Уильям юджин смит работы: Фотограф агентства Magnum Photos — Уильям Юджин Смит

Содержание

Фотограф агентства Magnum Photos — Уильям Юджин Смит

фотограф: William Eugene Smith

Уильям Юджин Смит (William Eugene Smith) — знаменитый американский фотожурналист, родился в 1918 году в Уичито, штат Канзас. Он начал заниматься фотографией в раннем возрасте, а именно в 15 лет. В то время он снимал для местных газет. Смит работал в таких крупных изданиях, как Newsweek, Flying Magazine, Life Magazine и многих других СМИ.

В 1955 году Уильям Юджин Смит присоединился к Magnum Photos, а уже в 1957 стал полноправным членом этого крупнейшего в США агентства. Фотограф получил свою известность благодаря продуманным композициям в своих работах, хотя всегда занимался фотожурналистикой, а еще, все его работы наполнены эмоциями, нет ни одной фотографии снятой Юджином Смитом, которая бы не несла эмоции в себе. Одни из самых известных работ Юджина Смита – это серия «Улица мечты», «Пусть правда будет предубеждением» и «Тень и субстанция».

Знаменитый фотограф Уильям Юджин Смит умер 15 октября 1978 года в Тусоне, штат Аризона.

«Фотография — это в лучшем случае тихий голос, но иногда — только иногда – всего лишь одна фотография или их серия, могут привлечь наши чувства к осознанию. Многое зависит от зрителя; некоторые фотографии могут вызвать море эмоций, а после стать катализатором мысли.», — Уильям Юджин Смит.

В сегодняшней статье мы собрали самые запоминающиеся работы знаменитого фотографа, некоторые из них шокирующие.

фотограф: William Eugene Smithфотограф: William Eugene Smithфотограф: William Eugene Smithфотограф: William Eugene Smithфотограф: William Eugene Smithфотограф: William Eugene Smithфотограф: William Eugene Smithфотограф: William Eugene Smithфотограф: William Eugene Smithфотограф: William Eugene Smithфотограф: William Eugene Smithфотограф: William Eugene Smithфотограф: William Eugene Smithфотограф: William Eugene Smithфотограф: William Eugene Smithфотограф: William Eugene Smithфотограф: William Eugene Smithфотограф: William Eugene Smithфотограф: William Eugene Smithфотограф: William Eugene Smithфотограф: William Eugene Smith

[smithfund.

org]

Следите за новостями в наших социальных сетях:
Вконтакте, Facebook, Instagram, Telegram и YouTube

comments powered by HyperComments

Уильям Юджин Смит

Детство и юность

Американец Уильям Смит родился в Канзасе (США) 30 декабря 1918 года. В детстве маленькому мальчику очень нравились самолеты и все, что с ними связано. Он мечтал, что когда вырастет и ему придется покинуть семью, то станет военным летчиком и обязательно исполнит свою детскую мечту. Когда ему исполнилось 14 лет, он взял у своей мамы фотоаппарат, чтобы заняться любимым делом – полюбоваться на самолеты в аэропорту неподалеку от дома и сделать пару кадров на память.

Спустя некоторое время у Юджина стал проявляться огромный интерес не к объекту фотосъемки, а к самому захватывающему процессу. Таким образом мальчик начал понимать, что фотографии для него играют большую роль, нежели чем военная авиация. Он стал чаще брать фотоаппарат с собой: снимал все, что казалось ему интересным и необычным, и тем самым начал потихоньку познавать окружающий мир.

В юношеском возрасте Уильям уже делал снимки не только для себя, но и для местных газет – подрабатывал фотожурналистом. Для него все было вроде несложно, задания для репортажа были обычными: запечатлеть тяжелые будни американцев в то время, сделать впечатляющие кадры самолетов или показать с необычных ракурсов проводимые спортивные соревнования.

Но он понимал, что для того чтобы стать профессионалом в этом деле ему понадобится много времени, поэтому очень предвзято относился ко всем своим первым работам и в один день уничтожил практически все свои снимки того периода.

В 18 лет будущий знаменитый фотограф Уильям Юджин Смит поступает в Нотрдамский университет, где показывает все свои оставшиеся фотографии. Некоторые его лучшие кадры очень впечатлили директорат высшего учебного заведения, и они создали для него индивидуальную программу по искусству фотографирования. Но у Уильяма не было никакого интереса к этим занятиям, и он решил бросить учебу.

Вскоре он переехал в наикрасивейший Нью-Йорк и успешно устроился на работу в один новый еженедельник под названием Newsweek. К сожалению, его уволили буквально через несколько недель, поскольку он делал свои кадры на маленькую компактную камеру, а качество при этом было очень низким, хотя работодатели и предупреждали его об этом, но он все равно делал так, как ему было удобнее. Именно с такой миниатюрной камерой фотокорреспондент чувствовал себя более уверенным в телодвижениях при фотосъемке.

Уильям Смит на какое-то время становится свободным фотографом, его работы с каждым разом выглядят все более профессиональнее. Он решает устроиться в популярный журнал Life, с которым сотрудничали многие известные личности, связанные с фотографией. Казалось, что эта организация ему полностью подходит и удовлетворяет все его требования к фотосъемке, но не прошло и года, как фотограф вновь покидает рабочее место и ставит волю фотокорреспондента гораздо выше денег.

Многие сотрудники и редакторы журнала говорили, что он был невероятно уверен в себе и своих действиях и часто выходил из спокойного состояния, когда его загоняли в какие-либо рамки.

Военное время и карьера

Когда началась пресловутая Вторая мировая война, Уильям устроился в издание под названием Ziff-Davis Publishing, где проработал более трех лет высококлассным военным фотокорреспондентом в горячих точках Тихого океана. Его идеи и непростые рабочие будни давали поразительные снимки, но, к сожалению, судьба для него подготовила тяжелое испытание.

Когда в мае 1945 года он оказался на Тихоокеанском острове Окинава, то был сильно ранен от взорвавшегося возле него японского снаряда: осколки порвали ему щеки, язык, очень пострадала левая рука фотокорреспондента.

27-летний Юджин в это время работал над проектом «День из жизни солдата на Линии Фронта». Из-за полученных военных травм он был немедленно доставлен в больницу и после мужественно перенес более тридцати тяжелых операций. Выздоровление Уильяма длилось долго, но несмотря на все произошедшее, он смог преодолеть невыносимую боль и вновь взял в руки свою любимую камеру.

Когда Уильям прогуливался со своими очаровательными детьми по окрестностям госпиталя, он запечатлел кадр, которому дал название «Дорога в рай».

Этот снимок является одним из самых знаменитых, что он когда-либо сделал за всю свою короткую жизнь. Эта добрая картина участвовала в фантастической выставке фотографа Эдварда Стейхена.

На первый взгляд может показаться, что это обычное фото двоих детей, но именно в этой простоте и обыкновенности автор призывал зрителей разглядывать весь скрытый сюжет и ловить атмосферу в каждом миллиметре этого светлого снимка.

Как только его выздоровление подошло к концу, Юджин вновь устроился в журнал Life. Сотрудничая с прежним фотоагентством, он начал разрабатывать темы для репортажей, которые перевернули все представления о фотодокументалистике того времени. Эти самые знаменитые и популярные работы даже сегодня не остаются без внимания истинных ценителей искусства и фотографии. Одними из таких серий снимков стали работы 1948 и 1951 годов под названиями «Сельский доктор» и «Испанская деревня».

В период с 1949 по 1954 год Уильям Юджин Смит делает еще несколько бесподобных фоторепортажей: «Тяжелые Времена на Бродвее», удивительный «Суд Присяжных» и наполненные жизнью кадры из «Чаплин на работе». А также он сделал необычную подборку фотоснимков, которую посвятил известному музыканту и врачу по имени Альберт Швейцер. Через время все эти уникальные фотографии сделают его настоящей знаменитостью и грандиозно прославят его фамилию.

Спустя год он пробует окунуться мир фотографии в самом успешном и популярном фотоагентстве под наименованием Magnum Photos. Параллельно с работой в этом издании, Уильям Смит разрабатывает довольно крупный собственный проект, который содержит в себе историю одного американского промышленного города – Питтсбурга.

Если не брать во внимание то, что он получил за него целых два гранта от испанского Музея Гуггенхайма, то можно сказать, что он очень рисковал финансовым положением своей семьи. Положение было настолько тяжелым, что им практически нечем было питаться какое-то время. Все знали о его проблеме и Юджину даже помогали коллеги из фотоагентства, а другие просто давали советы.

К сожалению, у него так и не получилось осуществить данный замысел не только из-за нехватки средств, но и того, что как бы он не комбинировал очерки своих работ, ничего толкового из этого не выходило. Автор снимков не мог удовлетвориться в полной мере сочетанием и последовательностью своих кадров в этой серии фотографий.

Спустя несколько лет он дал согласие на публикацию только лишь 88 снимков в Фотографическом еженедельнике, что, конечно же, далеко не было полным воплощением его проекта.

Для себя он решил, что эта идея оказалась полным провалом, ведь для Уильяма Юджина Смита такие работы имели большое значение в его творческой жизни, он называл их «фотоэссе», в них могли входить порядком свыше сотни лучших отобранных фото лично фотожурналистом.

Именно такие его работы прочитывались зрителями на одном дыхании, как самая интересная книга: они чувствовали каждый запечатленный фотокорреспондентом момент и будто оказывались на месте снимающего автора.

Он всегда строго и ответственно подходил к собственным разработкам, некоторые детали и стили прорабатывал порой по несколько лет, но не всегда осуществлял свои бесподобные замыслы.

Последние выдающиеся работы

То, что отличало этого автора от всех других – драматичность и эмоциональность практически в каждом отснятом им кадре. Каждый зритель оставался под большим впечатлением от его атмосферных фотографий (о том, как делать хорошие фотографии я писал тут).

В начале 70-х годов он вновь отправился к берегам Японии и создал целый ряд фотоснимков, посвященных людям, которые получили серьезные и даже смертельные болезни в результате огромного выброса в воду ртути. За столь ужасным деянием стояла японская химическая компания Chisso, ее представители даже избили фотокорреспондента во время его работы.

Так как Смит был травмирован, ему пришлось вернуться в США, а после лечения вновь прибыть в Японию, чтобы закончить свои наработки и слить все воедино. Он назвал это фотоэссе «Минамата». Одноименное название носит город, в котором произошла эта ужасающая катастрофа.

Последние свои годы Ульям провел в качестве преподавателя, а также он постоянно подготавливал свои лучшие работы, снимки и любимые кадры для очередных выставок в различных музеях.

Умер выдающийся фотокорреспондент 15 октября 1978 года в возрасте 59 лет. Причинами его смерти стали: последние полученные тяжелые травмы, а также чрезмерное употребление алкоголя вперемешку с наркотическими веществами. Удивительным фактом является то, что Уильям Юджин Смит никогда не волновался из-за своего заработка или даже насчет того, получат ли его снимки должное внимание, а он, как фотограф, широкую известность – поскольку всегда чересчур самокритично смотрел на свои талантливые фотографии.

А вы были ранее знакомы с работами этого замечательного человека? Пишите в комментариях!

С абсолютной искренностью, Максим Измайлов.

Уильям Юджин Смит — настоящий «художник должен быть эгоистом»

Американец Уильям Юджин Смит (William Eugene Smith), безусловно, является одним из самых талантливых фотожурналистов в истории. Он сумел поднять фоторепортаж до уровня настоящего искусства. Широкую известность Юджин Смит получил благодаря своим прогрессивным фотоработам, сделанным после Второй мировой войны и посвященным острым социальным темам. Его фотографии пробуждали в зрителях самые разные  эмоции.

Уильям Юджин Смит стал знаменит в фотографических кругах и благодаря своему бунтарскому характеру. Будучи непокорным и не идущим на компромиссы, он ставил свою творческую независимость выше материальной или финансовой стабильности, поэтому его сотрудничество со многими престижными изданиями было кратковременным. Сам Уильям Юджин Смит всегда говорил, что настоящий «художник должен быть эгоистом».

Будущий мастер фоторепортажа родился в американском штате Канзас в 1918 году. В детстве и юности он увлекался авиационной техникой и мечтал стать летчиком. В четырнадцатилетнем возрасте Юджин Смит взял у матери, которая была заядлой фотолюбительницей, фотоаппарат как раз для того, чтобы поснимать самолеты в местном аэропорту. В результате, увлечение авиацией довольно быстро отошло на второй план и молодой человек начал полностью посвящать себя фотографии, снимая мир вокруг себя.

Через некоторое время Уильям уже начал подрабатывать фотокорреспондентом в местных газетах «Eagle» и «Beacon». Темы для фоторепортажа были вполне традиционными – повседневная, тяжелая жизнь американцев во времена Великой депрессии, а также авиация и спортивные соревнования. Однако уже в самом начале творческого пути во всей красе проявился непокорный, бунтарский характер Юджина Смита. Критично взирая на свое творчество, и искренне полагая, что его уровень фотомастерства пока недостаточный, Уильям просто сжег практически все свои работы этого периода.

В 1936 году Уильям Юджин Смит поступил в престижный Нотр-Дамский университет. Отдельные фотоработы молодого человека произвели такое сильное впечатление на администрацию этого учебного заведения, что ради талантливейшего студента была даже организована специальная индивидуальная программа по обучению искусству фотографии. Однако самому ученику вся эта программа показалось скучной и банальной, поэтому он бросил университет и переехал в Нью-Йорк, где устроился на работу в недавно организованный еженедельник «Newsweek». Впрочем, сотрудничество с изданием продолжалось недолго — Юджин Смит был уволен за нарушение запрета снимать миниатюрной камерой, которая давала ему как фотожурналисту творческую свободу, однако качество снимков при этом страдало.

Некоторое время он оставался свободным художником, пока в 1939 году не стал сотрудничать с известным журналом «Life», специализирующимся как раз на фотодокументалистике. Казалось бы, здесь можно было и остановиться, но примерно через год Уильям Юджин Смит уволился, вновь предпочтя творческую свободу финансовой независимости. Он расторг контракт с престижным изданием, поскольку не захотел снимать для «Life» фотографии с большой глубиной резкости.

Как отмечал впоследствии сам Юджин Смит: «Что толку в глубине резкости, если не испытываешь глубоких чувств?» Фотограф и редактор «Life» Дэвид Шерман, в свою очередь, говорил о будущем мастере фотожурналистики следующее: «Он был невозможным человеком, потому что был очень уверен в себе и выходил из себя, когда кто-нибудь ему запрещал что-то делать».

Во время Второй мировой войны Уильям Юджин Смит устроился военным фотокорреспондентом в издание «Ziff-Davis Publishing». В качестве фотографа-документалиста он принимал участие во многих боевых операциях на Тихом океане, освещал военные действия на Сайпане, Гуаме и Иво-Дзиме. Однако через три года подобной работы удача отвернулась от него  — в мае 1945 года во время вторжения американского десанта на побережье Окинавы Юджин Смит оказался серьезно ранен осколками разорвавшегося поблизости японского снаряда. Один из осколков попал ему в голову, повредив обе щеки и язык, другой же угодил в левую руку, пробив ее насквозь.

В это самое время он работал над материалами для своего фотоочерка «День из жизни солдата на Линии Фронта». В историю попала фраза, сказанная Юджином Смитом о своем тяжелом ранении уже после выздоровления: «Я забыл пригнуться, но получил прекрасный снимок тех, кто оказался умнее меня». Эти слова прекрасно характеризуют американского фотографа, который отдавал все свои силы работе в любой ситуации.

Впрочем, процесс выздоровления после ранения был очень долгим и болезненным — Юджин Смит в последующие два года перенес более тридцати операций. Ситуация была настолько тяжелой, что возник вопрос о том, сможет ли он вообще в будущем когда-нибудь фотографировать и снова держать камеру в руках. Однако, к счастью, все обошлось. В один из дней, выздоравливая после очередной операции, Юджин Смит вышел из госпиталя на прогулку вместе с детьми. Во время этой прогулки он сделал свой, пожалуй, самый знаменитый снимок — «Прогулка по райскому саду». Это довольно простая фотокарточка, на которой всего лишь изображены двое детей, выходящих из темноты на свет. Однако эта кажущаяся простота и незамысловатый сюжет как раз и привлекают зрителя, заставляя его искать скрытые, мистические смыслы на фотографии.

После своего окончательного выздоровления он вновь начинает работать в «Life». В течение последующих семи лет, с 1947 по 1954 годы, Уильям Юджин Смит снимает несколько серий фоторепортажей, в том числе такие, как «Суд Присяжных», «Деревенский Доктор», «Тяжелые Времена на Бродвее» и «Чаплин на работе». Впоследствии эти фоторепортажи войдут в золотой фонд лучших фото эссе, которые прославят его имя.

В 1954 году он снял еще один прекрасный фоторепортаж под названием «Человек Милосердия», посвященный философу, музыканту и врачу Альберту Швейцеру. Но как это уже было в прошлом, Юджин Смит снова не сошелся с мнением редакции по какому-то важному вопросу, вследствие чего он в очередной раз «хлопнул дверью». Свое решение он объяснил следующим образом: «когда речь идет о репортаже, для меня поверхностная подача материала все равно что ложь».

В 1955 году Юджин Смит начал сотрудничать с самым известным и успешным агентством в области документальной фотографии —  «Magnum Photos». Параллельно он занимался собственным крупным фотографическим проектом, который рассказывал о повседневной жизни промышленного американского города Питтсбург. Однако снимая для этого проекта, Юджин Смит довел себя и свою семью практически до нищенского существования. И это даже несмотря на то, что он получил два гранта от Музея Гуггенхайм. Кроме того, ему часто помогали его коллеги из агентства «Magnum Photos».

Но сам Уильям все не мог никак собрать из отдельных фотоснимков настоящее фото эссе, которое бы его полностью удовлетворило. В своих мечтах Юджин Смит представлял, что он подготовит сразу несколько фотоочерков о различных сторонах жизни крупного американского города, причем каждый из них должен был быть опубликован отдельной книгой. Но, в конце концов, он так и не сумел осуществить задуманное, в том числе и из-за серьезных финансовых проблем. В 1959 году он, наконец, остановился и «сдался», дав согласие на публикацию восьмидесяти восьми снимков из этого проекта в Фотографическом еженедельнике. Сам он, однако, считал, что его фотографический проект полностью провалился.

Фирменный стиль Уильяма Юджина Смита, к выработке которого он шел долгие годы – это многокадровые фоторепортажи, характеризуемые им самим как фото эссе. Одно такое фото эссе могло включать в себя более ста снимков, причем зрителем оно прочитывалось от фотографии к фотографии как целая литературная повесть. Над каждой темой он работал очень серьезно, посвящая созданию отдельного фотоочерка порой несколько лет. Правда, редко когда задуманное им удавалось опубликовать в завершенном виде.

Главная отличительная черта всех фоторабот Юджина Смита – это эмоциональность и драматичность. Его фотографии всегда оказывали глубокое эмоциональное воздействие на людей. Как фотограф и художник Юджин Смит видел свою основную задачу так: «Своими жанровыми снимками я хотел бы затронуть духовное начало, которое может быть силой, лекарством и смыслом. Мне также хотелось бы комментировать проблемы человека и его способность выжить в наше время, страшное и волнующее одновременно. И все это я хотел бы делать со страстью…».

В 60 – 70-е годы Юджин Смит фотографировал в Японии, одновременно занимаясь преподавательской деятельностью в «Новой школе Социальных исследований» в Нью-Йорке. Одна из его последних, наиболее значительных фоторабот – это серия фотографий под названием «Минамата», сделанная в Японии в 1972 году. Этот сильнейший по своему эмоциональному воздействию фотоочерк был посвящен трагедии жителей приморского рыбацкого селения, которые испытали на себе тяжелую болезнь, спровоцированную загрязнением ртутью окружающей среды.

Во время работы над этим проектом прославленный американский фотограф даже был избит представителями компании «Chisso» — той самой, которая и была ответственна за сбрасывание ртути в воду залива Минамата. На лечение ему пришлось вернуться в Соединенные Штаты, после чего он, тем не менее, вновь приехал в Японию и проработал там еще два года, снимая для своего проекта. Вышедший в 1975 году фотоальбом «Минамата» имел оглушительный успех.

Жизнь знаменитого фотожурналиста Уильяма Юджина Смита оборвалась в 1978 году вследствие осложнений, вызванных ранениями, а также из-за злоупотреблений алкоголем и наркотиками. В последние годы своей жизни он продолжал преподавательскую деятельность, готовил свои фотографии для печати в книгах и выставок. Удивительно, что на протяжении всей творческой карьеры Юджина Смита совершенно не смущало собственное финансовое состояние и даже вероятность того, что его фотографии так и не получат широкого признания или не будут опубликованы.

В своих интервью американец признавался, что главной целью его творчества в фотографии стала собственно работа. При этом его совершенно не волновали ни разногласия с редакциями ведущих изданий, ни опасность некоторых фотографических проектов. Собственное творчество Уильям Юджин Смит оценивал более чем скромно: ««Я думаю, что почти все мои фотографии неудачны. Нет, это не самобичевание или что-нибудь в этом роде. И я не сужу о них с точки зрения «было так красиво…». Просто я не сумел сказать, что хотел».

С работами Уильяма Юджина Смита можно ознакомиться на сайте фонда его имени.

Источник: Фотокомок.ру

30 декабря В 1918 году родился Уильям Юджин СМИТ (в Уичито, штат Канзас), американский фотожурналис…

30 декабря
В 1918 году родился Уильям Юджин СМИТ (в Уичито, штат Канзас), американский фотожурналист известный своими фотографиями II-й мировой войны.
«Я не сделал ни одной фотографии – хорошей или плохой – не заплатив за это душевным покоем», – сказал фотограф незадолго до своей кончины.
В 1980 году был создан Фонд Уильяма Юджина Смита, который ежегодно награждает фотографов за достижения в области «гуманистической фотографии».
* * * * *
В возрасте 17 лет он поступил в Нотр-Дамский университет, где его снимки произвели такое впечатление на преподавательский состав и администрацию, что для Юджина создали специальную программу по фотографии. Однако через год молодой человек счел эту программу слишком банальной, бросил университет и переехал в Нью-Йорк.
В 1942 году Юджин Смит стал военным фотокорреспондентом «Ziff-Davis Publishing», позднее опять перешел в «Life». Он принимал участие в боевых операциях на Тихом океане, освещал боевые действия на Сайпане, Гуаме, Иво-Дзиме. 23 мая 1945 года Смит был серьезно ранен осколками японского снаряда. В течение последующих двух лет он перенес 32 операции.
Юджин Смит не мог снимать, но еще страшнее была неопределенность: сможет ли он когда-нибудь взять в руки камеру. Но однажды, выздоравливая после очередной операции, он вышел на прогулку с детьми, а вернулся с одной из самых знаменитых фотографий всех времен и народов «Прогулка по райскому саду».
После выздоровления Смит снова устроился работать в «Life». Он сделал много фоторепортажей, которые прославили его.
В 1954 году Юджин Смит делает репортаж о знаменитом философе, музыканте и враче Альберте Швейцере – «Человек Милосердия». Автору не понравилось, как редакция журнала представила его материалы, Смит покидает «Life» и становится свободным фотографом.
В 1955 году он стал членом самого знаменитого объединения фотографов-документалистов в мире «Magnum Photos» и начал работать над своим самым большим проектом о жизни крупного промышленного американского города Питтсбург. Эта работа полностью обанкротила фотографа. Он так и не смог собрать задуманное фото-эссе и в 1959 году сдался, дав согласие на публикацию 88 фотографий проекта.
Уехав в 1971 году в Японию, стал работать над фото-эссе об отравлении ртутью жителей деревни. В этом проекте была сделана самая знаменитая его фотография – 15-летняя больная девочка, купающаяся в ванной. Работая над проектом, Смит был жестоко избит охранником компании, которая сбрасывала ртуть. Фотографа увезли в США на лечение.
После этих событий его зрение сильно ухудшилось, однако, несмотря на это Смит вернулся в Японию и продолжал работать над проектом. Это была последняя крупная работа фотографа, по словам исследователей – лучшая. Вышедший в 1975 году фотоальбом «Минамата» получил восторженные отзывы по всему миру.
Вернувшись в США, Смит продолжил преподавательскую деятельность, дорабатывал тексты для своих книг, печатал фотографии, готовил выставки. К тому времени даже его «скандальность» не могла затмить его славы журналиста и художника, поэтому работы у уже немолодого фотографа было более чем достаточно.
Скончался Уильям Юджин Смит 15 октября 1978 года в Тусоне (штат Аризона).
[club48234198|Все события] или #Ваш_День_Рождения_30_декабря #С__

30 декабря также родились

» 21 сентября 1953 года журнал «Life» опубликовал фоторепортаж Юджина Смита «Моя дочь Джуанита»

Уильям Юджин Смит (William Eugene Smith, 1918-1978) увлекся фотографией в 14 лет, а в 15 был фотокорреспондентом для двух местных газет. В 1936 году, в возрасте 18 лет, он поступил в университет Нотр-Дама, где его снимки произвели такое впечатление на преподавательский состав и администрацию, что для него создали специальную программу по фотографии. Однако через год молодой человек бросил университет и переехал в Нью-Йорк, где фотографировал для разных журналов. В 1942 году Смит стал военным корреспондентом журнала «Life», освящая важнейшие события в Тихом океане. Во время Второй Мировой Войны он принял участие в 26 боевых авианосных походах и 13 десантах.

В 1945 году, снимая материал для очерка «День из жизни солдата на Линии Фронта» во время вторжения американского десанта на побережье Окинавы, Смит был серьезно ранен осколками японского снаряда. Один осколок попал ему в голову, пробив обе щеки, повредив язык и выбив несколько зубов, другой — пробил навылет левую руку. «Я забыл пригнуться, но получил прекрасный снимок», — вспоминал он позднее. В течение последующих двух лет Юджин Смит перенес 32 операции. В течение этих лет он не мог снимать, и было не ясно, сможет ли он когда-нибудь взять в руки камеру. Но однажды, выздоравливая после очередной операции, он вышел на прогулку с детьми, и вернулся с одной из самых знаменитых фотографий всех времен «Дорога в рай». Эта фотография была заключительной на известной выставке Эдварда Стейхена «Род человеческий» («The Family of Man»).

В период с 1947 по 1954 годы Смит снимал фотоочерки для «Life», которые придали новый смысл понятию «фотожурнализм», и сделали его безоговорочным мастером в этой области. За эти годы он подготовил более десятка крупных публикаций, включая знаменитые «Суд Присяжных» («Trial By Jury», 1948), «Деревенский доктор» («Country Doctor», 1948), «Испанская деревня» («Spanish Village»,1951), «Чаплин на работе» («Chaplin At Work», 1952). Одной из самых интересных работ мастера этого периода была серия фотографий «Моя дочь Джуанита» опубликованная 21 сентября 1953 года. Этот репортаж и по сей день остается самым знаменитым автобиографическим проектом за всю историю фотожурнализма.

«Моя дочь Джуанита»

В 1955 году несогласный с тем, как редакция журнала представила его материалы, он покидает «Life» и становится свободным фотографом. Помимо занятий фотографией, Смит преподавал фотожурнализм в нью-йоркской «Новой школе Социальных исследований» и был президентом «Американского общества фотожурналистов».

Источник


Уильям Юджин Смит — это… Что такое Уильям Юджин Смит?

Уильям Юджин Смит

Уильям Юджин Смит (англ. William Eugene Smith; 13 декабря 1918, Уичита, Канзас — 15 октября 1978, Тусон, Аризона) — американский фотожурналист, известный за свои фотографии Второй мировой войны.

Смит родился в 1918 году в Уичита (штат Канзас, США). Окончив школу в 1936, он начал фотографировать для газет Eagle и Beacon. Позже он переехал в Нью-Йорк и устроился в газету среднеформатных камер и в 1939 устроился в Life Magazine. Однако вскоре он ушел и из этого издания.

Во время Второй мировой войны Смит был фотокорреспондентом Ziff-Davis Publishing, а позже — Life Magazine. Он находился на передовой линии американского наступления на Японию. В Окинаве он был ранен огнём миномёта. После лечения он продолжил работу на Life. В 1950 году он был послан освещать выборы в Англии. Несмотря на то, что редакция Life негативно относилась к лейбористам, Смит в своём репортаже высказал свою симпатию к Клементу Эттли. В результате редакция опубликовала только небольшую часть его фотографий.

Смит разорвал свои отношения с Life, однако позже те использовали его фотографии Альберт Швейцер. В 1955 году Смит окончательно перешел на работу в фото-агентство «Магнум» (англ. Magnum). Там он начал работу над документальным проектом о Питсбурге, включившим в себя ряд фотоэссе.

В 1978 году из-за осложнений, связанных с наркотиками и алкоголем, Юджин Смит скончался.

Фонд Уильяма Юджина Смита

В 1980 году был создан Фонд Уильяма Юджина Смита (англ. W. Eugene Smith Fund), который ежегодно награждает фотографов за достижения в области «гуманистической фотографии».

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

  • Уильям Шэтнер
  • Уильям Эшби

Смотреть что такое «Уильям Юджин Смит» в других словарях:

  • Юджин Смит — Уильям Юджин Смит William Eugene Smith Дата рождения: 13 декабря 1918 Место рождения: Уичита, Канзас …   Википедия

  • Смит, Уильям Юджин — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Смит. В Википедии есть статьи о других людях с именем Смит, Уильям. Уильям Юджин Смит William Eugene Smith Дата рождения: 13 декабря 1918( …   Википедия

  • Смит Уильям Юджин — …   Википедия

  • Вильям Юджин Смит — Уильям Юджин Смит William Eugene Smith Дата рождения: 13 декабря 1918 Место рождения: Уичита, Канзас …   Википедия

  • Смит — (англ. Smith, «кузнец»)  одна из самых распространённых английских фамилий (самая распространённая в США). Содержание 1 Известные носители фамилии 1.1 Составные фамилии …   Википедия

  • Смит, Уильям — Смит, Уильям: Смит, Уильям (актёр) (род. 1933)  американский актёр. Смит, Уильям (геолог)  английский геолог, основатель стратиграфии Смит, Уильям (лексикограф) (1813 1893)  английский лексикограф, издатель «Словаря греческих и… …   Википедия

  • Уильям Смит — Смит, Уильям: Смит, Уильям (лексикограф) (1813 1893) английский лексикограф, издатель «Словаря греческих и римских древностей». Смит, Уильям Джей (р. 1918)  американский поэт. Смит, Уильям Юджин (1918 1978)  американский фотожурналист, известный… …   Википедия

  • Вильям Смит — Смит, Уильям: Смит, Уильям (лексикограф) (1813 1893) английский лексикограф, издатель «Словаря греческих и римских древностей». Смит, Уильям Джей (р. 1918)  американский поэт. Смит, Уильям Юджин (1918 1978)  американский фотожурналист, известный… …   Википедия

  • Берроуз, Уильям Сьюард — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Берроуз. Уильям Берроуз William Seward Burroughs …   Википедия

  • W. Eugene Smith — Уильям Юджин Смит William Eugene Smith Дата рождения: 13 декабря 1918 Место рождения: Уичита, Канзас …   Википедия

Книги

  • Диалог с фотографией, Пол Хилл, Томас Купер. Сборник интервью с известнейшими фотографами XX века, с людьми, создавшими современную фотографию. Это Пол Стрэнд, Ман Рэй, Сесил Бьетон, Жак-Анри Лартиг, Брассай, Андре Кертеш, Джордж… Подробнее  Купить за 522 грн (только Украина)

Фотографы, изменившие мир: Уильям Юджин Смит | Фото-профи

В серии о фотографах, которые изменили мир, мы с вами разбираем портреты людей, которые изменили мировую фотографию, сделали её более яркой и выразительной, создали стили и направления в фотографии, разработали новые приемы съемки.

Все публикации этой серии можно найти на моём канале под хэштегом # история_фото_профи Сегодня мы поговорим о Юджине Смите.

Признанный мастер репортажной фотографии Уильям Юджин Смит родился в США 30 декабря 1918 года. С самого раннего детства Юджин имел страсть к авиации и даже мечтал стать летчиком, но в 14 лет к нему в руки попадает первый фотоаппарат, который определил его судьбу. Фотоаппарат Юджину подарили родители, а его мама часто проявляла ему пленку. Фотографируя самолёты, которые находились в аэропорту недалеко от дома, Смит достаточно скоро обнаружил что его интересует процесс фотографии гораздо больше, чем объект съёмки.

Он начинает брать фотоаппарат с собой повсюду, снимая все, что ему нравится, создавая свои первые репортажи. Скоро Смит начинают подрабатывать фотокорреспондентом в местной газете. Его коллеги отмечают его невероятное упорство и нежелание ставить себя в какие-то рамки при выполнении работы. Кроме того, Смит очень критически относится к своим работам и в один день даже уничтожил почти все свои первые снимки.

В 1936 году отец Смита покончил с собой. Местные СМИ неверно преподносили информацию об этом, переворачивая факты и обращая все в ложь, что стало настоящим испытанием для Юджина и его матери. Именно тогда Юджин решил посвятить свою жизнь честной и открытой фотожурналистике.

В дальнейшем он поступает в университет, где показывает некоторые свои работы руководству университета и они настолько впечатляются его произведениями, что решаются создать для Смита отдельный курс по фотографии. Но и здесь Юджин показывает свой непростой характер и вскоре, поняв что теоретические занятия его не устраивают, он уходит из университета и уезжает в Нью-Йорк.

В Нью-Йорке Юджин устраивается на работу в новостное издание, но вскоре покидает его, так как руководству издания не нравится, что он снимает не на среднеформатную камеру, а пользуется 35-миллиметровой. Отказ Смита от среднего формата был связан с тем, что 35-миллиметровая камера давала ему возможность более свободно чувствовать себя при съемке репортажа. Хотя, нужно признать, что в те времена качество снимков на 35-миллиметровую камеру, по сравнению с среднеформатной, оставляло желать лучшего.

С наступлением Второй мировой войны Юджин Смит работает фотокорреспондентом в различных точках Тихого океана. Более трёх лет он делает высококлассные репортажи о различных событиях на фронте. Смит был рядом с американскими войсками во время наступления на Японию, фотографируя события в различных горячих точках. В мае 1945 года он получает серьезное ранение с повреждением лица и вынужден долгое время провести в тылу, занимаясь лечением и реабилитацией. К этому времени относится его знаменитый кадр «Дорога в рай», на котором он запечатлел своих детей в окрестностях госпиталя; это была первая фотография, сделанная Смитом после ранения.

После окончания войны и выздоровления, Смит продолжает сотрудничество с журналами. В этот период выходят одни из самых знаменитых его работ, перевернувшие представления о фотожурналистике: “Сельский доктор” и “Испанская деревня”. Чуть позже выходят его не менее знаменитые серии: “Тяжелые времена на Бродвее”, “Суд присяжных”, “Чаплин на работе”, которые приносят Смиту мировую известность.

Серия «Сельский доктор», листайте галереюСерия «Сельский доктор», листайте галереюСерия «Сельский доктор», листайте галереюСерия «Сельский доктор», листайте галереюСерия «Сельский доктор», листайте галереюСерия «Сельский доктор», листайте галереюСерия «Сельский доктор», листайте галереюСерия «Сельский доктор», листайте галереюСерия «Сельский доктор», листайте галереюСерия «Сельский доктор», листайте галерею

В начале 70-х готов Юджин Смит отправляется в Японию, где делает одну из своих знаменитых серий ”Минамата”, названную так по имени города, в котором из-за промышленных выбросов ртути предприятием Chisso очень сильно пострадало местное население. В процессе этой работы Смит был сильно избит сотрудниками предприятия и работу по съемке доделывала его жена. Но цель была достигнута и проблема привлекла значительное внимание мировой общественности. Одной из самой известных работ Смита в этой серии стала фотография «Томоко Уемура в ванне», на которой запечатлена мать, баюкающая свою изуродованную вследствие воздействия ртути дочь в традиционной японской купальне.

Последние годы жизни Смит работает преподавателем и проводит выставки. 23 декабря 1977 года Смит перенес обширный инсульт, но частично восстановился и в дальнейшем продолжал преподавать и организовывать свой архив. Умер Юджин Смит 15 октября 1978 года от повторного инсульта.

Юджин Смит в корне перевернул представление о фотожурналистике. Если до него иллюстрации к статьям использовались в основном для украшения текста, то он возвел репортаж в ранг искусства. Он впервые стал использовать в репортаже серии фотографий. Его работы стали стандартом, на который ориентировалась фотожурналистика в течение многих последующих лет. Во всем этом и состоит вклад Смита в мировую фотографию.

Напишите в комментариях, что вы думаете о работах Смита и какие из них вам нравятся больше всего.

Удачи вам и отличных кадров!

Уильям Юджин Смит | Международный зал славы фотографии

Несмотря на молодость, его фотографический талант вскоре проявился, и местная газета наняла его для фотографирования спорта, авиации и разрушения пыльной чаши. Талант Смита привел к получению специальной стипендии, разработанной специально для него, чтобы изучать фотографию в Нотр-Даме, но он ушел после первого семестра. Беспокойство привело его в Нью-Йорк, где он был нанят Newsweek. В конце концов, он работал в Life и внештатно работал в периодических изданиях, включая Colliers, American, The New York Times и Harper’s Bazaar.За это время он женился и имел двоих детей.

Работая в Life, Смит был назначен военным корреспондентом и прославился своими эмоционально заряженными и правдивыми изображениями. Смиту было важно сфотографировать войну искренне и четко. Он сфотографировал 26 боевых вылетов авианосцев и 13 вторжений в Тихий океан и Европу, на суше, на море и в воздухе. Его изображения даже публиковались в японских журналах.

Его работа была прервана 22 мая 1945 года во время вторжения на Окинаву.Его лицо и руки были серьезно ранены гранатой. После двух болезненных лет многочисленных операций и выздоровления Смит едва мог держать камеру, но почувствовал растущую потребность и желание создавать изображения, которые были признаками надежды, счастья и социальной сознательности. «В тот день, когда я снова впервые попытался сделать снимок, я с трудом загрузил рулон пленки в камеру. И все же я был уверен, что первая фотография будет контрастировать с фотографиями войны и будет говорить об утверждении жизни… »

Его первой фотографией после травмы была фотография двух его маленьких детей, выходящих из темного леса.Он назывался «Прогулка в райский сад». Она стала одной из его самых известных и любимых работ, а Эдвард Стейхен выбрал ее в качестве финального изображения на выставке «Семья человека». Вернувшись к своей работе, Смит продолжил серию провокационных фотографических эссе, включая самые известные «Испанская деревня», «Сельский врач» и «Медсестра-акушерка». Он провел недели, погружаясь в жизнь своих подданных, что в то время было почти неслыханным.

Life опубликовал несколько из этих эссе, и, хотя его методы фотожурналистики были передовыми и блестящими, у него были трудности с редакторами.Смит отказался допустить, чтобы какие-либо фотографии и их макет были чем-либо, кроме его личного видения. Он ушел из журнала Life и присоединился к Magnum, который поддерживал и боролся за права фотожурналистов.

После того, как Смит покинул Life, он продолжил писать фотоэссе, поддержанные тремя стипендиями Гуггенхайма. Одно из самых крупных фотоэссе, которое он написал, было о городе Питтсбург. Он переехал в Питтсбург, где одержимо окунулся в проект. Смит сделал более 11000 фотографий, но после этого проекта был разбит физически, морально и финансово.Изображения никогда не публиковались и вызвали смятение в семье Магнума и Смита. Он оставил Magnum и свою семью и переехал в Нью-Йорк, где произвел серию изображений из своего окна.

Более удачным фоторепортажем была Minimata. В 1971 году Смит женился на Эйлин Миока Спраг и начал свой лихорадочный проект в Минимате, небольшой рыбацкой деревушке в Японии. Вода в деревне была отравлена ​​ртутью из-за индустриализации. Целое поколение людей родилось с ужасными недостатками.

К этому времени Смит был удостоен множества наград и много путешествовал, чтобы преподавать и читать лекции. Он переехал в Тусон, штат Аризона, в 1977 году, чтобы преподавать в Университете Аризоны и организовать свой архив в Центре творческой фотографии. 15 октября 1978 года Смит перенес инсульт со смертельным исходом.

W. Юджин Смит был введен в Международный зал славы и музей фотографии в 1984 году, а его почетная группа спонсируется журналом Rangefinder. Он был введен в должность за свою революционную фотожурналистику и установление стандарта для фоторепортажа. Хэл Гулд сказал: «В. Юджин Смит был знаменит в двадцать и стал легендой в сорок. В течение 1940-х и 50-х годов, когда передовой край творческой фотографии был найден в фотожурналистике, глубоко гуманистический стиль фотографического репортажа Смита постоянно реструктурировал и расширял выразительные возможности фоторепортажа до серьезного кредитного уровня ».

Центр творческой фотографии в Аризоне хранит самую большую коллекцию У. Юджина Смита, которая включает в себя 3000 мастер-отпечатков, тысячи негативов, контактных листов, пробных и исследовательских отпечатков, макетов книг, макетов журналов, писем, фотоаппаратов, оборудования для фотолаборатории и записей. .Семья Смита основала Мемориальный фонд У. Юджина Смита, благотворительную организацию, признающую фотографов, демонстрирующих приверженность гуманитарной фотографии.

«… Я всегда разрываюсь между позицией журналиста, фиксирующего факты, и художника, который часто неизбежно расходится с фактами. Моя основная забота — это честность и, прежде всего, честность с самим собой… »

Лори Оден для IPHF

W. Юджин Смит | О W.Юджин Смит | Американские мастера

Война в южной части Тихого океана, сельский врач в Колорадо, жертвы промышленного загрязнения в японской деревне — все это запечатлено на незабываемых фотографиях легендарного У. Юджина Смита. Независимо от того, где, что и кого он снимал, Смит неустанно работал над созданием запоминающихся портретов, раскрывающих сущность его предметов таким образом, чтобы это затрагивало эмоции и совесть зрителей. Работы этого блестящего и сложного человека остаются призывом к социальной справедливости и свидетельством искусства фотографии.

Смит родился в Уичито, штат Канзас, в 1918 году. О фотографии он узнал от своей матери Нетти. К тринадцати годам он был предан ремеслу, а к двадцать одному он был опубликован в десятках журналов. Прорыв для Смита произошел во время Второй мировой войны, когда он получил задание освещать войну на Тихом океане. В том же духе, который характеризовал его жизненный подход к работе, Смит бросился в дело. Он фотографировал на суше, в море и в воздухе, надеясь попасть в центр переживания войны и, по его словам, «погрузиться в самое сердце картины».”

Когда Смит наблюдал и фотографировал японских жертв войны, его совесть волновалась. Именно тогда он начал развивать в своем творчестве тему социальной ответственности. Он стремился затронуть эмоции зрителей и вдохновить их на работу во имя социальной справедливости. Как объясняет Смит, «я хотел, чтобы мои фотографии несли какое-то послание против жадности, глупости и нетерпимости, которые вызывают эти войны». Работа Смита во время войны была прервана, когда он был ранен, и он вернулся к жене и детям в северную часть штата Нью-Йорк.Когда он снова был готов к работе, он почувствовал, что ему «нужно сделать фотографию, противоположную войне». На фотографии «Прогулка в райский сад» его сын и дочь шагают через лес на поляну. Это оказалась одна из самых долговечных и любимых фотографий Смита.

После войны Смит написал серию фоторепортажей для журнала LIFE. Смит проводил недели, погружаясь в жизнь своих подданных. Этот подход, сильно отличающийся от обычной практики фотожурналистики, отражал желание Смита раскрыть истинную сущность своих предметов.В «Медсестре-акушерке», рассказе о Мод Каллен, чернокожей женщине, работающей в бедной общине в сельской местности на юге, Смит хотел, чтобы его эссе «сделало очень сильное впечатление о расизме, просто показав замечательную женщину, выполняющую замечательную работу в сфере здравоохранения. безвыходная ситуация ». Метод Смита приближаться к своим объектам и фотографировать их с более интимной точки зрения оказался успешным. Его редакторы журнала LIFE и широкая публика получили огромный отклик.

Смит, однако, все еще чувствовал острую потребность отделиться от ограничений журнальной индустрии и работать как независимый художник.В 1956 году Смит покинул журнал LIFE и начал работу над амбициозным исследованием жизни в Питтсбурге. Когда его попросили предоставить фотографии для книги о Питтсбурге, он представил проект в эпических масштабах, планируя широкий, многотематический подход, который показал бы город как живое существо. Он одержимо погрузился в работу, сделав более десяти тысяч фотографий, из которых было использовано только пятьдесят. Питтсбургский проект истощил его физически и финансово, и он так и не смог опубликовать проект в форме, которая соответствовала его видению.Этот опыт, хотя и трудный, стал для него прорывом; как отмечает его биограф Джим Хьюз, это «позволило ему и дальше смотреть на себя с точки зрения искусства, а не журналистики».

Смит полностью погрузился в артистическую жизнь в конце пятидесятых, оставив семью и переехав в лофт в Нью-Йорке, чтобы посвятить себя работе. В течение следующего десятилетия Смит проводил большую часть своего времени в своем лофте, фотографируя из своего окна уличную жизнь и фотографируя художников и музыкантов, которые разделяли его образ жизни.Кульминацией этого периода стала знаменитая ретроспектива работы Смита под названием «Пусть правда будет предубеждением» в Еврейском музее в Нью-Йорке в 1970 году. Вскоре после этого Смит начал работу над своим последним проектом. Работая со своей второй женой, Смит провел несколько лет в Японии, работая над книгой о жертвах промышленного загрязнения в рыбацкой деревне Минимата.

Когда У. Юджин Смит умер в Тусоне, штат Аризона, в 1978 году, он оставил в наследство одни из самых ярких фотографий в истории журналистики.Его личный подход к интеграции своей жизни в жизни его испытуемых произвел революцию в несколько новой форме фотожурналистики, известной как фоторепортаж. Его работа остается одним из основных мостов между фотожурналистами и фотографами изобразительного искусства. В конце концов, величайшим подарком У. Юджина Смита было его пожизненное настойчивое убеждение, что журналистская фотография всегда стремится к глубине и человечности своих сюжетов.

W. Юджин Смит: Питтсбург, портрет промышленного города

Фонд МАСТ впервые в Италии представляет выставку, полностью посвященную работам американского фотографа У. Юджин Смит (1918-1978) с 1955 года реализовал в Питтсбурге (штат Пенсильвания, США) самый известный промышленный город начала двадцатого века.

Спустя сто лет после рождения одного из главных героев мировой фотографии выставка MAST представляет богатую и значительную подборку работ о Питтсбурге, созданных У. Юджином Смитом, оставляя нам грандиозный и аутентичный портрет этого динамичного американского города. на пике своего экономического развития и одними из самых глубоких человеческих образов в истории фотографии.

Выставка в МАСТ, куратором которой является Урс Стахел, предлагает главное ядро ​​этой великолепной и кропотливой работы: 170 старинных гравюр из коллекции Художественного музея Карнеги в Питтсбурге о городе и вместе в Америке пятидесятых годов, между огнями. , тени и обещания счастья и прогресса.

Уильям Юджин Смит родился в Уичито, Канзас (США), в 1918 году. Он изучал фотографию в Университете Нотр-Дам в Индиане, а в 1937 году переехал в Нью-Йорк, где работал фотожурналистом для Newsweek. «Колье», «Парад», «Время», «Фортуна», «Взгляд» и «Жизнь».Во время Второй мировой войны он является корреспондентом с островов Сайпан, Иводзима и Окинава, Япония, где он серьезно ранен гранатой. В 1947 году он присоединился к коллективу журнала «Лайф», где опубликовал очень успешные работы: Сельский врач (1948), Vita senza germi (1949), Акушерка (1951), Милосердный человек (1954). В 1955 году на выставке «Семья человека» в Музее современного искусства в Нью-Йорке были представлены четыре его изображения.

В том же году, когда он присоединился к агентству Magnum, он согласился написать фоторепортаж о Питтсбурге.В 1959 году только часть этого амбициозного и болезненного предприятия стала достоянием общественности: Pittsburgh-W. Самая богатая версия произведения Юджина Смита «Монументальная поэма городу» с 36-страничным макетом, сделанным самим Смитом, появляется на страницах журнала «Photography Annual», который публикуется в журнале Popular Photography.

В 1977 году он переехал в Тусон, штат Аризона, где получил должность профессора университета. Его очень богатый архив становится частью коллекции Центра творческой фотографии Университета Аризоны.Он умер в Тусоне 15 октября 1978 года.

МАЧТА.
via Speranza 42, Bologna
16 мая — 16 сентября 2018 г.
www.mast.org

Вход свободный

Время работы
Вторник — воскресенье 10.00 — 19.00

Juxtapoz Magazine — Признательность У. Юджину Смиту

Известный многим как король фотографических эссе, Уильям Юджин Смит установил стандарты фотожурналистики своими увлекательными фотографическими эссе.

Смит отправлял свои работы в такие издания, как LIFE, часто рисковал своим эмоциональным благополучием, чтобы запечатлеть определенные моменты. Фактически, Смит был признан фигурой в мире фотографии как символ преданности своему делу. Как цитируется Смит, он «никогда не делал никаких картинок, хороших или плохих, не заплатив за это эмоциональной суматохой».

Родившийся в 1918 году в Уичито, штат Канзас, Смит начал фотографировать в молодом возрасте 15 лет для двух своих местных газет.Затем он поступил в Нью-йоркский институт фотографии и в 1937 году начал свою карьеру в Newsweek (теперь это Newsweek ). Однако его уволили за отказ использовать среднеформатные камеры. Он стал работать военным фотографом в журналах Flying Magazine, LIFE и Parade соответственно. Полностью отдавшись этим проектам, Смит получил серьезные травмы, работая военным корреспондентом Parade во время американского наступления на Японию.Выздоровев, он вернулся к работе, вернувшись к жестоким военным сценам.

Смит скончался от инсульта в 1987 году, через год после переезда в Тусон, где он преподавал в Университете Аризоны. В Тусоне в Центре творческой фотографии сейчас хранятся архивы Смита. Кроме того, чтобы сохранить его наследие, в 1979 году был основан Фонд В. Юджина Смита, который «ищет и поощряет» фотографов, которые работают над защитой подлинной фотожурналистики. Существует также двухтомная книга, посвященная жизни и карьере Смита, которая до сих пор лежит на полках.

Смита навсегда запомнили как человека, который превратил фоторепортаж в изысканный вид искусства. Смит продемонстрировал силу фотографических эссе в красивом и тревожном освещении Второй мировой войны, клиники доктора Швейцера во Французской Экваториальной Африке, буйного города Питтсбург, борьбы американских врачей и пагубного загрязнения, от которого страдают жители Минаматы в Японии. Как говорится на веб-сайте Мемориального фонда У. Юджина Смита, «работа [Смита] была его памятником.”

Мелани Розенблатт

7 уроков W. Юджин Смит научил меня уличной фотографии

Нью-Йорк, 1956. Авторское право: Magnum Photos

W. Юджин Смит — одна из легенд фотографии. Хотя он был печально известен своей маниакальностью, эмоциональной отстраненностью и необоснованностью, он направил эту энергию на то, чтобы стать одним из лучших фотографов, которых когда-либо видела история. Я считаю, что его подход очень похож на подход Стива Джобса.

Я надеюсь, что эта статья поможет вам лучше понять W.Юджин Смит, его работы и его философия фотографии — чтобы вывести свои работы на новый уровень.

1. Имейте цель фотографировать

Томоко в своей ванне, мать и дочь с болезнью Минамата, Япония. Авторское право: Magnum Photos

W. Юджин Смит был фотографом-гуманитарием. Он задокументировал бесчисленные войны, социальные проблемы и даже поставил на кон свою жизнь. Его не интересовали просто красивые фотографии — он хотел, чтобы его фотографии вызывали эмоциональный резонанс у зрителя и воплощали определенную историю в жизнь.

В редком интервью 1956 года великому портретисту Филиппу Халсманну они обсуждают, почему У. Юджин Смит фотографирует именно так:

Халсманн: «Когда вы считаете, что фотограф имеет право рисковать своей жизнью, чтобы сделать снимок?»

Смит: «Я не могу на это ответить. Это зависит от цели. Разум, вера и цель — единственные определяющие факторы. Сабж не честная мера.

Я думаю, что у фотографа должна быть какая-то причина или цель .Я бы не хотел рисковать своей жизнью, чтобы сделать еще один кровавый снимок для Daily News, но если это может изменить отношение людей к войне, тогда Я чувствую, что это будет стоить моей жизни . Но я бы никогда никому не посоветовал принять это решение. Это должно быть их собственное решение. Например, когда я был на авианосце, я не хотел летать в Рождество, потому что не хотел раскрашивать все остальные Чистьма для своих детей ».

W. Юджин Смит часто оказывался на передовой многих конфликтов и войн — когда его жизнь была буквально на кону.Но он не рисковал своей жизнью ради этого. Скорее, у него была ясная цель. Он точно знал, что хочет запечатлеть , потому что у его фотографий была причина и цель.

Пункт выдачи:

Часто нам, уличным фотографам, трудно понять , почему мы фотографируем . Однако это очень важный вопрос, который нужно задать себе, иначе мы просто зря теряем время.

Мы что, пытаемся просто делать снимки? Или мы пытаемся уловить что-то глубокое и значимое в обществе? Пытаемся ли мы раскрыть себя с помощью фотографии? Пытаемся ли мы установить связь с сообществом или отдельными людьми, чтобы показать их образ жизни остальному миру?

Это вопрос, на который вы можете ответить только сами.

2. Будьте уважительны

ИСПАНИЯ. Деревня Делейтоса в Западной Испании. 1951.

Хотя У. Юджин Смит был известен как агрессивный человек и отшельник, в душе он был фотографом-гуманитарием. Он искренне заботился о своих предметах и ​​хотел фотографировать, чтобы показать социальную несправедливость и пролить свет на факты с помощью своих фотографий.

Было много раз, когда он запечатлел интимные моменты. Но как он мог запечатлеть эти моменты, не вторгаясь и не проявляя уважения? Например, был случай, когда В.Юджин Смит использовал вспышку, чтобы сфотографировать скорбящую семью. Халсманн бросает вызов Смиту в их интервью о том, почему он использовал вспышку и решил «вмешаться» в этот эмоциональный момент:

Халсманн: «Мне особенно запомнились ваши фотографии поминок в Испании [вверху], людей, смотрящих на лицо мертвеца — сколько снимков вы сделали?»

Смит: « Два, и один для включения. Я не хотел вмешиваться.

Халсманн: «Пьеро Сапорити, корреспондент Time-Life в Испании, однажды сказал мне, что вы использовали керосиновые лампы.”

Смит: «У Сапорити чудесная память, такая творческая! Это была моя версия доступного света. Я использовал одиночную вспышку вместо свечи.

Halsmann. « Здесь были люди в глубокой печали, и вы вставляли им в глаза лампочки-вспышки, тревожа их горе. Какое оправдание вашего вторжения?

Смит: «Думаю, я бы не смог этого сделать, если бы не заболел накануне.Я заболел желудочными спазмами в поле, и ко мне подошел незнакомец и предложил мне выпить вина, которое я не хотел, но из любезности его доброты я согласился. А на следующий день по случайному стечению обстоятельств он подбежал ко мне и сказал: «Пожалуйста, мой отец только что умер, и мы должны его похоронить, и вы отвезете меня туда, где они заполняют бумаги?»

И я пошел с ним в дом, и я был ужасно вовлечен в печальную и сострадательную красоту поминок, и когда я увидел, что он подошел близко к двери, я шагнул вперед и сказал: ‘Пожалуйста, сэр, я не на этот раз хочу опозорить, но позвольте мне сфотографировать », — и он сказал:« Для меня будет честью. ‘”

W. Юджин Смит продолжает, рассказывая, что потенциально навязчивые фотографии оправданы только тем, что имеют важное назначение:

« Я не думаю, что изображение ради картинки оправдано — только когда вы рассматриваете цель . Например, я сфотографировал рожающую женщину для рассказа об акушерке. На моих фотографиях есть как минимум два пробела отличных картинок ».

Смит также подчеркивает, что быть человеком важнее фотографа.В определенных жизненных ситуациях помочь объектам съемки важнее, чем просто сделать фотографию:

Один из них — день «Д» на Филиппинах, о женщине, которая изо всех сил пытается рожать в деревне, которая только что была разрушена нашим обстрелом, и этой женщине, рожающей против этого здания — Моя единственная мысль в то время заключалась в том, чтобы помочь ее . Если бы был кто-то другой, хотя бы такой же компетентный, чтобы помочь, как я тогда, я бы сфотографировал. Но , как я стоял, как изменяющиеся обстоятельства — ни одна чертова картина того не стоит!

Пункт выдачи:

Как фотографы, наша цель — делать фотографии, у которых есть цель.Однако в то же время — бывают ситуации, когда мы попадаем в неудобные с этической точки зрения условия. Когда фотографировать правильно или неправильно?

Если мы можем взять реплику Смита, нам нужно еще раз — быть очень целеустремленными при фотографировании. Вы просто фотографируете в надежде получить много «избранных» или «лайков» на Flickr или Facebook? Или вы пытаетесь сказать что-то более глубокое о человечестве через фотографию, которую вы делаете?

Как уличные фотографы, мы также танцуем между серой линией этики фотографирования людей.Однако помните, в конце концов, важно быть в первую очередь человеком, а во вторую — фотографом. Если есть кто-то, кто искренне не хочет, чтобы вы их фотографировали — я буду уважать это.

Также не воспринимайте ваши темы только как контент. Они живые, дышащие люди. Общайтесь с ними, относитесь к ним с уважением и относитесь к ним так, как вы бы хотели, чтобы относились к вам сами.

3. О позирующих фото

Фермер разгружает осла перед своим домом. Его жена выливает грязную воду для мытья посуды.Эстремадура. ИСПАНИЯ. 1951. Авторское право: Magnum Photos

Один интересный вопрос в интервью, который Халсманн задал Смиту, касается этики позирования фотографии. В то время философия Анри Картье-Брессона заключалась в том, что «неэтично» ставить какую-либо фотографию (хотя некоторые из самых известных фотографий HCB в истории действительно были постановочными. Вы можете просто посмотреть контактные данные трансгендерного мужчины в Испании. ).

Смит не считал проблемой позировать фотографию, поскольку это должно было усилить аутентичность места или сцены.Он уточняет ниже:

Халсманн: «Я помню вашу фотографию испанки, поливающей воду на улице. Это было постановкой? »

Смит: «Я бы без колебаний попросил ее вылить воду. ( Я не возражаю против постановки, если и только если чувствую, что это усиление чего-то абсолютно аутентичного для этого места. ) »

Халсманн: «Cartier-Bresson никогда не просит об этом…. Почему вы нарушаете это основное правило откровенной фотографии? »

Смит: «Я не писал правил — почему я должен им следовать? Поскольку я потратил много времени и исследований, чтобы понять, чем я занимаюсь? Я спрашиваю и принимаю меры, если считаю, что это законно.Честность заключается в моей — фотографической — способности понять «.

Пункт выдачи:

Под уличной фотографией обычно понимают откровенные фотографии, сделанные в общественных местах. Однако были также очень известные в истории уличные фотографии, которые были позированными (и не совсем откровенными). Например, когда Уильям Кляйн сфотографировал ребенка с ружьем, он сказал ему: « Посмотри крепко! »Другой случай — Дайан Арбус сфотографировала ребенка с гранатой в парке.Парень смотрел прямо в камеру, осознавая, что его фотографируют (не совсем откровенно).

Я думаю, что уличная фотография лучше всего откровенна, но это не обязательно. Я считаю, что пока вы пытаетесь передать что-то подлинное в этом человеке, это нормально. Думаю, Смит тоже согласился бы.

Около 90% фотографий, которые я делаю на улице, откровенные, а 10% из них — позирующие. Обычно я фотографирую людей откровенно, а потом иногда общаюсь с ними и прошу сфотографировать их.Для меня это отличный шанс пообщаться со своими предметами и лучше их узнать.

Есть и другие случаи, когда я хочу более уважительно относиться к моему объекту и прошу разрешения сфотографировать его. Обычно я обнаруживаю, что когда я прошу их не улыбаться, сквозь них просматривается более «искреннее» выражение лица. Это совет, который я узнал от Чарли Кирка и Мартина Парра, поскольку люди обычно не улыбаются, когда они выходят на улицу.

Предпочитаете ли вы откровенные или постановочные изображения — просто помните, постарайтесь понять предмет и следуйте своей интуиции.

4. Управляйте своими изображениями

Члены Guardia Civil, сельской полиции, патрулирующей испанскую сельскую местность. ИСПАНИЯ, 1951. Авторское право: Magnum Photos

W. Юджин Смит был одержим, когда дело доходило до печати его собственных работ. Он не остановился, пока не создал то, что считал «идеальным». Почему он был таким навязчивым, когда дошло до этого? Он делится с Халсманном:

Халсманн: «Почему вы печатаете свои собственные фотографии?»

Смит: «По той же причине, по которой великий писатель не передает свой черновик секретарю… Я ретуширую.”

Пункт выдачи:

Для некоторых людей очень важно иметь творческий контроль над тем, как в итоге будет выглядеть фотография.

Конечно, теперь, когда большинство из нас снимает цифровым способом, мы больше не печатаем наши изображения, а обрабатываем их постобработку. Те из нас, кто снимает пленку, мы либо отправляем в лабораторию, либо обрабатываем сами.

Лично я не думаю, что вам нужно всегда постобработать или проявить свой собственный фильм. Например, Анри Картье-Брессон умел (но не очень интересовался) проявкой и обработкой собственной пленки.Он также распечатал свою работу на главном типографе, которому он доверял. Его больше интересовала фотография.

Лично я тоже не обрабатываю свою работу. Что касается моей цветной работы, я отправляю ее в Costco и заставляю их сканировать для меня (большая цена — 5 долларов США). Что касается черно-белой работы, я, конечно, разрабатываю ее сам (отправлять в лабораторию слишком дорого), но я предпочитаю, чтобы это делал кто-то другой, если я могу. Меня больше интересует фотографирование.

Однако я думаю, что мы должны сосредоточиться на согласованности с точки зрения вывода наших изображений.Например, если вы снимаете в цифровом формате — используйте одну и ту же предустановку или пытайтесь каждый раз имитировать один и тот же «вид» на своих фотографиях. Если вы работаете в черно-белом режиме, не используйте некоторые фотографии с низкой контрастностью, высокой контрастностью и другими оттенками сепии. Будьте последовательны.

То же самое и с цветом — не делайте некоторые изображения ненасыщенными, некоторые — слишком насыщенными и не добавляйте эффекты лимузина только к некоторым фотографиям. Сохраняйте постоянный «внешний вид».

С пленщиками я рекомендую долгое время придерживаться одного типа пленки и метода обработки.Я думаю, что пробовать новые типы фильмов — это весело, но, в конце концов, постарайтесь придерживаться одного (как только вы найдете тот, который вам нравится). Лично я предпочитаю Kodak Portra 400 (новый) для цвета и Kodak Tri-x для черно-белого (вы не ошибетесь). А для ваших методов разработки постарайтесь использовать те же химические вещества и время обработки.

5. Не торопитесь

СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ. Пенсильвания. Город Питтсбург. Сталевар. 1955. Авторское право: Magnum Photos

W. Юджин Смит буквально вложил свою жизнь в свою работу — и это убило его (буквально).Он часто принимал много наркотиков, чтобы постоянно работать и печатать свои фотографии — и делал это всю свою жизнь (пока он не скончался трагически в раннем возрасте).

Одним из проектов, на которые он потратил много времени и энергии, был его Питтсбургский проект. Проект, рассчитанный на три недели, в его «Питтсбургском проекте Dream Street» превратился в ~ 17 000 картин (~ 472 пленки).

К презрению своих редакторов, он продолжал работать над проектом — и отказывался останавливаться, пока не почувствовал, что он завершен или закончен.Смит объясняет важность времени с точки зрения проекта (и жизни):

Халсманн: «Сколько времени стоил ваш Питтсбургский опус?»

Смит: « Это обошлось мне в слизистую оболочку живота и намного больше, помимо . … Работая над ним, я уволился (из некоего неназванного журнала) ».

[В этом месте стенограммы формат вопросов и ответов нарушен, хотя он продолжает: «После того, как Филипп задал ему вопросы, Филипп прижал его к следующему: Смит объяснил, что работал над опусом. в течение нескольких лет, включая три месяца нахождения в штате, которые он считал «украденными».’

Смит подробно рассказывает, почему его проект занял так много времени и почему ему понадобилось так много изображений, чтобы завершить свое видение:

Смит: «Оценить это невозможно, — сказал Смит. «Если бы я мог печатать исключительно, это все равно заняло бы как минимум год. Теперь у меня 200 отпечатков с 2000 негативов… »]

Халсманн: «Что бы кто-нибудь в мире сделал с 200 отпечатками?»

Смит: « Каждый отпечаток, который я сделал, представляет собой главу, а 200 представляют собой синтез.

Халсманн: «Вы не ограничиваете время этой работы?»

Смит: «Я также отвлекся на какое-то время из-за почти столь же сложного цветного проекта — одной из моих худших неудач, которую я считаю посещением школы».

Пункт выдачи:

17 000 снимков или примерно 472 рулона пленки — это колоссальное количество фотографий (даже по цифровым стандартам). Однако Смит фотографировал как сумасшедший не просто ради этого.У него было определенное видение Питтсбурга, которое он хотел передать, что заняло у него много времени (и через множество фотографий).

Смит страдал от множества сомнений и неудач в своем проекте в Питтсбурге, но он продолжал упорствовать и не торопиться. У него были все эти редакторы и посторонние, которые цеплялись за его спину, чтобы ускорить его проект (в конце концов, проект должен был занять всего три недели), но Смит пошел по необоснованному пути и продолжил свой проект.

Мы часто торопимся с собственной работой.Мы не позволяем нашим фотографиям сидеть и мариноваться достаточно долго, и мы часто не тратим достаточно времени на редактирование снимков. Поэтому это приводит к тому, что мы загружаем в Интернет слишком много работы, некоторые из которых хороши, а другие — лишь «так себе».

Я думаю, особенно в сегодняшнюю цифровую эпоху: лучше меньше, да лучше. Показывать меньше работы — значит проявлять больше дисциплины как фотографа. Более того, очевидно, что работа, которую вы проделаете, будет сильнее.

Так что не нужно спешить — не торопитесь с работой.На завершение лучших проектов уходят годы или даже десятилетия. Не торопитесь, и вы будете вознаграждены.

6. Не беспокойтесь о финансах

Сталелитейщик, Питтсбург, 1955. Авторское право: Magnum Photos

Когда Смит работал над своим Питтсбургским проектом, он столкнулся со многими финансовыми неудачами. В то время он не зарабатывал деньги, он занимал деньги у своей семьи, и ему постоянно не хватало средств (он едва мог позволить себе пленку и бумагу для печати). Однако он не позволил этому отбросить его назад. Халсманн спрашивает о финансах:

Халсманн: «Как это можно профинансировать? Есть ли способ сегодня здесь, в Америке, заплатить человеку за эту работу? »

Смит: « Сколько времени понадобилось Джойсу, чтобы сыграть« Улисс »? Без этого я никогда не смог бы успокоиться внутри себя.

Халсманн: «А что, если у фотографа нет финансовых средств?»

Смит: «Я посоветую им не делать этого, и я надеюсь, что они сделают это.

Халсманн: «Что, если этого никто не увидит? Кроме нескольких друзей? »

Смит: «Ответьте на этот вопрос, и вы увидите, как действовали художники на протяжении кровавых веков. Целью является сама работа ».

Пункт выдачи:

Это, пожалуй, один из моих любимых отрывков из Смита.Он был человеком, которому наплевать на финансы, известность или репутацию. Он был заинтересован только в том, чтобы делать великие дела — это было самоцелью. Его даже не волновало, увидят ли фотографии кто-нибудь, у него было сильное желание создать эту работу.

Мы все социальные существа и жаждем внимания и восхищения со стороны сверстников и семьи. Это натурально. Однако в то же время это может быть скользкая дорога. Вместо того, чтобы делать работу ради нее, мы делаем это, чтобы доставить удовольствие другим.

Когда дело доходит до уличной фотографии, мы также можем получить похвалу за наши фотографии (вместо того, чтобы делать отличные фотографии). Сколько «лайков» или «фаворитов» достаточно?

Мы должны стрелять на улицах как самоцель. То есть мы делаем это ради этого — чтобы улучшить нашу собственную работу ради собственной любви, а не пытаться произвести впечатление на других.

Легкое противоядие, чтобы сосредоточиться на своей работе: сделайте перерыв в публикации своей работы в социальных сетях в течение года. Поверьте мне, это кажется долгим, но проходит довольно быстро и, вероятно, невероятно поможет вашей фотографии.Я знаю, что это помогло мне.

Около года назад по совету Чарли Кирка я решил не выкладывать свои новые работы в течение года. Конечно, это было невероятно сложно (я всегда любил получать много просмотров, лайков и фаворитов) , но это помогло мне сосредоточиться на моей фотографии. Это заставило меня меньше сосредотачиваться на восхищении другими и больше на себе — чтобы создавать великолепные образы для себя.

В настоящее время я делюсь большим количеством своих изображений, снятых полгода-год назад, но все же стараюсь не делиться слишком большой частью своих работ.Я обнаружил, что как только я получаю привычку регулярно загружать работы, это снова заставляет меня зацикливаться на внешнем признании и проверке, а не на моем собственном признании (а также на проверке близких друзей и коллег).

7. Расскажите историю

СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ. Колорадо. Креммлинг. 1948.
Д-р Роберт CERIANI отправляется навестить своих пациентов пешком в их отдаленные деревни. Авторское право: Magnum Photos

У Юджина Смита меня всегда восхищала его способность создавать невероятные «рассказы с картинками».На ум приходят некоторые из его работ, например, серия Japan Minamata Bay, в которой он сфотографировал последствия выливания ядовитой воды в реку (и ее воздействие на мирных жителей). Другим моим любимым его проектом была серия «Сельский врач», в которой он провел 23 дня, следуя за доктором в Колорадо, документируя свои повседневные проблемы и взаимодействия с пациентами.

W. Юджину Смиту очень хотелось «углубиться» в свои проекты. Он не просто сделал несколько красивых фотографий и снял их.Скорее, он погрузился в жизнь своих подданных и узнал их от и до. Это помогло ему создать интимные портреты и образы, которые действительно рассказывали истории. Способ, которым он также редактировал и упорядочивал свои фотографии, также добавил к «фоторепортажу», прославившемуся журналом LIFE в 50-х годах.

Пункт выдачи:

В наши дни с социальными сетями я бы сказал, что работа над проектами или «фоторепортаж» — это потерянное искусство. Большинство уличных фотографов сосредотачиваются на отдельных запоминающихся изображениях (а не на более крупных проектах, за которыми стоит больше истории и глубины).

Не поймите меня неправильно, я люблю запоминающиеся одиночные изображения. Однако я думаю, что в конце концов они бледнеют по сравнению с проектами, которые имеют большую глубину и душу и знакомят людей на более глубоком уровне.

Поэтому я рекомендую вам не просто сосредотачиваться на отдельных изображениях, а работать над более долгими проектами. Вы можете начать работу над своим собственным проектом уличной фотографии, прочитав эту статью: «Как начать свой собственный проект уличной фотографии».

Заключение

W.Юджин Смит смотрит в окно в Питтсбурге, 1957 год.

У. Юджин Смит был одним из великих фотографов истории, который не принимал чушь ни от кого и руководствовался собственной интуицией и душой, когда дело касалось его работ. Хотя он не был самым дружелюбным парнем и временами немного нервничал, у него было глубокое сострадание к своим объектам и жгучее чувство любопытства, которое помогло ему на глубоком уровне соединиться с теми, кого он фотографировал.

Я думаю, что как уличные фотографы мы можем многому научиться из его философии (и его потрясающих изображений).

Не беспокойтесь о славе, признании или деньгах, когда дело касается фотографии. Давайте пойдем по стопам Смита и сделаем эту работу как самоцель — чтобы открыть что-то об обществе и для себя.

Цитаты У. Юджина Смита

Портрет У. Юджина Смита

Ниже приведены некоторые из моих любимых цитат У. Юджина Смита:

  • «Мир просто не подходит для формата 35-мм камеры».
  • «Я никогда не находил границ фотографического потенциала.Достигнув каждого горизонта, он обнаруживает вдали еще один манящий знак. Я всегда на пороге ».
  • «Страсть во всех великих поисках и необходима во всех творческих начинаниях».
  • «Я никогда не делал никаких картинок, хороших или плохих, не заплатив за это эмоциональной суматохой».
  • «Я хотел, чтобы мои фотографии несли какое-то послание против жадности, глупости и нетерпимости, которые вызывают эти войны».
  • «… и каждый раз, когда я нажимал кнопку спуска затвора, это был крик осуждения, брошенный с надеждой, что картина может выжить в течение многих лет, с надеждой, что они могут эхом отозваться в умах людей в будущем, вызывая у них осторожность и память. и реализация.”
  • «Что толку в большой глубине резкости, если нет адекватной глубины ощущения?»

Дополнительная литература

СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ. Пенсильвания. Город Питтсбург. 1955.
Вид на горизонт ночью с рекой Делавэр. Авторское право: Magnum Photos

W. Eugene Smith Documentary

Ниже представлен превосходный документальный фильм о В. Юджине Смите. Настоятельно рекомендую всем посмотреть это, чтобы лучше понять его характер и страсть:

В. Юджин Смит: фотография стала трудной (1/9)

W.Юджин Смит: Фотография стала сложной (2/9)

В. Юджин Смит: Фотография стала сложной (3/9)

В. Юджин Смит: фотография стала трудной (4/9)

В. Юджин Смит: Фотография стала сложной (5a / 9)

В. Юджин Смит: Фотография стала сложной (5b / 9)

В. Юджин Смит: Фотография стала сложной (6/9)

W.Юджин Смит: Фотография стала сложной (7/9)

В. Юджин Смит: фотография стала трудной (8/9)

В. Юджин Смит: фотография стала трудной (9/9)

Фото У. Юджина Смита

Ниже приведены некоторые из моих любимых фотографий У. Юджина Смита (которые не были включены выше):

Книги У. Юджина Смита

W.Юджин Смит (2011)

Если у вас есть только одна книга об У. Юджине Смите, то это книга, которую вам нужно. Превосходная коллекция работ его жизни.

Dream Street: Питтсбургский проект У. Юджина Смита,

Фотографии из его печально известного Питтсбургского проекта. Вероятно, его самая запоминающаяся работа (в которую он вложил больше всего жизни).

W. Юджин Смит в Стальном Городе — Belt Magazine

Джереми Либаргер

«Следует избегать изображения земли, в которую никогда не попасть и пробуждающей надежды, которые никогда не будут реализованы, поскольку потворство своим слабостям только усложняет существование.
— Ханиэль Лонг, Заметки для новой мифологии

«Кроме этого, Икар, как прошел полет?»
— В. Юджин Смит

Юджин Смит прибыл в Питтсбург в марте 1955 года, человек, одержимый спасением. Он недавно уволился с должности штатного фотографа в Life , протестуя против того, что он считал неудачным макетом журнала его фоторепортажа, документирующего Нобелевского лауреата Альберта Швейцера. Смиту было 36 лет, и он был одним из выдающихся фотожурналистов Америки.Его работа в Тихоокеанском театре во время Второй мировой войны — наряду с последующими эссе, описывающими деревню во французской Испании, сельским врачом в Колорадо и афроамериканской медсестрой-акушеркой в ​​сельской местности Южной Каролины — были вехами в современной фотографии. Его честность и безупречное мастерство заслужили уважение с оттенком осторожности. Редакторы знали, что он может быть резким, как свалка.

Теперь он плыл по течению. В долгах, постоянно пил, измученный диетой, состоящей из бензедрина и слабительных, Смит поразил Питтсбург, отчаянно пытаясь спасти то, что осталось от его карьеры.Его жена Кармен вернулась домой в Кротон-он-Гудзон, штат Нью-Йорк, ухаживала за их четырьмя детьми и содержала (часто при поддержке ) домработницу, проживающую в семье. Тем временем в Филадельфии любовница Смита, Марджери Льюис, недавно незаконно и нежелательно родила их сыну. Это были пресловутые темные времена, омраченные смертью матери Смита, Нетти, в феврале. Вихрь горя, мести, отчаяния и своего рода хищного идеализма вогнал его в Стальной Город.

В любом случае это миф. Правда в том, что его туда, скорее всего, привели деньги. В феврале 1955 года Смит получил записку от Стефана Лоранта — бывшего редактора немецких газет M ü nchner Illustrierte Zeitung и британской Picture Post — с предложением написать главу в грядущей книге, посвященной двухсотлетию Питтсбурга. Проект был одобрен Конференцией Аллегейни по развитию сообществ, общественной организацией, основанной Ричардом Кингом Меллоном, наследником крупнейшего банковского состояния Америки.Смит и Лорант организовали встречу за завтраком на Манхэттене 10 марта, во время которой Лорант изложил основы того, что должно было стать коротким, но прибыльным заданием: две-три недели съемок фрагментов жизни современного Питтсбурга после неспешной игры. сценарий, разработанный Лорантом, с авансом в 500 долларов на общую сумму 1200 долларов (примерно 10 500 долларов в долларах 2014 года). Смит попросил Magnum, престижное фотоагентство, к которому он только что присоединился, согласовать контракт. К концу месяца он жил полный рабочий день в Питтсбурге.

«Джин был не первым фотографом, с которым я разговаривал», — позже сказал Лорант Джиму Хьюзу, биографу Смита. «Первым был Эллиот Эрвитт; Джин был вторым ». Судьба распорядилась так, что нанять Смита было неопровержимым и трагичным решением.

* * *

Питтсбург в 1955 году был архетипическим городом Ржавого Пояса, то есть типичным американским городом. Перепись 1950 г. зафиксировала более 676 000 жителей; Это был двенадцатый по величине город страны после Сан-Франциско и перед Милуоки.Властелин королей-демократов Дэвид Л. Лоуренс был мэром шесть лет и направлялся в особняк губернатора. Сталь определяла это место и его характер, хотя такие подотрасли, как алюминий, стекло, нефть и судостроение, имели свои собственные опорные пункты. Самые известные имена Питтсбурга — Карнеги, Меллон, Фрик, Вестингауз и Хайнц — были синонимами экономической непобедимости Америки. Однако, в отличие от других промышленных центров, Питтсбург описал себя как переживающий «возрождение», отказавшись от дымовых труб в пользу элегантных стеклянных башен и своих грязных трущоб в образцовых городских кварталах.В брошюрах говорилось, что это переходный город, и Смиту было поручено запечатлеть яркое стремление к современности.

1955 Питтсбург

«Джин приехал в большом универсале», — сказал Лорант Джиму Хьюзу. «Когда он распаковал его, один багаж за другим, я сказал себе:« Этот парень приезжает на две недели? »Он принес граммофон, пластинки, казалось, все на свете».

Это должно было стать первым знаком того, что задумал Смит, было более амбициозным, чем традиционный фоторепортаж.Поселившись в своих арендованных апартаментах на Грандвью-авеню на вершине горы Вашингтон, он изучал книги и карты по истории Питтсбурга, громко крича квартеты Бартока до поздней ночи, пока боролся с этим закопченным местом, вырезанным из волнения родственных рек. Днем он пересекал Питтсбург в своем зеленом универсале и бродил по окрестностям пешком; он смотрел на город так, как будто кислотный сон сводит с ума. Первый месяц он почти не касался своих фотоаппаратов.

«Проект идет медленно и пока не очень хорошо.Хотя есть некоторые признаки того, что у нас с Лорантом разногласия в направлениях и намерениях, до сих пор отношения были приятными. Черт возьми, на то, чтобы закончить здесь, уйдет еще как минимум четыре недели », — написал Смит Джону Моррису, своему агенту в Magnum, 20 апреля.« Небольшие признаки »его творческих разногласий с Лорантом вскоре перешли в тупик. .

Лорант передал Смиту сценарий съемок с 25 категориями, включая «Сталелитейную промышленность», «Национальности и их клубы», «Библиотеки», «Жизнь на реке», «Жизнь в парках» и «Универмаги».«Хотя последние фотографии Смита иллюстрируют каждый из них, они делают это наиболее информативным и разнообразным образом. Еще до того, как он приехал в Питтсбург, Смит думал о своей работе в оперном масштабе: «Пусть будет ясно, что с того первого завтрака у меня было эссе — для себя и как инструмент против Life — когда моя поездка закончилась, независимо от моего добросовестного уважения моих обязательств перед потребностями Лоранта », — писал он Джону Моррису в 1956 году. С самого начала Смит понимал свое задание в Питтсбурге как способ искупить себя духовно и художественно, а также как возможность сделать окончательный заявление о величии фотографии.

Его вдохновение было больше литературным, чем визуальным: Duino Elegies Рильке, Джойса Ulysses, романы Фолкнера и Томаса Вулфа, лирические и жесткие пьесы Шона О’Кейси. В своей заявке 1956 года на стипендию Гуггенхайма Смит изложил свое всеобъемлющее кредо:

Питтсбург, г. Попытка фотографического проникновения в суть вечно преходящего непосредственного существования города. Его физические характеристики (и физический портрет) через поверхностные линии и детализацию — через красноречие обдумываемых перспектив и детали многих фрагментов.Длинные приземистые здания промышленных предприятий, порок трущоб и то, как временами оба уступали место чистоте и уходу за зеленью в недавно построенных парках рядом с недавно построенными зданиями. От испорченного даже до того, насколько мягкий и чувственной красотой может быть город — виден с высоты, глядя вдоль зданий и вверх по реке до луны, которая только что полностью вышла из-под горизонта. И еще одна попытка фотографического проникновения, основанная на изучении, осознании и участии, результат, который передал бы ощущение характера города, даже духу и духовному — и я бы получил результат с разумной точки зрения.

В другом месте того же приложения он описал свой подход как более всеведущий и более панорамный, чем в любом из его предыдущих эссе. «Я буду наблюдать, внимательно изучая фотографии, этих людей, когда я встречаюсь с ними во время участия в повседневной жизни города… Я не буду на этот раз (фотографически) знать любого человека как целостную личность. Для человека, в моем нынешнем эссе, является частью команды, составляющей единое целое, которым является город… »

Смит усердно работал с момента своего прибытия в марте до своего отъезда в начале августа.Фрэн Эрзен, секретарь по правовым вопросам, которая подружилась с ним в Питтсбурге, вспоминала: «Он не спал сорок восемь часов. Он принимал бензедрин, и были времена, когда я видел его в среду, и он говорил: «Я не спал с воскресенья». Потом он терял сознание ». Разнообразие мест и сценариев, которые он запечатлел, свидетельствует о его беспорядочном взгляде: портреты светских обедов смешиваются с кадрами городских трущоб; строгие силуэты дымовых труб упираются в нуаристые картины ночного города; ртутные арабески железнодорожных дворов имитируют блеск пригородных улиц и извилистые русла рек.Вызывающие воспоминания названия улиц Питтсбурга — Брид-стрит, Лав-стрит, Дрим-стрит, Прайд-стрит, Климакс-стрит, Земляничный путь — стали предзнаменованиями, составившими десятки, если не сотни, фотографий. Смит «просто пошел и влюбился во многие вещи», — сказал позже Лорант. «Когда он пришел на Питтсбургский завод болтов и винтов, я подумал, что он сделает один снимок. Ну, он провел целую неделю или больше ».

20 мая, когда Смит снимал в Институте Меллона в Окленде, кто-то ворвался в его универсал и украл пять фотоаппаратов, десять объективов, коробку с пленкой и другое разное оборудование.По оценкам Смита, было потеряно около 500 изображений. В течение следующих нескольких дней он обыскивал городские ломбарды и свалки. Он разместил объявления в местных газетах. В конце концов он вернул две свои украденные Leicas в ломбарде в Ист-Либерти за 40 долларов. Внутри одного был рулон частично экспонированной пленки, на котором были записаны двое мужчин, которые его ограбили; полиция использовала доказательства, чтобы позже арестовать и осудить их. Тем временем Смит был вынужден прийти к мучительному осознанию: «Я должен продолжить этот Питтсбургский проект почти на полпути к началу.”

Он продолжал работать в лихорадочном темпе. К моменту отъезда из Питтсбурга 7 августа он сделал более 11 000 снимков (в двух последующих поездках в 1956 и 1957 годах их общее количество превысило 17 000). Это было колоссальное достижение, но не беспрецедентное. В Соединенных Штатах Вивиан Майер, почти ровесница Смита, собрала более 100 000 изображений с улиц Нью-Йорка и Чикаго. И в то же время, когда Смит начинал свой проект в Питтсбурге, Роберт Франк отправлялся в путешествие по стране, которое стало его оригинальной фотокнигой 1958 года.В Германии три десятилетия назад книга Августа Сандера «Люди 20 -го века» была энциклопедическим указателем Веймарской республики, который, по крайней мере, по масштабу, стал пробным камнем для грандиозности самого Смита. Различные другие фотографы, включая Льюиса Хайна, Эжена Атже и Эдварда Уэстона, также предполагают сходство с социологическими и архитектурными раскопками Смита.

[blocktext align = ”right”] Работа Смита в Питтсбурге была глубоко личным мифом, отчасти подпитываемым амфетаминами, манией величия и запятнанной гордостью.[/ blocktext] В конечном итоге, однако, работа Смита в Питтсбурге была глубоко личным мифом, отчасти подпитываемым амфетаминами, манией величия и запятнанной гордостью. Называть его слабительным — верно лишь наполовину, поскольку оно было столь же мазохистским. «Однажды утром, глядя в окно, я подумал, что, черт возьми, я делаю в Питтсбурге, — писал Смит, — у меня не было любви к этому городу, и я не чувствовал крестового похода со стороны Меллонов, чтобы дать мне повод и желание». Спустя годы он проявил противоречивое отношение к проекту, считая его «фиаско» и «лучшим набором фотографий, которые я когда-либо делал.То, что это предприятие было провалом, названным самим собой, лишь узаконивало обязательство Смита; невозможно было положить конец подлинному художественному исследованию Питтсбурга, его можно было только исчерпать. И, измученный, Смит уехал в Нью-Йорк, где трудился над гравюрами еще четыре года [1].

* * *

С чем столкнулся Питтсбург В. Юджин Смит в 1955 году? Во-первых, это был город, раздираемый контрастами: богатые и бедные, черное и белое, промышленное и торговое, старое и новое, земля и вода, сталь и трава — контрасты, которые нашли буквальное и выразительное воплощение в гравюре Смита.Во-вторых, это был осажденный город, город расплавленной стали и огня, железнодорожных песен, ржавой погоды и железной погоды, алюминиевых валов неба и обшитых досками домов, неуклюже высеченных из отвалов. Город преданной и осажденной природы. Фигуры на фотографиях Смита обладают безмятежной покорностью. Даже дети не столько играют, сколько подавляют драмы насилия и раздоров в пантомиме. В-третьих, город не синхронизирован; Мельницы девятнадцатого века взрываются дымом и магмой, а неподалеку вырисовываются эндоскелеты новых небоскребов.Это, в-четвертых, метафорический город — город, переосмысленный как ад Данте и лабиринт смерти. Ученый Алан Трахтенберг пишет: «На заднем плане, несомненно, скрывался его [Смит] опыт… механизированного насилия во Второй мировой войне. Питтсбург с его доменными печами, угрожающими небу, воздухом и рабочими, загрязненным воздухом и засохшим ландшафтом, мог бы показаться идеальным местом для исследования … американской промышленной мощи, ее темных сатанинских заводов по производству металла, которые выковали великие военные машины 1917 года и 1940-е годы.В конце концов, это был город, бросивший вызов лунному хождению Америки Эйзенхауэра. В своих изображениях бедности, труда и сегрегации, а также в тематических мотивах отчуждения и осквернения Смит цинично упрекал веселую пропаганду Питтсбурга. «Питтсбург гордился собой за свои успехи в борьбе с загрязнением окружающей среды, — вспоминал Смит в 1977 году. — Вот почему я сфотографировал его со всем дымом — потому что чудеса людей редко бывают совершенными, и они называли Питтсбург спасением. ‘чудо.’”

«Чудо» — подходящее слово, так как идея спасения занимала главное место в сознании и фотографиях Смита. На одном снимке греко-католическая церковь Святого Иоанна стоит на переднем плане, а за ней — выступающие дымовые трубы здания A.M. Трубный завод Байерс и серая река Мононгахела. Рекламный щит пива Black Label примыкает к церкви. В этом образе Смит переживал, что Питтсбург — это место, где между верой, трудолюбием и желанием находится место, которое, возможно, не может примирить эту троицу.Другое изображение, это церковь Святого Михаила с сталелитейным заводом Jones & Laughlin на заднем плане, повторяет эту тему, с крестовым навершием собора, скрытым клубами стального дыма. В другом месте Смит фотографирует интерьер пресвитерианской церкви East Liberty с высоты птичьего полета, так же как он делает интерьер Mellon National Bank, представляя оба места как места, где люди преклоняют колени перед божествами-близнецами Бога и денег.

Деньги или их отсутствие — еще один мотив.Мужчины слоняются перед Международным союзом электриков, радио и машиностроителей, чье окно имеет надпись, написанную на чистке обуви: ЗАПРЕЩАЕТСЯ РАБОТАТЬ ДО ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО УВЕДОМЛЕНИЯ. Рабочий-угольщик стоит рядом с дверью, обклеенной обоями, один из которых просто «РАБОТАЕТ», другой — «РАБОТАЕТСЯ, СБ И ПОНЕДЕЛЬНИК», а третий — «ВЫ РАБОТАЕТЕ» — ЗАТЕМ ДЕЛАЙТЕ МЕСТО БЕЗОПАСНЫМ! Четверо мужчин бездельничают на ночной улице; плакаты на шее идентифицируют их как забастовщиков из местного жителя 1272. Затем есть портреты суровых кварталов Питтсбурга, зиккураты ветхих домов и выбитые колеями дворы, разбитые железнодорожными путями, которые символизируют недосягаемое богатство.И почти все повсюду намекает на черные обещания стали.

[blocktext align = ”right”] Невозможно ошибиться с библейским подтекстом: человечество пало и было обречено на Питтсбург. [/ Blocktext] Некоторые из самых драматичных изображений Смита изображают господствующую индустрию Питтсбурга. На одной из его самых знаковых фотографий — и той, которую он выбрал для открытия каждого разворота своего портфолио в Питтсбурге, — крупным планом изображена голова сталелитейщика в очках и каске. Каждая маска отражает шлейф пламени, а лицо рабочего неоднозначно.Он благоговейный? Презрительно? Галлюцинации? Позже, когда его спросили об изображении, Смит сказал: «Я хотел показать, что рабочий был достаточно хорошо погружен под тяжесть промышленности; Анонимность очков рабочего и фабрика позади него рассказали эту историю. Тем не менее, я не хотел, чтобы рабочий полностью потерялся как человек ». И все же заводские фотографии Смита скорее аллегорические, чем документальные. Рабочих почти всегда изображают с отвёрнутыми лицами или с затемнёнными лицами, очевидно, потрясёнными адом, кипящим вокруг них.Это образы труда как первозданного и адского. Невозможно ошибиться с библейским подтекстом: человечество пало и было обречено на Питтсбург.

Это падение, которое повторяется в вечном и неизбирательном повторении. Дети не только не исключение, но и кажутся предвестниками. На одном изображении два молодых афроамериканских мальчика размахивают обезглавленной белой куклой, отражая, хотя бы подсознательно, сегрегацию 50-х годов и предвещая расовые беспорядки 60-х годов. На другом изображении мальчик оставляет покрытые краской отпечатки ладоней на белой стене.Отпечатки имеют жуткое качество, как татуировка крови, возвещающая о чуме. На еще одном изображении мальчик держит игрушечный нож сбоку, а кто-то за кадром ткнул его в грудь деревянной палкой. Мальчик с отчаянием смотрит на кого-то за кадром. На четвертом изображении шестеро детей собираются вокруг знака, обозначающего Фриленд-стрит. У ребенка в центре повязка на правой ноге, он сползает на костылях, а девочка и мальчик слева от него смотрят на пустую жилую улицу.Трио девушек на переднем плане слева сидит на тротуаре со скучающей диссоциацией. Это портрет паралича, как физического, так и эмоционального, который из-за названия улицы передается мрачно иронично.

Ирония — или цинизм, его суррогат — пронизывает Питтсбургский проект Смита с неумолимостью железнодорожных путей. В каком-то смысле Питтсбург, который задокументировал Смит, был Питтсбургом, который он создал: город-двойник, созданный его собственными фантазиями, предрассудками и навязчивыми идеями [2]. Смит, разочаровавшийся драматург, увидел в Питтсбурге огромный потенциал театрального опуса.«Сравнение с драматургом, вероятно, ближе всего к тому, чтобы проиллюстрировать мой образ мышления при создании произведения», — писал он. Действительно, многие его фотографии, особенно ночные городские улицы, очаровывают пустыми звуковыми сценами. Смит описывал людей на своих изображениях как битовых актеров, разыгрывающих драмы, в которых он был только наблюдателем, хотя явно он видел себя также и благотворным режиссером. Снимки, сделанные за кулисами в театре Playhouse, проводят буквальную аналогию между Смитом-фотографом и Смитом-режиссером.

Если неудача — это суть проекта Смита, то это потому, что то, что он намеревался захватить, на самом деле никогда не существовало. Его попытка очертить Питтсбург как место, отделимое и отличное от его скопления людей, с самого начала была сорвана. Что такое город, кроме единства человеческих стремлений? «Я остаюсь — прах в прахе», — писал Смит своему дяде в 1958 году, возможно, бессознательно переняв зажигательные образы города, в котором он потерпел неудачу. Для Смита Питтсбург был одним длинным заброшенным миражом, бесконечно постижимым, но совершенно неуловимым.С тех пор всякий, кто смотрит на Питтсбург его глазами, увидит город парадоксов, неоднозначный в отношении своего прошлого и неуверенный в своем будущем, ожидающий, чтобы его возвратила природа. Это город, обреченный на собственные вечные циклы рая и ада.

Тайна Питтсбурга, наконец, заключается не в том, чего мы не видим, а в том, что мы делаем.

___
Примечание автора. В связи с явным нарушением авторских прав имение У. Юджина Смита запрещает воспроизведение его фотографий в Интернете. Плата за лицензию на его фотографии выходит за рамки бюджета многих цифровых публикаций, в том числе Belt . Я попытался дать ссылки на фотографии повсюду, но заинтересованным читателям предлагается взять копию Dream Street: Питтсбургский проект У. Юджина Смита (W.W. Norton) или проверить архивы ниже.

https://www.magnumphotos.com/C.aspx?VP3=SearchResult&ALID=2TYRYDDWMV75
http://cdsporch.photoshelter.com/gallery/Dream-Street-W-Eugene-Smiths-Pittsburgh-Project/ G00005uaSUCgnh9c

Автор признателен за полную биографию Джима Хьюза 1989 г. W.Юджину Смиту: Тень и субстанция — Жизнь и творчество американского фотографа, за большую часть цитат и других исходных материалов, приведенных здесь.

[1] Антагонизм между Смитом и Лорантом достиг апогея в апреле 1956 года, когда последний уведомил Магнума о своем намерении предъявить иск агентству и Смиту о возмещении ущерба на общую сумму 50 000 долларов. Смит все еще не доставил Лоранту отпечатков, несмотря на то, что восемь месяцев назад он закончил свою работу в Питтсбурге. Адвокаты двух мужчин в конце концов заключили соглашение, по которому Смит доставит отпечатки в течение четырех недель и получит оставшиеся 700 долларов, которые ему должен Лорант.Вдобавок Смит потерял 20 000 долларов из Look после того, как Лорант приостановил публикацию портфеля из Питтсбурга, сославшись на конфликты контрактов. В 1957 году компания Life предложила Смиту 10 000 долларов за печать некоторых изображений, но пресловутый перфекционизм фотографа сделал приемлемый макет невозможным, поэтому он отменил сделку. Popular Photography’s Photography Annual 1959 г. опубликовал 88 изображений в макете, одобренном Смитом, хотя позже он посчитал бы это плохим приближением к тому, что он предполагал.Самообвинения были отличительной чертой жизни Смита.
[2] В записной книжке, которую держали во время фотографирования Минаматы в Японии в начале 1970-х, Смит написал: СУБЪЕКТИВНОСТЬ НЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ. ЕДИНСТВЕННАЯ АЛЬТЕРНАТИВА — ПУСТОТА СТЕНА. Разница между его Питтсбургским проектом и чисто документальным фильмом — разница между поэзией и полицейским отчетом.

Джереми Либарджер — главный редактор журнала The Bold Italic и журналист, писавший для Mother Jones, Salon, Bookforum, The Advocate, The Los Angeles Review of Books и других.Он родился и вырос в Огайо, в настоящее время живет в Сан-Франциско. Найдите его в Твиттере @jeremylybarger.

Поддержите независимую журналистику Rust Belt без платного доступа и станьте частью растущего сообщества, став членом Belt.

Комментарии закрыты.

W. ЭВДЖИН СМИТ ЧЕРЕЗ ЛИНЗУ, ТЕМНО

Все, кто его знал, свидетельствовали о мелодраматичности его повседневной жизни. Он всегда был на сцене собственного строительства: иногда играл клоуна, но в основном трагического героя.Смит любил театр и обожал людей в нем. Он сфотографировал не менее 20 постановок, столько же актеров, певцов и музыкантов. Но это была не обычная драма, в которую он играл; это было больше похоже на оперу на всю жизнь.

Он угрожал самоубийством не один или два раза, а, возможно, сотни раз, особенно за последние 25 лет. Как, если вы любили его, смогли бы вы отличить настоящее от драматического? Один из редакторов Popular Photography Артур Голдсмит, описавший его как «обаятельного и остроумного человека, хорошего товарища», однажды ссудил деньги, чтобы Смит не убил себя.«Зачем продолжать?» — сказал Смит. Голдсмит видел его несколько дней спустя на открытии Музея современного искусства. Смит был в смокинге и в прекрасном расположении духа.

Сын Смита, Патрик, рассказывает, как отец звонил ему в 3 часа ночи. и объявить, что собирался убить себя. Пэт и его жена разбудят двух своих маленьких детей, и они поедут в двухчасовую поездку вниз по штату до нью-йоркского лофта Смита, где он будет в постели, конечно, живым и плачущим.

Джим Каралес, его помощник во время одного из самых продолжительных и тяжелых кризисных периодов, слышал угрозы Смита много раз и, наконец, сказал: «Давай, Джин, тебе не хватает смелости.» Он был прав. Никогда еще Смита не спасали от самоубийства с помощью медицинских средств.

История болезни Смита обширна. Он часто получал травмы, по крайней мере четыре раза тяжёлые, хотя и не тяжёлые. Самой опасной угрозой для его организма была его двойная зависимость от стимуляторов, в основном амфетаминов, и от алкоголя, который он много и непрерывно пил в течение многих лет.

Вполне возможно, что употребление наркотиков было необходимостью характера Смита — он, возможно, не смог бы пережить стресс собственных конфликтов без них.Внутри него было поле битвы разъяренного ума, сопротивлявшегося той самой среднеамериканской культуре, которая его создала.

Он писал Роберту Харраху: «Видите ли, фотография берет то, что рождается в некоторых людях, тогда этот природный талант должен быть задействован путем изучения и действительно мрачного намерения овладеть им. Чтобы заставить его преклонить колени перед вами и дать вам, и в борьбе часто оказывается, что он стал хозяином над вашим уставшим, измученным человеком ». Смиту едва исполнилось 30 лет, когда он написал этот оперный речитатив.

В тоннах сборника в архивах Смита в Тусоне есть некоторые поясняющие документы, которые отмечают кривую развития Смита. Они включают в себя мальчишеские письма его матери в 1936 и 1937 годах — «Дорогая мама, здравствуй, моя драгоценная маленькая яблочка, как ты?» — а также этот фрагмент, без адреса и даты, который может быть наиболее показательным:

» Он повернул свою жизнь широким жестом, у него был большой талант, упрямство с бычьей головой, застенчивая чувствительность и фатальная слабость плоти, и поэтому, когда он сделал свой ход в начале тридцатых годов, он был с ограниченным весом.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *