Убитые журналисты новой газеты: Новая газета — Novayagazeta.ru

Содержание

Опасные посылки, убийства и аресты журналистов. Показываем докфильм о «Новой газете»

До 23 декабря на сайте доступен фильм Аскольда Курова «Новая» – картина о жизни редакции «Новой газеты». Угрозы, аресты и опасные для жизни посылки – лишь часть того, с чем столкнулись журналисты во время съемок фильма. Рассказываем о том, почему фильм нужно увидеть.

Документалист Аскольд Куров известен по фильмам о политических протестах «Зима, уходи!», об ЛГБТ-подростках – «Дети-404», и картине «Процесс: Российское государство против Олега Сенцова».

Идея этого фильма принадлежит самой редакции «Новой газеты». Режиссер начал сотрудничать с изданием во время предыдущих съемок и продолжал поддерживать дружеские связи. Когда главный редактор Дмитрий Муратов решил сделать фильм к 25-летию газеты, он попросил взяться за работу Аскольда.

Для режиссера это задание было вдвойне необычным: с заказами он никогда не работал и принципиально не работает, к тому же ему поставили четкий дедлайн. Режиссер выдвинул свое условие: снимать только то, что и как он захочет. Муратов согласился.

Премьерный публичный показ картины состоялся 4 апреля 2019 года в Сахаровском центре. До этого фильм демонстрировался в декабре 2018 года на спецпоказе «Артдокфеста», но это был онлайн-показ, а не публичная демонстрация в кинозале. Фильм не получил прокатного удостоверения. Мировая премьера состоялась на фестивале One World Film Festival в Праге. На сегодняшний день фильм уже успел получить главную награду правозащитного кинофестиваля в Берлине Human Rights Film Festival Berlin.

Практически все сцены фильма по изначальной задумке режиссера происходят в закрытом пространстве редакции газеты. Только финальная, уже закадровая сцена – проводы Али Феруза в Европу – снята в аэропорту. В остальном мы видим внутреннюю жизнь редакции.

В 1993 году 30 человек (Дмитрий Муратов, Сергей Кушнерев, Павел Вощанов, Акрам Муртазаев, Дмитрий Сабов и др.) ушли из редакции «Комсомольской правды», решив основать свою газету.

Так и появилась «Новая», одно из первых независимых изданий в постсоветской России и на сегодня одно из последних. «Новая» публикует громкие расследования, имеет более 60 престижных наград, включая Пулитцеровскую премию, премию ЮНЕСКО и три номинации на Нобелевскую премию.

В фильме есть эпизод, где иностранный журналист удивленно спрашивает у Муратова, почему же газету до сих пор не закрыло правительство. На что главред, уже измученный этим вопросом, который ему задают далеко не в первый раз, отвечает, что для этого есть целый ряд причин. Во-первых, редакция не берет денег у правительства. «Новая газета» – это независимое издательство, которое существует за счет финансовой поддержки акционеров, спонсоров и с недавнего времени сборов с краудфандинговой кампании. Кроме того, за счет формы собственности на газету, владельцем по факту является сама редакция. Именно ей принадлежит основной пакет акций. И лишь 24% принадлежат акционерам (бывшему президенту СССР Михаилу Горбачеву и бизнесмену Александру Лебедеву).

Расследовательская деятельность подразумевает большие риски для журналистов. Публикации о преследовании геев в Чечне в 2017 году вызвали агрессию со стороны чеченского духовенства, которое официально выступило с угрожающим заявлением в адрес редакции «Новой газеты». В фильме есть эпизод, где в редакцию газеты поступает конверт из Грозного с порошком неизвестного происхождения. Выяснить состав порошка так и не удалось. К счастью, он, как оказалось, не нес никакой реальной опасности для здоровья.

В 2018 году к зданию редакции подбрасывали бараньи головы и похоронные венки. Незадолго до этого недоброжелатели распространили ложную информацию о том, что «Новая» опубликовала имена российских летчиков в Сирии, тем самым редакция якобы подвергла семьи военнослужащих опасности. В данном случае под прицел попал лично журналист-расследователь Денис Коротков, который вынужден был даже на какое-то время покинуть страну.

Журналисты «Новой газеты» подвергают себя опасности каждый день и попадают под прицел в прямом и переносном смысле. За время работы издания были убиты пятеро журналистов и один адвокат, работающий с делами газеты.

Игорь Домников (29.05.1959 – 16.07.2000), журналист «Новой газеты». Игорь Домников был автором публикаций о вице-губернаторе Липецкой области Сергее Доровском. 12 мая 2000 года около 23 часов Домникова атаковали неизвестные на улице Перерва в Москве и ударили молотком по голове. Через два месяца комы Игорь Домников скончался. По версии следствия, заказчиком нападения был тот самый вице-губернатор Липецкой области Доровский. За организацию убийства к семи годам приговорили бизнесмена Павла Сопота, партнера политика. Сам чиновник избежал наказания, затянув судебный процесс до истечения срока давности. Через два года после убийства Доровский покинул политику и быстро стал успешным бизнесменом. Он владеет несколькими предприятиями, в том числе мясоперерабатывающим заводом ОАО «Липецккомплекс». Исполнителей убийства – Эдуарда Тагирьянова и троих участников его группировки – приговорили к пожизненному заключению.

Юрий Щекочихин (09.06.1950 – 03.07.2003)

Журналист, драматург, телеведущий, политик. Незадолго до смерти Щекочихин вел журналистское расследование «Мебельного дела», доказывающее сговор между таможенной службой и контрабандистами итальянской мебели. У журналиста также были документы, по его словам, «разрешившие эту финансовую авантюру», с подписью Путина. Незадолго до смерти он получал угрозы по телефону. В 2002 году Щекочихин в открытом письме сообщал о давлении на своих информаторов со стороны ФСБ. Органы безопасности пытались выбить показания о связях журналиста с опальным олигархом Борисом Березовским, а расследование представить как заказное.

Щекочихин умер от болезни, вызванной тяжелой интоксикацией. Медицинская экспертиза обнаружила в теле журналиста фенол и лидокаин. Уголовное дело несколько раз закрывали и открывали вновь. В 2013 году в «Новой газете» вышло журналистское расследование о гибели Юрия. Редакция издания уверена, что журналиста отравили, а прокуратура замела следы преступления.

Также «Новая» объявила премию за существенную информацию, которая поможет расследовать смерть Юрия Петровича Щекочихина.

Анна Политковская (30.08.1958 – 07.10.2006)

Журналистка, правозащитница. Политковская помогала матерям погибших солдат отстаивать свои права в судах, проводила расследования коррупции в Министерстве обороны и командовании объединенной группировки федеральных войск в Чечне, помогала жертвам Норд-Оста. Анну Политковскую застрелили в лифте ее дома 7 октября 2006 года. Возле тела нашли пистолет с глушителем и четыре гильзы. Четыре выстрела, включая выстрел в голову, сразу навели следствие на версию с заказным убийством.

Позже удалось найти исполнителей и организаторов убийства, но не заказчика. Один из организаторов убийства, который мог назвать его имя, умер в колонии, его так и не успели допросить. В 2018 году «Новая газета» опубликовала статью с фамилиями и подсказками следователям, до сих пор ищущих заказчика.

Анастасия Бабурова (30. 11.1983 – 19.01.2009), Станислав Маркелов (20.05.1974 – 19.01.2009)

Бабурова – внештатная журналистка «Новой газеты». Помимо журналистской деятельности, Анастасия принимала участие в анархо-экологических инициативах и в акциях антифашистского движения. Публикации Анастасии в «Новой газете» были посвящены экологическим проблемам, проблемам жестокого отношения к животным, злоупотреблениям в правоохранительных органах, антифашистскому движению и деятельности неонацистов. Последней, посмертной публикацией Анастасии стало интервью со Станиславом Маркеловым, посвященное проблемам правосудия, Северному Кавказу и делу Буданова.

Маркелов – адвокат, правозащитник, левый активист и антифашист. Станислав вел некоторые дела «Новой газеты», такие, как дело об убийстве Игоря Домникова.

Журналистку и адвоката застрелили, когда они шли к метро в центре Москвы. Станислав скончался на месте, а Анастасия умерла в больнице, не придя в сознание. Нападавшими оказались неонацисты Никита Тихонов и Евгения Хасис, которые получили пожизненный срок и 18 лет тюрьмы соответственно.

Наталья Эстемирова (28.02.1958 – 15.07.2009)

Журналистка, правозащитница центра «Мемориал» в Чечне, Наталья Эстемирова сотрудничала с «Новой газетой». Эстемирову похитили из ее дома в Грозном. Позже полиция нашла тело журналистки с пулевыми ранениями в Ингушетии. Дело об убийстве Эстемировой до сих пор не раскрыто. В июле 2019 года на Красной площади прошел пикет с призывом найти убийц. Акция длилась несколько минут, все участники были задержаны.

С начала 2020 года в мире убиты более 30 журналистов | Новости из Германии о событиях в мире | DW

С начала 2020 года во всем мире были убиты более 30 работников средств массовой информации, заявила в понедельник, 2 ноября, международная неправительственная организация «Репортеры без границ». По случаю отмечаемого 2 ноября Международного дня прекращения безнаказанности за преступления против журналистов она призвала учредить в ООН должность специального представителя по защите журналистов. Антониу Гутерриш должен использовать последний год своих полномочий генерального секретаря ООН, чтобы повысить уровень защиты сотрудников СМИ, заявил генеральный секретарь «Репортеров без границ» Кристоф Делуар.

О необходимости более надежной защиты журналистов заявила и уполномоченная правительства ФРГ по правам человека Бербель Кофлер (Bärbel Kofler). «Правовые системы должны обеспечить защиту издательств и представителей прессы, чтобы они могли заниматься своей работой независимо и не испытывая страха. Журналистам нужна эта свобода, и им нужна безопасность», — подчеркнула Кофлер 2 ноября в Берлине.

Давление на журналистов усилилось

Снижение числа смертей журналистов и других сотрудников СМИ в 2020 году по сравнению с предыдущими годами «Репортеры без границ» связывают прежде всего с пандемией коронавируса. В 2019 году в мире погибли 49 журналистов, что, по данным правозащитной организации, тоже относительно невысокий показатель. Сократилось в целом и количество убитых журналистов в кризисных регионах — поскольку все меньше СМИ отправляют туда своих сотрудников.

Вместе с тем «Репортеры без границ» зафиксировали усилившееся давление на журналистов. «Угрозы становятся все разнообразнее, и бороться с ними все сложнее», — отметил Кристоф Делуар.

За последние десять лет «Репортеры без границ» зарегистрировали в общей сложности почти 1000 убийств журналистов в связи с их профессиональной деятельностью, добавил генсек организации. «Многие из этих преступлений так и не были должным образом расследованы, а виновные не были привлечены к ответственности», — констатировал Делуар. Одной из причин этого он  назвал «отсутствие эффективных международных механизмов».

Смотрите также:

  • Рейтинг стран от «Репортеров без границ»: свободе слова здесь не место

    Вьетнам, 175-е место: арест за критику режима

    Независимых СМИ во Вьетнаме нет. Единолично правящая Коммунистическая партия диктует журналистам, как и о чем писать. Издатели, редакторы и журналисты по большей части и сами состоят в Компартии. В последнее время в центре внимания властей все чаще оказываются блогеры. Тех, кто бросает вызов коммунистической монополии на право выражать свое мнение, пытаются заставить замолчать арестами.

  • Рейтинг стран от «Репортеров без границ»: свободе слова здесь не место

    Китай, 176-е место: территория несвободы

    По мнению «Репортеров без границ», Китай можно назвать крупнейшей тюрьмой под открытым небом для блогеров и журналистов. Власти КНР оказывают массовое давление на инакомыслящих, в том числе и на сотрудников иностранных СМИ. Целые области Китая остаются для них закрытыми, их работа подвергается цензуре, а собеседники и партнеры по интервью нередко оказываются за решеткой.

  • Рейтинг стран от «Репортеров без границ»: свободе слова здесь не место

    Сирия, 177-е место: под пулями

    С начала гражданской войны в Сирии подверглись преследованиям и погибли многочисленные представители СМИ. Организация «Репортеры без границ» уже несколько лет подряд причисляет режим Башара Асада к врагам свободы прессы. Однако и радикальная группировка «Фронт Аль-Нусра», противостоящая Асаду, и боевики так называемого «Исламского государства» убивают, похищают и шантажируют журналистов.

  • Рейтинг стран от «Репортеров без границ»: свободе слова здесь не место

    Туркмения, 178-е место: мнимая независимость

    Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов владеет всеми СМИ в стране. Исключение составляет лишь газета «Рысгал», но и ее издатели должны согласовывать каждый выпуск. После того, как в 2013 году в стране был принят закон «о СМИ», декларирующий свободу медиа и недопустимость цензуры, население получило доступ к зарубежным СМИ. Однако и интернет контролируется правительством.

  • Рейтинг стран от «Репортеров без границ»: свободе слова здесь не место

    КНДР, 179-е место: диктатор диктует правила

    Свободы прессы нет и в Северной Корее. Руководство КНДР во главе с Ким Чен Ыном (на фото) держит под контролем все, что пишут местные газеты и журналы. Теле- и радиоприемники населения настроены исключительно на государственных вещателей. Любой, кто осмелится высказать мнение, отличное от мнения партии, попадает в так называемые «лагеря трудового перевоспитания» — вместе со всеми членами семьи.

  • Рейтинг стран от «Репортеров без границ»: свободе слова здесь не место

    Эритрея, 180-е место: КНДР по-африкански

    Организация «Репортеры без границ» поместила на последнее место в рейтинге свободы прессы Эритрею. По мнению правозащитников, в этой стране действует наихудший для СМИ режим. Из-за гонений и притеснений многие журналисты вынуждены покидать родину. О реальной ситуации в стране население Эритреи может узнать лишь посредством вешающего из Парижа Radio Erena.

    Автор: Сабрина Пабст, Григорий Аросев


 

Нервная жизнь журналистов-героев. «Новая газета» изнутри

«Почему вас еще не закрыли?» На этот вопрос редактору «Новой газеты» Дмитрию Муратову приходилось отвечать сотню раз. Звучит этот вопрос и в начале документального фильма Аскольда Курова «Новая», снимавшегося в редакции самой свободной российской газеты.

Дмитрий Муратов говорит, что один из главных факторов – то, что у НГ нет собственника, на которого можно надавить, чтобы сменить курс издания. Большая часть акций принадлежит коллективу, и журналисты сами избирают руководство. В 2017 году на очередных выборах Дмитрий Муратов не стал выдвигать свою кандидатуру, и главным редактором был избран Сергей Кожеуров. Подготовка к выборам – одна из сюжетных линий фильма «Новая».

Аскольд Куров, автор фильмов об ЛГБТ-подростках «Дети 404» и о судьбе Олега Сенцова «Процесс», провел несколько месяцев в редакции «Новой газеты». Как раз в это время было опубликовано сенсационное расследование – о массовых арестах, пытках и убийствах геев в Чечне. В то же время в Москве был задержан молодой журналист Али Феруз и редакция сражалась за освобождение своего коллеги. О том, какая отвага требуется для работы в «Новой газете», напоминают висящие в редакции портреты Анны Политковской, Юрия Щекочихина и других журналистов, убитых за профессиональную деятельность.

В России премьеры фильма «Новая» фактически не было, зато в Праге на фестивале «Единый мир» его показывали в лучших залах, билеты были распроданы, после первого сеанса прошла часовая дискуссия с Дмитрием Муратовым, которого спрашивали не только о работе редакции, но и о происходящем в России, о долговечности путинизма. На следующем сеансе фильм представлял Аскольд Куров, и опять звучали вопросы о российской политике. Европейские зрители обеспокоены, не могут понять, что творится в Кремле, но и Дмитрий Муратов, и Аскольд Куров не готовы всё объяснить. «То, что происходит в России, кажется загадочным, непонятным, часто власти действуют по логике, которая доступна им одним, и у меня нет ответов на многие вопросы», – говорит Аскольд Куров.

Разговор с режиссером после международной премьеры фильма «Новая» в Праге:

– Есть несколько известных фильмов о газетах например, «Первая полоса» Эндрю Росси о «Нью-Йорк таймс». У вас был какой-нибудь образец, когда вы планировали фильм о «Новой газете»?

То, что делают люди, работающие в «Новой газете», это гораздо больше, чем просто профессиональная журналистика

– Да, я искал фильмы в качестве образцов. Это была действительно сложная задача, потому что я решил не выходить за пределы редакции, все действие происходит только внутри. Насколько это может быть интересно зрителям, насколько может держать внимание, для меня было, конечно, вопросом. Я видел один документальный фильм, посвященный работе редакции, – датский фильм, который рассказывает о газете «Экстра Бладет». Там основной драматургической пружиной было то, что газета пытается выживать в условиях, когда бумажная печать умирает. Из игровых фильмов – The Post Спилберга и фильм, который мне очень нравится, – «Вся президентская рать», который рассказывает о событиях Уотергейта.

– Вы давний читатель «Новой газеты»?

– Я читаю «Новую газету» с 2011 года, когда впервые познакомился с редакцией, с Дмитрием Муратовым. Тогда «Новая газета» выступила в роли инициатора съемок фильма, рассказывающего о протестах зимы 2011–12 года. Нас, студентов-выпускников школы Разбежкиной, позвали снять фильм об этих событиях, потому что такой гражданской активности не было в течение последних 20 лет. Мы сняли этот фильм, тогда я начал общаться с журналистами «Новой газеты», начал читать и благодаря «Новой газете» совершил много открытий о политической ситуации в стране.

Аскольд Куров

– Читаете электронную версию или бумажную?

– В основном электронную версию на сайте или в рассылке, которая мне приходит. Бумажную версию я читал, когда снимал фильм, потому что у меня была возможность получать все свежие экземпляры. Еще во время первой встречи, когда мы обсуждали возможность съемок фильма о редакции, Дмитрий Муратов подарил мне прекрасное издание, двухтомник, который они издавали к 20-летию, он включает лучшие материалы «Новой газеты» за 20 лет.

– Когда вы впервые оказались в редакции, она выглядела так, как вы себе ее представляли, или что-то вас удивило?

Отношения внутри редакции больше похожи на отношения в большой семье

– Меня постоянно что-то удивляло. То, как на самом деле живет редакция, не вписывается ни в какие представления о работе газеты. То, что делают люди, работающие в «Новой газете», это гораздо больше, чем просто профессиональная журналистика. Помимо этого, они несут гуманитарную миссию, а отношения внутри редакции больше похожи на отношения в большой семье. Редакция для большинства людей, которые там работают, является центром жизни. Эта их необычность меня удивляла и продолжает удивлять.

– Я не был в редакции «Новой газеты», но слышал от коллег, что в кабинете Дмитрия Муратова есть волшебное устройство, которое заглушает подслушку во всяком случае, Муратов верит, что оно заглушает. В вашем фильме впервые это устройство увидел – впечатляющая вещь!

– Да, действительно, никто не знает, насколько оно работает, но, судя по моему телефону, связь действительно пропадала на то время, пока этот аппарат был включен. Конечно, для фильма это явилось таким элементом, который иллюстрирует то, в каких условиях они работают. Им приходится постоянно думать о безопасности, о том, что они находятся под пристальным вниманием и спецслужб, и властей, и недоброжелателей.

– Сложно было договориться о съемках? Во все ли кабинеты вас пускали? Не все известные журналисты «Новой газеты» присутствуют в кадре. Были ли какие-то ограничения?

Они находятся под пристальным вниманием и спецслужб, и властей, и недоброжелателей

Что касается идеи фильма о «Новой газете», это было приглашение самого Муратова. Они хотели, чтобы я снял фильм к их 25-летию, которое проходило в прошлом году. Предполагалось, что это будет фильм для просмотра на торжественном вечере. Так и получилось. Я поначалу, конечно, сомневался, потому что это выглядело как заказной фильм, но встретился с Муратовым, и он сказал, что мне дают полную свободу, карт-бланш, снимать, как я хочу и что хочу. И это мне было действительно интересно, потому что эти люди для меня настоящие герои, которыми я восхищаюсь, которые являются для меня во многом примером. Теоретически доступ был везде, но действительно так получалось, что тех людей, которые вели самые важные и чувствительные расследования, оказалось невозможно снимать, потому что основная их работа заключается в общении с источниками. Самое главное в этой работе – безопасность источников, нельзя было их ставить под удар, поэтому это оказалось не снятым. Но мы видим последствия этих расследований, опосредованно об этом узнаем. То, что наиболее кинематографично и визуально во всех этих историях, все-таки снято.

– Есть две истории, вокруг которых закручивается интрига. Первая – это задержание сотрудника «Новой газеты» Али Феруза, которому грозила депортация…

Али Феруз

Али Феруз журналист из Узбекистана, он бежал оттуда, потому что спецслужбы принуждали его к сотрудничеству. Ему пришлось провести какое-то время в заключении. Он оказался в России. Кстати, будучи рожден в России, он имел право на получение российского гражданства, но этот процесс очень затянулся, несколько лет Али находился здесь без паспорта, который потерял. В какой-то момент его задержала российская полиция для того, чтобы депортировать в Узбекистан. Это был запрос узбекских спецслужб. А депортация в Узбекистан означала для Али Феруза то, что он неизбежно попадет в узбекскую тюрьму, фактически это означало для него смерть. Почему так произошло, почему российские власти решили в этом вопросе сотрудничать с узбекскими спецслужбами, было ли это формой давления на редакцию «Новой газеты»? Мне кажется, что да. Несмотря на то, что Германия согласилась принять Али Феруза, российские власти все равно его не отпускали, держали в тюрьме для мигрантов. Была большая работа для Дмитрия Муратова и других людей, которые встречались с высокопоставленными российскими чиновниками, вели длительные переговоры, сделали буквально невозможное в этих условиях, и им удалось убедить российские власти отпустить Али в Германию, в итоге он благополучно уехал, сейчас там живет и работает.

– И вторая история, которая отражена в вашем фильме, – выборы главного редактора, уход Дмитрия Муратова, избрание Сергея Кожеурова. Метод не очень привычный, я не видел такого ни в одной редакции. Какое на вас это произвело впечатление?

Мое отношение к этим людям – это состояние влюбленности

Я был не готов к такому развитию событий, потому что знал о том, что в редакции проходят выборы, но в течение долгих лет неизменно переизбирали Дмитрия Муратова. Это было традицией, казалось, что это формальности. И вдруг неожиданно для меня и практически всех сотрудников газеты Дмитрий Муратов сказал, что не будет баллотироваться на пост главного редактора в 2017 году. Для многих это стало шоком, конечно. В итоге для фильма это было хорошо, потому что возник важный драматургический поворот и финал фильма. В этом году пройдут очередные выборы главного редактора, пока еще неизвестно, будет ли Муратов баллотироваться. Посмотрим, снова такая интрига.

– Вы сказали, что журналисты «Новой газеты» для вас герои. Но безупречных героев не бывает. Есть за что покритиковать «Новую газету»?

Сложный вопрос. Я не могу критиковать «Новую газету» с профессиональной точки зрения, потому что я не журналист, я не знаю, как должно быть, не знаю, с чем сравнивать. Что касается обычной жизни, они, конечно, обычные люди, несмотря на то, что герои, у них бывают обычные слабости, как у всех людей. Я просто на этом не собирался акцентировать внимание. Ничего такого, что стало бы для меня испытанием или камнем преткновения, не было. Может быть, я немного идеализирую, потому что мое отношение к этим людям – это состояние влюбленности до сих пор, и надеюсь, оно сохранится надолго.

Аскольд Куров представляет свой фильм в Праге

– Начинается фильм с того, что Дмитрий Муратов слышит вопрос, который ему задают в тысячный раз: почему газету до сих пор не закрыли? На дискуссии в Праге его снова об этом спрашивали. Он предлагал свои версии, – можно им верить, можно не верить. Есть ли ответ у вас?

Власти нужно иметь какие-то козыри: смотрите, у нас есть независимые издания, одна газета, одно радио, один телеканал

​– Я думаю, что Дмитрий Муратов прав в том, что власть хочет знать мнение интеллектуальной элиты, поэтому не закрывает «Новую газету». Еще одной причиной является то, что аудитория «Новой газеты» настолько невелика, что можно не брать ее в расчет, все-таки это не федеральный телеканал. В-третьих, я думаю, что власти нужно иметь какие-то козыри на тот случай, если нужно предъявить свободу слова и демократию в России, сказать: смотрите, у нас есть выборы, у нас есть независимые издания, вот одна газета, одно радио, один телеканал. Формально, конечно, таким образом можно сказать, что свобода слова в России не нарушается.

– Олег Сенцов, о котором вы сняли фильм «Процесс», остается в лагере. Огромная международная поддержка, внимание к его делу со стороны знаменитых людей не помогли. Я знаю, что вы продолжаете поддерживать с ним контакт…

Администрация колонии, в которой находится Сенцов, перестала передавать ему выпуски «Новой газеты»

​– Я встречался с Олегом две недели назад, он себя чувствует хорошо, восстановился после голодовки, по крайней мере вернулся к прежнему весу, очень много работает, разрабатывает сценарии, пишет роман, находится в постоянной переписке и по работе, и с друзьями, и с теми, с кем он познакомился, уже находясь в тюрьме. Надо сказать, что между «Новой газетой» и Олегом тоже есть связь, потому что это единственная российская газета, которую он выписывает, только этим людям он доверяет. «Новая газета» включилась в поддержку Олега во время голодовки. Они в каждом номере публиковали материалы, посвященные Олегу. Доходило до того, что администрация колонии, в которой находится Сенцов, перестала передавать ему выпуски «Новой газеты» или вырезали те статьи, которые посвящены Сенцову, чтобы он их не мог увидеть. После протестов, когда включился адвокат, ему все номера отдали, включая вырезанные статьи.

– Мы начали разговор с замечательной премьеры в Праге: полные залы, аншлаг, дискуссии. Можно ли представить такую премьеру в России? Мне недавно документалисты говорили, что снимают для «Артдокфеста», это единственный фестиваль, на котором показывают их фильмы, и дальше они исчезают, их можно посмотреть только в YouTube или на международных фестивалях. Это слишком пессимистичная точка зрения или так оно и есть?

​– На самом деле даже хуже. В прошлом году фильм про «Новую газету» удалось показать на «Артдокфесте», но только в формате онлайн-показа, потому что в очередной раз так изменилось законодательство о прокатных удостоверениях, что не было возможности показать фильм публично в кинотеатре, как это было с фильмом про Олега Сенцова «Процесс» в позапрошлом году. Так что все меняется в худшую сторону. Но сейчас говорят о том, что вроде бы снова пересматривают это законодательство, будет даже какое-то послабление, возможно, это даст возможность показать фильм нормально, если не в кинотеатре, то хотя бы в каких-то залах при организациях. Посмотрим. А так, да, остаются только YouTube и сети. Но здесь тоже есть свои преимущества: например, фильм «Дети 404», который мы с Павлом Лопаревым сняли в 2014 году, посмотрели уже под 200 тысяч человек и даже больше, потому что он разошелся по «ВКонтакте» и другим сетям. С одной стороны, нет возможности нормальных публичных показов и обсуждений, но, с другой стороны, есть пока еще интернет; надеюсь, он останется свободным в России.

Кадыров угрожает убийством журналистке «Новой газете»

Глава Чечни Рамзан Кадыров раскритиковал в социальных сетях «Новую газету» и журналиста Елену Милашину за публикацию о коронавирусе в Республике. Недвусмысленно в прямом эфире Telegram прозвучала и угроза убийством. Как на это реагируют в «Новой»?

Видеоматериал смотрите в программе «Вот так»:

«Надоело! Если вы хотите, чтобы мы совершили преступление и стали преступниками, то так и скажите! Один возьмет на себя этот груз ответственности и понесет по закону наказание. Посидит в тюрьме и выйдет! Ну не старайтесь из нас делать бандитов, убийц…», – так глава Чечни Рамзан Кадыров, обращаясь в российским властям и силовикам в прямом эфире своего инстаграма, отреагировал на публикацию в «Новой газета» о ситуации с коронавирусом в Чечне.

Статью написала журналист «Новой» Елена Милашина, неоднократно бывшая адресатом угроз со стороны Кадырова.

«Это очередная угроза убийством в адрес «Новой газеты» и меня лично за то, что мы делаем свою работу. Мы в очередной раз обратимся с заявлением о преступлении в Следственный комитет. Я без смеха не могу об этом говорить – за последние годы я написала десятки таких заявлений. И, скорее всего, нам ответят, что это было эмоциональное высказывание главы Чечни, и на этом все закончится», – говорит обозреватель «Новой газеты» Елена Милашина.

Угрозы в редакции «Новой» восприняли серьезно. На счету издания убитые журналисты, занимавшиеся чеченской темой – Анна Политковская и Наталья Эстемирова.

«Все равно будем продолжать то, что мы делаем, потому что в данной ситуации остановиться – еще хуже. Это значит, проявить слабость. Мы пишем о ситуации реальной в Чечне. И нас сложно остановить в этом», – оценивает обозреватель «Новой» Елена Милашина.

В статье авторства Милашиной говорится о неподготовленности Чечни к эпидемии коронавируса.

«Новая» пишет, что больницы не оснащены медтехникой и защитными средствами, врачи сами шьют маски и халаты. Более того – люди, изолированные властями в своих домах и селах, скрывают симптомы коронавируса», потому что Кадыров приравнял зараженных вирусом к террористам и призвал бороться с ними.

Сам же Кадыров проводит совещания, встречается с друзьями, молится в мечети и ездит по пустому Грозному на машине – это показывает местное телевидение.

Кадырова, по его словам, дважды в день тестируют на коронавирус. Массовых тестов населения в республике не проводится, пишет «Новая». Пресс-секретарь главы Чечни после публикации связался с редакцией и выразил несогласие. «Новая» предложила властям республики опубликовать свой ответ в газете. Вместо этого последовало обращение Кадырова, где он обвинил газету в травле.

«К Администрации президента обращаюсь, обратите на это внимание! Эй, господа из Федеральной службы безопасности, вы должны обеспечить безопасность! Эту газету вы курируете. Остановите этих нелюдей, которые пишут, провоцируют мой народ», – заявил Кадыров.

В «Новой» в ответ подчеркнули, что с глубоким уважением относятся к чеченскому народу. Газета делает это не впервые. А Елене Милашиной уже приходилось покидать Россию, опасаясь за свою безопасность после угроз Кадырова.

«Эпидемия, с одной стороны, ограничивает мою возможность уехать из России, а, с другой стороны, я надеюсь, что она ограничит возможности передвижения потенциальных назначенных киллеров – как это четко дал понять Кадыров», – с улыбкой говорит журналист Елена Милашина.

В феврале на Милашину напали в Грозном неизвестные люди, избив ее. Нападение до сих пор не расследовано, чеченские силовики отчитались, что свидетелей нет, а Рамзан Кадыров заявил, что и самого нападения не было.

Маша Макарова, Максим Гаранин belsat.eu

«Новая газета» опубликовала выдержки из показаний водителя убитых в ЦАР журналистов

https://www.znak.com/2018-08-17/novaya_gazeta_opublikovala_vyderzhki_iz_pokazaniy_voditelya_ubityh_v_car_zhurnalistov

2018.08.17

Редакция «Новой газеты» опубликовала некоторые выдержки из стенограммы показаний водителя Бьенвеню Ндувокамы, выжившего при убийстве российских журналистов Орхана Джемаля, Александра Расторгуева и Кирилла Радченко в ЦАР. Издание отмечает, что свои показания водитель дает в тот момент, когда находится под арестом местных властей. Показания водителя частично расходятся с обнародованными на сегодня данными о последних днях жизни журналистов.

Komsomolskaya Pravda/Global Look Press

Джемаль, Расторгуев и Радченко писали в редакционный чат, что прибыли в Касабланку в субботу, 28 июля, в 17 часов 26 минут. В это же время, если верить данным переписки журналистов, они встретились с водителем Ндувокамой и купили местные сим-карты. Чуть позже журналисты сообщали редакции, что водитель — «трудный случай», в том числе потому, что плохо говорит по-английски. Однако отказаться от его услуг Джемаль, Радченко и Расторгуев не могли, потому что найти водителя-переводчика не было возможности.

В воскресенье, 29 июля, журналисты отправились в Беренго, где, по их данным, находилась база российских военных инструкторов. Однако на территорию их не пустили, а вот Бьенвеню Ндувокама пройти смог, но договориться о проходе на базу россиян якобы не получилось. Больше Джемаль, Радченко и Расторгуев на связь в общий чат не выходили.

Интересно, что сам водитель говорит, что впервые встретился с российскими журналистами только 30 июля, то есть в понедельник. Эту версию косвенно подтверждают и данные расследования издания Palmares Centrafrique. Журналисты сообщают, что в Беренго съемочную группу возил таксист по имени Симеон Нгуекуду.

Здесь «Новая газета» отмечает, что стенограмму показаний водителя распространяет как раз-таки африканский редактор издания Palmares Centrafrique по имени Сен-Реджис Зоумири, предлагая купить ее и другие материалы за сумму от 500 до 1000 евро. К стенограмме также прилагается трехстраничный файл с подробностями расследования. Один из французских журналистов, работающих последние несколько месяцев в ЦАР, анонимно рассказал «Новой газете», что сам Сен-Реджис Зоумири — высокопоставленный сотрудник республиканской разведки и координирует информационные потоки в интересах своего правительства. «А поскольку правительство ЦАР последнее время дружит с Москвой, то можно понять, в чьих интересах занимается дезинформацией Зоумири. Впрочем, делает он это не очень профессионально, поэтому назвать его фейки качественными нельзя», — говорит французский журналист.

Его коллега, к слову, также пожелавший не называть свое имя, рассказал, что в ЦАР нет практически ни одного независимого профессионального медиа, все медиа выпускают заказные материалы, а редакционная политика даже проправительственного издания может измениться и стать оппозиционной в зависимости от того, сколько заказчик готов заплатить за материал. «Этим раньше пользовалась Франция. Но затем она утратила контроль над ЦАР, и на ее место неожиданно пришла Россия, проявляет интерес Китай. Они точно так же теперь подкупают и местных чиновников, и медиаресурсы», — делится французский журналист.

При этом в ЦУРе, с которым сотрудничали российские журналисты, отрицают версию о том, что Джемалю, Радченко и Расторгуеву удалось пообщаться с российскими военными.

В материалах редактора издания Palmares Centrafrique Зоумири также упоминается некий житель Банги (столицы ЦАР) по имени Эдгард. Якобы вместе с водителем Ндувокамой он должен был сопровождать Расторгуева, Джемаля и Радченко в поездке. В подтверждение своих данных авторы расследования приводят слова сотрудницы отеля «Националь», где останавливались россияне, некой Нади Терибо. По словам Зоумири, с ней россияне охотно делились своими планами и жаловались на неудачную попытку попасть к российским военным. Между тем в «Национале» «Новой газете» сообщили, что работница по имени Надя Терибо никогда не работала в отеле. А в редакции ЦУРа впервые слышат про «сопровождающего Эдгарда», напоминая, что фиксером россиян в поездке должен был выступать Мартин.

На просьбу «Новой газеты» прокомментировать эти противоречия редактор Palmares Centrafrique Зоумири неожиданно заявил, что Расторгуев, Джемаль и Радченко прибыли в ЦАР со шпионской миссией и были убиты другими русскими. «С момента прибытия россиян в ЦАР многое остается тайным», — сказал африканец.

По словам водителя россиян Ндувокамы, его пикап «Мицубиси» в день, когда были убиты Джемаль, Радченко и Расторгуев, остановили бойцы республиканской армии (FACA). В своих первых показаниях водитель говорил, что остановка на блокпосте в городе Сибю произошла около 18:00 (этими данными оперирует МИД РФ). Однако позже Ндувокама стал называть более позднее время — 20:45. По его словам, военные из FACA предостерегли россиян от поездки в Бамбари в вечернее время, посоветовав переночевать в Сибю.

В стенограмме водитель утверждает, что россияне согласились на ночевку, однако отправились на автобусную станцию, где долго говорили с кем-то по телефону на русском; далее, заявляет Ндувокама, они приказали ему заводить машину и ехать в поселение Декоа, находящееся в другой стороне от Бамбари; по дороге двое из них надели на головы «военные головные уборы» и достали пистолеты. «Тут я немного занервничал», — сообщает в стенограмме водитель.

В пути от Сибю водитель, если верить его показаниям, все время держался позади некоего другого автомобиля, поскольку не знал, как выехать из города. Затем пикап был остановлен пятью «вооруженными до зубов» людьми, а впереди идущая машина проследовала дальше. Люди с оружием приказали всем выйти из машины. Цвета кожи нападавших Ндувокама не называет.

«Сам я не был в месте совершения убийства. Убийцы отвели меня в сторону. Они связали мои руки и ноги. В рот засунули кляп, троих журналистов отвели в заросли кустов, в 150 метрах от того места, где оставили меня. Все это время на журналистах были военные головные уборы. С того места, где я находился, я слышал разговор между убийцами и журналистами. С определенного момента разговор шел на повышенных тонах, и тогда я услышал первый выстрел. Затем разговор возобновился. Через пять минут я услышал второй выстрел. Я думаю, что третий журналист не был застрелен, потому что рядом с его телом я видел нож. Весь разговор длился почти 25 минут. Потом они подошли ко мне и сильно избили. Я думал, что они убьют меня в первую очередь. Но думаю, что их главной мишенью был не я. Я получил травмы головы и левого глаза. Затем они забрали все, что было у журналистов. Камера, блокноты, деньги и другие вещи в сумках. Но не взяли оружие, которое было в машине», — говорил водитель.

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Убийства журналистов: » рейтинг безнаказанности»

опубликовано 21/04/2010 Последнее обновление 21/04/2010 11:54 GMT

Ежегодный «рейтинг безнаказанности» стран, где не раскрываются убийства журналистов. Первые 3 места в мрачном рейтинге у Ирака, Сомали и Филиппин. Россия – на 8 месте, между Непалом и Мексикой.

Международный комитет защиты журналистов опубликовал своей ежегодный рейтинг стран, где убийства журналистов остаются безнаказанными.

Первые два места занимают страны, где не прекращаются вооруженные конфликты, — это Ирак (там 88 нераскрытый убийств) и Сомали. На третьей позиции Филиппины — государство, которое причисляет себя к демократическим странам. В прошлом году Филиппины занимали шестое место. Подпортил статистику стране теракт, произошедший в 2009 году во время избирательной кампании на юге страны. В нем погибли сразу 30 журналистов.

В России за последний год возросло количество нераскрытых убийств работников СМИ, поэтому с 9 места Россия переместилась одну ступеньку выше. В списке она стоит между Непалом и Мексикой.

Международный комитет защиты журналистов напоминает о 3 убийствах, совершенных в России в 2009 году. 15 июля в Грозном была похищена и убита журналистка и правозащитница Наталья Эстемирова. 19 января 2009 в центре Москвы вместе с адвокатом и правозащитником Станиславом Маркеловым застрелена Анастасия Бабурова. Убитые были сотрудниками одного издания – «Новой газеты».

11 августа 2009 в Махачкале был застрелен дагестанский журналист Абдулмалик Ахмедилов, заместитель главного редактора газеты «Хакикат» (истина) и журнала «Согратль», выходящих на аварском языке.

По подсчетам Международного комитета защиты журналистов, с 1992 года в России было убито 52 журналиста (в этот список правозащитная организация включает только убийства, которые – со всеми основаниями – можно связывать с профессиональной деятельностью журналистов). С 2000 года в России не раскрыты убийства 18 работников СМИ, — сообщает Международный комитет защиты журналистов.

Комитет похвалил прогресс, достигнутый в Бразилии и Колумбии по снижению уровня насилия по отношению к журналистам.

Так называемый «индекс безнаказанности» комитета основан на процентном отношении числа нераскрытых убийств журналистов к численности населения страны.

По данным организации, в 90 % случаев жертвами становятся журналисты, работающие в местных средствах массовой информации, которые пишут на острые темы, как преступность, коррупция или национальная безопасность.

Убитые в ЦАР российские журналисты, ЧВК «Вагнер» и горнодобывающая компания Пригожина — звенья одной цепи | Криминал

Александр Расторгуев, Орхан Джемаль и Кирилл Радченко были убиты 30 июля 2018 года в Центральноафриканской республике (ЦАР) при расследовании деятельности «группы Вагнера» — вооруженного формирования, связанного с близким к Кремлю бизнесменом Евгением Пригожиным. Поездку журналистов в Африку финансировал Центр управления расследованиями — один из проектов «Открытой России». По версии властей ЦАР, убийство совершено «группой людей в тюрбанах, говорящих по-арабски». По версии российского МИД — «россияне подверглись нападению неизвестных лиц с целью ограбления и при попытке оказать сопротивление были убиты».

Представленные «Досье» документы показывают, что Расторгуев, Джемаль и Радченко с момента прилета в ЦАР были под контролем центральноафриканского жандарма, который вместе с еще двумя африканцами и тремя европейцами находился на месте убийства.

Жандарм координировал свои действия с сотрудниками структур Пригожина и контролировал водителя группы.

«Досье» смогло получить данные об использовании сотовой связи рядом причастных лиц, в том числе водителем «группы Джемаля», связанным с этим водителем сотрудником жандармерии, а также некоторыми российскими гражданами, включая «советника президента ЦАР по безопасности» Валерия Захарова. Стрингеры «Досье» взяли интервью у местных жителей, в том числе у военнослужащих. Кроме того, использованы документы, о путях получения которых в «Досье» говорить отказываются, ссылаясь на необходимость обеспечения безопасности источников.

Что было известно

Как уже отмечалось, экспедиция Александра Расторгуева, Орхана Джемаля и Кирилла Радченко в ЦАР была организована и финансировалась Центром управления расследованиями (ЦУР). В Африке поддержку и помощь группе должен был оказывать фиксер по имени Мартин — к нему главред ЦУРа Андрей Коняхин обратился по рекомендации военкора Федерального агентства новостей (ФАН) Кирилла Романовского, который представил Мартина как своего пусть и шапочного, но давнего знакомого, имеющего отношение к структурам ООН, знакомого с местной обстановкой.

С Мартином связь поддерживалась только текстовыми сообщениями в WhatsApp. Об этом Коняхина попросил Романовский, ссылаясь на плохое качество связи у Мартина.

Из-за переноса рейса авиакомпанией группа прилетела в Банги (столица ЦАР) 28 июля, на два дня раньше, чем планировалось. Мартин группу не встретил, написав, что он находится в Бамбари (город примерно в 300 км от Банги), но пришлет водителя по имени Бьенвеню. С водителем сразу связаться не удалось, журналисты добрались до отеля на такси. С Бьенвеню встретились вечером того же дня, предположительно, в соседнем кафе.

29 июля Расторгуев, Джемаль и Радченко с Бьенвеню посетили военную базу в Беренги, на которой должны были находиться «российские военные специалисты», но на базу их не пустила охрана.

30 июля группа, как следует из опубликованной переписки в мессенджере, предполагала отправиться в Бамбари — там находятся золотые прииски, охраняемые бойцами российской ЧВК, там же якобы находился и Мартин. Но из населенного пункта Сибю автомобиль с журналистам направился не на восток, в Бамбари, а на север — к Декоа. Выехали из Сибю в необычно позднее время — около 19 часов, в это время солнце уже зашло, а в темное время суток на местных дорогах небезопасно. Примерно в 20 км от Сибю автомобиль был остановлен.

Расторгуева, Джемаля и Радченко расстреляли из автоматов. Водителю Бьенвеню якобы удалось скрыться и добраться до ближайшей деревни.

Первые представители власти — группа военных из бурундийского контингента миссии ООН МИНУСКА — прибыли на место убийства около 6 часов утра 31 июля.

Официальное расследование

Результаты официального расследования практически отсутствуют. Власти ЦАР говорят о неких арабоговорящих «людях в тюрбанах», МИД России считает основной версию о нападении с целью ограбления.

Следственная группа СК России находилась в ЦАР трое суток, информации о результатах ее деятельности нет.

Достоверно известно, что причиной смерти троих журналистов стали выстрелы из огнестрельного оружия, использующего патрон образца 1943 года калибра 7,62 мм — такой патрон применяется в автоматах АК-47, АКМ и их многочисленных модификациях. Орхан Джемаль и Александр Расторгуев были убиты несколькими прицельными выстрелами. Кирилл Радченко, чье тело было обнаружено в нескольких метрах от тел Джемаля и Расторгуева, перед смертью был жестоко избит (данные судебно-медицинской и трасологической экспертиз имеются у «Новой газеты»).

Версия «Досье»

Основываясь на результатах своего расследования, в «Досье» считают доказанным, что группа журналистов ЦУРа находилась под контролем людей из структур Евгения Пригожина уже на стадии подготовки — с того момента, как за советом по организации поездки Андрей Коняхин обратился к Кириллу Романовскому — сотруднику ФАН (входит в «медиахолдинг Пригожина»). Напомним, Романовский предоставил контакт якобы своего знакомого по имени Мартин, который, предположительно, является полностью вымышленным персонажем (не установлено ни одного человека, кроме Романовского, который когда-либо видел Мартина или разговаривал с ним, неизвестны его фамилия, место работы, актуальные контакты, отсутствуют следы Мартина в социальных сетях).

По прибытии в ЦАР «Мартин» через мессенджер порекомендовал журналистам водителя по имени Бьенвеню, который, как полагает «Досье», являлся бывшим сотрудником и агентом местной жандармерии, находившимся постоянно на связи с жандармом по имени Эммануэль Котофио. В свою очередь, Котофио во время поездок журналистов постоянно находился в непосредственной близости от них, а 30 июля был на месте убийства в компании двух африканцев и трех европейцев — предположительно, наемников.

На основании данных оператора сотовой связи утверждается, что Котофио постоянно активно общался с находившимся в это время в ЦАР гражданином России Александром Сотовым. Из представленных документов можно сделать вывод, что

Сотов — это подчиненный и доверенный сотрудник Валерия Захарова, «советника президента ЦАР по безопасности», тесно связанного с бизнесом Евгения Пригожина.

Что известно о водителе

Бьенвеню Дувокама (Bienvenue Douvokama) был рекомендован группе «Мартином», это следует из опубликованной переписки «Мартина» с Родионом Чепелем — журналистом, оказывавшим помощь ЦУР в организации поездки.

Как установило «Досье» по данным сотового оператора, мобильный номер, с которого Бьенвеню связывался с группой журналистов (+23675378291), он начал использовать только 28 июля.

Полученные «Досье» данные о соединениях этого номера с другими абонентами показывают, что в период с 28 по 30 июля Бьенвеню чаще всего разговаривал с абонентом +236775717428, причем этот абонент постоянно находился неподалеку от Бьенвеню — биллинговая система фиксировала соединения с соседними вышками сотовой связи.

Номер +236775717428, как утверждает «Досье», зарегистрирован на гражданина ЦАР Эммануэля Котофио (Emmanuel Touaguende Kotofio) — сотрудника центральноафриканской жандармерии.

По данным «Досье», Бьенвеню Дувокама является бывшим служащим жандармерии, но источник этой информации не указан.

Как сообщало РИА «Новости» со ссылкой на посольство России в ЦАР, после убийства журналистов Бьенвеню был помещен в следственный изолятор, несмотря на статус свидетеля. «Досье» сомневается в истинности этой информации, так как, по данным мобильного оператора, смартфон, которым пользовался Бьенвеню, находится в сети и перемещается в пределах Банги.

По последним данным, Бьенвеню из-под стражи освобожден.

Что известно о жандарме Котофио

Ссылаясь на свои источники, «Досье» утверждает, что Котофио проходил переподготовку в суданском Ам Дафуке под руководством российских инструкторов и находится в постоянном контакте с россиянами, а после убийства журналистов получил повышение по службе.

Если данные о его переподготовке и получении нового чина нам не подтвердили, ссылаясь на обеспечение безопасности источников, то факт постоянного общения Котофио с гражданами России, имеющими непосредственное отношение к структурам Евгения Пригожина, доказываются документально — об этом ниже.

«Досье» утверждает, что жандарм Котофио находился на месте убийства журналистов, ссылаясь на показания центральноафриканских военных.

На выезде из Сибю в направлении Декоа установлен контрольно-пропускной пункт армии ЦАР (FACA). Как утверждает «Досье», двое стрингеров независимо друг от друга сумели поговорить с одним из военнослужащих, который нес службу на этом КПП вечером 30 июля. Боец им рассказал, что примерно за 20 минут до того, как из Сибю выехал автомобиль с журналистами (с Бьенвеню за рулем), через пост проехала машина, в которой было пять человек — двое африканских жандармов и трое европейцев. Все — в гражданской одежде. Стрингеры утверждают, что боец FACA в разговоре с ними рассказал, что узнал одного из жандармов — это был Эммануэль Котофио, которого он запомнил, так как ранее Котофио проводил с военными занятия по боевой подготовке. Якобы именно Котофио дал указание посту пропустить автомобиль с журналистами — обычно в темное время суток движение гражданского транспорта не допускается.

По утверждению «Досье», как до, так и после убийства Котофио постоянно связывался по мобильному телефону с неким Александром Сотовым, он звонил ему как с номера +236775717428, так и с другого зарегистрированного на него номера +236775337308.

Номера телефонов Сотова +236775742579 и +236775742582, по данным «Досье», были зарегистрированы по недействительному паспорту гражданина США Баррета Трэвиса Хаммонда (Barret Travis Hammond),

но расследователи, ссылаясь на собственные анонимные источники, утверждают, что точно установили принадлежность номера именно Сотову. В аккаунте мессенджера на один из номеров даже было установлено фото Сотова.

Что известно о Сотове

Известно, что Александр Сотов — петербуржец, судя по данным из социальных сетей, в прошлом сотрудник одной из силовых структур. На его странице в «Одноклассниках» есть фотография, очевидно, переснятая с документа периода начала двухтысячных годов, на которой молодой Сотов одет в форменный китель с погонами майора, видна часть оттиска печати красного цвета. Скорее всего, Сотов не был офицером Вооруженных сил или Внутренних войск МВД (на удостоверениях личности офицеров печать синего цвета) или спецслужб — и ФСБ, и СВР в тот период носили униформу с другими эмблемами и приборным цветом. Судя по просветам на погонах крапового цвета, общевойсковым эмблемам и красной печати, Сотов мог проходить службу в органах внутренних дел со специальным званием внутренней службы, либо в уголовно-исполнительной системе. Если верна информация «Досье», согласно которой Сотов был сослуживцем Валерия Захарова по оперативно-поисковому управлению (наружное наблюдение) петербургского полицейского главка, фото могло быть сделано и с так называемого «документа прикрытия».

По утверждению «Досье», в течение июля-августа 2018 года Валерий Захаров больше сотни раз связывался по телефонам с абонентскими номерами, зарегистрированными на Баррета Хаммонда (по мнению «Досье», телефоном пользовался Сотов).

По индивидуальному номеру телефонного аппарата (IMEI) было определено, что аппарат, которым 1–3 июля пользовался Сотов, с 28 июля использовался с SIM-картой, зарегистрированной на Захарова.

Связь Сотова и Захарова «Досье» подтверждает и тремя документами.

Первый документ — бланк «доверенности», заполненный от руки от имени «инструктора Сотова Александра Александровича личный номер М-5661» на получение зарплаты и премий указанным им лицом в Петербурге. В графе «Удостоверяется руководителем» имеется подпись с расшифровкой «В.Н. Захаров». Эта подпись схожа с подписью в паспорте «советника президента ЦАР» Валерия Николаевича Захарова. Заметим, что указанный в доверенности «личный номер» по формату совпадает с личными номерами сотрудников «группы Вагнера». Судя по порядковому номеру, Сотов мог присоединиться к организации примерно в 2017 году.

Второй документ — «Список инструкторов» из 16 фамилий. В кадре видны три графы: личный номер — фамилия, имя, отчество — должность. Формат личных номеров соответствует номерам «группы Вагнера».

Первым в списке с личным номером М-5658 числится Валерий Захаров в должности «руководитель группы инструкторов». Сотов — на десятой строчке, его должность указана как «инструктор по наружному наблюдению, контрнаблюдению, вербовке, агентурной работе».

Этот документ исполнен на компьютере и не имеет рукописных элементов, что затрудняет его верификацию, но «Новая газета» может документально подтвердить, что как минимум семеро указанных в нем мужчин проходили службу в «группе Вагнера» именно под указанными личными номерами, а еще один — состоял на руководящей должности в службе безопасности «Конкорда» Евгения Пригожина.

Третий документ — «Справка о ротации личного состава инструкторов по проекту «ЦАР» за период 01.08.2018 по 14.09.2018 года» подписан В.Н. Захаровым.

Что известно о Захарове

Валерий Николаевич Захаров в Центральноафриканской республике занимает пост «советника президента по безопасности». Известно, что в прошлом он служил в оперативно-поисковом управлении петербургской милиции, затем в Северо-Западной оперативной таможне. О его связях с Евгением Пригожиным до 2017 года слышно не было, возможно, он был привлечен к сотрудничеству в последнее время. Это косвенно подтверждается и «личным номером» Захарова, который упоминается в документах — М-5658. Номера пять тысяч и больше встречались у бойцов Вагнера, завербованных не ранее 2017 года. О сотрудничестве Захарова «со службой безопасности структур, работающих в интересах бизнесмена Евгения Пригожина», прямо указывается в отчете совместной группы РИА ФАН и «Фонтанки.ру», выезжавшей в ЦАР в августе 2018 года для расследования убийства журналистов.

Напомним, что в ЦАР работает горнодобывающая компания Lobaye Invest. До недавнего времени ее руководителем значился бывший петербургский оперативник Евгений Ходотов. По данным «Новой газеты», Ходотов имеет непосредственное отношение к структурам, связанным с Евгением Пригожиным. Так, осенью 2017 года в поездке из Петербурга в Москву его сопровождал командир 3-го штурмового отряда группы Вагнера с позывным «Ник» (полные данные и документальные доказательства работы «Ника» у Вагнера имеются в распоряжении «Новой»). Ходотов до июня 2018 года числился единственным собственником и руководителем петербургского ООО «М-Финанс», затем его на постах формального владельца и руководителя сменила Елена Кочина, о предпринимательском или менеджерском опыте которой до этого было неизвестно.

Как документально установило «Досье», Валерий Захаров имеет самое непосредственное отношение к «М-Финанс». Оказалось, что Захаров во время работы в Африке приобрел гражданство ЦАР, и для поездки в Россию в сентябре 2018 года по каким-то причинам решил воспользоваться центральноафриканским паспортом, запросив въездную визу в российском посольстве.

На вопрос визовой анкеты «В какое учреждение вы направляетесь?» Захаров написал — «М-Финанс», указав ИНН и адрес петербургской компании.

Журналисты были обречены?

«Досье» так считает потому, что никакого «Мартина», которого в качестве фиксера посоветовал журналистам Кирилл Романовский, найти не удается и непонятно, есть ли вообще такой человек.

«Досье» установило, что мобильный номер, по которому через WhatsApp связывались с «Мартином», был зарегистрирован 5 июля 2018 года по подложному документу на имя гражданки ФРГ. Этот номер был активен всего три дня — 5, 7 и 10 июля, и звонки с него совершались только в сервисный центр.

По данным биллинговой системы, имеющимся в распоряжении «Досье», телефонный аппарат все время фиксировался в Банги — даже в то время, когда «Мартин» утверждал, что он находится за 300 км в Бамбари.

Кирилл Романовский рассказал про обстоятельства своего знакомства с Мартином в интервью RT 9 августа. С Мартином, по его словам, он познакомился в 2006 или 2007 году в Берлине, потом потерял с ним связь. В совместном расследовании ФАН и «Фонтанки» уточняется, что при их знакомстве присутствовал некий африканец по имени Абу. С Мартином Романовский, по его словам, виделся еще дважды, в 2008 и 2013 годах, потом потерял его телефон. В июне случайно в Берлине встретил Абу и попросил передать свой контактный номер Мартину. Мартин с ним якобы связался в начале июля. Интересно, что единственное сообщение от «Мартина», скриншот которого предоставил Романовский, датируется как раз 10 июля — тем самым днем, когда он, по версии «Досье», записал номер Мартина в записную книжку своего устройства.

По мнению расследователей «Досье», Романовский не только является сотрудником РИА ФАН, по данным ряда журналистских расследований, контролируемого Евгением Пригожиным, но и пересекался с африканскими проектами петербургского предпринимателя.

В «Досье» утверждают, что на сайте была обнаружена фотография, на которой Романовский запечатлен в районе Бирао (город на севере ЦАР, в 45 км от границы с южным Суданом) 7 мая 2018 года. По данным «Досье», источник которых не указан, Романовский якобы прибыл в Бирао из суданского Ам Дафука с конвоем «М-Финанс» и провел там 17 дней.

Перед поездкой в Бирао, цели которой точно неизвестны, Романовского, по информации «Досье», якобы инструктировал Михаил Бурчик (включенный в санкционный список США по обвинению во вмешательстве в выборную президентскую кампанию как один из руководителей так называемой «фабрики троллей»), но источника этих данных «Досье» не предоставило, вновь сославшись на меры безопасности.

Об этой своей поездке Романовский публично никогда не упоминал.

«Новая газета» направила Кириллу Романовскому список вопросов, попросив прояснить ситуацию.

Почему убили журналистов

Возможно, кто-то предположил, что Джемаль, Радченко и Расторгуев могут доказать связь между Lobaye Invest, «ЧВК Вагнера» и Евгением Пригожиным в Африке. И такая возможность была: иногда случайный удачный кадр решает все. Например, один из стрингеров «Досье» прислал фотографию, на которой московский востоковед и африканист Евгений Копоть пожимает руку какому-то главе местной общины в ЦАР. Но интересны на фото не Копоть и не африканский чиновник.

Как следует из внутреннего финансового документа, полученного «Досье» (документ имеется в распоряжении «Новой газеты»), Дмитрий Сергеевич Сытый является учредителем Lobaye Invest.

На Петербургском международном экономическом форуме в 2018 году он даже попал на одно фото с президентом ЦАР Туадерой.

По информации «Новой газеты», Дмитрий Сытый путешествовал из Петербурга в Москву в компании Евгения Ходотова и командира отряда из группы Вагнера с позывным «Ник».

В условиях, когда советником по безопасности президента ЦАР является Валерий Захаров, а «гражданские инструктора» с личными номерами Вагнера обучают местную полицию и жандармерию,надеяться на независимое расследование в ЦАР было бы странно.

Кроме «Новой газеты», результаты расследования «Досье» переданы ведущим мировым СМИ. Если ответственные органы национальных или международных правоохранительных организаций заинтересуются материалами расследования, «Досье» готово поделиться информацией. В том числе той, которая осталась за рамками публикации.

<!— AddThis Button BEGIN —> <div> <a fb:like:layout=»button_count»></a> <a></a> <a g:plusone:size=»medium»></a> <a></a> </div> <script type=»text/javascript» src=»//s7.addthis.com/js/300/addthis_widget.js#pubid=54027941″></script> <!— AddThis Button END —>

смертельных новостей — Комитет защиты журналистов

Сотни журналистов были убиты за 15 лет, многие по приказу правительственных чиновников. Немногие дела когда-либо раскрываются. В осенне-зимнем выпуске журнала Dangerous Assignments

T он нанес удар по пустынной дороге к югу от Уагадугу, столицы Буркина-Фасо, в воскресенье декабря 1998 года, обстреляв джип с Норбертом. Зонго, его брат и двое товарищей.Бандиты подожгли автомобиль, чтобы скрыть свое преступление, но они не смогли стереть репутацию Зонго в западноафриканском государстве как бескомпромиссного редактора еженедельника L’Independant .

В глазах многих они также не могли скрыть, чьи руки были запятнаны убийствами — должностных лиц в правительстве президента Блэза Компаоре, которых Зонго безжалостно расследовал по обвинению в пытках и убийствах.

Зонго, чья смерть осталась безнаказанной восемь лет спустя, входит в число 580 журналистов, убитых за свою работу с 1992 года, когда CPJ начал вести подробный учет смертей.Новый анализ смертей журналистов во всем мире за 15 лет — самое обширное исследование подобного рода, когда-либо проводившееся — показывает, что большинство жертв были такими же, как Зонго, местными репортерами и редакторами, чья работа не соответствовала историям, создаваемым правительствами, армиями и политиками. оппозиционные группы. КЗЖ обнаружил, что более трех раз в месяц журналист был убит за свою работу.

Если популярное воображение предполагает, что журналистов обычно убивают ошибочной пулей или минометной бомбой на полях сражений, данные CPJ показывают, что большинство — семь из каждых 10 — становятся жертвами возмездия за свои репортажи и преследуются для убийства.Анализ CPJ показывает, что даже в зонах боевых действий убийство является основной причиной смерти.

Снова и снова считается, что за убийствами стоят те самые правительства, которые журналисты пытались проверить в своих репортажах. Согласно анализу КЗЖ, правительственные и военные чиновники подозреваются в планировании, заказе или совершении более четверти убийств журналистов за последние 15 лет. Военизированные группировки, связанные с правительственными силами безопасности в таких странах, как Колумбия и Руанда, подозреваются в еще восьми процентах убийств.

Но возмездие может прийти со всех сторон. В 24 процентах случаев убийства политических группировок, вооруженных и объединенных против правительства, подозревают в убийстве журналистов. Нигде это не является более очевидным, чем в Ираке, где, как полагают, повстанческие группы убили более 50 журналистов.

И, как и Зонго, подавляющее большинство журналистов во всем мире были убиты практически безнаказанно. По данным CPJ, около 85 процентов убийц журналистов за последние 15 лет не подверглись ни расследованию, ни судебному преследованию за свои преступления.Даже когда убийства были расследованы более тщательно и были вынесены обвинительные приговоры, организаторы были привлечены к ответственности всего в семи процентах случаев.

Репортеры печатных изданий столкнулись с более серьезным преследованием, чем любая другая категория журналистов, что составляет почти треть зарегистрированных смертей. Но в некоторых частях мира, зависящих от новостных трансляций, комментаторы радио, как на Филиппинах, и тележурналисты, как в Индии, несут тяжелое бремя. Независимо от средства массовой информации, журналистов, как правило, убивали не по назначению, а в их офисах, по дороге на работу или в своих домах.КЗЖ обнаружил, что девять из 10 убийств имели признаки преднамеренности, такие как тщательное планирование, группы нападавших и казни в бандитском стиле. Месть показала полный спектр человеческой жестокости: пистолет и винтовку чаще всего, но также нож, заминированный автомобиль и дубинку.

В четверти случаев убийцы были достаточно наглыми, чтобы угрожать жертвам перед тем, как убить их. Почти каждая пятая жертва также была похищена, захвачена живыми боевиками, преступниками, партизанами или правительственными войсками, а затем убита.Похищение и убийство репортера Wall Street Journal Дэниела Перла в начале 2002 года высветило это явление, которое продолжается в Ираке сегодня. В нескольких случаях, особенно в Алжире и Турции в 1990-х годах, журналисты просто «исчезали» после того, как были взяты под стражу государством.

Подобно убийству полицейского или прокурора, убийство журналиста угрожает обществу, подрывая одно из основных средств привлечения людей к ответственности. «Журналист — это голос своего сообщества», — сказал Педро Диас Ромеро, бывший прокурор по правам человека в генеральной прокуратуре Колумбии.«Убить журналиста — значит закрыть канал информации для общества. А после убийства одного журналиста вам может не понадобиться убивать другого, поскольку угрозы или акта физического запугивания может быть достаточно, чтобы послать сообщение всему сообществу в целом ».

S Пик истины к власти, мантра многих, кто зарабатывает на жизнь в прессе, несет в себе потенциал гнева и разочарования. Более одной из пяти жертв освещали политические события, и такое же количество специализировалось на разоблачении коррупции.Это были такие журналисты, как Дмитрий Холодов и Маник Саха.

Холодов, репортер-расследователь, отслеживающий обвинения в коррупции в российской армии, был убит в 1994 году, когда при открытии взорвался портфель с документами, которые он считал секретными. Саха, возможно, находился на расстоянии много миль и лет друг от друга, когда он был убит в 2004 году в Бангладеш, но он также был журналистом-расследователем, убитым взрывом, убитым, когда в его рикшу, когда он возвращался домой, была брошена бомба.Его преступление заключалось в слишком глубоком расследовании вымогательства и маоистских групп, и его смерть взяла на себя левая политическая организация.

Как и многие другие дела, расследование их смерти было отложено или полностью остановлено. Спустя почти десять лет после убийства Холодова российский военный трибунал оправдал военных, обвиняемых в преступлении. «Как будто нашего сына даже не существовало и его никто никогда не убивал», — сказала КЗЖ мать Холодова Зоя.

В Бангладеш судья прекратил дело против обвиняемых в убийстве Саха и приказал «провести повторное расследование».«Это их стратегия», — сказал Майнул Ислам Хан, представитель прессы Бангладешского центра журналистики и коммуникации в области развития. «Отложить как можно дольше, чтобы стремление к справедливости ослабло и люди, наконец, забыли о приговоре».

В то время как смерть Холодова и Саха приписывается правительствам и политическим группам, их дела удивительно похожи на дела сотен других журналистов, убитых с 1992 года. Дела закрываются без объяснения причин, доказательства игнорируются, а свидетели запугиваются или подвергаются нападениям.

Коллегам Орландо Сьерра Эрнандес этот последний факт хорошо известен. Заместитель редактора La Patria в Манисалесе, Колумбия, Сьерра, был дважды застрелен на главной улице, когда он и его дочь возвращались в редакцию после обеда в январе 2002 года. Сьерра давно исследовал коррупцию в la Coalición , политической клике. который управлял своей провинцией с абсолютной властью. В случае с Сьеррой киллер и двое других были осуждены и заключены в тюрьму, но показания и доказательства, указывающие на интеллектуальных авторов, ни к чему не привели.Судья и, по крайней мере, два прокурора умоляли следователей проверить заявления свидетелей о том, что местный политик заказал убийство. С тех пор трое из этих свидетелей были убиты, но политика до сих пор официально не допрошена следователями.

«Было бы стыдно для судебной системы Колумбии, если бы это дело превратилось в еще одно дело, закрытое только с материальными авторами в тюрьме, когда все, что связано с этим убийством — систематическое исчезновение улик и источников, исчезновение или убийство ключевых свидетелей — указывает на влиятельных местных политических деятелей. интересов, стоящих за преступлением », — сказал Энрике Сантос, редактор Боготы El Tiempo , который тщательно расследовал это дело.

Убийства многое говорят о приверженности страны верховенству закона. В тех немногих случаях, когда правосудие восторжествовало, полиция, адвокаты и общественные лидеры объединились, чтобы осудить убийства и привлечь к ответственности убийц в полной мере. В 1996 году в результате убийства ирландского репортера Вероники Герин, почти народной героини из-за ее новаторских расследований преступного мира Дублина, общественный резонанс привел к задержанию трех криминальных лидеров, которые, как утверждается, заказали убийство.

Убийство Герена было одним из «решающих моментов в дебатах о правопорядке в Ирландии», — сказал Ян О’Доннелл, профессор криминологии Дублинского университета.«Умышленное убийство журналиста показало, что преступные группировки считали, что могут действовать безнаказанно». Правительство Ирландии создало специализированное правоохранительное бюро, занимающееся арестом активов преступников, которое полагается на отслеживание налоговых отчетов — тот же метод расследования, которого придерживалась сама Герен.

Механизмы ведения боевых действий — мины, артиллерия, шрапнель, ружейный огонь — с 1992 года унесли жизни 107 журналистов, в результате чего перекрестный огонь во время боевых действий стал второй по значимости причиной гибели журналистов.Это арена боевых действий, на которую бросается большинство иностранных корреспондентов, а также там, где их чаще всего убивают. Из 89 иностранных корреспондентов, убитых с 1992 года, 49 погибли в результате перестрелок.

Майкл Келли, редактор Atlantic Monthly и обозреватель газеты Washington Post , был первым американским журналистом, убитым в Ираке. Он был прикован к войскам США, когда в апреле 2003 года «Хаммер», на котором он ехал на окраине Багдада, свернул в канал, пытаясь избежать вражеского огня.

Но смерть Келли, наступившая менее чем через месяц после начала войны, стала исключением для Ирака. Более половины погибших журналистов были убийствами, и большинство жертв были иракцами. Распространены такие случаи, как Надя Насрат, ведущая телеканала Diyala TV, спонсируемого Коалицией, которая была убита в 2004 году, когда повстанцы напали на автобус, в котором находились сотрудники станции. Журналисты, связанные с США или другими западными организациями, были в центре внимания в первые два года войны.Некоторые источники КЗЖ предполагают, что по мере нарастания межрелигиозного насилия журналисты также подвергались преследованиям из-за реальной или предполагаемой сектантской принадлежности их новостных организаций.

Как показал анализ КЗЖ, журналисты в зонах конфликтов часто становятся объектами преследований из-за их предполагаемой принадлежности. В ходе исламистской борьбы в Алжире в начале 1990-х годов и вспышки фундаментализма в Турции в 1992 году политические группы объявили врагами СМИ, которые представляли светские ценности. Во время геноцида в Руанде журналисты подвергались преследованиям независимо от этнической принадлежности за то, что их считали сторонниками мира и политической реформы.Убийство остается практически безнаказанным в странах, охваченных конфликтами, где полиция и судебная система, как правило, не работают.

Параметры смертей, связанных с боевыми действиями, отличаются от тех, когда журналисты погибают в результате обстрелов, снайперов, воздушных атак или других военных действий. Хотя журналисты не обязательно становятся жертвами в этих случаях, CPJ обнаружил, что их смерти часто можно было избежать, если бы надлежащим образом соблюдались собственные правила ведения боевых действий в армии. Ответственность во многих из этих случаев неясна, в основном потому, что убийства редко становятся предметом тщательного или беспристрастного расследования.

В Ираке, например, анализ CPJ не обнаружил доказательств того, что силы США преднамеренно преследовали кого-либо из 14 журналистов, убитых их солдатами, но он также обнаружил, что американские военные не смогли полностью расследовать убийства.

Этот образец был воспроизведен во всем мире. КЗЖ обнаружил 22 случая, когда родственники или коллеги требовали расследования смертей журналистов, связанных с боевыми действиями. В 14 из этих случаев либо не было предпринято никаких действий, либо результаты не были обнародованы. Расследование оправдало солдат по восьми другим делам.

Возьмем случай с Джеймсом Миллером, британским режиссером-документалистом, выстрелившим в шею офицером Армии обороны Израиля в секторе Газа в мае 2003 года. Члены экипажа, которые только что завершили съемочный день, сказали, что на них были куртки и шлемы. с надписью «TV» и держали в руках белый флаг, освещенный фонариком. Официальные лица Израиля отказались возбудить уголовное дело или принять дисциплинарные меры, хотя они признали, что офицер нарушил военные правила ведения боевых действий, и предоставили противоречивые отчеты о своих действиях.

«Семья Джеймса глубоко разочарована и разочарована тем, что за более чем три года после его убийства израильтяне так и не провели надлежащего, открытого и прозрачного расследования его смерти», — сказала Лиз Сич, друг семьи Миллера и официальный представитель. .

J смертей журналистов обычно резко возрастает во время войны, примерно с 26 лет без серьезных конфликтов до примерно 46 лет в годы серьезных войн. Некоторые из самых смертоносных стран для журналистов — например, Ирак, Алжир, Колумбия и Босния — отражают войны, которые поставили под угрозу всех граждан.

Но CPJ также обнаружил, что к худшим странам относятся Россия и Филиппины, где война не была ведущим фактором. В этих странах систематические недостатки в расследованиях и институциональные усилия по замалчиванию проблемы способствовали нанесению ущерба, создавая атмосферу безнаказанности.

На Филиппинах, где более 80 процентов населения получают новости по радио, комментаторы составляют большинство жертв, а чиновники местных органов власти — основную массу подозреваемых.Но редкие дела, которые доходят до суда, отвлекаются, потому что свидетелей убивают, угрожают или принуждают к делу, а коррумпированные местные полицейские и судебные чиновники почти не вмешиваются.

Марлен Гарсия-Эсперат, уважаемая филиппинская телеведущая и обозреватель, чье послание против взяточничества вызвало гнев местных властей, была застреленна в своем доме в Такуронге на глазах у испуганной семьи в пасхальные выходные в 2005 году. в суд только для того, чтобы судья отклонил обвинительные заключения против двух высокопоставленных чиновников.Свидетели говорят, что им угрожают, и дело приостановлено.

В России распространение капитализма и частных инвестиций способствовало коррупции в бизнесе, а также появлению целого ряда журналистов, жаждущих исследовать связи между деньгами, преступностью и политикой. Последовавшие за этим ответные меры распространились даже на высокопоставленных руководителей новостных агентств.

Тем не менее, российские власти закрывают глаза на связанные с работой мотивы смерти журналистов. КЗЖ установил, что по крайней мере в четырех случаях с 2000 года российские власти классифицировали убийства журналистов как «уличные преступления», несмотря на убедительные доказательства, связанные с работой.Эдуарду Маркевичу, издателю газеты из Уральских гор, угрожали и посадили в тюрьму за освещение в его газете, но когда в октябре 2002 года его застрелили возле своего дома, друзья говорят, что практически не было никаких признаков того, что следователи принимали во внимание профессиональные мотивы.

«Прокуратура сознательно проигнорировала журналистику как мотив, потому что Эдуард Маркевич активно критиковал местных властей», — сказала КЗЖ подруга семьи Мария Истомина. Жена Маркевича и соиздатель закрыли газету через несколько месяцев после убийства, когда в ее окно бросили гантель и кто-то попытался поджечь ее дом.Дело об убийстве было закрыто без арестов.

Если жертвы и обстоятельства различаются в России и на Филиппинах, у властей двух стран есть одна общая черта: они быстро считают дело «раскрытым».

В обеих странах дела считаются раскрытыми, если подозреваемый установлен и приняты какие-то судебные меры — даже при отсутствии обвинительного приговора. «Мой многолетний опыт общения с представителями международных организаций, в том числе защищающих права журналистов, показывает, что они не всегда понимают многие нормы Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», — пресс-секретарь генерального прокурора России Наталья Вишнякова. , — сообщил CPJ в письме 2005 года.

«Для нас, — сказал полковник Фредерик Оконер из филиппинской национальной полиции, — мы говорим, что дело решено, когда мы установили подозреваемого и подали иск в суд». Национальные силы заявили, что считают около половины убийств филиппинских журналистов раскрытыми, хотя анализ КЗЖ показал, что уровень безнаказанности в стране превышает 90 процентов. CPJ считает дело раскрытым и справедливость восторжествовала только тогда, когда заказчики убийства арестованы и привлечены к ответственности. Если убийцы признаны виновными и будет достигнут прогресс в выявлении вдохновителей, CPJ считает, что справедливость частично восторжествовала.

В целом база данных CPJ включает только те дела, в которых имеется достаточная уверенность в том, что смерть была напрямую связана с работой журналиста. КЗЖ продолжает отслеживать — но не включает в эту базу данных — еще 216 смертей журналистов, обстоятельства которых не ясны. CPJ также не включает в свою базу данных журналистов, погибших в результате несчастных случаев, таких как автомобильные или авиакатастрофы, если только авария не была вызвана враждебными действиями. Другие организации печати, использующие другие критерии, указывают на большее количество смертей, чем CPJ.

Опасные задания, такие как освещение беспорядков в быту, составляют 10 процентов всех смертей журналистов и составляют третью основную причину смерти. Такие случаи наиболее распространены в Африке и Латинской Америке, где протестующие часто сталкиваются с полицией и вооруженными силами на улицах, а журналисты оказываются в центре.

Фотографы, которым необходимо расположиться ближе к месту действия, подвергаются особому риску в таких ситуациях. Одним из примеров является Кен Остербрук, главный фотограф йоханнесбургской The Star , попавший под перекрестный огонь во время борьбы между протестующими и полицией накануне исторических выборов 1994 года в Южной Африке.Из-за своей готовности продолжить эту историю Остербрук не дожил до избрания Манделы 11 дней спустя.

P Фотосъемка протеста и репортаж о войне несут с собой неотъемлемые опасности. Тем не менее, в отдельных случаях можно привлечь к ответственности и привлечь к ответственности, и эти действия, в свою очередь, могут помочь снизить общий уровень смертности.

Мобилизация местного и международного общественного мнения имела решающее значение в тех случаях, когда действительно был достигнут прогресс, считает КЗЖ. Украинка Мирослава Гонгадзе возглавила международную кампанию по привлечению внимания к политически мотивированному убийству в 2000 году ее мужа, Георгия Гонгадзе, редактора новостного веб-сайта Украинская правда .Ее усилия пролили свет на десятилетие коррумпированного авторитарного правления, которое в конечном итоге породило оранжевую революцию, свергнувшую президента Леонида Кучму. При новом президенте Викторе Ющенко в убийстве были предъявлены обвинения трем бывшим сотрудникам милиции.

В других случаях, как выяснил CPJ, журналисты продолжали исследовать основную новость, которая вызвала смертельный ответ — эффективно подрывая логику убийства журналиста для аннулирования статьи. В Аргентине Хосе Луис Кабесас был похищен и убит в 1997 году после того, как сфотографировал затворнического бизнес-магната и известного вора в законе мафии Альфредо Ябрана.Если намерение состояло в том, чтобы не допустить Ябрана в газету, эффект был противоположным: аргентинские репортеры начали копать глубже, разоблачая возлюбленные правительственные сделки, которые обогатили Ябрана. В конечном итоге по делу были осуждены начальник полиции и еще семь человек. Ябран, занимавшийся расследованиями, покончил жизнь самоубийством.

Сохранение профессиональной дистанции от политиков и ньюсмейкеров может создать более безопасный климат для журналистов. В таких местах, как Бразилия и Филиппины, местные журналисты сказали CPJ, что их собственные коллеги увеличивают риск, отказываясь от профессиональных стандартов.Например, филиппинские журналисты ссылаются на «блочное» вещание, при котором комментаторы арендуют эфирное время и запрашивают собственных спонсоров, как ведущую к сомнительной практике, такой как «журналистика AC / DC» или «Атакуйте, собирайте». Защищайся, собирай ». По словам журналистов, некоторые блок-таймеры атакуют и защищают репутацию в зависимости от того, какой из политиков платит им в данный момент.

Война всегда будет опасной, но информирование вооруженных сил о правах журналистов в зонах конфликтов может сделать ее более безопасной.В 2005 году КЗЖ и Хьюман Райтс Вотч призвали министра обороны США Дональда Рамсфелда предпринять основные шаги по повышению безопасности на военных контрольно-пропускных пунктах в Ираке. Рекомендации, многие из которых были поддержаны рядовыми военными, призывали к использованию несмертельных мер, таких как полосы с шипами, для вывода из строя транспортных средств; использование международных символов для предупреждения водителей; и использование сирен и сигнальных огней. Военные должны быть готовы расследовать убийства журналистов, даже если они неумышленные.

Также важно усвоить уроки.Послевоенные расследования и «комиссии по установлению истины» должны включать расследования смертей журналистов. Хотя таких расследований было очень мало, те, что были предприняты, дали убедительные результаты. Комиссия Организации Объединенных Наций по установлению истины в Сальвадоре, которая расследовала нарушения прав человека сальвадорских граждан во время 12-летней гражданской войны в стране, также расследовала случаи, когда журналисты попадали под перекрестный огонь. В случае с четырьмя голландскими журналистами, убитыми в засаде 1982 года, комиссия замешала командующего армией, который планировал рейд, и судью Верховного суда, который помог его скрыть.

N Орберт Зонго не намеревался становиться мучеником, но его убийство воодушевило нацию, которая пресытилась политическими убийствами и официальной жестокостью. Беспрецедентная волна демонстраций, продолжавшаяся более 18 месяцев, подтолкнула правительство к проведению демократических реформ и побудила президента Компаоре принести чрезвычайные публичные извинения в 2001 году, в которых он выразил «глубокое сожаление в связи с пытками, преступлениями, несправедливостью, издевательствами и другими проступками», совершенными штат.

И все же справедливость недостижима.В июле были сняты обвинения с единственного человека, которому когда-либо было предъявлено обвинение в убийстве Зонго, бывшего офицера президентской гвардии. Официальные лица Буркинабе почти умолчали о том, что вообще может произойти по этому делу. Говорят, подожди. Они объясняют, что на это нужно время.

Так сказали родителям Дмитрия Холодова в России, и они все еще ждут. В Колумбии коллегам Орландо Сьерры тоже приказывают подождать. Власти заявляют, что когда придет время, местных политиков спросят об их роли в наглом убийстве, совершенном дневным светом.

Норберт Зонго в своей работе показал пример. Он видел проступки в правительстве, которое должно было поступать правильно со своими гражданами. Он смотрел туда, куда другие отводили взгляд, и за это его застрелили, подожгли, а его тело и тела его товарищей оставили в виде обломков на пыльном, почти забытом ландшафте. Наследие Норберта Зонго велико, но неполно.

Консультант CPJ Мэтью Хансен составил базу данных о гибели журналистов за 15 лет.

С сообщением Тидиан Си из Уагадугу, Буркина-Фасо, Шон В.Криспин в Бангкоке, Хайди Хугербетс и Борха Бергарече в Нью-Йорке и Фрэнк Смит в Вашингтоне.

В 2020 году убито 50 журналистов: сторожевой пес

Дата выдачи: Изменено:

Париж (AFP)

Пятьдесят журналистов и работников СМИ были убиты в связи с их работой в 2020 году, большинство в странах, которые не находятся в состоянии войны, сообщили во вторник «Репортеры без границ» (RSF).

Цифра показывает рост числа нападений на репортеров, расследующих организованную преступность, коррупцию или экологические проблемы, сказал наблюдательный орган.

В нем освещены убийства в Мексике, Индии и Пакистане.

Восемьдесят четыре процента убитых в этом году были «умышленно выбраны» за свою работу, говорится в годовом отчете RSF, по сравнению с 63 процентами в 2019 году.

«Вот уже несколько лет, как« Репортеры без границ »отмечают, что журналисты-расследователи действительно находятся под прицелом государств или картелей », — сказала главный редактор RSF Полин Адес-Мевел.

Мексика была самой смертоносной страной, в которой погибли восемь человек. «Связи между торговцами наркотиками и политиками сохраняются, и журналисты, которые осмеливаются освещать эти или связанные с ними вопросы, по-прежнему становятся жертвами варварских убийств», — говорится в сообщении.

Ни одно из убийств в Мексике до сих пор не было наказано, добавил RSF, который собирал годовые данные о насилии в отношении журналистов во всем мире с 1995 года. нападения на работников СМИ в последние месяцы, несмотря на то, что мирные переговоры между правительством и Талибаном продолжаются.

RSF также обратила внимание на дело иранского оппозиционера Рухоллы Зама, который вел популярный канал в социальных сетях, сплотивший противников режима, и казненного в декабре.

Его казнь «подтверждает репутацию Ирана как страны, которая официально убила больше всего журналистов за последние полвека», — говорится в сообщении.

— Covid информаторы —

Эйдс-Mevel сказал RSF также отметил «развивающиеся» тенденцию насилия в отношении работников СМИ, освещающих протесты, в частности, в Соединенных Штатах после убийства Джорджа Floyd, и во Франции против спорного нового закона безопасности .

Общее количество журналистов, убитых в 2020 году, было ниже, чем 53, зарегистрированных в 2019 году, хотя RSF сообщает, что в этом году на местах работало меньше журналистов из-за пандемии Covid-19.

В первой части отчета, опубликованного в этом месяце, RSF заявила, что обеспокоена тем, что меры, введенные правительствами для борьбы с пандемией, способствовали «значительному пику нарушений свободы прессы».

Он перечислил 387 заключенных в тюрьму журналистов, что назвал «исторически высоким числом».

По его словам, четырнадцать из них были арестованы в связи с освещением кризиса с коронавирусом.

В понедельник гражданин Китая журналист Чжан Чжань, который отправлял депеши из Ухани во время хаотических начальных этапов вспышки, был приговорен к четырем годам тюремного заключения за «затевание ссор и провоцирование неприятностей».

Китайские власти наказали восемь разоблачителей вирусов, сдерживая критику реакции правительства на вспышку.

© 2020 AFP

Убийство журналистов удвоится в 2020 году, заявляет Группа свободы прессы | Голос Америки

ВАШИНГТОН — Число журналистов, убитых за свою работу, удвоилось в 2020 году, поскольку преступные группировки и группы боевиков пытались заставить замолчать репортажи с применением насилия, говорится в новом отчете.

По меньшей мере 30 журналистов были убиты в период с 1 января по 15 декабря, в том числе 21 был убит — по сравнению с 10 в 2019 году — и другие, которые были убиты под перекрестным огнем или во время выполнения заданий, сообщает организация по защите свободы прессы Комитет по защите Журналисты (CPJ) найдены.

Мексика была самой смертоносной страной, за ней следовали Сирия, Афганистан и Филиппины. Цифры не включают убийство в понедельник известного афганского журналиста в восточной провинции Газни.

ФАЙЛ — Афганский журналист Рахматулла Никзад позирует фотографу в Кабуле, 29 июля 2019 года. Он был убит 21 декабря 2020 года.

Рахматулла Никзад, который был главой местного союза прессы, стал пятым журналистом, убитым в Афганистане в последние два месяца. В результате нападений погиб также репортер афганской службы Радио Свободная Европа / Радио Свобода Элиас Дайи.

По данным CPJ,

картелей, преступных групп и боевиков в демократических, но жестоких странах стали причиной удвоения убийств в 2020 году.

Две из самых смертоносных стран — Мексика и Филиппины — имеют механизмы защиты, которые должны повысить безопасность журналистов.

Неспособность обеспечить судебное преследование за убийства журналистов усугубляет проблему, сказала Кортни Радш, директор по защите правозащитных организаций CPJ.

«Обычно никто не привлекается к ответственности, и многие из этих убийств не проводят серьезных расследований», — сказал Радш. «Это просто сигнал, что репортеры — расходный материал, и вам не о чем беспокоиться, потому что никто не собирается привлекать вас к ответственности.”

Международная федерация журналистов (IFJ), которая также документирует убийства в СМИ, заявила, что Мексика и Филиппины неизменно возглавляют список самых опасных стран для журналистов. С 1990 года было убито 2658 журналистов: 175 в Мексике и 159 на Филиппинах, сообщает IFJ, которое использует другую методологию для отслеживания смертей.

Сопредседатели Конгресса по вопросам свободы прессы — демократ Адам Шифф из Калифорнии и республиканец Стив Шабо из Огайо — заявили, что они «глубоко обеспокоены» опубликованной 11 декабря «Белой книгой по глобальной журналистике» IFJ, в которой рассматривались три десятилетия. данных.

«Свобода СМИ имеет решающее значение для обеспечения подотчетности правительств перед своими гражданами», — говорится в совместном заявлении конгрессменов.

Насилие картеля

В Мексике по меньшей мере четыре журналиста стали жертвами убийства в 2020 году. Еще один журналист был застрелен во время репортажа с места преступления. CPJ расследует, была ли журналистика мотивом в четырех других случаях.

Двое из убитых в 2020 году были зарегистрированы в Федеральном механизме защиты правозащитников и журналистов — программе, предусматривающей меры безопасности для журналистов, находящихся под угрозой.Погибли и их телохранители.

Раш сказал, что этот механизм неэффективен и что насилие против прессы привело к «повальной» безнаказанности. Ситуация наиболее опасна для репортеров, освещающих полицию, насилие, связанное с наркотиками, и преступность.

Эрнест Сагага, глава отдела прав человека и безопасности IFJ, согласился.

«Нет политической воли преследовать тех людей, которые угрожают и фактически убивают журналистов. Недостаточно иметь механизмы. Очень важно преследовать тех, кто угрожает », — сказал Сагага.

Картельные группы и наркобароны в Мексике стоят за «господством террора и насилия», сказал Сагага, но не только они виноваты в сговоре между этими организованными группами и полицией.

Хотя Мексика открыла официальную прокуратуру, расследующую преступления против прессы, у них нет достаточного финансирования для выполнения своей работы, сказал Сагага.

Посольство Мексики в Вашингтоне, округ Колумбия, не ответило на запрос «Голос Америки» о комментариях.

Президент Мексики Андрес Мануэль Лопес Обрадор пообещал положить конец насилию, вступив в должность в 2018 году. Некоторый прогресс в обеспечении правосудия был достигнут в 2020 году, включая арест подозреваемого в убийстве в 2017 году репортера La Jornada Мирославы Бреач Велдуча. Но таких событий недостаточно, и они не носят системного характера, сказал Радш из CPJ.

Сигнал охлаждения

На Филиппинах, где, по данным CPJ, по меньшей мере три журналиста были убиты в отместку за свою работу в 2020 году, также действуют системы повышения безопасности.Президентская целевая группа по безопасности СМИ была создана четыре года назад для расследования убийств в СМИ.

Но «необходимо быстрое, тщательное и независимое расследование подобных убийств», — сказал Радш.

Безнаказанность убийств журналистов не только подтверждает попытки заставить прессу замолчать, но и посылает репортерам пугающий сигнал, который может длиться годами, сказала она.

«Одно-единственное убийство может в течение многих лет сильно повлиять на то, как репортеры выполняют свою работу», — сказал Радш.«Их также очень не хватает их общинам и их семьям».

Сагага IFJ гласит, что когда журналистов заставляют замолчать, все общество упускает из виду.

ФАЙЛ — Люди держат плакаты с изображением убитого саудовского журналиста Джамаля Хашогги возле консульства Саудовской Аравии в Стамбуле в ознаменование двухлетней годовщины его смерти, 2 октября 2020 г.

«Нам нужны люди, которые будут достаточно смелыми, чтобы продолжать разоблачать коррупцию, разоблачение преступления », — сказал он.

U.Законодатели США представили законопроект, согласно которому страны, нарушающие права журналистов, будут привлечены к ответственности посредством санкций и ограничений на иностранную помощь.

Закон Джамаля Хашогги об ответственности за свободу прессы был назван в честь саудовского журналиста и обозревателя Washington Post Хашогги, убитого в консульстве Саудовской Аравии в Стамбуле.

«Мы должны гарантировать, что журналисты в Соединенных Штатах и ​​во всем мире могут выполнять свою работу, не опасаясь причинения вреда», — сказал Сен.Эми Клобучар из Миннесоты, которая предложила законопроект вместе со своим коллегой-демократом сенатором Патриком Лихи из Вермонта. «Недопустимо подавлять, заключать в тюрьму и жестоко преследовать прессу, и Закон Джамаля Хашогги гарантирует, что Соединенные Штаты привлекут к ответственности иностранные правительства, которые пытаются сделать это».

Убито

журналистов: последние новости, фотографии, видео об убийстве журналиста

  • Новости Индии | Написал Алок Пандей, отредактировал Хариш Пулланур | Вторник 1 декабря 2020 г.

    Полиция Уттар-Прадеша арестовала троих мужчин, в том числе сына деревни Прадхан, за убийство 37-летнего журналиста и его друга в районе Балрампур, всего в 160 километрах от столицы штата Лакхнау на прошлой неделе.

  • Новости Индии | Пресс-трест Индии | Вторник 1 декабря 2020 г.

    В понедельник полиция сообщила, что трое человек были арестованы в связи с убийством 35-летнего журналиста и его друга.

  • Города | АНИ | Воскресенье, 29 ноября 2020 г.

    Журналист был убит вместе с другим мужчиной, когда в субботу вечером в деревне Балрампур штата Уттар-Прадеш был подожжен дом, в котором они остановились.

  • Новости Индии | АНИ | Вторник, 25 августа 2020 г.

    Генеральный секретарь Конгресса Приянка Ганди Вадра во вторник раскритиковал правительство Уттар-Прадеша за его отношение к безопасности и свободе журналистов.

  • Новости Индии | Пресс-трест Индии | Четверг 23 июля, 2020

    Глава BSP Маявати в среду заявил, что «преступный вирус», распространяемый преступниками, более активен, чем коронавирус в Уттар-Прадеше.

  • Новости Индии | Пресс-трест Индии | Среда 22 июля, 2020

    Лидер Конгресса Рахул Ганди сегодня обрушился на правительство БДП в Уттар-Прадеше по поводу убийства журналиста и сказал, что людям обещали «Рам Радж», но взамен получили «Гундарадж».

  • Новости Индии | Пресс-трест Индии | Пятница 26 июня, 2020

    Национальная комиссия по правам человека в пятницу направила уведомление правительству Уттар-Прадеша и начальнику полиции штата в связи с убийством журналиста на прошлой неделе в районе Уннао из-за его предполагаемого освещения песчаной мафии, сказал высокопоставленный чиновник.

  • Мировые новости | Пресс-трест Индии | Среда 10 июня 2020 г.

    Один из высокопоставленных полицейских заявил в среду, что жестокий пакистанский террорист из Талибана, стоявший за похищением и убийством канадской журналистки Хадиджи Абдул Кахар, известной как Беверли Гисбрехт, до того, как она обратилась в ислам, был убит.

  • Мировые новости | Агентство Франс-Пресс | Суббота 30 мая, 2020

    Придорожная бомба убила журналиста и водителя после удара по минивэну, перевозившему сотрудников частного афганского телеканала в Кабуле в субботу, в результате чего погибли журналист и водитель, сообщили директор службы новостей сети и официальные лица.

  • Города | Пресс-трест Индии | Пятница Февраль 21, 2020

    Через пять дней после того, как активист Конгресса и журналист были убиты в Odisha’s Cuttack, полиция в четверг заявила, что раскрыла дело, арестовав в этой связи двух человек.

  • Города | Пресс-трест Индии | Четверг 10 октября, 2019

    Неизвестные люди убили 55-летнего журналиста, перерезав ему горло, недалеко от деревни Дубули в районе Кушинагар в четверг утром, сообщила полиция.

  • Керала Новости | Пресс-трест Индии | Среда 14 августа 2019

    Кабинет министров штата Керала сегодня принял решение предоставить государственную должность жене одного из ведущих журналистов, которая на прошлой неделе была убита в результате удара автомобилем, которым управлял сотрудник МАС Шрирам Векитараман.

  • Мировые новости | Рейтер | Суббота, 20 апреля, 2019

    Через год после переезда в Лондондерри знаменитая молодая журналистка из Северной Ирландии Лира Макки написала о том, как она с нетерпением ждала «впереди лучших времен и прощалась с бомбами и пулями раз и навсегда».

  • Мировые новости | Агентство Франс-Пресс | Среда, 19 декабря 2018 г.

    Журналисты столкнулись с растущей опасностью стать жертвами убийств за свою работу в 2018 году, несмотря на то, что риски, связанные с войной и конфликтом, снизились, заявил в среду наблюдатель за СМИ.

  • Мировые новости | Рейтер | Пятница 26 октября 2018

    Невеста убитого саудовского журналиста Джамаля Хашогги заявила в пятницу, что, по его мнению, власти Саудовской Аравии не будут допрашивать или арестовывать его в Турции, хотя он обеспокоен, что напряженность может возникнуть, когда он посетит консульство в Стамбуле.

  • 53 журналиста убиты за свою работу в 2018 году, согласно отчету

    НЬЮ-ЙОРК. Согласно отчету, опубликованному в среду Комитетом по защите журналистов, число журналистов, убитых в отместку за свою работу, в этом году почти удвоилось.

    Организация из Нью-Йорка обнаружила, что по состоянию на 14 декабря по меньшей мере 34 журналиста стали жертвами нападений и были убиты за свою работу. В целом, по меньшей мере 53 человека погибли при выполнении опасной работы.Для сравнения: из 47 смертей, задокументированных комитетом в 2017 году, 18 были совершены в результате возмездия.

    Комитет также сообщил, что количество тюремных заключений журналистов растет.

    США впервые вошли в пятерку самых смертоносных стран для журналистов в этом году, погибли шесть человек.

    «Контекст кризиса разнообразен и сложен и тесно связан с изменениями в технологиях, которые позволили большему количеству людей заниматься журналистикой, даже несмотря на то, что он сделал журналистов расходными материалами для политических и криминальных групп, которым когда-то были нужны средства массовой информации для распространения их идей. », — говорится в годовом отчете комитета.

    Отчет был опубликован на следующий день после того, как группа «Репортеры без границ», выступающая за свободу СМИ, опубликовала свой собственный подсчет, в котором говорится, что США впервые вошли в пятерку самых смертоносных стран для журналистов в этом году с шестью погибшими. Четверо из них были журналистами, убитыми вооруженным преступником во время июньского нападения на газету Capital Gazette в Мэриленде. Кроме того, еще двое журналистов погибли при освещении шторма.

    Стрельба, в результате которой погиб еще один сотрудник газеты, была самой смертоносной атакой на СМИ за последнее время.История С.

    Парижская группа задокументировала смерть 63 профессиональных журналистов со всего мира в 2018 году.

    Обе организации расследуют и проверяют обстоятельства смерти каждого журналиста, прежде чем вносить ее в свои списки, но они различаются в том, какие обстоятельства включают. Например, «Репортеры без границ» включали двух журналистов, которые погибли, освещая шторм. Комитет, помимо ответных убийств, составляет список журналистов, погибших в боях, перестрелках или при выполнении других опасных заданий.

    Отчет Комитета защиты журналистов включает убийство обозревателя Washington Post Джамаля Хашогги, уроженца Саудовской Аравии, который яростно критиковал ее королевский режим. Его смерть 2 октября в консульстве Саудовской Аравии в Стамбуле отразилась на мировой политической арене на фоне утверждений о причастности наследного принца Саудовской Аравии Мохаммеда бин Салмана.

    Хашогги жил в добровольном изгнании в Соединенных Штатах и ​​отправился в консульство Саудовской Аравии, чтобы оформить развод.Он был задушен и расчленен — ​​предположительно саудовскими агентами.

    Саудовская Аравия отрицает причастность принца Мухаммеда, но королевство признало после международного давления, что заговор был организован саудовскими агентами, близкими к принцу.

    На вопрос, верит ли он, что наследный принц заказал убийство Хашогги, президент Дональд Трамп сказал в прошлом месяце: «Может, он и сделал, а может, и нет». Хотя президент осудил насилие в отношении журналистов, комитет отметил в отчете, что он назвал представителей СМИ «врагами народа».”

    Журнал Time на прошлой неделе признал заключенных в тюрьму и убитых журналистов своим «человеком года», в том числе Хашогги, Марию Рессу, заключенную в тюрьму на Филиппинах, Ва Лоне и Чьяу Со Оо, заключенных в тюрьму в Мьянме, и сотрудников Capital Gazette.

    Самой смертоносной страной для журналистов в этом году стал Афганистан, как выяснил комитет. Тринадцать журналистов были убиты там, некоторые в результате последовавших друг за другом взрывов, устроенных террористами-смертниками и заявленными боевиками Исламского государства.

    В Сирии и Йемене, двух странах, наиболее пострадавших от гражданской войны, было убито наименьшее количество журналистов с 2011 года. Трое умерли в Йемене, а в Сирии комитет зафиксировал девять смертей по сравнению с 31 в 2012 году. Падение может быть связано с ограниченным доступом или чрезвычайными рисками, которые препятствуют посещению СМИ, сказал комитет.

    афганских журналистов убиты за свою работу, и они просто «хотят остаться в живых»

    Назифа годами проработала журналистом в столице Афганистана.В прошлом месяце она сбежала из своей страны после неоднократных предупреждений национальной разведки о том, что повстанцы замышляют убить ее.

    Она приняла трудное решение уйти только после того, как потенциальный убийца, замаскированный под работника вакцинации, проник в ее дом.

    «Ангел смерти добрался до порога моей квартиры», — сказала CBS News Назифа, не пожелавшая называть свое полное имя. «Я думал, что постепенно умираю изнутри, когда угрозы оказались серьезными.«

    Афганские официальные лица подтвердили CBS News, что террористическая ячейка была создана совместно талибами и отделением ИГИЛ в стране и получила задание маскироваться под социальных работников, включая администраторов вакцин, для убийства журналистов в Кабуле.

    Члены семьи и родственники принимают участие в похоронной процессии афганского журналиста Рахматуллы Некзада в районе Ходжа Омари провинции Газни, 22 декабря 2020 года. Некзад был застрелен боевиками, что, как представляется, было преднамеренным убийством.AFP через Getty

    Назифа сказала, что женщины дважды стучали в дверь ее дома, но ни разу ее не было. Женщины поговорили с ее матерью, которая понятия не имела, что гости пришли убить ее дочь.

    Назифа — единственный кормилец в семье. Она по-прежнему предана своей карьере журналиста, но теперь она скрывается, опасаясь за свою жизнь на фоне беспрецедентной волны насилия против работников СМИ в Афганистане, которая побудила многих бежать.

    Смертельная работа

    Рост процветающих независимых СМИ стал одним из самых успешных в Афганистане после вторжения США в 2001 году с целью свержения режима талибов. Журналисты стараются привлечь к ответственности правительство за его недостатки и талибов за его зверства.

    Но за это пришлось заплатить.

    Муджиб Халватгар — директор Nai, организации по надзору за СМИ и правозащитной организации, которая продвигает свободу слова в Афганистане.Он сказал CBS News, что из-за угроз безопасности и финансовых угроз в 2020 году закрылись как минимум 10 афганских радиостанций. В прошлом году было убито почти дюжина журналистов, шесть из них только за последние три месяца.

    «В 2020 году мы зафиксировали не менее 11 случаев убийств, 20 случаев травм, 10 случаев похищения и более 30 случаев избиения», — сказал Халватгар CBS News.

    Люди присутствуют на церемонии похорон Малалай Майванд, журналистки радио и телевидения Enikass в Нангархаре, после того, как она была убита вместе со своим водителем в результате нападения на их автомобиль в Джелалабаде, 10 декабря 2020 года, в Джелалабаде, Афганистан.Вали Сабавун / Агентство Анадолу / Getty

    Журналисты постоянно сталкиваются с угрозами, запугиванием и насилием со стороны государственных и негосударственных субъектов. Многие афганские журналисты подвергались угрозам или запугиванию за свою работу со стороны государственных органов безопасности и гражданских должностных лиц. Некоторые подверглись нападениям и избиениям.

    «Я хочу остаться в живых»

    Мариам Алими, фотокорреспондент, которая также преподает свое ремесло, освещала новости в Афганистане с 2006 года.Теперь она редко покидает свой дом и пытается найти убежище в западной стране.

    Первая битва Алими была против ее собственной культуры и даже против членов ее собственной семьи: она часто путешествовала по разным провинциям по работе без родственников-мужчин, что считается табу в консервативном сообществе, в котором она выросла.

    Она смогла преодолеть эти препятствия, доказав ценность своей работы. Но она чувствует себя неспособной бороться с террористической идеологией, которая не придает значения фиксации правды о том, что происходит в Афганистане, через объектив камеры.Экстремисты считают ее работу нарушением исламских ценностей.

    Афганский фотокорреспондент Мариам Алими работает у себя на родине. Волна убийств журналистов, обвиняемых в экстремистах Талибана, вызвала у нее желание бежать из Афганистана. Мариам Алими

    «Я хочу покинуть Афганистан, потому что хочу остаться в живых и поддерживать свою семью», — сказал Алими CBS News. «Если со мной что-то случится, вся моя семья развалится и потеряет все.»

    Угроза рычагом

    Журналисты, правительственные чиновники и военные США говорят, что продолжающиеся мирные переговоры между афганским правительством и Талибаном совпали с эскалацией угроз талибами в адрес журналистов.

    » Это определенно Талибан за спиной этот террор и эти угрозы », — сказала Назифа CBS News, имея в виду посещения ее дома в Кабуле.« В последние несколько месяцев я освещала мирные переговоры и регулярно разговаривала с представителями Талибана, и они опознали меня. .»

    Переговоры при посредничестве США между правительством и повстанцами начались в сентябре и все еще продолжаются в Дохе, Катар. Пока никаких существенных достижений нет.

    Насилие угрожает мирным переговорам между Афганистаном и Талибаном … 11:21

    Тарик Арайн, пресс-секретарь Министерства внутренних дел Афганистана, сообщил CBS News, что признания задержанных и другие разведывательные данные доказывают, что Талибан принимает непосредственное участие в нападении на уязвимые цели, включая убийства журналистов.

    «Они хотят оказать давление на правительство посредством целенаправленных убийств», — сказал Арейн.

    В твите от 4 января официальный представитель вооруженных сил США полковник Сонни Леггетт обвинил талибов в недавних целенаправленных убийствах, заявив: «Кампания Талибана по невостребованным нападениям и целевым убийствам правительственных чиновников, лидеров гражданского общества и журналистов также должна прекратиться ради мира, чтобы преуспевать.»

    Кампания невостребованных нападений и целенаправленных убийств правительственных чиновников, лидеров гражданского общества и журналистов Талибана также должна быть прекращена для достижения мира.2/2

    — Представитель USFOR-A полковник Сонни Леггетт (@USFOR_A) 4 января 2021 г.

    Ведущий аналитик в Кабуле, который изучал повстанческое движение Талибана в течение многих лет, согласен с утверждениями правительства США и Афганистана.

    «Для Талибана некоторые журналисты считаются шпионами иностранцев и правительства Афганистана», — сказал он CBS News, попросив не называть его имени, поскольку он часто встречается с боевиками для своих исследований. «В рамках мирного процесса талибы, похоже, больше сосредоточены на контроле над повествованием, убивая и раняя журналистов, что сейчас имеет большее влияние, чем раньше.«

    « Талибан боится СМИ и журналистов так же, как они боятся генерала армии », — заявил в прошлом месяце в Кабуле член правительственной переговорной группы Хафиз Мансур. свободная пресса] и настаивают на том, чтобы этот процесс был обращен вспять ».

    Переговорщик Талибана Аббас Станикзай (пятый справа) со своей делегацией присутствует на открытии мирных переговоров между афганским правительством и талибами в Дохе, Катар, в субботу, сентябрь.12, 2020. Хусейн Сайед / AP

    Главный пресс-секретарь талибов Забихулла Муджахид опроверг CBS News, что эта группировка стояла за убийством журналистов. Но талибы ранее объявляли некоторые ведущие средства массовой информации законными «военными целями» и наносили по ним удары террористами-смертниками.

    Муджахид сказал, что эти выходы больше не являются целями.

    Не возвращаются домой

    Почти два десятка журналистов со всего Афганистана сообщили CBS News, что сейчас в стране царит беспрецедентный уровень страха и беспокойства.Большинство заявили, что уйдут, если им будет предоставлена ​​возможность, и критиковали правительство за то, что оно не защитило работников СМИ.

    Ариан сказал, что правительство предоставило безопасное жилье журналистам, столкнувшимся с угрозами, и что Министерство внутренних дел выявило уязвимые места и приняло «меры предосторожности» для работников СМИ.

    Но Назифа не верит, что правительство может защитить журналистов или что террористы когда-нибудь сдадутся.

    «Правительство настолько слабо, что не может защитить своих граждан в Кабуле, столице страны», — сказала она.«Я не вернусь в Кабул, потому что боюсь быть убитым».

    Сравнительное и относительное влияние новизны, расы и гендерной типизации на освещение газетами убийств в JSTOR

    Abstract

    Предыдущее исследование предполагает, что журналисты оценивают информационную ценность случаев убийства, используя относительную частоту конкретных типов убийств и насколько хорошо конкретные случаи убийства соответствуют стереотипам расы и гендерной типизации. Однако предыдущие исследования также отмечены четырьмя важными ограничениями, включая отсутствие систематического изучения пересечения расы и пола.Настоящее исследование устраняет эти проблемы и проясняет существующее понимание предвзятости отбора новостей об убийстве в двух важных отношениях. Информационная ценность, представленная новизной, не является полным объяснением систематической ошибки отбора. Напротив, новости об убийстве являются продуктом журналистских оценок информационного достоинства, прочно основанных на давних расовых и гендерных типизациях.

    Информация журнала

    Социологический форум, официальный журнал Восточной социологической Society — это рецензируемый журнал, в котором особое внимание уделяется инновационным статьям, разрабатывающим темы или области по-новому.Поддерживая центральные интересы социологии в социальной организации и изменениях, журнал также публикует интегративные статьи, связывающие разделы социологии или относящиеся к социологическим исследования в другие дисциплины, что позволяет уделять больше внимания комплексным вопросам. Основываясь на силе специализации, делая упор на интеллектуальную конвергенцию, эта публикация предлагает особые возможности для использования техник и концепции одной дисциплины для создания новых границ для других.

    Информация об издателе

    Springer — одна из ведущих международных научных издательских компаний, издающая более 1200 журналов и более 3000 новых книг ежегодно, охватывающих широкий круг предметов, включая биомедицину и науки о жизни, клиническую медицину, физика, инженерия, математика, компьютерные науки и экономика.

    .

    Leave a Reply

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *