Узбекистан и таджикистан: Узбекистан и Таджикистан становятся новыми точками противостояния Вашингтона и Пекина

Содержание

Узбекистан и Таджикистан становятся новыми точками противостояния Вашингтона и Пекина

Фото REUTERS

Решение Джозефа Байдена о выводе войск из Афганистана не находит понимания у военного руководства США. Несмотря на поддержку главы Белого дома министром обороны Ллойдом Остином, сразу несколько высокопоставленных генералов Пентагона высказали свои опасения по поводу развития ситуации в регионе после ухода войск США и их союзников по НАТО из страны. При этом переброска американских военных в Таджикистан и Узбекистан может быть осложнена геополитическими обстоятельствами.

Свое решение Джозеф Байден озвучил в начале апреля, определив и сроки вывода войск – с 1 мая к 11 сентября 2021-го –20-й годовщине атаки смертников на башни-близнецы в Нью-Йорке, после которой и началась война с терроризмом и ввод Армии США в Афганистан. За время 20-летнего пребывания в регионе стоимость операций составила 737,6 млрд долл.

Эти деньги в том числе шли и на оснащение и обучение правительственной армии Афганистана. Жертвами конфликта стали почти 2,5 тыс. американских военнослужащих, свыше 20,7 тыс. были ранены. По факту результат нулевой. Главарь запрещенной в РФ «Аль-Каиды» Усама бен Ладен хоть и убит, а «Талибан» (организация также запрещена в России) пусть и потерял былое влияние, но никуда не исчез. Сегодня к нему присоединились и вытесняемые сирийскими и российскими военными из Сирии боевики запрещенного в РФ «Исламского государства» (ИГ). На порядок вырос и наркотрафик, с которым американцы банально не боролись.

«Решение президента дает нам возможность перераспределить усилия, чтобы сдерживать или, если потребуется, победить противников. И мы продолжим это с не меньшей эффективностью, в том числе активизируя наши союзы, такие как НАТО, и борясь с вызовами, которые угрожают национальным интересам», – сказал в поддержку решения своего шефа министр обороны США Ллойд Остин.

Впрочем, как пишет американская Wall Street Journal, в самом Пентагоне по этому поводу единого мнения нет. Глава Центрального командования Вооруженных сил США генерал Кеннет Маккензи, председатель комитета начальников штабов генерал Марк Милли и командующий миссией НАТО в Афганистане генерал Остин Скотт Миллер призвали оставить в Афганистане хотя бы 2,5 тыс. штыков. По их мнению, это сможет нивелировать последствия оставления афганского плацдарма. Но на это надежд немного. Вспомним опыт СССР. В 1989 году Москва вывела свой ограниченный контингент из Афганистана, а уже через три года Кабул заняли радикальные исламисты.

Отметим, что США ранее провели «сокращение» своих войск в Ираке, но продолжают поддерживать свое присутствие в этой стране, как на его территории, так и соседней Сирии. В случае с Афганистаном может быть разыгран аналогичный сценарий – вроде ушли, а на самом деле остались. Именно поэтому и обсуждается вариант перебазирования основных сил в соседние Узбекистан и Таджикистан. Wall Street Journal подчеркивает со ссылкой на Пентагон, что США нуждаются в военных базах для личного состава, артиллерии, беспилотнников и авиации, которые бы продолжили поддерживать правительство Афганистана и сдерживать «Талибан».

Напомним, у США уже были базы в Киргизии и Узбекистане, однако в 2005 и 2014 годах они были свернуты. В Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), в которую входят РФ и Таджикистан, «НГ» сообщили, что не имеют данных о планах Вашингтона относительно вывода войск. Кроме того, представители альянса заявили, что «заявок на транзит военнослужащих и военных грузов России от США не поступало». В ОДКБ предположили, что если вывод американских войск и состоится, то только на территорию Узбекистана. Страна не входит в ОДКБ, что дает возможность американскому руководству для ведения переговоров с Ташкентом.

Существует и третья заинтересованная в стабильности ситуации в регионе страна – Китай. Представительница МИД КНР Хуа Чуньин заявила, что Пекин «шокирован» недавними атаками и «глубоко опечален» высоким числом жертв. Она также призвала Вашингтон выводить войска «в ответственной манере». «Необходимо отметить, что недавнее резкое объявление США о выводе войск из Афганистана привело к серии атак с использованием взрывчатки по всей стране, тем самым ухудшив ситуацию с безопасностью и создав угрозу миру и стабильности, а также жизни и безопасности людей», – говорится в заявлении МИД КНР.

Писатель, китаевед Юрий Тавровский высказал «НГ» мнение, что Пекин внимательно следит за развитием ситуации. «Китайцев вполне устраивало присутствие США и НАТО в Афганистане. Главное, чтобы сохранялся статус-кво. В противном случае есть вероятность того, что исламские радикалы начнут влиять на ситуацию в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая. Но об этом Пекин никогда не скажет открыто», – отметил Юрий Тавровский.

Военный эксперт, редактор журнала «Арсенал Отечества» Виктор Мураховский говорит, что вероятность сценария, при котором американцы смогут перебазировать свои войска в Узбекистан или Таджикистан, равна нулю. «Что касается Таджикистана, то на его территории находится крупнейшая в регионе российская военная база. А в случае с Узбекистаном США своими же руками разрушили военное сотрудничество – фактически получив возможность создания на территории этой страны 20 лет назад полноценной военной базы, американцы от военных вопросов перешли к политическим, начали учить Ташкент, как проводить внутреннюю политику, за что и были изгнаны из страны.

В результате в узбекской Конституции появился пункт о невозможности размещения на территории Узбекистана каких-либо иностранных военных баз», – сообщил Виктор Мураховский.

Таким образом, США сейчас в непростой ситуации: при том что у Вашингтона есть опасения в связи с усилением влияния в Афганистане Китая, с одной стороны, ему мешает российское военное присутствие в Таджикистане, с другой – прежние разногласия с Узбекистаном. Вывод войск из Афганистана может «по техническим причинам» затянуться не на 14 отмеренных месяцев, а на годы. 

Таджикистан и Узбекистан — потепление отношений, но до сердечной дружбы далеко

В серии интервью по двусторонним отношениям между странами Центральной Азии, эксперты из двух стран обсуждают недавний визит узбекского президента Шавката Мирзиёева в Таджикистан и перспективы более тесного сотрудничества.

Таджикистан: Парвиз Муллоджанов – Ph.D. политолог, востоковед и независимый исследователь из Таджикистана Узбекистан: Фархад Толипов – директор НННУ «Караван знаний»

Как Вы можете охарактеризовать нынешний этап отношений между двумя республиками? Судя по итогам двусторонних переговоров на высшем уровне во время визита президента Узбекистана в Таджикистан, сегодня стороны интенсивно развивают связи во многих областях.

С чем связан такой импульс в отношениях двух стран?

Фархад Толипов: Отношения, как говорится, идут в гору. Во многом, это связано с новой региональной политикой Узбекистана. Президент Ш. Мирзиёев провозгласил, что Центральная Азия будет приоритетом во внешней политике Узбекистана. Думаю, он последовательно реализует этот новый курс. Кроме того, новый подъем в узбекско-таджикских отношениях обусловлен, помимо прочего, быстрыми изменениями в международной системе и региональном статус-кво, особенно на фоне ухудшения обстановки в соседнем Афганистане. Новые вызовы для региональной безопасности требуют координации политик этих двух государств.

Парвиз Муллоджанов: Мы сегодня наблюдаем уже второй этап серьезных улучшений двусторонних отношений. Первый мы наблюдали в 2017-2018 гг. тогда речь преимущественно шла о нормализации двусторонних связей, которые были омрачены. А улучшения в основном были связаны с тем, что в соседней республике к власти пришел новый президент Ш. Мирзиёев. Но в данном случае, речь не идет только о Таджикистане, но и в целом со всеми внешними партнёрами Ташкент стал улучшать отношения. А сейчас уже следующий этап, когда Таджикистан и Узбекистан переходят к более конкретным двусторонним проектам. В то же время по моему мнению, еще рано говорить о каких-то результатах. Еще в 2017 году стороны объявляли несколько проектов, которые все еще не были реализованы. Многие из них остались на уровне обсуждений. А сегодня есть более конкретные проекты, в области строительства ГЭС, создание совместных предприятий в промышленной сфере.

Обнародованные во время двусторонних переговоров 10-11 июня т.г. данные показывают, что объемы товарооборота увеличиваются. Расскажите подробнее, в каких сферах в основном растет торговля и какие перспективы на ближайшую перспективу?

Фархад Толипов: В ближайшее время ожидается достичь товарооборота до 1 миллиардов долларов. Экономическое сотрудничество идет в таких отраслях, как промышленная кооперация, горнорудная, электротехническая, энергетика, транспорт, легкая промышленность, медицина, культура, наука, сельскохозяйственное машиностроение, развитие и модернизация авто- и железнодорожной инфраструктуры, а также в области межрегиональных контактов.

Парвиз Муллоджанов: В основном это промышленные товары из Узбекистана. Общий объем товарооборота вырос намного. Тем не менее, Узбекистан все еще не является крупнейшим торговым партнером Таджикистана.

А на каком месте находится Узбекистан в числе внешнеторговых партнеров Таджикистана?

Парвиз Муллоджанов: Крупнейшими торговыми партнерами Таджикистана являются Китай, Россия, Казахстан, ЕС и затем только идет Узбекистан и Кыргызстан. Но, как я уже сказал, в последние годы объем торговли с Узбекистаном растет, что в первую очередь, связано с активными мерами узбекских властей. Ташкент стремиться наладить сбыт узбекских товаров в соседние рынки. Так как Казахстан и Кыргызстан находятся в рамках ЕАЭС, то в качестве потенциальных рынков для сбыта узбекских товаров остаются Таджикистан и Туркменистан.

В данном случае стоит отметить, что такую же политику проводил и прежний президент Узбекистана Ислам Каримов. Она заключалась в том, чтобы стать «якорным государством» в регионе Центральной Азии. Такую же политику проводит и нынешний президент Мирзиёев. Но отличие от Каримова, который для достижения своих целей использовал тактику давления на соседей, Мирзиёев полностью изменил тактику реализации внешней политики, в том числе в отношении Таджикистана. Он придерживается тактики заключения соглашений путем завязывания деловых связей с политическими и бизнес-элитами соседних стран.

А насколько Таджикистан заинтересован в улучшении и расширении двусторонних отношений с Узбекистаном?

Парвиз Муллоджанов: Таджикистан заинтересован, в первую очередь с точки зрения экономических интересов. Это и объективно. Значительная часть транспортных артерий проходит через территорию Узбекистана. Именно через территорию Узбекистана пролегают наиболее доступные пути на внешние рынки. Но как источник инвестиций для Таджикистана Узбекистан не является приоритетом, потому что у Ташкента не те возможности. А для Таджикистана основная цель – это доступ к внешним инвестициям для своей экономики, особенно в условиях пандемии.

К тому же в регионе существует негласный дуумвират – Россия в области безопасности и Китай в области экономики. Поэтому для Таджикистана Россия, Китай и западные страны останутся основными партнерами. Узбекистан находится уже после них.

Кроме того, вряд ли какая-либо страна в регионе будет согласна принять доминирование Узбекистана и претензии узбекского руководства на создание нового центра влияния во главе с Ташкентом.

Итоги двусторонних переговоров в Душанбе получают широкую огласку в прессе, а также создают резонансные обсуждения среди экспертного сообщества. Стоит признать, что не все внутрирегиональные отношения получают такое внимание, как в самом регионе, так и за его пределами. Как Вы думаете, с чем связано такое внимание к узбекско-таджикским отношениям?

Фархад Толипов: На самом деле, это обманчивое впечатление. Все внутрирегиональные отношения привлекают внимание СМИ и экспертного сообщества. В данном случае, надо заметить, что узбекско-таджикские отношения имеют особое значение как для двух стран, так и для всего региона. История и современная жизнь двух народов тесно переплетены друг с другом. Как в свое время заявил первый президент Узбекистана И. Каримов, «таджики и узбеки – один народ, говорящий на двух языках». Их отношения и сотрудничество имеют стратегическое значение для всего региона. Оба государства соседствуют с неспокойным Афганистаном. До недавнего времени эти государства спорили по поводу строительства Рогунской ГЭС. Оба государства сегодня остаются вне ЕАЭС, куда вошли два других государства ЦА – Казахстан и Кыргызстан. Эти и другие моменты предопределяют важной координации политики между Узбекистаном и Таджикистаном.

На каком уровне находится инвестиционное сотрудничество?

Фархад Толипов: В ходе визита Мирзиёева достигнута договоренность и в этой области. Создана узбекско-таджикская инвестиционная компания, инвестиционное сотрудничество развивается в сфере промышленности и новых технологий, в горной промышленности, создано совместное акционерное общество по проекту строительства двух ГЭС ориентировочной мощностью 320 МВт на реке Зарафшан.

Последние пять лет Таджикистан и Узбекистан планомерно укрепляют двусторонние связи. Можно сказать, что стороны не акцентируют внимания на проблемных моментах. Тем не менее, принципиальные проблемы все еще остаются нерешенными. Какова позиция сторон по урегулированию водно-энергетических вопросов на данном этапе?

Фархад Толипов: Как уже я сказал выше, эти проблемы находят свое решение. С одной стороны, Узбекистан и Таджикистан совместно ведут работу по координации функционирования Рогунской ГЭС, а также решили строить новые малые ГЭС, с другой – ведут работу в рамках крупных проектов, таких как CASA-1000. В частности, возводимая узбекской стороной в Афганистане ЛЭП «Сурхан – Пули-Хумри» может стать составной частью этого трансграничного проекта.

Стремление выставить себя «якорным государством» в Центральной Азии со стороны Узбекистана будет вызывать обратную реакцию со стороны всех стран региона, не только Таджикистана.

Парвиз Муллоджанов: Между странами и раньше не было серьезных проблем. А те проблемы, которые существовали, в основном были следствием использования силы со стороны правительства Каримова. На данном этапе между Таджикистаном и Узбекистаном нет неразрешимых противоречий; нет территориальных споров де факто, а также нет проблемы с экономическим или политическим соперничеством в регионе. Единственное – это стремление выставить себя «якорным государством» в Центральной Азии со стороны Узбекистана. Если эта политика Ташкента будет продолжена, то это будет вызывать обратную реакцию со стороны всех стран региона, не только Таджикистана.

Какова ситуация вокруг Рогуна на данном этапе? Как стороны договорились и договорились ли вообще? Несколько лет назад были сообщения о том, что одной из формул урегулирования вопроса может стать участие узбекской стороны в строительстве Рогунской ГЭС.

Фархад Толипов: Да, именно эта формула и реализуется. Узбекские специалисты и члены правительства неоднократно посетили Рогун и, по всей видимости, достигнуто соглашение с таджикской стороной о совместном регулировании функционирования этого ГЭС. В ходе своего визита в Ташкент в августе 2018 года Президент Таджикистана Э. Рахмон официально заявил, что «таджики никогда на оставят своих узбекских братьев без воды», что означает, что по Рогуну достигнут определенный консенсус. Кроме того, в ходе недавнего визита Мирзиёева в Таджикистан было принято решение о совместном строительстве двух малых ГЭС на реке Зарафшан.

Парвиз Муллоджанов: Были серьезные проблемы в водной сфере. Они почти все сняты. С 2018 году Ташкент согласился со строительством Рогунской ГЭС. Пока участие Узбекистана ограничивается продажей техники и оборудования. Но в целом, после этих соглашений противоречия двух стран в области энергетики были сведены к минимуму. Но если в будущем Ташкент будет стремиться к равноправным отношениям, не будет выталкивать местных производителей и местных компаний, не будет нарушать их интересы, то думаю, не будет проблем между Таджикистаном и Узбекистаном.

Известно, что с 2016 года Таджикистан и Узбекистан приняли ряд постановлений, которые значительно облегчили процедуры пересечения границ, а также условия пребывания в соседней стране. Как эти меры и другие изменения в двусторонних отношениях сказались на вопросах восприятия Таджикистана в Узбекистане и наоборот? В целом, как сегодня воспринимают Узбекистан в Таджикистане на уровне общественного мнения и политических кругов?

Парвиз Муллоджанов: Восприятие Узбекистана в Таджикистане всегда было достаточно толерантным. Конечно, в периоды охлаждения с обеих сторон пресса негативно высказывалась в отношении друг друга, со стороны чиновников и представителей интеллигенции. Но в целом было толерантное отношение. Но я бы не стал преувеличивать и говорить как Ислам Каримов – «один народ, говорящий на разных языках», что, конечно, нонсенс. В то же время каких-то препятствий для двусторонних отношений нет.

Фархад Толипов: Вопросы восприятия друг друга в Таджикистане в Узбекистане практически не зависели от политической конъюнктуры. Противоречия между лидерами государств не отражались на отношениях простых людей. Два народа скрепляют родственные узы, тысячи таджикско-узбекских семей, взаимопроникновение культур.

Стоит признать, что Узбекистану и Таджикистану удалось снизить негатив в двусторонних отношениях. Как Вы думаете, благодаря каким мерам это стало возможным и можно ли такие же меры использовать в отношениях других стран региона?

Фархад Толипов: Это стало возможно, прежде всего, благодаря взаимным компромиссам. Президенту Узбекистана удалось «растопить лед» в отношениях с Таджикистаном. Как видим, если есть политическая воля, то все проблемы разрешимы. Такая модель отношений не только возможна в отношениях других стран, но уже востребована и реализуется. Например, именно на основе политической воли и взаимных компромиссов удалось практически полностью решить вопрос делимитации границы между Узбекистаном и Кыргызстаном.

Оценивая ситуацию в регионе, часть экспертов отмечают тенденцию отдаления стран Центральной Азии друг от друга. Как Вы думаете, имеет ли место такая тенденция и с чем это связано?

Парвиз Муллоджанов: Это преувеличение. И это делается преднамеренно, в основном со стороны узбекских и казахских политологов с тем, чтобы подстегнуть интеграцию в регионе. Но на самом деле это не так. Казахстан и Кыргызстан в одной зоне – геополитически, экономически. Они находятся в одной организации. Двусторонние договоренности работают. Поэтому я не вижу смысла говорить об отдалении стран Центральной Азии друг от друга.

Фархад Толипов: Центральноазиатские страны, на самом деле, никогда не отдалялись друг от друга, даже в периоды возникновения взаимных напряжений. Они просто не могут отдаляться друг от друга, как говорится, по определению. Редкие и небольшие по характеру инциденты (в основном из-за проблемы делимитации границ) не могут рассматриваться как серьезный фактор разлада между ними. Неслучайно, после временной приостановки интеграционного процесса в регионе, он возобновился в 2018 году в форме Консультативных встреч пяти Президентов.

Одним из общих факторов, подстегивающих региональное взаимодействие, является озабоченность ростом зависимости от внешних партнеров, в первую очередь, от Китая и России. В этом плане, по оценкам специалистов, Таджикистан (наряду с Кыргызстаном) оказался одним из первых стран региона, зависимость которого от Китая переходит в критическую стадию. Такое положение дел, по мнению некоторых экспертов, делает Таджикистан уязвимым звеном в региональной цепочке. Как оценивается эта тенденция в Узбекистане?

Фархад Толипов: Важно добиться координации политик Узбекистана и Таджикистана в этой сфере. Думается, внимание к этой проблеме должно быть на региональном уровне. Например, было бы целесообразно обсудить этот вопрос в рамках Консультативных встреч президентов. Кыргызстан и Таджикистан являются наиболее слабыми и уязвимыми странами в Центральной Азии, поэтому региональная поддержка и консолидация усилий в различных проектах могла бы стать важным фактором совместного роста и развития. Международные доноры и финансовые организации также положительно оценили бы интеграционные усилия стран ЦА.

Расширяются ли связи двух стран в культурно-гуманитарной сфере? Например, интересно, как часто абитуриенты выбирают соседнюю страну для получения высшего образования?

Парвиз Муллоджанов: Узбекский образовательный рынок не востребован в Таджикистане. Исключение, наверное, составляют этнические узбеки из числа граждан Таджикистана, которые едут за образованием в РУ и наоборот. Это связано с несколькими факторами:

Во-первых, это связано с тем, что качество образование в целом в наших странах не такое высокое. То есть те группы, которые могут себе позволить получить качественное высшее образование они едут в Россию, страны Запада и так далее. А в соседние станы едут уже те, кто не могут себе позволить себе такое.

Во-вторых, есть фактор цены. Например, в последние годы увеличивается число студентов из Узбекистана в Таджикистане. В Узбекистане дорогое высшее образование. Из-за этого, многие узбекистанцы едут получать образование в Таджикистане.

Наконец, в третьих, в Узбекистане нет высшего образования на таджикском языке, из-за чего молодые люди, получившие среднее образование на таджикском языке, чаще всего едут в Таджикистан для получения высшего образования. То же самое касается и Таджикистана, где нет высшего образования на узбекском языке.

Напомним, в Таджикистане по официальным данным проживает более 1 млн этнических узбеков. А в Узбекистане, по разным данным на постоянной основе проживают 1,5 млн этнических таджиков.

А проводились ли в последние годы в Таджикистане социологические опросы для того, чтобы измерить уровень восприятия, в том числе Таджикистана и по другим вопросам?

Парвиз Муллоджанов: У нас в Таджикистане уже несколько лет никакие социологические исследования не проводятся. Многие социологические институты и НПО резко сбавили обороты. НПО «Зеркало» приостановило деятельность. Это связано с тем, что власти Таджикистана болезненно относятся к аналитическим и социологическим исследованиям. Это связано с внутренней политикой Душанбе, который боятся нагнетания социальной напряжённости, особенно в условиях пандемии.

В итоге каковы ваши оценки перспектив региональной кооперации в Центральной Азии?

Парвиз Муллоджанов: Таджикистан не против интеграции, если не будут ущемляться их интересы и вопросы контроля собственной экономики. Если говорить о перспективах интеграции в Центральной Азии – то я отношусь скептически. Это страны разные по уровню экономического развитию и политическому весу. Если сравнивать с ЕС, то там пока они не принимали страны разные по уровню развития, у них все было хорошо. Но после включения в ЕС других членов, Испании, Италии, восточноевропейских стран – то у них начались большие противоречия. А в Центральной Азии проблемы будут гораздо серьезнее, потому что здесь нет противовесов. К тому же тут есть другая успешная модель – Евразийский союз. Исходя из этого, Таджикистану теоретически легче войти в ЕАЭС. Но думаю все вопросы можно решать на уровне двусторонних отношений. Поэтому я не вижу необходимости в региональной интеграции. И не вижу потенциала в региональном сотрудничестве.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Узбекистан и Таджикистан определяют пределы возможного – Мир – Коммерсантъ

Ташкент и Душанбе продолжают процесс сближения, начатый после прихода к власти в Узбекистане нового президента — Шавката Мирзиёева. Сегодня межправительственная комиссия подписала протокол о прохождении границы на оставшихся спорных участках. Этот шаг должен ликвидировать один из самых острых раздражающих факторов в отношениях стран-соседей. Кроме того, сегодня узбекские СМИ сообщили о подготовке нового международного документа — конвенции ООН по Аральскому морю. Она должна разрешить не менее важный вопрос о рациональном использовании водных ресурсов в регионе.

В течение двух дней — 30 и 31 мая — в Душанбе проходило заседание межправительственной комиссии по решению территориальных и пограничных вопросов, по итогам которого 1 июня был подписан протокол. Как сообщило министерство иностранных дел Таджикистана, на встрече «обсудили вопросы прохождения линии таджикско-узбекской границы на оставшихся (неделимитированными.— “Ъ”) участках». При этом, по данным местных СМИ, спорными оставались лишь 60 км из более чем 1300.

«Острота проблемы вокруг неурегулированных участков снизилась по сравнению с началом 2000-х годов сама собой, и оставалось лишь юридически оформить это»,— сказал в беседе с “Ъ” директор узбекского негосударственного исследовательского центра «Билим карвони» Фарход Толипов. При этом граница между Узбекистаном и Таджикистаном всегда была более спокойной, нежели между Узбекистаном и Киргизией, где периодически случаются инциденты»,— добавил эксперт.

Собеседник “Ъ” в Душанбе, председатель Национальной ассоциации политологов Таджикистана Абдугани Мамадазимов, в свою очередь уточнил, что речь шла о согласовании участка границы между Смитаменским и Зафарабадским районами Таджикистана и Бекабадским районом Узбекистана.

По мнению обоих экспертов, подписание протокола о согласовании спорных участков границы следует рассматривать контексте общего потепления отношении между Узбекистаном и Таджикистаном. Оно началось сразу после прихода к власти в Узбекистане Шавката Мирзиёева. Предыдущим важным шагом на пути сближения двух стран стало восстановление регулярного авиасообщения между столицами — до этого оно было прекращено в 1992 году. Несмотря на это, запуск первого рейса пришлось переносить, в настоящее время самолеты вылетают регулярно — по вторникам и субботам.

В настоящее время правительства двух стран обсуждают вопрос возможной визовой либерализации. Однако, как рассказал “Ъ” господин Мамадрахимов, некоторые перемены к лучшему заметны уже сейчас. «Сейчас на границе уже нет такого жесткого контроля, отношение пограничников и таможенников к людям, пересекающим границу, стало доброжелательным, а не настороженным,— сказал эксперт.— А раньше они даже разламывали перевозимые конфеты, чтобы убедиться, что там не спрятаны наркотики».

Примечательно, что 21 мая прошла первая встреча президента Узбекистана Шавката Мирзиёева с таджикским президентом Эмомали Рахмоном. Лидеры двух стран вместе посетили саммит арабских и мусульманских стран, а также США в Эр-Рияде. Однако какие-либо подробности их переговоров на этой площадке неизвестны — в СМИ появилась лишь фотография, где президенты вместе сидят на диване. Следующая встреча господина Мирзиёева и господина Рахмона должна пройти менее чем через неделю — на саммите ШОС в Астане 7–8 июня.

Впрочем, одна из основных проблем, которая служит раздражителем в отношениях между Душанбе и Ташкентом, так и остается неразрешенной.

Это активизировавшееся в последнее время строительство Рогунской ГЭС, против которого традиционно выступают узбекские власти, опасаясь, что ее запуск приведет к дефициту воды в стране. Прийти к соглашению по этому вопросу, возможно, поможет конвенция по Аральскому морю, которую в настоящее время рассматривают в правительствах стран Средней Азии. Об этом сегодня сказал спикер нижней палаты парламента Узбекистана Борий Алиханов в интервью корреспонденту местного издания Podrobno.uz. «Документ разработан под эгидой ООН. Он регламентирует вопросы рационального использования водных ресурсов, охраны окружающей среды, биоразнообразия, в том числе вопросы, связанные со стабилизацией экосистемы бассейна Аральского моря, к которой относятся реки Амударья и Сырдарья»,— сказал господин Алиханов. Он также сообщил, что Приаралье собирается посетить генсек ООН Антониу Гуттериш.

Кирилл Кривошеев


Таджикистан и Узбекистан как возможные драйверы регионального сотрудничества в Центральной Азии

Сотрудничество Таджикистана и Узбекистана, несмотря на двусторонний характер может сыграть важную роль для развития взаимоотношений внутри Центральной Азии. О точках соприкосновения, проблемах и перспективах связей, соседствующих друг с другом республик и том, что это может значить для региона в своей статье рассказывает специалист по международным отношениям Рустами Сухроб.


Подпишитесь на наш канал в Telegram!


Фото: Пресс-служба Президента Таджикистана

Как показала история, государства Центральной Азии сегодня не готовы для начала интеграционных процессов, демонстрируя лишь нацеленность на региональное сотрудничество. Нынешние лидеры стран ЦА предпочитают сохранять свою автономность как во внутренней, так и во внешней политике, а понятие «независимость» и «самостоятельность» для руководителей стран региона без исключения является сакральным.

Предпосылки для сотрудничества между Таджикистаном и Узбекистаном

В годы правления И. Каримова в Узбекистане, экономические отношения между Ташкентом и Душанбе развивались очень медленно и нестабильно, в зависимости от положения дел между этими странами, учитывая всестороннее давление и изоляционные меры узбекского руководства в отношении Таджикистана. Такое положение имело место, даже не смотря на действующий по сей день договор «о вечной дружбе»[1].

После смены власти в Узбекистане в 2016 году, международное сообщество могло наблюдать постепенный процесс оттепели в отношениях между Ташкентом и Душанбе. Главным успехом на пути сближения и укрепления сотрудничества между Таджикистаном и Узбекистаном стало подписание в 2018 году соглашения «о взаимных поездках граждан Таджикистана и Узбекистана», которое облегчило жизнь миллионам граждан с обеих сторон. Это стало триггером для развития туризма как Узбекистане, так и в Таджикистане. Начиная с 16 марта 2018 года граждане двух стран могут пребывать на территории друг друга без виз (до 30 суток) по действительным проездным документам (дипломатический, служебный и общегражданский заграничный паспорт)[2].

В 2018 г. президент Таджикистана Э. Рахмон находился с рабочим визитом в Ташкенте, по итогам которого было подписано 26 новых документов. Среди этих документов было несколько весомых и «судьбоносных» соглашений, кардинально изменивших взаимоотношения двух стран. Одним из таких соглашений стал «Договор о стратегическом партнерстве между Республикой Таджикистан и Республикой Узбекистан»[3]. Президент Таджикистана подчеркнул, что «межгосударственные отношения не будут иметь успеха, если они не будут способствовать связям между простыми людьми и человеческому общению»[4].

Между тем, необходимо подчеркнуть, что не так давно Душанбе и Ташкент на протяжении многих находились в состоянии своеобразной «холодной войны». Поэтому улучшение и углубление взаимоотношений между Таджикистаном и Узбекистаном положительно скажется не только для граждан этих стран, но может превратить способствовать снижению конфликтогенности региона.

Помимо прочего, после прихода к власти Ш. Мирзиёева, начался бурной рост экономического сотрудничества, а также начался процесс взаимодополняемости экономик (поставки газа и горюче-смазочного материала в Таджикистан из Узбекистана, поставки электричества из Таджикистана в Узбекистан и т. п.).

Экономическое развитие

Уровень и потенциалы экономического развития Узбекистана и Таджикистана разнятся. Согласно прогнозам Всемирного Банка, годовой рост ВВП Таджикистана на 2020 г. составит -2%, а в 2021 г. составит 3,7%. Наиболее благоприятный прогноз сделал ВБ относительно Узбекистана: за 2020 г. ВВП страны составит 1.5%, а в 2021 г. около 6,6%[5].

Таблица 1[6]

Несмотря на то, что уровень экономического развития Узбекистана и Таджикистана сложно сравнивать, страны могут выстроить взаимовыгодное сотрудничество. Душанбе может получить большие возможности для развития своей экономики, используя более развитию инфраструктуру (ж/д, автомобильную и авиасообщения) Ташкента для экспорта своих товаров в Россию и страны ЕС, и для перевозки товаров из Китая в Узбекистан.

Таблица 2.[7]

Таблица 3. [10]

Согласно данным торгового портала Таджикистана, Узбекистан занимает пятое место среди основных торговых партнеров Республики Таджикистан за 2019 год.

Таблица 4.[13]

Помимо активизации экономического сотрудничества, для обоих государств существуют также и другие точки соприкосновения, которые могут послужить хорошим подспорьем для регионального сотрудничества.

Точки соприкосновения

Таджикистан и Узбекистан имеют много общего в политической системе. Во-первых, оба государства являются президентскими республиками со многими схожими характеристиками в государственном устройстве. Во-вторых, обе страны являются унитарными, при схожем административно-территориальном разделении страны: область, город, район, городские поселки, сельская община и село. Страны являются светскими республиками и государство отделено от религии. Также Ташкент и Душанбе являются членами многих международных организаций, таких как ООН, СНГ, ОБСЕ, ОИК, МБРР, МВФ, ШОС и др.

Общность культурологических истоков и традиций двух стран не вызывает сомнений. На протяжении более тысячи лет оба народа жили вместе бок о бок в составе то одного, то другого государства (Саманиды, Газнавиды, Темуриды, Монгольская империя, Бухарский эмират, Кокандское ханство, Российская империя, Советский Союз). По этой причине они очень похожи друг на друга как в культурном плане, так в плане национальных традиций. В двух странах исповедуют одну религию – ислам и одно течение – Ханафия. Единственным различием между этими народами является их принадлежность к двум разным языковым семьям, узбеки относятся к тюркской, а таджики к персидской. Несмотря на это, даже сегодня в двух языках можно найти много заимствованных слов.

Решение вопросов делимитации и демаркации государственных границ между странами, на наш взгляд является одним из важнейших факторов на пути взаимовыгодного сотрудничества. С началом «оттепели» в Узбекистане, новое руководство взяло курс на решение всех приграничных проблем и споров с соседями, копившиеся десятилетиями. За последние 4 года, между Ташкентом и Душанбе были проведены двусторонние встречи, визиты членов министерств и комитетов, занимающиеся демаркацией и делимитацией государственных границ, также были подписаны десятки договоров, соглашений на самом высоком уровне, в числе которых:

– Протокол об обмене меморандумами по ратификации договора об отдельных участках государственной границы Таджикистана и Узбекистана (Ташкент, 17.08.2018)[14];

Договор об отдельных участках узбекско-таджикской Государственной границы[15].

На протяжении всего периода коронавирусной пандемии, несмотря на закрытие государственных границ и индивидуальной борьбы каждой страны с этим вирусом, Душанбе и Ташкент договорились вести сообща совместную борьбу с распространением «COVID-19». Стоит отметить, что Узбекистан является одним из главных «доноров» гуманитарной помощи Республике Таджикистан. За четыре месяца текущего года Таджикистан получил от соседней республики гуманитарной помощи на сумму 2,5 млн. долларов США. Для сравнения, за аналогичный период 2019 года Таджикистан получил из Узбекистана гуманитарную помощь на сумму всего около 160 тысяч долларов США.[16]

9 апреля Узбекистан направил в Таджикистан 18 железнодорожных вагонов с медикаментами и продуктами питания.[17] 8 мая текущего года Узбекистан отправил в Душанбе группу из восьми врачей для оказания помощи таджикским коллегам в борьбе против коронавирусной инфекции[18].

Узбекская компания UzAuto Motors в рамках поддержки в период пандемии отправила в Таджикистан партию автомобилей скорой помощи. Данные автомобили предназначены специально для транспортировки пациентов, вдобавок каждый автомобиль укомплектован дополнительными средствами индивидуальной защиты врачей от коронавирусной инфекции[19].

Неразрешенные проблемы

Между тем, несмотря на потепление отношений, до сих пор между Узбекистаном и Таджикистаном существуют множество нерешённых «проблем» и «вопросов».

По мнению казахстанского эксперта по ЦА Расул Жумалы, потепление отношений между Душанбе и Ташкентом «это – временное явление». Он считает, что между странами существуют еще очень много нерешенных вопросов, в частности вопросы государственных границ, незаконной перевозки товаров, безопасности, и самое главное, это проблема водного регулирования. По словам Р. Жумалы, когда начнут перекрывать плотины для ГЭС в Таджикистане, и тогда начнутся проблемы для Узбекистана, находящийся ниже по течению и зависимый полностью от таджикских рек[20].

Обе страны стараются по возможности не затрагивать нерешенные или же «нерешаемые» вопросы, фокусируясь и развивая те области, которые сближают точки соприкосновения.

Следует подчеркнуть, что казахстанский эксперт высказывал свое мнение еще в 2016 году, когда еще Ш. Мирзиёев даже не был избран президентом Узбекистана. Но до сих пор вышеуказанные проблемы либо не разрешены, либо решаются не полностью. В условиях очень хорошей погоды (взаимовыгодного сотрудничества), обе страны стараются по возможности не затрагивать нерешенные или же «нерешаемые» вопросы, фокусируясь и развивая те области, которые сближают точки соприкосновения.

Несмотря на все положительное стороны потепления отношений между странами, до сих пор на рефлекторном уровне сохранились боязнь, страх и недоверие друг к другу. С момента оттепели взаимоотношений прошло уже почти 4 года, а безвизовый режим между «братскими» республиками застрял высоко на вершине Хазрати Султон[21]. До тех пор, пока не будет отменен визовый режим между странами, не может быть и речи об углублении сотрудничества, в частности в экономической сфере и так называемом «стратегическом партнерстве» Душанбе и Ташкента.

Заключение

Таким образом, можно констатировать, что Ташкент и Душанбе имеют достаточно точек соприкосновения для того, чтобы в будущем претендовать на роль драйверов регионального сотрудничества при сохранении и дальнейшем развитии активного политико-экономического взаимодействия. Несмотря на то, что Узбекистан и Таджикистан де-факто являются авторитарными республиками, в случае их активного экономического сотрудничества, жизнь миллионов граждан по обе стороны границы станет намного легче, если не лучше. Экономическое сотрудничество между странами региона позволит решить многие трудности граждан стран региона. Важно понимать, что любые происходящие изменения, будь то экономические или политические, непосредственно влияют на остальные страны.

Усиление сотрудничества между Таджикистаном и Узбекистаном, по сути, может сыграть судьбоносную и ключевую роль для регионального сотрудничества в ЦА. Узбекистан уже сделал первый ход (улучшил отношения со всеми странами региона и подписал множество взаимовыгодных и соглашений о стратегическом партнерстве) для того, чтобы претендовать на центральное звено в региональных политико-экономических процессах. Все это стало возможным благодаря новой внутренней и внешней политике Ш. Мирзиёева. Произошедшие изменения политического климата в ЦА, полностью поменяло ход событий в регионе и напрямую повлияли на весь спектр центральноазиатских взаимоотношений как между странами региона, так и среди международных и региональных акторов (Россия, США, ЕС и Китай).

Как показывают последние события, связанные с узбекской оттепелью, проведением двух консультативных встреч, недовольством Казахстана состоянием ЕАЭС, ставки на внутрирегиональное сотрудничество растут.

К тому же в условиях нового мирового кризиса (в связи с COVID-19) и резким падением всех экономик стран региона, необходимость в консолидации региона все больше нарастает. Лидеры ЦА трезво оценивают сложившуюся и осознают, что совместное противостояние появившимся угрозам и вызовам будет эффективнее и менее затратным, в отличие от индивидуальной борьбы. Отсюда следует, что в ближайшей перспективе, в так называемое «посткоронавирусное» время в республиках ЦА произойдет множество «неожиданных» событий, которые изменят политический ландшафт региона и приведут к изменению баланса сил в регионе.


Данный материал подготовлен в рамках проекта «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project». Мнения, озвученные в статье, не отражают позицию редакции или донора.


[1] Договор между Республикой Узбекистан и Республикой Таджикистан о вечной дружбе [Электронный ресурс] // Душанбе, 15 июня 2000 года. URL: https://www.lex.uz/docs/2121650?otherlang= (дата обращения: 15.07.2020)

[2] Костюнина Г. М. Интеграционные объединения мира / Г. М. Костюнина, Н. Н. Ливенцев // Мировая экономика и международные экономические отношения: учебник / под ред. А.С. Булатова и Н. Н. Ливенцева.  – М., Магистр, 2008. – С. 164-187.

[3] Договор между Республикой Узбекистан и Республикой Таджикистан о стратегическом партнерстве / [Электронный ресурс]. URL: https://lex.uz/docs/4108695 (дата обращения: 25.06.2020)

[4] Там же.

[5] The World Bank. URL: https://data.worldbank.org/country/tajikistan?view=chart, https://data.worldbank.org/country/uzbekistan?view=chart

[6] Экономика Таджикистана и Узбекистана. Статистика онлайн. URL: https://take-profit.org/statistics/gdp/tajikistan/, https://take-profit.org/statistics/countries/uzbekistan/

[7] Агентство по статистике при Президенте Республики Таджикистан: https://www.stat.tj/ru/tables-external-sector

[8] Государственный комитет Республики Узбекистан по статистике:  https://stat.uz/ru/164-ofytsyalnaia-statystyka-ru/6587-vneshneekonomicheskaya-deyatelnost

[9] Там же.

[10] Агентство по статистике при Президенте Республики Таджикистан: https://www.stat.tj/ru/tables-external-sector

[11] Государственный комитет Республики Узбекистан по статистике:  https://stat.uz/ru/164-ofytsyalnaia-statystyka-ru/6587-vneshneekonomicheskaya-deyatelnost

[12] Там же.

[13] Торговые партнеры Республики Таджикистан. URL: https://tajtrade.tj/menu/28?l=ru

[14] Официальный сайт Президента Республики Таджикистан: http://president.tj/ru/node/18186

[15] Официальный сайт МИД Узбекистана: https://mfa.uz/ru/press/news/2018/03/14180/

[16] Узбекистан стал главным поставщиком гумпомощи для Таджикистана. URL:  ttps://asiaplustj.info/ru/news/tajikistan/society/20200522/uzbekistan-stal-glavnim-postavtshikom-gumpomotshi-dlya-tadzhikistana

[17] Исполнительный комитет СНГ – Узбекистан отправил в Таджикистан 24 тонны лекарств для борьбы с коронавирусом. URL: http://cis.minsk.by/news/14672/uzbekistan_otpravil_v_tadzhikistan_24_tonny_lekarstv_dlja_borby_s_koronavirusom

[18] Официальный сайт Посольства Республики Узбекистана в Республике Таджикистан. URL: http://tajikistan.mfa.uz/page/247#

[19] Узбекистан направил в Таджикистан автомобили скорой помощи. URL: https://tj.sputniknews.ru/country/20200513/1031230560/uzbekistan-otpravil-tajikistan-avtomobily-skoraya-pomoschj.html

[20] «Узбекско-таджикские отношения могут повлиять на Центральную Азию». URL: https://rus.azattyk.org/a/28028017.html

[21] Хазрати Султон – горная вершина в Гиссарском хребте на границе Узбекистана и Таджикистана

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Таджикско-узбекская граница по-прежнему разделяет семьи

  • Анора Саркорова
  • Русская служба Би-би-си, Душанбе

Автор фото, TASS / Maxim Slutsky

Подпись к фото,

Протяженность таджикско-узбекской границы составляет около полутора тысяч километров.

Никто из детей Сони Сатаровой — жительницы Сурхандарьинской области Узбекистана — еще никогда не был на родине своей матери в Таджикистане. Сразу после распада Советского Союза в стране началась гражданская война, а когда прошли неспокойные времена, между Узбекистаном и Таджикистаном был введен визовый режим.

Родительский дом Сони Сатаровой в приграничном таджикском селении Вахдат отделяет от ее собственного жилища в узбекском Саросие всего лишь несколько десятков километров, но женщина редко навещает родных в Таджикистане.

«Мои родители еще в советские времена выдали нас с сестрой замуж за родственников, живших в соседнем Узбекистане. Вся моя семья осталась в Таджикистане. Тогда границы были открыты, никто и подумать не мог, что наступит время, и мы не сможем видеть друг друга, когда захотим», — рассказывает Соня Сатарова.

Подпись к фото,

Соня Сатарова сейчас очень редко приезжает в Таджикистан

«Я приехала навестить больного брата, ему уже 71 год. Мы не знаем, сколько мы проживем. Для того, чтобы получить разрешение увидеть родного человека мне пришлось выстаивать длинную очередь. Это тяжело и дорого. К свадьбе готовятся заранее, а вот смерть нельзя запланировать. Нам, чтобы проститься с близкими людьми, нужно отправлять телеграмму, получить визу, вместо того, чтобы просто приехать и попрощаться. Неправильно все это», — сетует женщина.

«Легче дойти, чем доехать»

Протяженность таджикско-узбекской границы составляет около полутора тысяч километров. Сотни лет на этих территориях совместно проживали граждане теперь независимых государств. Многие из них не только соседи, но и родственники. От границы до домов сельчан несколько десятков метров.

Ахтам Назаров — житель приграничного таджикского кишлака Вахдат — рассказал, что его родная сестра живет в узбекском селении, расположенном в трех километрах от таджикско-узбекской границы.

На машине это расстояние он преодолевал бы за пять минут, раньше он ходил пешком к ней. После введения визового режима общение родственников почти прекратилось. Им удается увидеть друг друга только раз в год, иногда еще реже.

Подпись к фото,

Ахтам Назаров встречается с родственниками в лучшем случае раз в год

«Моя сестра живет совсем тут рядом. Легче дойти, чем доехать. Но видимся мы только, когда есть какие-то мероприятия — свадьбы или похороны, а просто увидеть родных невозможно, потому что нужна виза. Несколько лет назад жители приграничных селений переходили границу в неустановленных местах, но с этим сейчас очень строго, да и на границе установлены заграждения», — поясняет Ахтам Назаров.

20 февраля, впервые за 23 года, из Душанбе в Ташкент должен был вылететь первый самолет с пассажирами. О восстановлении прямого авиасообщения стороны договорились в конце прошлого года.

Прямые перелеты между Таджикистаном и Узбекистаном были прекращены в 1993 году в связи с обострением политических отношений.

Однако рейс таджикской авиакомпании «Сомон Эйр» по маршруту Душанбе — Ташкент был отменен. В понедельник утром узбекские авиационные власти отправили таджикским коллегам уведомление об отказе в приеме первого рейса.

Подпись к фото,

Шамсихон Оева не видела родную дочь уже 10 лет

Как сообщил Русской службе Би-би-си источник в авиационных властях Узбекистана, главной причиной отказа стала нерешенность технических вопросов.

«Между странами до сих пор не подписано соглашение об авиасообщении. Кроме того, не решены технические вопросы, которые еще находятся в процессе обсуждения. Почему таджикские коллеги не поинтересовались, готов ли Ташкент принять рейсы из Душанбе, прежде чем приступить к полетам? Нет никаких политических мотивов в этом отказе, есть только нерешенная техническая сторона», — сообщил источник Русской службы Би-би-си.

Ранее в посольстве Узбекистана в Таджикистане Русской службе Би-би-си сообщили, что Душанбе и Ташкент договорились о восстановлении прямого авиасообщения, прерванного 23 года назад. Соответствующий протокол был подписан в Душанбе в ходе встречи официальных делегаций двух стран.

Закрытая граница

Многие жители Таджикистана и Узбекистана надеялись, что непростая ситуация в отношениях двух стран может измениться после смерти президента Ислама Каримова.

Особенно на это рассчитывают жители приграничных селений на таджикско-узбекской границе.

«Я не видела родную дочь 10 лет, а сейчас еду к ней на похороны своего зятя. И живет она рядом, я могу за 15 минут пешком добраться до дома дочери. Но нас разделяет закрытая граница. Все эти годы мы говорили с ней только по телефону. Я даже собственных внуков не видела», — говорит Шамсихон Оева, жительница приграничного таджикского селения Нуристон.

Зять Шамсихон Оевой родом из Узбекистана. В советские времена приезжал к родным в Таджикистан, где и увидел ее дочь. Молодые друг другу понравились, сыграли свадьбу и уехали в Узбекистан.

«Граница тогда была открыта, ее вообще не было. Сели на машину и приехали навестить родных, когда захотели. В Россию к сыновьям езжу постоянно, хотя где она — тысячи километров разделяют наши страны. Мои сыновья живут и работают там, а в соседний Узбекистан не могу, хотя вот она рядом, всего пару километров», — сокрушается женщина.

Подпись к фото,

43-летняя узбечка Махлие Содикова сейчас живет в Таджикистане, но на родине осталась вся ее семья — сестры и братья

Отношения Таджикистана и Узбекистана на протяжении многих лет остаются более чем прохладными, несмотря на общее историческое и культурное прошлое, связывающее два государства.

Многие эксперты называют эти отношения своеобразной холодной войной. Между странами много лет нет прямого авиасообщения, введен визовый режим и заминирована граница.

Жительница приграничного таджикского селения Вахдат Махлие Содикова очень надеется, что президенты двух стран Эмомали Рахмон и Шавкат Мирзиёев смогут договориться и наладить отношения.

43-летняя Махлие Содикова родилась и выросла в Узбекистане. В 1993 году вышла замуж за родственника, который живет в Таджикистане. Теперь она таджикская гражданка, но в Узбекистане осталась вся ее семья — сестры и братья.

«Два года уже не видела родных. В паспорте заполнена страница пограничного контроля, надо новый документ получать, а денег нет. Пятеро детей у меня. Я домохозяйка, работает только муж. С работой сейчас тоже сложно. Еще и виза нужна, а она тоже стоит денег, да и в Душанбе нужно за ней ехать, а это еще расходы. Сестре в Узбекистане тоже нужно для получения визы ехать в Ташкент. От Саросие до Ташкента далеко, от нее до нас совсем близко, но граница закрыта, поэтому не видимся. Очень хотелось бы, чтобы визу отменили», — отмечает Махлие Содикова.

Подпись к фото,

У Гафура Хаитова своя продуктовая лавка на границе

Гафур Хаитов, житель приграничного таджикского селения Вахдат, владеет небольшой торговой точкой на таджикско-узбекской границе. Он говорит, что до введения визового режима границу переходили сотни человек, а сейчас здесь почти нет людей.

«Открытие границы, конечно, хорошее дело. Люди станут ездить друг к другу. Хорошо для общения, для ведения бизнеса, торговых отношений. Моя сестра живет в Ташкенте. Я давно ее не видел. Нам нужен паспорт, виза, для этого всего нужны деньги, которых у нас нет. Пока все, что я могу заработать, уходит на нужды семьи», — отмечает Гафур Хаитов.

В отношения двух стран сохраняется множество и других нерешенных вопросов, и смогут ли стороны найти компромисс, пока сказать сложно.

Узбекистан выступает против практически всех водно-энергетических инициатив Душанбе и строительства крупных ГЭС в Таджикистане и Киргизии.

В Таджикистане считают, что запуск новых энергоблоков позволит стране добиться энергетической независимости, а государствам Центральной Азии — наладить постоянное энергоснабжение.

Страна испытывает большие проблемы с электроснабжением. В зимнее время большая часть республики обесточена.

Однако Ташкент высказывает опасения, что дополнительные станции вызовут серьезные экологические проблемы в регионе и приведут к нехватке воды для потребления и орошения в Узбекистане, Казахстане и Туркменистане.

Осложняют отношения соседей и споры вокруг использования трансграничных рек.

Минные поля на таджикско-узбекской границе

В 1999 году таджикско-узбекская граница была заминирована в одностороннем порядке по решению узбекских властей, по официальной версии — для защиты от проникновения террористических групп.

По официальным данным таджикской стороны, за последние годы от взрывов мин на таджикско-узбекской границе пострадали сотни людей. Жертвами мин в основном становятся простые жители приграничных районов.

Ситуация усугубляется тем, что таджикская сторона не имеет точных данных о расположении и протяженности границы, где заложены мины. Экономические проблемы заставляют людей переходить границу в неустановленных местах. Они пасут скот, собирают дрова, наконец, навещают родственников в соседней стране.

Географическое расположение Узбекистана дает возможность абсолютного контроля железной и автомобильной дорог, ведущих в Таджикистан через территорию Узбекистана. Душанбе не раз становился свидетелем того, что железнодорожные грузы на границе Узбекистана задерживали без каких-либо объяснений.

Наблюдатели полагают, что именно такая позиция Ташкента заставила таджикские власти всерьез задуматься о строительстве альтернативных железных и автомобильных дорог, способных избавить страну от коммуникационной зависимости. Некоторые из задуманных проектов сейчас реализуются.

Наблюдатели полагают, что кто бы ни пришел к власти в Ташкенте, статус-кво, скорее всего, сохранится, хотя определенные сдвиги в открытии коммуникаций или визовых послаблениях вполне возможны.

И хотя наблюдатели скептически относятся к возможности кардинального потепления таджикско-узбекских отношений, простые жители двух стран очень надеются на улучшение отношений со своим ближайшим соседом.

Таджикистан и Узбекистан разрешили определенной категории граждан пересекать границу

08:42, 1 мартаАвтор: Аваз Юлдашев, Asia-Plus

При переходе госграницы граждане в обязательном порядке должны сдать платный экспресс-тест.

Ташкент и Душанбе договорились впредь пропускать через свои наземные границы беспрепятственно  тех граждан двух республик, у которых на сопредельной территории скончались или тяжело заболели близкие  родственники, об этом «Азия-Плюс» сообщил источник в правительстве Таджикистана.

Данная категория граждан должна иметь при себе заграничный паспорт и заверенную властями телеграмму о болезни или кончине родственника.

При переходе госграницы граждане в обязательном порядке должны сдать  платный экспресс-тест на наличие антигена коронавирусной инфекции, стоимость теста составляет в национальных валютах примерно 14 долларов.

08:06 24 февраля

До этого между Таджикистаном и Узбекистаном на наземной границе были частично возобновлен пропуск пока только трем категориям граждан:

Обучающимся в вузах Таджикистана или Узбекистана: при пересечении границы им необходимо наряду с паспортом предъявлять студенческий билет и анализ на отсутствие коронавирусной инфекции, сделанный не позднее, чем за 72 часа до перехода границы.

Гражданам Таджикистана или Узбекистана, которые имеют на сопредельной стороне жену, мужа или детей: им также необходимо наряду с паспортом предъявить пограничникам свидетельство о браке, рождении детей и результаты проверки на отсутствие коронавирусной инфекции за последние 72 часа.

Гражданам двух стран, которые имеют соответствующее письменное разрешение республиканских штабов Таджикистана или Узбекистана по противостоянию коронавирусной инфекции.

Читайте нас в  Telegram, Facebook, Instagram, Viber, Яндекс.Дзен и OK.

Свои вопросы, сообщения, видео и фото присылайте на Viber, Telegram, Whatsapp, Imo по номеру +992 93 792 42 45. 

Авиабилеты в Таджикистан по выгодным ценам

Дешевые авиабилеты в Таджикистан от «Узбекских авиалиний»

Таджикистан — замечательный выбор для путешествия! Эта страна богата своими достопримечательностями, самобытной культурой и традициями. «Узбекские авиалинии» предлагают низкие цены на авиабилеты в Таджикистан. Воспользуйтесь сервисом UzAirways.Online для бронирования билетов на самолет без комиссии и наценок. Календарь низких цен подскажет, в какие месяцы в Таджикистан летать еще более выгодно. В календаре выше представлены самые дешевые авиабилеты в Таджикистан из разных городов и стран. Для поиска нужного варианта используйте сервис подбора билетов на самолет на главной странице UzAirways.Online. После того, как вы определитесь с перелетом, можно забронировать, а затем купить авиабилет в Таджикистан онлайн. Без очередей и переплат, за пару минут и не выходя из дома. Наш сайт является официальным партнером авиакомпании «Узбекские авиалинии» в России. Это значит, что онлайн-покупка билетов на самолет в Таджикистан у нас не только выгодна, но и полностью безопасна.

«Узбекские авиалинии» выполняют рейсы в Таджикистан из разных точек планеты. Перед бронированием перелета рекомендуем ознакомиться с актуальным расписанием. Крупнейший транспортный хаб Таджикистана — столица страны. Путешествие лучше начинать именно с этого города. Уточнить название аэропорта прилета можно во время бронирования билета или же после — уже в маршрутной квитанции, которая придет на почту после оформления заказа. Перед тем, как купить авиабилет в Таджикистан, убедитесь, что у всех пассажиров есть действующий загранпаспорт. Страны предъявляют  разные требования к датам, однако в среднем документ должен действовать еще хотя бы 3 месяца после возвращения. Обязательно изучите визовые требования на сайте посольства Таджикистана. Напоминаем, что обмен и возврат авиабилетов после онлайн-покупки возможен только за дополнительную плату к основной цене заказа.

Полный список направлений можно найти на странице «Направления и полетная программа». Все рейсы, билеты на которые можно забронировать на сайте, выполняют «Узбекские авиалинии». Созданный указом президента Каримова в 1992 году, «Узбекистон Хаво Йуллари» стал первым воздушным перевозчиком в Узбекистане. На сегодняшний день авиакомпания входит в число лидирующих в Средней Азии. Карта маршрутов включает в себя более 40 городов на разных континентах, в ней работают 15 тысяч сотрудников, которые регулярно проходят обучение по международным нормам. В авиапарк Uzbekistan Airways входят только современные и комфортные Boeing-757/767, Boeing-787-8 Dreamliner и Аirbus — A320. Не упустите возможность купить авиабилеты в Таджикистан по выгодной цене на сайте UzAirways.Online. Желаем приятного полета и незабываемого путешествия в Таджикистан!

Самый популярный мужчина в Таджикистане приезжает в гости

Самый популярный мужчина Таджикистана прибыл в эту страну с трехдневным визитом.

Но это не таджик — это президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев.

Причина, по которой он так популярен в Таджикистане, заключается в том, что таджики видят в Мирзиёеве реформатора, человека, который ослабляет государственный контроль над обществом и вносит позитивные изменения в Узбекистан — в то время как его коллега в Таджикистане Эмомали Рахмон поступает наоборот. .

Мирзиёев также полностью меняет политику своего предшественника Ислама Каримова, которая разрушила отношения между двумя странами и часто казалась преднамеренно направленной на наказание Таджикистана.

Мирзиёев начал давать обещания о реформах, как только он стал лидером Узбекистана в сентябре 2016 года.

Многие люди в Узбекистане не видят многие из этих реформ, но комментарии Мирзиёева о больших социальных, политических и религиозных свободах находят большой отклик. в Таджикистане, где процесс идет в обратном направлении.

В преддверии того, что многие считают шагом Рахмона по назначению своего сына Рустама следующим президентом Таджикистана, власти работали над устранением политических соперников и ужесточением контроля над страной, в том числе над числом людей, исповедующих ислам.

Улучшение связей

Но хотя репутация Мирзиёева в проведении реформ внутри страны может быть под вопросом, его работа по улучшению отношений с Таджикистаном неоспорима.

За последний 21 год официальные визиты президентов Узбекистана в Таджикистан случались реже, чем полные солнечные затмения.

Когда Мирзиёев посетил Таджикистан в марте 2018 года, это был первый раз с 2000 года, когда это сделал президент Узбекистана.

Многие препятствия на пути к хорошим таджикско-узбекским отношениям, которые Мирзиёев унаследовал, когда он сменил Каримова, были устранены, и его встреча с Рахмоном в этой поездке характеризовалась теплотой и духом сотрудничества, которых не было с тех пор, как две страны стали независимыми. распад Советского Союза в 1991 году.

Покойный президент Узбекистана Ислам Каримов (справа) с президентом Таджикистана Эмомали Рахмоном в Ташкенте в июне 2016 года.

сварливый Каримов, правивший Узбекистаном все годы независимости до своей смерти в 2016 году, диктовал условия Таджикистану и чувствовал, что роль Узбекистана в гражданской войне в Таджикистане 1992-1997 годов была решающей для сохранения Рахмона у власти.

С самого начала стало ясно, что у Узбекистана есть много рычагов давления на Таджикистан, начиная с доступа к внешнему миру.

Таджикистан примыкает к юго-востоку от Центральной Азии, ограничен с востока и большей части севера и юга горами Памира.

Самый простой путь в Таджикистан или из Таджикистана по суше — через запад — через Узбекистан.

Гражданская война в Таджикистане разразилась весной 1992 года. Чтобы не допустить распространения проблем Таджикистана на Узбекистан, в сентябре того же года Каримов приказал губернаторам узбекских провинций, соседствующих с Таджикистаном, не принимать беженцев от войны.

Железнодорожные маршруты, соединяющие две страны, были сокращены и в конечном итоге почти полностью перекрыты.

Дороги советской эпохи, соединяющие две страны, были перекрыты на границе, и через них было разрешено пересекать лишь небольшую часть грузового транспорта.

Некоторые из этих дорог оставались закрытыми, а на других, которые были открыты регулярно, стояли длинные очереди машин, ожидающих перехода, пока Мирзиёев не стал президентом.

«Стена Каримова»

Стены и заборы, построенные вдоль частей таджикско-узбекской границы, также оставались стоять, пока Мирзиёев не вступил во владение.

За несколько недель до визита Мирзиёева в Таджикистан в марте 2018 года официальные лица и граждане обеих стран приняли участие в церемонии сноса так называемой «стены Каримова», которая отделяла часть Согдийской области Таджикистана от Самаркандской области Узбекистана.

В начале 2016 года Узбекистан завершил строительство железнодорожной линии Ангрен-Пап стоимостью 1,9 млрд долларов, построенной специально для того, чтобы поезда между восточной частью Узбекистана и областью Ташкента не проходили через территорию Таджикистана.

Каримов также возражал против планов Таджикистана по строительству массивной Рогунской ГЭС, а узбекские власти остановили поезда, доставляющие цемент и другие строительные материалы в Таджикистан. К началу 2010 года объем железнодорожных грузов в Таджикистан сократился примерно на 40 процентов.

Затем, в конце 2011 года, произошел загадочный взрыв на мосту в Узбекистане вдоль железнодорожной линии Галаба-Амузанг, который полностью приостановил перевозки по этому маршруту.

В январе 2013 года тогдашний министр сельского хозяйства Таджикистана Касым Гасымов пожаловался на то, что из-за закрытия Узбекистаном железнодорожных линий, соединяющих Таджикистан, его страна лишилась основных средств экспорта сельскохозяйственной продукции.

Мост Галаба-Амузанг был окончательно отремонтирован незадолго до визита Мирзиёева в марте 2018 года и с тех пор работает.

Другие железнодорожные сообщения также возобновили работу, и одно из крупных соглашений, которое, как ожидается, будет подписано во время нынешнего визита Мирзиёева, предусматривает строительство новой железнодорожной линии , соединяющей узбекский город Самарканд с таджикским городом Пенджикент и далее на восток с Айни.

Ожидается, что новые автобусные маршруты, соединяющие две страны, будут открыты в дополнение к тем, которые начали работать вскоре после вступления Мирзиёева в должность.

В отличие от времен Каримова: таджикско-узбекская граница в начале этого года.

Газопроводы советских времен также доставляли газ из Узбекистана в Таджикистан.

Но Таджикистану было трудно производить платежи, и Узбекистан часто ссылался на этот долг для сокращения или прекращения поставок газа, часто, когда казалось, что Ташкент хотел показать свое недовольство решениями, принятыми в Душанбе.

К 2014 году Таджикистан отказался от зависимости от Узбекистана и вместо этого увеличил внутреннюю добычу угля, значительно увеличив загрязнение воздуха в стране.

Поставки узбекского газа возобновились после прихода Мирзиёева к власти в Узбекистане.Возражения Ташкента в отношении Рогунской ГЭС в Таджикистане были сняты, и во время визита Мирзиоева в марте 2018 года стороны договорились о сотрудничестве в развитии гидроэнергетики в Таджикистане.

Когда боевики Исламского движения Узбекистана появились летом 1999 года и воевали с киргизскими войсками в Баткенской области, стало ясно, что они действуют с баз в горах Таджикистана.

Когда они вернулись летом 2000 года и сумели перебраться в горные районы восточного Узбекистана, Ташкент в ответ установил фугасы вдоль своих границ с Кыргызстаном и Таджикистаном.

В последующие годы эти мины унесли жизни десятков граждан Таджикистана — в основном пастухов и детей, собирающих дрова, — и искалечили десятки других.

В январе 2018 года, когда премьер-министр Узбекистана Абдулло Арипов посетил Таджикистан для подготовки к визиту Мирзиёева, он сказал, что Узбекистан будет работать с Таджикистаном над очисткой приграничной территории от мин.

бок о бок на протяжении веков

Это был последний акт из серии, которая сделала таджикско-узбекские отношения лучше, чем когда-либо с момента обретения независимости, и таджикский народ приравнивает эти гораздо более теплые отношения к переменам в лидерство в Узбекистане.

Таджики и узбеки традиционно являются оседлыми народами Центральной Азии и веками жили бок о бок в составе различных эмиратов и ханств, говорили на языках друг друга и состояли в браках.

Радостное воссоединение на таджикско-узбекской границе. (файл фото)

В настоящее время в Таджикистане проживает около 1,5 миллиона этнических узбеков, и, хотя официально в Узбекистане проживает примерно такое же количество этнических таджиков, многие таджики зарегистрировались как этнические узбеки во время правления Каримова, и фактическое число составляет, вероятно, 6 миллионов или 6 миллионов человек. более.

В течение десятилетий они испытывали проблемы с посещением своих родственников через границу, но эта ситуация изменилась с тех пор, как Мирзиёев стал президентом Узбекистана.

По данным Института стратегических и региональных исследований при президенте Узбекистана, до вспышки коронавируса в начале 2020 года около 20 000 человек пересекали таджикско-узбекскую границу ежедневно.

Есть еще одна вещь, которую цитируют таджики, которая усиливает нежность к Мирзиёеву.

Он родился на территории современного Узбекистана, но один из его дедов жил в селе Яхтан на северо-западе Таджикистана, а его отец похоронен в близлежащем районе Мастчох.

Салимжон Айубов, директор таджикской службы Радио Свободная Европа / Радио Свобода, способствовал написанию этого отчета.

Узбекистан, Таджикистан заключили сделки на 1 миллиард долларов, открытая торговля глазами

На этой неделе президент Узбекистана был встречен с помпой и церемонией в Таджикистане в начале трехдневного визита, в ходе которого были обещаны более чем 1 миллиард долларов в рамках коммерческих сделок и совместных проектов. .

Это резкий поворот в делах всего несколько лет назад, когда бывшие советские соседи смотрели друг на друга с едва скрываемым подозрением.

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон лично прибыл в аэропорт Душанбе 10 июня, чтобы встретить Шавката Мирзиёева, отвечая за формальности, обычно возлагаемые на премьер-министра.

«Узбекистан — стратегический партнер и надежный сосед», — сказал Рахмон в приветственной речи. «Мы рады, что сегодня таджикско-узбекские отношения динамично развиваются. Расширяются торгово-экономические связи ».

Настроение было задано накануне на первом таджикско-узбекском инвестиционном форуме, в котором приняли участие около 300 бизнесменов в южном таджикском городе Бохтар.Как сказано в сообщении Министерства внешней торговли Узбекистана, на мероприятии были заключены коммерческие сделки на сумму 730 миллионов долларов.

Отрасли промышленности, участвующие в объединении, включают производство автомобилей, электроники и бытовой техники, высокопроизводительное сельское хозяйство и пищевую промышленность.

Официальные лица Узбекистана также объявили, что был создан совместный инвестиционный фонд с капиталом в размере 50 миллионов долларов для содействия «реализации перспективных совместных проектов».

Газета

«Азия-Плюс» процитировала слова заместителя премьер-министра Узбекистана Сардора Умурзакова, который сообщил, что на узбекском рынке присутствует 200 таджикских инвесторов, а в Таджикистан инвестируют 60 компаний с узбекским капиталом.

Протяженность границы и общее наследие и культура должны сделать Узбекистан и Таджикистан естественными партнерами, но эти отношения на протяжении десятилетий характеризовались недоверием. Покойный узбекский диктатор Ислам Каримов считал Таджикистан не более чем потенциальным источником региональной нестабильности. Он был особенно обеспокоен планами Таджикистана по строительству огромной гидроэлектростанции, которая, по опасениям узбекских властей, может поставить под угрозу сельское хозяйство их страны.

Приход Мирзиёева к власти в 2016 году после смерти Каримова привел к радикальной трансформации.На памятных фотографиях, сделанных во время первого государственного визита Мирзиёева в Таджикистан в марте 2018 года, он шагал рука об руку с Рахмоном по красной ковровой дорожке, катящейся к трапу своего самолета.

По этому случаю сцены были не менее ликующими. Десятки женщин в ярких традиционных нарядах были представлены на подиуме. Мужчины за пределами аэропорта гудели в свои длинные трубы карнай в сопровождении мальчиков, отбивающих ритм на бубнах. Молодые люди, размахивая флагами двух стран, выстроились вдоль дороги от аэропорта.

На мероприятии один на один перед операторами и фотографами во Дворце Наций, известном как официальная президентская резиденция, двое мужчин осыпали друг друга взаимной похвалой и надеждами на будущее.

«Если говорить о двусторонних отношениях, цифры говорят сами за себя. Если в 2017–18 годах у нас было 70 миллионов долларов двусторонней торговли, в трудный год пандемии мы впервые увидели двустороннюю торговлю на уровне 500 миллионов долларов. Это говорит о многом », — сказал Мирзиёев.

Правительство Узбекистана заявило, что оно стремится к тому, чтобы эта цифра достигла 1 миллиарда долларов, что для контекста больше, чем объем торговли Таджикистана с Россией в настоящее время.

Два правительства стремятся к тому, чтобы отношения казались больше, чем просто деньгами.

Вечером 9 июня во время концерта под названием «Вечер дружбы» Рахмон вручил своему узбекскому коллеге государственную награду первой степени «Заринтой» (Золотая Корона) в знак признания «безупречных заслуг в укреплении межгосударственных отношений.”

Ранее Мирзиёев и Рахмон дистанционно открыли лечебное учреждение на 250 коек, построенное Узбекистаном в Хатлонской области Таджикистана, и трехэтажную школу на 640 учащихся, построенную Таджикистаном в Самаркандской области Узбекистана. В обоих этих регионах проживают крупные этнические узбекские и таджикские общины соответственно.

Протокольные события включали неизбежное подписание двусторонних сделок — фактически 35 из них — в таких областях, как энергетика, транспорт, горнодобывающая промышленность, легкая промышленность, образование, спорт и культура.Примечательной инициативой является создание акционерного общества для строительства гидроэлектростанции мощностью 320 мегаватт на реке Зарафшан в Таджикистане.

По данным администрации президента Таджикистана, с учетом сделок с частным и государственным секторами было подписано залогов на сумму более 1 миллиарда долларов.

— долгожданная, но хрупкая оттепель

Редкий саммит, состоявшийся в прошлом месяце на стратегическом перекрестке России и Китая, ознаменовал долгожданное потепление между двумя региональными соперниками в Центральной Азии, Таджикистаном и Узбекистаном.

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон, находящийся у власти с 1992 года, скорее всего, воспользуется этим примирением со своим узбекским коллегой, президентом Шавкатом Мирзиёевым, как возможность укрепить свои сети покровительства и в дальнейшем подавлять любую оппозицию.

Пути, которыми Таджикистан и Узбекистан будут стремиться к стабильности и сотрудничеству в ближайшие годы, будут иметь важные последствия для крупных держав в регионе.

Таджикистан разделяет персидское и исламское культурное наследие с Ираном и Афганистаном, но до объявления независимости в 1991 году он был республикой Советского Союза почти 70 лет.Затем Таджикистан погрузился в ожесточенную гражданскую войну между сторонниками бывшего правительства и рыхлой коалицией оппозиционных групп, известной как Объединенная таджикская оппозиция, в которую входили демократические реформаторы, политические исламисты и этнические меньшинства на востоке страны.

В результате мирного соглашения 1997 года, подписанного при поддержке ООН, этим оппозиционным группам была предоставлена ​​треть всех политических назначений в обмен на прекращение огня и гарантии свободных выборов. Однако такие выборы так и не состоялись, и стабильность в Таджикистане вместо этого зависела от смеси кумовства и безобидного пренебрежения.Правительство Рахмона предоставило оппозиционерам работу в министерствах обороны и внутренних дел и позволило местным военачальникам править как им заблагорассудится за пределами столицы, Душанбе, до тех пор, пока его авторитет не оспаривается.

Три основных фактора угрожают этой стабильности в последние годы.

Во-первых, с момента обретения независимости экономика Таджикистана зависела от денежных переводов трудовых мигрантов из России. Однако снижение мировых цен на нефть и западные санкции против Москвы серьезно снизили стоимость этих денежных переводов для таджиков дома.

Это способствует второму фактору: некоторые молодые таджикские мужчины в России, сталкивающиеся с экономической неопределенностью, изоляцией от своих сообществ и второсортным обращением как с рабочими-мигрантами, уязвимы для онлайн-вербовки ИГИЛ, а также для саморадикализации. Возвращение таджикских боевиков ИГИЛ на родину представляет собой прямую угрозу безопасности правительства в Душанбе.

Третий фактор — это сам Рахмон. В 2015 году он запретил Партию исламского возрождения, которая до этого была самым активным сторонником реформ в Таджикистане и, безусловно, самым влиятельным сегментом бывшей Объединенной таджикской оппозиции.Это сыграло непосредственно на руку тем же радикалам и вербовщикам, которые охотятся на таджиков за границей.

Ответ Таджикистана на эти угрозы может показаться противоречивым. Сообщается, что правительство амнистирует некоторых таджикских новобранцев, которые вернулись домой после боев на стороне ИГИЛ, добившись ограниченного успеха в реабилитации тех, кто согласился не участвовать в политике. Однако он также ввел уголовную ответственность за публикацию неразрешенных исламских книг, использование арабских фамилий и даже мужчин с бородой, что еще больше воодушевит радикальных вербовщиков.

По совпадению, эта же тактика до недавнего времени использовалась Узбекистаном.

Таджикистан и Узбекистан

Потребовалась смерть диктатора, чтобы собрать Таджикистан и Узбекистан за одним столом для переговоров. Горькие личные отношения между Рахмоном и Исламом Каримовым, который правил Узбекистаном железной рукой в ​​течение 25 лет до своей смерти в сентябре 2016 года, означали, что таджики и узбеки по обе стороны границы были отрезаны от своих семей и возможностей трудоустройства.

Мирзиёев пришел к власти после смерти Каримова и с тех пор продемонстрировал некоторый потенциал для подлинных реформ. Он инициировал ограниченные экономические изменения, введя в действие узбекскую валюту, и урегулировал критические пограничные споры с соседним Кыргызстаном.

После недавнего саммита в Центральной Азии было объявлено, что Таджикистан и Узбекистан получат доступ к большему количеству пунктов пересечения границы и меньшему количеству визовых ограничений, а в Душанбе были подписаны двусторонние соглашения, охватывающие торговлю, инвестиции, сельское хозяйство и безопасность.Заманчиво полагать, что это может поставить Таджикистан на аналогичный путь медленных и неуклонных реформ.

Реальность, однако, менее обнадеживающая.

Таджикистан гораздо более географически раздроблен, чем Узбекистан, и никогда не добивался таких успехов в поставке товарных культур, таких как хлопок, под государственный контроль. Чтобы оставаться стабильным, он вместо этого полагался на комбинацию послушных полевых командиров и явную оппозицию.

Рахмон последовал примеру многих лидеров Центральной Азии, используя угрозы безопасности в качестве предлога для ликвидации законных политических партий, но в конечном итоге именно экономическое сближение с Узбекистаном, по его мнению, обеспечит его режиму необходимую защиту.Теперь Рахмон может использовать новые источники доходов от трансграничной торговли, чтобы продемонстрировать, что он может управлять экстремизмом и безработицей без необходимости мириться с какой-либо оппозицией или мятежами на низком уровне внутри страны.

Истинная безопасность для Таджикистана и Узбекистана не может полагаться только на крепкую дружбу между авторитарными правителями, но должна основываться на фундаменте более сильных институтов. Хотя прозрачные визовые режимы — это шаг в правильном направлении, они были приняты слишком поздно. В настоящее время в Центральной Азии чем больше меняется, тем больше остается прежним.

Долгий путь к стратегическому партнерству

Фарход Толипов

18 сентября 2018 г., аналитик CACI

Государственный визит президента Узбекистана Шавката Мирзиёева в Таджикистан 9-10 марта 2018 года стал «замыканием в кругу»
в серии поездок с тех пор, как Мирзиёев был избран и провозгласил Центральную Азию новым приоритетом внешней политики
для Узбекистана. Визит положил начало потеплению между этими штатами.17-18 августа
года президент Таджикистана Эмомали Рахмон совершил первый государственный визит Таджикистана в Узбекистан за весь период, прошедший с момента обретения независимости. Два президента подписали долгожданный Договор о стратегическом партнерстве
, подразумевая, что Узбекистан теперь полностью окружен стратегическими партнерами в Центральной Азии.

ИСТОРИЯ ВОПРОСА: На протяжении всего постсоветского периода отношения между Узбекистаном и Таджикистаном оставались
сложными, противоречивыми, натянутыми и застрявшими в состоянии «ни войны, ни мира.«С начала 1990-х годов на межгосударственные отношения повлияло несколько факторов. К ним относятся неполное делимитация границ; установление
строгого визового режима между двумя государствами; националистические настроения; исторические претензии относительно принадлежности
Самарканда и Бухары; строительство Рогунской гидроэлектростанции (ГЭС) в высоких
горах Таджикистана; а также политическая и личная неприязнь между Рахмоном и первым президентом Узбекистана Исламом Каримовым.
В результате взаимная торговля упала до менее 1 миллиона долларов; рейсы между Ташкентом и Душанбе отменены —
; и таджикские железнодорожные грузы, следующие транзитом через территорию Узбекистана, были заблокированы. В августе 2000 года напряженность
обострилась, когда террористические группы вошли в южную провинцию Узбекистана с территории Таджикистана, и Ташкент
резко обвинил Душанбе в его неспособности предотвратить это вторжение. Драма Рогунской ГЭС осталась
самым значительным камнем преткновения в противостоянии Ташкента и Душанбе.
Узбекистан проводит политику престижа по отношению к Таджикистану, тогда как стратегия Таджикистана нацелена на выживание
. Оба оказались неконструктивными, поскольку и Ташкенту, и Душанбе не хватало профилактического, добросовестного, системного и беспроигрышного подхода и они придерживались односторонних стратегий (см. Выпуск
the CACI Analyst от 16.05.2012). Такое положение дел отравило не только отношения между Узбекистаном и Таджикистаном; он также
имел пагубные последствия для региональных дел в Центральной Азии.Парадоксально, но в то же время история и
судьбы узбекского и таджикского народов были настолько взаимосвязаны и переплетены на протяжении веков, что во время своего государственного визита
в Душанбе в июне 2000 года Каримов изобразил таджиков и узбеков как один народ, говорящий на двух
языках. .
Однако со временем даже эти два антагониста не могли игнорировать региональную эволюцию Центральной Азии.
народа и страны региона более взаимозависимы, чем может показаться, и более объединены, чем
разделенных.Наконец, Узбекистан и Таджикистан осознали опасность перехода красной линии нарастающей напряженности между ними и сделали первые шаги в сторону от этой опасной тенденции.
Уже в начале последнего года пребывания Каримова у власти, в 2016 году, стороны начали обсуждение упрощенного визового режима
и возобновления полетов между двумя столицами — оба президента определили эти проблемы как приоритетные области
, которые следует решить как можно скорее. Это были лишь первые знаки сближения
Узбекистана и Таджикистана.
ПОСЛЕДСТВИЯ: Смерть Каримова в сентябре 2016 года стала символическим «зеленым светом» для строительства
Рогунской ГЭС; который таджикская сторона начала через месяц. На этот раз узбекская сторона отреагировала не так, как прогнозировалось
, из-за изменившейся региональной позиции Мирзиёева, особенно в отношении Таджикистана.
Почти полгода между государственным визитом Мирзиёева в Таджикистан в марте и ответным визитом Рахмона
в августе ознаменовалось рядом серьезных достижений: был упрощен визовый режим; восстановлено транспортное сообщение между двумя странами —
; и Национальный университет Таджикистана и
Самаркандский государственный университет установили сотрудничество.В этом году узбекско-таджикскую границу уже пересекли
более миллиона человек. Во время визита Рахмона было объявлено, что объем двусторонней торговли увеличился на
до 500 миллионов долларов США в ближайшем будущем, с прогнозируемым увеличением на 1 миллиард долларов США — направление, означающее
серьезный сдвиг в общих двусторонних отношениях, а также существование реальный потенциал для широкой торговли и
экономического сотрудничества.
В марте 2018 года министерства обороны двух стран разработали план сотрудничества на этот год и подписали
соглашение о сотрудничестве в области транзита специальных грузов и воинских контингентов через свои

территории.По итогам августовского саммита узбекские и таджикские пограничники провели совместные военно-тактические учения
на месте пересечения границ Узбекистана, Таджикистана и Афганистана.
В ходе визита Рахмона в Ташкент стороны подписали 27 соглашений о сотрудничестве,
касающихся промышленности, стандартизации и сертификации, пересечения границ, признания документов об образовании, геодезии
и геологии, сельского хозяйства и культуры, среди прочего. Оба лидера, однако, осторожно обошли наиболее чувствительный вопрос
— Рогун — вместо этого заявив, что два государства соглашаются построить две другие гидроэлектростанции
на реке Зарафшан.Рахмон даже эмоционально заявил, что Таджикистан никогда не лишит
Узбекистан своей доли воды реки Амударья. Кроме того, он выступил с инициативой обеспечить
Узбекистан питьевой водой из высокогорного Сарезского озера в Таджикистане.
Это действительно была историческая встреча на высшем уровне, значение которой следует понимать в более широкой перспективе.
Недавно установленное стратегическое партнерство между Узбекистаном и Таджикистаном будет иметь стратегические
последствия не только для двух заинтересованных государств, но и для всего региона Центральной Азии.
Во-первых, начали исчезать сами представления о странах «верховья» и «низовья», которые разделили эти две страны
по течению реки Амударья. Чаще всего эти упрощенные понятия использовались
для статического описания негативного статус-кво, который препятствовал более позитивному и изощренному подходу
к региональным делам. Теперь очевидно, что острая проблема совместного использования водных ресурсов, из-за которой два государства
оказались на противоположных сторонах баррикады, может быть стратегически пересмотрена на основе беспроигрышного подхода.
Во-вторых, совместные военные учения узбекских и таджикских пограничников, которые были проведены впервые
раз в истории двух государств, а также сотрудничество между их министерствами обороны также продемонстрировали
общее видение потенциальных угроз безопасности, исходящих от за пределами региона. Стороны продемонстрировали
волю к совместному противодействию потенциальным угрозам.
В-третьих, Таджикистан был последним, но не менее важным, в успешных усилиях Ташкента, направленных на возрождение дружественной
атмосферы сотрудничества в Центральной Азии.В результате Узбекистан сейчас окружен
стратегическими партнерами. В свою очередь, это опровергает другой миф, а именно, что Таджикистан как персоязычная нация
избежит более глубокой интеграции с четырьмя тюркскими народами региона. Примечательно, что президент Таджикистана
выразил поддержку предстоящей второй консультативной встрече лидеров центральноазиатских государств, которая состоится в
Ташкенте в марте 2019 года. В этом контексте президенты и СМИ неоднократно использовали термин
«перезагрузка». (перезагрузка) во время саммита.Действительно, узбекско-таджикская перезагрузка, по сути, является частью общей перезагрузки
всего регионального порядка в Центральной Азии.
В-четвертых, саммит также имеет геополитическое измерение. Надеемся, что Ташкент и Душанбе еще раз подтвердили,
, что нет необходимости в посредничестве внешних великих держав для смягчения напряженности, возникающей между
государствами Центральной Азии. Дальнейшая консолидация пяти стран Центральной Азии в качестве региональной группы
будет способствовать продвижению их общих региональных интересов на международной арене, особенно с учетом
подверженности этого региона геополитической турбулентности.
ВЫВОДЫ: После саммита Президент Мирзиёев заявил: «Если вы спросите меня, остаются ли еще
нерешенными какие-либо вопросы в отношениях между нашими двумя странами, я отвечу« Нет ». Таких проблем больше нет ».
двух государственных визитов — Мирзиёева в Душанбе и Рахмона в Ташкент — было достаточно, чтобы поднять уровень
двусторонних отношений до уровня стратегического партнерства. Договор, наконец, заложил основу для всестороннего сотрудничества, взаимного доверия и дружбы между этими соседними государствами и братскими народами.Они
действительно прошли долгий путь от недоверия и межгосударственной напряженности между Каримовым и Рахмоном до
сближения и, наконец, к стратегическому партнерству.
Усилиями Мирзиёева Центральная Азия преобразуется как регион. Региональная политика Ташкента
еще раз подтверждает, что Узбекистан является ключевой страной в Центральной Азии и что окончательный успех или неудача региональной интеграции
в решающей степени зависит от Узбекистана.
Из различных связей и взаимодействий между государствами Центральной Азии узбекско-таджикские отношения
остаются наиболее проблемными.Сейчас жизненно важно развивать новое и многообещающее стратегическое партнерство
.

БИО АВТОРА:

Доктор Фарход Толипов имеет степень доктора политических наук и является директором научно-исследовательского учреждения
«Караван знаний», Ташкент, Узбекистан.

Источник изображения: Автор: tajikistan.jp по состоянию на 18.09.2018 г.

Пограничный переход Пенджикент-Самарканд между Таджикистаном и Узбекистаном

Обновлен в мае 2021 г., Отчет о пересечении границы Пенджикент-Самарканд между Таджикистаном и Узбекистаном был первоначально написан в декабре 2019 года

Таджикистан и Узбекистан имеют много проблем друг с другом, о которых я не собираюсь вдаваться в эту запись в блоге.В 2018 году после некоторого размораживания бюрократических связей между двумя странами вновь открылась давно закрытая граница Пенджикент-Самарканд.

Самым большим преимуществом повторного открытия этого пограничного перехода является то, что вы снова можете легко совместить посещение Самарканда с Фанскими горами в Таджикистане, без необходимости совершать несколько часов в объезд через пограничный пост Ойбек вверх по Худжанду. Также стоит отметить, что Узбекистан в значительной степени смягчил свою визовую схему, благодаря чему владельцы паспортов нескольких национальностей могут посещать страну без визы или по электронной визе.


Спланируйте идеальную поездку: двухнедельный маршрут по Узбекистану и Таджикистану


Визы

Таджикская виза

В 2016 году Таджикистан упростил свою визовую политику, введя электронные визы для нескольких национальностей. По моему опыту, на выдачу электронной визы уходит 2–4 дня, но я бы посоветовал подавать заявку раньше на всякий случай, поскольку иногда заявки «застревают».

Если вы находитесь в списке лиц, имеющих право на получение электронной визы, вы также можете подать заявление на получение визы по прибытии в аэропорт Душанбе, если вы планируете прилететь самолетом.Обратите внимание, что если вы получите визу по прибытии, вам все равно нужно будет посетить МИД в Душанбе, чтобы получить разрешение ГБАО, для тех из вас, кто отправился на Памир после.

Виза по прибытии не предлагается в пунктах пересечения границы.

Узбекская виза

В 2018 году Узбекистан смягчил визовую политику в надежде привлечь больше посетителей. Теперь представители нескольких национальностей могут посещать Узбекистан по электронной или безвизовой визе, что делает посещение Узбекистана гораздо более безболезненным процессом, чем раньше.

Как пересечь границу между Таджикистаном и Узбекистаном в Пенджикенте-Самарканде

Внутри Пенджикентского базара

Добраться до Пенджикента

Если вы будете пересекать границу из Таджикистана в Узбекистан, вам сначала нужно будет добраться до Пенджикента.Поскольку Пенджикент — более крупный город в Таджикистане, до него легко добраться из Душанбе, Худжанда и практически из любой точки между ними.


Побывали в Пенджикенте? Спланируйте свое посещение с моим путеводителем по Пенджикенту.


Получите общее такси из Пенджикента до границы

Направляйтесь на стоянку напротив Пенджикентского базара, где ждут общие такси до границы. Вы можете арендовать машину целиком за 40 сомони или заплатить 10 сомони за место и дождаться, пока оно заполнится. В целом, время в пути до границы менее 15 минут.


Спланируйте оставшуюся часть своего визита в Таджикистан: Путеводитель по Таджикистану Ultimate


Выйдите из Таджикистана

Дойдя до границы, заплатите своему водителю и пройдите с багажом к выходу. Покажите свой паспорт офицеру у ворот, и он проведет вас к таджикской иммиграционной службе. Подойдите к таджикскому окну, где проверят ваши документы и поставят штамп о выезде из Таджикистана.

Въезд в Узбекистан

Переход через границу на узбекскую сторону.Здесь вы сдадите свой паспорт (и электронную визу, если она вам вообще нужна). После проверки документов вы должны поставить штамп в Узбекистан и продолжить движение к парковке. Обратите внимание, что мне не нужно было сканировать свои сумки с помощью рентгена или отвечать на какие-либо вопросы (очень приветствованные изменения в въезде / выезде из Узбекистана с моего последнего визита в 2016 году!).

Обсерватория Улугбека в Самарканде

Получите общее такси от границы до Самарканда

На парковке к вам, скорее всего, подойдут несколько водителей, предлагающих разные цены на поездку в Самарканд.За место в общем такси рассчитывайте заплатить около 7000 сумов за примерно 45-минутную поездку до Самарканда или арендовать весь автомобиль примерно за 28000 сум. Возможно, вам придется торговаться, так как начальные цены, которые вам будут выставлены, будут довольно высокими.


Спланируйте свое время в Самарканде: Путеводитель по Самарканду


Из Самарканда в Пенджикент

Если вы едете из Узбекистана в Таджикистан, вам нужно отправиться на автовокзал Кафтархона на восточной окраине Самарканда (от Регистана на маршрутке №41 за 1300 сум).От автовокзала Кафтархона до границы можно добраться на маршрутном такси по цене 7000 сум за место. После того, как вы выедете из Узбекистана и въедете в Таджикистан, на таджикской стороне будут ждать машины, которые доставят вас до Пенджикентского базара по цене 10 сомони за место.

Обмен денег на границе Пенджикент-Самарканд

Были люди, предлагающие обменять деньги по обе стороны границы, но я не видел ничего официального. Если вы обмениваетесь с кем-то на парковке, просто убедитесь, что у вас самый актуальный обменный курс, и дважды пересчитайте все свои деньги, чтобы вас не обманули.Я смог обменять свой последний таджикский сомони с моим водителем на таджикской стороне на узбекские сомы по хорошей цене.


Узнайте больше обо всех пунктах пересечения границы Таджикистана с соседними странами


Есть вопросы по пункту пропуска Пенджикент-Самарканд?

Задайте свои вопросы по пересечению границы Пенджикент-Самарканд в разделе комментариев ниже. Я рекомендую получить копии Bradt Таджикистан и Bradt Uzbekistan, чтобы помочь вам спланировать свои приключения в обеих странах.

Нужна туристическая страховка?

Начните делать покупки в Battleface, где я предпочитаю туристическую страховку, или в World Nomads .

Другие сообщения из Узбекистана:

Другие сообщения из Таджикистана:

Узбекистан, Таджикистан обсуждают воду, Афганистан на встрече на высшем уровне

Автор — аналитик из Великобритании, работал с университетами в трех странах Центральной Азии.

ЛОНДОН

В ходе недавних обменов на высоком уровне две центральноазиатские страны, Узбекистан и Таджикистан, договорились определить проекты по расширению своих многогранных отношений.На встрече президента Узбекистана Шавката Мирзиёева со своим таджикским коллегой Эмомали Рахмонхе в Душанбе на прошлой неделе также обсуждалась их готовность к выводу войск США из Афганистана. Обе страны граничат с Афганистаном. В Таджикистане 13-14 июля состоится встреча министров иностранных дел Контактной группы по Афганистану Шанхайской организации сотрудничества (ШОС).

Считается, что эти обмены на высоком уровне не только будут стимулировать двусторонние и региональные усилия, но также будут способствовать восстановлению для преодоления негативных экономических последствий COVID-19.Другие региональные проекты, обсуждавшиеся во время визита Мирзиёева, включали комплексное использование, защиту и управление трансграничными водотоками, энергетику и социально-экономическое развитие.

В последние десятилетия отношения между Узбекистаном и Таджикистаном оставались холодными и непростыми. Эти горькие отношения означали, что таджики и узбеки, проживающие по обе стороны общей границы протяженностью 1312 километров (815 миль), были отрезаны от своих семей. У населения, живущего вдоль границ, было мало возможностей для получения значительных доходов за счет транзита и торговли.Планы по строительству Рогунской ГЭС на реке Вахш в Таджикистане были отложены на несколько десятилетий. Уходя из Таджикистана, Узбекистан всегда стремился к неограниченному доступу к реке Вахш для орошения своего хлопка.

Однако Ташкент изменил свою позицию в 2016 году после смерти президента Ислама Каримова, правившего страной 27 лет. При президенте Мирзиёеве в 2018 году было объявлено о двух крупных концессиях. Во-первых, Узбекистан перестал возражать против строительства электростанции.В ноябре 2018 года был открыт первый гидроагрегат. В настоящее время Узбекистан участвует в таджикских гидроэнергетических проектах, которые идут на пользу обеим странам. По завершении проекта Рогунская плотина высотой 335 метров станет самой высокой плотиной гидроэлектростанции в мире. Во-вторых, Ташкент объявил о возобновлении поставок природного газа в Таджикистан по ценам ниже мировых.

Два президента провели целый день в Согдийской области, которая граничит с четырьмя областями Узбекистана.Создается впечатление, что улучшение двустороннего взаимопонимания может открыть пути для занятости и получения доходов для приграничного населения. Узбеки составляют 1,24 миллиона человек, что составляет 13,8% от 8,99 миллиона населения Таджикистана. Таджики составляют 1,54 миллиона из 30,8 миллиона жителей Узбекистана.

На днях лидеры двух стран договорились, что комплексное использование водных и энергетических ресурсов Центральной Азии должно осуществляться с учетом интересов всех государств региона через открытый диалог, укрепление взаимопонимания и развитие конструктивного сотрудничества, поиск взаимоприемлемых , справедливые и рациональные решения.

Совместные гидроэнергетические проекты

Для реализации этой цели Узбекистан и Таджикистан совместно разработают планы строительства двух гидроэнергетических проектов общей мощностью 320 мегаватт на реке Зарафшан в Таджикистане. Таким образом, вопрос сотрудничества в водно-энергетической сфере занял важное место в двусторонней повестке дня.

По словам Вячеслава Кулагина, директора Центра исследования энергетических рынков в Москве, развитие предлагаемых гидроэлектростанций позволит объединенной энергетической сети Центральной Азии расширить свой потенциал.

«Несмотря на то, что у региона хороший гидроэнергетический потенциал, выработка электроэнергии не производилась в течение длительного времени. Основным препятствием было то, что странам трудно договориться между собой по плотинам », — сказал он.

Президенты двух стран выразили обоюдную заинтересованность в развитии регионального партнерства в области рационального и справедливого использования водных ресурсов. Стороны объявили о создании акционерного общества для подготовки технико-экономического обоснования строительства и эксплуатации двух гидроэлектростанций в бассейне реки Зарафшан.Это должно решить вопросы управления водными ресурсами и равного распределения электроэнергии по обе стороны границы.

Они также договорились построить гидроэлектростанцию ​​в Яване в Таджикистане сметной стоимостью 282 миллиона долларов и мощностью 140 МВт. За этим последует строительство второй гидроэлектростанции сметной стоимостью 270 миллионов долларов, мощностью 135 МВт и производительностью 500-600 миллионов киловатт-часов.

Экологи Узбекистана с оптимизмом смотрят на то, что лидеры двух стран все больше осознают необходимость совершенствования правовых механизмов для комплексного и эффективного использования трансграничных водных ресурсов в Центральной Азии.

Согласно соглашению, подписанному в мае 2021 года, Таджикистан будет поставлять электроэнергию в Узбекистан до сентября. Таджикистан экспортирует электроэнергию в Узбекистан, когда у него есть излишки электроэнергии в летние месяцы после удовлетворения своих внутренних потребностей.

Душанбе согласился поставлять избыточную электроэнергию в 2018 году, но затем она была прекращена в 2009 году, когда Узбекистан вышел из Центральноазиатской региональной энергетической сети. Затем для удовлетворения своих энергетических потребностей Узбекистан в 2018 году начал импортировать электроэнергию из Кыргызстана, а в 2019 году — из Казахстана и Туркменистана.

* Мнения, выраженные в этой статье, принадлежат автору и не обязательно отражают редакционную политику агентства Anadolu.

Веб-сайт агентства Anadolu содержит только часть новостей, предлагаемых подписчикам в Системе вещания новостей АА (HAS), и в обобщенной форме. Свяжитесь с нами, чтобы узнать о вариантах подписки.

узбеков | Группа по защите прав меньшинств

Профиль

Узбеки говорят на восточно-тюркском языке, наиболее близком к уйгурскому.Они преимущественно мусульмане-сунниты ханафитской школы и произошли от тюрко-монгольских захватчиков с сильным иранским влиянием. Доля этнических узбеков в Таджикистане снизилась с момента обретения независимости с 23,5 процента (по данным национальной переписи 1989 года) до 15,3 процента в 2000 году (национальная перепись 2000 года) и 12,2 процента в 2010 году. восточная часть Ферганской долины, с другими концентрациями в Гиссаре (к западу от Душанбе) и в Хатлонской области на юго-западе.

Исторический контекст

Большие группы тюркских племен начали переселяться в эту часть Средней Азии после монгольских нашествий 13 века. Племена, прибывшие в 15 и 16 веках, должны были объединиться в то, что впоследствии стало известно как «узбеки», образовав на время свое собственное государство («Узбекистан»), которое распалось на три части и в конечном итоге было поглощено Российской империей в течение середина и конец 19 века.

До 1924 года большинство оседлых тюркских народов были известны российскими властями как сарты, и только те, кто говорил на кыпчакских диалектах, назывались «узбеками».Нынешнее существование узбекского меньшинства в Таджикистане напрямую связано с созданием в 1929 году Таджикской Советской Социалистической Республики после отделения ранее автономной провинции от Узбекской Советской Социалистической Республики, которая стала независимым государством после распада Советского Союза. Также в 1924 году Советы отменили термин «сарт», и все оседлые тюркоязычные жители стали известны как узбеки.

Перед гражданской войной этнические таджики на территориях, оккупированных узбеками, были сильно тюркизированы, а двуязычие и смешанные браки были широко распространены.Узбеки были союзниками правящих групп в Таджикистане и поэтому подозревались оппозицией в поддержке Набиева. Поддержавшие оппозицию таджики считали узбеков Куляба виновными в «этнической чистке».

Из-за таджикской эмиграции в некоторых районах, граничащих с Узбекистаном, таджиков практически не осталось. Однако узбеки воспринимали долю власти, которую они получили в результате послевоенного урегулирования, как небольшую по сравнению с ожидаемой наградой за поддержку нынешнего режима, и были все более недовольны господством Кулоби.

Отношения были особенно напряженными в Вахшской долине, куда были переселены узбеки и таджики из разных мест в связи с развитием гидроэнергетического проекта. Напряженность возникла, когда узбеки запугивали таджикских репатриантов и сами были запуганы правящим Кулобисом. Кампания по разоружению, начатая правительством в 1994 году, официально касалась всех граждан, но на самом деле была направлена ​​в основном против узбеков.

Отношения между президентами Узбекистана Рахмоном и Каримовым, которые изначально поддерживали власти в Душанбе, ухудшились из-за проблемы этнических узбеков в Таджикистане и нежелания Рахмона идти на компромисс с политической оппозицией.Эта напряженность привела к попытке государственного переворота, предпринятой двумя бывшими поддерживающими режим полевыми командирами, этническими узбеками, в январе 1996 года. Ибодулло Бойматов, бывший мэр Турсунзаде, и генерал-майор Махмуд Худобердиев из Курган-Тюбе потребовали изменений в центральном и местном правительстве, восставая против преобладание клана Рахмона.

Напряженность между узбеками и правительством достигла критической точки после неудачного восстания генерал-майора Худобердиева в Ленинабадской области в 1998 году, которое подняло призрак сепаратистских тенденций в регионе, связанных с этнической принадлежностью.Узбеки подверглись репрессиям, включая убийства, и многие бежали из Душанбе в Ленинабад или Узбекистан.

Напряженность между узбеками и таджиками еще больше усилилась в ноябре 2006 г. после того, как таджикский пограничник застрелил узбекского коллегу. В ходе последовавших за этим взаимных обвинений таджикский военный суд начал судебный процесс над двумя узбеками, обвиняемыми в убийстве главы Военного института Министерства обороны, которые якобы убили таджикского генерала из-за его отказа продолжать сотрудничество с беглым генерал-майором. Худобердиев, этнический узбек, который, как сообщается, в 1998 году пытался поднять восстание.

Также выяснилось, что в конце 2006 года правительство начало программу «переселения» с целью переселения таджиков в стратегические районы, традиционно населенные представителями узбекского меньшинства. В ноябре таджикские власти начали переселение около 1000 таджикских семей в западный регион, населенный в основном узбеками. Наблюдатели и представители узбекского меньшинства утверждают, что центральные власти пытаются уменьшить долю узбеков в ключевой промышленной зоне.

Текущие выпуски

Отсутствие учебных материалов на узбекском языке, растущие препятствия для получения образования на узбекском языке и даже шаги властей по преобразованию школ с узбекским языком обучения в школы с таджикским языком обучения продолжают оставаться проблемами, которые беспокоят это меньшинство, как и их почти исключение из высших эшелонов политической жизни и государственного управления.Хотя существуют правовые положения об использовании узбекских предвыборных материалов и в некоторой степени в образовании — не всегда эффективно применяемые — нет никаких положений об использовании узбекского языка или языков других меньшинств в отношениях между государственными органами и общественностью.

Этнические узбеки остаются политически маргинализированными, и меры правительства против незарегистрированных религиозных групп, таких как исламистская «Хизб ут-Тахрир», иногда содержат антиузбекский подтекст. Это может быть отражением широко распространенных предрассудков на официальном уровне.Представители Узбекистана, критикующие политику правительства в отношении этнических меньшинств, также стали объектом преследований. Одним из ярких примеров является Салим Шамсиддинов, глава общества узбекского меньшинства в Хатлоне, который исчез в марте 2013 года после того, как призвал узбекское меньшинство поддержать кандидата от оппозиции на предстоящих президентских выборах. Шамсиддинов также критиковал националистическую политику правительства в интервью СМИ. Несколько месяцев спустя власти заявили, что найденное ими утонувшее тело принадлежит Шамсиддинову и на нем нет никаких следов насилия.Его семья отрицает, что тело принадлежит ему.

Планы Таджикистана по строительству крупной гидроэлектростанции в Рогуне обострили отношения с соседним Узбекистаном и, как сообщается, привели к усилению давления на узбекское меньшинство внутри страны. Авторитарный национализм Таджикистана повлиял на способность носителей узбекского языка принимать полноценное участие в политическом процессе, поскольку отсутствие плюралистической языковой политики государства по существу исключило узбекские меньшинства из политической сферы.Помимо языковых барьеров и низкого политического представительства, этническая принадлежность напрямую влияет на перспективы трудоустройства для узбеков, которые сталкиваются с дискриминацией при приеме на работу. Есть сообщения о том, что частные работодатели отказывают соискателям только на том основании, что они этнические узбеки. С другой стороны, государственные чиновники категорически отвергли утверждения о том, что дискриминация имеет место при рассмотрении кандидатов на должности государственной службы, даже если они должны предоставить информацию о своем этническом происхождении при приеме на работу.В условиях такой ограничительной политики некоторые этнические узбеки пытались ассимилироваться в исключительно замкнутом обществе, требуя, чтобы их дети были зарегистрированы как таджики, а не узбеки, чтобы улучшить свои шансы на лучшее будущее в Таджикистане.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.