жары жители Мензы заметили, что каждый раз, когда американцы искупались в Укирском конце реки, за ними шел дождь. После того, как это произошло три или четыре дня подряд, ревнивые жители деревни попросили вызывающих дождь американцев совершить омовение и возле Мензы.

    ТРУДНОЕ МЕСТО ДЛЯ НАЧАЛА, Укир пострадал от распада Советского Союза. Аэропорт закрыт.Мост через реку размыт. Хотя у жителей есть телевизоры и холодильники, электричество, необходимое для их питания, подается только один раз в день в течение часа, с 9 до 10 вечера.

    Приехавшие исследователи поспешили адаптироваться. Даже для Макилвери — эксперта в области записи музыки и самоописавшегося «легко продать за вызов и приключения» — этот проект столкнулся с некоторыми ранее не встречавшимися препятствиями.

    «Традиции исчезают. Села советизированы.Эти люди пережили коллективизацию, Вторую мировую войну. Эта группа была подвержена тем же апокалиптическим силам современной российской истории, что и все остальные »

    Помимо ежедневной доступности электричества (что создает очевидные трудности для электронного оборудования), сами певцы — почти исключительно женщины — оказались трудными, не из-за каких-либо упрямых черт характера, а, скорее, из-за их спонтанного стиля пения.
    Макилвери описывает типичную сцену, которая напоминала ему не столько религиозное мероприятие, сколько светское мероприятие: певчие собираются вокруг стола, накрытого чаем, джемом и вином.Они начинают свое призывно-ответное пение. Один певец начинает мелодию, и группа отвечает. Вскоре кто-то размешивает ей чай, врывается с комментарием или шуткой, и пение прекращается.

    Поскольку исследователи просили послушать самые старые песни, которые знали самые старые женщины (песни с наибольшим риском вымирания), и поскольку большинство женщин были более знакомы с более свежими и более популярными песнями, пение часто превращалось в дискуссия по поводу забытых стихов.

    С другой стороны, запланированные пятиминутные перерывы часто без предупреждения сокращались до двух минут нетерпеливым вокалистом.

    «Это было очень естественно, без каких-либо уловок», — говорит Левитт. «Они не устраивали представления для нас или для потомков. Они делали то, что делают ».

    Но то, что восхищает исследователя русской культуры, вызывает ужас у профессионалов звукозаписи.

    «В конце концов, мы решили, рискуя разрядиться от батареи или места на диске, просто записывать все — с звенящими ложками, дебатами и всем остальным», — говорит Макилвери, все время зная, что он готовит почву для редактирования. кошмарный сон.«Как понять, например, где заканчивается одна песня и начинается другая?»


    Профессор музыки Ричард Макилвери и студентка Эми Дэн во время записи. Из-за нехватки электричества, частых перебоев в работе и непрерывного фонового шума команда продолжала действовать. «В конце концов мы решили просто записывать все — звон ложек, дебаты и все такое», — говорит Макилвери. «У нас был один шанс сделать это правильно, и мы не хотели ничего терять».

    К счастью, технология записи сейчас находится на таком этапе, когда, несмотря на трудности, проект был осуществим.«Мы могли бы доставить высочайшее качество из ниоткуда», — говорит Макилвери. Пятнадцать лет назад ему потребовались три чемодана с тяжелым оборудованием для записи хора в Зальцбурге. В Сибири оборудование Макилвери состояло из портативного компьютера и нескольких периферийных устройств.

    Старообрядческий материал был записан в цифровом виде на Macintosh G3 PowerBook. Затем он был отредактирован, и компакт-диски были записаны на месте.

    После записи в течение двух-четырех часов Макилвери и Дэн, которые помогали с записью, проводили большую часть дня за монтажом.«Нам нужно было очистить жесткие диски для следующего сеанса записи», — объясняет Макилвери. «Я бы не справился без Эми. Пару компакт-дисков, которые она смонтировала самостоятельно, от начала до конца. У нее была потрясающая выносливость. Я видел, как она кивает, но, если нужно, она оставалась с этим всю ночь.

    Нужны были и современные технологии, и безумный темп. «У нас был один шанс сделать все правильно, и мы не хотели ничего терять», — говорит Макилвери. «Большинство людей думают, что вам просто нужны микрофон и кассетный магнитофон.Не так. О старообрядчестве писали и раньше, но недостаточно четко. Музыковеду Любови нужно было разобрать все слова — и она это сделала, на этот раз ».

    Результаты колоссальных усилий Макилвери и Дэна: 168 а капелла народная и литургическая песня из семи разных деревень, записанных и сохраненных примерно на 50 необработанных архивных компакт-дисках и 24 отредактированных окончательных. Компакт-диски, хранящиеся в Московском институте культурного наследия и резервные копии в школе Торнтона Университета Южной Калифорнии, сейчас изучаются старообрядческими специалистами в России.

    Баба Настя уже почти 80 лет встает с рассветом и работает до полуночи. После нескольких часов работы по дому «она прикладывала свои холодные твердые ручки к моему лицу и целовала меня, чтобы разбудить», — и начиналась дневная работа по записи.

    Многие тексты написаны на традиционные русские народные темы с участием девушек и солдат, отправляющихся на войну, но сама музыка исполнена в полифоническом хоровом стиле с использованием особого произношения, уникального для семейских.
    «Нас там не было для оценки», — отмечает Макилвери. И все же музыка произвела глубокое впечатление. «Поначалу казалось, что пение просто кучка людей, кричащих друг на друга», — говорит он. «Тем не менее, со временем мы смогли различить структуру, отличительную форму и мелодию».

    При многократном воздействии Дэн — опытный пианист с абсолютным слухом — также согрелся к пению. «Я начала напевать себе эти мелодии», — говорит она.

    Даже не музыканты попали под чары хора.«Для музыки было важно переживать трудности жизни там», — говорит Левитт. «Слышать это [как запись] кажется далеким, чуждым, с которым трудно понять. Когда вы видите людей, живете с ними, собираетесь вместе, чтобы отпраздновать, музыка приобретает значение ».

    «ТРУДНОСТИ» ЖИЗНИ в Укире суровые по западным стандартам. Продовольствие, которое не покупается на мизерные зарплаты, дополняют огороды и охота. Сантехники в доме нет. Воду для питья и мытья берут из реки почти в миле.Банья, традиционные бани, разжигают до пяти часов. Флигели — это примитивные деревянные лачуги, стоящие на ровной земле, без вырытой в земле ямы. Вольные собаки Укира выживают в основном за счет того, что люди оставляют после себя.
    «Люди используют все, что мы называем мусором, — говорит Левитт. «У них , у мусора нет. Они используют все повторно. А если его нельзя использовать повторно, они сжигают его как топливо ».


    Худой, обветренный и покрытый татуировками с религиозными символами, этот сельский житель — редкость — старик.Войны и алкоголь сказались на себе: жители Укира, например, в основном пожилые женщины и их сыновья среднего возраста.

    Войны и алкоголь взяли свое. Мужчин пожилого возраста относительно немного. Молодых женщин также относительно мало. Многие уезжают учиться в близлежащие города и никогда не возвращаются, спасаясь от деревенской жизни, которая особенно тяжела для женщин. Именно женщины — по привычкам и советским, и старообрядческим — выполняют основную работу.

    Следовательно, Укир — это село, в котором в основном проживают пожилые женщины и их сыновья среднего возраста.Оставшиеся молодые женщины не изучают и не сохраняют сохранившиеся старообрядческие обычаи.

    «Бабушки — бабушек — все еще носят традиционную одежду, — говорит Росс, — но их внучки носят современную одежду». Она отметила любопытное изобилие футболок Titanic среди дешевых импортных товаров из Китая среди молодых сельских жителей. «У них современный образ мышления, а старые привычки исчезают», — говорит Росс.

    Сама музыка исполнена в полифоническом хоровом стиле с использованием особого произношения, уникального для семейских.«Поначалу это было похоже на то, что кучка людей кричит друг на друга. Однако со временем мы смогли различить отличительную форму и мелодию ».

    Несмотря на тяжелые экономические трудности и мрачные перспективы на будущее, «по большей части люди не считают себя бедными и не жалеют себя», — говорит Перкинс. «Они просто живут своей жизнью в меру своих возможностей. Они были очень открытыми, очень теплыми и очень щедрыми во всем, в том числе и в их сердцах.
    Исследователи привезли с собой собственные продукты питания — мясные консервы, капусту, картофель и другие нескоропортящиеся продукты. В некоторых деревнях и городах группе приходилось импровизировать жилье — однажды они спали в заброшенном здании школы. Но в Укире все остались в домах старообрядцев.

    Макилвери остался с Бабой («бабушкой») Настей, которая взяла на себя служение населению Укира у недолетней Попки («Жрицы») Евки. По словам Макилвери, почти 80-летняя Баба Настя все еще встает на рассвете и работает до полуночи.Макилвери вспоминает, что после того, как она несколько часов поработала по дому, «она приложила свои холодные твердые ручки к моему лицу и поцеловала меня, чтобы разбудить», и начиналась дневная запись.

    ГДЕ РАБОТАЕТ МАСИЛВЕРИ И ДЕНГ часто держали их взаперти с компьютерными файлами, исследования, проведенные другими участниками экспедиции, отправляли их от двери к двери и, в одном случае, от окна к окну.
    Росс, который последние два года архивировал пропагандистские материалы времен холодной войны в Институте современной русской культуры Университета Южной Калифорнии, решил сделать фоторепортаж с этого проекта.Вооружившись тремя камерами и шестью или семью разными объективами, она посещала каждую сессию записи, делая снимки до и после выступления (чтобы не добавлять щелчки камеры к неизбежному звенку чайной ложки).

    В остальное время Росс преследовала собственные фотографические интересы. Кинематографисту особенно привлекали изображения окон и оконных рам.


    Яркие окна старообрядческих деревень привлекли внимание кинематографиста Натали Росс.За время поездки она сняла более 800 слайдов.

    «Было очень интересно отметить, что они разные от деревни к деревне», — говорит она. «Синий и зеленый используются в качестве основного цвета в большинстве случаев с белыми, красными и желтыми акцентами». Она обнаружила, что одни окна были простыми, другие невероятно замысловатыми, почти как пряники. Некоторые были абстрактными, другие — репрезентативными.

    «Хотел бы я взять еще больше», — говорит Росс, который вернулся с более чем 800 цветными слайдами.«Я хотел бы в какой-то момент объединить эти фотографии в качестве личного проекта».

    MEANWHILE, ИСКУССТВО И БИЗНЕС майор Камилла Перкинс занималась изучением религиозных икон, тканей и костюмов старообрядцев. По словам Перкинса, документальное оформление текстиля важно, потому что, как и в случае с пением в старинном стиле, домашняя традиция умирает. Сельские жители больше не могут выращивать необходимую коноплю, равно как и ткать традиционные узоры невыгодно, когда дешевые массовые футболки Titanic пересекают границу.
    Перкинс стучался в двери с Клаузом, Большой Машей и Левиттом. Открытая дверь обычно означала открытое приглашение сесть за обед и долгую беседу. Клауз собирал религиозную генеалогию и охотился за фольклором (особенно с рассказами о гигантской рыжеволосой змее, которая, по слухам, жила поблизости). Перкинс попросил показать старые иконы — те, которые были спасены от пожаров в церквях в 1920-х годах, или меньшего размера, более близкие, переданные через семьи.

    Она считает, что самые старые из них могут датироваться 200 лет назад, но поскольку иконы являются повторениями — повторениями прошлых работ, копиями копий копий — и поскольку они не сильно меняются стилистически, их нелегко датировать, — говорит Перкинс.Лак, которым покрывают многие из написанных икон, является одним из немногих ориентиров: он становится черным примерно через 100 лет.

    С Большой Машей в качестве переводчика Перкинс брал интервью у людей об истории икон и их литургическом использовании, а также об их личном значении.

    В процессе она обнаружила несколько уличных ритуалов с иконами и впервые задокументировала их. Она обнаружила, что одна семья в Укире каждый год хоронит небольшую металлическую икону с картофелем, полагая, что это поможет урожаю.Они выкапывают его вместе с урожаем и восстанавливают его на домашний алтарь на зиму — пока не придет время снова сажать. У Бабы Насти, религиозного лидера общины, есть значок, который она ставит на улице, когда хочет, чтобы пошел дождь.

    Перкинса удивило то, что многие из старообрядцев, которые дорожат своими иконами, выставляя их на видном месте и с религиозной спецификой в ​​своих домах, даже не знают имен святых, которых они изображают.

    «ТРАДИЦИИ ИСЧАЮТСЯ», — говорит Левитт, специалист по русской культуре и интеллектуальной истории.«Меня поразила степень советизации села. Они пережили коллективизацию, Вторую мировую войну. Эта группа была подвержена тем же апокалиптическим силам современной российской истории, что и все остальные. Они подверглись одному и тому же процессу культивирования или декультивирования ».
    Во многих местах, говорит Левитт, люди больше не считают себя старообрядцами, а только русскими православными. Они больше не проводят различия между двухпалым и трехпалым крестным знамением.(Два пальца — особый знак старообрядчества, замечательно запечатленный на картине художника Василия Сурикова о царственной еретике-мученице Боярине Морозовой, увезенной на пытки в 1672 году.) То, что женщины «диаконизируют» в Укире, также не соответствует канонической практике. .


    Слева: старообрядец смотрит рукописный религиозный текст. Справа: житель села Архангельское в полном традиционном костюме. Студентка Университета Южной Калифорнии Камилла Перкинс записала, что она видела в одежде и головном уборе старообрядцев.

    «Сейчас религиозная жизнь усложняется, — говорит Левитт. «С падением коммунизма и с обретением в стране свободы, наблюдается определенное религиозное возрождение. В одном городе мы видели, как восстанавливали церковь — люди очень много работали, имея мало средств ».

    Тем не менее, Левитт знает, что времена расцвета старообрядчества давно прошли.

    «Я ожидал увидеть группу, аналогичную пенсильванским голландцам», — говорит он.

    Leave a Reply

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *