Староверы в тайге: Новая газета — Novayagazeta.ru

Содержание

Старообрядцы обучат спецназ Минобороны искусству выживания в тайге — Daily Storm

Военные инструкторы и старообрядцы обучат спецназ Центрального военного округа (ЦВО) из Новосибирской области навыкам выживания в суровых условиях в предгорьях Западного Саяна (Красноярский край). В учебной программе предусмотрена военно-спортивная, огневая и физическая подготовка. Кроме того, военнослужащих научат правилам маскировки в тайге и умению создавать укрытия из подручных средств (без топора и палаток).

«Искусству выживания в условиях пониженных температур спецназовцев обучают военнослужащие-инструкторы и староверы, специально приглашенные для проведения занятий по выживанию», — цитирует ТАСС сообщение пресс-службы ЦВО.

Протоиерей Старообрядческой церкви Геннадий Четвергов, настоятель храма Казанской иконы Пресвятой Богородицы сказал Daily Storm, что если программа подготовки спецназовцев направлена на защиту и умение выживать, ничего плохого в ней нет.

«Это просто приемы выживания, это очень хорошо. Если все люди будут этому обучены, это может их выручить в трудных ситуациях. Особенно это касается детей, да и еще в Красноярском крае. Военным тоже нужно уметь выживать: им же не только нужно уметь защищать других, но и самих себя. А здесь староверы, можно сказать, делятся своими секретами выживания», — отметил протоиерей.

Учебная программа предусматривает военно-спортивную, тактико-специальную, огневую и физическую подготовку. Староверы научат разведчиков добывать огонь без спичек и зажигалок, маскироваться в тайге и создавать укрытия в снегу из подручных материалов. Обучение пройдет в центре военно-спортивной подготовки «Ергаки», который находится в предгорьях Западного Саяна (Красноярский край).

Кроме того, военнослужащим расскажут, какими способами лучше всего перемещаться по заснеженной территории со снаряжением. Дополнительно будут затронуты вопросы безопасности, оказания первой медпомощи в экстремальных условиях, а также эвакуации раненных из горных районов. В тренировках примут участие более 50 спецназовцев.

Первые договоренности с двумя семьями местных староверов были достигнуты руководством ЦВО в 2015 году. Сибирские старообрядцы, живущие изолированно уже несколько столетий, являются искусными следопытами и охотниками.

Староверы научат военных выживать в тайге

Российские военные устроили необычный эксперимент. В сибирскую тайгу на целый месяц отправили 10 бойцов горной мотострелковой бригады. За это время им нужно пройти 100 километров. Пропитание придется добывать самим, как и лечить себя, если что случится. Инструкторами для бойцов стали старообрядцы, которые живут в тайге на протяжении многих лет.

Десять бойцов горной мотострелковой бригады за месяц должны пройти 100 километров по сибирской тайге. Пищу нужно добывать — с собой только неприкосновенный запас.

Эти кадры были сняты утром одним из участников, когда первая группа военных во главе с инструкторами уже углубилась в тайгу. Вертолет доставил горную мотострелковую бригаду в район тувинского поселка Усть Ужеп. Предстоит пройти пешком участок повышенной сложности по берегу Малого Енисея. Когда продумывали, кто же сможет инструктировать военных, то решили обратиться к охотникам. И вот что интересно: знаний охотников оказалось недостаточно.

В современной России есть высокоподготовленные горнострелковые части — это элитные подразделения. Их готовят для проведения специальных боевых операций в горной местности — и не только. И, что очень актуально, еще и для проведения антитеррористических операций. Хорошее здоровье, в том числе и психологическое, общефизическая подготовка, специальное оборудование и навыки выживания — в горах, в лесу, в пустынной местности, в тайге.

Решение руководства войсками Центрального военного округа обратиться к местным жителям-старообрядцам оказалось очень верным. Эти люди сумели сохранить навыки предков, которые были приобретены в течение веков.

Есть штамп, что старообрядцы или староверы живут закрыто, никого не подпуская к себе. В действительности они готовы прийти на помощь. Сибиряки староверы умеют и на зверя ходить, и в лесу заночевать. Среди них много травников — это, конечно, бесценный опыт. Во время специальной операции, когда бойцов десантируют в труднодоступной местности, медиков среди них нет. Первую помощь надо оказывать самим, часто самому себе.

Многие помнят сериал «Охота на пиранью», где как раз показаны агенты спецподразделения, которые отправлены в Сибирь с секретным заданием, и им приходится выживать в тайге. Нынче для наших бойцов подобрали идеальное место — то есть, наиболее сложное.

Ориентироваться по звездам и солнцу, мхам и муравейникам, оборудовать ночлег, добывать пищу. Хорошо плавать, в том числе в холодной горной речке. Бегать на лыжах. Один из опасных моментов — встреча с дикими зверями. Этому тоже учат. Например, лось обойдет вас стороной, если над головой вы поднимете палку. Кабан пронесется мимо, если вы резко свернете с пути. Очень опасны медведи с медвежатами.

И все же, как нам объяснили специалисты, самое главное — психологические сложности.

Часто подготовленный человек, оставшись один в лесу, начинает паниковать, совершает неправильные действия — а это ведет к потере сил.

Через месяц сложный маршрут будет пройден десятью бойцами под руководством инструкторов-старообрядцев. Тогда можно будет уже делать выводы, рассказывать о непредвиденных ситуациях. А мы надеемся, что получим еще и интересные кадры.

В тайге задержан руководитель «Церкви последнего завета» Виссарион. Что известно

Автор фото, Alexander Ryumin/TASS

В Красноярском крае задержали членов религиозной организации «Церковь последнего завета», в том числе ее лидера Виссариона. Организация официально зарегистрирована российским минюстом, ее деятельность освещалась в том числе в иностранных СМИ.

Как сообщает Следственный комитет России, задержаны глава организации — 59-летний Виссарион (Сергей Тороп), Вадим Редькин и Владимир Ведерников. Им планируют предъявить обвинение в создании «религиозного объединения, деятельность которого сопряжена с насилием над гражданами, причинение тяжкого вреда здоровью двух и более лиц».

Редькин работает пресс-секретарем Виссариона, в прошлом он пел в ансамбле «Интеграл», созданном Бари Алибасовым, и выступал с группой «Ласковый май». Ведерников — директор школы «Истоки», в которой учатся дети членов общины.

В деревню «Город Солнца» в Курагинском районе Красноярского края, как заявил местный житель Александр Староверов в «Фейсбуке», прилетело четыре вертолета, территория поселения оцеплена. Десятки людей в масках прошли по домам и начали обыски, сказал он. Виссариона и Редькина увезли на вертолетах, сообщил Староверов. Источник агертства Интерфакс сообщал, что операцию проводили совместно СКР и ФСБ.

На видео, опубликованных Староверовым, видно несколько десятков человек в камуфляже и в гражданском, некоторые из них — с оружием. «Приехали наши адвокаты, пошли к дому учителя», — сказал Староверов в одном из видео (учителем члены организации называют Виссариона).

«И Редькина ведут, и учителя», — сообщил Староверов в другом видео. На нем видно около 10 человек в камуфляже, сопровождающих двух мужчин.

Официальный представитель СКР Светлана Петренко заявила, что руководители организации «использовали деньги ее участников, а также применяли к ним психологическое насилие». Представители самой организации это пока не прокомментировали.

Сергея Торопа арестовали до 22 ноября. Заседание проходило в закрытом от прессы режиме вечером во вторник 22 сентября, решение огласили в среду. Тороп заявил, что полностью не согласен с обвинением и считает его надуманным. Адвокаты членов общины Виссариона сочли их уголовное преследование «незаконным и необоснованным», заявив, что «у следствия нет ни одного факта, который позволял бы доказать посягательство на личность и права граждан».

Предыдущие проверки

В феврале члены «Церкви Последнего Завета» рассказывали об обысках и допросах в организации, их проводили следователи в рамках уголовных дел о коррупции и мошенничестве в отношении руководства школы «Истоки», где учатся дети членов общины.

Как пояснял тогда Редькин, около трети зарплаты учителей якобы добровольно и согласованно объединяется для развития этой школы и выплаты зарплаты тем учителям, которые работают в школе, но не устроены официально.

«Я, к примеру, пока не вижу этических нарушений в управлении школой. Но если выявятся действительно серьёзные нарушения в действиях ближних, обязательно сообщим об этом. У нас не принято заниматься укрывательством недопустимых действий», — говорил Редькин.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

У «Церкви последнего завета» есть несколько поселений в Сибири

Кроме того, тогда же он сообщил Би-би-си, что в целом следственные действия в общине начались еще весной 2018 года, а активизировались ближе к концу 2019 года. Он считал, что приказ начать эти действия пришел от московских следователей, так как у местных следственных органов за без малого 30 лет существования организации претензий к ней не возникало.

Кроме того, говорил Редькин, с поздней весны 2018 года стали проходить проверки жизнедеятельности верующих общины по разным направлениям — «в отношении пользования медициной, питания детей, их обучения, землепользования, заготовки леса, идеологии Последнего Завета». Опрашивали и последователей Виссариона, живущих в других регионах.

В частности, по словам Редькина, дагестанские следователи спрашивали у местного последователя организации «об исчезновении людей в общине» (якобы люди исчезают, а их имущество присваивается), о насильственном отъёме денег и шантаже, о запрете служить в армии, о половых извращениях, о запретах на лечение в медучреждениях, об анемии тяжёлой степени и истощении вплоть до кахексии, об отказах от родовспоможения, о применении психотропных препаратов».

«В силу постулатов учения «Последнего Завета» всё затрагиваемое следователями в вопросах у нас невозможно в принципе», — говорил Редькин.

В конце августа стало известно об уголовном деле о воспрепятствовании деятельности журналистов, возбужденном после срыва подготовки репортажа о религиозной общине журналистами «Известий». У журналистов МИЦ «Известия», готовивших сюжет для РЕН ТВ, отобрали мобильные телефоны и аппаратуру, сообщали в СКР.

Что такое «Церковь последнего завета»

«Церковь последнего завета» создана в 1991 году Сергеем Торопом, который до этого работал инспектором ДПС и плотником. В 1995 году его последователи основали в Курагинском районе поселение «Город Солнца». В 2000 году религиозную организацию зарегистрировал минюст, количество ее последователей — около 10 тысяч человек по всему миру. Несколько сотен членов общины живут в населенных пунктах Курагинского и Каратузского районов на юге Красноярского края.

Организационная структура секты строго иерархична. Одним из источников вероучения Виссариона является «Последнее завещание» — летопись его деятельности. В нем изложена теория космогонии Виссариона, которая во многом пересекается с восточными эзотерическими учениями, с темами реинкарнации, а также подготовки к надвигающемуся апокалипсису.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Одним из источников вероучения Виссариона является «Последнее завещание» — летопись его деятельности. Фото 2009 года

Последователям Виссариона нельзя курить, пить и вести денежный обмен, кроме того, необходимо вести натуральное хозяйство. Верующие в учение Виссариона не должны употреблять мясо, кофе, чай, сахар, дрожжевой хлеб и изделия из пшеницы.

Дети в общинах чаще всего не учатся в общеобразовательных школах, их учат по особой программе и не делают им прививок. Виссарионовцы основали свой календарь, и отсчет времени в нем ведется со дня рождения Торопа (с 14 января 1961 года) и обозначается как «Эпоха Рассвета».

Известно о нескольких случаях смертей от запускания болезней и самоубийств среди членов секты. Многие продавали свое имущество в городах, чтобы поселиться в общине в Красноярском крае. «Внушение шло на отсечение от внешнего мира, на выдергивание из семейных, родственных связей», — рассказывала одна из бывших последовательниц Виссариона Елена в репортаже издания «Такие дела».

По ее словам, членов секты ограничивали в питании и дети недоедали, поощрялись любовные треугольники — мужчины могли иметь двух и более жен.

«Уже когда мы оттуда уехали, узнали, что он поселил у себя девочку Соню и ее маму, дорастил до 17 лет и женился на ней. Его супруга Любовь какое-то время терпела, потом не выдержала и уехала в Красноярск», — рассказывала собеседница издания.

В общине никого не держали насильно, уехать можно было в любой момент. Но так как многие потеряли жилье, работу и социальные связи, они не уезжали, рассказывали бывшие последователи Виссариона.

Жизнь организации освещалась зарубежными СМИ. В частности, фоторепортаж о «Церкви последнего завета» был опубликован в британской газете Guardian. Журналисты издания отмечали, что сначала было сложно фотографировать участников организации, так как они говорили, что камера «выделяет негативную энергию, которая приводит к глубокой дезориентации в теле».

Интервью у главы секты Виссариона для документального фильма брал журналист Би-би-си Саймон Рив. Фотографии виссарионовцев с рассказом о них публиковались и в журнале New Yorker. Репортажи об общине публиковали также Daily Mail, Vice и Fox News.

Староверы Тувы теперь «на связи» » Тува-Онлайн

Три старообрядческих села Тувы – Сизим, Эржей и Ужеп – 1 марта получили в свое распоряжение мощную передвижную радиостанцию военного типа. Станция, как сообщил глава Каа-Хемского кожууна Александр Шелехов, будет запущена после подготовки специалистов для ее эксплуатации, но первые шаги по решению «коммуникационной» проблемы части жителей района уже сделаны.

У большинства старообрядцев имеются мобильные телефоны, но использовать они их могут лишь, находясь в административном центре района – с. Сарыг-Сеп.

Этим подарком таежные отшельники обязаны депутату Госдумы Ларисе Шойгу и ее знаменитому брату, министру по чрезвычайным ситуациям России. Осенью прошлого года жители труднодоступных сел обратились к депутату с просьбой решить проблему устойчивой связи с миром, от которого отрезаны, с одной стороны, Малым Енисеем, с другой – непроходимой тайгой.

По обращению Ларисы Шойгу Красноярский региональный центр МЧС выделил для тувинских затворников автономную радиостанцию Ф-142 на шасси армейского вездехода ГАЗ-66. Это, по сути, целый командно-штабной комплекс, укомплектованный 6 портативными радиостанциями и способный обеспечить стабильную телеграфную и телефонную связь в УКВ и КВ-диапазонах в радиусе до 300 км. Базовую станцию предполагается разместить в ближайшем к «большой земле» селе Сизим, а через нее коммутировать связь с остальными поселениями. По словам специалистов МЧС, теперь с помощью Ф-142 из тайги можно спокойно позвонить не только в Кызыл, но и во многие города соседних с Тувой регионов, даже в Монголию.
С появлением радиостанции появилась не только возможность в любой момент срочно вызвать экстренную помощь в случае тяжелой болезни или другой напасти. По словам главы администрации Сизима Вячеслава Гусева, старообрядческие поселения понемногу выходят из добровольного затворничества и начинают интегрироваться в современную жизнь. Многие селяне, еще недавно отказывавшиеся от государственных пенсий и существовавшие лишь собственным подворьем и таежным промыслом, сегодня, ударились в бизнес — пооткрывали торговые фактории, турбазы, благо здешние нетронутые цивилизацией места давно стали Меккой любителей спортивной охоты, рыбалки и водного туризма.
МЧС пошло навстречу депутату Госдумы со своим служебным интересом – использовать спецтехнику в качестве своего опорного пункта в труднодоступной каа-хемской тайге. По словам главы республиканских спасателей Эреса Байыр-оола, «для радиостанции будут выделены специальные частоты экстренной связи, определено время выхода на дежурную службу МЧС. В период чрезвычайных ситуаций, которые здесь связаны, как правило, с лесными пожарами и паводками, командно-штабной комплекс предполагается задействовать по его прямому назначению».

Отшельники Лыковы умерли от коронавируса еще в далеких 80-х ? — Столица С

Староверы Лыковы стали известны на весь Советский Союз, когда в конце 70-х в Саянской тайге на них случайно наткнулись геологи. До этого семья, бежавшая в лес от «красных» безбожников, с 30-х годов жила в строгой изоляции. Когда на старообрядцев наткнулись инженеры, она состояла из пяти человек: отца Карпа Осиповича, и четверых его детей — Наталии, Савина, Дмитрия, Агафьи. Последние двое детей родились уже в тайге.

Фото: Соцсети

Их мать — Акулина умерла в 1961 году от голода. Во второй приход геологов в 1981 году семью Лыковых поразила страшная болезнь. Врач Игорь Назаров, который проводил наблюдения за отшельниками, предположил, что это было неустановленное ОРВИ, осложненное пневмонией. Инфекция скоротечно унесла жизни сразу троих членов семьи — Дмитрий, Савин и Наталья скончались один за другим. В живых остались только двое – Карп Осипович и Агафья. Он был самым старшим, она – самой молодой. Для отшельников, десятилетиями не имевших контакты с другими людьми, болезнь стала аналогом ковида. Истории болезни Лыковых в общепринятом смысле этого слова не существует. Анализ крови, понятное дело, тоже никто не брал, потому что, пока семья боролась с тяжелым недугом, медиков поблизости не было.

До ближайшей больницы – нескончаемые километры пути. Рассчитывать на помощь не приходилось, и Лыковы безуспешно пытались справиться самостоятельно. О том, как протекало заболевание, выжившие Карп Осипович и Агафья позже рассказали Игорю Назарову. Основатель Красноярской школы анестезиологов-реаниматологов не раз прилетал в таежный тупик.

Эту драматичную историю он описал в своей книге. Болезнь поразила Лыковых практически одновременно – в сентябре 1981 года. Первый удар принял на себя Дмитрий, которому на тот момент было 39 лет. Сначала недомогание приняли за простуду от переохлаждения в воде, хотя для закаленных Лыковых это было странно. Они привыкли ходить босиком при температуре минус 5 градусов, в легкой одежде из конопляной ткани. Копали картошку голыми руками из-под снега, стирали одежду в студеной воде. Конечно, и они иногда болели, но, в основном, это были травмы, «надсады», простуды. Лечились только травами и ягодами: жимолостью, черникой, крапивой, подорожником и т.

д. «Как можно заключить, – пишет в своей книге доктор Назаров, – у Дмитрия было тяжело воспаление легких, от которого он через неделю скончался. В эти же дни заболели все остальные Лыковы, у них также отмечались явления поражения дыхательной системы: слабость, одышка, чувство удушья, кашель, жар». Савин (48 лет) болел тяжело около двух месяцев. Испытывал сильную слабость, боль в спине, был стул с кровью. Наталья (46 лет) уходила в мучениях, «ее давило, душило», открылось кровохарканье. Именно она ухаживала за больным братом Савином, стирала его белье. После его смерти Лыковы, подозревая, что одежда умершего могла быть источником заразы, сожгли ее подальше от дома. Легче всех болезнь перенес глава семьи – Карп Осипович, которому на тот момент было 74 года. Более легкое течение заболевания у самого старшего члена семьи доктор Назаров объясняет большей «тренированностью» его иммунных систем, так как он вырос и жил многие годы «в миру», при контакте со многими людьми, а значит, и со многими инфекциями».

Агафья, его младшая дочь, тоже переболела пневмонией. Путь к выздоровлению оказался долгим – только к концу зимы наступило облегчение. В отличие от отца, Агафья родилась и выросла в тайге, и болезнь, унесшая жизни ее родных, была ее первой встречей с вирусной инфекцией. Но молодость победила – Агафье тогда было 37 лет. «Причиной болезни и смерти Лыковых явилась какая-то инфекция, развитию которой способствовали охлаждение, тяжелая изнурительная работа и, конечно, ослабление или отсутствие специфического иммунитета», – такой вывод делает Игорь Назаров.
Однако очередное заражение, подхваченное, с высокой вероятностью, опять от геологов, с которыми накануне общалась дочь, глава семьи уже не пережил. За день до болезни крепкий старик еще пилил дрова и на себе таскал тяжелую древесину, а потом слег и сгорел за считанные дни. Да и Агафья трудно выкарабкивалась на этот раз. Даже отважилась принимать антибиотики. Интересно, что исследования, проведенные в вирусологической лаборатории краевой СЭС, на выявление антител в крови Агафьи к вирусам кори, паротита, токсоплазмоза, клещевого сыпного тифа, эпидемического сыпного тифа, гриппа и парагриппа дали отрицательные результаты. Не выявлены антитела и к аденовирусам.

Исследования подтвердили, что Агафья практически не имеет специфического иммунитета против широко распространенных среди людей вирусных заболеваний, и они представляют для нее огромную опасность. Единственное, на что у нее обнаружен иммунитет, это на вирус клещевого энцефалита. В крови присутствует высокий титр антител (1:80) к возбудителю этого заболевания. Доктор Назаров сравнивает организм последней представительности семьи Лыковых с полем сражения без солдат. Поэтому ее проживание среди людей представляет серьезную опасность. Тоже самое сейчас происходит и с человечеством — любой новый респираторный вирус у большинства не проходит, как привычный грипп, и у многих заразившихся вызывает тяжелое течение. Можно понять, что наш организм так реагирует на всех «чужих», в первую очередь, «мутантов» – испанки, гонконгского гриппа, недавних коронавирусных инфекций SARS и MERS.

«Учёные считают, что причина в особенностях нашей иммунной системы, которая у части людей выдаёт слишком бурную реакцию на незнакомый вирус, когда он попадает в лёгкие. Вплоть до цитокинового шторма. Но на самом деле подобное может вызвать не только новый, но и самый обычный, безобидный респираторный возбудитель, если человек с ним ни разу в жизни не встречался, и для его иммунитета этот привычный нам генератор лёгкого насморка – коварный и опасный мутант», пишет в своем блоге кардиохирург Алексей Федоров. Тогда из пяти членов семьи Лыковых, проживших в изоляции более 40 лет, и не имеющих иммунитета к инфекциям, удалось выжить только младшей Агафье. Такова убойность вируса при встрече с «чистым» организмом — 1/5. Сейчас Агафье 76 лет, и она продолжает жить одна в тайге. Главное, чтобы в пандемию ее никто не навещал.

Кто такие старообрядцы, и что они забыли в казахстанской тайге

Эти люди не пользуются благами цивилизации, отвергают мобильную связь, интернет и крестятся двумя перстами.

Историю первых поселенцев этих мест бережно хранят в городском историко-краеведческом музее Риддера и локальных старообрядческих музеях в кержацких деревнях и сёлах небольшого региона. По данным хранителя фонда музея Риддера Галины Полтораниной, первая волна поселенцев появилась здесь не так давно, в конце XVII века.


Историю старообрядцев хранят в музее/ Фото informburo.kz


«Первыми поселенцами здесь были крестьяне-староверы. Попали они сюда не по доброй воле, а после раскола Русской православной церкви при патриархе Никоне и царе Алексее Михайловиче. Из-за церковных и политических разногласий старообрядцы подвергались гонениям. Им призывали обрезать уши, чтобы они не могли слышать, и вырывать языки, чтобы они не могли агитировать за старую веру. Поэтому они бежали в далёкие необжитые края. Попав сюда, старообрядцы были поражены. В реках кишмя кишела рыба, леса были полны зверя. Было очень много промысловой птицы, кроме того, они увидели выходящие на поверхность руды цветных и драгоценных металлов. Суровые, молчаливые, но работящие люди постепенно стали покорять этот богатый и суровый, безлюдный таёжный край. Их не забирали в рекруты, они не платили налоги. Это было как государство в государстве. Проживая в этих деревнях, они больше чем на столетие законсервировали свои устои и культуру. Это было до самого прихода Советской власти», – рассказывает она.


Староверы бежали в далёкие, необжитые края / Фото informburo.kz


Позже эти земли стали называть Беловодьем, отождествляя вольный, лишённый правительственного надзора край с мифической страной из чрезвычайно распространенной среди старообрядцев утопической легенды, где они имеют свои церкви, в которых богослужение идёт по старым книгам, таинства крещения и брака совершаются по солнцу, за царя не молятся, крестятся двумя перстами.


Позже земли назвали Беловодьем / Фото informburo.kz


Удивительно, но этот богатый рудами, плодородной землёй, рыбой и зверем край был практически не заселён. Несмотря на найденные древние выработки, следов дальнейшего присутствия здесь людей археологи не обнаружили. Складывается впечатление, что жители Рудного Алтая покинули свою землю больше тысячи лет назад, но на их место никто не пришёл. Причины этого неизвестны. Легенд среди населения много, в том числе присутствует история о могиле Чингисхана, но ни одна из них научно не подтверждена. Местные историки называют древних жителей «чудью белоглазой», но это не совсем верный термин, и пошёл он от книги Рериха «Сердце Азии». В ней он описал свою встречу со старовером в Алтайском Крае, который отвёл его на холм погребений и передал одну из легенд:

«Вот здесь и ушла Чудь под землю. Когда Белый царь пришёл Алтай воевать и как зацвела белая береза в нашем краю, так и не захотела Чудь остаться под Белым царем. Ушла Чудь под землю и завалила проходы каменьями. Сами можете видеть их бывшие входы. Только не навсегда ушла Чудь. Когда вернётся счастливое время и придут люди из Беловодья и дадут всему народу великую науку, тогда придёт опять Чудь, со всеми добытыми сокровищами«.

Первые поселенцы основали несколько деревень, но массовое переселение людей старой веры было стимулировано императрицей Екатериной Второй. Расселение происходило небольшими заимками, представляющими собой хозяйственный комплекс одной или двух родственных семей. Они получили названия по фамилиям первых поселенцев, пришедших на Убу ещё при крепостном праве.


Первые поселенцы основали несколько деревень / Фото informburo.kz


«Староверческое население формировалось в несколько потоков. Первый поток пошёл с момента никонианской реформы, с момента гонений, это XVII век. Они шли по рекам туда, где их не могло достать государство. Это очень маленькая волна. Жили здесь в основном семьями и не держали никакой связи с внешним миром. Вторая волна пришла по указу Екатерины II: старообрядцы, которые бежали на территорию Польши, переселялись сюда добровольно, для того чтобы осваивать пустой край. Они освобождались от службы, различных повинностей, им давали земли столько, сколько они в состоянии были обработать. Это уже 1747 год. Потом был повторный указ о массовом переселении. Уже с прицелом на то, чтобы старообрядцы поставляли провизию для работников открытых здесь в конце XVIII века рудников полиметаллических и драгоценных руд. К моменту основания Риддерского рудника, вокруг него было больше двух десятков староверческих деревень. В них жили представители как поповских, так и беспоповских согласий, стариковцы и поморцы. Некоторые из них сохранились и поныне, но истинных старообрядцев, которые бы придерживались всех заповедей, в них уже не найти – слишком глубоко проникла цивилизация», – поведала экскурсовод Елена Путинцева.


Старообрядческие экспозиции в местных музеях / Фото informburo.kz


В местных музеях довольно неплохие старообрядческие экспозиции. Потомки староверов, решившие переехать в город, до сих пор несут сюда старинные вещи и семейные фотографии, чтобы их память не канула в Лету.


Вещи старообрядцев / Фото informburo.kz


Жили поселенцы большими семьями по 20-30 человек, объединявшими три поколения. Все беспрекословно подчинялись главе дома – большаку, как правило, старшему мужчине. Обязанности по ведению хозяйства и домашние хлопоты делилась между всеми трудоспособными, начиная с детей. Такая семья была самостоятельной экономической единицей, способной обеспечить себя всем необходимым. Мир и покой в доме держались не на страхе – на любви и уважении.


Молитвенная книга старообрядцев / Фото informburo.kz


Основой этого благополучия было крепкое материальное положение местных крестьян: их трудолюбие удачно сочеталось с природным богатством края, что и обеспечивало безбедную жизнь. Исследователи удивлялись их целомудрию, уму, закалке и приверженности к своей вере. Они старались не разговаривать с посторонними и ограничивали общение до минимума.


Внутреннее убранство жилья старообрядцев / Фото informburo.kz


Когда же были вынуждены приезжать в города или деревни на продажу своего мёда, пушнины и зерна, были немногословны, а по возвращению домой накладывали на себя епитимью. Били 1000 поклонов или читали такое же количество молитв. Старообрядцам запрещалось пить алкогольные напитки, курить, стричь бороду. Самой большой ценностью в семье считалась молитвенная книга, отпечатанная на старославянском языке.

Научные экспедиции в эти края больше не проводят. Лишь энтузиасты совершают вылазки в попытке узнать историю родного края. Им открывается неприглядная картина.


Большинство поселений заброшено / Фото informburo.kz


Большинство старообрядческих поселений в тайге близ Риддера уже давно заброшено. Как ни старались кержаки ограничить контакт с внешним миром, во времена советской власти им приходилось отдавать детей на учёбу в школы-интернаты, и многие уже не возвращались к своим истокам. Практически забыты уникальные ремёсла. На весь регион остался лишь один умелец, изготавливающий староверческие сапоги – бутылы, и у него нет учеников.


Староверческие сапоги – бутылы / Фото informburo.kz


Заброшенные церкви всё ещё можно увидеть, их не растаскивают местные жители. Безмолвные свидетели того, как цивилизация победила староверов: современные настенные календари в полусгнивших бревенчатых срубах, крашеные окна, ржавые тракторы. На сегодняшний день истинных староверов, придерживающихся всех устоев, здесь не осталось вообще.


В глубине тайги осталось несколько заимок/ Фото informburo.kz


В глубине тайги осталось несколько заимок, где полностью отсутствует электричество, нет интернета и мобильной связи. Здесь живут натуральным хозяйством и на стол ставят только своё. Основной доход – пушной зверь и пасеки. Мёд таёжные жители продают в Риддере. Здесь же большинство из них имеет и квартиры, и официальную прописку.


Многие переехали из тайги в города / Фото informburo.kz


«Они хорошо знают, как вести хозяйство в тайге, у них там есть скот и пасеки, они выезжают на охоту. Они не отрекаются от технического прогресса, с удовольствием покупают то, что пригождается им в хозяйстве. Машины, квадроциклы, тяжёлую технику. То есть они признают научный прогресс и идут с ним в ногу. Единственное, что осталось староверческое, – это, наверное, их жизненные устои, принципы формирования семьи, мироощущение и взаимоотношения с Богом», – говорит краевед Елена Лямкина.

К сожалению, придерживающиеся этих принципов таёжные жители всё так же скупо идут на контакт и долго присматриваются к новым людям, прежде чем согласиться на разговор. Поэтому повествование от первого лица пока остаётся под вопросом.

Жизнь в тайге. Таежные поселения старообрядцев

На что тратится жизнь обычного человека, живущего в миру? Все направлено на улучшение быта, повышение комфорта жизни. Будь то разработка нового кухонного комбайна или двигателя для ракеты — все подчинено одной цели. Однако парадокс в том, что чем лучше и легче живет каждый из нас, тем хуже и сложнее условия, в которых приходится выживать современному обществу. Особенно если речь идет о христианском обществе.

Промысел же Божий, Его человеколюбие и забота о каждом из нас показывает нам другой путь развития человека и общества в целом. Это прежде всего духовный путь развития цивилизации, когда каждый сознательно и без принуждения выбирает жизнь со Христом ради спасения души. Мир сейчас держится не на космических технологиях и не на уровне различных услуг, а на ежедневной горячей молитве христиан ко́ Господу. И чем дальше от цивилизации, тем чище и искренней молитва.

Поселок Нововильвенский Горнозаводского района Пермского края находится всего в 14 км от государственного природного заповедника Басеги. Заповедник организован в 1982 году с целью сохранения ненарушенных участков коренной горной тайги Предуралья и Урала, крупного массива коренных среднеуральских елово-пихтовых лесов, расположенных в предгорьях хребта Басеги.

Само название заповедника и хребта на уральском диалекте означает «красивый, чудесный». И действительно, трудно где-то ещё найти такое красивое место. Горный хребет окружают со всех сторон густые леса, с его склонов стекают чистые горные ручьи и речки. Все они — места нерестилищ рыбы, а их воды питают притоки рек. По вершине хребта проходит уникальный горно-тундровый пояс. Чуть ниже тундр — поражающие воображение субальпийские луга. А всё вместе — места концентрации редчайших растительных сообществ и редких видов флоры и фауны.

В советские годы в поселке Нововильвенский была развита лесная промышленность, работал лесозаготовочный комбинат. Однако после развала Советского Союза и во все последующие годы происходило постепенное падение уровня производства, а вскоре комбинат и вовсе был закрыт. Оставшиеся без работы люди стали покидать некогда крупный поселок городского типа, работать на земле и жить своим трудом захотели немногие. По переписи населения на 1 января 2010 г. численность жителей поселка уже составляла не более тысячи человек, как раньше, а всего 366.

Сейчас, спустя 5 лет, в поселке проживает всего 50 человек. Из инфраструктуры — сотовая связь на опушке, летняя дорога, электричество. Школ, больниц, магазинов и других учреждений нет, пока действует только почтовый пункт.

Именно такое место и стало идеальным для уединения и молитвы двух семей христиан Русской Православной Старообрядческой Церкви (РПсЦ) — Нестеровича Андрея и Ощепкова Александра.

Андрею 31 год, и его нельзя назвать ни дауншифтером, ни отшельником, ни странником. В таёжную глушь он отправился ради спасения души, ради жизни своим трудом вдали от шума, грязи и суеты города.

Трудности быта и таежная жизнь в глухом поселении его отнюдь не пугают. На мой вопрос: «Как живётся в тайге?», — отвечает: «Полное спокойствие. Поют, заливаясь, соловьи, шумит горная река. Топится печка, сегодня на ужин свежее козье молоко и хлеб. Я счастлив здесь».

В доме только самые необходимые вещи, и то не все. Один казанок для всех типов блюд. Небольшая печь. Вода из скважины. Но это всё не главное.

Главное в доме любого христианина — это красный угол, божница. На ней Андрей установил свои иконы, привезенные из Новосибирска.

Вместе с Александром, который поселился с семьей в этом месте раньше, они воздвигли на вершине высокой горы (600 м над уровнем моря) поклонный Крест. Вместе, семьями, они и молятся, в трудах прославляя Бога, и помогают друг другу в нехитром хозяйстве. Никаких развлечений, никаких благ и удобств, только труд и молитва. В действительности, ведь такой и должна быть жизнь христианина.

Спрашиваю: «Не жалеешь о том, что бросил цивилизацию с её благоустройствами, мирскую работу?» И заранее в голове звучит ответ, что, конечно же, нет, особенно, если вспомнить, сколько мирских работ ему пришлось сменить, чтобы сохранить Образ Божий. В мире, где важно скоблёное младенческое лицо, дресс-код и корпоративно-этические кодексы, христианину живется непросто. И, действительно:

Работать нужно на Бога! И во славу Бога. Работайте Господеви со страхом и радуйтесь Ему с трепетом (Прим. — Пс.2:12).

Неисповедимы пути Господни, и во все времена своих верных рабов Господь всегда укрепляет, наставляет, поучает и не оставляет в нужде. От нас же требуется малость — следовать заповедям Его, иметь в сердце страх Божий и любовь нелицемерную, не боясь трудностей.

Задумайтесь, много ли надо человеку, чтобы жить благочестиво? На самом ли деле нам необходимо то обилие вещей, предметов и «благ», которыми сейчас окружил себя человек? Или отвлекает всё это от главной цели христианина — спасения души и жизни вечной?

Ответ, думаю, очевиден. И на примере этих двух таёжных семей я еще раз убедилась в этом.


Автор: Нина Лукьянова

За 40 лет эта русская семья была отрезана от всех человеческих контактов, не ведая о Второй мировой войне | История

Сибирское лето длятся недолго. Снег остается в мае, а в сентябре снова наступают холода, замораживая тайгу, превращая ее в устрашающую в своем запустении натюрморт: бесконечные мили беспорядочных сосновых и березовых лесов, усеянных спящими медведями и голодными волками; горы с крутыми склонами; бурные реки, текущие потоками по долинам; сто тысяч ледяных болот.Этот лес — последняя и величайшая пустыня Земли. Он простирается от самой дальней точки арктических регионов России до Монголии и на восток от Урала до Тихого океана: пять миллионов квадратных миль пустоты с населением за пределами горстки городов, что составляет всего несколько тысяч человек. .

Но когда наступают теплые дни, тайга цветет, и на несколько коротких месяцев она может показаться почти гостеприимной. Именно тогда человек может наиболее отчетливо заглянуть в этот скрытый мир — не на суше, потому что тайга может поглотить целые армии исследователей, а с воздуха. Сибирь является источником большей части нефтяных и минеральных ресурсов России, и на протяжении многих лет даже самые отдаленные ее районы были переполнены разведчиками и геодезистами, направлявшимися в глухие поселки, где продолжается работа по добыче богатства.

Карп Лыков и его дочь Агафья в одежде, подаренной советскими геологами вскоре после того, как их семья была обнаружена заново.

Таким образом, это было летом 1978 года на юге леса. Вертолет, посланный в поисках безопасного места для приземления группы геологов, скользил по лесной полосе примерно в сотне миль от границы с Монголией, когда он упал в густые заросли. лесистая долина безымянного притока Абакана, бурлящая лента воды, несущейся по опасной местности. Стены долины были узкими, со сторонами, местами близкими к вертикальным, а тощие сосны и березы, раскачивающиеся в нисходящем потоке несущих винтов, были так густо скоплены, что не было шанса найти место, где можно было бы сбить самолет.Но, пристально всматриваясь в лобовое стекло в поисках места для приземления, пилот увидел то, чего там не должно было быть. Это была поляна на высоте 6000 футов по склону горы, зажатая между сосной и лиственницей и изрезанная чем-то вроде длинных темных борозд. Сбитый с толку экипаж вертолета сделал несколько проходов, прежде чем с неохотой пришел к выводу, что это свидетельство человеческого жилья — сада, который, судя по размеру и форме поляны, должен был существовать здесь долгое время.

Это было поразительное открытие.Гора находилась более чем в 150 милях от ближайшего поселения, в месте, которое никогда не исследовалось. У советских властей не было никаких записей о проживании в районе.

Семья Лыковых жила в бревенчатом домике ручной работы, освещенном одним окном «размером с карман рюкзака» и обогреваемом дымной дровяной печью.

Четверым ученым, направленным в район на разведку железной руды, рассказали о появлении пилотов, и это их озадачило и встревожило.«Менее опасно, — отмечает писатель Василий Песков об этой части тайги, — наткнуться на дикое животное, чем на чужака», и вместо того, чтобы ждать на своей временной базе в 10 милях отсюда, ученые решили заняться расследованиями. Под руководством геолога по имени Галина Письменская они «выбрали хороший день и положили в рюкзаки подарки нашим будущим друзьям», хотя на всякий случай, как она вспоминала, «я действительно проверила пистолет, который висел у меня на боку».

Когда злоумышленники взобрались на гору, направляясь к месту, указанному их пилотами, они начали обнаруживать следы человеческой деятельности: неровную тропу, посох, бревно, переброшенное через ручей, и, наконец, небольшой сарай, заросший березами -корые емкости с нарезанным сушеным картофелем.Тогда, сказала Письменская,

у ручья находился жилой дом. Почерневшая от времени и дождя хижина была завалена со всех сторон таежным мусором — корой, шестами, досками. Если бы не окно размером с карман моего рюкзака, было бы трудно поверить, что там живут люди. Но они сделали, без сомнения…. Наш приезд, как мы могли видеть, заметили.

Низкая дверь скрипнула, и в дневном свете появилась фигура очень старика, прямо из сказки.Босиком. Носить заплатанную и перешитую рубашку из мешковины. На нем были брюки из того же материала, тоже с заплатками, и у него была нечесанная борода. Его волосы были растрепаны. Он выглядел напуганным и был очень внимательным…. Надо было что-то сказать, поэтому я начал: «Привет, дедушка! Мы приехали в гости! »

Старик ответил не сразу…. Наконец, мы услышали мягкий, неуверенный голос: «Что ж, раз уж вы зашли так далеко, можете войти».


Зрелище, которое встретило геологов при входе в хижину, было похоже на средневековье.Построенное из любых материалов, которое попадалось под руку, жилище представляло собой не что иное, как нору — «низкую, почерневшую от копоти бревенчатую будку, холодную, как погреб», с полом, состоящим из картофельной кожуры и скорлупы кедровых орехов. . Осмотревшись в тусклом свете, посетители увидели, что это отдельная комната. Он был тесным, затхлым и неописуемо грязным, подпираемым провисшими балками, и, что удивительно, здесь проживала семья из пяти человек:

Тишину внезапно нарушили рыдания и стенания.Только тогда мы увидели силуэты двух женщин. Один был в истерике, молился: «Это за наши грехи, наши грехи». Другой, держась за столб… медленно опустился на пол. Свет из маленького окошечка падал в ее широко распахнутые испуганные глаза, и мы поняли, что должны убираться оттуда как можно быстрее.

Агафья Лыкова (слева) с сестрой Натальей.

Ученые, ведомые Письменской, поспешно вышли из хижины и отступили на место в нескольких ярдах от нее, вытащили провизию и начали есть.Примерно через полчаса дверь хижины со скрипом открылась, и из нее вышли старик и две его дочери — уже не в истерике, а, хотя и явно напуганной, но «откровенно любопытной». С осторожностью подошли три странные фигуры и сели со своими посетителями, отвергая все, что им предлагали — варенье, чай, хлеб — и пробормотали: «Нам это запрещено!» Когда Письменская спросила: «Вы когда-нибудь ели хлеб?» старик ответил: «Есть. Но они этого не сделали. Они никогда этого не видели ». По крайней мере, он был понятен.Дочери говорили на языке, искаженном жизнью в изоляции. «Когда сестры разговаривали друг с другом, это звучало как медленное, размытое воркование».

Постепенно, за несколько посещений, появилась полная история семьи. Звали старика Карп Лыков, он был старообрядцем, членом фундаменталистской русской православной секты, поклоняющейся в стиле, не изменившемся с 17 века. Преследовали старообрядцев со времен Петра Великого, и Лыков говорил об этом так, как будто это произошло только вчера; для него Петр был личным врагом и «антихристом в человеческом обличье» — этот момент, по его настоянию, был убедительно доказан царской кампанией по модернизации России путем насильственного «отрубания бороды христианам». Но эта многовековая ненависть смешалась с более недавними обидами; Карп был склонен одновременно жаловаться на купца, отказавшегося подарить старообрядцам 26 пудов картофеля примерно в 1900 году.

Положение семьи Лыковых только ухудшилось, когда к власти пришли большевики-атеисты. При Советской власти изолированные старообрядческие общины, бежавшие в Сибирь, спасаясь от преследований, начали все дальше отходить от цивилизации.Во время чисток 1930-х годов, когда само христианство подвергалось нападкам, коммунистический патруль застрелил брата Лыкова на окраине их села, когда Лыков стоял на коленях и работал рядом с ним. В ответ он собрал свою семью и убежал в лес.

Попытки Петра Великого модернизировать Россию начала XVIII века нашли центральное место в кампании за прекращение ношения бороды. Волосы на лице облагались налогом, а неплательщиков принудительно сбривали — анафема Карпу Лыкову и старообрядцам.

Это было в 1936 году, а Лыковых тогда было всего четыре — Карп; его жена Акулина; сыну по имени Савин, 9 лет, и Наталье, дочери, которой было всего 2 года. Взяв свое имущество и немного семян, они все глубже уходили в тайгу, строя себе череду грубых жилищ, пока, наконец, не нашли в этом пустынном месте. Еще двое детей родились в дикой природе — Дмитрий в 1940 году и Агафья в 1943 году, и ни один из младших детей Лыкова никогда не видел человека, который не был членом их семьи.Все, что Агафья и Дмитрий знали об окружающем мире, они полностью узнали из рассказов своих родителей. Как отметил российский журналист Василий Песков, главным развлечением семьи было «чтобы каждый рассказал о своих мечтах».

Дети Лыкова знали, что есть места, называемые городами, где люди живут тесненными в высоких зданиях. Они слышали, что есть другие страны, кроме России. Но для них такие понятия были не более чем абстракциями. Единственным предметом для чтения были молитвенники и древняя семейная Библия.Акулина использовала Евангелие, чтобы научить своих детей читать и писать, используя в качестве ручки и чернил заостренные березовые палочки, смоченные в соке жимолости. Когда Агафье показали изображение лошади, она узнала его по библейским рассказам своей матери. «Смотри, папа», — воскликнула она. «Конь!»

Но если изолированность семьи было трудно осознать, то абсолютная суровость их жизни — нет. Добраться до усадьбы Лыковых пешком было невероятно трудным, даже на лодке по Абакану.Во время своего первого визита к Лыковым Песков, который назначил себя главным летописцем семьи, отметил, что «мы прошли 250 километров, не увидев ни одного человеческого жилища!»

Изоляция делала выживание в пустыне практически невозможным. Полагаясь исключительно на собственные ресурсы, Лыковы изо всех сил пытались заменить то немногое, что они принесли с собой в тайгу. Вместо обуви лепили галоши из бересты. Одежду залатывали и переставляли, пока она не разваливалась, а затем заменяли тканью из конопли, выращенной из семян.

Лыковы пронесли с собой в тайгу грубую прялку и, что невероятно, детали ткацкого станка — перемещение их с места на место по мере того, как они постепенно уходили в дикую местность, должно быть, потребовало многих долгих и трудных путешествий, — но они нет технологии замены металла. Несколько чайников хорошо служили им в течение многих лет, но когда ржавчина, наконец, преодолела их, единственные заменители, которые они могли изготовить, были из бересты. Поскольку их нельзя было помещать в огонь, готовить стало намного труднее.К моменту открытия Лыковых их основным продуктом питания были картофельные котлеты, смешанные с молотыми семенами ржи и конопли.

В чем-то, как поясняет Песков, в тайге было изобилие: «Рядом с домом протекал чистый холодный ручей. Из насаждений из лиственницы, ели, сосны и березы было все, что можно было взять… Черника и малина были под рукой, дрова тоже, а кедровые орехи падали прямо на крышу ».

Между тем Лыковы постоянно жили на грани голода.Только в конце 1950-х, когда Дмитрий достиг зрелого возраста, они впервые стали ловить животных ради мяса и шкур. Не имея ружей и даже луков, они могли охотиться, только роя ловушки или преследуя добычу через горы, пока животные не падали от истощения. Дмитрий развил поразительную выносливость, мог поохотиться зимой босиком, иногда возвращаясь в хижину через несколько дней, выспавшись под открытым небом при 40 градусах мороза, с молодым лосем на плечах. Однако чаще всего мяса не было, и их диета постепенно становилась все более однообразной.Дикие животные уничтожили урожай моркови, и Агафья вспоминала конец 1950-х годов как «голодные годы». «Мы ели лист рябины», — сказала она,

.

корни, трава, грибы, ботва картофеля и кора. Мы все время были голодны. Каждый год мы проводили совет, чтобы решить, съесть ли все или оставить на посевной.

Голод был постоянной угрозой в этих обстоятельствах, и в 1961 году в июне пошел снег. Сильный мороз погубил все, что росло в их саду, и к весне семья была вынуждена есть обувь и кору.Акулина предпочла кормить своих детей и в том же году умерла от голода. Остальных членов семьи спасло то, что они считали чудом: на их грядке проросло единственное зерно ржи. Лыковы поставили забор вокруг побега и рьяно охраняли его днем ​​и ночью, чтобы не допустить мышей и белок. Во время сбора урожая один колос дал 18 зерен, из которых они кропотливо восстановили урожай ржи

. Дмитрий (слева) и Савин сибирским летом.

Познакомившись с семьей Лыковых, советские геологи поняли, что недооценили свои способности и интеллект. У каждого члена семьи была отличная личность; Старый Карп обычно был в восторге от последних нововведений, которые ученые принесли из своего лагеря, и, хотя он упорно отказывался верить, что человек ступил на Луну, он быстро приспособился к идее спутников. Лыковы заметили их еще в 1950-х годах, когда «звезды стали быстро перемещаться по небу», и сам Карп придумал теорию, объясняющую это: «Люди что-то придумали и излучают огни, очень похожие на звезды. .”

«Больше всего его поразил, — записал Песков, — это прозрачный целлофановый пакет. «Господи, что они придумали — это стекло, но оно мнется!» »И Карп мрачно придерживался своего статуса главы семьи, хотя ему было уже за 80. Его старший ребенок, Савин, справился с этим, представив себя непреклонным арбитром семьи в вопросах религии. «Он был силен верой, но был суровым человеком», — сказал о нем его собственный отец, и Карп, похоже, беспокоился о том, что случится с его семьей после его смерти, если Савин возьмет на себя управление.Конечно, старший сын не встретил бы большого сопротивления со стороны Натальи, которая всегда изо всех сил пыталась заменить свою мать в качестве повара, швеи и медсестры.

Двое младших детей, с другой стороны, были более доступными и более открытыми для изменений и инноваций. «Фанатизм не был особенно заметен в Агафье», — сказал Песков и со временем понял, что младшая из Лыковых обладала чувством иронии и могла подшучивать над собой. Необычная речь Агафьи — у нее был певучий голос, растягивающая простые слова на многосложные — убедила некоторых посетителей, что она была тупоголовой; на самом деле она была заметно умна и взяла на себя трудную задачу — следить за временем в семье, не имевшей календарей.Она тоже не думала о тяжелой работе, раскапывая вручную новый подвал поздно осенью и работая при лунном свете, когда солнце село. На вопрос ошеломленного Пескова, не испугалась ли она остаться одной в глуши после наступления темноты, она ответила: «Что здесь может сделать мне больно?»

Фотография из российской прессы, на которой Карп Лыков (второй слева) с Дмитрием и Агафьей в сопровождении советского геолога.

Из всех Лыковых, однако, любимцем геологов был Дмитрий, непревзойденный любитель природы, знавший все настроения тайги. Он был самым любопытным и, возможно, самым дальновидным членом семьи. Именно он построил семейную печь и все берестяные ведра, в которых хранилась еда. Еще Дмитрий целыми днями вручную пил и строгал каждое срубленное Лыковыми бревно. Возможно, неудивительно, что его больше всего восхищали технологии ученых.Когда отношения улучшились до такой степени, что Лыковых можно было уговорить посетить советский лагерь ниже по течению, он провел много счастливых часов на маленькой лесопилке, удивляясь тому, как легко циркулярная пила и токарные станки могут обрабатывать дерево. «Нетрудно догадаться, — писал Песков. «Бревно, за которое Дмитрия тратили день или два, на его глазах превратилось в красивые ровные доски. Дмитрий пощупал ладонью доски и сказал: «Хорошо!»

Карп Лыков вел долгую и проигрышную битву сам с собой, чтобы сдержать всю эту современность.Когда они впервые познакомились с геологами, семья приняла только один подарок — соль. (Прожить без этого четыре десятилетия, по словам Карпа, было «настоящей пыткой».) Однако со временем они стали терпеть больше. Они приветствовали помощь своего особого друга среди геологов — бурильщика Ерофея Седова, который проводил большую часть своего свободного времени, помогая им сажать и собирать урожай. Они забрали ножи, вилки, ручки, зерно и даже ручку, бумагу и электрический фонарик. Большинство этих нововведений были признаны неохотно, но грех телевидения, с которым они столкнулись в лагере геологов

оказался для них неотразимым….На их редкие появления они неизменно садились и смотрели. Карп сел прямо перед экраном. Агафья смотрела, высунув голову из-за двери. Она попыталась немедленно отмолить свой проступок — шепотом, крестясь…. Потом старик помолился усердно и одним махом.

Усадьба Лыковых с советского разведывательного самолета, 1980 год.

Возможно, самым печальным аспектом странной истории Лыковых была скорость, с которой семья пришла в упадок после того, как они восстановили контакт с внешним миром. Осенью 1981 года трое из четырех детей последовали за своей матерью в могилу в течение нескольких дней друг за другом. По словам Пескова, их смерть не была, как можно было бы ожидать, результатом заражения болезнями, к которым у них не было иммунитета. И Савин, и Наталья страдали почечной недостаточностью, скорее всего, из-за жесткой диеты.Но Дмитрий умер от пневмонии, которая могла начаться как инфекция, которую он заразил от своих новых друзей.

Его смерть потрясла геологов, которые отчаянно пытались спасти его. Предложили вызвать вертолет и доставить его в больницу. Но Дмитрий в крайнем случае не откажется ни от своей семьи, ни от религии, которую исповедовал всю свою жизнь. «Нам это запрещено», — прошептал он перед смертью. «Человек живет для того, что дает Бог».

Могилы Лыковых.Сегодня в живых из семьи из шести человек, одиноко живущей в тайге, осталась только Агафья.

Когда все трое Лыковых были похоронены, геологи попытались уговорить Карпа и Агафью покинуть лес и вернуться к родственникам, которые пережили гонения в годы чисток и все еще жили в тех же старых деревнях. Но ни один из выживших не слышал об этом. Они перестроили свою старую хижину, но остались недалеко от своего старого дома.

Карп Лыков умер во сне 16 февраля 1988 года, через 27 лет после смерти своей жены Акулиной.Агафья с помощью геологов похоронила его на горных склонах, затем повернулась и направилась обратно к себе домой. Господь обеспечит, и она останется, сказала она — как и было на самом деле. Четверть века спустя, сейчас ей уже за семьдесят, эта таежная дитя живет одна, высоко над Абаканом.

Она не уйдет. Но мы должны оставить ее глазами Ерофея в день похорон ее отца:

Я оглянулся и помахал Агафье.Она стояла на берегу реки, как статуя. Она не плакала. Она кивнула: «Давай, давай». Мы прошли еще километр, и я оглянулся. Она все еще стояла там.

Источники

Anon. «Как жить по-настоящему в наше время». Странники , 20 февраля 2009 г., по состоянию на 2 августа 2011 г .; Георг Б. Михельс. В войне с церковью: религиозное инакомыслие в России семнадцатого века. Stanford: Stanford University Press, 1995; Изабель Колгейт. Пеликан в пустыне: отшельники, одиночки и затворники . Нью-Йорк: HarperCollins, 2002; «От тайги до Кремля: дары отшельника Медведеву», rt.com, 24 февраля 2010 г., по состоянию на 2 августа 2011 г .; Краморе Г. «В таежном тупике». Сувенироград, nd, по состоянию на 5 августа 2011 г .; Ирина Паерт. Старообрядцы , Религиозное инакомыслие и гендер в России, 1760-1850 гг. Манчестер: MUP, 2003 ; В асилы Пескова . Затерянные в тайге: пятидесятилетняя борьба одной русской семьи за выживание и свободу вероисповедания в сибирской глуши. Нью-Йорк: Даблдей, 1992.

Документальный фильм о Лыковых (на русском языке), в котором рассказывается об изоляции и условиях жизни семьи, можно посмотреть здесь.

Известный сибирский отшельник получает помощь миллиардера перед суровой зимой

Российский алюминиевый магнат Олег Дерипаска перед суровой зимой отправил предметы первой необходимости и помощника известному сибирскому отшельнику, сообщил в среду сайт РБК-новостей.

Агафья Лыкова родилась 76 лет назад в семье старообрядцев, традиционной православной секты, спасаясь от сталинских гонений в далекой сибирской тайге. После смерти членов ее семьи она вела в значительной степени самодостаточную жизнь вдали от цивилизации, при этом региональные чиновники и другие доброжелатели время от времени присылали ей припасы, при этом, как сообщается, держали ее подальше от новостей о пандемии коронавируса, чтобы не расстраивать ее.

Дерипаска, 41-й по величине бизнесмен России с собственным капиталом 2 доллара.3 миллиарда, помог доставить предметы домашнего обихода, в том числе кухонные принадлежности и постельные принадлежности, Лыковой на вертолете, сообщил РБК его неназванный помощник.

Издание сообщило, что 52-летний Дерипаска давно оказывает помощь Хакасскому заповеднику недалеко от границы с Монголией, где живет Лыкова.

Согласно сибирскому изданию Newslab.ru, Дерипаска также помог отправить сына покойного друга и соседа Лыковой, который пошел по стопам отца и вызвался помочь ей.

Отец Николая Седова, Ерофей Седов, был членом советской геологической группы, которая случайно обнаружила семью Лыковых в конце 1970-х годов, превратив ее в национальное явление. Он умер в тайге возле ветхого хижины Лыковой в 2015 году в возрасте 77 лет.

Русские старообрядцы отделились от Православной церкви в 1666 году после протеста против реформ. Общины старообрядцев бежали от царских и советских преследований в глубь сибирской тайги и по всему миру, включая Северную и Южную Америку, а также Австралию и Новую Зеландию.

Многие начали возвращаться в Россию в последние годы в рамках новой программы репатриации, которая помогает соотечественникам за рубежом переезжать на территории Дальнего Востока России.

Старообрядческая Агафья Лыкова переезжает в новый дом в глухой части Западных Саян

Агафья Лыкова, 76 лет, на фото в своем новом доме с митрополитом Корнилием. Фото: Олег Дерипаска медиа-команда

Прошлой ночью 76-летняя Агафья впервые покинула отцовский дом, построенный 80 лет назад, когда ее родители бежали от советских репрессий и приехали в сибирскую тайгу, спасаясь от религиозных преследований сталинской эпохи.

Большую часть своей жизни Афафья жила крестьянином 18 века, почти не имея современных удобств, руководствуясь древней Библией и мало контактировав с внешним миром.

Строительство нового дома Агафьи — простой одноэтажной хижины, как она и просила — началось в декабре 2020 года, через несколько дней после того, как она обратилась за помощью к бизнесмену Олегу Дерипаске.

Новый дом был построен несколько дней назад и предлагает больше комфорта и тепла, чем полуразрушенная лачуга, построенная ее отцом.

Вчера его освятили священники Русской Православной старообрядческой церкви, специально прилетевшие к Агафье из Москвы.



Агафья на фото в начале 1980-х, с отцом Карпом (слева) и красноярским профессором Игорем Назаровым (справа), 72 года. Фото: Игорь Назаров, Николай Пролецкий


«Новый дом солидный, с теплой верандой и большим количеством естественного света, проникающего через четыре окна.

‘Агафье преподнес икону митрополит Московский и всея Руси Корнилий, и она была благодарна за возможность побеседовать с ним один на один. Ей понравился новый дом, и, чтобы поблагодарить всех, кто помогал в его строительстве, она испекла хлеб и подала его с домашними напитками », — сказал директор Хакасского заповедника Виктор Непомнящий.

Дом нужно было собрать в городе Абакан, Хакасия, пронумеровать бревна, а затем разобрать, чтобы сократить время строительства.

Участок затворника находится в отдаленной, труднодоступной части Саян, поэтому дом было проще привезти по частям, чем доставлять стройматериал. Для доставки нового дома было осуществлено не менее 18 пароходов на воздушных лодках.





Затворница Агафья Лыкова внутри и перед своим новым домом со священниками-старообрядцами. Фотографии: Виктор Непомнящий


Агафья Лыкова — последняя оставшаяся в живых из семьи православных старообрядцев, бежавших в 1936 году в лес, спасаясь от религиозных преследований сталинской России.

Они были обнаружены десятки лет спустя, в 1978 году, после того, как их заметила с воздуха группа геологов на удаленном горном склоне недалеко от реки Эринат в Абаканском хребте на юго-западе Сибири.

Когда их нашли, они понятия не имели, что Вторая мировая война началась — или закончилась.

Агафья была четвертым ребенком Карпа и Акулины Лыковых, и первые 35 лет своей жизни она вообще не имела контактов ни с кем, кроме своей семьи.

Ее мать умерла в 1961 году, отец скончался в 1988 году.

Умер друг затворника-отшельника, оставив старообрядца снова одного в тайге

Ерофей Седов считался единственным соседом Агафьи в глубине леса, примерно в 500 метрах вверх по Абаканскому хребту, в юго-западной Сибири. Фото: Денис Мукимов / danlux.livejournal.com

Геолог, который вел затворнический образ жизни в хижине рядом со знаменитой сибирской отшельницей Агафьей Лыковой, умер, оставив женщину одну в тайге. Ерофей Седов считался ее единственным соседом в глубине леса, примерно в 500 метрах вверх по Абаканскому хребту, в юго-западной Сибири.

На протяжении многих лет он заботился о 71-летней Агафье, единственной выжившей из старообрядческой семьи, десятилетиями отрезавшей себя от цивилизации.

«Мой отец умер на 77-м году жизни, как и хотел, на реке Еринат», — сказал сын Седова Николай. «Все это произошло 3 мая, но я не знаю подробностей. Некоторые туристы приехали в резиденцию Агафьи, а потом позвонили мне, когда вернулись.

«Не могу сказать, что случилось, но мой отец был довольно старым человеком.Агафья его похоронила. Она поступила правильно. Он умер, но стояла довольно теплая погода, поэтому я уверен, что ей не пришлось ждать, пока кто-нибудь приедет, чтобы забрать его тело. Я благодарен за это, так как теперь он навсегда останется на своем заветном Еринате. Как можно скорее я лечу к его могиле, хотя когда это будет, трудно сказать ».

Смерть Седова также была подтверждена работающими поблизости исследователями, проверяющими образцы почвы и воды после запуска ракеты с космодрома на Байконуре.

Дружба Седова с отшельником насчитывает много лет.Он работал мастером по бурению в геологической экспедиции, которая в конце 1970-х обнаружила семью Лыковых глубоко в лесу. Фото: Денис Мукимов / danlux.livejournal.com

Должностные лица Хакасского государственного природного заповедника отправились в хижину Агафьи, чтобы узнать подробности об обстоятельствах смерти, и полиция также посетит это место. Как только они прибудут в удаленное место, вероятно, появится больше деталей.

Дружба Седова с отшельником насчитывает много лет.Он работал мастером по бурению в геологической экспедиции, которая в конце 1970-х обнаружила семью Лыковых глубоко в лесу.

Однажды он спас ее покойного отца от неминуемой смерти, когда, долгое время не получая вестей от Лыковых, посетил их и нашел его серьезно больным. Измученные и почти без сознания им дали пищу, горячий чай и приют. С тех пор он чувствовал сильное родство с семьей, и особенно с Агафьей, после того, как ее отец в конце концов умер в 1988 году.

Около 18 лет назад он потерял ногу из-за того, что сильно обмороженный палец ноги не лечили должным образом. После этого врачи посоветовали ему больше времени проводить на свежем воздухе, поэтому он переехал к реке Еринат рядом с Агафьей и построил себе хижину в 100 метрах от ее ветхого дома.

Время от времени он ходил к семье, но всегда возвращался в таежную изоляцию. Его сын Николай приехал к нему в гости в апреле, всего за несколько недель до его смерти.

«Была Страстная неделя», — вспоминал Николай.«Мой отец выглядел очень усталым. Они с Агафьей постились, но он не болел. Мы не говорили ни о чем особенном, только о повседневной жизни ».


На протяжении многих лет Ерофей Седов заботился о 71-летней Агафье, единственной выжившей из старообрядческой семьи, десятилетиями оторвавшейся от цивилизации. Фото: пресс-служба Кемеровской области

В редком интервью в декабре прошлого года Агафья сказала, что ее сосед болел, и она попросила его держаться подальше, опасаясь, что она заразится.Она сказала: «Он кашлял и кашлял, и я испугалась. Для меня это случай, если ты кашляешь, убирайся отсюда ».

Лыковы были членами фундаменталистской русской православной секты, преследуемой еще со времен Петра Великого в 18 веке, и бежали глубоко в сибирскую пустыню во время сталинской чистки религий в 1936 году.

Шли годы, они уходили все глубже и глубже в леса, добывая все, что могли найти, а однажды даже были вынуждены есть свои кожаные ботинки, чтобы выжить.Агафья была четвертым ребенком Карпа и Акулины Лыковых, и первые 35 лет своей жизни она вообще не имела контактов ни с кем, кроме своей семьи.

Их полная невероятная история возникла только в 1980-х годах, превратив их в национальный феномен, хотя Агафья предпочла остаться на маленьком сюжете.

Охота на рысь со старообрядцами | Бен Джуда

Бен Джуда

Впервые опубликовано в журнале Standpoint Magazine в январе 2014 года.

Старообрядец Федя, 58 лет, убил семь медведей, будучи охотником

разбился я успокоился.Это был советский джип, УАЗ, и теперь он стоял между березой и канавой. Я поднял голову. Ничего не пострадало. Горная дорога была пугающей. Мотор завизжал и катился по замерзшим болотам. Снег был густым и свежим. Единственными отметками были следы животных. Мы думали, что видели волка.

УАЗ застрял. Мужчины вышли из машины и кричали друг на друга. Только тогда я понял, насколько серьезна была ситуация. Мы были в Туве, самой удаленной из этнических республик России, недалеко от границы с Монголией, пытаясь добраться до ее самого дальнего анклава — где почти в сутки от ближайшей асфальтированной дороги лежит долина старообрядцев.

Похоже, мы никогда не сможем этого сделать. Меня вытащили из машины и велели толкать. Мужчины рубили березы и запихивали стволы в круглые колеса, чтобы поднять УАЗик из канавы. Они ругались и рвали березы, чтобы залить под ними водянистую грязь.

Это была Сибирь. Температура приближалась к минус 20 градусам Цельсия, и не спасти джип было опасной для жизни ситуацией. Нам оставалось пройти около 50 км, и нам нужно было нести наши припасы — огромные мешки с сахаром и мукой — ночью и по снегу.Волк был рядом. Мужчины указали на свежие следы.

Мы дрожали и молились, чтобы аккумулятор не сдался, когда УАЗ наконец вырвался из грязи с ревом и брызгами. Релиз был эйфоричным. От паров бензина внутри пахло безопасностью. Мы поехали дальше. И мужчины начали мне немного рассказывать о своих предках.

Это были старообрядцы. Их предки впервые приехали в Туву в поисках Беловоде. Это была первая русская утопия: мифическая страна, которая, по мнению крестьян, существовала в Сибири вниз по рекам на крайнем востоке; волшебное царство изобилия, где белый царь правил с истинной справедливостью.На его поиски в 1840-х годах шли целые миграции. Крестьяне считали, что Толстой был там. Лишь в 1898 году на его поиски отправилась последняя казачья экспедиция.

Старообрядцы — остатки великого русского раскола. Пока Петр Великий строил Санкт-Петербург, его патриарх Никон намеревался реформировать Русскую православную церковь, очистить ее от язычества и несоответствия греческому православию. Были изменены ритуалы и написание Христа. Изменилось то, как мужчины крестятся.

Взбунтовались раскольники. Они сказали, что религиозные ритуалы хранят в себе святость. Их изменение было равносильно превращению стихотворения в прозу. Смысл может все еще быть, но стихотворения, по сути, больше не существует.

Называя себя старообрядцами в истинной вере, они отказались от петровских реформ. Российское государство их безжалостно преследовало. Тысячи людей скорее сожгли себя в своих деревянных церквях, чем обратились в христианство. Они разделились на десятки соперничающих духовенства, и самые радикальные из них — лишенные священников — вообще обходились без одного.

Накануне революции старообрядцы составляли около 20 процентов населения России. Было сказано, что если анафемы с них когда-либо будут сняты, половина крестьянства обратится в эту анархическую деревенскую веру без священников, которая правила сама собой через залы собраний. Сегодня их всего около двух миллионов — в основном в изгнании. А из беспризорников несколько десятков тысяч живут в самых глухих лесах Сибири.

Такие места, как Тува. Эта страна похожа на ковбойский фильм, в котором белый человек проиграл.Когда-то это было самое отдаленное государство в мире, аннексированное Советским Союзом в 1944 году и всеми забытое. Коренные жители — азиаты, тесно связанные с соседней Монголией, но говорящие на тюркском языке.

У красных были большие планы по модернизации Тувы. Но сегодня на Москву нет ни железной дороги, ни рейса. По дороге на юг вы проезжаете сгоревшие вигвамы и пьяные тувинские всадники, подъезжающие к проезжающим машинам. Единственный город, Кызыл, в основном состоит из деревянных лачуг и кишит знахарями и шаманами.Славяне составляют менее 20 процентов населения и быстро сокращаются.

В самых диких местах живут русские — около тысячи староверов без священников. К этим деревням дороги нет. Вы едете на юг пять часов. Потом по горной тропе. Чтобы пройти дальше, нужно дважды пересечь извилистую реку Енисей. Это нравится старообрядцам. Они контролируют баржу, и она не пускает тувинцев.

В ту ночь мы пересекли Енисей на небольшом плоту по сильным ветрам.Я проснулся в капсуле времени. Деревня Эрджей. Это одна из четырех старообрядческих деревень в извилистой долине нижнего Енесея. Нет дорог, соединяющих их, только вода, и чем дальше вы идете вверх по реке, тем более фундаменталистскими они становятся, пока вы не доберетесь до разбросанных домов, которые отказываются касаться многих аспектов современного мира. В Эрджее нет телевидения, Интернета, почты, канализации и газет. Он примирился с несколькими технологиями — мобильными телефонами, старыми прочными советскими джипами и электрическими фонарями.Но деревенские жители не изменили своей жизни существенным образом.

В то утро я встретил Екатерину, хорошенькую старуху в зеленом платке. Она говорила о Петре Великом так, как веками старообрядцы — как о Дьяволе. «Он принес в Россию табак, картошку и ересь». Он был библейской змеей. Все, что пошло не так в России, восходит к нему. Опасные технологии и западные идеи — все это его вина. «Петр проклял Россию».

Каждый дом деревянный, и в каждой семье есть свирепые охотничьи собаки и корова.В них хранятся металлические иконы Богородицы, передаваемые из поколения в поколение. Они стоят на самодельных полках, наблюдая за тесными спальнями. Они приехали в Туву со старообрядцами с Урала и внутренней Сибири — или, как они говорили, «из России».

Я ел за простыми столиками и разговаривал весь день. Они спросили обо мне. «Скажите мне … в Лондоне женщины тоже собирают ягоды?» Я спросил о них. Все женщины были в платках. Все мужчины отрастили бороды. Они едят только из собственных столовых приборов.Их дети до сих пор ходят пешком три километра до школы через реку. Дорога вьется через лес, и там иногда видят медведей. В ту неделю, когда я был там, был замечен волк. Матери волновались.

В долине нет рабочих мест. Нет экономии. Но все заняты. Женщины занимаются домашним хозяйством, но они также доят коров. Их мужья охотятся. Каждую зиму они уходят в лес на три месяца, чтобы поохотиться на белок, соболей, медведей и рысей. Эти меха они продают русским и китайским купцам, которые приходят в деревню и стучатся к ним в двери.

Такими всегда были русские села. Но долина старообрядцев перестала быть нормальной. Сельская местность России больше не умирает. Он уже мертв. Коттеджи с выбитыми окнами, наполовину погруженные в грязь, заброшенные, кроме пенсионеров и алкоголиков. Пьяницы заикаются на углах улиц. Повсюду валяются иголки и дикие собаки. Это места, где лесные животные перестают бояться людей.

В долине старообрядцев остались последние жившие русские села.Никогда еще я не видел столько русских детей. Или новые деревянные коттеджи. Ни разу за две недели, которые я провел в Эрджее, я не видел пьяного. Это села, мало затронутые российской наркоманией. Конечно, были пьющие. Я почувствовал запах их дыхания. Я встречал мужчин с корявыми красными носами и слышал о больной паре, которая жила у Енисей и тратила все свои деньги на пиво. Но алкоголь не был чумой.

Когда-то у беспардонного был строгий запрет на все виды водки. С тех пор срок их действия истек.Вместо этого они строго соблюдают месяцы сухого поста в течение года. Мужчины тоже не пьют всерьез на охоте. Они более-менее засыхают три месяца в году.

Никто точно не знает, почему в России такой эпидемический алкоголизм. Писатель Оливер Буллоу считает, что ответ связан с доверием. Сталинская кампания по принуждению крестьян к колхозам и разрыву с православной церковью отрезала русских от их земли и их идентичности; лагеря и политическая полиция друг от друга.СССР уничтожил деревенские ячейки русского общества задолго до того, как разрушил само себя. Дешевая водка заполнила пустоту.

Вот от чего убежали старообрядцы. Первая волна с Урала в 1920-х годах присоединилась к искателям Беловоде в независимой Туве. Вторая волна последовала из внутренней Сибири в 1960-х, когда Никита Хрущев возобновил войну с Богом.

Долина старообрядцев осталась нетронутой. Они никогда не были коллективизированы и контролировались слабо.Они были объявлены государственными охотниками, что на практике означало, что мужчинам давали зарплату, бесплатное ружье и патроны в обмен на их шкуры. Им сказали, что они выполняли срочные заказы на мех в Англии, и предоставили их самим себе в тайге — русской тайге в густых джунглях сибирских лесов.

Деревенская жизнь игнорировалась. Это означало, что старообрядцы никогда не были отрезаны от своего образа жизни. Непонятно, почему долину пощадили — возможно, потому, что к 1950-м годам советское государство стало циничным и имперским.В аннексированной Туве их устраивало, что белые люди живут в невероятно отдаленной, но стратегической долине, ведущей в Монголию.

Скорее всего, потому, что в старообрядческих деревнях не было священников. Арестовать было некого. Многовековое домашнее поклонение было способом молитвы, уникально подходящим для уклонения от КГБ. Что еще более важно, села и усадьбы вверх по Енесею были настолько недоступны, что их невозможно было контролировать без массовых депортаций.

Партия так и не смогла точно определить местонахождение старообрядческих монастырей и отшельников в тайге, к которым обращались сельчане.Семьи, даже целые деревни старообрядцев, не контактировавшие с другими русскими со времен революции, советские геологи часто находили по всей Сибири до 1980-х годов, когда такие экспедиции прекратились.

Я испытывал доверие и гордость за Эрджеи. После обеда я ел блины и пил лесной чай со старушками. Деревенские старейшины по-прежнему отказывались пользоваться какой-либо техникой — моторами, освещением, мобильными устройствами — ничем. Их дома были украшены пластиковыми гобеленами с изображением лесов и безделушками в обрамлении ярких лесных массивов.Они улыбнулись: «Мы знаем, где находятся таежные семьи. Те, что прятались сто лет. Но мы вам не скажем.

В тот день люди готовились к отплытию в тайгу. Я собирался уходить с длиннобородым Федей. Они назвали его стариком. Ему было 58. Два его столкновения с государством заставили его ужаснуться всему, что находится за пределами долины. Первый — когда его призвали в 1973 году и отправили на Камчатку. «Тюремные лагеря… даже медведи были в лагерях».

Его второй был в 2007 году.Проехав на своем джипе за изгиб горы, он оказался арестованным по обвинению в «терроризме». Сотрудники ГАИ распахнули его сапог, обнаружив целый арсенал нелицензионных ружей. Они заперли его в камере на несколько недель с шестью алкоголиками, с которыми он не ладил.

Я был не первым чужаком, который пошел на охоту со старообрядцами. Три года назад явился бельгиец с блестящими наручными часами с хорошенькой женой и переводчицей. Он хотел убить медведя. Старообрядцы нервничали. Медведи спали.Чтобы добраться до ближайшей пещеры, потребовалось бы по крайней мере недельное выслеживание с четырьмя охотниками и тремя санями. Не говоря уже о собаках. Бельгиец ухмыльнулся: «Хорошо. Я заплачу.»

Это была небольшая пещера. Охотники произвели предупредительные выстрелы и отправили собак внутрь. Они попытались отозвать жену бельгийца, которая была в солнечных очках. «Моя жена не боится», — рявкнул он. Она сфотографировала его, когда он четыре раза выстрелил в испуганного медведя. В ту ночь в деревне они резвились и выпили бутылку шампанского.Бельгийцы ничего не предлагали старообрядцам. Но жители села сохранили бутылку, как подсвечник.

В прошлом году Федя водил иностранца в тайгу и испытал смешанные чувства по этому поводу. Упомянутый человек был профессиональным финским золотоискателем из какой-то многонациональной горнодобывающей компании. Но как только они достигли Тайги, он перенес несколько недельных приступов паралитической депрессии. Он отказался говорить и даже есть.

Федя запаниковал из-за того, что финн может умереть, прежде чем приказал повернуть на Эрджей.Чтобы извиниться, он дал старику копию конфиденциальной карты перспективных золотых ресурсов компании. Но это было по-фински. Не зря Федя не нашел в Туве ни одного человека, говорящего по-фински.

Наш УАЗ заправляли на охоту. Мы бросили винтовки, дробовики, патроны, капканы и мешок сухих старых хлебных корок, не говоря уже о двух собаках и внуке старика. Ехали по Енесею. Каждый поворот был поворотом, а каждая кочка — толчком. Это были следы, которые они вырыли для себя.

Старик и мальчик говорили о медведях. 15-летний подросток видел одного по дороге в школу. Федя в свое время убил семерых и вспоминал. Его внук внимательно слушал. Как и каждый мальчик, которого я встречал в Эрджее, он хотел быть охотником. Его будущее лежало в тайге, а не в классе. Но на этот раз мы не охотились на медведей. Мы хотели рысь. Мы мечтали о том золотом мехе. Мы хотели поймать в лесу самое хитрое животное.

Эти три месяца в тайге охотники называют «сезоном».Их улов варьируется, но обычно составляет около трех рысей, 40 соболей и 300 белок. Если им повезет, за эти меха можно будет выручить до 10 000 фунтов стерлингов. Они отдают своим женам 5000 фунтов стерлингов на дом. Остальное уходит на закупку винтовок и патронов на следующий сезон. Вот почему они хотели рысь — есть китайцы, которые платят до 300 фунтов за шкуру.

Прошел двадцать километров, и дорога остановилась. Следующие 20 километров мы прошли на лодке. Реки — это магистрали Сибири. Зимой охотничьи джипы поясняют их вверх-вниз.Но вода еще не замерзла. Мимо нас проплыли айсберги, когда старик запустил двигатель своей деревянной лодки.

Вот и Тайга. Но вам кажется, что вы видели этот пейзаж миллион раз раньше. В каком-то смысле у вас есть — от американских боевиков, заставок Windows и рекламных объявлений до посещения Канады. Горы были похожи на гигантские белые скалы, покрытые серым лишайником. Однообразные белые скелеты деревьев слабым солнышком сияли вдоль Енисея.

Тайга похожа на край древности.Но не к старообрядцам. Федя пояснил, что у каждой семьи из четырех сел есть свой участок. Каждый участок составляет примерно 25 кв. Км. Это то, чем всю зиму бродит охотник.

Ближайшая к деревням тайга прореживалась, поэтому охотники теперь все дальше и дальше спускаются по Енесею. Они разделили тайгу до границы с Монголией в 200 км. Молодые люди теперь вообще покидают долину. Они рискуют тувинскими лесами.

Слушать, как Федя объясняет этот процесс меховой экспансии, было все равно, что слушать 17 век.Так была построена Российская империя. Казаки, охотящиеся на соболя, неслись все дальше на восток, к Тихому океану. Только после этого царь предъявил права на него.

Домик охотника находился у кромки воды. Роман был там со своими сыновьями, снимая шкуру с четырех белок. Вся семья старика использовала хижину, а Роман был его племянником, свирепым рыжебородым, с тремя маленькими детьми и больным младенцем. Он пожал мне руку. Под сломанными ногтями была темная кровь.

Роман был одним из тех неудачников, которые русские называют «дикими девяностыми».Это были годы, когда в долине прекратили почти все коммунальные услуги и отменили государственную поддержку охоты. Старообрядцы снова остались одни. Учеба сорвалась: тувинские всадники открыли предупредительные выстрелы, Роман бросил школу. Ему было около 12, и он был нужен дома.

Мы преломляли хлеб в салоне. Он был сделан из бревен, укрепленных корой. Крыша наполовину провалилась. Мы спали на скамейках, смягченных овчиной. Были только масляная лампа и дровяная печь. Они гасли через четыре часа, поэтому мы по очереди кололи дрова.Мне так и не удалось.

Роман охотился на рысь три недели. Он расхаживал по хижине, бормоча что-то про животное, жуя веточки. Он дошел до монгольских иероглифов на далекой горной снежной полосе, но ничего не нашел, кроме запутанных круглых отпечатков лап.

Масляная лампа очерчивала лицо Феди, когда он наливал жидкую кашу, сваренную на дровяной печи. Дети выгравировали лицо чудовища на его согнутом боку. Охотники едят то, что поймают в лесу. Но сегодня мы ничего не поймали.Ложки звенели в старых жестяных мисках.

В ту ночь старик рассказал мне, как жили его бабушка и дедушка. Весть о войне достигла долины старообрядцев поздно, через несколько недель после немецкого вторжения в 1941 году. Они думали, что это дело рук антихриста. Война Гога и Магога. Конец.

Была паника. Потом начались поджоги. Матери связали своих детей и заткнули им рот, прежде чем поджечь свои дома, произнося благословения. Отцы облились бензином перед тем, как загореться экстатической молитвой.

Два года спустя Красная Армия вошла в долину. Остальных мужчин собрали, погрузили в грузовики и увезли на фронт. Большинство вернулось. Но Тува была аннексирована, а долина перешла под контроль Советского Союза.

Это были последние самосожжения старообрядцев. Это случалось много раз раньше. В 17 веке почти 10 000 человек сгорели в своих деревянных церквях. Это были души, которые, как говорят, жили под властью белого царя за пределами Беловоде.

Они передали мне мой пистолет на рассвете.Роман и его сыновья пошли по берегу Енисея. Мы решили пойти глубже. Тайга — это миллион оптических иллюзий. Когда вы смотрите прямо вдаль, бесчисленные деревья сливаются, образуя одну серую пелену, звенящую вокруг вас. Вы вздрагиваете от пней в форме мужчин. Оборачиваешься, и все точно так, как было впереди — снег, заросли, береза, ель, сосна. Пейзаж копипаста клонов.

Следить по охотничьей тропе можно только по замерзшим болотам, под гнутыми березками и перевернутыми елями.Вы теряете их следы. Ветви рассекают тебе лицо. Измученный, вы остановитесь. Измученный жаждой, вы едите снег. Но охотников это не волнует. Вы тоже оставляете следы. И вы продолжаете гораздо медленнее. Несколько часов охотники ушли. Затем внезапно они снова там и смотрят на вас.

Следы лап переходят через гребень. Тогда никуда. Старик перестал курить. Я смотрел на бескрайние деревья. Чем дольше мы вместе проводили в тайге, тем больше он спрашивал об Англии. Особенно поразила Федя концепция тренажерных залов.Он просил объяснять это снова и снова. Мысль о велотренажере привела его в абсолютную истерику. Но в основном мы говорили о рыси.

Две сестры жили дальше в тайге, примерно в 70 км от последней усадьбы. Говорят, что они читали по памяти целые отрывки из Священных Писаний и исцеляли больных младенцев, когда они были еще маленькими девочками. Они дали обет молчания и теперь жили в монастыре. Отчаявшиеся пробирались туда, чтобы позвать колоколом пустоту. Но охотники меня не взяли.

Я снова отстал. Тайга на закате — самое красочное место в мире. За несколько часов снег меняет цвет от ярко-белого до золотисто-желтого и лилово-красного. Деревья тоже меняют цвет: с серого на темно-зеленый, затем на рыжевато-красный и, наконец, на темно-синий. Снег сверкает, как бриллианты. Но я все это ненавижу. Я был измучен, запыхался, почти потерялся, следуя по следам охотников, когда они приближались к рыси.

Следуя в сумерках, я был в ужасе.Я дважды взвел курок, когда из-под дерева показалась фигура лисы. Я галлюцинировал рычание из-за бега моих снежных ботинок. Свет исчез. Моя кровь застыла на фигурах между деревьями.

Я повторил: «Я вооружен. Я вооружен. Я могу убить его ». Но в моей голове промелькнула сцена замешательства, которая могла длиться всего несколько секунд — я не мог стрелять достаточно быстро. Скрип винтовки у меня на спине заставил меня замерзнуть. Темнота была почти полной. Я дико выстрелил в пень, который на несколько секунд принял форму волка.

У старика были ночные кошмары. Они начинали со стонов и внезапных ударов. Потом кричит. «Дедушка, пожалуйста…» Он скатывался со спальных досок и, рыдая, дрался по полу с воображаемыми животными. Иногда он издавал стреляющие звуки ртом, как маленький мальчик. «Нет… Нет…» Я лежал как можно тише, в окружении пистолетов, топоров и ножей, затаив дыхание.

В то утро мы нашли свежие следы в семи километрах от нас. Они спустились по заснеженному ручью. Когда это происходит, это происходит быстро.Охотник замирает, замолкает и стреляет. Собаки дико визжат. Но рысь убежала в самую дальнюю тайгу, где снег и заросли доходят до пояса. Старик ругается, срывает ветку и бьет собак за такую ​​трусливую неудачу.

Мы последовали за рысью в шаманскую рощу. Охотники опустили ружья. К березам были привязаны тряпки синего, желтого, белого, красного и зеленого цветов. Подношения духам места. Мы не прошли. Дальше мы остановились, чтобы собаки снова почувствовали запах.Старик сказал мне, что там много лет жил шаман. Но он умер в феврале. «Есть отшельник. . . Один из наших. . . 40 километров. Он ест сырую рыбу и ускользает, как олень, когда охотники подходят слишком близко ».

Чем дальше мы продвигались от долины, тем ближе подходили к тувинским охотникам. Они сделали иначе. Они катались на оленях и гнались за животными по шесть, семь собак. Они охотились по несколько дней и спали верхом. Около долины когда-то жили оленеводы.«Но мальчики едут в город. Лишь немногие до сих пор этим занимаются, живя с оленями ». В прошлом охотники дрались с пастухами. Они были счастливы, что последние стали редеть. Теперь им принадлежала еще Тайга.

Мы плыли дальше. Может быть, 15 км каждый день. Только на четыре или пять минут из них я остановился, вдохнул и увидел, как в елях мерцает белый свет. Все остальное время я искал, где поставить ноги, следуя по следам охотников, отламывая преграждавшие путь ветки.Слышать снова и снова: «Я устал, я хочу пить, я устал».

Когда вы так долго идете в одиночестве, вы впадаете в своего рода транс. Вы слышите белый шум в затылке. Больше отпечатков лап. Потом опять ничего. Мужчины были в ярости. Роман зарычал на меня. «Это ваша вина. Тебе нужно идти . . . молча. Он вас слышит.

С самого высокого гребня было знакомое зрелище. Следы белого самолета — десятки и десятки. Их шум разносился по тайге, как приближение к Хитроу.Меня это утешило. Мы были в 1000 км от ближайшего международного аэропорта, но долина находится прямо под траекторией полета из Пекина.

Я пытался сосчитать звуки пролетающих над головой Боингов и Аэробусов, может быть, 50, но сбивался со счета каждый день. Охотники тоже смотрели на них; Китайские Боинг-747 над русским средневековьем. «Они начали с этих цифр, может быть, 15 лет назад». Самолеты казались далекими, как космические корабли.

Снова была ночь. Трещины в окне пропускают холод в клетку.Пока мальчики засыпали, продолжалось кудахтанье дровяной печи. Теперь мы были всего лишь мужчинами. Роман взял старую пластиковую бутылку, сделал глоток и передал ее по кругу. Старик вздохнул вслед за своим. Это был самогон , — самогонная водка.

«Я убью рысь». Роман смотрел на меня, но я не могла разглядеть его лицо. «Я убью его». Он прижался ко мне и потянул мою шерсть, бормоча. «Я сниму с него шкуру. . . »

У Романа не было времени. Три недели назад в деревню приехал китайский разносчик.У большого коровника он раздал коробки с чаем Гунцзин и пообещал 700 долларов тому, кто доставит ему шкуру рыси в этом месяце. «Мне нужны эти деньги».

Самогон делает с вами странные вещи. Старик снова заговорил о Беловоде, но Роман не слушал. «Это где-то на севере». Он передал ему бутылку и пробормотал еще про рысь. Как мощно, как красиво.

Мы закончили бутылку. Охотники обменивались рассказами о китайцах: как они перетирают зубы рыси для чая и втыкают иголки в лоб, когда пьют.Как они спят, сжимая ночью ласки из рыси между ног для плодородия. Как есть целые города, где люди живут в стеклянных домах и трижды в день едят гамбургеры.

Я пил, покраснел и боялся охотников и ружья, висящего у двери клетки. Я вышел и посмотрел на звезды. Их было так много, но я не мог вспомнить, кто из них.

На этот раз мы уехали еще до рассвета. Но я не был там, чтобы увидеть, как красивое животное мчится через заросли и снег и кувыркается, когда его ударило свинцом.Я не слышал, как собаки бежали за ним, тявкали и каркали кровью. Я не видел, чтобы вторая пуля заставила замолчать могучую, незадачливую красавицу.

Роман застрелил рысь. В ту ночь, когда я вернулся голодным в хижину, он вытащил черную пластиковую сумку и вылил ее. Мех упал на пол. «Посмотрите. Вот. Мы убили его за тебя ».

Собаки были счастливы на улице, грызли тонкие кости рыси и дрались за ее внутренности и органы. С него сняли шкуру, кроме головы.Глаза были набиты ватой. Я поднял его за шею и потряс. Это было так мягко. Мои пальцы почувствовали его костлявые нервы и дрожь его черепа внутри. Я хотел бросить это. Он был живым.

«Посмотрите. Вот. Мы убили его за тебя »

Одиночка в Сибири: Кемеровские областные власти ухаживают за старообрядцем в тайге — Общество и культура

КЕМЕРОВО, 11 декабря. / ТАСС /. Власти Кемеровской области России принимают меры по утеплению дома старообрядческой затворницы Агафьи Лыковой, которая живет в тайге совсем одна с тех пор, как умер ее отец около 30 лет назад, сообщила во вторник пресс-служба администрации области.

Сообщается, что ранее во вторник губернатор Кемеровской области Сергей Цивилев посетил старообрядцев. В понедельник она использовала спутниковый телефон, чтобы позвонить Андрею Гришакову, члену Русского географического общества и режиссеру-документалисту, с просьбой о помощи, так как у нее не было еды и не осталось корма для коз.

Во вторник вертолет доставил губернатора в глухой таежный заповедник, а также доставил по воздуху еду для Агафьи и фураж для коз и кур.

«Отшельница раскрыла дом, в котором она живет, свой сад и могилу своего отца — Карпа Лыкова.Цивилев заметил, что окна в доме очень старые и дует ветер. Губернатор приказал немедленно замерить оконные проемы и заменить их », — говорится в сообщении.

Агафья тоже получила в подарок от губернатора щенка. «Затворница поговорила с Сергеем Цивилевым, рассказала о том, как ее досаждал медведь. Кроме того, она пожаловалась, что у нее болит рука. Как раз на борту был медик, который осматривал Агафью Карповну, оставляя ей разные мази», — говорится в сообщении.

В заявлении говорилось о губернаторе, который обещал помощь старообрядцам со стороны местных властей. «Она уникальный человек, и мы никогда не бросим ее, но будем ей всячески помогать и спонсировать Агафью Карловну», — сказал губернатор.

Агафья Лыкова — единственный оставшийся в живых член семьи Лыковых, принадлежавший к так называемым старообрядцам, той части русской православной общины, которая отказалась принять церковные реформы середины XVII века и впала в немилость у иерархов. Церковь, а, следовательно, и государственная власть.

Репрессии против последователей старого православного обряда вынудили сотни тысяч из них бежать в Сибирь, где со временем они сформируют сильные уединенные общины, верные дореформенному типу Православия, и породят в высшей степени самобытную культуру.

Семья Агафьи была выслежена в горах Западных Саян группой геологов в 1978 году. В 1937 году они отправились в добровольное изгнание в труднопроходимой горной местности и разорвали все контакты с внешним миром, чтобы спасти себя и свою веру от любого извне, чужеродное влияние.

На момент ее обнаружения семья состояла из отца, Карпа Лыкова, его сыновей Саввина и Дмитрия, 36 лет, и дочерей Натальи, 42 года, и Агафьи, 34 лет. Трое детей умерли одна за другой в 1981 году. и Карп Лыков умерли в 1988 году.

Агафья Лыкова и тогдашний губернатор Кемеровской области Аман Тулеев подружились много лет назад. По его просьбе бабушке Агафье регулярно привозили продукты.

СТАРЫЕ ПУТИ — ЛУЧШИЕ

ПОТЕРЯНЫ НА ТАЙГЕ

Пятидесятилетие одной русской семьи

Борьба за выживание и религию

Свобода в сибирской глуши

Василий Песков

Даблдей.254 с. $ 26.95

ОДНА ИЗ архетипических человеческих историй — это история о ребенке, выросшем в изоляции от всех остальных, предпочтительно в пустыне. Фильм Франсуа Трюффо «Дикий ребенок» как раз об этом. То же самое и с фильмом Вернера Херцога о Каспаре Хаузере, хотя этот молодой человек вырос в плену в цепях, а не в пустыне. Прекрасные книги Теодоры Кребер об Иши, последнем известном американском индейце, живущем в дикой природе, затрагивают тот же нерв.

Что нас привлекает в таких сказках? В конце концов, я думаю, нам любопытно, что эти люди говорят нам о нас самих.Нам нравится, как дикий ребенок Трюффо реагирует на доброту дружелюбного доктора, который облегчает его возвращение в человеческое общество. Мы тронуты тем, что Каспар Хаузер плачет, когда впервые слышит Моцарта. И в истории Иши мы видим часть нас самих, которая в значительной степени утрачена: глубокое благоговение перед всем миром природы и способность жить в гармонии с ним.

«Затерянные в тайге» Василия Пескова, хотя и не в одном ряду с этими произведениями, вызывает у нас интерес по схожим причинам. В 1978 году некоторые советские геологи на вертолете исследовали труднопроходимые горы Алтая, недалеко от того места, где встречаются границы России, Китая и Монголии.Они были поражены, увидев ухоженный сад на горной поляне, более чем в 150 милях от ближайшего известного поселения. Приземлившись, они обнаружили старого вдовца и его четверых взрослых детей. Старик прожил в пустыне почти 60 лет. Уходя все дальше в тайгу, в обширный сибирский хвойный лес, семья не поддерживала никаких контактов с кем-либо еще с 1945 года. Двое самых младших членов, которым за 30, никогда не разговаривали ни с кем, кроме своих родителей и братьев и сестер.Они ели в основном картофель, выращивали еще несколько овощей и жили без соли и хлеба. Они разводили огонь из кремня и ткали себе одежду из домашней конопли. Летом ходили босиком, а зимой в ботинках из коры. Хотя они говорили по-русски, за десятилетия они выработали что-то вроде семейного диалекта, и озадаченные геологи иногда с трудом понимали.

Семья Лыковых были старообрядцами — потомками одной из сторон Великого раскола, расколовшего Русскую Православную Церковь в середине 1600-х годов.В то время самодержавный Патриарх Московский Никон приказал повторно перевести различные священные тексты и внести другие изменения в ритуал, например, в количество раз, которое вы должны были сказать «Аллилуйя!». во время церковной службы. Nikon также изготовил верный крест с вытянутыми тремя пальцами (символизирующими Троицу), а не двумя. Старообрядцы-традиционалисты считали все это возмутительным богохульством. Тысячи их сожгли на кострах — или сожгли себя заживо, вместо того чтобы подчиниться.Спустя поколение Петр Великий поддержал эти реформы, и навсегда староверы считали его и Никона близнецами-антихристами.

История семьи Лыковых быстро заинтересовала российскую публику. Отчасти потому, что они жили архетипом затерянных в дикой местности, а отчасти, я уверен, потому, что при советской власти это было редкостью, которую можно было где-то потерять. Василий Песков, московский журналист, выследил Лыковых в лесу, когда впервые услышал о них, и с тех пор возвращается один или два раза в год.Как только история вышла в свет, всем захотелось поучаствовать: доброжелатели присылали одежду и подарки; лингвисты собрали слова Лыковых; Институт картофеля изучал семена своего картофеля.

Вскоре после того, как они были обнаружены, трое представителей молодого поколения умерли от неизвестных болезней, вероятно, связанных с недоеданием. Остались только Карп Осипович Лыков, лет восьмидесяти, и его дочь Агафья. От Пескова и других редких посетителей они охотно принимали одни подарки, а от других отказывались.Например, спички, таблетки и консервы они считали греховными. Такие понятия, как радио и жилые дома, были за пределами их понимания. Однако у них было острое чувство времени: они всегда точно знали, какой это был день и год — по современному календарю, по дореволюционному календарю и с момента сотворения мира. Вертолеты и самолеты не казались чем-то особенным, поскольку старые тексты предсказывали небо, наполненное железными птицами. Но будильник был чудом.

Старик Лыков окончательно скончался в возрасте 87 лет.Несмотря на приглашения староверов и дальних родственников, а также несмотря на несколько неодобрительных визитов во внешний мир, Агафья Лыкова осталась одна в своей хижине в пустыне. Эта упорная независимость принесла ей большую аудиторию — «Затерянные в тайге» издаются в 10 странах, по фильмам будет снят фильм.

Но заслуживают ли она и ее покойный отец нашего восхищения? Я не совсем уверен. Если истинный смысл сказок о заблудших в пустыне — это то, что они показывают о человеческой природе, то послание Лыковых не является счастливым.Эмоциональным питанием для их долгого и изнурительного изгнания в горы было не желание быть наедине с природой.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.