Вирджиния ольдоини: Secret box — Вирджиния Ольдоини, графиня ди Кастильоне -…

Содержание

Secret box — Вирджиния Ольдоини, графиня ди Кастильоне -…

Вирджиния Ольдоини, графиня ди Кастильоне — одна из главных красавиц своего времени, законодательница мод, итальянская шпионка при французском дворе, куртизанка, любовница Наполеона III, фотомодель.

Полное имя графини ди Кастильоне звучит как Вирджиния Елизавета Луиза Шарлотта Антуанетта Тереза Мария Ольдоини. Родилась 22 марта 1837 года во Флоренции.
В 16 лет вышла замуж за графа Франческо де Кастильоне, родила сына и в этом же году (1855) уехала в Париж, где вскоре ей удалось привлечь внимание Наполеона III. Её интересы в этом деле были не только личными, но и среди прочего, графиня выполняла поручение своего кузена, графа Кавура убедить Наполеона не препятствовать объединению Италии.

Благосклонность Наполеона III открыла двери в высший свет для Вирджинии. Она считалась одной их самых красивых женщин Парижа; балы, маскарады, любовники, высокопоставленные друзья, обожание — все это только усиливало рост тщеславия графини ди Кастильоне.

В 1856 она стала постоянной моделью фотографа императорского двора Пьера-Луи Пьерсона, оставившего свыше 400 её снимков. Графиня просто обожала выступать в роли модели. Фотография стала страстью Вирджинии. Пьерсон любил снимать Кастильоне в различных образах, котрые она же и придумывала — монашка, спящая графиня, графиня в трауре, в наряде одалиски, а так же он несколько раз снимал отдельно ее ноги.


Жизнь Вирджинии ди Кастильоне закончилась печально. Жила она замкнуто, в доме, где все стены завешаны черным, зеркала убраны, из дома выходила по ночам, чтобы не видеть взглядов прохожих.
Графиня постарела, поправилась, былая красота ушла — смириться с этим Вирджиния так и не смогла. Так она и доживала свой век. Вирджиния ди Кастильоне умерла в любимом городе Париже в 1899 году.


#история #history #историяроссии #зарубежнаяистория #факты #историческиефакты #истории #историческоефото #фото #ретро #ретрофото #historical

Вирджиния ди Кастильоне: первая фотомодель

27 марта в Центре фотографии имени братьев Люмьер в рамках образовательной программы PhotoСреда состоялась лекция преподавателя и фотографического критика Виктории Мусквик на тему «Роль фотомодели в истории fashion-фотографии».

Слушатели узнали о самых знаменитых фотографах в истории модной индустрии, об исторических этапах изменения представлений о профессии модели, о современном периоде в развитии fashion-фотографии: нынче востребованы кинообразы, взгляды на суть рекламной фотографии весьма разнообразны, в который раз возвращается в рекламные снимки женственность. Изменяется и подход к правовой природе fashion-фотографии, когда модели в суде добиваются признания за ними соавторства и соответствующих имущественных прав. И, конечно же, было сказано о знаменитых моделях, прославивших саму индустрию. Об одной из них стоит рассказать подробнее. Итак: Вирджиния ди Кастильоне — первая фотомодель.

Вирджиния Ольдоини, графиня ди Кастильоне (по мужу), разумеется, не планировала становиться фотомоделью. Собственно, в те времена не существовало и такой профессии. Зато графиня была молода, красива, бесконечно обаятельна и умело всем этим пользовалась. Флорентийская аристократка по рождению, в 16 лет она вышла замуж и родила сына, но в том же 1855 году уехала в Париж, где вскоре стала любовницей императора Наполеона III. Помимо личных интересов были у нее и общественные: ее кузен, премьер-министр Сардинского королевства граф Кавур, искал через ее посредничество поддержки Наполеона в деле объединения Италии.

В последующие годы ее жизнь была наполнена приключениями и авантюрами, достойными пера Дюма-отца, а финал жизни оказался безрадостен и трагичен, в стиле книг Дюма-сына.

Но нас в первую очередь интересует ее история как модели. Началась она еще в 1856 году, после встречи с фотографом Пьером-Луи Пьерсоном.

Сперва это были вполне типичные для тех лет фотографии, сюжет и композиция которых были позаимствованы из канонов портретной живописи прежних лет. В них все строго регламентировалось: поза, взгляд, одежда и прическа. Основной задачей было подчеркнуть социальный статус клиента и его общественное положение, индивидуальность же из снимков беспощадно изгонялась.

После первых стандартных снимков Пьерсон и графиня Кастильоне решились на, как бы сейчас сказали, перформансы, бросавшие вызов всем замшелым канонам и надоевшим клише. Впрочем, снимки все-таки не передавали саму индивидуальность графини, их лейтмотивом были ее красота и бесконечное самолюбование. Для Пьерсона же это был прежде всего профессиональный вызов и самовыражение как специалиста, а не как художника с собственным стилем.

Между тем, творческий дуэт создавал все новые снимки, и современникам, увидь они эти фотографии, показалось бы, что графиня отбросила все приличия. Она принимала двусмысленные позы, бросала в камеру игривые взгляды и — невероятно! — позволяла фотографировать свои обнаженные ноги! Сейчас эти снимки выглядят по-детски невинными, но тогда это был прорыв. Кстати, ноги графини ди Кастильоне — популярный сюжет в снимках Пьерсона. На него приходится немалая часть более чем четырехсот фотопортретов графини, сделанных за время их сотрудничества.

…Графиня Вирджиния ди Кастильоне умерла в возрасте 62 лет, в 1899 году. Через два года после этого поэт-символист Робер де Монтескью, бывший ее восторженным почитателем, приобрел на распродаже имущества часть личных вещей и большую часть сохранившихся фотографий графини. До недавнего времени коллекция не вызывала особенного интереса, но сейчас ее активно изучают культурологи, а графиня ди Кастильоне заняла заслуженное место в истории как «бабушка» всех фотомоделей.

При подготовке материала использовался фотоархив http://metmuseum.org/

Ольдоини, Вирджиния

                                     

★ Ольдоини, Вирджиния

В 16 лет вышла замуж за графа Франческо ди Кастильоне, в 1855 году родила ему сына. В том же году переехал в Париж, где вскоре стала возлюбленной Наполеона III. так это, среди прочего, выполняли инструкцию своего двоюродного брата, графа Кавур, чтобы убедить Наполеона не мешать объединению Италии. но их отношения длились всего два года, но она открыла красивые двери в жилых комнатах германской Императрицы Августы, Отто фон Бисмарк, Адольф Тьер.

С 1856 году она стала постоянной моделью фотографа императорского двора Пьера-Луи Пирсона, что осталось 400 её картинки. из Пирсона любили снимать Кастильоне в различных театральных костюмах, несколько раз он отдельно снимал ее ног. большое собрание ее фотографий поступило в 1975 году в Музее Метрополитен. В 1857 году Портрет графини, написал известный английский художник Джордж Фредерик Уотс. но тут вдруг наступил разрыв с императором — в апреле 1857 года, чтобы выйти из дома графини Луи-Наполеона напали трое неизвестных мужчин поймали итальянских революционеров, связаны через Джиро был в изгнании, Ледрю-rollnom а. степень участия графини в эту атаку осталось непонятно, но общественное мнение было возмущено, особенно несчастной была императрица Евгения. император поспешил отправить графиню в путешествие, по возвращении из которой отношения стабилизировались, но в октябре 1857 года император прекратил отношения.

После разрыва с Наполеоном III и нескольких лет пребывания в Италии, Графиня вернулся во Францию, поселился в Пасси. один из современников, кто видел, как Графиня в 1863 году на балу в Тюильри, писал:

Я нашел привлекательная женщина, не первой молодости с правильными чертами лица и довольно длинным носом, яркие цвета, большие глаза, по мнению многих, чтобы быть выразительными, но, на мой взгляд, мнение, выразив удивление, что, впрочем, было бы очень несправедливо, потому что только удивление окружающих, так как она ни разу не удивлен. на ней было белое платье с черной траурной, на голове стоял в рядах блестящими черными перьями, похожий на павлиний, ежик еще перья покрывали плечи и падали на платье. наряд по-настоящему оригинальным, уже один такой костюм достаточно, чтобы обратить на себя внимание. к этому добавить, что она всегда одета так, заняты только своей красотой и довольно грубо обходится со всем, что, несмотря на ее размах, она не имеет никакого статуса и, что ее отношения с императором длился не очень хорошие слухи, то становится понятно, почему парижане толпились вокруг графини Кастильоне.

Во время франко-прусской войны она выполнила важное секретное поручение-отговорить Бисмарка от оккупации Парижа, столица не была оккупирована. В 1880-е лет, страдающий неврастенией, он уединился в своем особняке на Вандомской площади, где стены были затянуты черным, а зеркала завешаны. она не хотела видеть, что сделали с ней время, избегая чужих взглядов и вышел из дома только ночью.

Умер от апоплексии. похоронен на кладбище Пер-Лашез.

Приключения Графини ди Кастильоне. Часть 1

Приключения Графини ди Кастильоне. Часть 1




Микеле Гордиджиани. Портрет графини ди Кастильоне, 1862.


Графиня ди Кастильоне или просто Ла Кастильоне ( урождённая Вирджиния Ольдоини -22 марта 1837, Флоренция — 28 ноября 1899, Париж) — итальянская куртизанка, фотомодель.




Вирджиния Ольдоини родилась во Флоренции 23 марта 1837 года. Ее семья была одной из самых аристократических семей в городе и владела большими земельными участками в Тоскане. Ее отец, Франческо Ольдоини, выполнял важные дипломатические функции и почти не бывал дома, а в это время ее мать, маркиза Изабелла, вела бурную светскую жизнь, посещая балы, театры, всевозможные выставки и не отказывая себе в галантных приключениях. Сплетники шептались у нее за спиной и даже выдвигали предположения, что сеньор Франческо вполне мог и не быть отцом маленькой Вирджинии.
В детстве Вирджиния была странным ребенком. В том возрасте, когда девочки обычно еще играют в куклы, за будущей графиней, красота которой уже тогда поражала мужчин, ухаживали как за взрослой женщиной. Прекрасно понимая, какой огонь вспыхивает в сердцах ее поклонников, она, по словам очевидцев, говорила, презрительно улыбаясь и сощурив зеленые глазки:

— Потерпите немного… Скоро я вырасту…


И многие едва удерживались, чтобы не крикнуть:

— Быстрее! Быстрее!


Ее воспитанием занимался дедушка по материнской линии, известный адвокат. С ним она быстро научилась говорить по-английски и по-французски. Но девушке гораздо больше, чем учиться, нравилось читать любовные романы, возбуждавшие в ней совершенно сумасшедшие амбиции.
В пятнадцать лет, по словам ее биографа Поль Лежён, «эта брюнетка со светлыми глазами уже выглядела настоящей цветущей женщиной», а по меткому замечанию Ги Бретона, «она была так хороша, что тем, кто имел предрасположенность к апоплексическим ударам, противопоказано было смотреть на нее».



В 17 лет вышла замуж за графа Франческо ди Кастильоне. Граф Франческо ди Кастильоне хотя и был на десять лет старше Вирджинии, не имел ни малейшей предрасположенности к апоплексическим ударам. Он с первого взгляда влюбился в окруженную поклонниками прекрасную флорентийку, и уже 9 января 1854 года они сыграли свадьбу. С этого дня шестнадцатилетняя Вирджиния стала носить титул графини ди Кастильоне.

Ее муж состоял в тесных связях с домом пьемонтского короля Виктора-Эммануила из Савойской династии, и уже через несколько дней после свадьбы он отвез Вирджинию в Турин, где находился королевский двор.



В Турине она была представлена королю, которого новоиспеченная графиня буквально сразила. Ги Бретон об этой встрече рассказывает так:
«Он что-то мямлил, лицо его пошло пятнами, и с большим трудом ему удалось скрыть невольное восхищение, охватившее его. Молодая графиня была очень довольна произведенным эффектом и предалась мечтам о романтичных приключениях и различных трюках в августейшей опочивальне».



Виктор Эммануил II (14 марта 1820, Турин, Сардинское королевство — 9 января 1878, Рим, Италия) — король Сардинского королевства (Пьемонта) c 1849 года, из Савойской династии; первый король единой Италии нового времени с 1861 года (столица — Турин, с 1865 года — Флоренция, с 1871 — Рим). Некоторые историки приписывают королю выдающиеся заслуги в объединении Италии. На самом деле его осуществлением руководил Гарибальди, а подготовкой — граф Камилло Кавур. Король славился простым обхождением, за что снискал любовь итальянского народа.
Королю Виктору-Эммануилу в то время было тридцать четыре года, и двенадцать из них он был женат на дочери австрийского эрцгерцога Аделаиде. Несмотря на застенчивость в амурных делах, человеком он был весьма мужественным и решительным, а под чисто солдатской грубоватостью у него скрывалось горячее сердце и мечты сделать из Пьемонта центр сплочения всех патриотических сил Италии. В любом случае, он очень понравился Вирджинии, ибо сильно контрастировал с вялым и немного женоподобным графом ди Кастильоне.
Между тем граф Франческо ди Кастильоне одарил Вирджинию сыном, которого назвали Джорджо. Вероятно, он полагал, что тем самым доставляет ей одновременно и большую честь, и удовольствие. Могло ли прийти в голову этому несчастному, что его жена, лишенная возможности в последние недели беременности принимать поклонников, которые постоянно толпились в ее гостиной, еще будет упрекать его в том, что по его милости она испытывала недостаток в поклонении?



платье в музее



графиня в этом же платье.




Сыном Вирджиния занималась мало. У нее были другие, более приятные способы проведения свободного времени: она вела дневник.
Этот дневник был обнаружен Аленом Деко в 1951 году в Риме. Любой историк может только мечтать о том, чтобы ему в руки попал столь любопытный документ. Вирджиния предстает в нем во всей своей красе, такой, какая она была на самом деле: мелочной, с весьма сомнительными моральными принципами, подверженной редким искренним порывам, с непомерной гордыней и повадками парижской белошвейки.
В своем дневнике графиня пользовалась особым шифром: латинская буква «B» обозначала, что дело не зашло дальше поцелуя, буква «Х» — объятия, буква «F» свидетельствовала о полной победе, а сочетание букв «BX» говорило о некотором положении дел, которое Ален Деко назвал промежуточным.
Надо сказать, что у Вирджинии имелось бесчисленное количество поводов использовать этот придуманный ею код.>



Ее друг детства, маркиз Амброджо Дориа, с которым она некогда играла в семейном дворце Ла-Специа, начал ухаживать за ней, когда ей исполнилось пятнадцать. Вскоре после того как она оправилась от родов, он вновь начал проявлять настойчивость. Одним июньским вечером графиня, взволнованная событиями прошедшего дня, записала в своем дневнике:
«Я ходила к девятичасовой мессе. Возвращаясь домой через сад, я повстречала Амброджо Дориа, который проник в мою спальню в то время, пока прислуга завтракала. Я переоделась и была в белом пеньюаре, а волосы не стала закалывать гребнем. Мы болтали, сидя на канапе, до одиннадцати. ВХ… Он ушел также через сад».



Через несколько дней Дориа вновь навестил ее, и Вирджиния сделала следующую запись:


«Я обедала с Вимерати. Франческо был у Сигала. Она ушла в семь часов, когда в гостиной появился Дориа. Мы болтали, не зажигая света. ВХ. ВХ. ВХ. ВХ…»
Пылкий маркиз был удостоен буквы «F» через два дня, 7 июля.


Несколько дней спустя юная графиня напишет:
«Приходил Дориа. Был до пяти часов. Мы болтали в моей спальне…»
Буква «F» уточняет, какой оборот принял этот разговор.
Поль Лежён замечает:

«К счастью, муж часто отсутствовал и был ослеплен чувством, которое он испытывал к своей жене. А она, проводя каникулы в Ла-Специа, повстречала там двух других Дориа, таких же предупредительных, как и их брат Амброджо».
Хорошо известно, что труден только первый шаг. Очаровательная Вирджиния не собиралась останавливаться в начале пути. Действительно, у Амброджо имелся старший брат Марчелло. Вскоре его имя появилось на страницах дневника. 13 октября Вирджиния записала ряд чисел: 12, 5, 18, 19, 21, 5, 13, 20, 18, 20, 17, 11, 5, 11, 9, 19, 1, 21, 5, 3, 12, 14, 9…



страница дневника


Эта запись расшифровывается так: «Я занималась любовью с Марчелло».Но забавы, которым предавалась графиня в обществе братьев Дориа, вскоре перестали тешить ее амбиции. По словам Поль Лежён, «все это было для нее лишь средством, чтобы рассеять скуку, в которой она жила». Она мечтала пасть в объятия самого короля.


И вот тут-то ей неожиданно и представился случай использовать свою красоту в достойных ее тщеславия целях.



Граф Камилло Бенсо ди Кавур (10 августа 1810, Турин — 6 июня 1861, Турин) — итальянский государственный деятель, премьер-министр Сардинского королевства, сыгравший исключительную роль в объединении Италии под властью сардинского монарха. Первый премьер-министр Италии.
В один прекрасный день к ней обратился ее кузен, граф Камилло Бенсо ди Кавур, бывший депутат парламента, а ныне премьер-министр короля, действовавший в пользу союза с Францией для объединения Италии под главенством Савойской династии, к которой принадлежал король Виктор-Эммануил. Он прекрасно понимал, что осуществить планы по созданию единой Италии из пестрых лоскутков различных областей (Пьемонт, Савойя, Ломбардия, Венеция, Парма, Модена, Тоскана и т. д.) можно было только с помощью могущественнейшей Франции, а для этого нужно было убедить императора Наполеона III помочь пьемонтскому королю. А это лучше всего могла бы сделать женщина. Дальше никаких размышлений не требовалось: его выбор сразу пал на прекраснейшую графиню Вирджинию ди Кастильоне.


Дворец Кавра в Турине.


План Кавура был грандиозным, и первым пунктом в нем стояло изгнание с итальянской территории австрийцев. В конце 1855 года, когда французская армия завершила войну с русскими в Крыму, нужно было срочно пользоваться моментом и обращаться к Наполеону III.
Граф ди Кавур был наслышан о пристрастии, которое французский император питал к женскому полу, и он решил не прибегать к обычной дипломатии, а послать в Париж в качестве «чрезвычайного посла» графиню ди Кастильоне. Ей собирались дать особое задание: стать любовницей Наполеона III и уговорить его принять участие в судьбе Апеннинского полуострова.



Мемориальная доска на палаццо Кавура.

Следует отметить, что граф ди Кавур был очень умным и гибким дипломатом. «Я считаю, — писал он министру внутренних дел Урбано Раттацци, — что политику следует быть исключительно осторожным в словах и исключительно решительным в поступках. Бывают ситуации, когда дерзкое решение гораздо менее опасно, чем излишняя осторожность». А еще он любил говорить, что его темперамент «подвержен взрывам», и он ничего не умеет делать наполовину…
Узнав о плане кузена, Вирджиния была в восторге. По словам Ги Бретона, «с этого момента у нее была лишь одна цель — записать в своем дневнике: «Болтали с Наполеоном III… F».




Дальнейшие события этот знаток альковной жизни королей(мсье Бретон то есть) описывает так:«16 ноября 1855 года в восемь часов вечера некий таинственный незнакомец постучал в ворота дома Вирджинии. Слуга Понджо, ожидавший под деревом, так как шел дождь, бросился отпирать, низко поклонился посетителю и провел его к дому.
Наружная застекленная дверь открылась, и графиня ди Кастильоне, одетая в черное бархатное платье, присела в глубоком почтительном реверансе.
Виктор-Эммануил, король Пьемонта, пришел с визитом к самой красивой женщине Европы.
Войдя в дом, он снял плащ и сел у камина, в котором потрескивали дрова.
Он не отрывал плотоядного взгляда от безупречной груди Вирджинии, скрытой под черным бархатом. Но руки его покоились на подлокотниках кресла. Король пришел к графине не для того, чтобы повесничать.


После нескольких любезностей он заговорил серьезным тоном об Италии, провинциях, занятых австрийцами, о необходимости единения и о той миссии, которую он решил доверить графине».
— Граф ди Кавур, — сказал король, — уже говорил вам о нашем плане. Но мне хотелось самому убедиться в том, что вы согласны послужить делу объединения Италии и отправиться в Париж с такой несколько необычной миссией.




Графиня улыбнулась:
— Я согласна, Ваше Величество!
Король кивнул:
— Благодарю вас, графиня. Вскоре вы получите точные инструкции и код, при помощи которого вы сможете сообщать нам обо всем, ничего не опасаясь. Через несколько дней я в сопровождении господина Кавура отбываю в Париж. Мы подготовим все для вашего приезда.
В десять часов Виктор-Эммануил покинул Вирджинию и отбыл во дворец, размышляя о том, что французскому императору предстоит быть втянутым в решение проблем, стоящих перед Италией, весьма приятным способом.
Итак, все было готово для того, чтобы графиня смогла заняться, как выражается Луи де Сент-Олер, «постельной политикой» в спальне Наполеона III.




Площадь Кастелле.Турин.


  После этого Виктор-Эммануил и граф ди Кавур вернулись в Турин, а Вирджиния, которой за несколько дней до этого тайный агент передал шифр для постоянной связи с Кавуром, начала упаковывать свой багаж.
Хлопоты, связанные с отъездом, не мешали пылкой графине уделять некоторое время приятным пустякам, о чем свидетельствует ее дневник.
«12 декабря, среда. Была занята: упаковывала сундуки. В час пришел Дориа. Поболтали в моей комнате на канапе. F до трех часов».Как весело замечает Ги Бретон, «при таком ритме жизни ей потребовалась неделя для того, чтобы упаковать вещи».
17-го числа, накануне отъезда, вновь пришел Амброджо Дориа, чтобы попрощаться с Вирджинией. Он плакал. Она изо всех сил старалась утешить его. О том, как она это делала, свидетельствует ее дневник:



«Дориа в моей спальне, на канапе, потом у камина, на полу. F. F.».


Через несколько часов, когда она застегивала последние чемоданы, ее оповестили, что король ожидает ее в саду. Пришло ли ей в голову, что Виктор-Эммануил настроен решительно? Во всяком случае, она отпустила прислугу и только после этого пригласила короля в гостиную. О чем они говорили? Об этом мы вряд ли когда-нибудь узнаем. Но в тот момент, когда Виктор-Эммануил уже собирался оставить графиню, державшую судьбу Италии «в своих изящных ручках», внезапно вспыхнувшее желание воодушевило его. Они находились в саду. Ни антураж, ни время года не помешали королю показать себя пылким любовником.

В дневнике Вирджинии мы читаем:


«Он ушел в одиннадцать часов. Я вышла вместе с ним в сад. Пять раз F. Я прошла в туалетную комнату, чтобы привести себя в порядок».
Это было, так сказать, на посошок. Надо же,какой сильный мужчина этот король,наверное часто поедал устриц))Повезло графинюшке…))На следующий день графиня ди Кастильоне покинула Турин.


Ги Бретон констатирует:


«Король оказал ей честь, теперь император должен был ее обесчестить…»




Понте Вьекко.Флоренция.


Перед тем как отплыть во Францию, Вирджиния побывала во Флоренции. Ей хотелось повидаться с матерью. Счастливый случай свел ее там с сорокалетним графом Бентивольо, который знавал ее еще ребенком. Она повисла у него на шее, как в детстве.
Граф был впечатлителен и наделен богатым воображением. Ему пришла в голову фантазия посадить ее на колени, как пять лет назад, и сделать ей козу.
В тот же вечер он униженно, но настойчиво предложил графине возобновить знакомство.


.


Молодая графиня была польщена этой нежданной честью, но ограничилась сдержанной улыбкой. Бентивольо, обнадеженный, решил сопровождать ее в Геную, где она должна была сесть на корабль, и воспользоваться предотъездной суматохой, чтобы пробраться в ее постель.
— Я отложу отплытие в Сирию, — сказал он (граф, итальянец по происхождению, был французским подданным, и его только что назначили консулом Франции в Халебе), — и последую за вами.
Вирджиния шаловливо хлопнула веером ему по пальцам, из чего он сделал вывод, что дела его не так уж плохи.


Через два дня они прибыли в Геную, где уже находился граф ди Кастильоне.


Ги Бретон пишет:

«Присутствие мужа нисколько не смутило консула, который в пылу последних приготовлений среди груды коробок опытной рукой убедился в том, что для его восхищения есть все основания. Графиня больше не пускала в ход веер, и вечером 25 октября охота Бентивольо увенчалась успехом».
Победитель буквально захмелел от счастья. Это был самый прекрасный подарок к Рождеству, который он когда-либо получал. Подарки к рождеству бывают и такие)))Он сказал об этом Вирджинии, и та обещала, что будет принадлежать ему все то время, что осталось до ее отплытия.
Их счастье продолжалось десять дней. Молодой графине многое дала эта связь. Любовники чувствовали себя в полной безопасности. Граф ди Кастильоне, которому не терпелось увидеть судно из Марселя, проводил все время, вглядываясь в горизонт. По словам Ги Бретона, он «и не подозревал, что его супруга привыкает к бортовой и килевой качке на просторной постели, где Бентивольо бросил якорь».
Эти десять дней пролетели для консула как одно мгновение. Позже он писал Вирджинии:«Я любил тебя и тогда, когда тебе было двенадцать лет, и тогда, когда тебе было десять, и я буду любить тебя всю жизнь. Я знал, что в мире есть кто-то, кого я люблю, но не понимал, что это ты. В тот день, когда ты приехала во Флоренцию и я поцеловал тебя в лоб в гостиной твоей матери, с моих глаз спала пелена, и мое сердце ожило. Ты вошла, и вместе с тобой вошла любовь, живая, могущественная, страшная, способная сделать счастливым или принести много горя».


Он вспоминал о времени с 25 декабря 1855 года до утра 4 января 1856 года и характеризовал его так:




«Какими были конец 1855 года и начало 1856-го! Боже мой! Боже мой! Уж не сон ли это был? И не останется ли все это для меня навсегда сном?»Консул был настолько выбит из колеи, что в конце концов даже поверил в то, что все происшедшее было своего рода миражом. Тем не менее это был вовсе не мираж. Как пишет Ален Деко, «мираж Бентивольо имел вполне осязаемые формы, так как месяцем позже у Вирджинии появились некоторые поводы для беспокойства. Она поспешила поделиться с ним своими тревогами, считая его виновником грозящих ей неприятностей, что кажется довольно смелым предположением, если принять во внимание беседы, которые она вела накануне с Виктором-Эммануилом и Амброджо Дориа».


Встревоженный Бентивольо не стал медлить с ответом:


«Даю вам слово, что никакого дьявольского подвоха, который мог бы привести к неприятным последствиям, с моей стороны не было, но, полагаю, вы знаете, что иногда случаются неожиданные сюрпризы. Клянусь жизнью моей матери, что я чист перед вами, как младенец. Если все же ваши опасения имеют достаточно оснований, постарайтесь принять какие-то меры…»
Но 4 января 1856 года, в день отплытия, Вирджиния была беззаботна. Все ее мысли были заняты предстоящим путешествием по маршруту Генуя — Марсель, она сновала из комнаты в комнату, с одинаковой нежностью одаривая поцелуями Бентивольо, Амброджо Дориа, приехавшего, чтобы попрощаться с графиней, и своего мужа, который отбывал вместе с ней.




СТАРЫЙ ПАРИЖ.Шурыгин

Граф и графиня ди Кастильоне ненадолго остановились в Марселе и 6 января прибыли в Париж. Они расположились в предложенной им роскошной квартире в доме номер 10 по улице Кастильоне. Скинув пальто, Вирджиния бросилась к окну и распахнула его. По улице ехали фиакры. Подавшись вперед, она увидела деревья парка Тюильри и улыбнулась. По иронии судьбы она поселилась на улице, название которой совпадало с ее именем, совсем рядом с дворцом, где жил человек, которого ей поручено было соблазнить.

Продолжение следует…

Скандальная фаворитка Наполеона: ее судьба была омрачена потерями и безумием | МИР ИСТОРИИ

В наше время, когда практически у каждого человека есть гаджет, способный делать фотографии в немыслимом количестве, уже никого не удивишь множеством снимков собственной персоны. Но оказывается, фотографическая «лихорадка» началась не в XXI веке.

Аналогом современных моделей и просто любительниц собирать свои фотопортреты могла бы стать Вирджиния Ольдоини – женщина с необыкновенной внешностью, так называемой «мрачной красотой». Она действительно знала себе цену и даже сумела обворожить французского императора, вот только не зря нарциссизм ещё с древних времён считался одним из худших пороков.

Микеле Гордиджиани. Портрет графини ди Кастильоне, 1862

Роковая внешность

Вирджиния Ольдоини родилась в 1837 году в семье флорентийского дипломата. Увидев юную красавицу, граф Франческо ди Кастильоне тут же предложил ей стать своей супругой, а сама Вирджиния, будучи весьма расчётливой особой, не могла отказаться от столь заманчивого предложения. И вот в 16 лет она стала графиней ди Кастильоне.

Вскоре после свадьбы пара отправляется в Париж, где графиня становится самой знатной и красивой дамой, которую окружало множество слухов и пересудов. Просмотрев несколько фотографий ди Кастильоне, я искренне удивилась восторгу, что испытывали мужчины при взгляде на неё.

По современным меркам Вирджинию нельзя назвать красивой, однако, присмотревшись, нельзя не отметить образ, который создала она. Роковая, загадочная, мрачная и соблазнительная… Согласитесь, подобная характеристика уже сама по себе является магнитом для многих представителей сильного пола, которых влечёт всё таинственное и даже опасное. Именно такой и была Вирджиния.

Париж, любовь и обвинения

Но не стоит забывать, что Ольдоини стала графиней, а потому не собиралась довольствоваться малым. Очаровывая многих мужчин (как утверждали её современницы, с помощью колдовских зелий), она не останавливала на них своего внимания до тех пор, пока не появился один человек.

Император Франции Наполеон III – вот кто был достоин графини по её «скромному» мнению. Как и другие поклонники Вирджинии, он тут же пал жертвой её «тёмных чар», сделав её своей любовницей и фавориткой. Правда, начало их романа нельзя назвать счастливым.

После покушения на жизнь императора первые подозрения падают именно на его возлюбленную. Почему?

  • Во-первых, амбиции графини простирались далеко за пределы покорения одного лишь сердца Наполеона – она жаждала власти.
  • Во-вторых, флорентийцы были частыми инициаторами смуты и бунтов, что происходили во Франции, а потому уже одна принадлежность к роду Ольдоини бросала тень на Вирджинию.

На самом же деле в заговоре виновны были итальянские революционеры, к которым графиня не имела никакого отношения.

Поражение графини

Итак, Вирджиния уезжает из Парижа, поселяется в своём Туринском поместье, где живёт вместе с сыном (родила его в 1855 году, отец, естественно, граф ди Кастильоне). Об отношениях с супругом уже не могло быть и речи – измены графини привели к разводу, однако сохранили ей и влияние, и титул.

Но давайте подумаем: разве могла такая амбициозная, дерзкая женщина прозябать в глуши, тогда как Париж продолжал влечь её к себе блеском и возможностями, что появлялись у неё в этом городе? Конечно, нет. Ольдоини вновь возвращается во Францию, но на этот раз уже не видит того обожания, что было прежде – ни в глазах придворных, ни во взгляде императора. Мне кажется, Наполеон III просто устал от самовлюблённой красавицы и неприятностей, пусть и косвенно, но связанных с ней.

Страсть к собственным портретам

Казалось бы, Вирджиния должна была смириться с ситуацией и, сложив руки, тихо и незаметно прожить остаток своих дней. Но тогда это была бы совсем не графиня ди Кастильоне, которую мы знаем. Вероятно, она так и осталась бы одной из интрижек императора, если бы не ещё одна её большая страсть.

Нет, теперь это был не мужчина, а… она сама. Несколько лет назад, посетив впервые Париж, она познакомилась с Пьером-Луи Пьерсоном, что служил при дворе фотографом. Именно ему и пришла в голову идея сделать много фотоснимков графини в самых разных образах, хотя в то время о таком понятии как фотосессия никто ещё не имел представления.

Множество фотографий, самые разные ракурсы и портреты могли на какое-то время утолить потребность графини в самолюбовании. А что потом? А потом она отправлялась делать новые фотоснимки.

В 1863 году она посетила бал в Тюильри (дворец французских королей в центре Парижа), там ее заметил А.А. Половцев (в 1873 году станет сенатором Российской империи), и вот что он пишет о ней в своем дневнике:

«Я нашел статную женщину, не первой молодости с правильными чертами лица и довольно длинным носом, яркими красками, большими глазами, по мнению многих выразительными, но, по-моему, мнению, выражающих только удивление, что, впрочем, было бы весьма несправедливо, потому что женщина эта удивляет только других, сама же ничему не удивляется».
Дневник А. А. Половцева за 1863 год // ЦИАМ. Фонд 583. Оп. №. 1. Ед. хр. 5. С. 56.
Фрагмент из дневника А.А. ПоловцеваФрагмент из дневника А.А. Половцева

Закат красоты и жизни

Однако жизнь вносила свои поправки в легкомысленное существование Вирджинии. С началом франко-прусской войны она снова была вынуждена покинуть Францию, однако никогда не забывала о любимом Париже.

Именно благодаря усилиям ди Кастильоне этот город не был оккупирован войсками Бисмарка. В 1872 году она снова приезжает во французскую столицу, вот только теперь даже излюбленное занятие не радует её – с фотографий на графиню смотрит уставшая немолодая женщина.

Ди Кастильоне всё чаще выходит из дома лишь под вечер, закрыв лицо густой вуалью. Собственная увядающая красота причиняет ей невероятную боль, однако самым серьёзным ударом становится другое событие. Когда от оспы умирает её сын, она и вовсе превращается в замкнутую, полубезумную женщину. Она приказывает все стены её дома обить чёрной тканью – теперь это был цвет её жизни.

Вирджиния Ольдоини скончалась в 1899 году, страдая от старости и исчезнувшей красоты, вспоминая свой роман с императором и сына, что лишь на нескольких фотографиях запечатлён в образе неуверенного пажа, стоящего в стороне от матери.

Говорили, что графиня не любила в своей жизни никого кроме себя самой. Быть может, так оно и было, вот только на закате лет фотографии из прошлого приносили лишь боль, но не облегчение.

Все статьи по теме: #worldofhistory_фаворитки

Статья написана специально для канала «Мир истории», автор: Марина Завгородняя

Делитесь этой статьей в соцсетях с друзьями. Поддержите проект, подписывайтесь на Яндекс.Дзен-канал «Мир истории» (https://zen.yandex.ru/history_world)
Наш сайт: worldofhistory.ru — еще больше интересного и увлекательного.

Вирджиния ди Кастильоне — первая в мире фотомодель

Вирджиния ди Кастильоне, Графиня ди Кастильоне или просто Ла Кастильоне (Вирджиния Ольдоини) 22 марта 1837 — 28 ноября 1899 — знаменитая итальянская куртизанка, первая фотомодель.

В последующие годы ее жизнь была наполнена приключениями и авантюрами, достойными пера Дюма-отца, а финал жизни оказался безрадостен и трагичен, в стиле книг Дюма-сына.

Но нас в первую очередь интересует ее история как модели. Началась она еще в 1856 году, после встречи с фотографом Пьером-Луи Пьерсоном.

Сперва это были вполне типичные для тех лет фотографии, сюжет и композиция которых были позаимствованы из канонов портретной живописи прежних лет. В них все строго регламентировалось: поза, взгляд, одежда и прическа. Основной задачей было подчеркнуть социальный статус клиента и его общественное положение, индивидуальность же из снимков беспощадно изгонялась.

После первых стандартных снимков Пьерсон и графиня Кастильоне решились на, как бы сейчас сказали, перформансы, бросавшие вызов всем замшелым канонам и надоевшим клише. Впрочем, снимки все-таки не передавали саму индивидуальность графини, их лейтмотивом были ее красота и бесконечное самолюбование. Для Пьерсона же это был прежде всего профессиональный вызов и самовыражение как специалиста, а не как художника с собственным стилем.

Между тем, творческий дуэт создавал все новые снимки, и современникам, увидь они эти фотографии, показалось бы, что графиня отбросила все приличия. Она принимала двусмысленные позы, бросала в камеру игривые взгляды и — невероятно! — позволяла фотографировать свои обнаженные ноги! Сейчас эти снимки выглядят по-детски невинными, но тогда это был прорыв. Кстати, ноги графини ди Кастильоне — популярный сюжет в снимках Пьерсона. На него приходится немалая часть более чем четырехсот фотопортретов графини, сделанных за время их сотрудничества.

…Графиня Вирджиния ди Кастильоне умерла в возрасте 62 лет, в 1899 году. Через два года после этого поэт-символист Робер де Монтескью, бывший ее восторженным почитателем, приобрел на распродаже имущества часть личных вещей и большую часть сохранившихся фотографий графини. До недавнего времени коллекция не вызывала особенного интереса, но сейчас ее активно изучают культурологи, а графиня ди Кастильоне заняла заслуженное место в истории как «бабушка» всех фотомоделей.

Виргиния Ольдоини, графиня Кастильоне — блистательнейшая красавица своего времени….

Friedrich von Amerling Графиня ди Кастильоне
Она стала легендой еще при жизни: Виргиния Ольдоини, графиня Кастильоне, блистательнейшая красавица своего времени, законодательница мод, интриганка, авантюристка, куртизанка, любовница Наполеона III, итальянская шпионка при французском дворе. Она обожала драгоценности и у нее был безупречный вкус. Фредерик Бушерон специально для нее создал золотое колье в форме змеи с изумрудными глазами. Это был ее символ – прекрасная золотая и зеленоглазая змея. Графиня де Кастильоне великолепно ездила верхом, владела хлыстом, как оружием, метко стреляла. Она умела шокировать общество – например, выкурив сигару или явившись на бал «практически обнаженной»…
Franz Xaver Winterhalter Napoleon III
Pierre-Louis Pierson (French, 1822–1913)
Pierre-Louis Pierson (French, 1822–1913)
Pierre-Louis Pierson (French, 1822–1913)
Pierre-Louis Pierson (French, 1822–1913)
Pierre-Louis Pierson (French, 1822–1913)
Pierre-Louis Pierson (French, 1822–1913)Pierre-Louis Pierson (French, 1822–1913)
Pierre-Louis Pierson (French, 1822–1913)
Pierre-Louis Pierson (French, 1822–1913)
Pierre-Louis Pierson (French, 1822–1913)

Графиня де Кастильоне или просто Ла Кастильоне (итал. La Castiglione, урождённая Вирджиния Ольдоини, итал. Virginia Elisabetta Luisa Carlotta Antonietta Teresa Maria Oldoini, 22 марта 1837, Флоренция – 28 ноября 1899, Париж) – знаменитая итальянская куртизанка, фотомодель. По общему признанию современников, прекраснейшая женщина своего века.
В 16 лет вышла замуж за графа Франческо де Кастильоне, в 1855 родила ему сына. В том же году переехала в Париж, где вскоре стала возлюбленной Наполеона III. Так она, среди прочего, выполняла поручение своего кузена, графа Кавура убедить Наполеона не препятствовать объединению Италии. Их связь длилась лишь два года, но она открыла красавице двери в гостиные германской императрицы Августы, Отто фон Бисмарка, Адольфа Тьера. Большая политика, высокопоставленные друзья и любовники, балы и маскарады, обожание одних и неприязнь других, независимость и своенравие, нарциссизм и неколебимая вера в собственную красоту, перед которой падут все преграды – вот краткое описание феномена «Ла Кастильоне».


Хайес, Франческо (1791–1882) Porträt des Camillo Benso di Cavour (1-й Министр иностранных дел Италии)
Августа Веймарская. Портрет кисти Франца Ксавье Винтерхальтера
Луи Адольф Тьер (2-й президент Франции 1-й президент Третьей республики 31 августа 1871 — 24 мая 1873; Князь Андорры 31 августа 1871 — 24 мая 1873)
Pierre-Louis Pierson (French, 1822–1913)
Pierre-Louis Pierson (French, 1822–1913)
Pierre-Louis Pierson (French, 1822–1913)
Pierre-Louis Pierson (French, 1822–1913)

С 1856 она стала постоянной моделью фотографа императорского двора Пьера-Луи Пьерсона, оставившего свыше 400 её снимков. Пьерсон любил снимать Кастильоне в различных театральных костюмах, несколько раз он отдельно снимал ее ноги. Большое собрание её фотографий поступило в 1975 г. в музей Метрополитен. В 1857 портрет графини написал известный английский живописец Джордж Фредерик Уотс. Невероятную красоту графини признавали все. Ее называли «богиней, спустившейся с Олимпа», и даже женщины признавались, что «никогда не видели и вряд ли когда-нибудь еще смогут созерцать подобную прелесть». Экстравагантность графини, ее наряды и особенно ее прически обсуждались в прессе. Но ее надменность, неестественность и вычурность ее поведения на публике и откровенное самолюбование также отмечали все, кто ее знал.
Приехав в Париж в 1856 году, юная графиня погрузилась в светскую жизнь и политические интриги. Через год была предпринята попытка покушения на жизнь императора, и хотя Кастильоне не была в нем виновна, оно бросило тень на ее репутацию. Графиня вернулась в Италию, развелась с мужем и провела некоторое время в добровольном изгнании на вилле близ Турина вместе со своим маленьким сыном Джорджио. В 1861 году она вернулась в Париж и поселилась в фешенебельном районе Пасси. Снова графиня появлялась в императорской резиденции, удивляла всех экстравагантными нарядами, о ней писала пресса. Однако то место в среде высшей французской аристократии, которое она занимала в свой первый парижский период, уже не было доступно ей. Впрочем, она вряд ли могла до конца это признать. Прекрасная итальянка была твердо уверена в своем божественном великолепии. Красота была ее неисчерпаемым ресурсом, ее оружием, ее способом борьбы с окружающим миром, не желавшим играть по ее правилам.









После разрыва с Наполеоном III и нескольких лет пребывания в Италии графиня вернулась во Францию, поселилась в Пасси. В ходе франко-прусской войны она выполнила важное секретное поручение – отговорить Бисмарка от оккупации Парижа (столица не была оккупирована).Яркая жизнь графини, окруженной влиятельными друзьями, любовниками, обожателями, товарищами по конспиративной деятельности на благо Италии, так же как и недоброжелателями, сплетниками и насмешниками – наполнена перманентным вызовом светским, моральным и художественным условностям. После смерти мужа в 1867 году Кастильоне вновь покинула Париж, поражение Франции в войне с Пруссией застало ее во Флоренции. Благодаря своим обширным связям ей удалось помочь своему другу – Адольфу Тьеру – «главе исполнительной власти» французского правительства установить неофициальный контакт с Отто Бисмарком. В 1872 году графиня снова в Париже. Ее роль в большой политике недооценивается современниками, ее красота постепенно увядает, сын умирает от оспы. Экспрессивная и страстная натура тяжело переживает удары судьбы, пожилая графиня постепенно сходит с ума. Стены и окна ее тесных апартаментов на Вандомской площади занавешены темной тканью, так же, как ее лицо — плотной вуалью, ей неприятен свет дня, она выходит на прогулки только по ночам. Но посещает фотографа – своего верного друга и соавтора, вместе с которым она начала создавать фантастические образы своей неземной прелести, еще в юности.

Умерла от апоплексического удара. Похоронена на кладбище Пер-Лашез.






Известный поэт-символист, друг Уистлера и Пруста, коллекционер, библиофил и денди Робер де Монтескью, заворожённый красотой графини, тринадцать лет писал её биографию (издана в 1913 году), а после смерти Кастильоне собрал большинство её фотографий, 275 из них находятся сейчас в нью-йоркском музее Метрополитен.


Уистлер. Портрет Робера де Монтескью-Фезансака, 1891—1892

Принадлежал к старинному гасконскому роду, среди его дальних родственников был Д’Артаньян, прототип известного персонажа. К родственникам и современникам Монтескью принадлежала его кузина графини Греффюль. Был знаком с Барбе д’Оревильи и Эдмоном Гонкуром, Уильямом Моррисом и Генри Джеймсом, сражался на дуэли с Анри де Ренье (был легко ранен в руку). Его друзьями были Сара Бернар, Ида Рубинштейн, Гюстав Моро, Уистлер, Джон Сарджент, Джованни Болдини, Антонио де ла Гандара, Октав Мирбо, Марсель Пруст, Габриеле д’Аннунцио и др. Поддерживал Верлена и Малларме в поэзии, Дебюсси и Форе в музыке, Поля Эллё в живописи. Автор нескольких стихотворных сборников, трех романов, мемуарных книг, остался в истории образцом эстетизма как стиля жизни.





Пьер-Луи Пьерсон был совладельцем фотографической фирмы «Майер и Пьерсон» и портретистом модного парижского ателье, чьей клиентурой были представители высшей аристократии. Впервые графиня посетила его в 1856 году и несколько раз получала вполне стандартные портреты. Через год имя ди Кастильоне исчезает из официальных записей фирмы, она становится частным клиентом Пьерсона. За сорок лет сотрудничества они сделали около четырехсот портретов, в которых графиня выступала режиссером, стилистом, автором идеи и моделью. Это был беспрецедентный до тех пор в истории фотографии проект. Графиня ди Кастильоне – известный персонаж своего времени и модная в последнее десятилетие фигура в истории фотографии (в историях тоже бывает мода). Место графини в искусстве, с одной стороны – не так уж и заметно, о ее творчестве не писали в учебниках, оно не является важной вехой на магистральных путях развития фотографии. Она интересовалась исключительно собой и своими приватными играми. Но, с другой стороны, она делала то, чего в ее время не делал никто, и обращалась с фотографией так, как стали обращаться лишь столетие спустя – много это или мало для истории? Хотя те идеи, с которыми работают наши современники, разумеется, не могли прийти в голову графине, как человеку совершенно другой эпохи. Кажется, что она предвосхитила модернисткие практики, но на самом деле она просто играла. Эти игры, как оказалось, интересны и нам.
Студийный портрет 19 века имел ряд стереотипов и установленных моделей, по которым строилось изображение. Часть из них вела свое происхождение из традиционной живописи, часть была обусловлены особенностями техники. Поза, одежда и выражение лица были строго регламентированы и строились согласно формальным кодам, которые безошибочно считывались всеми. Образ, создаваемый фотографом, был призван продемонстрировать социальный статус клиента и обозначить желаемые черты характера — серьезность, достоинство, респектабельность или же артистичность, романтичность и нежность. Портрет в профиль, как правило, обозначал созерцательный, спокойный характер, фронтальное изображение подразумевало достоинство и твердость, поворот в три четверти – подвижность, грациозность и изящество. Портрет в полный рост подразумевал аналогию с живописным парадным портретом аристократии. Это лишь некоторые из возможных моделей. Человек нашего времени далеко не всегда сможет правильно расшифровать их и понять, что именно зрителю 19 века могло показаться необычным, провокационным, вульгарным или оригинальным в самых безобидных или банальных на наш современный взгляд изображениях. Серьезного господина из высшего общества можно было легко отличить от актера, великосветскую даму от дамы полусвета, интимный портрет для узкого круга от снимка, предназначенного для публичного распространения. Фотографические перформансы графини бросали вызов всем клише и шаблонам – в своем бесстрашном, безудержном нарциссизме она предвосхитила многие художественные практики, которые вошли в арсенал искусства лишь столетие спустя. Для нее — человека, который каждый выход в свет обставлял как выход на сцену и всю жизнь играл различные роли, фотография стала бесценным инструментом создания фантастической реальности, которую можно было контролировать полностью.
Самые интересные фотографии были созданы в 1860-е годы – во второй парижский период графини, когда она поселилась по соседству с Пьерсоном. Устраивая свои костюмированные сессии, графиня работала как художник, оперирующий категориями самопрезентации и самоидентификации. Общим местом в текстах о ней стало сравнение с Синди Шерман – многоликим классиком 20 века. Разумеется, Кастильоне не ставила и не могла ставить перед собой концептуальных задач, которые решают наши современники, исследующие фотографию как средство манипулирования реальностью. Нельзя также сказать, что какой-то из этих портретов раскрывает особенности личности или наполнен глубоким психологизмом – графиня выступает в образах, построенных на основе разных источников – оперы, живописи, литературы, иллюстраций в модных журналах и т.п. Главной целью графини была демонстрация красоты и бесконечное самолюбование.






В 1955 году о графине ди Кастильоне был снят фильм (реж. Жорж Комбре), в заглавной роли выступила американская актриса Ивонн де Карло. Её жизни посвящены несколько романов.
Ивонн Де Карло Студийное фото 1950-х годов





Многих современников раздражало поведение графини, слишком увлекавшейся игрой в совершенство. «Самовлюбленная графиня, всегда тщательно одетая, и оригинально причесанная появлялась среди публики, словно богиня, сошедшая с небес. Супруг сопровождал ее в тихий уголок зала, где она милостиво принимала поклонение и восторги, будто она – некий алтарь или святыня. Отстраненно, с грациозным равнодушием принимает она нескромные взгляды своих обожателей. Она почти никогда не обращается к женщинам. Немногие, очень немногие мужчины удостоиваются улыбки или слов приветствия. Но как только появляется император или императрица, ее лицо преображается, надменно сжатые губы раскрываются в улыбке, глаза сияют с триумфом воспламененного тщеславия, весь ее облик словно говорит: «Я здесь не для вас, я особенное существо, я признаю только монархов», — свидетельствовал генерал Флёри. Студия фотографа была для графини, которая не могла играть на сцене – идеальным местом для постановки любых спектаклей, для воплощения любых образов, которые ей нравились. Совершено случайно, но вполне уверенно графиня ступила на тот путь, которым через несколько десятилетий пойдут fashion-фотографы – до появления fashion-фотографии как таковой.





Через два года после смерти графини поэт-символист Робер де Монтескью, который не знал ее лично, но был ее восторженным почитателем, приобрел на распродаже имущества Кастильоне кое-что из личных вещей и большую часть сохранившихся фотографий. Следующие тринадцать лет он посвятил написанию ее биографии. До последнего времени эта коллекция не привлекала серьезного внимания исследователей. Но, как было сказано вначале – теперь фотографические эксперименты Кастильоне вызывают всеобщий интерес и подвергаются культурологическому анализу. Не только потому, что она делала то, чего не делал никто. А потому, что пришло время всмотреться в еще одну именно эту маленькую частичку прошлого, чтобы прояснить какой-то вопрос, назревший в настоящем. Так всегда бывает в истории. В фотографиях графиня воспроизводила и навечно фиксировала блистательные моменты своей жизни и воплощала свои фантастические представления об идеале. Что делаем мы? Изменилось ли что-то за полтора столетия?




Во Флоренции на площади Святого Августина в 2000 году была установлена памятная доска в честь графини ди Кастильоне. Итальянский парфюмер Стефано Фречери создал духи Графиня ди Кастильоне. Черты графини вошли в портрет Клоринды, героини романа Золя Его превосходительство Эжен Ругон (1876).



Countess de Castiglione August 31, 1895
Countess de Castiglione August 31, 1895

Источник

Вирджиния Олдоини Верасис, графиня ди Кастильоне | Тосканская дворянка

Вирджиния Олдоини Верасис, графиня ди Кастильоне (родилась 22 марта 1835 года, Флоренция, герцогство Тоскана [Италия] — умерла 28 ноября 1899 года, Париж, Франция), тосканская дворянка, занимавшая доминирующее положение в суды Турина и Парижа и оказали влияние на франко-итальянские политические отношения.

Британника исследует

100 женщин-первопроходцев

Познакомьтесь с выдающимися женщинами, которые осмелились выдвинуть на первый план вопросы гендерного равенства и другие вопросы.Этим историческим женщинам есть что рассказать: от преодоления угнетения до нарушения правил, переосмысления мира или восстания.

Вышедшая замуж в 1854 году за графа Франческо Верасиса ди Кастильоне, который был при дворе короля Сардинии-Пьемонта (позже Италии) Виктора Эммануила II, она обладала обаянием, которое, наряду с ее острым умом, обеспечило ей влиятельное положение в Туринское общество, которое называло ее «la divina contexta». Премьер-министр Италии граф ди Кавур, понимая политические возможности такой очаровательной женщины, отправил ее в Париж в феврале 1856 года.

Графиня быстро завоевала сердце французского двора Наполеона III, на которого она имела значительное влияние. Говорят, что она внесла свой вклад в франко-сардинский союз, хотя ее точное политическое влияние остается неясным. Считается, что ее дипломатическая корреспонденция была уничтожена итальянским правительством.

Попав в немилость в 1860 году по неясным причинам, она покинула Париж. Она вернулась через год, но потеряла большую часть своего влияния.Парижское общество, которое она знала, пало в 1870 году вместе с Французской империей, и графиня жила в уединении в Париже до самой своей смерти.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишись сейчас

В течение последних четырех десятилетий своей жизни графиня заказывала свои фотографические портреты у фотографа Пьера-Луи Пирсона из модной парижской студии Mayer & Pierson. Позднее фотографии были собраны в книге La Divine Comtesse: Фотографии графини де Кастильоне (2000).

Познакомьтесь с Вирджинией Олдойни, OG Ким Кардашьян — OMGFacts

Она написала книгу под названием «Самая красивая женщина века». Это была автобиография.

Что общего у самой (не) известной звезды реалити-шоу в мире с итальянской графиней начала 19 века? Помимо кучи денег, ненавистников и споров — название «Королева селфи».

Вирджиния Олдоини родилась в 1837 году в почтенной флорентийской семье. В 17 лет она вышла замуж за графа ди Кастильоне.Не вышло. Спустя два года и одного ребенка она бесстыдно обманула и обанкротила его, а затем сразу же отправилась в Париж. Там у нее был недолгий роман с Наполеоном III, который укрепил ее репутацию экстравагантно популярной, несравненно красивой и откровенно тщеславной женщины. Думаю, «It Girl» встречается с «Femme Fatale».

Графиня де Кастильоне была настолько надменна, что однажды вышла на бал, накинутый на руку императора, в образе Королевы Червей. «Сердце немного подавлено, мадам», — издевательски заметила императрица.На собраниях графиня отказывалась разговаривать с женщинами, «появлялась, как богиня, спустившаяся с облаков, и позволяла людям восхищаться ею, как если бы она была святыней». Возможно, наиболее показательно то, что она начала писать ретроспективу себя под названием «Самая красивая женщина века». Она не дожила бы, чтобы закончить это.

‘The Queen Of Hearts’ / CHRISTIAN KEMPF / ADOC-PHOTOS / CORBIS

Но мы, возможно, не знали бы (и, конечно, не позаботились бы достаточно подробно обсудить) графиню де Кастильоне, если бы не ее отношения на протяжении всей жизни с камерой. За относительно короткую жизнь графиня сделала более 400 фотографий, сделанных Пьером-Луи Пирсоном. Вместо того, чтобы быть пассивным субъектом, графиня выступала в качестве арт-директора для своих селфи, выбирая костюмы, позы, ракурсы и то, что мы теперь называем «процессами пост-продакшн». Ей было не привыкать использовать кисть для преобразования и украшения изображения. Другими словами, она была настоящей Королевой селфи.

‘La Grayeur’ / Pinterest

В La Divine Comtesse , книге фотографий графини, куратор Пьер Апраксин отмечает, что работы графини долгое время считались тривиальными и самовлюблёнными.Апраксин признает, что графиня возникла раньше движения сюрреализма, приписываемого таким художникам, как Синди Шерман и Клод Кахун. Несмотря на это, Розалинда Яна из Broadly отмечает, что «Апраксин предостерегает от рассмотрения работ графини как феминистских».

Здесь я должен не согласиться и обратиться к другой, более современной Селфи Королеве, имя которой на протяжении всей ее карьеры называли нарциссисткой — как будто признание себя делает вас каким-то бессодержательным эгоистом.

Ее зовут Ким Кардашьян.

Ким Кардашьян Вест / Эгоист, Риццоли

После дебюта книги Кардашьян «Эгоистичный» в 2015 году (книга, полностью состоящая из селфи) Лия Борн из StyleCaster сказала, что Кардашьян «открыла новый вид славы, в которой вы можете прославиться тем, что кажетесь ничем иным, как собой ».

Учитывая это, мне кажется, что графиня де Кастильоне была старше Кима примерно на 150 лет.

Возможно, графиня и Ким не предлагают миру ничего, кроме скучного самопоклонения.Или, может быть — пусть даже подсознательно — каждая из них создала тайно феминистское произведение искусства, акты восстановления со стороны самых обсуждаемых и фотографируемых женщин в мире, соответственно.

На ранних фотографиях графини изображены персонажи из мифологии, библейской символики, литературы. Она королева Анна Болейн, королева Эритрея, труп, монахиня. Ее любимый реквизит — зеркало.

Графиня в образе Анны Болейн (слева) и Рэйчел (справа). | CHRISTIAN KEMPF / ADOC-PHOTOS / CORBIS

На этих фотографиях графиня запечатлела триумфы своей жизни.Ее костюм Королевы Червей, ее сын Джорджио. Она играет в переодевания, рассказывает сказки. В какой-то момент она отправила своему бывшему мужу ужасающий образ, когда он пытался забрать Джорджио. Он назывался «Месть». В нем она стоит и смотрит довольно убийственно, с ножа в руке капает фальшивая кровь. (Граф получил сообщение. Джорджио остался под опекой своей матери.)

Называть ее просто «яростным нарциссом» в лучшем случае кажется несправедливым, в худшем — непочтительным.

«Эгоистичный » Ким документирует промежуток времени — это переход от детства к мегазвезде с камео от друзей, братьев, сестер и деловых партнеров.Это позволяет нам заглянуть в ее жизнь, несмотря на то, что даже ее «нелестные» фотографии имеют привкус самообслуживания (она забавная! Она вызывающая!)

Прогресс графини отличается. Это грубое и тревожное изображение на изображениях, свидетельствующих о душевном упадке и нестабильности.

По фотографиям можно было почти почувствовать горе графини по поводу утраты молодости. Отключение — большая тема: на одном изображении преобладают ее босые раздутые ноги. В другом случае половина ее лица закрыта овальной рамкой для картины, и глаз смотрит прямо сквозь нее, как будто хочет упреждающе осудить нас, прежде чем мы получим возможность сделать это первыми.Как Сара Боксер писала в New York Times: «Дело не в красоте. К этому времени она знала, что разваливается ».

КРИСТИАН КЕМПФ / ADOC-PHOTOS / CORBIS

К этому времени, то есть в 1870 году, графиня исчезла из общества. У нее не было зеркал в своем доме, стены которого были выкрашены в черный цвет. Она только вышла наружу, будучи скрытой вуалью и под покровом темноты.

Невозможно сказать, была ли причина нежелания графини смириться с непоколебимым маршем времени непревзойденным тщеславием или болезненным умом.Мы знаем, что в течение 25 лет она почти не выходила из дома, и когда она это сделала, это было сделано для того, чтобы документировать ее собственный распад. Как я уже сказал — трагично.

Если это похоже на защиту селфи, то это так. Можете ли вы обвинить девушку в том, что она хочет, чтобы ее запомнили на ее собственных условиях?

Словно повод для жалости, Боксер пишет: «Графиня отчаянно пыталась узнать, каково должно быть другим, увидев ее».

Разве мы не все?

Вирджиния Олдоини, звезда ранней фотографии — DailyArtMagazine.com

Вирджиния Элизабетта Луиза Антониетта Тереза ​​Мария Олдоини, короче: графиня Кастильоне была настоящей знаменитостью своего времени. Я предполагаю, что в наше время она была бы кем-то столь же известным, как Ким К., или, по крайней мере, некоторыми суперпопулярными модными блогерами. Вы думаете, что никогда о ней не слышали? В 19 веке она была очень важной фигурой в ранней истории фотографии. Собственно, ее можно было назвать самой тщеславной королевой селфи. Это она:

Пьер-Луи Пирсон, Скерцо ди Фоллиа (Шутка о безумии), Метрополитен-музей

Когда я впервые увидел эту фотографию, я не мог подобрать слов.Это было сделано в 1863 году.

Эту женщину, родившуюся в 1837 году в аристократической семье из Специи, теперь помнят историки фотографии как объект 700 различных фотографий, на которых она воссоздала характерные моменты своей жизни для камеры. Да, она воссоздала не фотографа. Она выступила продюсером и арт-директором фотосессий. Во второй половине 19 в.

Когда Вирджинии было 17 лет, она вышла замуж за Франческо Верасиса, графа Кастильоне. Он был на двенадцать лет старше ее.У них родился сын Джорджио.

Пьер-Луи Пирсон, гр. 1865, Графиня с ребенком, возможно, ее сыном Джорджем, Метрополитен-музей

Двоюродный брат Вирджинии Камилло, граф Кавур, был министром Виктора Эммануила II, короля Сардинии (включая Пьемонт и Савойю). Когда граф и графиня приехали в Париж в 1855 году, графиня находилась под руководством своей кузины, и Вирджиния стала специальным агентом по делу объединения Италии. Она добилась известности, став любовницей Наполеона III.Конечно, это был скандал, который заставил ее мужа потребовать разлучения с семьей. Во время отношений с французским императором в 1856 и 1857 годах она вошла в социальный круг европейской королевской семьи. Она стала звездой.

Пьер-Луи Пирсон, графиня Кастильоне, ок. 1865, Метрополитен-музей

Графиня была известна своей красотой и яркими выходами в изысканных платьях при императорском дворе. Она теряла целое состояние на платья и костюмы. У нее были длинные волнистые светлые волосы, бледная кожа, нежное овальное лицо и глаза, которые постоянно меняли цвет с зеленого на необычный сине-фиолетовый.

Пьер-Луи Пирсон, графиня Кастильоне, ок. 1865, Метрополитен-музей

В 1856 году она начала работать у Майера и Пирсона, двух фотографов, пользующихся благосклонностью французского императорского двора. В течение следующих 40 лет она руководила Пьером-Луи Пирсоном, чтобы тот помог ей создать 700 различных фотографий. Она потратила большую часть своего личного состояния и даже залезла в долги, чтобы реализовать этот масштабный проект.

Пьер-Луи Пирсон, графиня Кастильоне, Метрополитен-музей

Она была очень сознательной моделью.На большинстве фотографий графиня запечатлена в театральных нарядах, например, в знаменитом платье «Королева червей». Она изображала себя различными библейскими и литературными персонажами, такими как Беатрикс, Саламбо, Медея, леди Макбет, Юдифь, монахиня, проститутка, Энн Болейн, королева Этрурии, королева червей и даже труп в гробу.

Пьер-Луи Пьерсон, графиня Кастильоне в роли Офелии, Метрополитен-музей

На нескольких фотографиях она запечатлена в рискованных для той эпохи позах — особенно на изображениях, на которых обнажены ее босые ноги и ступни (!).На этих фотографиях ее голова обрезана.

Пьер-Луи Пирсон, у ног графини Кастильоне, Метрополитен-музей

Конец Вирджинии был довольно печальным. Она провела свои преклонные годы в квартире на Вандомской площади, где комнаты были украшены черным похоронами, жалюзи оставлены задернутыми, а зеркала убраны — очевидно, чтобы ей не пришлось противостоять преклонному возрасту и потере красоты. Она выходила из квартиры только ночью.

Пьер-Луи Пирсон, графиня Кастильоне, Метрополитен-музей

В 1890-х годах она снова начала непродолжительное сотрудничество с Пирсоном, хотя ее более поздние фотографии ясно показывают ее утрату критического суждения, возможно, из-за ее растущей психической нестабильности .Она хотела организовать выставку своих фотографий на Всемирной выставке (1900 г.) под названием « Самая красивая женщина века» , но этого не произошло. 28 ноября 1899 года она умерла в возрасте шестидесяти двух лет и была похоронена на кладбище Пер-Лашез в Париже.

Пьер-Луи Пьерсон, графиня Кастильоне в костюме для оперы, Метрополитен-музей

Роберт де Монтескью, поэт-символист, денди и страстный коллекционер произведений искусства, был очарован графиней ди Кастильоне.Он провел тринадцать лет, написав биографию «Божественная графиня», которая появилась в 1913 году. После ее смерти он собрал 433 ее фотографии, и все они вошли в коллекцию Метрополитен-музея.

Если вы найдете радость и вдохновение в наших историях, ПОЖАЛУЙСТА, ПОДДЕРЖИТЕ журнал
DailyArt, сделав скромное пожертвование. Мы любим историю искусства, и
мы хотим продолжать писать об этом.

гламурных фактов о графине Кастильоне, первая модель

Вирджиния Олдоини, более известная в истории как графиня Кастильоне, была сумасшедшей, плохой и опасной.Легендарная красота итальянской аристократки и фотографические приключения превратили ее в первую модель в мире, но не это сделало ее печально известной. Графиня Кастильоне — историческая личность, которую стоит знать, — от ее подвигов в спальне до трагического падения.


1. Она родилась в привилегии

22 марта 1837 года графиня родилась в собственном позолоченном, бархатном мире. Дочь тосканской знати, ее имя при рождении было — глубокий вдох — Вирджиния Элизабетта Луиза Карлотта Антониетта Тереза ​​Мария Олдойни.Как следует из ее имени, родители Олдойни возлагали большие надежды на маленькую девочку… ожидания, которые вскоре разрушили всю ее жизнь.

2. Ее красота была легендарной

Повзрослев, всем, кто знал девушку, было ясно, что молодой Олдойни будет мега-малышкой. У нее были длинные волнистые светлые волосы, изысканное лицо и легендарная фигура. Когда она была подростком, мужчины регулярно пытались уложить красотку в постель. Как ни странно, ее родителей это полностью устраивало — фактически, они воспользовались этим самым худшим из возможных способов.

3. Она была младенческой невестой

Когда Вирджинии было всего 17 лет, ее родители, не теряя времени, выдали ее замуж за Франческо Верасиса, графа Кастильоне. Хотя профсоюз дал Вирджинии то имя, которое мы знаем сегодня, больше ничего ей не дало. Граф был на 12 лет старше девушки и выглядел не особо привлекательно. Но стало только хуже.

4. У нее был милый ник

Вы не можете спокойно называть своего ребенка 30-слоговым именем, поэтому вполне логично, что родители Олдойни окрестили свою маленькую девочку «Никкья».”

5. Она осталась в браке по душераздирающей причине

В браке Вирджинии с ее безумным графом было одно и ровно одно светлое пятно: их общий сын, Джорджио. Олдойни любил мальчика, как может только богатая мама, вкладывая в него все свои несбывшиеся надежды и мечты. Джорджио, в свою очередь, ее обожал. Что делает печально известный акт мести графини еще более жестоким.

6. Ее «первый раз» был скандальным

Прямо перед свадьбой со старшим графом Олдуни посеял дикий овес, а потом еще немного.По сообщениям, молодая девушка вступила в бурный роман с крепким военно-морским офицером прямо перед тем, как связать себя узами брака, что говорит о том, что печально известная куртизанка с самого начала желала чего-то помимо домашнего счастья.

7. У нее были хорошие связи

У Вирджинии были высокопоставленные друзья. Мало того, что ее муж был дворянином, но и ее собственное происхождение тоже было не к чему. Ее двоюродный брат Камилло Бенсо был даже министром короля Сардинии. Что ж, Камилло, должно быть, был умным человеком, потому что однажды он позвонил графине с блестящим — и совершенно скандальным — предложением.

8. Она была шпионкой

Видите ли, Камилло пытался убедить французского императора Наполеона III помочь объединить Италию, и он знал, что его кузина Вирджиния обладает … гипнотизирующей властью над людьми. Он попросил графиню поехать во Францию ​​и убедить Наполеона встать на их сторону. Ага, он хотел, чтобы Олдойни стала шпионом … но это было не все, что он велел ей делать.

9. Она отправилась на скандальную миссию

Скажем так, «убедительность», которую имел в виду Камилло, не была связана с долгими спорами и пыльными книгами, черт возьми.Фактически, он специально сказал графине «добиваться успеха любыми способами, но добиваться успеха». Другими словами: спать с этим мальчиком, и быстро. Так что теперь Олдойни была не просто шпионом, она была приманкой .

10. У ее глаз была особенность

Графиня была известна, в частности, одной особенностью: глазами. Согласно сообщениям того времени, они постоянно меняли цвет с зеленого на блестящий сине-фиолетовый.

11. Она знала слабые места мужчин

Кузены Олдойни не могли бы выбрать лучшую оценку, чем Наполеон III.Печально известный бабник, Наполеон также «страдал» от целомудренной и набожной жены, императрицы Евгении, которая давно перестала с ним спать, потому что считала его и его внебрачные выходки «отвратительными». Итак, войдите: графиня Кастильоне.

12. Ее муж не понимал границ

Хотя еще подростком Олдойни ухватилась за возможность поехать в Париж и уйти от своей барабанной жизни, в ее планах был один большой перелом. Граф Франсо пошел с ней, и все знают, что муж средних лет может сильно помешать вашему куртизанскому стилю. То, что произошло на самом деле, было еще более катастрофическим.

13. Она стала королевской любовницей

Император Наполеон, похоже, не возражал против того, что графиня пришла к его двору замужней женщиной, и «миссия» Кастильоне действительно прошла очень хорошо. Почти сразу после того, как она ступила в Париж, Олдойни прослыли любовницей Наполеона, и она без труда скрыла этот роман. Ух, это не совсем хорошо для нее.

14. Она была «божественной»

Нет сомнений в том, что французский двор изначально был одержим графиней, и она стала «It Girl» du jour .Люди называли ее красоту «чудом» и называли «la divinia contexta». Вы знаете, что добились этого, когда кто-то сравнивает вас с буквальной богиней. Но, несмотря на все эти похвалы, не все были так влюблены…

15. Она знала, как войти

Находясь при дворе Наполеона, графиня Кастильоне прославилась не только своими простынями; она также была модной тарелкой. Придворные были в восторге от ее ярких выходов на вечеринки, а ее костюмы всегда были безупречными.Этот портняжный талант даже однажды позволил ей заявить о себе в легенде.

16. У нее был фатальный недостаток

Графиня могла обладать мистической властью над мужчинами, но в ее очаровании был один серьезный недостаток. Одним словом, она была до омерзения тщеславной. Много раз ее эгоцентризм брал над ней верх, и вместо того, чтобы соблазнять своего партнера по танцам, она только заставляла их зевать. Как более резко выразился один из ее современников: «Через несколько мгновений… она начала действовать вам на нервы».

17. У нее был романтический соперник

Графиня Кастильоне не теряла любви к императрице Евгении, жене Наполеона.Эти две женщины были полными противоположностями во многих отношениях: Олдойни была либеральной и веселой, а Евгения была серьезной и преданной своей стране. К тому же, вы знаете, была вся эта штука с «другой женщиной». Но затем графиня подняла вражду на новый уровень.

18. Она отправила скандальное сообщение

Однажды Наполеон устраивал еще один роскошный бал, и графиня воспользовалась возможностью проявить свою силу. Она не только вошла в бальный зал с императором на ее руке , но и сделала это в костюме «Королевы червей».Выбор моды позволил Евгении понять, что, даже если она не была императрицей, графиня все еще царила в сердце Наполеона. О, но это еще не конец.

19. Она все обнажила

Честная, порядочная и послушная Евгения должна была вытерпеть презрение, когда она увидела костюм графини Кастильоне полностью — я имею в виду полный вид и . Платье, усеянное сердечками, было почти полностью прозрачным, а старая добрая графиня была без корсета. Да, есть причина, по которой он стал печально известным.

20. Императрица пристыдила ее

Значение графини не было потеряно для императрицы Евгении, и женщина с прямыми шнурами в конечном итоге дико вернулась. Сообщается, что Евгения нашла способ вальсировать под почти одетую графиню. Оказавшись там, она оглядела куртизанку с головы до ног, прежде чем принюхаться: «Сердце немного приглушено, мадам». Перевод: Ваше декольте видно, бетч.

21. Она сделала первые «селфи»

Между своим плотным графиком романтических встреч с Наполеоном графиня находила время и для другого пикантного хобби: она любила делать тщеславные фотографии.Но в отличие от наших жалких селфи , Олдойни превратила одержимость собой в надомный труд — по сути, это то, чем она славится сегодня. Объединившись с фотографом Пьером-Луи Пирсоном, Олдуни сделал более 700 «селфи» 19 века.

22. Она украла деньги мужа

Хотя неверность, безусловно, занимает первое место в списке супружеских грехов, графиня Кастильоне не остановилась на этом. Помимо встречи с Наполеоном III на глазах у ее мужа Франческо, графиня также буквально разорила этого человека своими дорогими вкусами.Эй, ты думаешь, такое красивое лицо дается бесплатно?

23. Ее муж отомстил

Оглядываясь назад, можно сказать, что отправлять подростка на вражескую территорию с инструкциями, чтобы она проспала путь к вершине, — не лучшая идея. Вскоре все рухнуло . Оказалось, что, хотя Наполеон и графиня были очень довольны собой, Франческо не был в таком восторге, и ее ожесточенный муж вскоре потребовал разлуки. И это еще не все.

24. Ее граф бросил ее

В 1857 году, всего через год после того, как состоятельная пара приехала в Париж, граф Франческо в раздражении покинул двор и уехал в родную Италию, оставив свою молодую впечатлительную жену.Расставание было не просто праздной угрозой. Позже он яростно нацарапал: «Наша разлука безвозвратна». Однако, как мы увидим позже, Франческо еще даже не закончил …

25. Она сделала провокационные фотографии

Почти никого не удивляя, Олдойни не боялась быть очень рискованной в своих фотографиях — , но ее самые скандальные фотографии были также и самыми причудливыми . Графиня сделала печально известные снимки, на которых были обнажены ее босые ступни и ноги. Хотя это может показаться банальным, эти позы были настолько неприличными по стандартам 19-го века, что ей пришлось вырезать лицо.

26. Наполеон ее бросил

В конце концов, незаконный союз Олдоини с Наполеоном III оказался столь же недолговечным, сколь и трагичным. К 1860 году их роман испортился, и графиня полностью потеряла расположение при дворе. Причины ее внезапного отпадения от благодати остаются частной загадкой.

27. Она осталась незамужней

Олдойни так и не примирился со своим мужем — и хотя это впоследствии навлекло на нее неприятности, на данный момент она не особо возражала. Она вернулась в Италию лишь ненадолго после того, как ее королевский роман распался, но она просто не могла оставаться в стороне от своей любимой Франции.Она вернулась в 1861 году и осталась там навсегда … тем временем попав в еще большие неприятности.

28. Она продала свое тело

Когда Олдойни рассталась с Наполеоном III, она не переставала «развлекать», и на протяжении всей жизни у нее продолжались горячие и тяжелые отношения с рядом важных женихов. Она тоже была не из дешевых. Как сообщается, маркиз Ричард Сеймур Конвей однажды предложил ей 1 миллион франков всего за 12 часов ее «компании».

29. Она помогла создать страну

Послушайте, девочки знают, как добиться цели.Несмотря на то, что для этого потребовался фактический расторжение брака, графиня Кастильоне в конце концов преуспела в своей первоначальной миссии. В 1861 году Италия объединилась в официальное королевство, в немалой степени благодаря неустанным, хриплым усилиям графини. Давай, девочка.

30. У нее была тревожная реакция на старение

Олдойни плохо справлялась со старением, и ее неуверенность вскоре приняли неуравновешенные пропорции . Не в силах противостоять своей увядающей внешности, графиня средних лет настояла на том, чтобы последние годы жизни проводила в комнатах черного цвета с закрытыми жалюзи и без зеркал.Даже она не имела права смотреть на убывающую красоту графини Кастильоне. А потом стало еще хуже…

31. Ее фотографии изменились

Несмотря на самоизгнание в более позднем возрасте, графиня Кастильоне все же находила время для случайных фотосессий … но результаты были пугающими. Критики отметили, насколько «болезненными» являются ее поздние образы, когда графиня делает такие вещи, как помещается в гроб и позирует с трупом своего покойного щенка терьера.Гм…

32. Она заставила своего сына модель

Олдойни демонстрировал жуткую привязанность к своему единственному сыну Джорджо, но не ограничивался любовью. Она также настаивала на том, чтобы постоянно фотографировать его, вовлекая во многие свои проекты и часто заставляя его служить ей заменой, когда она настраивала кадры. В результате он стал самым фотографируемым ребенком 19 века.

33. Она приобрела знаменитых друзей

Не все дело в позорном поведении при дворе Наполеона III, и близость графини к императору бросила ее на пути некоторых из самых важных фигур Европы того времени, в том числе легендарного немецкого государственного деятеля Отто фон Бисмарка, который был как Ангела Меркель до того, как Ангела Меркель была крутой.

34. Она стала затворницей

В последние годы жизни графиня Кастильоне почти не выходила из дома, считая высшим чувством унижения показывать массам свое слегка морщинистое лицо. Когда она уходила, она носила темные вуали и выходила из дома только ночью, чтобы скрыть все свидетельства своего «постыдного» возраста. К сожалению, как мы увидим, у нее могла быть более темная причина такого поведения.

35. Она была высокомерной

Конечно, графиня была красива, но красота — это всего лишь кожа. Ее мемуары раскрывают некоторые тревожные и смущающие подробности . В своих собственных сочинениях она ссылается на себя в виде третьего лица . Один вариант изящной линии? «Вечный Отец не знал, что он сотворил в тот день, когда послал в мир ее ». Я просто заткнул рот, и не в хорошем смысле.

36. Она выжила через террор

В 1871 году дела графини Кастильоне шли не лучшим образом. Пруссия только что полностью уничтожила Францию ​​во франко-прусской войне, и немецкие войска рассматривали возможность оккупации Парижа и угрозы роскошному образу жизни графини.Но оказывается, что Олдойни действительно сияла, когда ее спина была прижата к стене….

37. Она спасла Францию ​​

Даже после того, как она стала королевской любовницей, графиня играла важную роль в европейской политике. Пока Германия подумывала об оккупации Франции, старый друг Олдоини Отто фон Бисмарк лично позвонил ей и устроил тайную встречу, чтобы спросить ее совета по этому поводу. Совершенно непредвзятый ответ графини? «Нет, ты не хочешь этого делать». Угадай, что? Он слушал.

38. Ее тщеславие не знало границ

Если бы Олдойни считала вас одним из своих самых близких друзей, вы могли бы получить от нее нелепый сувенир. На протяжении всей своей жизни графиня использовала свою знаменитую привычку фотографировать и часто отправляла альбомы своим родным и близким… все они были заполнены картинкой за фотографией и ее . Боже, спасибо, Вирджиния, тебе действительно не стоило.

39. Она была пионером

Прежде чем обвинять Олдойни в том, что он никчемный влиятельный человек, подумайте вот о чем: она принимала активное участие в создании своих «селфи»-фотографий, по сути, выступая в роли арт-директора.Она, как известно, была одержима этим аспектом своей работы, изменяя положение камеры с придирчивой точностью, когда ей не нравилось то, что она видела.

40. Она «сделала фотошоп»

Графиня была одной из первых аэрографистов. Раскрашенные вручную фотографии были роскошной новинкой в ​​то время, поэтому Олдойни, естественно, использовала их как можно лучше. Всякий раз, когда она не была полностью удовлетворена фотографией, она рисовала вручную, чтобы смягчить нелестные ракурсы и показать себя в лучшем свете.Мэрайя Кэри никогда не сможет.

41. Она была первой супермоделью

Некоторые ученые утверждают, что графиня Кастильоне была не только первой моделью нашего времени, но и первой супермоделью . На ее фотографиях была не только одежда, которую она была одета, но и фотографии , которые носили их , что позволило Олдоини встретиться с такими, как Синди Кроуфорд и Наоми Кэмпбелл.

42. У нее были одержимые поклонники

Несмотря на свой колючий характер, у графини были яростные поклонники еще долгое время после ее смерти.Поэт и денди Робер де Монтескью был одержим ею еще при жизни, и пыл его только рос. В итоге он собрал более 400 фотографий в ее огромную коллекцию, которая сейчас находится в Метрополитен-музее.

43. Она предсказала появление известного художественного движения

Графиню Кастильоне иногда называют «Королевой сюрреализма». Ее веселые фотосессии предвосхищали эстетику сюрреализма, которая будет доминировать в арт-сцене после того, как она уйдет. На одном мета-фото она смотрит на зрителя через камеру, привлекая внимание к тому, как она смотрит на и на , пока вы на нее смотрите.

44. Она хотела поехать по всему миру

Вы не поверите, но у графини никогда не было масштабной публичной выставки своих фотографий. Все это должно было измениться на рубеже веков, когда стареющая модель, наконец, имела большие планы показать свою коллекцию из более чем 700 фотографий на Всемирной выставке в Париже. Самое трагичное, что этого не произошло…

45. Она упустила свою судьбу

Олдойни скончался 28 ноября 1899 года, всю жизнь он был готов к съемке.Она не дожила бы до выставки, на которой планировала представить свои фотографии. Умирая в 1899 году, она также пропустила 20-й век — эпоху, когда фотография только продолжала доминировать в СМИ и обществе. Покойся с миром, вы, дива OG.

46. Она была дрянной девочкой

На случай, если это еще не ясно, графиня Кастильоне не была девушкой. Эээ, не из-за какого-то воображения. Она активно отвергала компанию других женщин, часто отказываясь даже разговаривать с ними, пока была на балах.Вместо этого она предпочла встать посреди комнаты и позволить мужчинам подлизываться перед ней, «как если бы она была святыней».

47. Муж пытался наказать ее

Когда-то во время ее разлуки муж графини Кастильоне, живший отдельно, решил усилить горечь и совершить нечто поистине ужасное. Он пытался потребовать опеки над их единственным сыном Джорджо, используя расточительный образ жизни своей жены как доказательство ее плохого материнства. Ответ графини был быстрым и жестоким.

48.Она жестоко расплатилась (

)

Когда Франческо попытался потребовать опеку над своим единственным любимым сыном Джорджо, графиня Кастильоне не взяла его, лежа. Вместо этого она отправила своему бывшему «подарок» по почте. Когда он открыл это, он был в ужасе. Это была, казалось бы, невинная фотография красивой графини, одетой в роскошное платье, но когда граф присмотрелся, его кровь застыла.

49. Она угрожала своему бывшему

Фотография

Олдойни была предупреждением для ее отчужденного мужа: на портрете хорошо одетая графиня также держала в руке нож, наполовину спрятанный в складках ее платья.Лучшая часть? Она назвала фотографию «La Venegance», чтобы ее послание было более ясным. Разве вы не знаете, она опекала Джорджо до конца его жизни.

50. Она пережила невообразимую трагедию

Самоизоляция графини Кастильоне в последующие годы ее жизни была обусловлена ​​не только тщеславием, но и трагедией. В 1879 году маленький Джорджио переболел оспой, опередив свою совершенно разоренную мать на жестокие 20 лет. Внезапно ее режим похоронных черных комнат, завес и никогда не выходить из дома обретает трагический смысл.

Источники: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14

Скандальная самовлюбленная графиня XIX века, ставшая своей собственной музой

Представьте себе женщину, сидящую с идеальным профилем лица и яркой кожей на заднем плане. У нее огромное платье — объемные юбки, отороченные толстыми кружевными лентами. У нее браслеты на каждом запястье, а волосы частично заколоты, одно локон спускается по ее шее. Позади нее сидит ребенок, его лицо расплывчато и призрачно на полпути.Но самым интригующим аспектом изображения является один из его мельчайших компонентов: маленькое ручное зеркало, которым владеет эта женщина. Он имеет овальную форму, частично отражает ее лицо — глаза, нос, верхнюю часть губ. В этом фрагменте отражения ее пристальный взгляд устремлен прямо в объектив камеры.

На самом деле, возможно, вам и не нужно это изображать; возможно, вы уже видели изображение. Это то, что регулярно появляется в Интернете, вне зависимости от контекста или периода времени. Он содержит как раз нужное количество интриги с его расположением материалов и зеркал, а также его двусмысленное послание: тщеславие? Самопознание? Уловка? Вуайеризм? Игривость? Или что-то совсем другое?

Подробнее : Мертвая женщина в ванне: почему мы так очарованы самоубийством Офелии?

Какую бы интерпретацию вы ни предпочли, она, вероятно, подходит.Объект фотографии — женщина по имени Вирджиния Олдоини, более известная как графиня Кастильоне — сняла сотни преследующих странных фотографий в течение 40 лет, с 1856 по 1895 год, и полученные работы заинтриговали людей. поколения. Однако она не была простой музой или пассивной моделью: графиня одержимо и скрупулезно управляла каждой фотографией, иногда даже выбирая ракурс камеры или сама закрашивая напечатанные изображения.

В последние годы графиню называли всем, от «королевы селфи» до «высочайшего нарцисса» и пионера сюрреализма.При жизни ее называли «чудом красоты», как «Венера сошла с Олимпа» — но, как заметил один из ее современников, она была настолько поглощена собой, что «через несколько мгновений … она начала действовать вам на нервы». . » Другой написал, что на собраниях она «позволяла людям восхищаться ею, как если бы она была святыней… Она почти никогда не разговаривала с женщинами».

Рассказывая о себе от третьего лица, графиня сказала: «Вечный Отец не знал, что он создает в тот день, когда он послал ее в мир; он моделировал и моделировал, а когда он закончил, он посмотрел на свою чудесную работу и был ошеломлен.Он оставил ее в углу, не назначив ей места ».

История графини начинается в середине XIX века, когда она была выдана замуж за итальянского графа в возрасте 17 лет. Спустя почти два года после их свадьбы, в 1855 году, ее отправили в Париж вместе с мужем. Ей тайно была поручена важная миссия: убедить императора Наполеона III согласиться на объединение Италии (ее двоюродный брат, министр Камилло Кавур, как сообщается, посоветовал ей «добиться успеха любым означает, что вы желаете — но добьетесь успеха! ») Она должным образом проигнорировала обычные дипломатические пути и заняла видное положение любовницы императора.

Это было недолгое дело, длилось меньше года. Но независимо от того, были ли эти отношения деловыми или развлекательными, они тем не менее помогли графине сразу завоевать репутацию. Все взгляды были прикованы к ней всякий раз, когда она входила в комнату, и ее костюмы были предметом разговора при дворе. Однажды она смело появилась на балу под руку императора, одетая как Королева Червей, что побудило императрицу сердито заикнуться: «Сердце немного подавлено, мадам».

В 1857 году она рассталась со своим мужем, которому она открыто изменила и разорила.«Наша разлука безвозвратна», — яростно писал он, возвращаясь в Италию один.

Из всех отношений, которые графиня установила в Париже, наиболее значительными — и, безусловно, наиболее прочными — были ее отношения с камерой. Как и многие другие известные деятели общества, она добралась до фотостудии Майера-Пирсона на бульваре Капуцин, которую возглавлял императорский придворный фотограф и дагеротипист Пьер-Луи Пьерсон. Студия специализировалась на раскрашенной вручную технике, получившей взрывную популярность.Тонированные вручную фотографии считались одновременно роскошью и новинкой. Более того, эти элементарные спецэффекты могут сглаживать, улучшать и льстить объектам, трансформируя и возвышая их.

Посидев перед своим первым портретом, графиня возвращалась снова и снова, интенсивно работая с Пирсоном с 1856 по 1867 год, а затем снова в конце своей жизни в 1890-х годах. Хотя технически их отношения были совместными, графиня держала в руках все карты: скрупулезно диктовала костюмы, декорации, сцены и способы рисования и украшения изображений впоследствии (некоторые были даны художнику Аквилину Шаду для покрытия гуашью. , а другие нацарапала сама).

Большинство созданных ими изображений состояло из конкретных персонажей, взятых из мифов, искусства, литературы или Библии, включая леди Макбет, Энн Болейн, королеву Эритреи, Юдифь до обезглавливания Олоферна, монахиню и даже труп. Она также воссоздала определяющие моменты своей жизни, мифологизируя свою собственную историю, задокументировав себя в платьях, которые зарекомендовали себя особенно восхищенными или известными, главным из которых был ее костюм Королевы червей.

Трудно не восхищаться явным изобретательным размахом образов, а также одеждой: фатой, накидками, головными уборами и богато украшенными платьями с открытыми плечами.Маски и шелковые халаты, а на одной фотографии — простое покрывало, вызывающе задрапированное. Некоторые изображения роскошны и остроумны. Остальные настораживают. Изображение графини с длинными волосами и ножом в руке под названием «Месть» было отправлено ее отчужденному мужу, когда он пытался получить опеку над их ребенком.

Но с возрастом она стала более замкнутой, живя в доме без зеркал. Она редко покидала его стены (конечно, окрашенные в черный цвет) в светлое время суток. Фотопроекты продолжались время от времени.Их посмертно критики назвали бы более болезненными, более взволнованными, более ненормальными, чем ее более ранние работы. На момент своей смерти она планировала новую выставку, ретроспективу под названием «Самая красивая женщина века».

В книге La Divine Comtesse , посвященной социальному и культурному наследию графини, куратор Пьер Апраксин пишет, что искусствоведы долгое время игнорировали работы графини, ошибочно считая их тривиальными.«Графиня, которая воспринималась как тревожный персонаж, чьи мотивы были неясны, считалась фотографией только для того, чтобы удовлетворить свой нарциссизм», — утверждает он. «Ее проект, подорванный ее бесстыдным эгоизмом, поэтому не мог считаться проектом настоящего художника».

Но Апраксина отмечает, что работа графини предвосхитила несколько тенденций в современном искусстве и, в частности, феминистском искусстве, предвосхитив таких художников, как Синди Шерман, Клод Каун, Джиллиан Уеринг, Ясумаса Моримура и Софи Калле, все из которых использовали фотографию, чтобы исследовать значение. одеваться, принимать внешность и манипулировать способами быть замеченными другими — хотя Апраксин предостерегает от рассмотрения работ Графини как феминистских или «сознательных источников графических новшеств, которые будут последовать».»

Чтобы получить больше подобных историй, подпишитесь на нашу рассылку новостей

Как ни странно, трудно многое узнать о влиянии фотографий Кастильоне при ее жизни. Некоторые портреты были разосланы в альбомах друзьям и поклонникам , часто в знак ее благосклонности. Эти портреты помогли сформировать ее очень продуманную, строго контролируемую публичную личность — такую, которая раздражала многих ее сверстников. Другие утверждают, что они были в значительной степени частной коллекцией — редко распространялись и никогда не использовались в коммерческих целях .

В любом случае, хотя о ней много говорили при ее жизни, портреты в основном ценились после ее смерти, подпитывая легенду, созданную ее заядлыми поклонниками, включая Роберта де Монтескью и столь же эксцентричную маркизу Луизу Казати. И вот так она продолжает существовать: как образ, лицо, набор поз, скрупулезно поставленных и бесконечно восхищенных.

Вирджиния Олдоини

ACQUA DI GENOVA — образец славных традиций итальянского стиля.По заказу Королевского Дома Савойи, Стефано Фречери, знаменитый генуэзский дистиллятор и парфюмер, создал этот знаменитый аромат в 1853 году.

Acqua di Genova вскоре стала необходимым дополнением одежды каждого важного человека той эпохи и широко использовалась во всех европейских королевских дворах. В те годы даже известные государственные деятели, отмечавшие историю Италии, такие как король Витторио Эмануэле II, граф Камилло Бенсо Кавурский и министр иностранных дел Константино Нигра, использовали Acqua di Genova, чтобы подчеркнуть свой общественный имидж.Вирджиния Олдоини, графиня Кастильоне, которая в то время считалась самой красивой женщиной в Европе и создательницей состояний в Италии, была настолько очарована Acqua di Genova, что представила очарование этого аромата французскому императору Наполеону III, который стал постоянный потребитель его, тем самым создавая подражание всей французской и европейской буржуазии.

Acqua di Genova — это роскошная жемчужина вкуса девятнадцатого века, созданная для королевской семьи и используемая ею. Спустя 150 лет Acqua di Genova все еще сохраняет свою первоначальную формулу и характеристики.По сей день он по-прежнему упакован в том же элегантном дизайне, который впервые был использован в 1853 году, с использованием красивых стеклянных бутылок ручной работы и позолоченных этикеток. ¨Призы: 24 золотые медали на следующих выставках: Лондон 1862 г .; Париж 1878 г .; Вена 1873 г .; Австралия 1879 г .; Бари 1892; Флоренция 1861 г .; Генуя 1855, 1858, 1879, 1884, 1892 и 1914 годов; Lyon 1880; Ницца 1872 г .; Мельбурн 1888 г .; Милан 1881 и 1891 гг .; Неаполь 1873 г .; Palermo 1891; Перуджа 1898 г .; Toulon 1898; и Турин 1884 и 1894 гг. Кроме того, он был награжден Почетным дипломом, Королевским драгоценным камнем, а в 1974 году — Золотым листом Нью-Йорка.

Сегодня Intercosma West of Genova, уважаемый и престижный итальянский производитель изысканной роскошной парфюмерии и косметических товаров, продолжает богатые традиции превосходства Acqua di Genova. Acqua di Genova: великий одеколон, сыгравший важную роль в истории итальянского Рисорджименто.

Чтобы просмотреть и приобрести престижную линейку продуктов Acqua di Genova, перейдите в Bath & Beauty.

Герцогиня Лия — Вирджиния Олдоини: влиятельная графиня

Это наш первый пост из новой серии в блоге Duchessa Lia.Этот сериал называется «Благородная история» и посвящен «историям знати». Это короткие рассказы о благородном духе Пьемонта и его людях, которые на протяжении своей жизни встречали «благородство» в его идеале. Моменты, когда благородство — это плодотворная связь между традицией и новаторством, между страстью и умом; благородство стремлений, стиль и элегантность. Каждый пост в этой серии будет сопровождаться одним из наших вин, приглашая вас радоваться всеми чувствами.

Февраль — месяц моды. Неделя моды от Нью-Йорка до Парижа и Милана определит тенденции и повлияет на то, что мы будем носить в следующем году. Имея это в виду, этот пост может быть посвящен только Вирджинии Олдоини, графине Кастильоне и оригинальному влиятельному лицу в мире моды.

Время чтения: 4 минуты.
Рекомендуемые вина: Barbera d’Asti Superiore DOCG Galanera .Мягкий и сложный, глубокий и бархатистый, в идеальном балансе свежести и кислотности. Как история, которую мы рассказываем.

Quella Contessa Castiglione bellissima, di cui si favoleggia — «Прекрасная графиня Кастильоне, легендарная» — так писал о Вирджинии Олдиони поэт Гвидо Гоццано. «Самая красивая женщина в Европе» и «богиня 19 -го -го века» — вот что писали о ней журналы.Вирджиния была действительно красивой. Однако злоба ее современников редко была связана с ее магнетическим обаянием или красотой, а с ее необузданными страстями и амбициями. Она стремилась стать легендой, носить славу роковой женщины, эксцентричной художницы, стильной модели, живого мифа. Вы можете называть ее Коко Шанель из Рисорджименто .

Вирджиния была дочерью Филиппо Олдоини, маркиза Специи и флорентийки Изабеллы Лампорекки. Она родилась во Флоренции 23 марта 1837 года.Она стала графиней Кастильоне Тинелла и Костильоле д’Асти в 1854 году, когда в семнадцать лет вышла замуж за Франческо Верасиса, дворянина и двоюродного брата графа Кавура. Франческо взял в жены «самую красивую девушку», прекрасно зная, что никогда не получит ее полной любви или внимания. От Лигурии до Парижа графиня использовала свой образ, чтобы подняться по высшим социальным лестницам своего времени, завоевав расположение самых влиятельных людей и в конечном итоге посадив ее при дворе императора Наполеона III, где она околдовала его, чтобы вызвать объединение Италии.

В наши дни графиню можно было назвать только влиятельным лицом. Уникальная личность с творческими идеями и сильным имиджем, определившая, какой стиль есть, а какой нет.

ПЛАТЬЯ И ФОТО

Основными инструментами ее басни были мода и фотография , которая только зарождалась. Вирджиния посвятила себя созданию дагерротипов, представив или сняв более 400 этих ранних фотографий за свою жизнь.

Она часами работала в самых важных фотостудиях того времени , тщательно выбирая одежду для ношения и позируя до совершенства. Необходимость позировать модели в течение как минимум четверти часа, пока делалась фотография, означает, что, хотя ее позы были типичными для того времени, персонаж, который она им принесла, не был. Она привнесла движение, плавность и повествование в эти изображения, запечатленные в металле с использованием кринолинов и аксессуаров.

Никто не мог придать своему образу столько индивидуальности, как графиня.Сочетание искусства макияжа и одевания с авторитетными и естественными позами, подчеркивая классическую красоту и эксцентричность кадра. Родилась не только легенда, но и важная работа, которая повлияла на будущих фотографов, дизайнеров и общество.

Одежда, которую она носила на фотографиях, будет воспроизведена в парижских бутиках , ее позы скопированы художниками десятилетия спустя, а обрамления дагерротипов будут обучены новым фотографам на будущее. Графиня ценила свое внимание и репутацию человека «эстетичного», приверженного поиску стиля и заданию тенденций.

Родилась не только легенда, но и важная работа, которая повлияла на будущих фотографов, дизайнеров и общество.

ВЛИЯНИЕ

Пример ее новаторства можно увидеть на фотографии 1860 года Scherzo di follia . Ее поза, волосы, очень бледная кожа на фоне темного платья, отсутствие фона и внимание на загадочном, но тревожном взоре графини в овале — элементы, которые вошли в художественные движения гораздо позже.Барон де Мейер, маркиза Казати, дадаизм, сюрреализм, Марина Абрамович: все они взяли элементы оригинального влиятельного человека.

Она достигла пика моды в 1856–1857 годах и прожила остаток жизни в Париже. Частый гость на балах в масках, где дворяне воплощали в жизнь свои самые смелые фантазии, она была любимцем СМИ.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *