В гиппенрейтер: Вадим Гиппенрейтер — фотопоэт и основоположник российского пейзажного фотоискусства

Содержание

Вадим Гиппенрейтер — фотопоэт и основоположник российского пейзажного фотоискусства

Знаменитый советский и российский фотограф Вадим Гиппенрейтер был неординарной и многогранной личностью. Талант к фотографии и умение создавать прекрасные снимки сочетались у него с незаурядными способностями к лыжному спорту. Фотоискусство и горные лыжи — две вещи, которые сопровождали Вадима Гиппенрейтера на протяжении всей его жизни.

Вадим Гиппенрейтер (Vadim Gippenreiter) родился в 1917 году в Москве. Скончался в 2016 году там же, всего чуть-чуть не дожив до своего столетнего юбилея.

Годы юности Вадима связаны с серьезным увлечением горными лыжами. Молодому спортсмену удалось достичь потрясающих результатов. В двадцатилетнем возрасте Гиппенрейтер уже стал чемпионом Советского Союза по слалому.

Любовь к спорту не помешала Вадиму с подросткового возраста интересоваться фотографией. Будучи еще мальчишкой, он успешно освоил фотоаппарат в корпусе из дерева.

Снимки выполнялись на специальных стеклянных пластинах.

После Великой Отечественной Войны Вадим учился в Московском художественном институте им.Сурикова — выбрал в качестве специализации скульптуру. Окончание обучения совпало с началом серьезного занятия фотографией на профессиональном уровне.

Сначала Гиппенрейтер работал в жанре спортивного фото. Он снимал соревнования, но уже скоро переключился на пейзажную фотографию. Именно тогда началась его карьера и сотрудничество с крупнейшими изданиями страны.

Пейзажная фотография

Вадим Гиппенрейтер известен, в первую очередь, как талантливый фотограф-пейзажист. Красота природы завораживала его, он стремился запечатлеть эту мощь и природную силу на фотопленке. Гиппенрейтера совершенно заслуженно считают одним из основоположников российского пейзажного фотоискусства, ведь до Вадима Евгеньевича в этом жанре никто не создавал столь талантливые и сильные работы.

Любовь к лыжам проявилась в творчестве фотографа. На многих его снимках запечатлены горные гряды и хребты. Сотни фотографий были отсняты на Камчатке. Этот суровый, но чрезвычайно живописный край, буквально заворожил Гиппенрейтера. Благодаря этому появились прекрасный снимки, полные покоя и жизненной силы природы. Они заслуженно вошли в золотой фонд не только отечественной, но и мировой фотографии.

Извержение вулкана

Одна из самых знаменитых работ Вадима Гиппенрейтера запечатлела одновременно прекрасное и ужасное зрелище — извержение мощного вулкана Толбачик на Камчатке. Снимок создан в 1975 году. Именно он сделал Вадима Евгеньевича по-настоящему легендарным фотографом, получившим славу и всеобщее признание.

Работы Вадима Гиппенрейтера привлекают не только монументальными пейзажами, но и поразительной цветовой гаммой.

Особенности творческой методики

Удивительный факт — всю жизнь фотограф не расставался со старенькой камерой в деревянном корпусе, которая досталась ему еще в детстве.

Вадим сумел усовершенствовать ее конструкцию, постиг все тонкости настройки и неоднократно отмечал, что этот раритетный фотоаппарат даст фору любым современным камерам, нужно только уметь правильно с ним обращаться.

В своих многочисленных интервью Вадим Гиппенрейтер говорил о том, что пейзажные фотографии субъективны. Они несут в себе отпечаток отношения автора к окружающей действительности. Поэтому Вадим Евгеньевич снимал только то, что находило отклик в его сердце. Наверное, именно благодаря такому подходу его фотографии получились по-настоящему глубокими, эмоциональными.

Снимки не оставляют равнодушными никого — ни требовательных критиков, ни случайных зрителей. Фотоработы Вадима Гиппенрейтера — это гимн величию и красоте природы, ее многогранности и единству.

За десятилетия творческой деятельности Вадим Гиппенрейтер сумел создать огромный архив своих фоторабот, который насчитывает более пятидесяти тысяч снимков. Неоднократно проводились выставки фотохудожника, которые пользовались неизменным успехом и в России, и за рубежом.  

Снимок можно оживить собственным отношением — Российское фото

Вадим Евгеньевич Гиппенрейтер по праву считается легендой отечественной пейзажной фотографии. Каждый его снимок рассказывает о любви человека к родным землям и очарованию нетронутой природы. Сегодня в нашем материале мы расскажем о жизни этого выдающегося пейзажиста и его необычном отношении к фотографии.

Вадим Евгеньевич Гиппенрейтер родился 22 апреля 1917 года на берегу Москва-реки в деревне Потылиха, где он и вырос. «Первые детские воспоминания — лыжи. И только потом, как мне сейчас кажется, я научился ходить», — делился фотограф. Всю свою юность Вадим Гиппенрейтер увлекался и профессионально занимался горными лыжами, и уже в 20 лет он стал чемпионом Советского Союза по слалому.

Однако лыжи были не единственным увлечением будущей легенды. По словам Гиппенрейтера, ещё в 30-х годах в каждой интеллигентной семье была фототехника. Более того, отчим Вадима Гиппенрейтера был инженер-конструктором, который самостоятельно создавал фотоаппараты. Любопытство и интерес мальчика к самодельной камере в корпусе из красного дерева в результате привили ему любовь к фотографии и вскоре переросли в профессиональный навык. Именно с этим фотоаппаратом он работал чаще всего: «Снимаю деревянной камерой. Она легче и удобнее современных металлических. Но старый деревянный корпус оснащен самой современной оптикой и пленкой».


После Великой Отечественной войны Гиппенрейтер решает отучиться на скульптора и поступает в Московский художественный институт им. Сурикова. Уже на последних курсах он серьёзно занимается фотографией. Сначала он снимал спортивные соревнования, а затем его сердце покоряет пейзажная фотография.

Вскоре работы Гиппенрейтера появляются в крупных изданиях СССР:

«Прежде мои пейзажные фотографии требовались как иллюстрации на тему „Широка страна моя родная“ в альбомы к партсъездам, чтобы разбавлять портреты генсеков. Постепенно просветы в этом мраке увеличивались. Журнал „Смена“ печатал очерки о временах года. Пейзажи публиковали в журналах „Вокруг света“ и „Советский Союз“, который распространялся за рубежом», — рассказывал фотограф о начале своего творческого пути.



На вопрос, почему объектом его кадров всегда была именно природа, Гиппенрейтер отвечал: «Снимаю природу, потому что по своему восприятию я — биолог. Большую часть жизни прожил под открытым небом, в Москве — наездами. С ранних лет бродил и ночевал в лесу, в непогоду разводил костры, встречал рассветы у реки. Ожидая пробуждения рыб, гипнотизировал поплавок удочки, едва видный в предрассветном тумане».

Потому все его работы завораживают, ведь Вадим Гиппенрейтер запечатлевал истинную красоту и мощь природы. Фотограф считал, что каждое время года обладает «своей тональностью, настроением»: «Перемены в природе порождают разные чувства, и эти перемены должна передавать фотография».


Гиппенрейтер работал постоянно и по утверждению самого творца его фотография связана с защитой природы: «Снимаю то, что мне близко, к чему имею собственное отношение: нетронутую, без телеграфных столбов и заводских труб, природу. Стремлюсь в места, куда нельзя проехать на машине. … Собираю „свою“ заповедную Россию: нетронутую природу, памятники архитектуры XII-XVIII веков, органично вписанные в окружающий ландшафт. Вершина русского искусства — древние иконы и фрески».

Действительно, Гиппенрейтер задокументировал самобытную дикую Россию, её величие, многогранность. А цветовая гамма работ фотографа поражает зрителя с первого взгляда.

«Фотография — это не искусство. Это констатация факта. Художник создает свои объекты, фотограф — фиксирует существующие. Единственное, чем можно как-то оживить фотографию — это своим собственным к ней отношением», — именно так в 2010 году Вадим Гиппенрейтер выразил своё отношение к фотографии в интервью для журнала «Российское фото».

Не дожив до своего столетия, легенда отечественной пейзажной фотографии Вадим Гиппенрейтер скончался в 2016 году в Москве.

Если вас заинтересовали замечательные работы Вадима Евгеньевича Гиппенрейтера, то вы можете стать счастливым обладателем коллекционных подарочных альбомов фотографа: «Мелодии севера», «Пейзажи средней полосы», «Тайна зарождения» и «Мещера», «Кальдера Узон», «Вулканы Камчатки», «Фотографика» (ч/б), «Памир. Пейзажи Средней Азии» и «Натюрморт». Альбомы выполнены в едином стиле, большом формате (30×40) и напечатаны на качественной фотобумаге. Изготавливаются по индивидуальным заказам. По желанию на титульный лист может быть внесено имя владельца. Издание имеет особую ценность для собирателей и коллекционеров редких книг и фотографий. Художественный коллекционный альбом — это прекрасный VIP подарок.


По вопросам приобретения просим обращаться:

Мария Гиппенрейтер (Фонд «Фотографическое наследие Вадима Гиппенрейтера»)

[email protected]

+7(903) 503 75 20

Вадим Гиппенрейтер — наше все

К Вадиму Гиппенрейтеру собиралась словно на первое свидание: волновалась, нервничала, опаздывала. Мы давно с ним не виделись. Он много для меня значит — и в человеческом, и фотографическом плане. Бывают такие редкие волшебные люди. Вадим Евгеньевич — один из них. Когда я работала в «Огоньке», приезжала к нему за фотографиями. Мы беседовали, он рассказывал о своей жизни и ее перипетиях. Странно, но я никогда не чувствовала разницы в возрасте. Никогда не было ощущения, что он — человек другого поколения, потерялся во времени, отстал или чего-то в этой жизни не понимает. Он был абсолютно в курсе всего, абсолютно современен. А его формулу долголетия «не сидеть на диване, а двигаться» я взяла на вооружение. Когда мне совсем плохо, я вспоминаю о нем, и мне становится легче, сам собой возникает выход из, казалось бы, совсем безвыходной ситуации.

Текст: Наталья Ударцева.

Он поразил меня с первой встречи. Невозможно было поверить, что энергичному, подтянутому человеку семьдесят с лишним лет. Он резко отличался от знакомых фотографов: немногословностью, масштабностью личности и мышления, чувством собственного достоинства, отсутствием зависти, умением держать дистанцию в общении, вескостью суждений, за которыми чувствовался огромный опыт. И еще чем-то, что сложно описать словами, что иногда называют словом «энергетика», вкладывая в него разный смысл.

Благодаря Гиппенрейтеру, нашим беседам с ним, я поняла, что фотография — это концентрация энергии снимающего и снимаемого, сход в точке времени энергии фотографа, объекта и энергии пространства. А рамка — всего лишь способ архивации и передачи этой энергии зрителю. Если в фотографии заложена мощная энергия, она бьет зрителя прямо в солнечное сплетение. То же самое происходит и в живописи, и в других визуальных искусствах. Заряженные энергией созидания произведения живут долго и пробиваются на поверхность сквозь толщу времени, остаются в истории искусства независимо от того, когда они были сделаны.

А с моей публикацией в «Огоньке» о Вадиме Гиппенрейтере приключилось следующее. Я написала текст, подобрала снимки и уехала на фотофестиваль в Арль. Когда вернулась, обнаружила, что текст сократили в два раза, решив дать крупно фотографии. Дежурный редактор особо не вчитывался, просто резанул «хвост». Получилась полная чушь. Я позвонила Вадиму Евгеньевичу, чтобы извиниться. Он посмеялся и велел не переживать, чтобы не испортить цвет лица.

В другой раз сканировщик «Огонька», получив слайд Вадима Евгеньевича «Мещера. Разлив реки Пры», решил его «улучшить» и сделал небо синим, а воду зеленоватой. Успели исправить в подписных полосах.

В этот раз, как обычно, Вадим Евгеньевич вышел мне на встречу. Крепко пожал мою руку. Глаза живые. Осанка прежняя. Сказал, что никуда не ездит, но каждый день выходит на прогулку и проходит около километра. Его дочь Мария Вадимовна, удивительно похожая на отца, разбирает его архивы и готовит к публикации четырехтомное издание Вадима Гиппенрейтера. Вадим Евгеньевич ей помогает. Альбом, куда войдут все его лучшие фотографии за 60 лет работы, — давняя его мечта.

Еще два года назад Вадим Евгеньевич ездил кататься на горных лыжах. Потом его сбил трамвай, когда он шел в поликлинику. Долго болел, Мария Вадимовна за ним ухаживала, поставила его на ноги. Про поездки в горы пришлось забыть.

Этот год юбилейный для Мастера. 22 апреля ему исполнилось 95 лет. 3 мая в Кремле президент вручил ему Орден Почета за большие заслуги в развитии отечественной культуры и искусства, многолетнюю плодотворную деятельность.

Выставка его работ «Древние памятники Руси. Золотое кольцо» с большим успехом прошла в апреле в выставочном комплексе «Рабочий и колхозница». Его работы активно покупают коллекционеры. Его имя само по себе бренд. Он ввел моду на Камчатку, Командоры и Курилы. Нет ни одного состоявшегося фотографа пейзажей, который не прошелся бы «по следам Гиппенрейтера».

Когда я думаю о масштабе и значении творчества Вадима Евгеньевича в мировой фотографии, я понимаю, что оно не меньше, чем значение, например, Анселя Адамса. Только тот предпочитал черно-белую пленку, а Вадим Гиппенрейтер — цветную. Их высказывания о съемке природы, о технике фотографирования во многом совпадают, словно они были знакомы, как роднит их любовь к природе, внутренняя свобода и мощность впечатления, которое производят их технически безупречные работы.

Он родился 22 апреля 1917 года в деревне Потылиха, напротив нынешних Лужников. Отца не помнит, его убили в 1917-м. Отец был офицером царской армии, четырежды награжденным орденом Святой Анны за храбрость. Мать Вадима Евгеньевича из крестьян, сельская учительница. Вадиму Гиппенрейтеру рано пришлось начать подрабатывать — разгружать баржу с дровами, перевозить в тачке песок от реки до дороги, людей в лодке с одного берега Москвы-реки на другой.

Учился в школе без особых проблем. После десятилетки поступил в Московский университет на биологический факультет — его интересовало все, что связано с природой. Через три месяца после поступления его отчислили из-за дворянского происхождения отца. Приняли в медицинский. Там открыли специальный спортивный курс, а Вадим к тому времени стал чемпионом СССР по горным лыжам. Его наставником был горнолыжник Густав Деберл, профессиональный проводник в Австрийских Альпах.

Вадим Евгеньевич успевал все: играть в регби, прыгать на лыжах с трамплина, бегать марафон. Легко учился в институте, получал повышенную стипендию. В свободное время ходил в студию, занимался рисунком. В 1937-м начались процессы над врагами народа, а в 1939-м — война с Финляндией. Мобилизовали всех лыжников, в том числе Вадима Евгеньевича, но через два дня отпустили домой. С медицинским он расстался, проучившись три года. Осенью 1940 года стал студентом Московского художественного института. В 1941-м грянула война. Пришла повестка из военкомата — Гиппенрейтер явился с вещами, но его отпустили «до особого распоряжения». Московский художественный институт эвакуировали в Самарканд. Занятия продолжались вперемежку с сельскохозяйственными работами. Среди преподавателей были великие художники: Роберт Фальк, Владимир Фаворский, Александр Матвеев.

В конце зимы 1945 года институт вернули в Москву. Занятия продолжались в холодных помещениях. С работой было сложно. Стабильный доход давала только работа тренером по спорту. В 1948 году Вадим окончил институт, получив диплом скульптора, но с работой лучше не стало: процветал культ личности, платили только за портреты вождей и ударников соцтруда. Вадим Евгеньевич занялся фотографией.

Сначала снимал спорт. Потом увлекся охотой и «через охоту пришел к съемке природы во всех ее проявлениях». Впервые получил хорошие деньги за свои фотоочерки, напечатавшись в «Окнах Известий». Навсегда запомнил слова художественного редактора «Известий» Волчека: «Снимай как снимаешь. Не обращай внимания ни на кого. Все снимают по-своему. Постарайся быть ни на кого не похожим».

После «Окон Известий» фотоочерки Вадима Гиппенрейтера стали печатать журналы «Смена», «Огонек», «Вокруг света». С этого момента фотография стала работой, а Вадим Евгеньевич уже думал не об одной отдельной фотографии, а о теме:

 

— Я вообще не занимаюсь отдельной фотографией. Всегда делаю книгу, независимо от того, будет она издана или нет. У меня есть только идея, которую я методично нанизываю на зрительный материал. Сначала нахожу место, которое привлекает меня, интересует, тревожит, вызывает особое отношение. Это может быть старинный город, природа какого-то края или просто вид с одной-единственной точки. На любой объект я смотрю с точки зрения будущего альбома.

 

Наступила хрущевская оттепель. В журналах стали публиковать его снимки памятников архитектуры и пейзажей, но постоянной работы не было. В 1959 году Гиппенрейтера приняли в Союз журналистов СССР, несмотря на то, что он не числился в штате ни одной редакции. Из экспедиций, сложных походов, с вулканов Камчатки, китобойных промыслов он привозил материалы, которые журналы охотно печатали. Его фотоочерками заинтересовались издательства — и вышли первые альбомы с его фотографиями: «Настольная книга охотника» (1955), «Беловежская пуща» (1964), «В горах Карачаево-Черкесии» (1967).

В 1967 году вышел альбом о природе без единого человека «Сказки русского леса». Главный художник издательства взял на себя ответственность за «аполитичность» книги и за то, что она, как предполагалось, осядет в магазинах. Книгу смели с прилавков!

Он не был пионером и комсомольцем, так и не вошел в штат ни одной редакции, ни одного издательства. Всю жизнь был независимым фотографом, чье имя на Западе было известно больше, чем в России.

 

— Есть ли что-то такое, о чем Вы сожалеете или что-то не успели сделать? — спросила я Вадима Евгеньевича на прощание.

 

— Я ни о чем не жалею, — коротко ответил он.

 

Вадим Гиппенрейтер о фотографии. Из книги «Моя Россия». АСТ, 2011

«Фотография — это не искусство по существу. Это констатирование факта. Художник создает свои объекты, фотограф констатирует существующие. Единственное, чем фотографию можно «приподнять», — это своим собственным отношением, попытаться реализовать это свое отношение в каких-то образах».

«Снимаю то, что мне нравится. Надо нести свое собственное отношение и восприятие пейзажа. Пейзаж — это прежде всего взаимосвязь твоего внутреннего состояния и состояния природы. Оно может быть интересным, а может быть безразличным».

«Чтобы хорошо прочувствовать пейзаж, в нем надо жить какое-то время».

«Природа сама по себе, во всех своих проявлениях, во всех своих временах года, невероятно активна. Это всегда перемены, которые приходят то легко, солнечно, то снегопадами, метелями. Когда я сам проявлял, то с проявкой что-то регулировал, вводил какие-то элементы условности с помощью фильтров.

Самая сложная задача — уйти от натурализма. Использую светофильтры, различные расстояния, построение кадра».

«Это мое отношение, мой способ построения, среди тысячи других я его узнаю. Посадить пять художников, перед ними — одного человека, чтобы все пять его одного нарисовали, — будет пять разных портретов, то есть это будет не что иное, как автопортрет каждого из художников. Это его отношение, его решение, его задача. Примерно то же самое я решаю, когда снимаю природу. Так, как я ее представляю. Я снимаю только то, что интересует меня самого. Я точно знаю, что если я это как-то воспринял, мне самому это понравилось, то рано или поздно это найдет применение. Мне понравилось — найдутся те, кому это тоже понравится, которые в это дело как-то войдут».

«На Камчатку я ездил сорок пять лет. Сделал несколько альбомов: извержения, пейзажи, звери, птицы. На Тобачике я торчал с первого до последнего извержения, которое длилось почти год, — снимал, вел дневники. Жизнь вулкана — это история Земли».

«Натюрморт — это прежде всего настроение, — свое собственное и настроение предметов, из которых он складывается. У меня есть два разных типа натюрмортов: одни природные, с ветками, овощами, фруктами, а другие концептуальные. Это, в общем, одно и то же, хотя дают они совсем разное ощущение.

Прежде чем поставить натюрморт, нужно представить себе эти предметы в голове. Бессмысленно переставлять их с места на место и смотреть, что получится. Пока не представишь, не будет никакой ясности в этом. Натюрморт нужно организовать, чтобы все было органично и осмысленно. И, конечно, качество поверхности должно читаться.

Фон может быть разный, как и освещение.

Натюрморт в фотографии решает те же задачи, что и в живописи, — взаимоотношение предметов с плоскостью. Под плоскостью подразумевается создание пространства. Как между двумя стенками плоского аквариума: чтобы плоскость не разрушалась сзади и была оформлена спереди. На этом принципе построен барельеф. Протыкать поверхность в бесконечность — значит разваливать плоскость.

При создании композиции все должно быть подчинено ритму. Находится определенный ритм в отношениях между предметами, при этом предметов не должно быть много: натюрморт из двух-трех-пяти предметов решает те же самые задачи, что и многофигурная постановка».

«Все храмы всегда ставили на самые красивые места, и храмы зрительно объединяли громадную территорию. Они становились центром целой области. Храм — как монумент, вокруг которого развиваются все важнейшие события истории, человеческой жизни. Причем раньше храмы были близки по духу человеческому состоянию».

«Материал и фототехника играют большую роль. Излишнее количество объективов, камер и фотоматериалов усложняют работу, отвлекают возможностью многих вариантов. К тому же связывают физически в походных экспедиционных условиях, когда каждый грамм на учете, — все носишь на себе. Три основных объектива решают все мои задачи. Также фотопленка, которую я уже знаю, и деревянная камера. Камера большого формата 13×18 имеет все уклоны, можно увидеть качество поверхности, есть возможность перспективных исправлений, введения в резкость отдельных планов, чего нет в обычных узкоформатных камерах. Работа с крупноформатным аппаратом ко многому обязывает, расширяет возможности. Начинаешь заниматься действительно фотографией».

 

Обращение к поклонникам таланта Вадима Гиппенрейтера

Фонд «Фотографическое наследие Вадима Гиппенрейтера» обращается ко всем, кому небезразлично творчество Вадима Гиппенрейтера, с просьбой поддержать проект издания авторского фотоальбома «Заповедная Россия».

Посильная финансовая помощь в издании позволит осуществить давнюю мечту Вадима Евгеньевича — издать книгу, которая вобрала бы в себя все лучшее из его огромного архива, собранного за 60 лет активных съемок.

Предлагаемое издание — это четырехтомник, состоящий из равнозначных логических частей, которые охватывают совершенно разные в эмоциональном отношении регионы России: «Природа Средней полосы», «Великие горы и реки России» (Кавказ, Урал, Саяны, Сибирь), «Русский Север» и «Край великих вулканов и островов» (Курилы, Командоры, Камчатка). Наряду с хорошо известными работами автора в альбом войдут фотографии, ни разу не публиковавшиеся ранее. Этот альбом, посвященный заповедной России, станет итоговым трудом Вадима Евгеньевича.

22 апреля Вадиму Евгеньевичу исполнилось 95 лет, и издание этого альбома будет ему лучшим ему подарком.

Также в рамках юбилейного года мы планируем провести большую фотовыставку «Заповедная Россия» и приурочить к ней выход данного альбома. Для привлечения средств предлагаем к реализации на специальных условиях работы Вадима Гиппенрейтера для начала формирования корпоративных коллекций, частных собраний и оформления интерьеров (коллекция из десяти работ стоимостью 20 000 долл.). Работы выполнены в современной технике, имеют сертификат происхождения, подписаны автором. Возможно также приобретение ограниченного тиража будущей книги автора (100 экз. — 20 000 долл.).

Издание фотоальбома «Заповедная Россия» и одноименная выставка планируются за счет средств, собранных Фондом, а реализация альбома позволит собрать необходимые средства для продолжения работы с архивом по его оцифровке и систематизации, а также для проведения будущих фотовыставок.

Общая стоимость проекта — 80 000 долл. Мы будем рады любым денежным пожертвованиям — как от частных лиц, так и от организаций. Будем признательны за помощь и поддержку в начале большого пути, который мы надеемся пройти вместе с поклонниками таланта Вадима Евгеньевича Гиппенрейтера.

Вот ссылка на наш проект в Интернете, где вы можете узнать подробности, как осуществить перевод //start.planeta.ru/campaigns/95

С уважением, директор Фонда Мария Гиппенрейтер.

 

Камчатка. Извержение вулкана

Камчатка. Вулкан Карымский

Псковский кремль. Река Пскова. Троицкий собор, колокольня

Мещера. Разлив реки Пры

Мещера. Апрель. Пойменный лес

Камчатка. Кальдера Узон — гигантский кратер древнего вулкана

Натюрморт

Осины

Натюрморт

Камчатка. Извержение Ключевского вулкана, 1964

Камчатка. Извержение вулкана

Озеро реки Чуны. Закат

Кавказ. Алибекский ледник. Теберда

Вадим Гиппенрейтер — фотобанк, официальная галерея фотографа

Здравствуйте, Дорогие Друзья!
Приглашаю Вас стать гостями моей фотогалереи.

Как Вы понимаете, за долгие годы, посвященные фотографии, я ни разу не пользовался цифровой техникой. 70 лет назад её попросту не существовало, да и теперь предпочитаю аналоговую камеру любым современным изыскам. Почему? — спросите Вы. Это тема для отдельного разговора.

Вся моя коллекция — это слайды среднего и большого формата, их более 50-ти тысяч!. Поэтому, альбомы, представленные на страницах сайта, будут постепенно пополняться, так как далеко не все из коллекции оцифровано. Но мы постараемся в кратчайшие сроки представить Вашему вниманию многое не только из того, что Вам знакомо по изданным книгам и проведенным выставкам, но и фотографии, пока не очень известные широкой публике.

Для издательств, рекламных агентств и частных лиц, желающих приобрести мои авторские фотографии, как для коммерческих, так и для личных целей — мы постараемся предложить весьма широкие возможности:

  • фотокопии оригинальных слайдов;
  • оцифрованные изображения в любом разрешении;
  • фотоснимки любого размера, вплоть до формата А0;
  • эксклюзивные фотоальбомы для VIP подарка.

 

АЛЬБОМЫ ИЗ СЕРИИ «КОЛЛЕКЦИЯ ВАДИМА ГИППЕНРЕЙТЕРА»

 

Компания ProLab совместно с фондом «Фотографическое наследие Вадима Гиппенрейтера» представляют три коллекционных альбома из серии «Коллекция Вадима Гиппенрейтера»:
«Кальдера Узон», черно-белый альбом «ФотоГрафика» и «Памир. Пейзажи Средней Азии».

Ко дню рождения мастера 22 апреля 2015 года планируется выпуск четвертого альбома «Вулканы Камчатки».

Каждый альбом выпущен ограниченным тиражом в 100 экземпляров и имеет уникальный номер, удостоверенный подписью руководителя Фонда — Марией Гиппенрейтер. По желанию на титульный лист может быть внесено имя владельца.

Издание имеет особую ценность для собирателей и коллекционеров редких книг и фотографий. Художественный коллекционный альбом — это прекрасный VIP подарок.

По вопросам приобретения просим обращаться:

Мария Гиппенрейтер
Фонд «Фотографическое наследие Вадима Гиппенрейтера»
Москва, Ленинский пр., 92
+7 903 503 75 20
[email protected]

 

Фотографу Вадиму Гиппенрейтеру — 99 лет

В наши дни фотографов множество. Вадим Евгеньевич Гиппенрейтер – один. Сравнивать – из живущих – просто не с кем. Патриарх: впервые взял в руки фотоаппарат больше 80 лет назад, профессионально снимает уже шесть десятилетий. Художник – окончил Суриковский художественный институт. Спортсмен, первый чемпион СССР по скоростному спуску – тоже еще до войны, в 1937 году. Блистательный долгожитель.

Но дело даже не в биографии. Совсем не в ней.

В годы детства и юности Вадима Евгеньевича серьезная фотография была однозначно черно-белой. Цветная существовала на правах экспериментальной, слишком сложной и непривычной технологии. Сделать цветную фотографию искусством еще только предстояло. Все 50-е и 60-е годы фотографы не только СССР, но и мира осваивали цвет, учились работать с ним. Многим – даже из великих – это не удалось. Гиппенрейтер был одним из немногих в СССР, кому это удалось безусловно.

Его снимки с Камчатки, Байкала, из самых экзотических наших уголков – до сих пор выглядят первоклассно. Даже если этим кадрам 50 лет. Таков запас технического качества, не говоря уже о художественном. Безупречная композиция, ювелирно выверенный свет и точка съемки… Чтобы быть королем пейзажа, нужно быть перфекционистом, и этого качества у Вадима Евгеньевича в избытке. А еще требуется удача, оказаться в нужном месте в нужное время – и этого у Гиппенрейтера хватает. Он единственный в мире фотограф, кто сумел в полном цвете и с бескомпромиссным качеством снять извержение вулкана Толбачик в 1977 году – эти фото и сегодня считаются эталонными.

В 1920-х годах американский фотограф Ансел Адамс разработал технологию получения совершенного черно-белого пейзажа. Во второй половине ХХ века Вадим Гиппенрейтер сделал то же самое – для пейзажа цветного. Если бы не железный занавес – он был бы признан отцом цветного фотопейзажа во всем мире. В России же его первенство неоспоримо. Тем более радостно, что Вадим Евгеньевич в добром здравии встречает свое 99-летие. Русское географическое общество гордится, что имя Гиппенрейтера – в числе участников фотоконкурса РГО «Самая красивая страна» 2015 года. Желаем Вадиму Евгеньевичу хорошего самочувствия и настроения, всегда рады видеть новые работы мастера и надеемся отпраздновать его столетний юбилей.

Вадим Гиппенрейтер… — В ДВИЖЕНИИ … — ЖЖ

У каждого фотографа в жизни есть своя отправная точка, тот момент, когда поднимая камеру для очередного кадра, уже точно понимаешь, зачем это делаешь и какой результат желаешь получить. В пейзажной фотографии без этого состояния, без личного восприятия окружающего тебя мира, обойтись практически невозможно. Не составляет никакого труда научить человека нажимать на спусковую кнопку, выставлять правильные значения выдержки и диафрагмы, и даже обрабатывать и печатать полученные кадры. Но заставить видеть, чувствовать то, что снимаешь — невозможно. Каждый к этому приходит сам, или не приходит…

Фотографии Вадима Евгеньевича Гиппенрейтера, вернее его фотоальбомы «Мещёрская сторона» и «Гармония вечного», которые я впервые увидел ещё в середине 90-х, произвели на меня сильнейшее впечатление. Тогда и пришло понимание того, что пейзаж — это не только красивая картинка, закат или восход, горы, море или лес… Это в первую очередь состояние — состояние природы и состояние фотографа, пропустившего увиденное через себя. Именно его глазами мы видим всю красоту и многообразие окружающей нас действительности. Работы Гиппенрейтера и стали для меня той самой отправной точкой, полностью изменившей отношение к пейзажной съёмке…


За 20 лет я смог собрать практически все его фотокниги. Что-то подарили друзья, что-то смог найти в букинистических отделах. Даже с Украины пересылали. Но наиболее сильные воспоминания связаны конечно с личным общением. Весной 2004 года в «Фотоцентре» на Гоголевском проходила персональная выставка Вадима Евгеньевича — «Восхождение». Пропустить такое событие было невозможно…

(Ленские столбы / фото В. Гиппенрейтера)

К тому моменту я знал большинство его опубликованных работ практически до деталей. Но фотографии в большом формате трудно сравнить с альбомной печатью, можно лишь любоваться увиденным. Вопросов было много. Вадим Евгеньевич оказался прекрасным собеседником, внешне строгим, но с удивительным обаянием и фантастической энергетикой. Мы расспрашивали его и о старой деревянной камере с листовой плёнкой, с которой он так и не расстался, поменяв лишь оптику на более современную. Были вопросы и о технике съёмки.

(Кижи / фото В. Гиппенрейтера)

Спросил его и о мастер-классах по пейзажной фотографии, не планирует ли проводить. Он улыбнулся и, посмотрев своим удивительно пронзительным взглядом, ответил: — А чему я могу научить? Пользоваться фотокамерой сегодня может любой, всё это есть в интернете, да и камеры теперь совсем для ленивых — снимай не хочу… Учить композиции? Для этого есть музеи — там всё уже сотни раз написано, ходи — рассматривай, запоминай… А вот понять, почувствовать, что снимать нужно именно здесь и сейчас, видеть — этому не научишь, это или есть у фотографа, или нет…»

(В. Гиппенрейтер, «Фотоцентр», 2004 год)

Гиппенрейтер всю жизнь снимал камерой, сделанной в 1895 году. Причём сам доводил её до нужной кондиции — под современные кассеты и объективы. А уклон задней стенки камеры позволял играть с перспективой. Возможность смещения передней стенки вверх-вниз и в стороны — подвижки, которые исправляют перспективу, основа широкоформатной съемки — были в деревянных камерах с самого начала. Это были настоящие профессиональные фотоаппараты — говорил он, оставаясь верным своим камерам до наших дней…

(вулканологи на фоне извержения вулкана Толбачик 1975 год / фото В. Гиппенрейтера)

Было ещё много вопросов и ответов, но они почему-то совсем не отложились в памяти, а вот его работы на стенах «Фотоцентра» я помню до сих пор…

(Берег Белого моря / фото В. Гиппенрейтера)

Его архив насчитывает более 50000 фотографий, в основном сделанных на цветную форматную обращаемую пленку. В свои 87 он был всё так-же бодр и энергичен. Продолжал кататься на горных лыжах, с которыми не расставался всю жизнь…

(с друзьями по проекту foto.ru, 2004 год)

Фотографий с автором практически нет, что и не удивительно. Фотограф всегда снимает сам, и очень редко когда кто-то снимает его. Но совершенно случайно нашёл в сети вот это фото с тайменем из видеофильма 1957 года «В горах Саянских» (сам фильм можно посмотреть здесь)

(кадр из фильма В горах Саянских)

Я не буду пересказывать биографию Вадима Евгеньевича, всё это в достаточном объёме давно уже есть в сети. Приведу лишь несколько его замечательных слов, которые вспоминаю раз за разом, когда смотрю через видоискатель камеры на удивительные красоты окружающего нас мира…

— Снимаю то, что мне нравится. Надо нести собственное отношение и восприятие пейзажа. Пейзаж – прежде всего взаимосвязь твоего внутреннего состояния и состояния природы. Оно может быть интересным, а может безразличным…

(Ленские столбы / фото В. Гиппенрейтера)

— Бывали у меня такие состояния, когда целый день аппарат таскал — и ничего не снял. Когда нет пейзажа, нет настроения, нет состояния…

(фото В. Гиппенрейтера)

—  Вот попробуйте посадить пять художников, чтоб они нарисовали портрет одного и того же человека. Получится пять разных портретов, и каждый из них — автопортрет самого художника. Его отношение, его решение. Так же и с фотографией…

(фото В. Гиппенрейтера)

— Художник создаёт нечто из ничего, художник может что-то взять из своей головы, из своей интеллигентности. А фотограф имеет дело с реально существующими предметами. Фотограф констатирует факт со своим собственным отношением. Это констатирование может превратиться в произведение искусства, если сделано с соответствующим отношением. В фотографии очень важно передать состояние момента. В серую погоду, допустим, какие-то туманные места, туманное небо, соответствующее освещение под ногами, соответствующее общее настроение. Если это настроение передано, то фотография, можно сказать, состоялась. А если этого состояния нет, то получается фальшивая картинка, которая к этому изображению отношения не имеет. Поэтому должен быть очень целостный подход к тому, что ты видишь, своё собственное отношение и возможность реализовать то, что ты чувствуешь. И об этом не надо забывать…

(фото В. Гиппенрейтера)        

— Чтобы хорошо прочувствовать пейзаж, в нем надо какое-то время жить…

(фото В. Гиппенрейтера)                                                                           (фото В. Гиппенрейтера)

16 июля 2016 года на 99 году жизни Вадима Евгеньевича Гиппенрейтера не стало…


«ЗОЛОТОЕ КОЛЬЦО. ПАМЯТНИКИ ДРЕВНЕЙ РУСИ». Выставка фотографий ВАДИМА ГИППЕНРЕЙТЕРА

«ЗОЛОТОЕ КОЛЬЦО. ПАМЯТНИКИ ДРЕВНЕЙ РУСИ». Выставка фотографий ВАДИМА ГИППЕНРЕЙТЕРАБольшой выставочный зал Куратор выставки Светлана Бестаева: +7 (916) 149 11 56      http://www.gippenreiter.ru Партнеры проекта:    Prolab Curator    Союз Фотохудожников   Национальный Фото Архив «Геофото» 27 мая в 16.00 в Большом зале Тверского городского музейно-выставочного центра состоится открытие выставки фотографий Вадима Гиппенрейтера «Золотое кольцо. Памятники Древней Руси». Организаторы данного выставочного проекта — Тверское региональное отделение «Союз фотохудожников России» и Фонд «Фотографическое наследие Гиппенрейтера». Вадим Евгеньевич Гиппенрейтер — кавалер Ордена Почета, Почетный член Союза Фотохудожников России, один из основателей и крупнейший представитель отечественной школы художественной и пейзажной фотографии. Автор тридцати восьми альбомов и книг, изданных в России, Англии, США, Франции, Германии и Чехии. Указом Президента РФ от 15 февраля 2012г. № 188 В.Е.Гиппенрейтер награжден ОРДЕНОМ ПОЧЕТА за большие заслуги в развитии отечественной культуры и искусства и многолетнюю плодотворную деятельность. Культурное наследие и заповедная природа страны всегда имели ключевое значение в творчестве мастера. Памятники Золотого кольца России — это достояние нашей национальной культуры, наши истоки. Автору удалось глубоко и полно воплотить тему гармонии природы и творений рук древних зодчих — соборы, храмы и монастыри живут в естественных декорациях, созданных самим Творцом. Фотографии мастера лишь подчеркивают неразрывную связь духовности и культуры. Вадим Гиппенрейтер прошел с фотокамерой всю страну. На этой выставке зрителям будут представлены фотографии архитектурных памятников, фресок и икон городов Золотого Кольца и древних северных городов России в обрамлении красивейших пейзажей родной природы. Перед зрителями предстанут Сергиев Посад, Александров, Владимир, Суздаль, Углич, Юрьев-Польский, Переславль-Залесский, Кидекша, Борисоглебск, Ростов, Кострома, Ярославль, Нерехта, а также Новгород, Псков, Старая Ладога, Великий Устюг, Каргополь, Вологда, Ферапонтово, Кижи, Соловки. Творчество Вадима Гиппенрейтера являет собой яркий пример любви к своей стране, уважения к памяти и вере предков, бережного отношения к их многовековому труду. Надеемся, что данный выставочный проект повторит успех прошлогодней фотовыставки В.Гиппенрейтера «Заповедная Россия», прошедшей в июне 2015 года в Малом зале ТГМВЦ, и будет столь же интересен для зрителей. Экспозиция продлится до 3 июля.

Русский лес, фотоальбом) Вадима Евгеньевича Гиппенрейтера: Почти чистый переплет (2008)

На русском. Поскольку я не говорю по-русски, эту книгу будет сложно описать точно. Я немного перевел в Google. Я не вижу эту книгу ни на одном из английских книжных сайтов. Однако я нашел его на некоторых русскоязычных книжных сайтах. Мне кажется, что всех продавцов «нет в наличии». Убедитесь в этом сами. Книга находится в исключительном состоянии. Взгляните на фотографии. Чехлы идеально чистые, износа нет вообще.Книга квадратная и очень прочно переплетена от корки до корки. Страницы повсюду плотно прилегают. Нет никаких обязывающих вопросов. Страницы также исключительно чистые. Никаких загрязнений не увидел. Никаких складок я не заметил. Маркировки нет. Никаких вложений. И никто не написал ни их имени, ни чего-либо еще в книге. Это «фотоальбом». Есть только одна страница текста. Мне кажется, это красиво и интересно написанная книга. Я нашел несколько случаев, когда страницы сворачиваются.Мне кажется, что все страницы в книге в идеальном состоянии. Цвета на фотографиях яркие. Книга имеет защиту иллюстрированного картонного футляра, иллюстрации идентичны таковым на трех сторонах книги. Кожух выглядит почти в идеальном состоянии. Я не вижу никакого износа, который нужно было бы назвать. Производится очень добротно. Он также идеально чистый. Взгляните на фотографии. Есть 224 страницы. Фотограф — Вадим Евгеньевич Гиппенрейтер.Вы можете немного прочитать о книге и о нем из некоторых цитат, которые я нашел, перевел, скопировал и вставил ниже. «В книге представлены работы фотографа Вадима Гиппенрейтера. Вадима Евгеньевича Гиппенрейтера часто называют «великим фотографом земли русской». Гиппенрейтер, всемирно известный пейзажный фотограф, легендарная личность. Еще до Второй мировой войны он был известен как первый человек, спустившийся на лыжах по Эльбрусу. Гиппенрейтер первым в СССР начал создавать авторские фотоальбомы.В советское время он выпустил около тридцати фотоальбомов, посвященных русской природе: от действующих вулканов Камчатки до Беловежской пущи. Сегодня 87-летний фотограф весел, полон сил и интереса к жизни. Он подчинен тому, что мало кому удается: сохранить неуловимую красоту дикой природы, остановить момент. Энергичный, веселый, фанатично преданный своим любимым местам, он «записывает» на пленку старинные русские города, унылую природу средней полосы, фантастические труднодоступные районы Камчатки и Урала.Убирает Гиппенрейтера в одиночестве. Приходит, скованный природой. От Якутии до пустынь Средней Азии, от Камчатки до Карелии пролегали маршруты художника. Мастер объездил буквально всю страну. В 1960-90-х годах он запечатлел множество заповедных уголков — деревянной камерой 13×18 см. В то время Гиппенрейтер путешествовал по городу и горам, с не меньшим энтузиазмом фотографируя заповедники и памятники архитектуры. Почтенный возраст не заставил мастера уйти на пенсию — он до сих пор путешествует, а фотоаппарат всегда с ним.От другого человека: «Только передача настроения, состояния природы, по Гиппенрейтеру, возводит фотографию в ранг искусства. Взглянув на его альбом, вы перенесетесь в русский лес с его неповторимым очарованием, которое не теряется в любое время года, и ощутите частичку душевной радости, которую однажды испытал Мастер ». Инвентарный номер продавца № 002864

Задать вопрос продавцу

Новый альбом «Камчатка глазами вулканолога»

Автор альбома Юрий Демьянчук — вулканолог, руководитель Камчатской вулканологической станции.

Юрий Демьянчук выступает в роли фотохудожника, представляя читателю объекты своего исследования, запечатленные им в наиболее интересных и редких состояниях. Фотографии сопровождаются авторскими комментариями и вводными научно-популярными текстами о вулканах, написанными коллегами автора.

Камчатку снимают многие фотографы. О красотах полуострова много книг, фотоальбомов. Но Юрию Демьянчуку удалось сделать альбом, в отличие от других.

Сосредоточившись на одной теме, он много лет снимал вулканическую активность северной группы вулканов Камчатки — Ключевского, Шивелуча, Безымянного, Толбачика.В этом смысле Юрия Демьянчука можно назвать последователем Вадима Гиппенрейтера, открывшего «вулканическую тему» ​​в российской фотографии.

Уровень мастерства автора очень высок, и вы удивитесь, что он не фотограф, а вулканолог.

В этом уникальность этого альбома. Сочетая в себе качества фотографа и ученого, Юрий Демьянчук создает удивительные снимки мира вулканов, которые ему не по душе.

Постоянно проживая в поселке Ключи, у подножия самого большого действующего вулкана Евразии, Юрий имеет уникальную возможность быстро реагировать на происходящие изменения, он ловит облака фантастической формы, причудливые выбросы, потрясающую подсветку, которая бывает однажды год, ярко выраженные картинки времен года.

Ни один профессиональный фотограф сегодня при всей мобильности не может так внимательно следить за нюансами вулканической активности, как Юрий Демьянчук, для которого эта тема не просто хобби, а вопрос всей жизни.

Благодаря работе Юрия Владимировича сегодня читатель может увидеть очень редкие состояния природы, замеченные и пойманные глазами вулканолога.

Фотоальбом будет интересен как тем, кто ни разу не был на Камчатке, так и тем, кто был много раз, а он, кажется, уже все видел.

Уникальные снимки пепловых выбросов, достигающих тропосферы и внешне напоминающих ядерный взрыв, грандиозные пирокластические потоки, реки раскаленной лавы, сцены из жизни исследователей-вулканологов откроют вам удивительный мир вулканизма. Отдельно хочется сказать о небольших, емких, предельно информативных, увлекательных и высокоточных текстах и ​​комментариях к иллюстративной части.

Написанные автором и его коллегами-вулканологами, они помогут читателю понять природу и особенности процессов, запечатленных на фотографии.

Объем публикации 240 страниц, формат 25 × 27 см, качественная печать.

Стоимость альбома 2000 руб.

Тираж ограничен. По вопросам приобретения и продажи вы можете обращаться к Тамаре Сафаровой https://vk.com/id135554542, [email protected], WhatsApp +79152737425.

3431 просмотров всего, сегодня 1 просмотров

Умер легендарный фотограф Вадим Гиппенрейтер. Легендарный фотограф вадим гиппенрейтер Вадим гиппенрейтер фото

В 1934 году начал кататься на лыжах под руководством Густава Деберли (Австрия).Первый мастер спорта СССР по горнолыжному спорту (1937). Первый чемпион СССР по слалому (1937). Чемпион СССР по слалому 1938 года. С 1937 по 1960 год — тренер по горнолыжному спорту спортивных обществ «Вита» и «Зенит».

В 1948 году получил образование скульптора, окончил Московский художественный институт им. Сурикова. После окончания института увлекся фотографией. Занимался альпинизмом и горными лыжами. Он стал первым чемпионом СССР по горнолыжному спорту в 1937 году.Также он стал первым, кто спустился на Эльбрус в 1939 году. В дальнейшем он трижды выигрывал чемпионат Советского Союза по горнолыжному спорту. Фотоальбомы Вадима Гиппенрейтера «С Камчатки» очень известны. Он стал одним из немногих, кто снял «Извержение Толбачика 1975 года».

Двоюродный брат и бывший муж Юлии Борисовны Гиппенрейтер. У него трое детей (две дочери и сын), пятеро внуков, двое правнуков.

Указом Президента Российской Федерации Д.А. Медведев № 188 от 12 февраля 2012 г. Вадим Евгеньевич Гиппенрейтер награжден Орденом Почета.

Работы и выставки

Автор 28 фотоальбомов о спорте, искусстве, природе, в его архиве около 50 тысяч форматированных слайдов. Золотая медаль Международной выставки «ИНТЕРПРЕССФОТО» (1966 г.). Член Союза журналистов СССР, член Союза фотохудожников России.

Опубликовано фотоальбомов:

  • Сказки Русского леса.М., 1967.
  • К вулканам Камчатки. М., 1970.
  • Теберда — Домбай. М., 1970.
  • Заонежье. Музей-заповедник под открытым небом. М., 1972 г.
  • Командиры. М., 1972.
  • Новгород. М., 1976.
  • Вершины впереди. В горах Кабардино-Балкарии. М., 1978.
  • Рождение вулкана. М., 1979.
  • Мещерская сторона. М., 1981.
  • Мелодии русского леса. М., 1983.
  • Времена года. М., 1987.
  • Средняя Азия. Памятники архитектуры 9-19 веков М., 1987.
  • Гармония вечного. Древнее искусство Карелии. Петрозаводск, 1994. ISBN 5-88165-004-2.

Вадим Евгеньевич Гиппенрейтер — выдающийся мастер фотографии, автор 28 альбомов. Выпускник скульптурного факультета Суриковского института стал художником совсем в другой сфере. Ему подвластно то, что удается немногим: сохранить неуловимую красоту живой природы, остановить момент.Энергичный, веселый, фанатично преданный любимым местам, он «записывает» на пленку старинные русские города, печальную природу среднего пояса, фантастические труднодоступные районы Камчатки и Урала. За границей он не снимается, хотя нет на свете более страстного путешественника, чем Гиппенрейтер. Он просто не турист. Фраза, которую виртуозы этого искусства произносят с иронией, подходит ему как перчатка: «Великий фотограф земли Русской».

В.Г. Я вообще не занимаюсь отдельной фотографией.Я всегда делаю книгу, независимо от того, выйдет она в свет или нет. У меня есть только идея, которую я методично нанизываю на визуальный материал. Во-первых, я нахожу место, которое меня привлекает, интересует, беспокоит, вызывает особое отношение. Это может быть старый город, природа какого-то края или просто вид с одной точки — например, со скалы на Волгу. Меня привлекают поистине средневековые города не моложе 16 века, а больше всего — 12 века. Позже в архитектуре и живописи наступил явный упадок.Все, что последовало за Стоглавским церковным собором, когда были введены каноны в иконописи и строительство православных храмов, лишив художников права работать, положило начало падению древнерусского искусства.


Борисо-Глебский монастырь


КИЖИ. Русская зима


Кижи


Кижи

В.Г. По предложению Виктора Руиковича, известного фотографа, большую часть своей жизни проработавшего в журнале «Советский Союз», я попал к художественному редактору газеты «Известия» по имени Волчек.Он сфотографировал охотников, стариков, болота, костры и охотничьи хижины на Севере и принес Волчеку пачку черно-белых фотографий (цветные фотографии он еще не делал). Едва взглянув, он предложил превратить их в очередную экспозицию «Окна Известий». Это была моя первая профессиональная школа. Потом вышло несколько моих «окон», и я впервые получил хорошие деньги. Волчек сказал мне: «Стреляй, как стреляешь. Ни на кого не обращай внимания. Каждый стреляет по-своему.И постарайся отличаться от кого бы то ни было ». Из этого мои фоторепортажи разошлись по журналам« Смена »,« Огонек »,« Вокруг света »и др.

Кирилло-Белозерский монастырь

Н.К. в ваших руках самостоятельно?

VG Все в нашей семье умели пользоваться фотоаппаратом. Когда мне было 8-10 лет, семья не считала трудным вставить пластинку и кассету и использовать старую деревянную камеру сфотографировать своих гостей или родственников на празднике.Мы зарядили пару кассет со стеклянными пластинами в красном свете, поставили аппарат на штатив, накрылись тряпкой, соорудили «рамку» на матовом стекле и сразу пошли в комнату, чтобы проявить ее тоже в красном свете. Сушили негатив на улице, потом распечатали на дневной аристотипной бумаге, потом окунули в закрепитель — и все. После войны стал снимать лейкой — узкоформатным фотоаппаратом. Мой отчим (отец, дворянин и белый офицер, умер в 1917 году, когда я родился), тихий, очень умный человек, который бесконечно конструировал всевозможные фотоаппараты, не доверял новым технологиям и любил повторять: «Это все игрушки — все равно тряпкой накроешься »…. В чем-то он был прав: если бы я не стал фотографом, я мог бы стать пианистом или профессиональным спортсменом. Меня даже водили к известной Елене Фабиановне Гнесиной, которая била меня по рукам за нежелание заниматься сольфеджио. Я предпочитал ловить пескарей в Сетуне и был и остаюсь очень беспокойным. Еще с пеленок он умел грести на всех лодках, а в более зрелом возрасте начал заниматься горнолыжным спортом и альпинизмом.

Монастырь

Н.К. Но горные лыжи — такой элитный вид спорта для нашей страны, особенно в прошлом.Как вы попали в это?

В.Г. В 1934 году в Россию прибыли австрийцы, члены антинацистской партии Schutzbund. Все они были альпинистами и лыжниками. Со многими нашла общий язык. Моим первым учителем был легендарный Густав Деберль, профессиональный гид по австрийским Альпам, консультант известной лыжной компании Kneissl. Горнолыжный спорт в России начался с этих австрийцев. Альпинизмом заинтересовался после войны, когда появились первые альплагеря. Мы ехали пешком, асфальтированных дорог там не проложили, лазили на любые горы, какие хотели, всю экипировку возили.Каждое лето я проводил в горах, поднимался на наши кавказские вершины, был на Эльбрусе. Часто на восхождения брал с собой лыжи — в горы и зимой зимой. Впервые я поднялся на Эльбрус на лыжах в 1939 году … Давай поменяемся местами, а то глаза плохо видят на свету. Я много лет играл в регби и боялся, что мне выбьют зубы и выбьют глаз. Год я ослеп на один глаз, потом вылечился.

Старая Ладога

Псковский Кремль

Соловецкий монастырь

Н.К. Боже мой, что это — для молодежи? Когда вы все успели?

В.Г. В юности успевала все: и регби, и прыжки с трамплина, и даже марафон. И узнайте больше. Хотел бы я сделать сейчас столько же, сколько сделал тогда! Я очень хорошо учился в мединституте, получил двойную стипендию. Пройдя три очень интересных курса и получив хорошее фундаментальное образование, я понял, что не смогу всю жизнь заниматься узкой медицинской специальностью. Уже первая практика в клинике дала понять, что для меня это неприемлемо.Так закончилась моя карьера врача до того, как она началась. Со скандалом бросив мединститут, я поступил в Суриковский институт. Он окончил его после войны, в 1948 году. Но тогда скульпторы получали деньги только на «лики святых» — вождей, ударников, стахановцев. И я стал работать лыжным тренером, рисовальщиком, принял некоторые нормы ГТО.
Н.К. Как ты пережил войну?

В.Г. Война обошла меня довольно странным образом. Вначале мне сразу пришла повестка явиться с вещами в военкомат, что я и сделал.В анкете я сказал «мастер спорта по горным лыжам, такого-то звания по академической гребле». Документы были возвращены «до дальнейшего уведомления», очевидно, в надежде использовать меня в военных действиях в горах. Затем институт на два года был эвакуирован в Самарканд. Во время эвакуации я был прорабом на сельскохозяйственных работах. Но мы продолжали учиться в Самарканде. У нас были отличные учителя. Я наблюдал за работой Фалька; Рядом с нами работал профессор художественно-промышленного училища Фаворский; Матвеев жил по соседству в Регистане.Поэтому много лет спустя я сделал альбом о Средней Азии, который я хорошо знаю, много раз возвращался туда, снимал. Там все красиво: природа, архитектура, люди. Меня даже хотели выдать замуж за таджичку. В Самарканде много таджиков — открытых, добрых, красивых людей. Но на севере, в Москве, они не живут, болеют, а я не азиат, я не могу постоянно жить в Азии.

Ярославский кремль

Троице-Сыпановский монастырь.Костромская область

Юрьев монастырь. Новгородская область

Н.К. Вы не изображали «лики святых» как профессиональный скульптор и всегда были «вольным стрелком» как фотограф?

В.Г. Нигде не работал, не служил. Это звучит кощунственно, хотя это не значит, что он ничего не делал — наоборот. Его просто не значили ни в одном издании и не сидели на одном месте. Он начал снимать спорт, который знал досконально, и начал активно публиковаться в спортивной прессе.Горные лыжи, альпинизм, всевозможные сложные походы, рафтинг. Совершенно случайно сфотографировал художественную гимнастику — только из-за знакомых девушек. Никогда раньше не снимал в помещении и в такой динамике. Получилось эффектно, с размытыми движениями и развевающимися лентами. Прошло сразу несколько обложек журналов. Но к подобным экспериментам я больше не возвращался, хотя были довольны все: и девушки, и я. Постепенно перешел к серьезным темам: сегодня снял спорт, завтра опубликовал, послезавтра выбросил.Я хотел чего-то более значительного и немедленного.

Н.К. О чем была ваша первая книга?

В.Г. По поводу альпинизма он назывался «В горах Карачаево-Черкесии». А потом я сделал книгу о зубрах в Беловежской пуще. Увидев зубров впервые, я был просто ошеломлен, насколько прекрасны эти животные. Год снимал их, жил рядом, постоянно приходил. Передо мной открылся первобытный мир, в который можно было попытаться проникнуть. Ведь зубры были практически полностью уничтожены, в частных парках выжили лишь единицы особей.Зубра скрестили с зубром, и, согласно закону Менделя, для скрещивания отбирали потомство с большим процентом крови зубров, чем у зубров, и в итоге вывели почти чистокровную породу. В настоящее время этот скот в лучшем виде носится по горам-лесам, проблема сохранения вида отпала. Я до сих пор фотографирую этих животных, если есть возможность. Альбом «Беловежская пуща» печатается по цветным фотографиям. Разложил картинки по номерам и отправил вместе с текстом в типографию Сталина в Минске.Текст был опубликован на белорусском языке и под другой фамилией (кому-то нужна была публикация), но деньги мне сразу заплатили. У меня до сих пор прекрасные отношения с работниками Беловежской пущи.

Камчатка. Вулкан спит

Н.К. Итак, вы выбрали своих героев: природу и животных?

В.Г. В общем да. Книга «Сказки Русского леса» — без единого человека, черно-белое, посвященная временам года. Леонид Жданов, известный танцор, заслуженный деятель искусств России, фотохудожник, пропилил меня через все, пока не заставил.Несмотря на опасения издателя по поводу «отсутствия идеологии и неактуальности», до прилавков он не дошел, разошелся на корню со склада в типографии.

Н.К. Вы часто сами пишете тексты для альбомов. Почему?

В.Г. Кто, кроме меня, напишет текст о Командорских островах? Или про зубров? Или про извержения вулканов на Камчатке? Мы с вулканологами стояли у истоков изучения вулканов Камчатки! Все началось с нас.

Молния и луна

Вулкан, ночь, луна, молния

N.К. Как вы попали на Камчатку? По приглашению вулканологов?

В.Г. Нет, это совсем другая история. Я развелся с женой, думал, что жизнь сломана, все кончено. И я решил уехать на Камчатку, чтобы проветрить мозги. Я никогда там не был, никого не знал. Знал только, что там недавно открыли Институт вулканологии. Я приехал в Петропавловск — и сразу там. Мне дали ключ от жилого дома и сказали: «Живи.«Это было начало 60-х, вулканологи ждали извержения — а иначе зачем был организован институт? В тот же год, когда я приехал, извергался Ключевской вулкан. Поехали туда вместе. До этого ехали в Ключи на вулкан станция у подножия дымного вулкана Ключевская.Вулкан почти 5000 метров в высоту, что происходит внутри неизвестно.Сидеть и ждать внизу нет смысла, надо подниматься вверх. Бояться, но нужно. Поднялись: кратер глубиной 400 метров, диаметром 800, внизу вибрирует, кипит, шипит и изливает лаву.Гора трясется: когда стоишь на краю кратера и фотографируешь, замечаешь, что все движется. Кажется, вся гора на яйцах. Шикарное зрелище!

Н.К. Боитесь оказаться в непосредственной близости от извергающегося вулкана?

В.Г. Страшно попасть в троллейбус, а не в камень, летящий из кратера. В извержении все естественно. Пришлось бежать от раскаленной лавы … Главное в первые дни извержения — осмотреться и оценить ситуацию.Взрывы и выбросы горячих пород происходят не хаотично, а строго направленно. Не по центру, не по вертикали, а под углом. Вулканологи знали примерно столько же, сколько и я, им приходилось ориентироваться на месте. Во время извержения всегда плохая погода, в атмосферу выбрасываются водяной пар и щебень. В нем масса газов — вся периодическая система Менделеева. Постоянное трение горячей породы, водяного пара и всей этой химии образует электрические разряды.Нарушена связь на переносной радиостанции — сплошное потрескивание. Разряды даже не всегда видны в черных облаках над кратером. И только отдельные излучения дают молнии, которые мне удалось запечатлеть на серии фотографий.


Извержение вулкана Толбачек

Рождение вулкана

Извержение. Начало

Извержение продолжается …

Извержение

Вулкан.Камчатка. Извержение

Камчатка

Грядет лава … извержение на Камчатке

Пепел … после извержения

Над облаками … Камчатка

Н.К. И на тебя ничего не упало?

В.Г. Он падал. Вы хотите стрелять ближе, поэтому вы лезете, забывая об осторожности. Может произойти изменение направления разряда. Камни взлетают вверх на много километров, так что вы успеете о них забыть.Именно тогда они падают на голову. Однажды мы с другом попали в зону взрыва пузыря лавы, кусочки которого пролетели над нашей головой: мой пуховик разорвался, вонь от сгоревшего дотла была ужасной. Однажды меня ударили камнем прямо в деревянную камеру. А при первом знаменитом извержении Ключевского вулкана в 1965 году мы с вулканологами испортили все наши приборы. Когда мельчайшая пыль, например осколки стекла, падает с неба и попадает в оправу объектива, она перестает двигаться. Мы обиделись — извержение только началось.Поехали в магазин в Ключи, где были аппараты «Москва» по образцу Rolleiflex. Во время дождя протекла крыша, их залило, и они никому не были нужны, лежали в ящике. Выбрали более-менее подходящие устройства, заплатили рубль, разобрали, привели в порядок. На эту скромную камеру я заснял все извержение. И я до сих пор использую эти слайды.

Н.К. Чем вы стреляете? Как сказал отчим: «Все равно тряпкой накроешься»?

В.Г. Тем не менее, движение необходимо снимать на более эффективную камеру.Но снимаю не узкими камерами, а широкими, 6х7 — «Асахи-Пентакс» и «Мамия РБ-67». А все, что можно делать медленно, я делаю старым большим фотоаппаратом: ставлю штатив, прикрываюсь тряпкой и пока не встряхну снимок, не уйду отсюда. Я показываюсь в ванной. Зачем ехать на тренировку куда-нибудь в Москву, если можно делать то же самое дома в любое время дня? Я всегда должен знать, где я ошибся, если что-то не так со стрельбой. Этому научил меня опыт работы с «Правдой».Однажды я снимал Таллиннскую регату. Мой друг Тимир Пинегин, легендарная личность, чемпион Олимпийских игр и мира, подарил мне лодку, чтобы я мог работать в любых условиях — и в шторм, и на волне. Яхты опрокинулись, погода стояла ужасная. Я снял то, что мало кому удавалось. Съемки в «Правде» испортились. С тех пор все делаю сам.

Н.К. Подскажите, можно ли снимать один выстрел днем?

В.Г. Нормально и ни одного укола днем ​​не делать.Совершенно нормально. Дважды был на Байкале. Ничего не снимал. Мутное пустое небо, отраженное в озере, выжженное летом, без спусков — что тут снимать и кому это нужно? Байкал — очень интересный и сложный объект. Чтобы убрать его как следует, надо там жить — ищите интересные временные состояния ранней весной или поздней осенью. Когда лед начинает крошиться и бури гонят льдины. Чтобы прочувствовать любой пейзаж, нужно какое-то время в нем пожить.

Н.К. Здесь великий Клод Моне годами сидел на берегу крошечного пруда недалеко от своего дома в Живерни и ловил моменты — ракурсы камеры, солнечные вспышки, изменение цвета. Благодаря этому у нас по всему миру разбросано 300 картин …

В.Г. Он определенно жил в этом пейзаже. Но не нужно беспокоить большого человека по пустякам. Это я о фотографии и о Моне. Живопись и фотография — это совершенно разные вещи, хотя точки соприкосновения есть. Книга, составленная из фотографий, представляет собой большую мозаику, в результате чего изображение создает определенное состояние.Фотографировать виды не может быть проще. И в то же время посложнее. Москву не фотографирую, потому что «не вижу», у меня нет своего отношения к ней. И я не хочу его снимать. Но я могу сто раз съездить в Псков, пока не сниму то, что я думаю — то, как мне нравится. Или в Новгород, или в Кижи. Решая такие проблемы, вы приближаете фотографию к ИСКУССТВУ. Затем в результате, хотя картина остается плоской, создается некий объем, образ того или иного города.Кадры самолета раздвигаются, и рождается состояние, то есть то, что делает пейзажную фотографию искусством.

Н.К. Считаете ли вы правильным сказать, что с помощью фотографии человек, не видевший своими глазами красоты природы того или иного края или шедевра древнерусской архитектуры, может составить правильное представление о \ их?

В.Г. Очень примерно. В Суриковском институте, где я учился, преподавали наши великие искусствоведы Виктор Никитович Лазарев, Михаил Владимирович Алпатов и Андрей Дмитриевич Чегодаев.Их книги до сих пор являются основой для студентов. Читая лекции, нам показывали иллюстрации. Чегодаев отвел его в кладовые ГМИИ. Все его понимали, всегда приходили ему навстречу — он был очень человечным человеком. Алпатов, напротив, требовал — не дай бог ошибиться с датой создания какой-нибудь иконы! Часто в классе на стену проецировались слайды: Феофан Грек, Дионисий, Андрей Рублев … Потом я оказался в Новгороде, в Спасском храме на Ильине, расписанном до верха Феофаном Греком.Когда я взобрался на леса и увидел их нос к носу, спина к спине, я был поражен. А потом написал заявление в издательство «Планета»: «Снимаем Новгород». И Планета отреагировала быстро. Итак, из-за шока от фресок Феофана Грека я сделал альбом о Новгороде. Это примерно соотношение между фотографией и реальностью.

Н.К. Сейчас нет издательства «Планета» или «Искусство». Кто сейчас издает альбомы?

В.Г. Нет никого.Никто не публикует. У меня есть горы готовых материалов с текстами — Новгород, Псков. Никто не хочет рисковать своими деньгами: чтобы выпустить альбом, нужно вложить 150 тысяч долларов, а когда они вернутся, неизвестно. В магазинах сейчас все время спрашивают, есть ли какие-нибудь альбомы о России, но предложить нечего.

Н.К. О чем твой последний альбом?

В.Г. О Карелии. Он называется «Гармония Вечного». Естественно, мне не хотелось такого названия — так решила редакция.Имя у меня было простое: «Природа и искусство Карелии». Гармония вечного — это, по сути, общее место. Это можно сказать о любой природе в целом.

Н.К. Есть ли места, куда бы ты хотел вернуться?

В.Г. Я всегда хочу вернуться на Север. И на побережье Белого моря, и на Кольском полуострове. Не могу попасть в старую Ладогу — там старинная русская крепость и прекрасные средневековые памятники, фрески 12 века. Осенью снова поеду на Соловки, которые недавно восстановили после кошмаров ГУЛАГа.

Н.К. О чем мечтаешь?

В.Г. Мечтаю сделать здоровенный альбом «Заповедная Россия», в который вошли бы всевозможные примечательные природные места — Камчатка, Урал, заповедники плюс древнерусское искусство, которое сохранилось до сих пор. Сейчас я бесконечно езжу в Псков, где на берегу реки Великой стоит собор Мирожского монастыря и есть возможность убрать из лесов фрески XII века, которые еще никто не копировал. Это, пожалуй, единственные в России фрески такой редкой сохранности, невероятной красоты.Высочайший уровень искусства.

В долине гейзеров

Горячее озеро Долины гейзеров

97 лет. «Он до сих пор снимает деревянной камерой, изготовленной в 1895 году, технически совершенствуя ее самостоятельно для создания современных объективов и светочувствительных материалов».

Оригинал взят из нандзед в Легендарный российский фотограф

«… Никогда не пользовался цифровой техникой. 70 лет назад ее просто не было, а сейчас я предпочитаю аналоговую камеру любым современным изыскам.Почему? — ты спрашиваешь. Это тема для отдельного разговора. «
Вадим Гиппенрейтер

Извержение вулкана Толбачик, Камчатка, 1975 год Вадим Гиппенрейтер

Вадим Гиппенрейтер родился 22 апреля 1917 года в Москве. По его словам, с раннего детства он был предоставлен самому себе, гуляя и исследуя все вокруг. «Большую часть жизни я прожил на свежем воздухе, в Москве — в коротких поездках. С малых лет он скитался и ночевал в лесу, разводил костры в непогоду, встречал рассветы у реки.Ожидая пробуждения рыбы, я загипнотизировал поплавок удочки, едва заметный в предрассветном тумане », — рассказывает мастер. Фотографировать начал с юных лет, потому что в каждой образованной семье были фотоаппараты деревянного формата. Я научился пользоваться всем оборудованием самостоятельно.

Вулкан Толбачик, Камчатка, 1975 Вадим Гиппенрейтер


Вадим Гиппенрейтер

«Я родился и вырос на высоком берегу Москвы-реки. Первые детские воспоминания — это катание на лыжах.И только потом, каюсь, научился ходить », — вспоминает Вадим Гиппенрейтер. Его юношеское увлечение переросло в серьезное занятие горнолыжным спортом, и в 1937 году он стал первым мастером спорта в СССР, в 1939 году первым в мире покинул вершину Эльбруса. Он учился на биологическом факультете, однако был отчислен из-за его благородных корней. Меня перевели в медицинский вуз, но не понравилась узкая направленность обучения, желание познавать мир во всех его проявлениях мешало учиться строго по правилам.Гиппенрейтер перевелся в художественный институт, который окончил в 1948 году. Он не умел и не хотел писать портреты вождей, как того требовали в то время. Решение продолжить тренерскую карьеру было естественным и впоследствии стало основной профессией Вадима Гиппенрейтера на 20 лет. Однако именно его любовь к фотографии была истинной внутренней составляющей его жизни, которой он посвящал все свое время.


Вулкан Толбачик, Камчатка, 1975 Вадим Гиппенрейтер

Вадим Гиппенрейтер

Вадим Гиппенрейтер

«Я стремлюсь в места, недоступные на машине.Принесенный фотоматериал — всего лишь инструмент, которым вам нужно владеть, чтобы получить такой результат. «Вадим Гиппенрейтер никогда так просто не водил, у него всегда были четкие цели и задачи. Место следующей фотоэкспедиции всегда выбиралось с расчетом на работу. А у меня всегда было все при себе: рюкзак с палаткой, снаряжение, топор, спальник.Он всегда путешествовал один, чтобы побыть наедине с местом, которое хотел запечатлеть.

Вадим Гиппенрейтер

Вадим Гиппенрейтер

Вадим Гиппенрейтер

Все фотографии мастера слайды среднего и большого формата.Он до сих пор снимает деревянным фотоаппаратом 1895 года, технически совершенствуя его самостоятельно для создания современных объективов и светочувствительных материалов. Старый деревянный корпус оснащен самой современной оптикой и пленками. Коллекция его работ представлена ​​на официальном сайте мастера.

Вадим Гиппенрейтер

«Я собираю« свою »заповедную Россию: нетронутую природу, памятники архитектуры XII-XVIII веков, органично вписанные в окружающий ландшафт.Вершина русского искусства — старинные иконы и фрески. То, что может сделать в своей жизни один человек, — это лишь фрагмент картины. Будет хорошо, если такая мозаика когда-нибудь сложится », — Вадим Гиппенрейтер.

Вадим Гиппенрейтер

Может ли лямблии вызвать похудание, лямблии похудеть

Показание Спазмы в животе Сжимающий прерывистый дискомфорт в животе, возникающий в результате спазма внутреннего органа. Аномальная морфология сперматозоидов Сперма с двойным хвостом или без хвоста; кривая, двойная или слишком большая головка сперматозоида.

Может ли лямблии вызвать потерю веса, Giardiasis hardver kezelése

Абсцесс зуба А содержал скопление разжиженной ткани, известной как гной, которая действует как защита от инородного материала. Рассеянность. Озабоченность настолько велика, что можно избежать обычного настойчивого внимания. Травма от злоупотребления Травма, вызванная умышленным причинением вреда или травмы другим человеком.

Боль Боль, характеризующаяся постоянной и обычно ограниченной интенсивностью. Кислотный рефлюкс. Хроническое заболевание пищеварительной системы, возникающее, когда кислота или содержимое желудка возвращается в пищевод, раздражая слизистую оболочку пищевода.Ацидоз Избыток кислоты в организме из-за накопления кислоты или истощения резервов потери веса лямблиозом.

Лямблиоз. Потеря веса

Акне Распространенное кожное заболевание, проявляющееся в появлении прыщей, которые появляются при закупорке пор кожи. Акромегалия Избыточное производство гормона роста в передней доле гипофиза после полового созревания. Актинический кератоз Небольшое грубое пятно красноватого цвета на коже, возникающее из-за чрезмерного пребывания на солнце.

  • A hasnyálmirigy számos megbetegedése során a поджелудочная железа szekréciós kapacitása fokozatosan csökken, illetve a pancreasnedv kifolyása nehezítetté válik, emiatt lédneezítetété válik.
  • Gyógymód férgek és férgek ellen
  • Симптомы паразита лямблии у человека. Giardia teszt Может ли лямблии вызвать потерю веса
  • Helmint fertőzések szűrése
  • Лямблии, паразитирующие на потере веса.
  • Giardia Magyar, fordítás, Angol-Magyar Szótár — Glosbe
  • Эхинококкоз — эхинококкоз (эхинококкоз) в эхинококкозе

Болезнь Аддисона Долговременное эндокринное заболевание, при котором надпочечники не вырабатывают достаточного количества стероидных гормонов. Утомление надпочечников Снижение способности надпочечников вырабатывать различные гормоны, необходимые для жизни, обычно вызванные хроническим стрессом.

Возрастные пятна Плоские коричневые, коричневые или черные пятна разного размера, которые обычно появляются на лице, руках, плечах и руках. Возбуждение. Ощущение беспокойства, связанное с повышенной двигательной активностью.

СПИД или ВИЧ Заболевание, при котором происходит серьезная потеря клеточного иммунитета организма, что значительно снижает сопротивляемость инфекциям и злокачественным новообразованиям. Алкогольная зависимость Частое употребление большого количества алкоголя, обычно отмечаемое нарушением нормального функционирования. Бдительность Мера умственной активности, активности и быстрой осведомленности о своем окружении.

Диета számra Лямблиоз?

Алкалоз Необычно высокая щелочность крови и биологических жидкостей. Аллергия на насекомых Гиперчувствительная реакция на аллерген насекомых. Аллергия на перхоть домашних животных Чрезмерная реакция иммунной системы на обычно безвредную перхоть домашних животных, приводящая к кожной сыпи, чиханию или хрипу.

Респираторная аллергия Необычные реакции дыхательной системы, возникающие в ответ на безвредные вещества. Болезнь Альцгеймера. Прогрессирующее неврологическое заболевание, которое нарушает память и другие важные психические функции.

Симптомы лямблий и потеря веса

Аменорея Женщины, пропустившие по крайней мере три менструации подряд, а также девочки, не начавшие менструацию к возрасту Амнезия Частичная потеря веса или потеря веса лямблиозом. Анемия Состояние, при котором в кровотоке необычно низкое количество эритроцитов.

Аневризма Чрезмерное локализованное расширение или раздувание артерии, вызванное ослаблением стенки артерии. Гнев Сильное чувство раздражения, неудовольствия или враждебности.Стенокардия. Состояние, при котором возникает сильная боль в груди, вызванная недостаточным кровоснабжением сердца.

Лямблии у человека. Лямблиоз nsp Лямблиоз Потеря веса Показания, связанные с parazita trematode kezelés Показания Спазмы в животе Сдерживающая периодическая потеря веса лямблиозов живота в результате спазма внутреннего органа. Аномальная морфология сперматозоидов Сперма с двойным хвостом или без хвоста; кривая, двойная или слишком большая головка сперматозоида. Gyógyszer a paraziták számára asd 2 parazitaellenes komplexek áttekintése, паразитактоул дегельминтизации фасциолезной болезни szarvasmarha.Лямблии-паразиты, вызывающие инфекции у людей, vajon a pinworms fertőző e. При появлении симптомов они могут включать диарею, боль в животе и потерю веса.

Анкилозирующий спондилит AS Воспалительный артрит, поражающий позвоночник и крупные суставы. Анорексия Эмоциональное расстройство, характеризующееся навязчивым желанием похудеть путем отказа от еды. Аносмия. Потеря обоняния, обычно вызванная заболеванием носа или травмой головного мозга.

Giardia parazita Лямблии паразитарные похудание, Coordonator medical.Milyen a Giardia életciklusa? Лямблии непростые. Giardia lamblia az egész világon a leggyakoribb bél-parazita.

Сибирская язва Редкое, но серьезное бактериальное заболевание, обычно поражающее домашний скот, но может передаваться и людям, поражая кишечник, кожу или легкие.

Тревога Психическое расстройство, характеризующееся чувством беспокойства, нервозности или страха, которые достаточно сильны, чтобы мешать повседневной деятельности. Апатия Отсутствие, отсутствие, безразличие или подавление эмоций.

Лямблии, паразиты, потеря веса

Потеря аппетита Отсутствие желания есть. Повышенный аппетит. Чрезмерное чувство голода. Аритмия Нарушение силы или ритма сердцебиения. Артериосклероз Хроническое заболевание, связанное с утолщением и упрочнением стенок артерий, обычно возникающее в пожилом возрасте.

Артритная боль Воспаление и скованность суставов, за которыми следуют боль и отек, которые могут усиливаться с возрастом. Реактивный артрит. Хроническая форма артритной боли в суставах и отека, вызванная инфекцией.

Астма Заболевание органов дыхания, характеризующееся спазмами в бронхах легких, вызывающими затруднение дыхания. Обычно возникает в результате аллергической реакции или других форм гиперчувствительности. Атаксия Потеря полного контроля над координацией мышечных движений тела.

Атеросклероз. Увеличение воскового налета на внутренней стороне кровеносных сосудов. Стопа спортсмена. Грибковая инфекция, которая обычно начинается между пальцами ног, при которой кожа начинает трескаться и отслаиваться, становясь зудящей и болезненной.Расстройство обработки слуха Расстройство, влияющее на способность понимать речь в шумной обстановке, следовать указаниям и различать похожие звуки.

Лямблиоз, потеря веса, Лямблии. Когда появляются симптомы, они могут включать диарею, боль в животе и лишний вес, helminthostachys zeylanica. Рвота, кровь в стуле и лихорадка наблюдаются реже.

Аутоиммунное заболевание Заболевание, при котором иммунная система организма атакует здоровые клетки. Аутоинтоксикация Отравление токсинами или метаболическими отходами, образующимися в самом организме.

Показания, связанные с маслами

Расстройство, препятствующее ограничению приема пищи Тип расстройства пищевого поведения, при котором потребление определенных продуктов ограничено в зависимости от внешнего вида, запаха, вкуса, текстуры или негативного опыта употребления пищи в прошлом.

Ранее известное как селективное расстройство пищевого поведения СЭД. Боль в спине Боль в поясничных отделах спины разной степени выраженности и интенсивности. Скованность в спине. Постоянная пульсация или скованность в любом месте позвоночника, от основания шеи до копчика.Бактерии Одноклеточные микроорганизмы, которые могут существовать либо как независимые свободноживущие организмы, либо как паразиты, живущие в зависимости от другого организма и процветающие в разнообразных средах.

Бластоцистоз — Медицинское определение и произношение

Лямблии потеря веса под глазами Появление небольшого отека или отечности в тканях под глазами, вызванных скоплением жидкости.

Проблемы с равновесием Симптомы включают от бреда до головокружения и могут быть вызваны потерей веса лямблиозом, вирусными или бактериальными инфекциями в ухе, травмой головы или нарушениями кровообращения, поражающими внутреннее ухо или мозг.Облысение. Отсутствие или отсутствие волос на коже головы.

ИППАРХОС, сын ПЕЙСИСТРАТОСА

XVII. (1) Писистрат состарился в должности, заболел и умер в архонте Филонеоса, прожив тридцать три года с тех пор, как он впервые стал тираном, и правил девятнадцать из этих лет. Все остальное время он находился в ссылке. (2) Судя по датам, очевидно абсурдно предполагать, как это делают некоторые, что Писистрат был любим Солоном и участвовал в войне против Мегары за обладание Саламином.Их возраст делает это невозможным, если подсчитать продолжительность жизни каждого человека и дату его смерти. (3) После смерти Писистрата его сыновья так же правили и управляли делами. У него было два сына от жены-гражданки, Гиппий и Гиппарх; и два — его аргосской женой Иофоном и Гегесистратом (которого также звали Фетталом). (4) Писистрат женился на Тимонассе, дочери аргосян из Аргоса по имени Горгилос. Ранее она была замужем за Арчиносом Амбракийским, который принадлежал к семье Кипселидов.Отсюда дружба между Писистратом и Аргосом; Гегезистрат привел 1000 человек, чтобы сражаться вместе с ним при Паллене. Одни говорят, что Писистрат женился на ней во время своего первого изгнания, другие — когда он был у власти.

XVIII. (1) Их положение и возраст означали, что государством управляли Гиппарх и Гиппий. Гиппий был старшим, прирожденным политиком и мудрым человеком, и он руководил правительством. Гиппарх любил развлечения, интересовался любовными связями и искусством — именно он послал за Анакреоном, Симонидом, их товарищами и другими поэтами.(2) Теттал был намного моложе, его поведение было жестоким и возмутительным, что и было причиной всех их бед. Он влюбился в Хармодиоса, и когда его любовь не была возвращена, он далек от того, чтобы сдержать гнев, он яростно продемонстрировал это. Наконец, когда сестра Гармодиоса собиралась нести корзину в процессии в Панафинеи, он остановил ее и оскорбил Гармодиоса как женоподобного. Из-за этого Хармодиос и Аристогейтон были спровоцированы на заговор, в котором участвовало множество людей.(3) Во время Панафиней [514], когда они наблюдали за Гиппием на Акрополе (так случилось, что он принимал процессию, в то время как Гиппарх отправлял ее), они видели, как один из заговорщиков приветствовал Гиппия в дружеский способ. Они думали, что их предали. Желая сделать что-то до ареста, они спустились в город и, не дожидаясь своих товарищей по заговору, убили Гиппарха, когда он организовывал процессию рядом с Леокорионом.Таким образом, они испортили всю попытку. (4) Гармодиос был мгновенно убит стражниками, но Аристогейтон был схвачен позже и некоторое время подвергался пыткам. Под пытками он обвинил в заговоре многих аристократов, которые были друзьями тиранов. Сначала расследование не смогло найти никаких следов заговора, так как рассказ о том, что Гиппий разоружил участников процессии и искал их в поисках кинжалов, неверен; в то время они не носили оружия в процессии (это было более поздним изобретением демократии).(5) Демократы говорят, что Аристогитон сознательно обвинял друзей тиранов, чтобы вовлечь их в нечестие и ослабить их фракцию, если они убили своих невиновных друзей; другие говорят, что он не изобретал это, но раскрыл тех, кто был в заговоре. (6) Наконец, когда его не убили, несмотря на все его усилия, он пообещал, что замешает многих других. Когда Гиппий дал ему свою руку в качестве залога, он отругал его за то, что он протянул руку убийце своего брата.Это разозлило Гиппия до такой степени, что ярость овладела им, он вытащил кинжал и убил его.

XIX. (1) После этого тирания стала намного жестче. Отомстив за своего брата, Гиппий убил или изгнал множество людей, и все ему не доверяли и ненавидели. (2) Примерно через три года после смерти Гиппарха Гиппий пытался укрепить Мунихию из-за своей непопулярности в Афинах. Он планировал перенести туда свою резиденцию, но пока это продолжалось, он был изгнан царем Спарты Клеоменом.. . .

Терпение силы: Российская наука об интервалах отдыха

«Дайте им большие обеды из говядины, железа и стали», — писал Шекспир в «Генрих V ». «Они будут есть, как волки, и драться, как дьяволы».

Если бы у меня был выбор, я не думаю, что эти свирепые воины пошли бы в закусочную за говядиной. Было установлено, что средний покупатель McDonald’s заканчивает свою трапезу чуть более чем за десять минут. Интересно, существует ли обратная зависимость между качеством и временем, необходимым для его потребления? Я знаю, что в силовых тренировках есть — ребенок, который бросается от подхода к подходу, никогда не станет сильным.

В ответ на тенденцию фаст-фуда итальянский кулинар Карло Петрини запустил движение «медленное питание», чтобы продвигать неторопливые обеды, чтобы насладиться компанией друзей и семьи и даже попробовать еду. Может быть, нам стоит сделать то же самое в силе и даже в кондиционировании?

Давид Ригерт — сильные не торопятся.

3 типа интервалов отдыха согласно российской науке

Российские спортивные ученые выделили три типа интервалов отдыха в рамках занятия (Матвеев, 1991):

  • Обыкновенный интервал .Он обеспечивает «относительную нормализацию функции». К его концу работоспособность приближается к уровню, предшествующему предыдущему упражнению, до точки, при которой не страдают ни качество, ни количество.
  • Интервал напряжений . «Его продолжительность настолько коротка, что следующая нагрузка [набор] накладывается на оставшуюся функциональную активность определенных систем организма, вызванную предыдущей нагрузкой [набором]. В результате эффект следующей загрузки [набора] увеличивается ». Очевидно, этот интервал короче обычного.Производительность не должна снижаться, но это происходит из-за больших усилий.
  • Интервал стимуляции — это самый короткий интервал, после которого производительность увеличивается. Обратите внимание, что это краткосрочное увеличение, а не долгосрочное (содействие, а не суперкомпенсация). Когда наступает усталость, облегчение прекращается.

Обратите внимание, что этот же временной интервал может меняться при утомлении — от стимуляции к обычной к стрессовой.

В тяжелой атлетике и пауэрлифтинге интервалы стрессового отдыха очень редки. Единственный яркий пример, который я могу придумать, — это «день динамических усилий» Луи Симмонса.

Интервал стимуляции наиболее распространен среди американских пауэрлифтеров, особенно тех, кто следует классической методологии Коана и Ко 80-х годов. Они не думают о том, чтобы проводить двадцать минут между тяжелыми подходами приседаний, и советские исследования подтверждают эту практику в этом контексте. Гиппенрейтер (цитируется по Зимкин, 1975) заставлял своих испытуемых выполнять тотальный набор военных жимов. Их способность повторять свое выступление на седьмой минуте все еще упала на 10%.К двенадцатой минуте работоспособность превысила исходное значение и держалась до 25 минуты.

Ось «Y» отображает работоспособность, пунктирная линия на уровне 100% — начальный уровень. Цифры на оси «X» — минуты после набора.

Следует подчеркнуть, что вышеупомянутые сроки относятся к тотальным сетам; восстановление происходит намного быстрее в подходах, остановленных далеко от отказа, как в случае с олимпийской тяжелой атлетикой. Обычные интервалы являются стандартными в этом виде спорта. «Многолетние исследования показали, что интервалы отдыха обычно составляют от 2 до 5 минут.Следующий подход следует выполнять, когда спортсмен субъективно к нему готов ». (Медведев, 1969). Другие авторитеты, такие как Воробьев (1981), были полностью согласны.

Ряд российских пауэрлифтеров, включая национальную сборную, следуют методике тренировок, заимствованной из советской тяжелой атлетики. Как и ожидалось, они практикуют обычные периоды отдыха (хотя для жителей Запада они кажутся стрессовыми). Обратите внимание на рекомендации Шейко (2008):

80% 1ПМ x 5 повторений / 2 подхода — 2-3 мин.

75% 1ПМ x 5 / 5—4-5мин

90-95% 1ПМ x 1-2—5-7мин

Любой опытный американский пауэрлифтер скажет вам, что первое практически невозможно, а второе жестоко. Не так для россиян в силу их высокой работоспособности, выработанной их методикой обучения (тема для отдельного разговора). Для них это обычные интервалы.

Отдохните полностью, чтобы реализовать свой потенциал

Таким образом, если вы практикуете неполное восстановление между подходами силовых упражнений, вы никогда не достигнете своего потенциала. Протоколы плотности , безусловно, имеют свое место в тренировках по гипертрофии, но они являются эквивалентом фаст-фуда, который нужно употреблять лишь изредка. В большинстве случаев ваши периоды отдыха должны быть обычными (вы чувствуете себя восстановленными) или стимулирующими (намного дольше, чем то, что вам говорят ваши «чувства»). Пример первого — лестницы; последнего смажьте канавку.

В следующий раз мы поговорим о преимуществах более длительных периодов отдыха для «кондиционирования». А пока практикуйте «медленный отдых» и наслаждайтесь прибавкой в ​​силе!

Примените терпение штанги в Сертификации StrongFirst Lifter.

Павел Цацулин — генеральный директор StrongFirst, Inc.

Психодиагностика экзистенциальных переживаний молодежи

Ключевые слова: психосоматические расстройства, эмоциональные расстройства, стрессы, молодость.

Аннотация

В психологической реальности существует множество проблем, которые делают невозможным проведение какого-либо эмпирического исследования из-за отсутствия адекватных психодиагностических инструментов. Цель данной статьи — выбрать психодиагностические инструменты, которые позволили бы получить адекватную картину характеристик переживаний молодых людей в их переходный период.Экзистенциальная философия стала теоретической базой для раскрытия глубокого и существенного содержания нормативного кризиса подросткового возраста, поскольку именно в работах философов в этом направлении была сделана попытка раскрыть внутренний мир человека в его специфической идентичности. Адаптация экзистенциальной парадигмы к психологической практике была осуществлена ​​гуманистической психологией, которая выдвинула принцип сосредоточения внимания на индивидуальном субъекте и изучения целостной личности среднего человека в качестве центрального методологического постулата.В ходе исследования авторы использовали идеографические или феноменологические методы. Следовательно, требованиями для выбора адекватного методического допуска нашего исследования были: 1) возможность получения глубокой информации о внутреннем переживании исследуемого, поскольку это уровень самопознания, на котором субъект обнаруживает свое существование; 2) способность выбранной методики раскрыть индивидуальные особенности зрелости каждого респондента; 3) необходимость анализа того, как именно взрослость повлияла на реализацию первичной экзистенциальной интеграции (как новой черты подросткового возраста) и последующую жизнь субъекта; речь идет о реализации принципа единства всего жизненного пути респондента, раскрытии целостности и непрерывности событий его внутреннего мира.Среди существующих методических приемов, которые могут напрямую привести к изучаемому явлению, можно выделить метод беседы, который стал для нас основополагающим и конкретизировал точный метод глубинного интервью. В статье также приводится методологическое обоснование проведения глубинных интервью для изучения экзистенциального опыта подростков.

Рекомендации

1.Ананьев Б.Х. Психология и проблемы человеческого познания. — М. — Воронеж, 1996. — 384 с.
2. Бастун Н.А. Проблема подростковой и взрослой духовности. — К. — Луцк, 1994. — Гл.2. — 442 с.
3. Блонский П.П. Избранные педагогические и психологические сочинения. — М .: Педагогика, 1979. — Т.1. — 304 с.
4. Божович Л.Ю. Личность и формирование в детстве. — М .: Просвещение, 1968. — 464 с.
5. Бреусенко О.А. Динамика ценностно-смысловой сферы личности в условиях экзистенциального кризиса: Автореф.дис … кандидата психологических наук. — К., 2000. — 20 с.
6. Биудженталь Дж. Наука о жизни. — М .: «Класс», 1998. — 336 с.
7. Василюк Ф. Е. Типы переживания различных критических ситуаций // Психологический журнал. — 1995. — Т.16. — №5. — С. 104-114.
8. Венер А.Л. Психологическое консультирование и диагностика. — М .: «Генезис», 2001. — 154 с.
9. Выхоцкий Л.С. История развития высших психических функций. — М .: Педагогика, 1984.- Т.3. — С. 5-328.
10. Выхоцкий Л.С. Почвоведение подростка. — М .: Педагогика, 1984. — Т.4. — С. 5-242.
11. Долхов К.М. От Кьеркегора до Камю: очерки европейской философской и этической мысли 20-го века. — М .: Искусство, 1990. — 399 с.
12. Дольто Ф. На стороне подростка. — М .: Ахраф, 1997. — 279 с.
. 13. Келле А. Гуманистическая психология — это третий путь психологии? // Психология изучения познавательных процессов личности.- М .: Наука, 1983. — С. 94-109.
14. Кон Ю.С. Психология ранней юности. — М .: Просвещение, 1989. — 255 с.
. 15. Кон Ю.С. Психология средней школы: Пособие для учителей. — М .: Просвещение, 1980. — 192 с.
. 16. Крутецкий В.А., Лунин Н.С. Очерки психологии старшеклассников. — М .: Учпедгыз, 1963. — 123 с.
17. Максимова Н. Ю. Склонность подростков к аддитивному поведению // Психологический журнал. — 1996. — Т.17. — № 3. — С. 149-152.
18.Маслоу А. Самоактуализация // Психология личности. Тексты / Под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер. — М., МХУ, 1982. — С. 108-117.
19. Мэй Р. Вклад экзистенциальной психотерапии // Экзистенциальная психология. Наличие / Пер. с англ. М. Зандворова, Ю. Овчинникова. — М .: Апрель Пресс, Ызд-во ЭКСМО-Пресс, 2001. — С. 141-200.
20. Мэй Р. Любовь и воля. — М., 1997. — 376 с.
21. Наранхо К. Гештальт-терапия: установка и практика атеоретического эмпиризма. — Воронеж: Модек, 1995.- 304 с.
22. Наш проблемный подросток: пойми и согласен / Под ред. Л.А. Регуш. — СПб .: Союз, 2001. — 191 с.
23. Психологическая помощь и консультирование по практической психологии / Под ред. М.К. Тутушкина. — СПб .

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.