Ужасы войны 1941 1945: Ужасы и подлости Великой Отечественной войны — глазами фронтовика

Содержание

Ужасы и подлости Великой Отечественной войны — глазами фронтовика

https://www.znak.com/2020-06-22/uzhasy_i_podlosti_velikoy_otechestvennoy_voyny_glazami_frontovika

2020.06.22

В День памяти и скорби мы публикуем фрагменты военных воспоминаний Михаила Сукнева «Записки командира штрафбата». Уроженец Алтайского края, Михаил Иванович с 1941-го и в течение более трех лет воевал на передовой, командовал стрелковым, а позже штрафным батальонами. Память ветерана свидетельствует о подлости советского командования, рисует картины ужасов войны и портреты героев-фронтовиков. Вместе с тем, в мемуарах Сукнева приводятся отрывки из воспоминаний маршала Кирилла Мерецкова: таким образом, читатель видит войну и из окопов, и из штабов.

Репетиция парада в честь 75-летия победы в Великой Отечественной войнеXinhua / Keystone Press Agency / Global Look Press

1941: «Наша пехота ломала оборону противника штыком и гранатой, неся большие потери»

Нас, разведчиков, послали на Ильмень-озеро [под Новгородом]. Пурга, зима началась как следует. До немцев три километра. Посмотрели в бинокль, решили идти за «языком». Дня через три пошли, пятнадцать человек с винтовками. Я — командир взвода. Обходим полыньи, от воды — пар, мгла. И вдруг из мглы перед нами возникают немцы, тоже разведка, столько же человек. Вокруг гладь, ни бугорочка, на три километра чистенький снежок… Мы посередине озера, между нами несколько метров. Постояли. Что делать? Винтовка есть винтовка, автомат есть автомат. Ближний бой. Мы их ополовиним, они нас всех срежут. А те тоже думают. Они ведь не знают, что у нас винтовки, оружие закручено белым. Идти на самоуничтожение никому не хочется… Мы пятимся назад, и они тоже. Пятились, пятились и скрылись. Вернулись мы, особому отделу об этом, конечно, ни звука, всех могли пересажать.

***

К концу января стал очевиден провал Любанской операции. Причины провала указаны командующим Волховским фронтом К. А. Мерецковым в мемуарах «На службе народу». Он пишет: «Общее соотношение сил и средств к середине января складывалось, если не учитывать танковых сил, в пользу наших войск: в людях — в 1,5 раза, в орудиях и минометах — в 1,6 и в самолетах — в 1,3 раза. На первый взгляд это соотношение являлось для нас вполне благоприятным. Но если учесть слабую обеспеченность средствами вооружения, боеприпасами, всеми видами снабжения, наконец, подготовку самих войск и их техническую оснащенность, то наше „превосходство“ выглядело в ином свете.

Формальный перевес над противником в артиллерии сводился на нет недостатком снарядов. Какой толк от молчащих орудий? Количество танков далеко не обеспечивало сопровождение и поддержку даже первых эшелонов пехоты.

2-я Ударная и 52-я армии вообще к началу наступления не имели танков. Мы уступали противнику и в качестве самолетов, имея в основном истребители устаревших конструкций и ночные легкие бомбардировщики У-2.

Михаил Сукнев„Википедия“

Наши войска уступали врагу в техническом отношении вообще. Немецкие соединения и части по сравнению с нашими имели больше автоматического оружия, автомобилей, средств механизации строительства оборонительных сооружений и дорог, лучше были обеспечены средствами связи и сигнализации. Все армии фронта являлись у нас чисто пехотными. Войска передвигались исключительно в пешем строю. Артиллерия была на конной тяге. В обозе преимущественно использовались лошади. В силу этого подвижность войск была крайне медленной.

Наша пехота из-за отсутствия танковой и авиационной поддержки вынуждена была ломать оборону противника штыком и гранатой, неся при этом большие потери… Следует отметить, например, что вновь прибывшие части 59-й и 2-й Ударной армий, сформированные в короткие сроки, не прошли полного курса обучения. Они были отправлены на фронт, не имея твердых навыков в тактических приемах и в обращении с оружием».

1942: «Мы узнали сполна цену многих наших „отцов-командиров“! Грошовая!»

Батальон каждые четыре месяца менялся почти полностью. Убитые, раненые, умершие от разрыва сердца, цинги и туберкулеза. Оставались единицы… Мы не успевали досчитываться товарищей, как их уносила свинцовая буря. Сегодня приняли с «большой земли» пополнение, а к утру многих уже нет в живых… Раненых везли навалом на крытых брезентом грузовиках. Сквозь щели днищ кузовов струилась кровь, застывая в воздухе. Мороз доходил ночами за минус сорок… Смотришь в кино «романтику» войны и диву даешься: где она была?

***

В этой войне те, кто ее прошел сквозь море огня в первых линиях боевых действий и чудом выжил, узнали сполна цену многих наших «отцов-командиров»! Грошовая!!! Цвет армии, лучших командиров и командармов, «вождь» с подручными НКВД «своевременно» отправил в иной мир, будто в угоду германскому командованию. Мало перед войной осталось в нашей армии толковых офицеров и генералов. Василевский, Рокоссовский, начальник Генштаба Шапошников…

На своем уровне я немного встретил порядочных командиров. Остальных привозили откуда-то с тыла… Никакой инициативы. Пока приказа нет, никуда не пойдет. А поступит приказ, уже поздно…

Я пишу только то, что мне пришлось самому видеть и пережить. Сколько понапрасну было пролито крови рекой под командованием генерала армии К. А. Мерецкова, командующего Волховским фронтом… 

Начальный период Великой Отечественной войныСайт Минобороны

К. А. Мерецков в мемуарах «На службе народу» признает, что «неудачно были подобраны отдельные военачальники. Позволю себе остановиться на характеристике командующего 2-й Ударной армией генерал-лейтенанта Г. Г. Соколова. Он пришел в армию с должности заместителя наркома внутренних дел. Брался за дело горячо, давал любые обещания. На практике же у него ничего не получалось. Видно было, что его подход к решению задач в боевой обстановке основывался на давно отживших понятиях и догмах. Вот выдержка из его приказа № 14 от 19 ноября 1941 года:

„1. Хождение, как ползанье мух осенью, отменяю и приказываю впредь в армии ходить так: военный шаг — аршин, им и ходить. Ускоренный — полтора, так и нажимать.

2. С едой не ладен порядок. Среди боя обедают и марш прерывают на завтрак. На войне порядок такой: завтрак — затемно, перед рассветом, а обед — затемно, вечером. Днем удастся хлеба или сухарь с чаем пожевать — хорошо, а нет — и на этом спасибо, благо день не особенно длинен.

3. Запомнить всем — и начальникам, и рядовым, и старым, и молодым, что днем колоннами больше роты ходить нельзя, а вообще на войне для похода — ночь, вот тогда и маршируй.

4. Холода не бояться, бабами рязанскими не обряжаться, быть молодцами и морозу не поддаваться. Уши и руки растирай снегом!“

Ну чем не Суворов? Но ведь известно, что Суворов, помимо отдачи броских, проникающих в солдатскую душу приказов, заботился о войсках. Он требовал, чтобы все хорошо были одеты, вооружены и накормлены. Готовясь к бою, он учитывал все до мелочей, лично занимался рекогносцировкой местности и подступов к укреплениям, противника. Соколов же думал, что все дело в лихой бумажке, и ограничивался в основном только приказами».

Репетиция парада в МосквеPPI / Keystone Press Agency / Global Look Press

От себя к этим словам добавлю, что особенно жестоким и бездарным был командующий нашей 52-й армией генерал-лейтенант Яковлев. Вместо того чтобы снабжать армию, довольно немногочисленную, необходимым боезапасом, он гнал батальоны и полки в заранее провальные операции с большими потерями, что я видел и пережил… О Яковлеве говорили в штабах армии: «Бездарь и солдафон!»

Не лучше был и командир нашего 1349-го полка, из капитанов ставший майором, Иван Филиппович Лапшин. Это был эталон бездарности и упрямства, равнодушия к подчиненным и беспощадности к ним же. Страшный человек — такой командир в боевой обстановке. Он говорил сквозь зубы и редко, в основном междометиями. Ни одной книжки он, видно, за всю жизнь не прочитал, но перед начальством был угодник и выглядел представительно… Командовал он разведбатом в танковой дивизии, но образование военное имел — примерно за трехмесячные курсы. Немного участвовал в Гражданской войне. Таких я и встречал в дальнейшем, как по заказу.

[…] Лапшин решил пустить разведку в поиск за «языком» через лед Волхова. Шестеро русских богатырей от двадцати до двадцати пяти лет в маскхалатах, с винтовками (автоматов не было тогда даже в дивизии) двинулись наискосок к немецкой обороне, то и дело светящейся ракетами. Было совершенно ясно: люди при лунном свете сквозь облака будут расстреляны наверняка! Так оно и произошло: даже не допустив до проволоки, фрицы из пулеметов расстреляли нашу разведку. Попыхивая трубкой, наш полковой командир молча повернулся и зашагал в свой штаб. Ни оха, ни вздоха. Разведчики пролежали там в снегу до буранов, когда их вынесли и похоронили. Тогда я понял, что это страшный человек. И старался по возможности не встречаться с ним.

[…] Лучше быть под огнем врага, чем встречаться с Лапшиным. Тут мы были хоть в огне ада, но вдали от бездарного начальства.

К нам можно было попасть только песчаным берегом Волхова, ночью. Днем берег простреливался противником с берегового выступа на километр. Чтобы не допустить какую-либо «комиссию» или проверяющих от полка и дивизии, по совету комбата Алешина я открывал стрельбу из ручного пулемета по огневой точке противника на береговом выступе, который был выше нашего всего на какой-то метр. Фриц отвечал, и пули сыпали «вдоль по Питерской» — по берегу. Незваные гости «сматывали удочки», так и не побывав у нас.

***

В начале марта 1942-го мы буквально «поплыли» — траншеи заполнила снеговая вода после сильных оттепелей. По всей обороне, особенно к берегу Волхова, вытаивали сотни и сотни убитых немцев, испанцев из «Голубой дивизии», наших бойцов и командиров… Мы очутились посередине необъятного кладбища. Ночами похоронные команды из дивизии или армии собирали наших, складывали их «копнами» по берегу, чтобы позднее относить берегом, отвозить в тыл. Там ныне стоит высокий бетонный памятник над тысячами наших погибших в боях героев.

Прихожу на свой КП роты в центре обороны, от моего блиндажика — спуск в лог, а за ним вид вдаль по берегу. И лежат «копнами» наши бойцы, многие разуты… Жуткое зрелище — десятки этих «курганов» из мертвых тел, где каждую минуту может оказаться кто-то из нас! Немцы и испанцы лежали по одному и кое-где кучками, как их убили зимой наши бойцы. Ночами я обычно передвигался перебежками, поверху, рядом с траншеями и ходами сообщений, где сразу начерпаешь воды и грязи полные сапоги. Но свернуть в сторону нельзя: в темноте наткнешься на будто металлические руку или ногу не оттаявшего еще трупа… Позднее мы будем зарывать трупы наших врагов там, где они лежали, в ямки метр глубиной. Они потом по ночам светились каким-то мерцающим огнем…

Сайт Минобороны

Кого больше здесь погибло? Пожалуй, одинаково. На нейтралке я насчитал немецких трупов тысячи четыре-пять. Испанцев же половину мы переколотили, половина замерзла. Как-то зашли мы в их блиндаж, человек 10–12 лежат, все застыли. Документы собрали, вернулись. Наград не получили, «язык»-то живой нужен. Смотришь, бывало, в стереотрубу или бинокль, стоит противник, обмотался одеялами, которые набрал в соседнем селе, и прыгает. Мы смеемся, мы-то были одеты тепло.

***

С нами — старшина роты Севастьян Костровский, он же и внештатный писарь, недавно из тыла, сельский учитель-доброволец. Рассказывает нам, как с новым пополнением численностью до взвода они несколько дней назад двигались от Муравьев через село Дубровино. От самых Муравьев на поле шириной в два километра и по селу, полусожженному, где шли ожесточенные бои в декабре, по всему пространству лежали наши убитые воины. После смерти у них отросли большие ногти, волосы, бороды и усы. […]

Вдруг раздался снаружи взрыв мины, и в наш блиндаж-землянку ввалился часовой. Падая, он успел произнести: «Гады, убили!» Не выпуская из рук винтовки, он упал нам под ноги с раскроенным пополам черепом — кровь разлилась по всему полу! Только с рассветом у меня отошло от сердца то, что случилось, в который уже раз, с еще одним защитником плацдарма.

***

В Лелявине остался без хозяев огромный серо-голубой котище. Васька — так я его назвал. Будто стал «пулеметчиком», шатался по всем землянкам и был везде «наш» — завтракает, обедает, ужинает. Считай, как сыр в масле катается. Однажды его ранило в ногу, я унес кота в медсанвзвод к Герасимову. Вылечили. Опять рана — осколок проделал у кота в горбинке носа дырку, стал сопеть; тогда он самостоятельно побежал к Герасимову лечиться! Умница, а не кот!

Как-то прихожу в землянку и почувствовал аромат духов. Девушка?! Не понимаем, откуда такие ароматы. Однажды я караулил, как кошка мышь, фрица, наблюдая в оптику снайперской винтовки из амбразуры дзота за логом. Перевел прицел на нейтралку. Не верю своим глазам. Подумал — заяц пробирается по минному полю противника, ан нет — Васька! Да так аккуратно — былинки не заденет. Шел кот деловито от противника к нам! Под вечер он появился у нас ужинать, и от него снова веяло духами… фрицев… У них он завтракал, у нас ужинал. Немцы его еще и духами обрызгают.

***

С середины января по июль 1942-го батальон не мылся в бане. Не менял белье. Я обносился вконец. Сапоги носил немецкие с широченными голенищами. Белье — из черного шелка, даже паразиты скатывались, и мы были относительно чистыми. «Мылись» ночами, раздеваясь до трусов — и в сугроб! Вода была на вес золота. В снегу масса убитых, а на Волхове лед промерз до полутора метров. Приносим лед и ставим в ведрах на печурку…

С тыловиками случались у меня крутые разговоры. Обносились мы, как я уже сказал, до того, что с трупов немцев снимали сапоги. Вот до чего дошли нас свои снабженцы! Прихожу к ним:

— Дадите обмундирование?

— Да вас все равно поубивают там…

— Сейчас же чтобы было! Иначе взлетите на воздух. Гранату брошу, я успею уйти, но вы уже тут остаетесь, — шучу я.

— Сейчас, сейчас! Пиши, Костя, чтобы одеть первый батальон!

***

В наказание за излишние возлияния, проще говоря пьянство, приказал пулеметчику Орлову, парню лет двадцати, могучего борцовского склада, тянуть санки с ящиками патронов для батальона в Теремце.

— Эх, товарищ комроты! Всегда готов! — вскричал совершенно бесстрашный Орлов, эта забубенная головушка. Бывало, обыщем его, посадим в заброшенную землянку на лед для протрезвления, а он высунется оттуда и, подняв руку с фляжкой, полной водки, кричит: «Товарищ комроты! Пригребайте ко мне!» Я на него рукой махнул: не набирается до пьяного состояния, и то ладно.

С левого берега ручья Бобров в устье мы ползем по льду. Груз патронов приличный, но Орлову нипочем. Когда мы под самым обрывом над Волховом утюжили животами лед, сверху нас окликнул немецкий часовой, мы замерли. Полежав без движения, двинулись дальше и благополучно появились в Теремце. Побывав «в гостях», налегке пустились назад. И снова фриц нас окликнул. Орлов, ни слова не говоря, метнулся вверх, в секунды достиг траншеи и скрутил фрица так, что тот испустил дух. Орлову достался автомат и несколько заряженных рожков. Он красовался с автоматом по батальону, ибо у нас своих автоматов не было ни единицы! Однажды прибыл к нам комдив Ольховский, попарился в баньке и отобрал у Орлова автомат, за что вручил ему медаль «За отвагу» (вторую в батальоне после меня). Тогда я уяснил истину: такими атлетами, как Орлов, не делаются, они рождаются, как Стеньки Разины.

***

Из окруженной и, можно сказать, погибшей 2-й Ударной армии [генерала Власова] даже в августе и сентябре 1942 года выходили наши люди, точнее, выползали истощенные, как дистрофики. К нам в роту приползли трое: подполковник медслужбы — женщина, капитан особого отдела и старший лейтенант. В лесах они питались даже кониной-падалью… Кто-то добрый сунул капитану кусок хлеба с маслом. Врач не успела этот хлеб вырвать из рук капитана, он проглотил половину и через секунды забился в судорогах, умер!.. Таких людей твердого сплава надо было бы комфронта Мерецкову награждать, представлять к званию Героя Советского Союза, но, увы…

1943: «Своими глазами видел засилье лизоблюдов и нечистоплотных карьеристов»

Я — к Лапшину. Прошу его вызвать комдива Ольховского и отменить штурм [Новгорода] без соответствующей артподготовки. Ведь наша полковая, в одну батарею, артиллерия — это капля в море. Говорю:

— Товарищ подполковник, позвоните командиру дивизии. Отставьте. Вы же на убийство нас посылаете. Всех! Живым никто не вернется.

— Не могу! Приказ командарма! — резко ответил Лапшин.

Я почти молил не губить не только батальон, но и весь полк, ибо от нас видны колокольни Новгорода. Это значило — противник нас просто расстреляет на этом пойменном ледяном поле! Не помогло! Я было сам направился к Ольховскому, к штабу дивизии, в ближний лес. Но Лапшин «проявил характер»:

— Запрещаю, капитан Сукнев!

Здесь уже могло последовать строгое наказание за обращение к вышестоящему начальству, минуя прямого командира!

6:45. Команды нет. Ну, думаем, отменят штурм… Но не тут-то было. Дежурный телефонист батальона передал от Лапшина:

— Начинать штурм! Команда ноль-первого!

Мы поняли, что нам из этого боя живыми не выйти. Обнялись. Командиры рот, наш штаб прощались друг с другом… И никаких призывов, ни лозунгов вроде «За Родину! За Сталина!» у нас не было… Это надо было видеть. Это был воистину массовый героизм, не виданный мной никогда! Эти русские чудо-богатыри пошли на смерть, исполняя свой долг перед Родиной. Не за Сталина, не за партию. За свой родной дом и семейный очаг!

[…] Видим — грохочущая стена стали, будто цунами, надвигалась на нас! И грянул беспрерывный взрыв, от которого у меня чуть не лопнули барабанные перепонки в ушах, а многие надолго оглохли. Немцы открыли стрельбу из 500, если не более, орудий, и все снаряды осколочно-бризантные или шрапнель! Не достигая земли, они рвались над ней в 10–15 метрах, поражая все живое… Попадались убитые наши, по двое-трое, но это были не трупы, это были бестелесные останки! Пустое обмундирование, без голов, пустые мешки с сапогами, даже без костей! Взрыв бризантного снаряда над головой — и человека нет, он уже «без вести пропавший». При взрыве такого снаряда температура достигает двух тысяч градусов, и человек испаряется мгновенно.

Сайт Минобороны

Где-то к обеду над нашими головами защелкали пули, явно снайперов, и не одного. По кому? Мы не сразу поняли. И вдруг на краю воронки вырос в свой громадный рост мощный по-медвежьи солдат из хозвзвода Шорхин! За спиной у него термос с супом. В руке другой термос — с кашей. Весь Шохин увешан фляжками с чаем, водой и наркомовской водкой… Одна из фляжек прострелена, но Шохин этого не замечает.

— Здравия желаю, товарищ комбат! — гаркнул он.

Мы его мигом стащили в воронку за ноги. Идя к нам по открытому полю, он не понял, что снайперы метят именно в него, а полное спокойствие русского, видимо, сбило с толку немецких стрелков.

Еще в Лелявине я списал Шохина из пулеметчиков, направив в хозвзвод к Федорову. Шохин постоянно засыпал на часах в окопах, но силищу имел лошадиную. Что и требовалось в хозвзводе. Я снял с себя медаль «За боевые заслуги» и прикрепил ее на груди Шохина. О себе подумал: «Все равно погибну…»

— Ноль-первый вызывает к себе!

Это к Лапшину. Что еще он задумал, не знаю, но не добро — это ясно.

С Лапшиным разговор был коротким, как выстрел:

— Почему вы не собрали с поля оружие? Это пахнет трибуналом!

— Как только освободим Новгород, если будем живы, то и соберем оружие там, за «земляным валом» высотой с четырехэтажный дом! — отпарировал я, не заботясь о своей карьере, ибо тогда решил: если выживу, то с окончанием войны прощусь с армией, в которой своими глазами видел засилье лизоблюдов и нечистоплотных карьеристов.

На этом наш разговор окончился. Что сделал батальон? Что там сейчас? Какие потери? — об этом Лапшин не задал ни одного вопроса. Говорил мне постоянно Токарев: «Иди ко мне, брось Лапшина… Вы друг друга стрелять скоро будете!» Я отказался. Привык к своему батальону, не мог оставить ребят. А эти ребята все погибли под Новгородом. Из 450 человек в строю осталось 15…

Два других полка при том штурме Новгорода понесли незначительные потери… Мы же умылись кровью. Потери тяжелейшие и абсолютно неоправданные. И ничего, с Лапшина и Ольховского как с гусей вода!.. После войны уже я стоял на том валу — огромной стене. По ней на тройке можно ехать. Когда я рассказывал об этом штурме экскурсоводу, которая возила нас, ветеранов, по Новгороду в 1984 году, она заплакала — не знала о том, сколько здесь полегло.

***

Утром я задержался в палатке — мне принесли из мастерской новенькое обмундирование. Надев его, я крутился перед оконцем палатки: снова ошибка, немного жмет китель под мышками. Внезапно раздвинулась плащ-палатка у входа, и вошел первым полковник интендантской службы Грачев — начальник тыла фронта. За ним выдвинулся Мерецков. Выше его головы — голова Тимошенко, тогда нашего кумира — со времен назначения его наркомом обороны еще до войны, когда он крепко подтянул армию.

Грачев ко мне. Вертит меня туда и сюда, как манекен. Хвалит:

— Ну что, форма отличная. И сидит прекрасно!

Фигура у меня была тогда хорошая, спортивная. Не успел я и рта раскрыть, чтобы доложиться по уставу, как высшие чины удалились. И больше мы их не видели… Это посещение оставило у комбатов неприятный осадок. Ночью мы в разговоре осудили своих «вождей» — ни слова от них, ни спроса, ни вопроса, будто мы все тут пустое место, а не те, кто прошел ад войны… Большинство из комбатов, пройдя путь до батальона, смотря не раз смерти в глаза, не имели даже медали, не говоря об орденах. Так Тимошенко, не говоря о Мерецкове, стал гаснуть в моих глазах…

***

Вижу слева, на бруствере, во весь рост лежит молодой капитан-артиллерист, судя по киноварным кантам на новеньком (как у меня) кителе и галифе. Головы у капитана нет. Документов никаких. Есть такая особенность — если ты высунул голову из траншеи, а рядом ударил снаряд, то головы нет, она улетучивается… Пожалел несчастного, иду дальше…

Вспомнилось, как на Лелявинском «пятаке» однажды со мной пошел старший сержант-пограничник, наблюдатель. Выждав момент, делаем бросок: я первый, он чуть следом за мной. И тут снова нас накрыли снаряды. Я успел допрыгнуть в траншею, оглянулся — моего спутника не было, будто он испарился! Переждав, я возвратился по своему следу, но пограничника так и не обнаружил. Вспомнил: когда бежали, то один из снарядов разорвался позади меня, почти рядом, и меня по воздуху бросило в траншею, куда мы стремились! Стало понятно: при попадании снаряда в человека он исчезает, испаряется при страшной температуре взрыва. Таких погибших бюрократия от военных называла без вести пропавшими… Так «пропал» и мой комроты Чирков Петр под стенами Новгорода. Его матушка стала получать пенсию только с 1975 года из-за того, что сообщили: «без вести пропал», а он погиб в воронке, которая затянулась илом после взрыва снаряда… Через 30 лет я все-таки разыскал документ о его гибели в том бою.

Возвращаюсь в свой полк. Кто ни встречается со мной — шарахается, как от чумного! Не пойму, страшный я стал какой-то или что? Прихожу в санпункт к Настеньке Ворониной. Она, увидев меня, аж присела на топчан с расширенными от испуга или от радости глазами. Спросил: что происходит, почему от меня шарахаются? Настя, ахая, сообщила: на меня давным-давно отправлена домой «похоронка» с извещением о том, что я убит. Не веря своим глазам, она даже положила руку на мое плечо:

— Ты ли, Миша?

— Да, я! Черт-те что! — вскричал я, и узнаю суть дела и подробности: того капитана, которого я видел на бруствере без головы от попадания снаряда, в новеньком форменном кителе, приняли за меня! Но не обратили внимания на петлицы и канты артиллериста.

1944: «Латышский поселок был начисто ограблен нашими тыловиками»

Беру с собой 20 автоматчиков, идем смело в поселок. Никого! Ни души. Слышно только громкое мычание коров, ржание лошадей, гоготанье гусей. Приняв все меры предосторожности, батальон втянулся в поселок. Проверяем жилье. Никого. Я приказал: «Брать только простыни на портянки, но не вещи. Будем расстреливать на месте за мародерство!»

Проверяю очередной дом. Мин нет. Открываем гардеробы, набитые меховыми женскими шубами, платьями из шелка и еще из какого-то материала, которого я вовеки не видывал в своей Сибири! Обстановка — шик! Но где же жители? Мы поняли — запуганные распространявшимися немцами слухами о «зверствах» Красной армии, они скрываются в ближних лесах. А леса тут были настоящие, буквально дебри. Мы напоили скот. Задали животным корма. Птице насыпали зерна. И покинули поселок, продвигаясь вперед, заняли новую линию обороны.

Репетиция парада в МосквеXinHua / Global Look Press

Дней через пять я явился в штаб дивизии по вызову. Проходя этот поселок, зашел в дом, крытый черепицей. И что же вижу? Молоденькие машинистки стрекочут на машинках. Холеные адъютанты и ворье-интендантики (потом станут «настоящими полковниками») тут же обретаются.

Открываю один, второй гардеробы — пусто! Хожу по поселку — в домах все пограблено. В оградах, там и тут, люди заколачивают ящики, посылки с добром. 

Подхожу к капитану медицинской службы из нашего полка. Он заколачивал ящик со швейной машиной. Другой ящик уже стоял рядом, готовый к отправке. Подняв голову, капитан поздоровался со мной и спросил:

— Товарищ майор, а что вы не посылаете домой ничего?

— Мне нечего посылать. А вот ты — мародер, последнее взял у латыша-трудяги! Сволочь! — И еще бы несколько секунд, я мог пустить в ход свой «вальтер» — любимый мой пистолет на войне. Но тут меня позвали к комполка решать «боевую задачу»… Так латышский поселок был начисто ограблен нашими тыловиками, но не боевыми офицерами, которые жали врага на всех участках фронта. Хотя многие командиры полков оказались нечистыми на руку, отправляли домой то, что попадало в руки.

***

Война подходила к завершению. Подполковник с 1941 года московский осетин Иван Григорьевич Ермишев, казалось, «без меня никуда». Поселил меня к себе в трофейный огромный блиндаж. Тогда-то я познал впервые в полной мере: лучше быть хоть маленьким начальником, чем даже большим заместителем начальника. Да еще такого капризного, как Иван Григорьевич. По мельчайшему поводу он приходил в «кавказскую» ярость. Мог (как князь горский) запустить в молоденькую девушку, личного повара, тарелку с непонравившимися ему супом или щами. Аж осколки по блиндажу! Командирского в нем было мало. Ни знаний, ни храбрости, ни фигуры, ни голоса. Все так, серединка на половинку! Он исчезал к своей супруге на десяток деньков, возвращался, и спустя день снова исчезал в своем «домике» далеко от полка.

***

В полку появилась рота снайперов… из девушек и молодых женщин! По обязанности распределяю их по батальонам, а там уже комбаты — по ротам и «гнездам»… Стоят передо мной высокие блондинки, грудь — чудо, а на ней по одному, по два ордена аж Красного Знамени. Если бы я был снайпером, то награда мне была бы не выше медали «За отвагу». А тут у женщин-снайперов через одну ордена Красного Знамени, Красной Звезды, а медалей «За отвагу» — не перечесть… А сами такие глазастые, так и смотрят по сторонам в поисках кавалеров. Снайперши! Все подобные ситуации я повидал на фронте…

Развели их по местам. И они исчезли. Ни днями, ни на рассвете на наших передовых линиях не слышно стрельбы. Иду по траншее в 1-м батальоне, на постах стоят свои, и ни одной женщины-снайпера! Которые расположились по блиндажам с командирами взводов, старшинами рот или с командирами…

Прошла неделя. Командир снайперской роты заявляется ко мне на КП полка. И не может собрать своих снайперов — исчезли в окопах, и все. Наконец нашел, но три — как в воду канули! Все ведающий помначштаба Алексей Цветков подсказал: «Одна скрывается у того-то, другая у того-то и третья там-то…»

Нашли. Командир роты принес мне их книжки с отметками об «убитых» фрицах, подтверждаемых подписями солдат и сержантов. Возвращая ему эту, грубо говоря, туфту, я сказал, чтобы он увозил своих снайперов, и побыстрее.

Иначе я их разоружу и снайперские винтовки, так необходимые нам в батальонах, отберу. На весь батальон у нас была лишь одна такая винтовка. А тут целый арсенал…

«Бессмертный полк» в Санкт-ПетербургеAndrey Pronin / ZUMAPRESS.com /  Global Look Press

И еще один момент. Полковые интенданты сдавали белье в стирку по прифронтовым селам женщинам и девушкам, которым после окончания работы выдавались справки, что они были в таком-то полку, дивизии и т. д. Спустя годы эти «воины» из прачек стали «участниками Великой Отечественной войны». Или поработали несколько девушек на полковой кухне в 10 километрах от позиции и, получив такие справки, возвращались по домам. И они тоже, оказывается, «активные участники ВОВ»! Почти подростки, рядовые 1926 и даже 1927 годов рождения, только что прибыли в часть в ту же нашу оборону, и кончилась война. Но они, побыв здесь сутки или меньше, тоже «участники ВОВ», и теперь многие из них «инвалиды ВОВ». А мы, настоящие воины Красной армии, которые дрались по году, по два, а я три года и четыре месяца, были посажены на полуголодную пенсию. Ведь никакого бюджета на всех, у кого были справки, не хватит.

***

Мне задавали не раз вопросы корреспонденты газет и телевидения: почему фронтовики после Великой Отечественной войны часто спивались? Журналисты, прежде чем взяться за перо или микрофон, изучили бы азы истории войн человечества, а особенно Великой, нашей войны! Узнали бы хоть что-нибудь о боевой службе командиров рот и батальонов. Взводные вообще погибали или получали раны вместе с бойцами в первых боях на все 100 процентов, за исключением единиц. Оставались в живых только по стечению обстоятельств те, кто не месяц-два, а годы находился в первых линиях траншей под бешеным воздействием огня противника, да какого — оголтелого, самоуверенного в своей безнаказанности и в победе над «руссиш швайн», русскими свиньями, как они орали нам из своих «гнезд»… Три года пробыть на фронте — это было мало кому дано из тех, кто не поднялся выше комбатов, командиров батальонов и батарей! Месяц-два, а то и сутки-двое, и твоя гибель неизбежна!

Командиры указанных рангов в других странах получали после войны большие пенсии, льготы, привилегии, у них смотрели не на возраст, а на степень участия во Второй мировой войне. А у нас? Стыд и позор. Ребята возвращались к своим более чем скромным очагам, в страшенную бедность. Их ждали неуютность, голодное существование.

Из армии их увольняли по состоянию здоровья… И никаких реабилитационных центров. Короче говоря, подыхай как хочешь! И многие фронтовики находили утеху, чтобы ускорить свою погибель, в водке, в разных алкогольных суррогатах.

И гибли, гибли на глазах аппаратчиков из ВКП (б), а потом КПСС — «руководящих и направляющих», но кого и куда?

Фронтовики натолкнулись на каменную стену чиновников от партии, которая придавила Советскую власть на местах и верхах, толкнула на эшафот своих защитников, настоящих, не обозников, а тех, кто лежал у пулеметов, палил из орудий прямой наводкой по врагу, кто не щадил своей жизни ради правды на земле!.. Теперь ходишь в великие праздники и видишь: одни полковники, подполковники, здоровенные, ядреные участники обозов в Великую Отечественную, лезут на экраны телевидения, на страницы газет, ибо нас уже мало остается и некому таких «поправлять».

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Что и как помнят немцы о Второй мировой войне и периоде нацизма? | История | DW

Вторая мировая война крепко связала историческую память двух народов — российского и немецкого. В России победа СССР в той войне стала едва ли не главным идеологическим и государствообразующим нарративом, вытесняющим менее славные страницы отечественной истории, в частности, сталинщину.

Для немцев война 1939-1945 годов тоже важный элемент национального самосознания. Но вспоминают о ней в Германии иначе, чем в России, хотя и тоже не совсем объективно, о чем свидетельствует исследование, проведенное по заказу фонда «Память, ответственность и будущее» (EVZ).

Что самое важное в истории Германии?

«Какое событие, произошедшее после 1900 года, вы считаете самым важным в истории Германии», — спросили социологи респондентов, не предложив им ни одного ответа на выбор.

39 процентов назвали воссоединение Германии, 37 процентов — Вторую мировую войну. Для тех, кто постарше, второе событие было на первом месте. Остальные указали какое-либо другое событие или вообще оставили графу незаполненной.

22 июня 1941 года. Вермахт начинает вторжение в СССР

Но это, скорее всего, не от незнания, а из-за трудности с определением, что именно считать самым главным. Собственной же историей немцы интересуются на удивление активно. Более половины опрошенных заявили, что испытывают к истории Германии большой или даже очень большой интерес, 80 процентов называют крайне важными уроки истории в школах. Примечательно, почему они так думают.

Оказалось, потому, что такие уроки, во-первых, учат, какое зло таит в себе расизм, а, во-вторых, служат профилактикой ренессанса национал-социализма. При этом значительная доля опрошенных (47 процентов) опасаются, что нечто подобное Холокосту может повториться, 42 процента считают, что надо делать больше, чтобы это предотвратить. Впрочем, это и не удивительно, учитывая то повышенное внимание, которое уделяют немецкие СМИ проблемам роста антисемитизма, ксенофобии и правого популизма в Германии.

Чему учат немецких школьников?

Практически все немцы (98,4 процента) узнают о Второй мировой войне и преступлениях национал-социализма на уроках истории в школах. О том, что и как написано в немецких учебниках на эти темы, недавно рассказывал историк из Брауншвейга Роберт Майер (Robert Maier) на открытии выставки «Разные войны: национальные школьные учебники о Второй мировой войне» в берлинском музее «Берлин-Карлсхорст».

Выставка в музее «Берлин — Карлсхорст» открыта до 8 марта

Сравнивая, в частности, немецкие учебники с польскими, он обратил внимание на тот факт, что в Польше истории Второй мировой войны отводят в три раза больше места, чем в школах Германии. Польские учебники, говорил Майер, детально рассказывают о ходе военных действий после 1 сентября 1939 года, описывают те события как войну на два фронта, что и предопределило, по мнению авторов учебников, поражение Польши.

«В немецких же учебниках, — указал Майер, — советская агрессия против Польши и пакт Молотова — Риббентропа порой вообще не упоминаются, что приводит к ошибочному предположению, будто в сентябре 1939 года вся Польша была оккупирована вермахтом».

В польских школах, добавил он, рассказывают о героизме польских солдат, в немецких — преимущественно о вероломстве и жестокости вермахта. Главный мотив немецких учебников, по словам Майера, — признание вины за развязывание Второй мировой войны и преступления нацистов, тема Холокоста, которая, например, в российских учебниках практически отсутствует.

Кого считать жертвой нацизма?

Парадокс, однако, состоит в том, что сегодняшнее поколение немцев считает себя в равной мере потомками как пособников, так и противников гитлеровского режима, что явно противоречит историческим фактам, отмечает руководитель исследования, проведенного по заказу EVZ, профессор Андреас Цик (Andreas Zick) из Института по изучению конфликтов и насилия университета в Билефельде.

Лагерь смерти Освенцим

В самом деле, около 18 процентов респондентов признают, что среди их предков были виновные в участии в войне и нацистских преступлениях. И примерно столько же уверяют, что их отцы или деды оказывали помощь тем, кто подвергался гонениям и репрессиям в гитлеровской Германии.

36 процентов затруднились с ответом. Зато более 54 процентов заявляют, что среди их родственников были жертвы нацистского режима и Второй мировой войны.

Такое обманчивое восприятие прошлого, скорее всего, объясняется тем, что в ходе опроса не уточнялось, кого считать пособником, а кого — жертвой того режима. Следовательно, не только казненный участник антифашистского подполья, но и погибший на фронте солдат вермахта, и взятый в советский плен, и просто раненый или испытавший лишения может считаться жертвой гитлеровского режима. Но есть и другая причина, на которую указывает Андреас Цик.

«Это эффект, который был и вскоре после окончания войны: никто не хочет быть частью народа виновников, — поясняет профессор. — Люди вытесняют из собственного сознания тот факт, что мы происходим из семей пособников нацистов». «Из народа преступников мы превращаемся в народ помощников жертвам нацистского режима и его противников», — констатирует и председатель фонда EVZ Андреас Эберхард (Andreas Eberhardt).

Освенцим как часть школьной программы?

Вместе с тем только незначительная часть опрошенных (14 процентов) решительно требует подвести окончательную черту под нацистской страницей истории Германии. И хотя три четверти немцев не чувствуют собственной вины за Холокост, большинство считает, что история возложила на Германию особую моральную ответственность.

Особенно важным для понимания собственного прошлого и предотвращения его забвения они называют посещение мемориальных комплексов, устроенных на месте бывших нацистских концлагерей, будь то Дахау, Бухенвальд, Ораниенбург или Освенцим в Польше.

По словам опрошенных, именно такие места, напоминающие о массовом истреблении нацистами людей, оставляют наиболее сильный и устойчивый отпечаток в человеческой памяти. Поэтому некоторые немецкие политические деятели даже предлагают сделать экскурсии в бывшие концлагеря обязательным элементом школьной программы.

Смотрите также:

  • Лагерь смерти Освенцим

    Ворота с надписью «Труд освобождает»

    Вход на территорию бывшего лагеря Аушвиц 1. Комплекс близ польского города Освенцим состоял из трех основных лагерей: Аушвиц 1, Аушвиц 2 и Аушвиц 3. Первый лагерь, созданный в 1940 году, стал впоследствии административным центром всего комплекса. Охраняли узников военнослужащие войск СС из отрядов «Мертвая голова».

  • Лагерь смерти Освенцим

    В одном из административных помещений

    Заключенные лагеря Аушвиц 1 были обязаны работать. Изматывающий труд и скудная пища стали причиной гибели многих узников.

  • Лагерь смерти Освенцим

    В одной из камер

    Заключенных морили голодом, помещали в камеры, где можно было только стоять, сажали в герметично закрывавшийся карцер, где они умирали от нехватки кислорода, пытали, расстреливали. В 1941 году в лагере Аушвиц 1 провели опыты по отравлению группы заключенных газом. Результаты были признаны успешными…

  • Лагерь смерти Освенцим

    Нашивки

    Заключенных лагеря делили на особые категории, что было визуально отражено нашивками на одежде. К примеру, розовый треугольник — узник-гомосексуал, красный — политзаключенный. Такая нашивка, как на этой фотографии, свидетельствовала о еврейском происхождении узника.

  • Лагерь смерти Освенцим

    Лагерь Аушвиц 2

    Бараки практически не сохранились. Большинство из них были наскоро сколочены из досок и бревен. О том, что они здесь были, сегодня напоминают только печные трубы.

  • Лагерь смерти Освенцим

    Внутри барака

    В одноэтажных деревянных бараках лагеря Аушвиц 2 содержались сотни тысяч евреев, поляков, русских, украинцев, белорусов, синти и рома, узников других национальностей.

  • Лагерь смерти Освенцим

    Лагерь смерти

    Прибывших в лагерь делили на группы. Тех, кто входил в первую группу, а таких было больше всего, практически тут же отправляли в газовые камеры. Эта участь ожидала всех, кто был непригоден к работе: стариков, детей, женщин…

  • Лагерь смерти Освенцим

    Рабский труд

    Вторая группа заключенных отправлялась на принудительные работы – на различные промышленные предприятия. Большинство из них умирали от непосильного труда, от жестоких побоев, от болезней.

  • Лагерь смерти Освенцим

    К «медикам»

    Еще одна группа новоприбывших в лагерь Аушвиц 2 поступала в распоряжение местных «докторов», ставивших над узниками эксперименты.

  • Лагерь смерти Освенцим

    Прислуга

    Часть женщин, прибывших в лагерь Аушвиц 2, поступала в личное распоряжение нацистов, которые использовали их в качестве рабынь.

  • Лагерь смерти Освенцим

    Холокост

    Говоря о лагере смерти Освенцим, мы прежде всего имеем в виду лагерь Аушвиц 2. Именно на его территории нацисты начали практиковать массовые убийства небывалых до этого масштабов. Именно здесь было убито более миллиона евреев.

  • Лагерь смерти Освенцим

    Дорога смерти

    Узников привозили в Освенцим в переполненных товарных вагонах. Многие умирали в дороге — от холода, голода, болезней.

  • Лагерь смерти Освенцим

    В музее

    В музее Аушвиц-Биркенау можно увидеть сохранившиеся личные вещи узников лагеря, а также фотографии.

  • Лагерь смерти Освенцим

    Печи, в которых сжигали трупы

    В Аушвице было несколько газовых камер и несколько крематориев. Когда мощностей крематориев не хватало, трупы отравленных газом узников сжигали во рвах.

  • Лагерь смерти Освенцим

    Огромная территория

    Аушвиц 3 — это группа из небольших лагерей, созданных при фабриках и шахтах вокруг общего комплекса. Эти лагеря регулярно посещали доктора, отбиравшие слабых и больных для газовых камер.

  • Лагерь смерти Освенцим

    Освобождение

    27 января 1945 года майор Анатолий Шапиро одним из первых вошел в Освенцим. Его отряд с боями прорвался к лагерю, разминировал подступы. Командир Шапиро открыл ворота лагеря Аушвиц 1, освободив узников лагеря.

  • Лагерь смерти Освенцим

    Что было дальше

    После освобождения лагеря советскими войсками часть бараков и зданий Аушвица 1 была использована как госпиталь для освобожденных узников. После этого часть лагеря использовалась до 1947 года как тюрьма НКВД и Министерства общественной безопасности Польши.

  • Лагерь смерти Освенцим

    Государственный музей Аушвиц-Биркенау

    В 1947 году территория, где располагались лагеря смерти, была переоборудована в музей, а в 1979 году мемориальный комплекс был включен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Ежегодно в музей приезжают сотни тысяч человек со всего мира.

  • Лагерь смерти Освенцим

    Памятная плита

    Лагерь был освобожден 27 января 1945 года советскими войсками. Сегодня 27 января — Международный день памяти жертв Холокоста.

  • Лагерь смерти Освенцим

    Число жертв

    Точное количество погибших в Освенциме установить невозможно, так как многие документы были уничтожены. Современные историки сходятся во мнении, что в Освенциме было уничтожено около полутора миллионов человек. Большинство из них — евреи.

    Автор: Дарья Брянцева


Фильмы про войну 1941 1945 смотреть онлайн

«Если бы не было войны, о чём бы русские снимали кино», – сказал как-то выдающийся японский режиссёр Акира Куросава. Или не говорил, а молва приписала: в любом случае, фраза с редкой точностью описывает важность Великой Отечественной для советского и российского кинематографа. Превратившаяся в последнее время в базовую национальную скрепу, война – единственное в обозримом прошлом объединяющее событие, сцепляющее вместе людей с диаметрально противоположными взглядами. Поднятый государственной идеологией на щит День победы в официозной интерпретации зачастую превращается в парад достижений армейской техники и призывы «Можем повторить». Однако если вспомнить лучшие фильмы про Великую Отечественную, то все они были посвящены человеческому измерению Второй мировой.

Первые киноленты были созданы, ещё когда нацистские войска не ушли с территории СССР. Эвакуированные в тыл киногруппы создавали полные оптимизма ленты о скором конце боевых действий, не стесняясь в выразительных средствах. Творческая свобода военного времени после 1945 года превратилась в эпическую лакировку периода малокартинья. Иосиф Сталин в белом мундире, прилетающий в финале «Падения Берлина» на самолёте 9 мая в столицу Германии – апофеоз культа личности.

Оттепель принесла на экраны не только разнообразие приёмов, но и выстраданную человечность: половина культовых картин снята кинорежиссёрами, пришедшими в режиссуру прямо из действующей армии. В частных историях показан ужас и бессмысленность бойни: характерно, что в самом известном оттепельном кинофильме «Летят журавли» не появляется ни одного немецкого солдата, но менее драматичным сюжет не становится.

Возвращение масштаба связано с именем Юрия Озерова и его эпосами с использованием огромных ресурсов Министерства обороны: битвы на Курской дуге и под Сталинградом, воссозданные чуть ли не в соотношении один к одному, упор на стратегические планы Генерального штаба, монументальность стиля – всё это приближало кинокартины к эталонам соцреализма. На другом полюсе находятся киноопыты Алексея Германа: с его чутким воссозданием предметной среды, интересом к небанальным и полузапретным темам (коллаборационизм, быт партизанского движения, неприглядная серость повседневности), гуманистическим посылом.

Подборка фильмов про отечественную войну 1941 1945 поможет вам посмотреть на знаковое историческое явление с разных сторон.

14 фильмов о событиях Великой Отечественной — Статьи на КиноПоиске

27 января выходит «Спасти Ленинград» — фильм о событиях сентября 1941-го в блокадном Ленинграде и эвакуации его жителей. Мы выбрали еще несколько фильмов о войне, описывающих самые важные эпизоды 1941—1945 годов, и расположили их в порядке исторической хронологии.

«Брестская крепость»

Эпизод войны: Оборона Брестской крепости, июнь-август 1941

Российско-белорусский фильм Александра Котта оказался одним из самых удачных современных историко-патриотических кинопроектов. Фильм, который с самого начала хвалили за «историческую достоверность», берет совсем другим: это воспоминания ребенка, пропущенные через восприятие взрослого. Рассказчик, как божество, знает все о выживших, погибших и убийцах, но на экране он только перепуганный мальчик, играющий среди хаоса на простреленной трубе, случайно уцелевший и вынесший с собой боевое знамя.

«Живые и мертвые»

Эпизод войны: Отступление советской армии, июнь 1941 — зима 1942

Главный герой фильма — военный корреспондент Олег Синцов, которому довелось увидеть своими глазами первые месяцы войны, ее ужасы, панику среди солдат и мирных жителей. Александр Столпер, тогда уже корифей советского кино, снял этот фильм по роману Константина Симонова и при активном участии самого писателя. Герои книги, включая сыгранного Анатолием Папановым полковника Серпилина, прошли через репрессии 1930-х, и война стала для них шансом вернуться в мир живых. Двухсерийный фильм выдержан в камерной манере, без музыки, цвета и без масштабных батальных сцен. Лаконичные символы вроде катящегося горящего колеса говорят здесь больше, чем красочная реконструкция военных событий.

«Спасти Ленинград»

Эпизод войны: Эвакуация из окруженного Ленинграда, сентябрь 1941

Фильм рассказывает об одной из первых попыток эвакуации жителей осажденного Ленинграда и водном пути через Ладожское озеро — единственной артерии, питающей жизнь города во время блокады. Предлагается и ясная метафора: баржа с сотнями людей, на которой кружат немецкие самолеты и которая вот-вот пойдет на дно, но все же выживает. Это и есть Россия. Помимо людей, баржа с трудом несет чьи-то пожитки, технику, предметы искусства. На ее палубе и обыватели, и герои, и воин, и прекрасная девушка, и неизбежный сотрудник НКВД. Война еще только начинается, и, кажется, плыть им здесь вечно, а на горизонте уже показался девятый вал.

«Битва за Москву»

Эпизод войны: Контрнаступление под Москвой, сентябрь 1941 — апрель 1942

Военная киноэпопея Юрия Озерова, главного мастера этого жанра. Четырехсерийный фильм вышел на заре перестройки и потому воспринимается как последнее слово канонического советского кино (впрочем, за полтора года до конца СССР режиссер снял еще одну эпопею — «Сталинград»). Здесь множество линий: мудрая пара полководцев Сталин и Жуков (в роли последнего — Михаил Ульянов), разведчик Рихард Зорге, иностранные дипломаты, советские школьники на прогулке по Москве — и все эти множественные линии с десятками персонажей ведут к Московской битве. Наибольшее впечатление в картине производят, пожалуй, моменты парадоксального сочетания глобального и личного. Например, когда солдаты на передовой слушают живое выступление ансамбля Александрова по телефону.

«Битва за Севастополь»

Эпизод войны: Оборона Севастополя, 1941—1942

Режиссерская работа Сергея Мокрицкого, оператора, работавшего у Хамдамова и Серебренникова. Не столько описание сражения за важнейший морской город страны, сколько пересказ легенды о Леди Смерть, снайперше Людмиле Павличенко. Юлия Пересильд играет действительно существовавшую женщину, которая уничтожила три сотни фашистов, была командирована в США, где бросила обвинение в лицо американским властям: те «прячутся за ее спиной», не открывая второго фронта. Сперва мы застаем героиню в счастливое школьное время. В солнечном 1937-м она мечтает о том, чтобы изучать историю. Но вскоре историю будет делать она сама. Фильм смотрит и в прошлое, и в актуальное настоящее: российско-украинскую картину с обращением к американской публике нельзя не увязать с событиями 2014 года. Вдобавок ко всему (и это редкость для российских блокбастеров) в фильме использован не только героический, но и антивоенный пафос. В конце колышется не боевое знамя, а поднимается занавес в Большом театре.

«Проверка на дорогах»

Эпизод войны: Партизанские бои под Псковом, 1942

Главный советский фильм о партизанах в тылу (в данном случае, на оккупированной Псковщине), а также первая картина о трагедии пленных, лишенных права на свою долю победителей, и об искуплении предательства. Отец режиссера и автор оригинальной повести Юрий Герман не знал всех прототипов реальных участников событий, но один из них, Герой Советского Союза Владимир Никифоров, консультировал режиссера. Почти документальные по интонации зарисовки из партизанского быта и атак, бесконечных споров и оправданий складываются в сложную мозаику разной правды, разной веры и сталкивающихся взглядов. Из снежного безмолвия замерзшего мира оккупации, разрываемого порой взрывами и очередями, герои выходят в новую жизнь.

«Они сражались за Родину»

Эпизод войны: Воронежско-Ворошиловградская операция, лето 1942

Киновоплощение романа Михаила Шолохова (рукопись которого писатель собственноручно уничтожил, оставив лишь несколько глав) — это принципиальное высказывание Сергея Бондарчука о войне как причине разлада и разобщения в стране и ее народе. Чтобы снова ощутить единство с землей и людьми, надо пройти мытарства, как отступающие к Сталинграду солдаты, которых не признают местные жители. Натуралистические сцены боев в фильме сменяют короткие идиллические моменты отдыха на фоне южнорусской природы. Резкие слова, резкие жесты, грубый солдатский юмор и невинное почти чувство. Покрытые пылью и запекшейся кровью, герои картины сами как будто плоть от плоти униженной земли, над которой развевается сбереженное знамя. Впереди Сталинградская битва и поворотный момент войны. А еще это последняя роль Василия Шукшина — самого народного из кинохудожников первого ранга.

«А зори здесь тихие…»

Эпизод войны: Кампания в Карелии, 1942

Показанный в фильме «бой местного значения» мог случиться где угодно, но нам точно указывают где. Карельский фронт, который еще помнит Зимнюю войну. Сюжет известен: суровый старшина вынужден командовать специально назначенными к нему на службу зенитчицами, только что вышедшими из школы или института. Во время случайного столкновения в лесу с немцами девушки гибнут у старшины на глазах — странная и жуткая подробность войны, которыми был наполнен каждый день. В конце фильма по местам боев гуляют уже современные туристы в синтепоновых куртках, с гитарами. Их случайный разговор прямо намекает, что убитые девушки вошли в сонм бессмертных духов этих древних болот, лесов и камней.

«Сталинград»

Эпизод войны: Сталинградская битва, лето 1942 — зима 1943

Если Бондарчук-младший приходит к какому-то обобщению, то к такому: война — это ад. Всполохи инфернальных костров, на которых сгорают живые души, освещают почерневший город, превращенный в руины навсегда ушедшего мира. В таком доме — без стен и дверей, среди остатков лепнины и былой роскоши — собралось пятеро чужих друг другу солдат и одна девушка. Рядом бродит смерть, а еще сходящий с ума немец-интеллектуал с русской любовницей, но маленькая крепость в условном «доме Павлова» оказывается неколебимой. Мелодрама и преодоление собственных страхов занимают здесь куда большее место, чем история освобождения города и воинских подвигов. Внешнее же обрамление, визуальный ряд напоминают и комикс, и видеоигру, но, если угодно, и драматический агитплакат времен войны.

«Подвиг разведчика»

Эпизод войны: Разведоперация в Западной Украине, около 1943

Первый, а потому навсегда эталонный фильм о наших разведчиках в тылу врага, сразу разобранный на цитаты. По сути, это психологический триллер почти в хичкоковском духе, где все лишние обстоятельства, линии и психология максимально редуцированы в пользу интеллектуальной борьбы (впрочем, наравне со стрельбой). Разведчик Федотов (одинаково обаятельный и как советский герой, и как его немецкое амплуа) распутывает паутину врагов, из которых один другого гаже. Подобно Штирлицу, он находит себе противника под стать — хладнокровного немецкого контрразведчика Руммельсбурга. В конце концов наш парень крадет из оккупированной Винницы не только переписку немецкого генерала фон Кюна (в его роли снялся режиссер Барнет), но и самого генерала. И все это снято по мотивам реальных событий: знаменитый советский разведчик Кузнецов действительно захватил в плен генерала фон Ильгена в Ровно. Правда, в реальности он не смог вывезти его с захваченной территории и был вынужден расстрелять на месте.

«Жила-была девочка»

Эпизод войны: Блокада Ленинграда, 1941—1944

Фильм, съемки которого велись в блокадном Ленинграде, рассказывает о детстве маленькой Насти. Девочка-актриса Нина Иванова, прославившаяся позже ролью в «Весне на Заречной улице», здесь скорее живет, чем играет. Режиссеру удалось тонко запечатлеть детский страх, печаль и радость. Горе утраты матери лишь отчасти смягчается радостью победы и возвращением отца. Трагедия истории оказалась навсегда связана с судьбой ребенка, как и миллиона ее собратьев. Но сама жизнь здесь утверждается и на обломках, подобно вновь расцветающему дереву в разбомбленном питерском дворе.

«Иди и смотри»

Эпизод войны: Немецкие карательные операции в Белоруссии и партизанская война, 1943

Попытка рассказать о произошедшем в Хатыни и других деревнях с той же судьбой так, как это увидел чудом уцелевший подросток. Приближающееся к документализму в пристальном изображении страданий, надрыва и ужаса, повествование, ставшее последней работой Климова. Сюда вместились, кажется, все самые жуткие раны войны — не только геноцид, но и коллаборационизм, и беззащитность деревни, и душевные травмы, которые вынесли прежде всего дети.

«Собибор»

Эпизод войны: Восстание в концлагере Собибор, март 1943

Сравнительно редкий для советского и российского кино фильм о холокосте и режиссерский дебют Константина Хабенского, оставившего себе и главную роль. Эта история успешного восстания в лагере смерти широко известна и даже экранизировалась в США, но российская версия в этом случае выглядит правдоподобнее. Лейтенант Печерский в исполнении Хабенского — печальный человек, непохожий на супергероя, но при этом будто не знающий усталости. Он лидер и пример для сломленных пленных — евреев и красноармейцев. Здесь сошлись все образы и болезненные воспоминания о подобных событиях: газовые камеры, собранные с трупов вещи, садистски смеющиеся немцы.

«Торпедоносцы»

Эпизод войны: Битва за Север, 1944

По существу, это работа Алексея Германа. Не указанный в титрах, он написал сценарий по книге своего отца. Отсюда, видимо, важная поэтика бытовых сцен, что едва ли не сильнее боевого пафоса. В фильме снимали настоящие боевые машины времен Великой Отечественной из музея ВВС. Герои фильма — офицеры авиации Северного флота на базе где-то в Заполярье. По меркам войны это почти что безопасное место, но каждая атака на немецкий конвой уносит жизни и самолеты. Страх здесь в бесконечном ожидание победы в полярной ночи. Но каждый на этом маленьком куске земли знает другого и знает, за кого именно воюет.

«Падение Берлина»

Эпизод войны: Вся Великая Отечественная война, 22 июня 1941 — 9 мая 1945

Монументальное цветное полотно от классика сталинистского официоза Михаила Чиаурели. История падения столицы рейха начинается в момент «мюнхенского сговора», когда капиталистические державы заключили договор с дьяволом. Обречен же Берлин оказался, позарившись на плодородную советскую страну, населенную чудо-богатырями и управляемую мудрейшим из вождей. Сталин-полководец действует безошибочно и почти единолично, правда, его свиту составляют лучшие артисты СССР. Одухотворенные его волей солдаты, выходцы из всех советских народностей, крушат вражеские полчища, и наступает новая весна. В начале мая у стен сожженного Рейхстага русский богатырь с невестой просят у вождя благословения на дальнейшее счастье. Образец нерефлексивной пропаганды и привет из несуществующего — даже несуществовавшего — мира.

11 советских фильмов про Великую Отечественную войну

В честь 9 мая мы решили собрать вместе лучшие советские фильмы о Великой отечественной войне. Страшные события 1941-1945 годов оставили глубокий след как в истории, так и в кино. Безусловно, ужас и трагедию, которые пережили миллионы людей, невозможно в полной мере передать на экране. Мы составили подборку фильмов, в которых война показана с разных сторон: страдания, чувства, подвиги, любовь и надежда. Каждый фильм — отдельный шедевр, с которым следует ознакомиться каждому неравнодушному к кино человеку. С Днем Победы!

«Летят журавли» (1957)

Ред. Михаил Калатозов

«Летят журавли» — во всех смыслах этапное произведение в истории отечественного кино. Первые кадры пробега по утренней Москве молодых и счастливых Алексея Баталова и Татьяны Самойловой, снятые великим оператором-новатором Сергеем Урусевским, ознаменовали собой приход новой эпохи — «оттепели» с совершенно новыми героями, новым взглядом на войну, любовь и жизнь. Кроме того, шедевр Михаила Калатозова стал открытием не только художественным: «Летят журавли» получил «Золотую пальмовую ветвь» в Каннах (что ни один отечественный фильм до сих не повторил) и тем самым открыл миру новое советское искусство: свободное и полное надежд.

«Баллада о солдате» (1959)

Реж. Григорий Чухрай

История юного героя войны Леши Скворцова, отправившегося в отпуск на неделю, чтобы повидать свою маму, представляет собой уникальное в своем роде роуд-муви. Добродушный герой по пути домой, где он пробудет считанные минуты, становится свидетелем, казалось бы, незначительных событий, которые, однако, передают уникальное переживание войны. Маленькие подвиги совершаются каждый день, незаметно, вдали от фронта, пуль и танков. Вместе с Скорцовым каждый персонаж шедевра Чухрая дышит жизнью и желанием быть счастливым — именно это щемящее чувство радости встречи, узнавания, любви, по мнению автора, и стало залогом великой победы.

«Иваново детство» (1962)

Реж. Андрей Тарковский

В центре событий первой полнометражной работы Андрея Тарковского — внутренний конфликт ребенка на войне. 12-летний Иван, лишившийся детства, действует и ведет себя как взрослый. Война в «Ивановом детстве» показана противоестественным событием, нарушающим психику юного героя, заставляющая его чувствовать гнев, ненависть к врагу. Во снах, гениально снятых оператором Вадимом Юсовым, Иван все еще видит утраченное время, когда он беззаботно играл и был счастливым. Тарковский наделяет эти грезы огромной ценностью и поэтической силой, погружая тем самым зрителя в пучину психологических метаний маленького героя. Но это погружение не состоялось бы вполне, без какой-то иррациональной, не поддающейся объяснению игре молодого Николая Бурляева.

«Восхождение» (1976)

Реж. Лариса Шепитько

Последний фильм великой Ларисы Шепитько «Восхождение» основан на классической повести Василя Быкова «Сотников». Однако первоисточник практически меркнет перед ужасом и драмой, которыми наполнила постановщица его события на экране. Психологический конфликт между двумя партизанами, попавшими в плен, приобретает в «Восхождение» открыто религиозный мотив Голгофы. Разрушение личности на войне, духовные метания, снятые черно-белой камерой, показаны Шепитько с таким эмоциональным и по-настоящему пугающим накалом, который сможет превзойти только ее муж Элем Климов в «Иди и смотри».

«Подвиг разведчика» (1947)

Реж. Борис Барнет

В годы Великой Отечественной войны режиссер Борис Барнет снимал новеллы для «Боевых киносборников», а в 1947-м выстрелил формально героико-патриотическим, но на деле — абсолютно жанровым полным метром «Подвиг разведчика». Роль советского разведчика Алексея Федотова, действующего в оккупированной Виннице под именем Генриха Эккерта (прототипом героя стал Николай Кузнецов), стала едва ли не самой яркой в карьере Павла Кадочникова, пароль «У вас продается славянский шкаф?» ушел в народ, а сам фильм был по праву признан классикой военно-приключенческого жанра.

«Проверка на дорогах» (1971)

Реж. Алексей Герман

Первый самостоятельный фильм Алексея Германа, изначально представленный под названием «Операция „С Новым годом!“» был тут же положен на полку (и даже списан в убытки «Ленфильма»): в Госкино разглядели в картине «дегероизацию партизанского движения». Время расставило все по своим местам: имена чиновников, запретивших фильм, канули в лету, а «Проверка на дорогах» вышла на экраны после перестройки и пополнила недлинный список выдающихся фильмов о Великой Отечественной. «Эта картина — дань нашей любви к людям, о которых мы взялись рассказать, наша признательность их подвигу, наш им памятник. Это наша любовь к России, наша вера и понимание того, что страну эту завоевать нельзя; какие бы орды на нее ни обрушились, все равно не им быть хозяевами этой земли», — говорил Герман в интервью киноведу Александру Липкову.

«Иди и смотри» (1985)

Реж. Элем Климов

Драма Элема Климова о пережившем зверства нацистских карателей белорусском подростке Флёре (Алексей Кравченко) — пожалуй, самый страшный фильм не только о событиях Великой Отечественной войны, но и войне вообще. Работа над картиной (и битва за нее с цензорами) продолжалась восемь лет. За это время Климов досконально изучил огромное количество хроники и воспоминаний участников событий — результатом стала история, способная шокировать неподготовленного зрителя демонстрацией ужасов войны. При этом Климов, по его собственному признанию, показал далеко не все, что мог бы: «Фильм получился сдержанный… Там можно было такого наворотить… Но это точно уже никто не стал бы смотреть».

«Они сражались за родину» (1976)

Реж. Сергей Бондарчук

Фильм основан на книге нобелевского лауреата Михаила Шолохова. Действие происходит в июле 1942 года. Чтобы укрепить Сталинград и держать судьбоносный бой, который перевернет ход всей Великой Отечественной Войны, Советская Армия возвращается на Родину. Их путь лежит через реку Дон. Немецкие войска идут за ними по пятам, лишая возможности сохранить необходимые для предстоящей битвы силы. Остатки пехотного полка решаются удерживать плацдарм реки, чтобы дать союзникам необходимое время отступить. Картина Сергея Бондарчука показывает нам войну как она есть. Это чувствуется не только в батальных сценах, но и во время затишья, когда солдаты показаны не как воины, а как простые живые люди со своими страхами, тревогами, взглядами на жизнь, и мечтами. Роль в «Они сражались за родину» стала последней в жизни Василия Шукшина — он умер во время съемок. Этот эмоциональный и физический надрыв, который ощущал актер в последние дни своей жизни передался его герою Петру Лопахину.

«…А зори здесь тихие» (1972)

Реж. Станислав Ростоцкий

Великая Отечественная Война. Васков (Андрей Мартынов), руководитель подразделения противовоздушной обороны, пишет рапорт о пьянстве и распутстве своих подчиненных. Командование обещает, что новобранцы не будут заинтересованы ни в выпивке, ни во внимании слабого пола. Васкову высылают новый отряд, состоящий из молодых девушек. С новыми подопечными ему предстоит вступить в бой с врагом. Экранизация знаменитой повести Бориса Васильева отличается от романа, режиссер Станислав Ростоцкий намерено хотел показать иной взгляд на войну — женский. Отсюда возник довольно откровенный и скандальный для своего времени эпизод мытья в бане. «…А зори здесь тихие» как и многие лучшие русские и зарубежные фильмы про ВОВ в конце концов рассказывают о том, какую ценность имеют простые человеческие чувства на фронте.

«Живые и Мертвые» (1964)

Реж. Александр Столпер

Фильм охватывает события практически всей Великой Отечественной Войны и рассказывают о судьбе корреспондента военной газеты Ивана Синцова. Война только началась, когда Синцов возвращается в свою часть, в Белоруссии. Но советские войска терпят большие потери, и вынуждены отступать…

Для своего времени «Живые и мертвые» были жесткой и реалистичной картиной, где нет места ни военной романтике, ни напыщенному патриотизму. Режиссер Александр Столпер намерено отказался от музыкального сопровождения. Единственный звук в фильме — это звук войны. Именно его слышит зритель, даже в перерывах между битвами. Здесь нет ни главных, ни второстепенных персонажей. Каждый играет свою роль. И каждого объединяет друг с другом одно страшное событие и одна навсегда сломанная судьба.

«Судьба человека» (1959)

Реж. Сергей Бондарчук

Главный герой, Андрей Соколов, оставляет семью и уходит на войну. Своих родных он больше никогда не увидит. Соколову достается тяжелый жребий. Раненый уже в самом начале войны, он чудом избегает смерти в концлагере. Сбежав с фронта, он узнает, что жена и дочь погибли во время бомбежки. А в последний день войны теряет и сына, ставшего офицером. Но две человеческие судьбы находят друг друга. Андрей встречает мальчика Ваню, ставшего сиротой.

Пронзительный шедевр Сергея Бондарчука, в котором за подвигами и страданиями целого народа чувствуется светлая вера в человечество и возможность начать все сначала, с чистого листа. Финальный эпизод между Андреем и Ваней — пожалуй, одна из лучших актерских работ во всем советском кино.

Абанский районный краеведческий музей им. М. В. Фомичёва

22 июня 1941 года памятно нам как один из самых трагических дней в истории нашей страны. В этот день фашистская Германия напала на СССР. Над нашей страной нависла смертельная опасность. За 1418 дней войны пострадало огромное количество людей. Военнослужащие, мирные жители, и даже дети испытали на себе все ужасы войны.

                                        

Дети и война – понятия, казалось бы, несовместимые. Со дня ее окончания прошло уже 75 лет. Но, чествуя ветеранов Великой Отечественной, вспоминая с благодарностью их ратные и трудовые подвиги, мы обязательно вспоминаем и тех, кто все ужасы и тяготы войны познал еще ребенком. Как внезапно ворвалась война  в их детство и юность.  Их память сохранила воспоминания о тех тяжёлых годах.

                                     

1941-1942 год  самые страшные военные годы. Годы отступлений, потерь, разрушений.  8 сентября гитлеровские войска захватили город Шлиссельбург у истока Невы и окружили Ленинград с суши. Началась 871-дневная блокада города на Неве.

    

Чекрышова (Далингер) Валентина Петровна

 Родилась в 1934 году. Когда началась блокада Валентине было 6 лет, а ее брату Альфреду 1 год. В 1942 году семья Валентины была эвакуирована. Ехали очень долго. Когда летели самолеты поезд останавливался. Привезли их сначала в Канск, а потом распределили в д. Восток Абанского района. Очень тяжело было жить. Ели почти одну траву, работала и нянькой и по дому помогала у тех, кто жил получше, чтобы только покушать дали. В 16 лет поехала в Канск устроилась на ткацкую фабрику и проработала там 3 года.

    

Литус Марина Николаевна

Родилась 16 декабря 1938 года. В ее семье было двое детей, бабушка, мама и папа. Жили на станции Овцино, недалеко от Ленинграда. Дом стоял на берегу Невы. Когда началась война, отца с первого дня забрали на фронт. Враг бомбил днём и ночью. Бабушка прятала их за русскую печь. Ей, казалось, что лучшего спасения нет. Мама работала на Ижевском заводе и каждый день, после работы, возвращалась со 125 граммами блокадного хлеба на каждого человека. Когда враг стал  подступать к Ленинграду, к ним  в 10 часов утра пришёл уполномоченный и сказал, чтобы  были готовы к 3 часам дня. Их  ссылали по национальному вопросу, так как мама была немка, а папа русский.   С собой могли взять самое необходимое, но не более 30 кг. Начался плач, крики. Немного успокоившись, они собрали вещи. Мама  надела на детей побольше одежды, чтобы больше увести. Ровно в 3 часа подъехала подвода (сани с конями).  Квартиру замкнули и сказали:  «Кончится война, вы можете приехать». Посадили на подводу и повезли на станцию. Началась долгая дорога в неведомую Сибирь. Умерших прямо на ходу, выбрасывали в окна идущего поезда. Умирали целыми семьями. Наконец-то, доехали до опорного города Канска. И тут чуть не случилось самое страшное. Всю  семью хотели разлучить. Марину и брата отдать в детдом, старую бабушку в трудармию (на тяжёлые работы), а маму на лесоповал в Абанский район. Но видно пожалели и всех отправили в Абанский район. Приняли их здесь с открытой душой и чистым сердцем. Мама с собой взяла лишних 30 кг и почти всё обменяла на хлеб. Наравне со взрослым населением, дети, работали от зари до зари. Каждый день ждали весточки с фронта от папы, но нечего не получали. Позже сказали, что он пропал без вести. Училась  в Абане в школе №4. Закончила 10 классов. Затем поступила в институт на факультет «иностранные языки», но не закончила учёбу и 25 лет проработала в Новокиевлянской школе учителем немецкого языка.

 

В 1941 году в районе вызрел богатый урожай зерновых. Села и деревни покинули самые здоровые, сильный, трудоспособные люди.

                        

 

Заготовку кормов, уборку хлеба, животноводческое хозяйство легло на плечи женщин и детей.

 

Артамонов Михаил Тимофеевич.

Родился в 1928 году. Когда началась Великая Отечественная война Михаилу было 13 лет. Учебу пришлось оставить, учился в 6 классе.   Работал в колхозе им. Ленина,  вспахивал на лошадях  в день до 90 соток колхозных полей — лошадей меняли дважды в день, не выдерживали такой нагрузки.   Жить приходилось на заимке (сейчас д.Гагарино) круглосуточно, лишь в субботу отпускали домой в баню помыться, а рано поутру с рассветом следующего дня пешком шел обратно на работу. На трудодень выдавали по 400гр. хлеба.  Работали по 14-16 часов. В 21 год имел медаль «За доблестный труд в годы ВОВ».

Лазуков Николай Викторович

Родился в деревни Средние Мангареки 5 декабря 1931 года. В семье было 7 детей.  В 6 утра  дети были уже в поле, пахали на лошадях, боронили. Чтобы выполнить план государству по зерну, дети обозом возили в Абан зерно. Чтобы детям легче было носить мешки, их специально шили поменьше, чтобы туда входило не более 40 кг. По ночам возили снопы к молотилкам.

 Чекрышова  Антонина  Ефимовна

 Родилась  в 1929 году. С 13 лет наравне со всеми на свои плечи приняла всю тяжесть работы тыла, стала работать в колхозе им. Буденного (Сибирский партизан) Работы было очень много, тем более машин почти не было, на лошадях выполняли только часть работы, в основном всё делали вручную. Все лето работали на прополке полей. Приближалось время сенокоса – брали в руки косы, грабли, вилы. Антонина  косила и сгребала сено. Урожай тоже убирали вручную.   Тяжело было работать, питались впроголодь, не хватало времени на сон, но нормы выполняли, ни один колосок не должен был остаться в поле. Зимой Антонина сортировала зерно. За доблестный труд, за участие в трудовом фронте в годы войны Антонина Ефимовна Чекрышова была награждена специально учрежденной медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 годов».

                       

Были и те, для которых ужасы войны усугублялись их полным бесправием, каждодневным унижением и страхом за свою жизнь. Это малолетние узники концлагерей.

 

Свиридов Владимир Яковлевич

 Родился в немецком  плену в 1943г. В  его паспорте местом рождения указан город  Кассель  (ФРГ).  Его мама Вера Митрофановна была угнана в Германию беременной с Украины в 1942 году. Владимир Яковлевич говорит, что живет на этом свете благодаря  немцу – фермеру, который отобрал его мать вместе с двумя десятками человек  для работы на своих полях. Видимо пожалел беременную женщину. Когда ребенок родился, матери приходилось его бросать в бараке и идти на работу.  Даже во время бомбежки ей приходилось бежать со всеми в бомбоубежище, а о ребенке только молиться. Видимо для хозяина он никакой ценности не представлял. Освободили их американцы.

 

  

Ризов Николай Петрович

 Родился 25 сентября 1936 года, в Ленинградской области  Волосовский район деревня Донцо. Отец был ассенизатор, а мать домохозяйка. В 6,5 лет попал в немецкий концентрационный лагерь, расположенный на территории Финляндии. В концлагере содержался вместе с родителями, но в разных жилых бараках. В 1943 году освобожден Советскими войсками. После освобождения из лагеря некоторое время проживал с родителями на территории Финляндии недалеко от границы с СССР. Отец и мать батрачили и проживали на хуторе у финов. В 1947 году семья переехала в Корельскую АССР, там Николай Петрович пошел в первый класс. Всего окончил шесть классов. До службы в армии помогал отцу- помощником печника. После армии вернулся в Поселок Гумарино, где выучился на тракториста. Работал трактористом в лесу. В 1959 году женился. В 1965 году они вместе переехали в село Покатеево. Работал в Хиндичетском ЛЗП печником, выучился на водителя, затем работал водителем лесовоза, печником, инструментальщиком. В 1991 году вышел на пенсию. За доблестный труд награжден тремя медалями за трудовую доблесть, медалью «Ветеран труда» и многими почетными грамотами.

 

Козелков Иван Алексеевич

 Родился  15 января  1938 года в селе Балдыж, Орловской области, Митровского района. Его отца забрали на фронт 12 июля 1941 года. Мать осталась одна с тремя маленькими детьми. В 1943г. в их село пришли немцы, они сгоняли всех жителей на станцию Буда — Кашелёва, там находился немецкий лагерь. В течение двух дней они шли пешком, есть было нечего, много умирало детей и взрослых. Наде старшей сестре было 6 лет, Вали младшей было всего 2 года, а Ивану 5 лет. В лагере пробыли четыре месяца, кормили их один раз в сутки какой- то «баландою», а то и вообще не кормили. Людей, которые умирали, сжигали в печах, кто пытался сбежать убивали. Кому было больше 10 лет, всех отправляли в Германию на работы, а маленьких готовили к отправлению в последнюю очередь. Оставалось 2 дня до того, как их собирались отправить,  как и всех. В Германию их угнать не успели.  Но погибнуть могли, когда лагерь советская авиация бомбила. Освободили советские части во время Курской битвы.

Боярцева Мария Яковлевна

Родилась в Смоленской области. В 1943 году Маше было 10 лет, когда ее семья попала в плен.  Девочка с другими детьми работала на химическом заводе, мыли бутылочки из-под химических реактивов. Кожа с рук слезала от ожогов, коросты не заживали. В плену пробыла до июля 1945 года.

                               

Война унесла около 27 млн. жизней граждан Советского Союза. Из них около 10 млн. – солдаты, остальные – старики, женщины, дети. Война искалечила тысячи детских судеб, отняла светлое и радостное детство.

«Мы пережили ужасы и тяготы войны 1941-1945 годов»

Фото Алексея Пирязева.

Борис Сбоев прошел всю войну

Борис Алексеевич прошел всю войну, был тяжело ранено под Полтавой. Пуля прошла чуть выше сердца и, на счастье, ранение не оказалось опасным для жизни. Борис Алексеевич поделился с Myslo одним из эпизодов войны.

— Я помню каждую деталь. Война — то, что не проходит бесследно… Помню, как меня послали «прощупать» минное поле, дав в помощники лишь одного пулеметчика. Стою перед этим полем и думаю: что делать? Как поступить? Один шаг — и жизнь оборвалась. Была зима. Поле устелено чистым, недавно выпавшим, снегом. И вдруг смотрю — виднеются свежие следы лисы. Сразу смекаю: раз она прошла, значит, и я смогу. Пошел по следу… И Бог мне помог!

 

Надежда Колганова: «Хотелось забыть о том, что идет война»

— Вся моя жизнь прошла в поселке Рогожинский. Там, в своем родном местечке, я и встретила немцев. Мне тогда было 12 лет. Только начало рассветать, и сестра пошла к колодцу за водой. Встретила мужчину, и он сказал: «Девочки, сейчас будет перестрелка, гасите печи, сидите тихо». Сестра прибежала домой в ужасе, на улицах образовалась пугающая тишина. Всем было страшно.

Немцы подошли тихо, мы слышали только звуки, издаваемые нашими танками и самолетами.

И вдруг прогремело что-то невероятно мощное: враг подошел к Рогожинскому поселку. «Наши танки отступают», — прошептала сестра, глядя в окно. «Нет, это немецкие… Немецкие отступают», — заверил папа. Он пытался держаться уверенно, но его голос дрожал. Я успела увидеть только один танк, сестра — четыре. Они строчили из-за угла, совсем рядом с нашим домом.

Хотелось телепортироваться туда, где хорошо и безопасно. Хотелось забыть о том, что идет война. Церковь, кладбища, школа… Все строения, которые люди возводили с любовью и надеждами, рухнули в один миг. А в будущем — пугающая неизвестность. Хорошо, что все это нам удалось пережить.

 

Борис Стаханов прожил с клеймом

«отпрыска врагов народа» 70 лет

— Я воспитанник детдома военного времени. Моих родителей репрессировали в 1937 году, а я автоматически стал, как тогда говорили, «отпрыском врагов народа».

Конечно, все пути мне сразу же обрубили: не дали окончить педагогическое училище и консерваторию.

Реабилитировали меня только 9 лет назад. Сейчас мне 79: получается, 70 лет я прожил с клеймом «отпрыска врагов народа». Обидно…

Войну я помню плохо, а вот послевоенное время — отлично. Трагические события тех страшных лет отразились на жизни всего народа. Тогда не было протезов, и раненые солдаты делали себе искусственные конечности из подручных материалов, чаще всего — дерева.

Первые годы после войны — голодные годы. Постоянно хотелось есть.

Помню, выстраивались огромные очереди в буфет. По карточкам людям выдавали несколько кусочков хлеба. Помню, я как-то потерял эту самую карточку… Столько слез было. Ведь ее берегли как зеницу ока. Карточка была гарантией хотя бы какого-то пропитания. А я был маленьким, несмышленым, несосредоточенным.

Все эти лишения не помешали мне заняться любимым делом. Я основал народный ансамбль гармонистов Тулы «Озорные переборы» — коллектив, который живет и процветает вот уже более 30 лет.

 

Анна Макаркина ходила босиком по росе

— Когда началась война, мне было 13 лет. Я работала на полевых работах, в бригаде вместе со взрослыми. И ни в чем от них не отставала: выполняла любые задания, которые мне давали. А если вдруг сталкивалась с трудностями, коллеги помогали — просто так, безвозмездно, от души.

Наверное, раньше люди были добрее, человечнее.

Ведь все находились в одинаковых условиях — условиях войны. Не было гонки, соперничества, холодного расчета: общее дело — общие усилия. Этому правилу следовали неукоснительно.

Несмотря на помощь, было все равно трудно. Особенно — бороновать поле. Лошадь была такая большая и резвая, что мне было тяжело даже оседлать ее. Приходилось применять хитрость и сноровку. Жили мы бедно, плохо. У меня даже не было обуви, приходилось ходить босиком по росе. Больнее всего — после сбора урожая: ноги покрылись ссадинами, царапинами, ранами — до сих пор остались шрамы как напоминание о том страшном периоде.

Братьев забрали на фронт. Один пропал без вести, второй прошел всю войну, но умер вскоре после возвращения домой.

Он был сильно ранен, много болел, не выдержал… Мы выплакали все глаза. Было больно, горько, обидно. Обидно потому, что война так бесцеремонно вторглась в жизни миллионов ни в чем не повинных семей.

 

Иван Быков: «Мы работали на врага»

— Я родился в Орловской области. Когда мне исполнилось 6 лет, началось страшное: город захватили немцы и погнали всю нашу семью (меня, маму и троих братьев и сестер) в Гомель (Белоруссия) — трудиться на торф-разработках. Поначалу нас держали в жесточайших условиях — за колючей проволокой. А потом сделали послабление — расселили по домам.

Кушать было нечего: приходилось просить милостыню всей семьей.

В 1943 году стало совсем опасно: немец дошел до Белоруссии. Мы спали одетыми, рядом с самыми ценными вещами, опасаясь поджога. Однажды посреди ночи к нам прокрались русские разведчики. Мы им сообщили, что дорога заминирована, а поэтому нашим танкам нельзя здесь ехать. Ребята поблагодарили нас и ушли. А потом освободили нас.

Наша семья вернулась домой. Приехали и ужаснулись: все разрушено. У нас не осталось ничего. Даже запасы, которые мама закопала перед тем, как уехать, разворовали. Пустота… Но мы остались живы, это главное. Когда объявили о победе, все вокруг забыли о своих печалях и страданиях. Народ был счастлив так, как, наверное, никто другой за всю историю. Мы живы. Все хорошо. И теперь, когда я смотрю военные фильмы, дело доходит до слез. Ведь все, что там показывают, я видел своими глазами…

 

Встречи ветеранов ресторан «Аида» организует уже 17 лет. Тогда, в 2000 году, сюда пришли 150 человек, в этом — уже 50.

Людей, живших в беспощадное военное время, становится все меньше.

И владелец ресторана Магсуд Мамедов каждый раз устраивает для них грандиозный праздник — с масштабной развлекательной программой и богатыми угощениями.

— Разрешите поздравить вас с великим Днем победы, — обратился Магсуд Мамедов к присутствующим. — С вами рядом воевали мой дед и дядя. И они, к сожалению, пропали без вести в 1942 году. Я отыскал их в списках, и теперь моя главная задача — найти место их захоронения.

Война коснулась практически каждой советской семьи. Мне приятно находиться с вами. Для нас вы — история. И вспоминать тех, кто плечом к плечу сражался за нашу свободу, за нашу Родину, — наш долг. Я благодарен вам за все! Если бы не ваша победа и усилия, не знаю, что бы сейчас было с нашим государством, с нашими жизнями, с нашими семьями.

Спасибо вам, дорогие ветераны! Низкий вам поклон! Уверен, что мы встретимся с вами еще много раз! Ждем вас в «Аиде» каждый год и будем всегда вам рады, дорогие ветераны! Я не прощаюсь с вами, а говорю «До новых встреч»!

 

РК «Аида»

Тула, улица Кутузова, 131Б
8 (4872) 45-44-99

rc-aida.ru

Ужасов войны | Американский опыт | Официальный сайт

Победа на Тихом океане | Статья

Ужасы войны

Для тех, кто пережил Вторую мировую войну на Тихом океане, переживание боевых действий было настоящим адом на земле. Буквально сотни тысяч людей — как солдат, так и мирных жителей — были убиты или ранены. Чтобы снять этот фильм, продюсеры Остин Хойт и Мелисса Мартин поговорили со многими выжившими, чьи воспоминания раскрывают ужасы войны. Прочтите несколько их рассказов.

LSM (r) посылает ракеты к берегам Покиси Сима, недалеко от Окинавы, за пять дней до вторжения, 1945 год. Библиотека Конгресса.

Война гражданских лиц на Окинаве

Шиге Накаходо
Житель Окинавы
Выжил во время американского вторжения

По пути в Мабуни мы увидели многочисленные тела в районе нынешнего Мемориала Химэюри. Тела были черными, как буйволы, и все опухшие. Мы больше не могли отличать мужчин от женщин.Мы не выносили запаха тел. Ватные шарики в носу не избавили меня от неприятного запаха, и вместо них я использовала листья полыни. Как только мы прибыли в Мабуни, неподалеку взорвалась бомба, осколок которой до сих пор у меня во лбу. На следующий день я обнаружил свою мать живой. Мы не знали, куда идти. Итак, мы последовали за другими беженцами и наткнулись на ад на земле. Мы видели трупы, плачущих и кричащих людей, а также человека, который умолял, чтобы его застрелили. Это был полный хаос.

Узнайте больше о гражданском опыте на Окинаве.

Столкновение с террористом-смертником

Вальтер Мур
Офицер танкового батальона Первой дивизии морской пехоты
Принимал участие во вторжении на Окинаву

У японской армии были эти ловушки для пауков с примерно 50 фунтами наполнителя пикриновой кислоты. Это своего рода классическое зрелище, которое в то время не хотелось видеть. У них была бы белая бандана с японским флагом, связка иероглифов. У них были бы эти 50 фунтов на спине, и они буквально пошатнулись бы с ними, потому что они маленькие ребята — вылезайте из ямы и направляйтесь прямо к системе подвески, и воткните в нее голову, взорвите себя.И вы знаете, что ужасало в этом, если можно так выразиться, то, что дождя не было много. Когда было действительно сухо, на броне танка можно было увидеть куски, похожие на грязь. И вы подошли бы и поцарапали его, и это была бы человеческая плоть. Они буквально взорвали себя.

Прочтите о политике Японии в области Кецу-Го в конце войны.

Кошмар наяву медсестры

Рури Мияра
18-летняя студентка медсестры в 1945 году
Выжила фосфорной атакой на Окинаву

[Американский] голос сказал: «Мы взорвем эту пещеру, если ты не выйдешь!» Никто не ответил.Затем в пещеру бросили взрывчатку, люди у входа упали на землю, и белый дым заполнил пещеру. Я ничего не видел и не мог дышать … Все начали кричать: «Мама, помоги мне!» «Отец, помоги мне!» «Учитель, помоги мне!» «Я не могу дышать!» … Чем больше мы пытались говорить, тем больше страдали. Но мы не могли перестать просить о помощи. Многие люди умерли, прося помощи. Я потерял сознание … Учитель подошел ко мне и вытащил меня из кучи трупов, сказав: «Ты жив!» … Я еле двигался. Я подполз к своей подруге поблизости и попросил ее сесть в сторону, чтобы я мог лечь рядом с ней. Она не ответила. Я повторил свои слова. Она все еще игнорировала меня. А потом мой друг сказал: «Что ты делаешь? Она мертва. Все они мертвы. Прошло три дня с тех пор, как в пещеру были брошены газовые бомбы». Я впервые понял, что большинство моих друзей мертвы. Я огляделась и обнаружила, что повсюду были тела. У некоторых не было ни головы, ни рук. В то время я был как живой труп.

Опасности в воздухе

Гарри Джордж
Второй пилот B-29
Выживший после атаки истребителя

Когда зенитная артиллерия прекращалась, то самолеты-истребители заходили и пытались протаранить вас. Вы, наверное, слышали об этой штуке, называемой бомбой бака. Это японский ракетный самолет-самоубийца. Мы впервые услышали, как их описывают как оранжевый огненный шар. Они привязывали его бомбу бака, его ракетоплан, к двухмоторному бомбардировщику Бетти, и они пролетали над целью, когда над целью летело много B-29.Потом они отпускали. У него будет около 10 минут топлива и рычаг взвода спереди, и он единственный в нем. Без шасси. Ему сказали идти вперед и таранить B-29. И они сделали это несколько раз. На самом деле, во время миссии 25 мая, которую мы выполняли, я посмотрел направо и увидел еще 29. Мой друг, казалось, что бомба бака упала прямо из-за его спины и попала в самолет. о центре. И все это тогда взорвалось. Так что это довольно устрашающее зрелище.

Узнайте больше об опыте Гарри Джорджа во время войны и о том, почему США был нужен Иводзима.

Японские солдаты и жители Окинавы

Кацуо Нагата
15-летний мальчик, 1945 год
Призван в бойскауты Blood & Iron 32-й армии

После поражений в битве, вероятно, у холма Ясе, большинство японских солдат были ранены, потеряли дух и просто сохраняли свою жизнь. У них не было еды, оружия или пороха.Однако некоторые из них, у которых все еще оставалось рабочее оружие, направили свои пистолеты на мирных жителей, в основном женщин, детей и стариков, и вытеснили их из пещер, заявив, что они собираются использовать их в качестве военных постов. Женщинам и старикам пришлось покинуть пещеры вместе с детьми и внуками. Они не знали, куда идти и как выжить за пределами пещер, где велась перестрелка. Хотя окинавцы не могли открыто заявить об этом в то время, факт, что в конце войны они больше боялись японских солдат, чем американских.После поражения в последней организованной военной операции у холма Ясе японские солдаты были в отчаянии и совершили крайние агрессивные действия.

История медика

Джером Коннолли
Медик 96-й пехотной дивизии
Принимал участие во вторжении на Окинаву

Я видел этого парня, медика. Он сказал мне: «Джерри, вчера вечером я сделал кое-что, о чем никогда не думал, что должен буду делать. Я отрезал человеку руку». Парень все это разодрал, наверное, кусок мяса.А что ты скажешь? Поэтому я сказал: «Ну и дела, это не очень хорошо, Дэн. Я сочувствую тебе». Итак, япошки начали подбрасывать еще кое-что, и я отвлекся от него. Затем они остановились, и я огляделся и увидел беднягу на земле, который двигался, судорожно двигаясь, и просто трясся, как будто он был на вершине айсберга. Мы накинули на него пончо, чтобы согреться, и вернули его обратно. Я потерял его след и не знаю, что случилось.Но он был худшим случаем боевой усталости, который я когда-либо видел.

Почти тонущий

Йошио Эмото
Японский лейтенант
Выживший после гибели линкора Ямото

Внезапно я почувствовал, что корабль действительно тонет, и в следующий момент я увидел, что горизонт приближается над моей головой. Лодка уже сильно ушла в воду. Затем я оказался в огромном потоке воды и глубоко в водовороте в глубине моря. Я задержал дыхание, но в конце концов я больше не мог этого выносить, и я вздохнул, затем морская вода попала в мои легкие — и такая боль, что вода в легком.Итак, я подумал: «О, это конец моей жизни …» Я потерял сознание из-за воды в легких. Когда я пришел в себя, я плыл над морем в сырой нефти. Вражеский истребитель пытался расстрелять выживших в море. Я очень испугался. Японский эсминец пытался избежать этой атаки, и каждый раз, когда эсминец совершал движение, приходила огромная волна, и я каждый раз глотал воду и думал: «О, какой позор, если я потеряю свою жизнь из-за этого, не сражаясь, утону в смерть, это не то, что я хочу. «

Резня новобранцев

Джек Хоаг
Радист, Шестая дивизия морской пехоты

Выжившие в боях на Гуадалканале, Бугенвиле, Гуаме и Окинаве Артиллерия, вероятно, поразила столько же наших людей, сколько и японцев. У нас было много людей, которые пострадали от нашей собственной артиллерии, от коротких выстрелов и чего-то еще … Меня это действительно достало … Были бы эти «утки» — знаете, эти грузовики, которые едут по воде. Они спускались по пляжу и забирали замену прямо из Штатов.И эти ребята были в учебном лагере, когда мы приземлились первого апреля. И они пришли туда в качестве замены. Они поднимали их и бросали у подножия холма, возвращались, и они выносили тела мертвых, вывозили новых новобранцев, забирали их туда и приносили на пляж некоторых из них. брал в нагрузку раньше. Те же дети. Там была резня.

Вторая мировая война и Холокост, 1939–1945 — Мемориальный музей Холокоста в США

ТЕКСТ НА ЭКРАНЕ:
Вторая мировая война и Холокост, 1939-1945

РАССКАЗЧИК:
Когда нацистский режим реализовал свою давнюю цель территориальной экспансии, агрессия против соседей Германии поначалу увенчалась успехом, не встретив вооруженного сопротивления. Гитлер рассчитывал на сопротивление Великобритании и Европы вмешательству из опасения новой войны. Немецкая оккупация Праги, столицы Чехословакии, не оставила сомнений в намерениях Германии военное завоевание Восточной Европы. 1 сентября 1939 года огромные немецкие войска вторглись в Польшу и за месяц захватили ее. Это было началом Второй мировой войны. В апреле 1940 года Германия оккупировала Данию и Норвегию. В мае немецкие вооруженные силы атаковали Францию, Нидерланды, Люксембург и Бельгию.В июне пал Париж, и Франция сдалась. Быстрая и неожиданная победа над Францией отомстила Германии за поражение и унижение в Первой мировой войне. Он поднял Гитлера на новый уровень популярности и доверия среди немецкого народа. В июне 1941 года немецкая армия с более чем тремя миллионами солдат вторглась в Советский Союз, чтобы развязать войну на уничтожение, которая охватила десятки миллионов мирных жителей. В условиях войны и военной оккупации нацистский режим мог преследовать свои политические и расовые цели с помощью более радикальных мер. По мере продвижения немецких войск в Восточную Европу власть Германии распространилась на миллионы еврейских жителей оккупированных земель, где немецкие власти могли использовать существующие антиеврейские настроения среди местного населения.

По всей Восточной Европе немецкие власти загнали тех, кого идентифицировали как евреев, в тесные районы, называемые гетто. Отделенные от нееврейского населения, евреи в больших гетто были заключены в тюрьмы за кирпичными стенами и колючей проволокой. Немецкое наступление на восток было названо крестовым походом против иудаизма и коммунизма — с точки зрения нацистов, двух аспектов одного и того же зла.Немецкие солдаты и полицейские чиновники относились к советским военнопленным как к недочеловекам, либо стреляя в них, либо умышленно вызывая их смерть в результате воздействия стихии и голода. Миллионы погибли в немецком плену. На восточном фронте расово-политическое обучение было частью регулярной подготовки всех типов немецких оккупационных войск. Шеф СС Генрих Гиммлер упомянул войну против Советского Союза в обращении к своим людям: «Это вторжение — идеологическая битва и борьба рас.В этой борьбе стоит национал-социализм — идеология, основанная на ценности нашей германской, нордической крови … С другой стороны, население в 180 миллионов человек представляет собой смесь рас, названия которых трудно произнести, и чье телосложение таково, что каждый может расстреливайте их без жалости и сострадания… »В июле 1941 года Герман Геринг — заместитель Гитлера — санкционировал все необходимые приготовления для« окончательного решения еврейского вопроса »на европейской территории под контролем Германии.

По мере продвижения немецких вооруженных сил вместе с ними продвигались мобильные отряды убийц.Немецкая армия, военные СС и немецкие полицейские подразделения принимали активное участие в санкционированных массовых убийствах. Немцы и их сообщники собирали жертв, возили пешком или на грузовиках к месту убийства, часто заставляли снимать одежду и расстреливали. Среди участников убийств были местные коллаборационисты, особенно полиция, в Латвии, Литве, Эстонии, Украине и Беларуси. Немецкие отряды убийц и их помощники убили по меньшей мере два миллиона еврейских мужчин, женщин и детей в ходе массовых расстрелов.

Вернувшись в Германию, СС и полиция депортировали оставшихся евреев на оккупированные восточные территории. В оккупированной немцами Варшаве обнесенное стеной гетто, в которое немецкие евреи вошли как новички в 1942 году, уже было местом массовых страданий из-за ужасной перенаселенности, отсутствия санитарии, болезней и голода, навязанных немцами. Несмотря на все усилия заключенных евреев найти способы выжить и поддержать свои общины, эти условия все чаще приводили к смерти десятков тысяч человек.Наиболее уязвимыми были дети-сироты.

Первоначально немецкие оккупационные власти создавали гетто, чтобы сконцентрировать евреев и отделить их от нееврейского населения. Позже во время войны многие гетто служили плацдармом для транспортировки евреев на восток, что немцы эвфемистически назвали «переселением», обещав своим пленным лучшие условия и возможности для работы. Люди терпели невообразимые страдания в поездках, которые длились несколько дней, без еды, воды и туалетов.Многие из слабых, молодых и пожилых умерли, не доехав до места назначения.

Немцы и их пособники депортировали около 2,7 миллиона евреев и других людей в лагеря смерти в оккупированной немцами Польше. В самый крупный из лагерей, Освенцим-Биркенау, прибыли транспорты со всей Европы.

ЛИЛИ МАЛЬНИК, выживший в Освенциме:
Транспорты приходили каждый день, люди говорили на разных языках — венгерские, поляки, чехословацкие, из Голландии, из Франции, из Бельгии, из Германии, из Италии, русские.Они были отовсюду.

NORBERT WOLLHEIM, Выживший в Освенциме:
Моя жена каким-то образом махала мне рукой, и это последний раз, когда я ее видел.

FRITZIE FRITZSHALL, Освенцим Выживший:
Запах, газовые камеры. Когда я спросил: «Когда я увижу маму?» — мне показали дым. Так я узнал, куда она ушла.

ЭРНЕСТ КЕНИГ, Выживший в Освенциме:
Прошло много времени, прежде чем я начал понимать, что мы обречены на смерть. Все евреи приговорены к смерти.

РАССКАЗЧИК:
Те, кого СС сочли неспособными работать, были убиты, часто в течение двух или трех часов после прибытия. Те, кто мог работать, использовались для принудительного труда в суровых условиях. Когда они не смогут больше работать, их тоже предадут смерти. На нескольких объектах для убийств, предназначенных исключительно для убийства людей в промышленных масштабах, власти лагеря использовали отравляющий газ для убийства детей, женщин и мужчин. В этих центрах смерти умерла почти половина всех жертв Холокоста.

Лагеря Майданек и Освенцим были освобождены первыми, когда советские войска достигли Польши. Известие об освобождении Майданека летом 1944 года было встречено с недоверием. Газета New York Herald Tribunes сказала: «Может быть… нам следует подождать дальнейших подтверждений… это… звучит невероятно…» В апреле 1945 года американские войска в Германии и Австрии натолкнулись на концентрационные лагеря в Бухенвальде, Дахау, Нордхаузене, Маутхаузене и Ордруфе. Солдаты видели лагеря собственными глазами, и правда была неоспорима.Генерал Дуайт Эйзенхауэр, командующий освободительными силами союзников, писал: «То, что я видел, нищенское описание…. Визуальные свидетельства и устные свидетельства голода, жестокости и зверства были… подавляющими… »В американских кинотеатрах кинохроника стала свидетелями еще тысяч. Один комментатор сказал: «Будущим поколениям нужно сказать: однажды человек сделал это со своими братьями. В ХХ веке существовала цивилизация, которая на двенадцать лет вернулась к варварству ».

Шок охватил лагеря, когда освободительные войска пытались захватить то, что они нашли.Солдаты делали все возможное, чтобы заботиться о погибших и поддерживать живых. Те, кто выжил, столкнулись с медленной задачей вернуть себе достоинство и каким-то образом вернуться к жизни.

ТЕКСТ НА ЭКРАНЕ:
Холокост омрачил взгляд мира на человечество и наше будущее. Пока мир пытался понять, что произошло, для обозначения этих преступлений понадобилось новое слово — геноцид — преступления, совершенные обычными людьми из общества, мало чем отличающегося от нашего.

Сталинская война: трагедия и триумф 1941-1945 гг.

Восточный фронт был хаосом, кровью и разрушениями невообразимых масштабов.Тем не менее, в ней доминировал один человек — Сталин. Эдвин Хойт вводит читателя в этот водоворот из веб-центра великого тирана, чья паранойя поставила Советский Союз на грань разрушения, но который, тем не менее, превратился в способного военачальника, избившего вермахт до смерти.
Питер Цурас, автор танков на Восточном фронте и Великая Отечественная война

История борьбы Советского Союза за победу во Второй мировой войне захватывающая и захватывающая. Хойт пересказывает это наблюдательным взглядом историка и повествовательной энергией писателя.К концу Сталинской войны становится ужасающе ясно, что советский диктатор был в такой же степени воевал со своим собственным народом, как и с нацистами.
Стивен Отфиноски, автор книги Иосиф Сталин: последний царь России

Быстро развивающийся и информативный, Сталинская война поддерживает послужной список автора. Это одно из лучших блюд Хойта.
Граф Зиемке, автор Москва — Сталинград и Сталинград — Берлин

Это мощная ужасная история о хаотической, расточительной войне диктатора, который был столь же кровожадный, как Адольф Гитлер.Проницательность Хойта в сознании Сталина и его экстравагантно безжалостных методах, которые привели к совершенно ненужной гибели миллионов его собственных людей (не говоря уже о его врагах и союзниках), вносит яркий и необычный вклад в историю Второй мировой войны на огромной территории России. Фронт.
Кеннет Макси, автор Rommel: Battles и Campaigns и Guderian: Panzer Leader

Как обычно, можно положиться на Хойта, который расскажет захватывающий, анекдотический военно-морской отчет о сложных военных и военных действиях. предметы.В Сталинской войне он превосходит себя. Отличное чтение, настоятельно рекомендуется.
Чарльз Уайтинг, автор книг Охотников с неба , Зигфрид и ’44

О России, ее революциях, развитии и настоящем

| 121 →

8. СССР во Второй мировой войне, 1941–1945 гг.

22 июня 1941 г.

Независимо от их значения, цель здесь не в описании перипетий советского развития в период с 1938 по 1941 год.СССР все еще оставался страной, далекой от решения проблем, поставленных его собственной экономической и цивилизационной революцией, и не мог получить выгоду от экономического и цивилизационного прогресса, достигнутого на международном уровне. Он оставался ненадежным партнером Англии и Франции, которые не верили намерениям страны. Таким образом, накануне новой мировой войны СССР был изолирован, не готов к конфликту с нацистской Германией.

Имея это в виду, нет смысла оглядываться на пакт Молотова-Риббентропа от августа 1939 года и последующие соглашения между СССР и нацистской Германией.Этим было выгодно взаимное недоверие между СССР и западными государствами. Но, по нашему мнению, именно политика Великобритании позволила нацистской Германии и ее союзникам действовать агрессивно. Мало того, что политика Великобритании была направлена ​​на «примирение» с Германией. Это также ослабило позиции Франции в континентальной Европе и особенно на востоке Центральной Европы. Эта политика способствовала восстановлению военной мощи Германии, кульминацией которой стало Мюнхенское соглашение в сентябре 1938 года, по которому Чехословацкая республика была передана Гитлеру, а нацистская Германия смотрела на восток, в сторону Польши, которая неизбежно стала ее первой жертвой.

Нападение нацистской Германии на СССР произошло в ночь на 21 июня 1941 года и стало неожиданностью, несмотря на частые предупреждения со стороны спецслужб и некоторых иностранных политиков. Таким образом, недостаток информации не застал советское руководство врасплох. Было высказано предположение, что нападение действительно произойдет в мае или июне 1941 года, но реакция Сталина была неадекватной. Вероятно, намерения Гитлера еще не были ему достаточно ясны. 228 Неспособность Гитлера сокрушить Британию в эпоху войны, возможно, заставила Сталина поверить в то, что Германии не хватало военной мощи и что Гитлер не желал вести войну на два фронта. ← 121 | 122 → Нельзя также забывать, что Сталин надеялся отложить советско-германский конфликт до 1942 или 43 года; он, конечно, сознавал, что его страна не готова к войне, и ее начало могло только улучшить положение СССР.

Мы не придерживаемся мнения, что Гитлер атаковал, чтобы предотвратить наступление Советского Союза на немецкие войска в Польше. 229 Поэтому стоит более подробно остановиться на уликах, указывающих на то, что Сталин рассматривал возможность вступления в войну в более поздний момент времени.В 1940 году Британия была вытеснена с карты континентальной Европы, и вряд ли она могла вернуться обратно своей собственной силой. На тот момент Соединенные Штаты Америки еще не принимали прямого участия в европейской войне. Перед падением Франции в июне 1940 года Сталин, вероятно, неправильно оценил ход войны. Он считал, что во многих отношениях он пойдет по тому же пути, что и до Первой мировой войны, о чем свидетельствуют комментарии в советских периодических изданиях того времени. Сталин, должно быть, хорошо помнил, что происходило в той войне; Англия и Франция дали хороший повод для беспокойства тем, как они до весны 1940 года вели так называемую «фальшивую войну» против Германии.В памяти остались и результаты соглашения между Францией, Чехословацкой Республикой и СССР, равно как и переговоры СССР с дипломатами и военными делегациями Великобритании и Франции в 1939 году. Таким образом, легко представить, почему Сталин хотел присоединиться к войне. в данный момент и при условиях он сам мог диктовать. Британские и французские переговорщики, вероятно, не верили, что Сталин пойдет на соглашение с Гитлером. Вражда между режимами казалась непреодолимой. Когда дело дошло до пакта Молотова-Риббентропа, это стало глубоким шоком для западных политиков.

Взгляд на советские периодические издания за 1939–1941 гг. Показывает, что первоначально Советы отреагировали на начало войны относительно спокойно. Только в мае и июне 1940 года, когда британцы эвакуировались в Англию после поражения в Дюнкерке и Франция капитулировала, все изменилось, и советское руководство, вероятно, осознало последствия своей изоляции. Он начал быстро расширять и укреплять командование Красной Армии, к рабочим предъявлялись повышенные требования, а также активизировались дипломатические действия, направленные на урегулирование отношений между СССР и Германией.Советское руководство решило, что новые условия гарантируют открытый захват прибалтийских государств, а правительству Румынии также был предъявлен ультиматум о подписании Бессарабии и Северной Буковины в составе СССР. Советы также пытались усилить свое присутствие на Балканах, что раздражало ← 122 | 123 → Германия. 230 Среди других опрометчивых действий советских политиков того времени — попытка расширить территорию Ленинграда за счет Финляндии. Это сопровождалось попыткой установить «народное правительство» в Финляндии, что побудило Лигу Наций изгнать СССР и привело к ухудшению отношений Советского Союза с его потенциальными союзниками Великобританией и Францией.В конце концов, советское нападение на Финляндию превратилось в продолжавшуюся несколько месяцев «Зимнюю войну» 1939–1940 годов. СССР добился изменения границ, которого хотел, но ценой большого числа жертв и значительного удара по его престижу.

Таким образом, усилия советского руководства по укреплению позиции страны против Германии были контрпродуктивными, и то же самое относится к усилиям Сталина по достижению компромисса с Гитлером. Гитлер решил начать войну против Советского Союза еще летом 1940 года.Он считал, что, быстро победив ее, он откроет дверь к победе или нейтрализации Британии. Осенью 1940 года попытки Молотова отложить конфликт в Берлине не увенчались успехом. В середине 1940 года Гитлер формализовал свое решение атаковать СССР в директиве, названной «Операция Барбаросса», и немецкие войска начали концентрироваться в районе Польши и на Балканах. 231

Мы отметили противоречивую информацию, которую Сталин получил от спецслужб.В апреле 1941 года Уинстон Черчилль предупредил Сталина, что из надежного источника он слышал о нападении немцев. Сталин не доверял Черчиллю: он подозревал озорные мотивы. Это недоверие подкреплялось «бегством» Рудольфа Гесса в Великобританию, где Сталин рассматривал попытку переговоров по британо-германскому соглашению. 232

Есть ряд улик, позволяющих предположить, что и Сталин, и советский Генеральный штаб переоценили возможности Красной Армии. В их планах предполагалось возможное нападение Германии, но не широкомасштабные военные действия на территории СССР. 233 Оксфордский историк Гавриил Городецкий утверждает, что Жуков и Тимошенко, как и Михаил Тухачевский до них, считали, что Красная Армия сможет выдержать удар и ответить контрнаступлением. Советские военные планы также включали серьезные просчеты. Они думали, что немецкая армия нанесет удар южнее Брест-Литовска в направлении Украины, и именно здесь они сосредоточили ключевые войска Красной Армии. Они должны были ответить контрударом в направлении Люблина и Кракова. Еще один контингент советских войск должен был ← 123 | 124 → защищать Прибалтику и Ленинград и контратаковать в направлении Восточной Пруссии. Однако его расположение не позволяло должным образом защитить центральный фронт, ключевую цель для атакующих немцев. Советские планы также не рассчитывали на быстрое развертывание немецких войск, вместо этого они основывались на осторожных мобилизационных мерах Сталина и переброске войск к границам, чтобы не дать другой стороне повода для начала войны.

Советские войска в направлении Минска, Смоленска и Москвы были ослаблены, так как они находились на северо-западе в Прибалтике и Ленинграде. Войска были переброшены в приграничную зону, но не были приведены в боевую готовность и с первого момента не были готовы оказать стойкое сопротивление противнику. 234 Трудности усугублялись проблемами с мобилизацией и переброской советских войск к границе. На границе было сосредоточено около 3 миллионов советских солдат, но в начале войны Советская армия насчитывала 4 человека. 8 миллионов солдат, еще 900 тысяч в спецподразделениях. 235 Германская армия, напротив, не только была мобилизована и переброшена на границу, но и приобрела опыт и уверенность в себе, которые ей потребовались в предыдущих сражениях в Европе. Советское руководство пыталось смягчить эти недостатки, создав в глубине территории вторую линию обороны как для только что мобилизованных войск, так и для отступающих с первой линии. 236 Но многие из вновь созданных частей были развернуты на меняющемся фронте и понесли значительные потери, не имея возможности серьезно повлиять на военные действия.

Таким образом, немецкие войска быстро двинулись вперед, окружая на фронте крупные воинские части и даже целые батальоны. В октябре 1941 года они двинулись к ближайшим окрестностям Москвы, заняли Прибалтику и блокадно окружили Ленинград. Под Киевом они окружили значительную часть юго-западного фронта Советов, и Советы понесли безвозвратные потери в размере 615 000 солдат, ← 124 | 125 → с общими потерями 700 000 человек. 237 Немцы заняли Киев, Курск, Белгород, Харьков, юго-западную часть Донецка и значительную часть Крыма и заблокировали военно-морские крепости в Одессе и Севастополе, ключевой базе советского Черноморского флота.К 4 декабря 1941 года советские потери превысили 3,5 миллиона человек, 2,6 миллиона из них необратимы, и ситуация становилась безнадежной. 238 Примерно 45% жителей СССР, от 55 до 85 миллионов человек, проживали на оккупированных территориях или территориях, находящихся под непосредственной угрозой оккупации. На этих территориях базируется треть промышленного производства, 62,5% угледобывающих районов, две трети металлургического производства и 60% производства алюминия. А немцы владели 47% пашни и 41% железнодорожных путей.Неудивительно, что Великобритания и США не верили, что СССР сможет противостоять нацистскому нападению, да и советское руководство не было так уверено в этом. 239

Консолидация советского руководства и командования

Быстрое продвижение немецких войск на советской территории не позволило советскому руководству и его военному командованию получить четкое представление о развитии событий. До войны Сталин практиковал военный менталитет, основанный на нападении. Он был шокирован стремительным наступлением немцев.Когда после недели боевых действий стало ясно, что у Генерального штаба нет достоверных данных о войне, Сталин, как говорят, впал в депрессию, сделав свое знаменитое заявление: «Ленин оставил нам великое наследие, и мы, его преемники, имеем пусть превратится в дерьмо ». 240 Государственный комитет обороны (ГКО), состоящий из пяти членов, был предложен В. М. Молотовым и Л. П. Берией, в их состав входят они, Г. М. Маленков и К. Е.. Ворошилов ← 125 | 126 → кроме Сталина. Позже К. Ворошилова сменил А.Микоян. 241 Благодаря этому комитету была преодолена первоначальная дезориентация и обеспечен единый контроль над государством. 242 Это стало еще более правдоподобным, когда Сталин принял командование в Ставке. У него не было знаний, необходимых для ведения боевых действий, и, как утверждается, тяжелые потери территории и войск в первые месяцы войны явились результатом его некомпетентного вмешательства. Но тот факт, что единая воля двигала и армейское командование, и руководство страны, был ключевым.Это позволило более гибко управлять войной, и начали строиться резервные позиции.

На эти изменения также повлияла неуверенность Сталина в надежности своего офицерского корпуса. Мы говорили о тяжелых потерях, понесенных советскими вооруженными силами во время чисток 30-х годов. Во время этих чисток Сталин обновил институт политических комиссаров, чтобы не забыть о надёжности офицеров. Позже заведение было упразднено. Но после сокрушительного поражения 1941 года он был возвращен к жизни и в различных формах контролировал все уровни военного командования.Комиссары подчинялись политическому управлению армии, которое действовало как отдел ЦК ВКС / б, а на более высоких уровнях подчинялось партийному руководству и непосредственно самому Сталину.

После закупки 1937–38 армия почувствовала острую нехватку опытных, стабильных командиров. Командиры выбирались из людей, чей единственный боевой опыт имел место на Дальнем Востоке, или в гражданской войне в Испании, или в «Зимней войне» с Финляндией в 1939–1940 годах. В их числе генералы Георгий К.Жуков, Александр Михайлович Василевский, Николай Федорович Ватутин, Семен Константинович Тимошенко и ряд начальников военных округов. Эти люди действительно уважали Сталина как высший авторитет в стране, но у них не было прошлых связей с ним и не было возможности проявить свой характер. 243 Первоначально Сталин назначил «воинов старой дороги» гражданской войны — К. Вы. Ворошилов, Семен Михайлович Буденный, Семен К. ← 126 | 127 → Тимошенко, сделав их главнокомандующими по трем основным стратегическим направлениям: северо-запад, центр и юго-запад.

Характерно, что отсутствие успеха в войне нашло отражение в репрессиях Сталина. Он винил своих генералов в собственных ошибках и неудачах. Самым известным случаем 1941 года стал суд над генералом Дмитрием Григорьевичем Павловым и его штабом, которым было предъявлено обвинение в бездействии и умышленном освобождении позиций врага. Приговор — смерть. Также был задержан и подвергнут пыткам генерал Кирилл Александрович Мерецков. В 1940–41 годах он был командующим Советским Генеральным штабом, а затем, в годы Великой Отечественной войны, был одним из командующих на фронте.

Дело генерала Павлова было сосредоточено на отвлекающей манере немецкого коммандос, в результате которой командующие на фронте потеряли связь со своими частями в самый первый день войны. Павлову и его штабу ничего не оставалось, как попытаться восстановить сплоченность фронта, обновив линию фронта. 244 Это сделало его недоступным для Сталина и Генерального штаба в Москве. Но Павлов не мог контролировать ситуацию; большинство его частей было окружено в Минске, с 341 000 безвозвратных потерь, что составило примерно 55% от общей боевой силы, с общими потерями 415 000 человек. 245 Но настоящая проблема заключалась не в серии отдельных ошибок Павлова и его сотрудников. Дело было скорее в том, что Генштаб не определил точно ни положение фронта, ни то, что там нужно предпринять. И это был не единственный такой случай. Сталин заставил большую часть юго-западного фронта раствориться у Киева, потому что не поступала своевременная информация об уходе с позиций, которые больше нельзя было защищать. Большинство командиров советских ВВС оказались в аналогичной ситуации, когда они не получили приказа действовать против атакующих ВВС Германии. 246

Но ни преодоление военных и стратегических ошибок Сталина, ни укрепление отношений между генералами и верховным командованием не имели решающего значения для разворота войны в пользу страны. Ключевое значение имел тот факт, что Гитлер и его генералы не смогли заставить СССР капитулировать. Эта немецкая неудача произошла не только из-за растущего сопротивления советских войск, но и из-за того, что Сталин и его окружение решили удержать свои позиции. Осенью и зимой 1941 года резервы немецкой армии в Москве значительно сократились и ← 127 | 128 → краткосрочный блицкриг превратился в долгосрочную войну. Основную роль играли качество войск и техники, а также транспортные условия, погода и местность. Гитлер также переоценил неприязнь населения СССР к сталинскому режиму. Людей оттолкнул расизм Гитлера и его жестокость, проявившаяся в войне и отношениях нацистов с мирным населением. Также был сильный фактор патриотизма в России, Беларуси, на востоке и юге Украины. Даже в первый год войны, которую немцы вели очень успешно, потери войск и техники были значительными. 247 Немецкие войска вокруг Москвы не обладали численным или технологическим превосходством, чтобы обеспечить себе победу, и они потеряли здесь в три раза больше войск, чем в Западной Европе и Польше вместе взятых. 27 000 человек погибли в немецком офицерском корпусе, что в 1941 году в пять раз превышало потери, понесенные в 1939–1940 годах. 248 Немецкое наступление на Москву было отложено примерно на месяц в пользу акции, направленной на уничтожение советских позиций в Киеве. Это дало советскому руководству время перебросить сибирские дивизии в Москву.В этот момент наступила суровая российская зима с температурой около -30 ° C. Красная Армия, естественно, лучше справлялась с этими условиями и справлялась с этим более успешно, чем Вермахт.

1943 год — поворотный момент войны

Поворот войны, произошедший в Москве в начале декабря 1941 года, застал немецкое руководство врасплох. Этому предшествовал разгром советской армии под Киевом, а также под Вязьмой и Брянском, где немецкие войска окружили силы советского Западного и резервного фронтов.Потери советских войск составили шестьдесят четыре стрелковые дивизии, одиннадцать танковых бригад и пятьдесят танковых артиллерийских полков. В плен попало 660 000 советских солдат, а общее число человеческих жертв приближалось к одному миллиону. 249 Путь в Москву казался широким ← 128 | 129 → открыть, и 15 октября 1941 года Сталин приказал эвакуировать город. 250 Иностранные посольства спешно перебрались в Куйбышев (ныне Самара) вместе с Президиумом Верховного Совета и правительством СССР. 251 В Москве было объявлено осадное положение, и генерал Жуков взял на себя командование обороной города.

Перспектива казалась мрачной. Но в начале декабря 1941 года советские войска были готовы перейти в контрнаступление. Им удалось отбросить немцев на 160–320 км, избавив Москву от непосредственной опасности. 252 Это значительно улучшило настроение советских руководителей. Успех после предыдущих тяжелых поражений заставил Сталина и некоторых советских генералов переоценить свой потенциал. В директиве, написанной Сталиным армейским советам на фронтах в начале 1942 года, утверждалось, что новая ситуация позволяет немцам «безжалостно» гнать на запад, вынуждая их истощать свои резервы и открывая путь для «полного разгрома гитлеровских войск перед войсками». конец 1942 г.’ 253 Письмо больше основывалось на пожелании, а на трезвой оценке баланса сил. Была предпринята попытка прорвать блокаду Ленинграда, но она потерпела неудачу, как и попытка отвоевать Крым, где Красная Армия потеряла до 175 000 человек только в Керчи. Немцы смогли полностью захватить Севастополь и Крым в начале июля 1942 года.

Но на этом дело не закончилось. В середине мая 1942 года Красная Армия начала наступление на юге с целью овладения Харьковом.Но когда это началось, немецкое командование готовило собственную операцию в Харькове и, таким образом, смогло окружить и рассеять три советские армии, которые понесли общие потери в 280 000, из которых 170 000 были безвозвратными. 254 Но по странной иронии судьбы харьковский конфликт оказался полезным для СССР, задержав продвижение Германии на марше к Волге и Кавказу и дав советскому командованию время для подготовки своей оборонительной линии под Сталинградом. 255 Советское командование также смогло предотвратить нападения немцев в густонаселенных северных, центральных российских и центральных районах Поволжья, сохранив эти экономически важные районы.Советские бригады сохранены ← 129 | 130 → их силы к северу от наступающих немецких частей, а затем окружили немецкие войска под Сталинградом.

Непосредственные последствия поражений, которые Советы понесли весной и летом 1942 года, были, тем не менее, обременительными. Хотя Германия потеряла возможность наступательных действий на всем протяжении советско-германского фронта, на юге советский фронт снова начал распадаться. Мужчины оставили свои позиции и дезертировали.Руководство в очередной раз отреагировало суровыми наказаниями. Но для большинства жителей Советского Союза, особенно славянского происхождения, стало ясно, что это не просто режим, существованию которого угрожает опасность. Под угрозой оказалась и сама государственность страны, и ее национальная жизнь. Это восприятие усугублялось безжалостностью нацистской политики на оккупированных территориях. Не обошлось и без советской антинемецкой пропаганды: советское руководство привлекло православное духовенство и стремилось возродить традиции российской государственности и славянской солидарности. 256 Люди в городах и на промышленных предприятиях работали от рассвета до заката, а также обычно всю ночь. Однако ключевым фактором, укрепляющим их патриотизм, была не пропаганда: это была мобилизация 36 миллионов человек в армию. Поэтому члены большинства советских семей были на фронте, опасались за свою жизнь и были готовы сделать все возможное. 257

Отрицательными аспектами военной мобилизации были репрессии против тех, кто запаниковал и позволил фронту распасться.Приказ Сталина № 270 от 16 августа 1941 г. запрещал как командирам, так и солдатам отступать со своих позиций по их собственному усмотрению, а также приказал как военным, так и правительственным органам не оставлять после себя ничего, что могло бы быть использовано противником. Командирам было приказано сражаться «до последнего человека». 258 Приказ, также подписанный Г. К. Жуковым, прямо предписывал уничтожать «всеми наземными и воздушными средствами» любых пленных командиров и солдат Красной Армии и лишать их семьи поддержки. 259 Логика заключалась в том, что ← 130 | 131 → попадание в плен, независимо от обстоятельств, было военным предательством, и семьи пропавших без вести солдат стали заложниками «промахов» пленных. Но самым печальным в этих решениях было то, что павших солдат в быстро отступающих советских частях, оставшихся непохороненными, часто регистрировали как «пропавших без вести», иначе говоря, как пленников. Прикомандированные к отдельным частям НКВД были важным элементом в разрешении репрессий на фронте.Они действовали как агенты контрразведки, а позже (в апреле 1943 г.) были выделены в специальное подразделение под названием «Смерш», которое представляет собой сочетание русских слов «Смерт» и «Шпионам» (смерть шпионам).

После поражений Красной Армии летом 1942 года эти репрессивные меры советского руководства против дезертиров или тех, кто покинул свои части, были снова применены в соответствии с новым Приказом № 227. Новые штрафные бригады и батальоны были созданы и развернуты там, где не было условий надежда на выживание для своих членов.Когда солдаты запаниковали и начался хаос, задача так называемых «заградительных войск» ( заградительные отряды ) заключалась в том, чтобы остановить любой побег всеми возможными средствами, включая стрельбу и казнь преступников. 260

Политические репрессии также претерпели значительные изменения во время войны. Вначале проводились многочисленные казни политических заключенных, которые могли попасть в руки врага. На тот момент заключенные ГУЛАГа насчитывали 2,3 миллиона человек 1.5 миллионов из которых были политическими заключенными. Наибольшее количество арестованных было арестовано в 1942 году, вероятно, под влиянием крушения фронта на Украине и на юге России. К концу 1944 г. общее количество политзаключенных не увеличилось; Фактически, он был сокращен в течение первого, третьего и четвертого года войны. ГУЛАГи больше не могли вместить прежнее количество заключенных — уровень смертности составлял 22-25% в год. 261 Это побудило Верховный Совет освободить из лагерей и тюрем до 600 000 заключенных, 175 000 из которых были призваны в армию.В последующие два года еще 725000 заключенных были освобождены из лагерей и других тюрем, а по инициативе Берии стали применяться более изощренные, то есть более умеренные, формы лишения свободы, в том числе в исследовательских учреждениях и строительных бюро. ← 131 | 132 → порочность сталинской тюремной системы была очевидна в апелляции к патриотическим чувствам заключенных. Некоторые даже были украшены за их работу в строительстве или других ключевых областях. 262

Это событие является ключевым, потому что во многих местах государственная и экономическая структура СССР была не только милитаризована, но и была связана с системой уголовного преследования. По последним данным, в период с 1941 по 1945 год было наказано около 7,7 миллиона рабочих и служащих. В сельском хозяйстве число осужденных достигло 8,5 миллиона, 2 миллиона из которых были заключены в тюрьму. 263

Объединив администрацию, производство, идеологию и репрессии, советское руководство разработало широкий инструмент для его использования во время войны и использовало его для мобилизации общества чрезвычайным образом, что компенсировало потенциальные ошибки в бою. операций, а также часто из-за собственной неспособности режима решать стоящие перед ним проблемы.Свидетельство тому — сравнение военных потерь СССР и нацистской Германии. До поражения немцев под Сталинградом общие потери СССР составляли 11,16 миллиона человек, из которых 6,15 миллиона были безвозвратными. Это примерно вдвое превышало количество войск, которые Германия и ее союзники отправили в СССР в июне 1941 года — 5,5 миллиона солдат. 264 В нормальных условиях такое количество жертв гарантировало бы потерю Советского Союза. Но, помимо концентрации сил, ключевую роль сыграли география и погодные условия.Вскоре после московского контрнаступления Советам удалось увеличить военное производство, и к концу 1942 года производство СССР значительно превысило производство немцев. 265

Сталинские репрессии принимали такие формы, как лагеря для военнопленных, размещение на работе и наказание пленников за военные преступления, совершенные на оккупированных территориях. Члены специальных подразделений, таких как СС и гестапо, по сути, считались виновными с самого начала. Число пленных из немецкой армии или армий союзников Германии увеличивалось со времен Сталинграда, достигнув высшей точки в конце войны.Заключенных обычно направляли для ремонта повреждений, нанесенных компаниям, жилым домам и дорогам. К концу войны также активно искались немецкие специалисты по производству и востребованной технике. ← 132 | 133 → Обращает на себя внимание тот факт, что Советы обращались с немецкими пленными намного лучше, чем нацисты обращались с советскими пленными, что примечательно, учитывая зверства, которым Советы подвергали своих собственных граждан. 85% немецких пленных вернулись домой, и то же самое верно и для пленных союзников Германии.Примерно 14,9% умерли в неволе. Из 4,5 миллионов советских пленных (по некоторым источникам более 6 миллионов) только 1,83 миллиона, или 40%, вернулись домой. До 2,5 миллионов человек — 55% — умерли в неволе. 266

Сталинград и Курск

Несмотря на то, что до конца 1942 года казалось несомненным, что Красная Армия и дальше будет терпеть поражение, произошедший перелом, конечно, нельзя списывать на волю случая. Советское командование могло поддерживать свою армию примерно в 6 человек.6 миллионов солдат, в то время как у немцев на советском фронте было примерно 6,2 миллиона, и их численность сокращалась. После того, как заброшенные предприятия были переоборудованы, советская промышленность смогла быстро производить материалы, необходимые для ведения войны. Во второй половине 1942 года Красная Армия превзошла Германию и ее союзников по количеству имеющегося у нее тяжелого вооружения. Однако на данный момент соотношение сил на юго-востоке Украины и юге России было в пользу немцев в большей степени, чем следует из приведенной выше информации. 267

На боевые действия в начале 1942 года сильно повлияли продолжающийся недостаток опыта и ошибки советских генералов. После Харьковской операции в июне 1942 года Советы ожидали, что немцы будут атаковать из Орла через Тулу в сторону Москвы или из Курска и Воронежа на север с намерением окружить Москву. 268 Но собственно атака развернулась иначе. Советский фронт был прорван реками Дон и Северский Донец, и немецкие войска и их союзники — итальянцы, румыны и венгры — атаковали Сталинград.Это заклинило советский фронт, и советские войска отступили. Именно тогда Сталин издал упомянутый выше приказ № 227 и одновременно внес изменения в командный состав на фронте. ← 133 | 134 →

Исход также был решен грубыми просчетами Гитлера в войне. Он перенес наступление немцев на юго-восток, что позволило советскому командованию перегруппировать силы и двинуть их к Волге. В то же время он ослабил марш к Сталинграду, когда послал часть войск на юг, чтобы открыть выход к бакинским нефтяным месторождениям.Кавказ был очень серьезным естественным препятствием. Если бы немцы перешли Волгу в районе Сталинграда, это открыло бы обширную территорию в бассейне Южной Волги, территорию, которая была сложной как в транспортном, так и в военном отношении и имела небольшой экономический потенциал. Любая попытка направить армию на север и северо-восток в густонаселенный район Поволжья столкнется лицом к лицу с перегруппировкой Красной Армии. Таким образом, наступление немцев под Сталинградом и в предгорьях Кавказа в любом случае было бы обречено на провал. 269

Вероятно, именно это немецкое наступление натолкнуло советское командование на мысль окружить немцев под Сталинградом — план, который начал обретать форму в середине ноября 1942 года, в преддверии очередной холодной русской зимы. Советские войска, расположенные к северу и югу от Сталинграда, нанесли поражение немцам на фронте 19 ноября. В течение пяти дней они окружили двадцать две немецкие дивизии в составе 330 000 немецких солдат. Генерал Фридрих Паулюс, которого Гитлер поставил под командование окруженной армией, получил приказ продолжать сражаться за Сталинград, но после недель безнадежных сражений у немцев под Сталинградом не было другого выбора, кроме как сдаться.Из первоначальных 330 000 солдат 100 000 попали в советский плен. Немецкая армия и ее союзники потеряли около 800 000 человек под Сталинградом; Советы зафиксировали полмиллиона безвозвратных потерь. 270 Победа под Сталинградом расширила советское наступление, чтобы охватить всю территорию юга России и Украины, советские войска захватили Ростов, Воронеж, Курск, Белгород, Харьков и большую часть Донбасса. В Ленинграде советские войска заняли Шлиссельбург и открыли наземный коридор, через который можно было отправлять грузы в Ленинград. На центральном фронте они продвинулись до Смоленска. 271

Таким образом, поражение немцев под Сталинградом стало переломным моментом. Советское военное командование приобрело уверенность в себе и ценный боевой опыт. ← 134 | 135 → Потери людей и материалов были чрезмерными, но не такими чрезмерными, как раньше. А Советская армия, в отличие от немцев, могла заменить живую силу, что позволяло планировать широкомасштабные наступательные операции.

Однако ситуация еще не стабилизировалась.Немецкое командование разработало обширный план по окружению большого числа советских частей под Курском. Там находилось 36 дивизий, а также значительное количество танков, пушек и самолетов. Но план не был секретом. Члены британской разведки получили доступ к ключевой информации и передали ее Советскому Союзу, который затем сосредоточил свои силы в Курске. В бою, начавшемся 5 июля 1943 года, немцы потерпели поражение и понесли огромные потери. 272 Сразу после этого советские войска начали наступление в направлении Орёл-Курск-Белгород.Немцы были вынуждены уйти из Днепропетровска, и их положение в Крыму стало критическим. В начале ноября советская армия захватила Киев, и судьба восточных поисков Гитлера была решена. 273


Россия в войне, 1941–1945: История (Мягкая обложка)

Может быть доступно для заказа

У нас может быть эта книга. Для заказа звоните: 631-271-1442

Описание


В 1941 году британский журналист российского происхождения Александр Верт собственными глазами наблюдал за развитием советско-германского конфликта.За этим последовала широко известная книга Россия на войне , впервые напечатанная в 1964 году. Сразу же история фактов, сборник интервью и документ о состоянии человека, Россия на войне — потрясающая современная классика. это хроника жестокости и борьбы на российской земле во время самого невероятного военного конфликта в современной истории.

Как закулисный очевидец ключевых, сокрушительных событий, когда они произошли, Верт с яркими подробностями описывает лишения обычных граждан, массовые военные операции и политические движения к дипломатии, когда мир пытался считаться с тем, что у них было. созданный.Несмотря на очевидный исторический масштаб, Верт рассказывает историю страны, находящейся в состоянии войны, поразительно человечными словами, опираясь на свои ежедневные интервью и беседы с генералами, солдатами, крестьянами и другими гражданскими лицами из рабочего класса. В результате получилось уникальное и обширное произведение неизмеримой широты и глубины, построенное на ясной и увлекательной прозе, в котором запечатлены все аспекты ужасного момента в истории человечества.

Это новое издание журнала «Россия на войне, », обновленное предисловием советского историка Николаса Верта, сына Александра Верта, продолжает оставаться незаменимым журналом Второй мировой войны и авторитетным историческим авторитетом о советско-германской войне.

Об авторе


Александр Верт (1901–1969) был британским журналистом. Он был военным корреспондентом в России для газет Sunday Times и Guardian и комментатором BBC с 1941 по 1948 год. Он был одним из первых посторонних, допущенных в Сталинград после битвы, и одним из немногих журналистов, посетивших его. концлагерь Майданек. Россия на войне была его самой известной работой.

Николас Верт , сын Александра Верта, историк Советского Союза и всемирно известный специалист по коммунистическим исследованиям.Он живет в Париже, Франция.

Похвала за…


«Великолепно … Она заполняет огромную пустоту … лучшая книга, которую мы, вероятно, когда-либо будем иметь на английском языке, посвященную войне в России».
— Уильям Ширер, автор книги The Rise and Fall of the Third Reich

«Это не просто история (хотя и прекрасная). Это не собрание личных воспоминаний (хотя и включает в себя Это не научный анализ России в критический период 1941–1945 гг. (хотя и подвергает тщательному анализу многие события того периода).. . . Русская панорама [Верта] обладает глубиной и яркостью военного пейзажа Верещагина. Его описания зверств нацистов. . . почти слишком ужасны для чтения. . . . [ Russia at War ] переполнена противоречивым, непонятным, загадочным и невозможным для объяснения. . . . Его можно сравнить с «» Уильяма Л. Ширера «Взлет и падение Третьего рейха» как произведение размаха и силы. . . . Одна из самых важных книг, написанных о Второй мировой войне. . .сверхдраматичный.»
— Харрисон Э. Солсбери, The New York Times Book Review

» Нет книги на каком-либо языке, с которой можно было бы сравнить эту монументальную, но чрезвычайно удобочитаемую историю нацистско-советской войны. . . в жестокости и ненависти это была самая большая война в истории. . . увлекательная и устрашающая книга. «
Жизнь

» Увлекательная история. . . завораживающее повествование ».
Newsweek

« Монументально и увлекательно.. . . Эпическое произведение, которое очарует рядового читателя ».
Saturday Review

« Иллюстрирующая книга ».
— Элбридж Колби

« Александр Верт был одним из величайших военных корреспондентов Второй мировой войны. . »
—Энтони Бивор

« Великолепно. . . . Он заполняет огромную пустоту. . . . лучшая книга, которую мы, вероятно, когда-либо будем иметь на английском языке о России в состоянии войны ».
— Уильям Ширер, автор Расцвет и падение Третьего Рейха

« Это не просто история (хотя это случается отличный).Это не сборник личных воспоминаний (хотя в нем много). Это не научный анализ России в критический период 1941–1945 годов (хотя он подвергает тщательному анализу многие события того периода). . . . Русская панорама [Верта] обладает глубиной и яркостью военного пейзажа Верещагина. Его описания зверств нацистов. . . почти слишком ужасны для чтения. . . . [ Russia at War ] переполнена противоречивым, непонятным, загадочным и невозможным для объяснения.. . . Его можно сравнить с «» Уильяма Л. Ширера «Взлет и падение Третьего рейха» как произведение размаха и силы. . . . Одна из самых важных книг, написанных о Второй мировой войне. . . очень драматичен. »
— Харрисон Э. Солсбери, The New York Times Book Review

« Нет книги на каком-либо языке, с которой можно было бы сравнить эту монументальную, но чрезвычайно читаемую историю нацистско-советской войны. . . в жестокости и ненависти это была самая большая война в истории.. . увлекательная и устрашающая книга. «
Жизнь

» Увлекательная история. . . завораживающее повествование ».
Newsweek

« Монументально и увлекательно. . . . Эпическое произведение, которое очарует рядового читателя ».
Saturday Review

« Иллюстрирующая книга ».
— Элбридж Колби

« Александр Верт был одним из величайших военных корреспондентов Второй мировой войны. .«
—Энтони Бивор

Резня в расчлененной Югославии, 1941-1945 | Науки По Массовое насилие и сопротивление

Акты массового насилия, совершенные на территории Югославии в период с 1941 по 1945 годы, рассматриваются в югославском контексте, а не в контексте каждой из стран, составляющих Югославию. Хотя Королевство Югославия было распущено в апреле 1941 года, следует сказать, что страна не рухнула изнутри и что важные политические и военные игроки продолжали действовать с целью восстановления Югославии.Это верно в отношении югославской армии на родине (или движения četnici ), возглавляемого генералом Драголюба Михайловича и поддерживаемого правительством Югославии в изгнании, но также и движения коммунистических партизан ( партизан ). , который, борясь с оккупантами, хотел захватить власть в преобразованном югославском государстве. Вторая мировая война затронула Югославию только с апреля 1941 года. На самом деле у гитлеровской Германии не было особых планов на это государство. Только после путча 27 марта 1941 года, приведшего к свержению югославского правительства, которое двумя днями ранее присоединилось к Тройственному пакту, Германия при поддержке своих итальянских, венгерских и болгарских союзников решила вторгнуться в страну.

Этот хронологический указатель не является исчерпывающим. Вместо того, чтобы каталогизировать всю совокупность зверств, совершенных во время Второй мировой войны, что было бы утомительным и довольно неудобоваримым занятием, здесь цель состоит в том, чтобы отразить насилие, совершенное каждой из вовлеченных сторон (оккупантами и внутренними агентами), путем выбора наиболее подходящих экземпляры. Обсуждаемые регионы — это в основном Сербия, Хорватия и Босния и Герцеговина.

Массовое насилие, совершенное на территории Югославии в период с 1941 по 1945 год, до сих пор является предметом оживленной полемики, особенно в отношении общего числа жертв.Официальные данные, установленные югославскими властями после 1945 года и фиксирующие число жертв в 1,7 миллиона человек, были оспорены во второй половине 1980-х годов независимыми исследователями (Боголюб Кочович и Владимир Дерьявич), которые оценили общее число жертв войны в около миллиона.

I. Королевство сербов, хорватов и словенцев, 1918-1929 гг.

Первые годы Королевства сербов, хорватов и словенцев показали огромную сложность единого государства.Фактически это было составное государство, объединяющее население различных религиозных, политических и культурных традиций: из 12 017 323 жителей сербы составляли 38,83 процента, хорваты — 23,77 процента, словенцы — 8,53 процента и неславянские меньшинства (немцы, венгры, албанцы, румыны, турки, итальянцы и т. д.) — 16,5%. Проведение границы с Италией оставило за ее пределами более 500 000 словенцев и хорватов. Официальный дискурс представил македонцев как южных сербов.Сербы и хорваты оспаривали лояльность мусульман Боснии и Герцеговины. Более того, во время мировой войны произошли значительные демографические потери, особенно на территории Королевства Сербия: 1,25 миллиона жертв (400 000 военных, 850 000 гражданских лиц) из 4 миллионов жителей (или 28 процентов от общей численности населения), согласно данным официальные данные, переданные на Мирную конференцию 1946 года сербским правительством.

Политическая нестабильность и беспорядки на юге страны

1920-е годы были периодом политической нестабильности в новом королевстве.Институты страны создавались медленно: выборы в Учредительное собрание были организованы только в ноябре 1920 года, а Конституция Королевства сербов, хорватов и словенцев была провозглашена только в июне 1921 года. Она не была принята квалифицированным большинством из двух человек. трети депутатов, как это предусматривалось в Декларации Корфу 1917 года, но простым большинством. Хорватская крестьянская партия Степана Радича бойкотировала работу Учредительного собрания, и его движение не признало новое государство, потому что хорватский сейм не объявил об объединении.

Новое королевство столкнулось с серьезным вызовом на юго-востоке страны, в Македонии и Косово — новых территориях, интегрированных в Сербию в конце Балканских войн (1912-1913). Королевство сербов, хорватов и словенцев столкнулось с сопротивлением вооруженных албанцев ( качаци ), нападающих на силы безопасности и участвующих в грабежах, а также банд вооруженных македонцев, которые поддерживали присоединение Македонии Вардара к Болгарии (действия Внутренняя македонская революционная организация, ВМРО).Осенью 1918 г. действия по разоружению албанского населения привели к разрушению нескольких деревень (Janjetović, 2005: 111). В 1919-1920 годах было подавлено несколько албанских восстаний (Tasić, 2008: 229-278). Семьи боевиков были депортированы в лагеря для интернированных, а их имущество конфисковано. Албанские политические представители (Косовский комитет, поддерживаемый в первую очередь Италией) выразили сожаление по поводу тысяч жертв и разрушенных домов: цифры варьируются от 6000 до 100000 жертв (Janjetović, 2005: 113).Данные Министерства внутренних дел за 1918-1923 гг. Касаются примерно 600 жертв среди полицейских (Йованович, 2007: 15). В Македонии силами безопасности Югославии было организовано несколько сотен политических убийств (Йованович, 2007: 13–14). После нескольких нападений пробулгарских македонцев komitadži на сербских сельских жителей и жандармов правительство обратилось к главе Ассоциации против болгарских бандитов Добрице Матковичу, ответственной за массовое убийство 53 жителей деревни Гарван в начале марта 1923 года ( Йованович, 2007: 14).

В политической жизни доминировали партии, поддерживающие централизм и унитарное югославское государство: Демократическая партия и Сербская радикальная партия. Была череда правительственных кризисов. Хотя Конституция 1921 года установила парламентский режим, власть фактически принадлежала королю Александру. В период с 1918 по 1929 год из 23 правительственных кризисов 21 был спровоцирован королем, а за два других отвечал парламент. В течение этого периода ни одна из избранных ассамблей (1921, 1923, 1925 и 1927 гг.) Не прослужила полный срок.

Движение за автономию Хорватии

Хорватский вопрос доминировал в политической жизни. В своей борьбе за создание и признание хорватского государства Крестьянская партия действовала с оглядкой на великие державы. В 1923 году Степан Радич предпринял долгое путешествие через европейские столицы (Вену, Лондон и Москву), чтобы защитить там хорватское дело, но без особого успеха. В 1925 году правительство решило запретить его движение и арестовало его лидеров.Столкнувшись с перспективой политической маргинализации и после того, как король Александр пошел на компромисс, Степан Радич решил признать Конституцию Королевства в марте 1925 года. В октябре 1925 года в правительство вошла Хорватская крестьянская партия.

Расхождения между централистскими силами и партиями, защищающими федерализм, сохраняются. 20 июня 1928 года Степан Радич был убит во время заседания Национального собрания. После десяти лет совместной жизни политическим элитам различных национальных групп не удалось прийти к консенсусу относительно организации и формы государства.

II. Королевство Югославия 1929-1941

Провозглашение диктатуры

1930-е годы ознаменовались установлением диктатуры и сближением с фашистскими державами. 6 января 1929 года король Александр Караджорджевич при поддержке армии провозгласил диктатуру. Он взял под свой контроль исполнительную и законодательную власть, приостановил действие Конституции 1921 года, запретил политические партии и ассоциации, претендующие на то, чтобы представлять определенную идентичность, и усилил закон о государственной безопасности.Он стремился навязать идею унитарной югославской нации против национального разнообразия. В октябре 1929 года он переименовал страну в «Королевство Югославия».

Не имея прочной основы, король попытался улучшить свое положение, предоставив королевству в сентябре 1931 года Конституцию. Она наделяла суверена важнейшими законодательными полномочиями. Старые партии оставались запрещенными, а политические свободы ограничивались; партии, основанные не на югославской национальной принадлежности, не признавались законом.В ноябре 1931 года были организованы выборы, которые приняли форму референдума, поскольку только правительство могло составить список избирателей. В декабре 1931 года режим создал свою партию: радикально-крестьянская югославская демократия.

В то время, когда страна была подорвана мировым экономическим кризисом, фашистские государства становились сильнее и внешние угрозы формировались, король Александр был убит в Марселе 9 октября 1934 года македонским убийцей из Внутренней македонской революционной организации. на службе у хорватских националистов из движения усташи и македонцев.

К урегулированию хорватского вопроса

Поскольку наследник престола Петр II Югославский был несовершеннолетним, было учреждено регентство во главе с князем Павлом Караджорджевичем. Новые выборы, в которых оппозиционные партии смогли участвовать, были организованы в мае 1935 года. Победил правительственный список, поддерживаемый полицией и административным аппаратом. Было создано новое правительство, возглавляемое Миланом Стоядиновичем до февраля 1939 года. Он провел переориентацию дипломатии страны, постепенно отказавшись от Малой Антанты (Югославия, Чехословакия и Румыния), а также Франции и Англии в пользу сближения с держав оси (Германия и Италия).

В 1939 году новое правительство, вверенное Драгише Цветковичу, было своей первой задачей заключить соглашение с Хорватской крестьянской партией с целью консолидации королевства и решения хорватского вопроса, который оставался постоянным источником напряженности. Долгие и трудные переговоры закончились в августе 1939 года, и по соглашению было создано автономное хорватское образование в составе Югославии. Однако это соглашение столкнулось с серьезным вызовом со стороны некоторых сербских интеллектуальных кругов, в том числе Сербского культурного клуба под председательством Слободана Йовановича, который потребовал создания сербского образования в рамках Королевства Югославия.

После поражения Франции весной 1940 г. политика нейтралитета Югославии стала неопределенной. Фактически, правительство не смогло продержаться долго и в конечном итоге присоединилось к Тройственному пакту 25 марта 1941 г. 27 марта 1941 г. в результате государственного переворота, организованного армией, было свергнуто регентство в знак протеста против этого сплочения с осью. .

III. Югославия и Вторая мировая война: 1941-1943 гг.

За исключением монографий, посвященных конкретным регионам, массовое насилие в расчлененной Югославии не было предметом систематических исследований ни в период коммунистической Югославии (1945–1990), ни после распада страны в 1991–1992 годах.За историографией, благоприятствующей движению сопротивления коммунистических партизан, последовали работы, направленные на реабилитацию националистических сил, которые связали свою судьбу с судьбой нацистской Германии. Поэтому исследователи должны проявлять осторожность при столкновении с этими источниками. В большинстве случаев монографии о массовом насилии сосредоточены на преступлениях «других», хорватские историки касаются преступлений, совершенных сербами četnici (четники), а сербские историки публикуют работы о преступлениях, совершенных хорватами ustaše (усташи) и Независимое государство Хорватия.

Для расчлененной Югославии 1941 года война имела несколько измерений: то, что последовало за войной против сил Оси и оккупирующих держав, было гражданской войной, натравливавшей не только национальные сообщества друг на друга, но и членов одного и того же сообщества (случай, например, сербских партизан-коммунистов против сербских солдат югославской армии на Отечестве). После присоединения Королевства Югославия к Тройственному пакту 25 марта 1941 года в ночь с 26 на 27 марта был организован государственный переворот.Правительство Драгиши Цветковича и регентство были свергнуты, министры арестованы, и большинство было провозглашено королем Петром II Караджорджевичем. Было сформировано новое правительство во главе с генералом Душаном Симовичем. В тот же день Гитлер принял решение о военном нападении на Югославию.

В ночь с 5 на 6 апреля Германия начала военные действия против Королевства Югославия. Имея в своем распоряжении небольшое количество современных вооружений, югославские вооруженные силы были разбиты за несколько дней.Загреб, столица Хорватии, был взят 10 апреля; Белград, столица Сербии, 12-го. Официально страна сдалась 17 апреля. Возникшее в результате путча правительство покинуло страну вместе с молодым королем Петром II, уехавшим в Великобританию. Победители разделили территорию Югославии в соответствии со своими стратегическими интересами или национальными претензиями.

Независимость Хорватии была провозглашена 10 апреля 1941 года организацией усташ («повстанцы»), созданной в 1929 году в ответ на королевскую диктатуру Александра Караджорджевича.Эта организация использовала глубокое недовольство хорватского народа югославским государством. Его националистический дискурс встретил одобрение как активистов Хорватской крестьянской партии, так и католической иерархии. Однако этот национализм вскоре принял форму воинствующего расизма: были введены «Нюрнбергские законы» против евреев и цыган, как и во всей Европе, подчиненной Третьему рейху. С другой стороны, ему была свойственна антисербская политика режима. 1,9 миллиона сербов составляли около 30 процентов населения страны, в которую входила Босния и Герцеговина.Желая раз и навсегда решить сербский вопрос, хорватские власти прибегли к изгнанию православных сербов в Сербию, к их ассимиляции в католицизм путем принудительного обращения и, наконец, к их физическому истреблению. В штате усташа были созданы концентрационные лагеря, самый известный из которых — Ясеновац. Большая часть массового насилия была совершена в период с мая по август 1941 года. В меморандуме, направленном Сербской православной церковью немецкому военному командованию в Белграде в августе 1941 года, количество жертв оценивалось в 180 000 ( Zločini na jugoslovenskim prostorima u prvom i Другом светском рату: зборник документа , 1993: 594-625).Это насилие способствовало развитию сербского сопротивления (движения коммунистических партизан и četnici ), в частности, в Боснии и Герцеговине и Хорватской Краине (Redžić, 1998: 26, 37). В сентябре 1941 г. в итальянских военных отчетах упоминалось 80 000 сербов, убитых в регионах Лика и Босна, а также 30 000 жертв в других регионах Югославии (Redžić, 1998: 34).

В Сербии 30 апреля 1941 г. было сформировано управление комиссаров ( Komesarska uprava ) во главе с Миланом Ачимовичем, также ответственным за внутренние дела.Однако, неспособная навести порядок перед лицом действий коммунистических партизан и četnici , эта структура была заменена 29 августа 1941 года новым правительством во главе с Миланом Недичем. Последний отверг югославское государство и выступил за объединение сербов в единое государство, опираясь на нацистскую Германию. Пропаганда правительства была направлена ​​в основном против «английской плутократии» и большевизма.

В ночь с 10 на 11 мая 1941 года группа из 26 офицеров, унтер-офицеров и солдат югославской королевской армии прибыла из Боснии на холмы над Равной горой.Эти люди, возглавляемые полковником Драголюбом М. Михайловичем , отказались капитулировать и планировали организовать сопротивление немецким оккупантам. По их мнению, Югославия потерпела поражение в результате действий политиков и измены хорватов. В мае и июне 1941 года они посвятили себя организации своего движения. Их видение Югославии было видением монархии Караджорджевич. Их стратегия была осторожной и attentiste : они предпочли собрать свои силы в ожидании возможной высадки союзников на Балканах.Тем не менее они вели партизанские действия против своих хорватских или мусульманских противников на территории Независимого Государства Хорватия, а также против коммунистических партизан. После 1941 г. их действия против оккупационных войск в основном ограничивались актами саботажа (железнодорожные пути, мосты и т. Д.). В отличие от ustaše , движение Драголюба Михайловича не контролировало государственный аппарат в годы войны; у него также не было правовых рамок для возможного исключения определенных слоев населения (Дулич, 2006: 267).Он не прибегал к организации концлагерей.

Коммунистическое движение сопротивления начало вооруженное восстание в июле 1941 года в Черногории и Сербии. Партизаны потерпели поражение в Черногории, и после операции по умиротворению в Сербии осенью небольшая армия партизан отступила к Санджацу и восточной Боснии. Зиму 1941-1942 годов он провел в Фоче, на востоке независимого государства Хорватия. В 1942 году Тито и его бойцы пересекли Боснию с востока на запад.

IV. Независимое государство Хорватия (включая Боснию и Герцеговину)

1941; 27-28 апреля: Первая массовая резня в независимом государстве Хорватия происходит в деревне Гудовац, недалеко от Беловара, где усташей и вооруженных сил убивают 184 сербских крестьян из этой местности и соседних деревень в отместку за смерть двух агенты хорватских сил безопасности убиты по дороге из Гудоваца в Беловар (Jelić-Butić, 1977: 166; 195 крестьян убиты, согласно Булайчу, 1988: 252-264).Казнь этих гражданских лиц произошла в присутствии Евгения Дидо Кватерника , главы службы общественного порядка и безопасности Независимого Государства Хорватия **.

11–12 мая: Насилие против сербов продолжается в районе Войнич и Глина. В последнем населенном пункте, расположенном в районе Кордун (военные поселения), более 300 сербов были арестованы и затем убиты вооруженными силами усташей и человек в ночь с 12 на 13 мая (Зечевич и Попович, 1996: 236-237).**

2 июня: В июне массовые убийства, совершенные вооруженными силами усташей и , достигли значительных размеров в Герцеговине, где сербское население ушло в горы со своим скотом. 2 июня в районе Любиня около 140 сербов убиты усташей и военнослужащими. 5 июня около 140 сербских крестьян убиты молотками в деревне Корито, недалеко от местности Гацко, по инициативе командира усташей Германа Тоногала ( Zločini na jugoslovenskim prostorima u prvom i friendom svetskom ratu: zbornik dokumenta zbornik dokumenta 1993: 144-145; 180 жертв согласно коллективной работе Hercegovina u NOB , 1961, 42, 97; Булайч, 1988: 473-481).Тела сбрасывают в Голубое ущелье, глубина которого составляет тридцать метров. ***

4 июня: Во время встречи под председательством немецкого представителя в Загребе Зигфрида Каше, на котором собрались власти Германии и Хорватии, было принято решение о массовом переселении словенцев, проживающих в пределах границ Германского Рейха, в Хорватию. а затем в Сербию, а также сербов из Хорватии в Сербию. Прогнозируется несколько волн популярных передач. В рамках первой волны (до 5 июля 1941 г.) 5000 словенцев — в том числе интеллектуалы и политически «сомнительные» элементы — должны быть изгнаны из Штирии в Сербию.Что касается католических священников, то они будут поселены в Хорватии на месте изгнанных в Сербию православных священников. Во второй волне 25 000 словенцев, посланных в Штирию с 1914 г., должны быть поселены в Хорватии в период с 10 июля по 30 августа 1941 г. В то же время такое же количество сербов должно быть переведено в Сербию ( Zločini na jugoslovenskim prostorima u prvom и другом светском рате: зборник документа , 1993, 78-81). Третья волна предполагает изгнание 65 000 словенцев из Нижней Штирии и 80 000 из Каринтии в Хорватию с 15 сентября по 31 октября 1941 года.Одновременно с этим в Сербию должны быть переведены 30 000 сербов. **

18 июня: Первый комплекс концлагерей создается в Независимом государстве Хорватия в Госпиче, где будут совершаться массовые преступления. Тюрьма Госпич принимает много людей из Хорватии и Боснии и Герцеговины. Некоторых заключенных отправляют в трудовой лагерь (Овчара), недалеко от Госпича. Основная часть заключенных переведена в лагеря Ядовно (Велебитский район) и Слано на острове Паг.С середины июля до конца августа в них гибнут тысячи людей (Матаушич, 2003: 24). ***

23 июня: В деревнях Попово Поле, расположенных в Любинском районе, силы усташей арестовывают 200 сербов и бросают их в расселину Ржани До, недалеко от деревни Котез ( Герцеговина u NOB , 1961: 43) . Жертвы — крестьяне, попавшие в засаду на своих полях. Из 167 человек только трое смогли спастись из могилы ( Hercegovina u NOB , 1961: 124).*

22 июля: По приказу Любомира Кватерника, брата Славко Кватерника, главы вооруженных сил Независимого государства Хорватия, сербы Бихача и его окрестностей арестованы и заключены в тюрьму. 23 июля их привели на плато Черавци в двух километрах от Бихача, заставив поверить, что они отправляются на работу в Германию. Раздетые, их застреливают, а в некоторых случаях перерезают горло. Затем тела бросают в уже выкопанные могилы, а также в небольшую реку Клокот.Этот сценарий повторяется несколько раз в конце июля и в течение августа. В последующем документе Комиссии по военным преступлениям югославского государства упоминается от 10 до 12 000 жертв в этом секторе ( Zločini na jugoslovenskim prostorima u prvom i friendom svetskom ratu: zbornik dokumenta , 1993: 983) *

.

24-25 июля: Более 1 200 сербов арестованы в деревне Бански Грабовац недалеко от Петриньи в результате сопротивления вооруженных сербских крестьян. Около 800 из них расстреляны на месте и захоронены в братских могилах недалеко от станции Бански Грабовац.Остальных арестованных доставляют в лагерь Ядовно, расположенный недалеко от Госпича, где их тоже убивают ( Злочини на югославенском просторима у првом и другом светском рату: zbornik dokumenta , 1993: 380-383).

Под командованием Миро Матиевича православное население Кулен-Вакуфа и его окрестностей истребляется с 25 июля. Число жертв насилия со стороны усташей сил в этом населенном пункте и его ближайших окрестностях оценивается примерно в 4500 человек.*

27 июля: В коммуне Петрово Село (Лицкий район) усташей военнослужащих под командованием Петара Шимича призывают около 250 человек, якобы для отправки их на работу в Германию. Они находятся в заключении и подвергаются жестоким пыткам в тюрьме Петровского Села. На следующий день 204 из них переправляются в Бихач (Босния и Герцеговина), а 46 — в Приебое, где их убивают и бросают в ущелье. Люди из первой группы убиты в Бихаче 28 июля (Vezmar, 2004: 102).29 июля арестована вторая группа сербов: 155 из них убиты в тот же вечер после того, как подверглись пыткам (Vezmar, 2004: 103) **.

По приказу Любомира Кватерника сербы Босанской Крупы и ее ближайших окрестностей арестованы и убиты в этом городе. Жертвы подвергаются жестоким физическим нападениям, а затем лишаются их ценностей, прежде чем они умирают мучительной смертью ( Злочини на югославенским просторима у првом и другом светском рате: зборник документа , 1993: 989).**

29 июля: Первые массовые преступления против сербов Волика Кладуши происходят в окрестностях этого населенного пункта, под холмом Ичунгар, где расположены противотанковые траншеи. Убивают сербов из автоматического оружия, а также из ножей. Эти массовые убийства происходят в течение нескольких дней по приказу офицера усташа Видаковича. Число жертв оценивается более чем в 4000 человек ( Злочини на югославенском просторима у првом и другом светском рату: зборник документа , 1993: 990).**

30 июля: Сотни сербов (примерно 900) убиты усташами сил в районе Глина, в Сербской православной церкви, которая была преобразована в центр содержания под стражей (Zečević and Popović, 1996: 236-237) . ***

31 июля: По приказу Любомира Кватерника, посланного офицеру усташи Але Омановичу, сербы арестованы в районе Казин. 2 августа сотнями убивают и забивают заключенных, в том числе женщин и детей.Несколько сотен человек вывозят на место бойни в Гаравице в окрестностях Бихача ( Zločini na jugoslovenskim prostorima u prvom i другом светском рату: zbornik dokumenta , 1993: 1015). **

23 августа: Первые задержанные, в основном сербы и евреи, прибывают в лагерь Ясеновац. Лагеря Госпич и Велебит были закрыты по просьбе Италии, поэтому заключенных переводят в лагерь Ясеновац. Последний состоит из двух частей: лагеря Крапье (лагерь I), построенного на болотистой местности, и лагеря Брочице (лагерь II).В октябре 1941 года в двух лагерях содержалось от 4 до 5 тысяч заключенных. Затопление лагерей I и II вызывает перевод заключенных в лагерь Ciglana («полировщик») или лагерь III с 14 по 16 ноября 1941 г. Их всего около 1500 (Матаушич, 2003: 35-36) , некоторые из них были убиты в конце октября — начале ноября. Более 60 лет предпринимались попытки установить или оценить количество жертв в этом комплексе концлагеря. Цифры варьируются от нескольких тысяч до 700 тысяч или даже одного миллиона погибших.Согласно инвентаризации, вероятно неполной, жертв Второй мировой войны, проведенной в 1964 году Федеральным статистическим бюро Югославии, можно составить список 72 193 жертв (33 860 мужчин, 19 327 женщин и 19 006 детей), из которых 40 251 были сербами, 14 750 цыганами, 11723 евреями, 3583 хорватами, 1063 мусульманами и так далее (Смрека, 2007: 7-10). ***

5-20 декабря: Сербский četnici входит в город Фоча по соглашению, заключенному с итальянской армией, которая удерживала город до 4 декабря.По приказу командира Сергия Михайловича četnici убили около 300 мусульман в самом Фоче, а также несколько сотен человек в соседних районах Горажде, Вышеград и Чайнича. В Фоче жертвы доставляют к мосту через Дрину, где им перерезают горло и бросают тела в реку (Диздар, Соболевский, 1999: 249–250). **

1942; 15 августа: Отряды югославской армии в Отечестве (JVUO, также известное как Движение Равна Гора) захватывают город Фоча, расположенный в восточной Боснии.В отчете, подписанном Петаром Бачовичем и Добросавом Евдевичем своему начальству, упоминается более 300 женщин и детей, убитых četnici (Диздар и Соболевский, 1999: 311). **

V. Сербия

1941; 21 октября: немецким войскам дан приказ подавить повстанцев, контролирующих многочисленные населенные пункты в Сербии. Задача возложена на генерала Франца Бёме, который с 22 сентября по декабрь 1941 г. преуспеет в военном поражении сил коммунистического сопротивления и роялистских сил югославской армии в Отечестве, в результате чего погибло около 26 000 человек. .Среди этих массовых преступлений преступления, совершенные в Крагуеваце 21 октября 1941 года, занимают особое место по количеству жертв и modus operandi . Понеся потери во время столкновений с войсками коммунистических партизан и югославской армией на Отечестве 16 октября 1941 г., приказаны репрессивные меры (Петранович, 1992: 264). 19 октября 1941 года несколько сотен крестьян были казнены в деревнях вокруг Кагуеваца. 20 октября в самом городе арестованы сотни мужчин.Их снимают 21 числа с 07.00 до 14.00. Среди пострадавших несколько сотен учеников городской средней школы. Эти операции поддерживаются сербским добровольческим корпусом Димитрия Льотича, сформированным в сентябре 1941 года и связанным с политической организацией ZBOR. Согласно немецким источникам, 2300 человек расстреляны. Официальная коммунистическая историография насчитывает 7000 жертв. Мемориальный музей Крагуеваца от 21 октября насчитывает 2797 казненных и 61 выживший (Brkić, 2007: 214). ***

9-30 октября: 2200 евреев и цыган убиты немецкими оккупационными войсками.Эти массовые казни происходят в то время, когда восстание против оккупационных сил распространяется по западной части Сербии. Приказ расстрелять 2100 заключенных из концентрационных лагерей Шаба и Белград отдан немецким военным командованием после гибели 21 немецкого солдата. С 9 по 11 октября 1941 г. расстреляно 449 человек. 12 и 13 октября убито 868 евреев и цыган. По данным полицейских властей, в ходе этих репрессий убито 2200 сербов и евреев (Колянин, 1992: 39).С 27 по 30 октября 1941 г. проводятся новые казни евреев и цыган. В общей сложности число жертв-евреев мужского пола старше четырнадцати лет оценивается в 5000 человек. Целью немецких властей было истребление мужчин-евреев и цыган и содержание женщин и детей в лагерях. Местом, выбранным для задержания этих тысяч людей, является Белградский выставочный парк ( Beogradsko sajmište ), расположенный в пригороде сербской столицы Земуне, местности, которая была присоединена к Независимому государству Хорватия.До 15 декабря 1941 г. в лагере Judenlager Semlin находился 5281 человек, евреи и цыгане (Колянин, 1992: 58). По подсчетам немецкого командования в Белграде, в период с 1 сентября 1941 г. по 12 февраля 1942 г. в Сербии было казнено 20 149 человек (Petranović, 1992: 330). ***

21-28 января: После атак коммунистических партизан на юге Бачки венгерская армия проводит операцию под руководством генерал-лейтенанта Ференца Фекетехальми-Чейднера по «очищению» Шайкашского района и его окрестностей — Тител, Жабаль, Нови. Сад и Србобран — коммунистических повстанцев.С 21 по 23 января в Нови-Саде убито 879 человек. В течение этих дней сотни людей арестовываются и на грузовиках отправляются на берег Дуная, где их бросают в ледяную реку. Эти зверства шокировали некоторых лидеров Венгрии, и в период с 14 по 23 декабря 1943 года в Будапеште был организован судебный процесс. В нем участвовали в основном сержанты, поскольку главные преступники не были ни услышаны, ни преследованы (Klajn, 1991: 202-208). Согласно обвинительному заключению Военного трибунала, число жертв среди гражданского населения достигло 3309 человек, в том числе 147 несовершеннолетних.Однако, по данным послевоенных югославских властей и, в частности, Комиссии по установлению преступлений, совершенных оккупантом и его пособниками автономного края Воеводина, предполагаемое число жертв составило 4000 **.

Март: В первой половине марта в аппарате безопасности Германии в Берлине принимается решение убить всех евреев, все еще находящихся в Сербии. С этой целью два унтер-офицера СС, Гетц и Мейер, отправляются в Белград на специальном грузовике марки Saurer, оборудованном для смертельного исхода от удушья угарным газом.Уничтожение евреев этим способом начинается с пациентов, помощников по уходу и врачей больницы еврейской общины Белграда, расположенной в районе Дорчол. С 19 по 22 марта 700-800 евреев задохнулись в специальном грузовике. После того, как метод был опробован и опробован, операция продолжается с евреями лагеря Земун, насчитывающими 5293 заключенных по состоянию на 31 марта 1942 г. (Колянин, 1992: 124). С начала апреля по 10 мая 1942 года все эти люди убиты.Фриц Радемахер, ответственный за еврейские вопросы в министерстве иностранных дел Германии, заявляет в меморандуме от 29 мая 1942 года, что еврейский вопрос больше не актуален для Сербии. Суммарно число убитых в этом лагере евреев оценивается в 7-11000 человек (Колянин, 1992: 127-128). ***

VI. Югославия и Вторая мировая война: 1943-1945 гг.

Начало 1943 года ознаменовалось двумя подряд немецкими операциями по разгрому партизанской армии. Последнему удалось вырваться из окружения в ходе двух боев — на Неретве в марте и на реке Сутьеска в июне.Сильно потрясенная, но не сломленная, партизанская армия повторно пересекла Боснию с запада на восток, достигнув границ Черногории. Капитуляция Италии в сентябре 1943 года позволила партизанам вернуть значительное количество военной техники. 29 ноября 1943 года в Яйце состоялось второе заседание Антифашистского совета национального освобождения (AVNOJ). Он задумывался как политический форум, представляющий Югославию, ведущую антифашистскую борьбу. Был создан Национальный комитет, своего рода временное правительство во главе с Тито.Был провозглашен принцип федеративного устройства будущей Югославии.

В 1944 году поражение Третьего рейха казалось гарантированным, и партизаны продолжали укреплять свои позиции, расширяя свой контроль над Македонией. В конце сентября 1944 года Красная Армия вышла к югославской границе на Дунае и соединилась с партизанскими отрядами. Белград был освобожден 20 октября 1944 года. Сербские и хорватские силы, которые поддерживали марионеточные режимы и боролись с коммунистическими партизанами, бежали на территорию Словении и Австрии в сопровождении мирных жителей.Только в мае 1945 года западная часть Югославии была освобождена.

Югославия была одной из европейских стран, наиболее пострадавших от мировой войны. Еще весной 1945 года федеральные власти Югославии объявили цифру 1,7 миллиона жертв войны, которая была повторена во время Мирной конференции 1946 года (включая 305 000 жертв Национально-освободительной армии). В 1947 году Федеральное бюро Югославии, в соответствии с оценкой Владеты Вучкович, предоставило идентичную цифру, но относительно общих демографических потерь (естественная смерть, отсроченные роды, убитые, исчезнувшие), а не только количество людей, погибших во время конфликта (Кочович, 1999: 8-14).Тем не менее, эта цифра была принята в коммунистической историографии и дискурсе политической власти на несколько десятилетий. Дискуссия о жертвах Второй мировой войны возникла в публичной сфере с середины 1980-х годов. Официальные данные были оспорены в работах Боголюба Кочовича (Kočović, 1985) и Владимира Дерьявича, экономиста из Загреба и эксперта Организации Объединенных Наций (erjavić, 1989). Основываясь на довоенных демографических данных и прогнозируемых событиях между 1941 и 1945 годами, а также на переписи населения 1948 года, два автора пришли к примерно приблизительным цифрам — соответственно 1014000 убитых (демографические потери оцениваются в 1985000) и 1027000 убитых (демографические потери). оценена в 1 696 000).

VII. Сербия / Черногория / Босния

1943; 10 января: Командующий отрядами четниц Лим и Санджак Павле И. Джуришич сообщает начальнику штаба Драже Михайловичу о недавних действиях его людей в секторах Плевле, Сеница, Печ и Колашин, включающих 33 деревни. , привело к гибели «около 400 мусульман», а также «1000 женщин и детей». Все указанные деревни были стерты с лица земли (Dedijer and Miletić, 1990: 299-302).***

7 февраля: В рапорте от 13 февраля, адресованном начальнику штаба Драже Михайловичу, Павле И. Джуришич, командир отрядов četnici Лим и Санджак, указывает, что «действия против мусульман в районах Плевле, Чайнича и Фоча были проведены 7 февраля 1941 года. Он уточняет, что во время этой операции «мусульманское население было полностью уничтожено». Он ссылается на 1200 смертей среди мусульманских боевиков и «8000 жертв среди женщин, стариков и детей» (Dedijer and Miletić, 1990: 329-333).Число жертв антимуслинских операций, проведенных войсками югославской армии на Отечестве в период с января по февраль 1943 г., оценивается в 10 000 человек (Томасевич, 1975, с. 258). ***

3 ноября: Войска Красной Армии входят в Воеводину, на севере Сербии, в октябре 1944 года. Они достигли Нови-Сада 22 октября. Коммунистические партизаны постепенно захватывают власть в соседних населенных пунктах. 3 ноября 122 венгерских мужчины из села Бездан ведут на ферму вдали от рыночного города.Затем их расстреливают партизаны-коммунисты (Cseres, 1993: 39-42). С конца октября 1944 года до начала 1945 года тысячи людей были убиты Югославской национально-освободительной армией в духе мести. По оценкам, число жертв колеблется от 20 до 50 000 человек. В феврале 2009 года лидеры венгерских политических партий Воеводины обратились к высшим властям государства Сербия с требованием провести серьезное расследование этих преступлений. **

VIII. Независимое государство Хорватия / Словения

1945; 14 мая: 6 мая 1945 года Анте Павелич и его войска в сопровождении многочисленных гражданских лиц покидают Загреб в Словению и Австрию вслед за отступающими немецкими войсками.В этом исходе принимают участие другие вооруженные силы, которые сотрудничали с оккупантами (сербский ćetnici , Сербский добровольческий корпус и т. Д.), Или в общей сложности 400 000 солдат, если включены немецкие подразделения (Jelić-Butić, 1977: 309-310). . Окруженные югославской армией, контролируемой коммунистическими партизанами в районе Дравограда, нескольким тысячам хорватских солдат и мирных жителей удается пересечь границу с Австрией и сдаться союзным войскам под британским командованием в районе Блайбурга. Основная часть хорватских войск и других сотрудничающих формирований (сербский četnici , словенский domobranci и т. Д.) взяты в плен югославской армией Тито, или более 120 000 человек (Юрчевич, 2005: 363). Однако британские войска решают передать всех этих беженцев, насчитывающих около 70 000 человек (Jurčević, 2005: 233), новым югославским властям. Затем эти десятки тысяч людей сопровождают военнослужащие югославской армии в лагеря для военнопленных в направлении Хорватии. Но на этой «станции креста», как ее называют хорватские свидетели или участники этих событий, силы югославской армии убивают тысячи солдат и мирных жителей во многих местах (Кочевский Рог, Марибор, Целе, окрестности Загреба и т. Д.)). На территории Словении насчитывается около 400 массовых захоронений (Corsellis and Ferrar, 2005: 202). В зависимости от источника количество жертв варьируется от 50 до 140 000 и даже больше (Николич, 1998: 99; Гейгер, 2009: 340). ***

Май: Концентрационные лагеря созданы около Осиека в Йосиповаце и Валпово для немцев Славонии, Срема и Бараньи. В мае 1945 года более 3000 человек были интернированы в лагере Йосиповац, а затем были высланы в Австрию. Тысячи немцев, изгнанных в Австрию, возвращаются в Югославию союзными войсками.С августа 1945 года лагеря Валпово и Крндия стали основными центрами интернирования немцев в Хорватии. Из 20 000 немцев из Хорватии 10-18 000 были интернированы в лагеря, где несколько тысяч из них погибли, в том числе большая часть детей и женщин (Geiger, 2008: 20). В основном они умирали от голода и болезней (тиф, дизентерия и т. Д.) И, в меньшей степени, от физического насилия. По данным югославского министерства внутренних дел, по состоянию на 18 января 1946 года в лагерях содержалось 117 485 немцев (Гейгер, 2008: 23).**

БИБЛИОГРАФИЯ

*** Hercegovina u NOB , 1961, Белград: Войно дело.

*** Злочини на югославенским просторима у првом и другом светском рату: документ зборника , 1993, Белград: Войноисторийский институт.

BRKIC, Stanisa, 2007, Ime i broj: kragujevacka tragedija 1941 , Kragujevac: Spomen-Park Kragujevacki Oktobar.

BULAJIC, Milan, 1988, Ustaški zločini genocida i suđenje Andriji Artukoviću 1986 godine , Белград: Рад.

КОРСЕЛЛИС, Джон и Феррар, Маркус, 2005, Словения 1945: Воспоминания о смерти и выживании после Второй мировой войны , Лондон и Нью-Йорк: I.B. Тавриды.

CSERES, Tibor, 1993, Зверства титистов в Воеводине 1944-1945: сербская вендетта в Башке , Буффало и Торонто: Hunyadi Publishing.

ДЕДИЖЕР, Владимир и МИЛЕТИЧ, Антун, 1990, Геноцид над мусульманами, 1941-1945: zbornik dokumenata i svjedočenja , Сараево: Svjetlost.

DIZDAR, Zdravko and SOBOLEVSKI, Mihael, 1999, Prešućivani četnički zločini u Hrvatskoj i u Bosni i Hercegovini 1941-1945 , Zagreb: Hrvatski institut za povijest, Dom i svijet.

ДУЛИЧ, Томислав, «Массовые убийства в независимом государстве Хорватия: пример для сравнительного исследования», Journal of Genocide Research , vol. 8, № 3, 2006 г., стр. 255-281.

ГЕЙГЕР, Владимир, «Josip Broz Tito i Bleiburg», in JONJIĆ, Tomislav and MATIJEVI, Zlatko (eds.), Hrvatska izmedju slobode i jugoslavenstva: zbornik radova sa znanstvenog skupa odrbužijeanogč 8. , Загреб: Наклада Трпимир: Zajednica udruga hrvatskih vojnih инвалида Domovinskog rata grada Zagreba, 2009, стр.339-366.

ГЕЙГЕР, Владимир, 2008, Логор Крндия 1945-1946 , Загреб: Hrvatski institut za povijest.

JANJETOVIĆ, Zoran, 2005, Deca careva, pastorčad kraljeva: nacionalne manjine u Jugoslaviji 1918-1941 гг. , Белград: INIS.

JELIĆ-BUTIĆ, Fikreta, 1977, Ustaše i Nezavisna Država Hrvatska 1941-1945 , Zagreb: Sveučilišna naklada Liber, Školska knjiga.

ЙОВАНОВИЧ, Владан, «Gubici jugoslovenske žandarmerije u sukobima sa kačacima i komitama 1918-1934», Tokovi istorije , n ° 1-2, 2007, стр.9-19.

JURČEVIĆ, Josipa, 2005, Bleiburg: jugoslavenski poratni zločini nad Hrvatima , Загреб: DIS.

KLAJN, Lajco, 1991, Genocid i kazna: na severu okupirane Jugoslavije (1941-1945) , Нови-Сад: I.B.N Centar.

КОЧОВИЧ, Боголюб, 1999, Наука, национальным и пропагандистским: изме- ню губитака и жртава другог светского рата у Югославии ,: Editions du Titre.

КОЧОВИЧ, Боголюб, 1985, Žrtve Drugog svetskog rata u Jugoslaviji , Лондон: Naše delo.

KOLJANIN, Milan, 1992, Nemački logor na beogradskom Sajmištu 1941-1944 , Белград: Institut za savremenu istoriju.

MATAUŠI, Nataša, 2003, Jasenovac 1941.-1945: logor smrti i radni logor , Jasenovac-Zagreb: Javna ustanova Spomen-područje Jasenovac.

NIKOLIĆ, Vinko, 1998, Bleiburg: uzroci i posljedice (izbor), I. domovinsko izdanje , Zagreb: Školske knjige — Pergamena.

PETRANOVIĆ, Branko, 1992, Srbija u friendom svetskom ratu, 1939-1945 , Belgrade: Vojnoizdavacki i novinski centar.

REDŽIĆ, Enver, 1998, Bosna i Hercegovina u other svjetskom ratu , Сараево: Око.

SMREKA, Jelka, 2007, Poimenični popis žrtava koncentracijskog logora Jasenovac 1941-1945 , Jasenovac: Spomen-podrucje Jasenovac.

STUPARIĆ, Darko (ed.), 1997, Tko je tko u NDH: Hrvatska 1941-1945 , Zagreb: Minerva.

TASIĆ, Dimitar, 2008, Rat posle rata: Vojska Kraljevine Srba, Hrvata i Slovenaca na Kosovu i Metohiji i u Makedoniji 1918-1920 гг. , Белград: Institut za Strategijska istraživanja.

ТОМАСЕВИЧ, Йозо, 1975, Война и революция в Югославии, 1941-1945: Четники , Стэнфорд: издательство Стэнфордского университета.

VEZMAR, Gojko, 2004, Ustaško-okupatorski zločini u Lici, 1941-1945 , Белград: Muzej žrtava genocida, Srpsko kulturno društvo Zora.

ЗЕЧЕВИЧ, Миодраг и ПОПОВИЧ, Йован П., 1996, Документы из истории Югославии: «Државна комисия за утвердившееся злое укрытие и новых помощников из другого солнечного света» ; Белград: Архив Югославие, ZAD.

ERJAVIĆ, Vladimir, 1992, Opsesije i megalomanije oko Jasenovca I Bleiburga , Zagreb: Globus.

ERJAVIĆ, Vladimir, 1989, Gubici stanovništva Jugoslavije u other svjetskom ratu , Zagreb: Jugoslavensko viktimološko društvo.

Борьба на два фронта (Служба национальных парков США)

Бойцы 65-го пехотного полка в Салинасе, Пуэрто-Рико. Август 1941 г.

Армия США

В основе современного латиноамериканского опыта лежит стремление к первоклассному гражданству.В этих более широких рамках военная служба является неопровержимым доказательством того, что латиноамериканцы — это американцы, которые гордятся тем, что служат, сражаются и умирают за свою страну, США. Революция в нынешнем конфликте в Афганистане.

К 1940 году вероятность того, что люди мексиканского происхождения в США родились и выросли в США, была в два раза выше, чем у них. Часто дети иммигрантов, приехавших сюда в предыдущие десятилетия, прочно отождествляли себя со страной своего рождения.Результатом стало массовое участие американцев мексиканского происхождения во Второй мировой войне. По последним оценкам, в конфликте участвовало около 500 000 американцев мексиканского происхождения. Для многих это переживание сопровождалось новым ощущением принадлежности. Рядовой Армандо Флорес из Корпус-Кристи, штат Техас, например, с нежностью вспоминал, как его упрекали за то, что он засунул руки в карманы в холодный день во время базовой подготовки. «Американские солдаты стоят по стойке смирно, — сказал ему лейтенант, — они никогда не держат руки в карманах.«Спустя годы Флорес все еще восхищался значимостью этого события, по его оценке:« Никто никогда не называл меня американцем раньше! »

Более того, массовые мобилизационные усилия, которых потребовала война, обеспечили широкое участие некомбатантов. Бесчисленные латиноамериканцы присоединились к WACS армии, WAVES ВМФ или аналогичным женским вспомогательным подразделениям, связанным с ВВС США. Например, 19-летняя Мария Салли Салазар из Ларедо, штат Техас, так хотела присоединиться к женскому армейскому корпусу, что позаимствовала свидетельство о рождении своей сестры, чтобы соответствовать минимальному возрасту для женщин — 21 год.После базовой подготовки она провела 18 месяцев в филиппинских джунглях, работая в административном здании, а также ухаживая за ранеными, когда это было необходимо. Кроме того, тысячи американских мужчин и женщин мексиканского происхождения нашли работу в оборонной промышленности — возможность, в которой они почти лишились, потому что анти-мексиканские предрассудки оставались настолько сильными. Хотя президент Франклин Рузвельт издал в 1941 году указ о запрете дискриминации при найме на работу в оборонную промышленность, кажущийся непрерывным войной спрос на рабочую силу вскоре оказался более эффективным в борьбе с нежеланием работодателей нанимать латиноамериканских рабочих.В результате жертвоприношение во время войны часто было семейным делом. Примером может служить семья Санчес, переброшенная из Берналилло, штат Нью-Мексико, в Южную Калифорнию перед войной. Из десяти взрослых братьев и сестер по три сестры стали «Розитой-Клепальщицей», в то время как все пять братьев служили: двое военнослужащими, один военным медиком, один сиби, то есть членом строительного батальона ВМС США, и старший, которому во время войны исполнилось 50 лет, работал надзирателем гражданской обороны. Участие семьи было настолько обширным, что члены семьи помнят, как ждали, чтобы услышать о судьбе одного из братьев во время битвы за выступ сразу после того, как услышали, что другой брат погиб в бою на Филиппинах.

Не зря американцы мексиканского происхождения чрезвычайно гордились своими боевыми достижениями во время Второй мировой войны. Так, крошечный переулок в два квартала в Силвисе, штат Иллинойс, первоначально заселенный железнодорожными рабочими-иммигрантами из Мексики, получил прозвище «Улица героев» за то, что отправил на войну 45 удивительных сыновей. Отправленные на Филиппины из-за их способности использовать испанский язык для общения со своими филиппинскими союзниками, многие жители Новой Мексики тем временем пережили ужасы марша смерти Батаан. Более того, определение этнической принадлежности путем изучения испанских фамилий в дополнение к месту рождения дает понять, что как минимум 11 американцев мексиканского происхождения получили Почетную медаль во время конфликта.Среди них был Джозеф П. Мартинес, ребенок иммигрантов и свеклоуборочный комбайн из Колорадо до войны. Мартинес посмертно получил эту награду за то, что возглавил опасную, но стратегически важную атаку на заснеженную гору на Алеутском острове Атту, став первым призывником, сделавшим это. Многие члены этнических групп объясняли свою готовность служить и столь мужественно служить своим уникальным культурным наследием, которое уходит корнями как в иберийское, так и в коренное общество воинов. Обладатель Почетной медали Сильвестр Эррера объяснил свое решение выйти на минное поле и в одиночку атаковать опорный пункт врага во Франции, решение, которое стоило ему обеих ног в результате взрыва: «Я американец мексиканского происхождения, и у нас есть традиция.Мы должны быть мужчинами, а не бабами «.

Неудивительно, что после войны американцы мексиканского происхождения сочли сохранение неравенства глубоко ироничным и все более нетерпимым. В знак признания героизма Эрреры, например, губернатор Аризоны решил назвать 14 августа 1945 года Днем Сильвестра Эрреры. К сожалению, до этой даты губернатор также был вынужден приказать предприятиям Феникса убрать таблички с надписью «Мексиканская торговля запрещена». Точно так же в конце войны владелец кафе Oasis в городе Ричмонд, штат Техас, дал понять, что обслуживает только англо-американскую клиентуру.Однако, когда ему велели уйти, Макарио Гарсия, еще один обладатель Почетной медали, отказался это сделать и вместо этого вступил в драку с владельцем кафе. Хотя местные городские власти обвинили Гарсию в нападении при отягчающих обстоятельствах, на национальном уровне он победил в суде общественного мнения, особенно после того, как радио-знаменитость Уолтер Винчелл осудил несправедливость инцидента в своей программе. Особенно после борьбы с фашистской диктатурой, которая отстаивала идеологию расового превосходства, идея о том, что жертвы военного времени заслуживают равенства в мирное время, нашла отклик у большего числа американцев, чем когда-либо.

Безусловно, самым известным случаем жестокого обращения с мексиканско-американским ветераном Второй мировой войны был случай с рядовым Феликсом Лонгориа из Трех Риверс, штат Техас. Это также способствовало успеху другой организации гражданских прав, занимающейся решением проблем американцев Мексики. Через четыре года после его боевой смерти на Филиппинах в 1945 году останки Лонгории были отправлены в США. Однако местное похоронное бюро отклонило просьбу его вдовы Беатрис использовать часовню похоронного бюро для поминок в его честь.Как объяснил тогда директор похоронного бюро: «У нас просто никогда не было практики позволять им [американцам мексиканского происхождения пользоваться часовней, и мы не хотим начинать сейчас». Он был прав. На юго-западе сегрегация американцев мексиканского происхождения переживалась не столько по закону, сколько по социальным обычаям. Однако то, что было обычной практикой до войны, больше не было приемлемо для мексиканских американцев или их англо-американских союзников.

Врач Корпуса Кристи, Гектор П. Гарсиа, возглавил обвинение в устранении несправедливости.Гарсия, который во время войны служил медиком в Европе, по возвращении в Штаты сформировал организацию под названием American G.I. Форум за обеспечение равного обращения с ветеранами из Америки мексиканского происхождения в больницах Администрации ветеранов. Получив звонок от сестры Беатрис, чтобы вмешаться в спор с похоронным бюро, Гарсия сам позвонил директору похорон, чтобы попросить его пересмотреть свое решение. Ему быстро дали отпор. Для Гарсии ирония принудительного разделения даже в случае мертвого солдата составляла «прямое противоречие тем принципам, ради которых этот американский солдат принес высшую жертву».»Сразу же Гарсия направил ноты протеста средствам массовой информации, избранным политикам и высокопоставленным правительственным чиновникам. В ответ Линдон Б. Джонсон, в то время младший сенатор от Техаса, любезно устроил похороны Лонгории на Арлингтонском национальном кладбище. Для Гарсии однако его работа в области гражданских прав только началась. Инцидент с Лонгорией вывел Американский GI Forum на передний край борьбы за равенство мексиканцев и американцев. Присоединяясь к LULAC, Форум на протяжении 1950-х годов решительно выступал против сегрегации, направленной против американцев мексиканского происхождения. .Эти две организации были настолько успешными, что количество наиболее явных проявлений этой практики, поскольку она была нацелена на американцев мексиканского происхождения, к концу десятилетия существенно уменьшилось. Таким образом, стратегия гражданских прав, родившаяся после Первой мировой войны, реализовалась после Второй мировой войны.

К сожалению, опыт пуэрториканцев во время Второй мировой войны перекликается с их опытом во время предыдущего глобального конфликта. И снова пуэрториканцы на острове с радостью зарегистрировались для участия в призывной кампании или вызвались добровольцами в двойной надежде внести свой вклад в военные усилия и попутно помочь своему острову за счет вливания долларов в оборону и технической подготовки.И снова военные ограничили эти надежды. Хотя классическое болеро La Despedida берет свое начало в эпоху Второй мировой войны, потому что в те годы с острова уехало очень много солдат, военные предпочитали держать островитян в роли службы безопасности и службы безопасности. Обвиняемые в основном в защите полушария, члены 65-го пехотного полка (бывший временный полк острова) дислоцировались так далеко, как Галапагосские острова, а затем снова в зоне Панамского канала, где некоторые солдаты стали объектами армейских медицинских экспериментов по изучению воздействия горчицы. газ.Армейские исследователи пришли к выводу, что пуэрториканцы жгли и покрывались волдырями, как «белые». Наконец, ближе к концу войны несколько островных солдат приняли непосредственное участие в боевых действиях. После того, как они были отправлены в Северную Африку и Италию для охраны линий снабжения, они подверглись нападению немецких войск в Европе. Между тем, около 200 пуэрториканских женщин внесли свой вклад в военные действия, присоединившись к WACS или WAVES. Они прошли обучение в Штатах и, к сожалению, в некоторых случаях подвергались дискриминации, прежде чем вернуться в Пуэрто-Рико.

На материке пуэрториканцы тоже нашли способы внести свой вклад. Пуэрториканцы, которые служили в регулярных армейских частях (а не афро-американских, ориентированных на службу), также участвовали в боях. Кроме того, пуэрториканцы участвовали в «Дне Д» и участвовали в битве за выпуклость. В некоторых случаях одна семья отправляла сыновей на войну как с острова, так и с континентальной части США. Хотя многие американские семьи видели, как несколько сыновей уходили на войну, стереотип о больших католических семьях, безусловно, сохранялся в случае «Сражающихся Медин «которые были семью братьями из одной пуэрториканской семьи, разделенной между островом и Бруклином, и все они служили.В Штатах официальные лица США привлекали пилотов Пуэрто-Рико для выполнения особого задания: обучать пилотов-афроамериканцев, которые стали летчиками Таскиги Второй мировой войны. Независимо от того, были ли они выбраны для обучения черных мужчин или для прохождения армейских медицинских тестов, пуэрториканцы обнаружили, что постоянная озабоченность военных расовыми различиями сформировала их опыт во время Второй мировой войны.

Только после Корейской войны у пуэрториканцев не было возможности проявить себя в битвах в значительном количестве. После внезапного начала войны на Корейском полуострове в июне 1950 года внезапная и острая потребность в людях подтолкнула 65-й полк к линии фронта, где они участвовали в самых ожесточенных боях за всю войну.Хотя вооруженные силы были десегрегированы в 1948 году по указу президента, 65 -й полк , полностью состоявший из островитян, оставался полностью пуэрториканским подразделением. Гордясь своей службой, они вскоре приняли прозвище Boriqueneers, имя, которое было одновременно данью оригинальному местному названию острова, Boriquen, и, возможно, также данью пиратскому прошлому Пуэрто-Рико и временам пиратов. Оказавшись в гуще войны, в которой резко менялась линия фронта по пересеченной горной местности, эти островные солдаты также продирались сквозь грязь и снег, сталкиваясь с северокорейскими и китайскими вражескими солдатами.К концу 1951 года 65-й пехотный полк находился в бою 460 дней, потерял 1535 человек и взял 2133 вражеских пленных, что означает, что он сражался больше дней, потерял меньше людей и взял в плен больше, чем сопоставимые полки на линии фронта. . Неудивительно, что генерал Дуглас Макартур, который до апреля 1951 года руководил военными операциями в Корее, сказал, что 65-й полк «проявил великолепные способности и мужество в полевых операциях». Более позднее исследование, проведенное Управлением губернатора Пуэрто-Рико, также показало, что пуэрториканцы несут непропорционально высокий уровень потерь в результате огромной роли, которую сыграл 65-й.

Более того, для пуэрториканских политиков на острове пуэрториканский солдат стал примером новых рабочих отношений, которые они надеялись установить между островом и материком. 65-й ​​полк был полностью пуэрториканским, но также полностью сотрудничал с США. Все чаще пуэрториканцы выбирали промежуточный путь между независимостью и государственностью: они стремились к максимальной автономии в пределах орбиты США. Таким образом, подобно тому, как мексиканские американцы использовали свою военную службу для защиты гражданских прав дома, пуэрториканцы использовали продемонстрированный патриотизм молодых людей острова, чтобы улучшить колониальные отношения между островом и США.S. После Второй мировой войны островитяне получили право избирать своего губернатора. Во время корейского конфликта официальные лица США декриминализовали как флаг Пуэрто-Рико, так и гимн Пуэрто-Рико впервые с 1898 года. Вскоре после этого Пуэрто-Рико официально стало Содружеством США, статусом между независимостью и государственностью.

Это из эссе, посвященного латиноамериканцам в вооруженных силах Соединенных Штатов во время войн конца 19-го и всего 20-го веков, а также роли американских латиноамериканских солдат и ветеранов в мирное время.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.