Вов картинки: Фотографии Великой Отечественной войны из архива агентства РИА «Новости»

Содержание

‎App Store: PhotoGrid — Video & Pic Editor

Фоторедактор, который должен быть у каждого фотолюбителя! Особенности включают в себя видео коллаж, фотоколлаж, эффект камеры, instasize, макет, живой фильтр, наклейку, слайд-шоу, размытие, мозаику, записки, ретушь, рисунок и многое другое! Обрезка фото для Instagram с соотношением сторон 1:1! Улучшите фотографии в считанные секунды!

[ Редактирование фотографий: Улучшите свои фотографии ]
• Более 300 шаблонов в нашем создателе коллажей, чтобы вы могли объединять фотографии или создавать шаблоны по своим требованиям! Создавайте свои собственные произведения из фото!
• Создайте свой личный фотоальбом
• Обрезка, изменение размеров, размытие, украшение ваших фотографий, а также обрамление их для Instagram с соотношением сторон 1:1! Добавляйте стикеры, текст, фон, граффити, рамки и пикселизацию, а также корректируйте яркость, контрастность, насыщенность и ориентацию фотографий!
• Персонализируйте свой фотоколлаж более чем 500 стикерами
• 60+ фильтров!
• Более 90 фонов!
• Новейшая интеллектуальная ретушь лица помогает уменьшить морщины, выровнять оттенок кожи и удалить пятна 1 касанием.


• Создайте слайд-шоу из 50 изображений, добавьте фильтры или персональную подпись

[ Видеоколлаж : комбинируй видео и фотографии ]
Создавай коллажи из нескольких видео (до четырех), или если тебе нравится смешивать фотографии и видео, ты можешь случайным образом комбинировать 9 фотографий и видео, создавая коллажи из обоих. Ты можешь создавать свои собственные потрясающие видеоколлажи при помощи более 300 макетов, более 80 фонов и 10 различных видов рамок! Тебе больше не нужны два отдельных приложения для создания различных стилей коллажа! Просто используй PhotoGrid!

[ Wow!Filter : Специальные эффекты камеры для селфи или при записи видео ]
Сделайте обычные фотографии фантастическими с помощью 100 анимированных фильтров. Один ли вы или с друзьями, Wow!Filter добавит волшебства вашим прекрасным моментам.

# Другие инструменты для редактирования фотографий
• Обрезайте изображения вертикально или горизонтально с соотношением сторон 1:1, 3:4, 5:7, 2:3, 3:5 и 9:16
• Корректируйте яркость, контрастность, насыщенность и цветовой тон.
• Шрифты различных стилей и цветов. Написать немного текста, и пусть фото рассказывает историю.
• Меняйте уровень размытия фона в 1 касание!
• 5 размеров перьев для пикселизации
• Огромная коллекция макетов различных форм
• 10 дизайнов фоторамки

PHOTOGRID PREMIUM PLAN

Functions
• Access to 1000+ Elements
• Create VideoGrids up to one minute long
• High quality full HD VideoGrid
• Enjoy an ads-free experience
• Share with friends without any watermarks

Billing

• Payment:
— Payment will be charged to iTunes Account at confirmation of purchase.
— All premium plan will be auto-renewed at the end of each period.
— Cancellation must be made at least 24 hours before the end of the valid period to avoid a nonrefundable auto-renewal.
— Cancellation requests made prior to the end of the period will become effective at the end of that period term.
— You can manage and turn off auto-renewal in your Apple Account Settings.
• Premium Plan Choices
— Initiation or termination of a premium plan must be done through the iTunes App Store, which may be subject to a sales tax in your area. Note: you are responsible for checking the Terms of Service of your app store for detail and applicability of sales tax.
• Refund
Please be aware that refund is NOT available after purchase.

Contact us
• Email:[email protected]

Other
• Cheetah Mobile reserves the right to adjust the pricing for its products and services in the future.
• Privacy Policy: http://www.cmcm.com/protocol/site/privacy.html
• Terms of Use: http://www.cmcm.com/protocol/site/tos.html

Архангельская область в годы Великой Отечественной войны

Территория Архангельской области не становится полем наземных сражений в период Великой Отечественной войны. Однако жители области чувствуют все тяготы военного времени.

270 тысяч человек уходят на фронт. В область со всего Северо-Запада эвакуируется до 100 тысяч человек, перевозятся сотни предприятий.

Разворачиваются системы противовоздушной обороны, порт переходит на особый режим работы,Архангельск– госпитальная база Карельского фронта.

Ещё до московской встречи лидеров стран-союзников осенью 1941 года в Архангельскевстречают первый арктический конвой. По программе поддержки союзников США и Канада поставляют машины, материалы, топливо и вооружение.

В первые годы войны Мурманск непрерывно подвергается налётам немецкой авиации –основная часть грузов приходится на Архангельск. Арктические конвои– самый опасный, но и самый быстрый вариант поставок. Они обеспечивают до 50% всех перевозок по лендлизу на Европейском театре военных действий.

Продовольственные карточки. Фото из фондов Котласского краеведческого музея.Область, работая на жизнеобеспечение фронта, сама страдает от слабого снабжения. С первых месяцев войны хлеб выдают по карточкам, норма выдачи опускается до значений блокадного Ленинграда (125 грамм). Едят собак, ловят птиц, пробуюткорни деревьев.

Продовольственные экспедиции привозят яйца диких птиц, гнездящихся на Новой Земле. Помимо рыбы ведут лов мидий, креветок, массово бьют тюленя.

На этом скудном пайке горожане выходят на работу. Завод «Красная кузница»
в годы войны ремонтирует около 500 судов; для фронта город изготавливает технику и вооружение (миномёты, огнемёты, мины). На лесозаводах и целлюлозном производстве работают пленные немцы. Вечерами их можно встретить на улицах Архангельска или в библиотеке.

Группа артиллерийских электриков– выпускников Соловецкой школы юнг. 1942 годВ 1942 году на Соловках открывается школа юнг. В неё попадают 15-16-летние мальчики, преимущественно дети военных или выпускники детских домов. Они проходят почти годичные курсы и заступают на службу во все флота. Часто они более подготовлены к вахте, чем их старшие товарищи, проходившие лишь трёхмесячные курсы. За три года функционирования школа выпускает 4111 юнг.В октябре 1945 года школа была свёрнута и в полном составе переведена в Кронштадт.

Один из самых известных бойцов из Архангельска –кавалерОрденов СлавыII и III степени снайпер Роза Шанина. Сражается в Белоруссии, в Восточной Пруссии.
Счёт её победам ведут не только у нас в стране – в прессе Канады и США о ней выходят заметки. Не дожив до конца войны несколько месяцев, Роза героически погибает. После публикации в середине 1960-хх годов её боевого дневника несколько населённых пунктов области называют улицы именем Розы Шаниной.

1 июня 2014, Правительство Архангельской области

Памятники великой отечественной войны: «Родина-мать зовет!», «Алеша»

Великая Отечественная война стала одной из самых значимых тем в советском искусстве — литературе, живописи, кино. Портал «Культура.РФ» вспомнил самые важные скульптурные памятники, посвященные трагедии этого времени.

«Родина-мать зовет!» в Волгограде

Фотография: 1zoom.ru

Одна из самых высоких статуй в мире «Родина-мать зовет!» входит в скульптурный триптих вместе с монументами «Тыл — фронту» в Магнитогорске и «Воин-освободитель» в Трептов-парке в Берлине. Автором памятника был Евгений Вучетич, который создал фигуру женщины с поднятым над головой мечом. Сложнейшее строительство шло в период с 1959 по 1967 год. Для изготовления памятника понадобилось 5,5 тысячи тонн бетона и 2,4 тысячи тонн металлических конструкций. Внутри «Родина-мать» абсолютно полая, она состоит из отдельных камер-ячеек, в которых натянуты металлические тросы, поддерживающие каркас памятника. Высота грандиозного монумента — 85 метров, он занесен в Книгу рекордов Гиннесса как самая большая скульптура-статуя в мире на момент строительства памятника.


«Перекуем мечи на орала» в Москве

Фотография: Оксана Алёшина / фотобанк «Лори»

Статуи Евгения Вучетича «Перекуем мечи на орала», изображающие рабочего, который перековывает оружие в плуг, находятся в нескольких городах мира. Самая первая была установлена в 1957 году у Штаб-квартиры ООН в Нью-Йорке — это был подарок Штатам от Советского Союза в знак дружбы. Другие авторские копии памятника можно увидеть неподалеку от ЦДХ в Москве, в казахском городе Усть-Каменогорске и в Волгограде.

Эта работа Евгения Вучетича получила признание не только в СССР, но и за его пределами: за нее он был награжден серебряной медалью Совета Мира и получил Гран-при на выставке в Брюсселе.


«Героическим защитникам Ленинграда» в Санкт-Петербурге

Фотография: Игорь Литвяк / фотобанк «Лори»

Проект монумента «Героическим защитникам Ленинграда» был разработан скульпторами и архитекторами, которые участвовали в обороне города, — Валентином Каменским, Сергеем Сперанским и Михаилом Аникушиным. Развернутая к одному из самых кровавых мест в истории битвы за Ленинград — Пулковским высотам, композиция состоит из 26 бронзовых скульптур защитников города (солдат, рабочих) и 48-метрового гранитного обелиска в центре. Здесь же расположен памятный зал «Блокада», отделенный разомкнутым кольцом, символизирующим прорыв фашистской обороны Ленинграда. Строился мемориал за счет добровольных пожертвований горожан.


«Защитникам советского Заполярья в годы Великой Отечественной войны» («Алеша») в Мурманске

Фотография: Ирина Борсученко / фотобанк «Лори»

Один из самых высоких российских памятников, 35-метровый мурманский «Алеша», был возведен в Мурманске в память о неизвестных воинах, отдавших жизнь за советское Заполярье. Памятник расположен на высокой сопке — 173 метра над уровнем моря, поэтому фигуру солдата в плаще с автоматом за плечом видно из любой точки города. Рядом с «Алешей» горит Вечный огонь и стоят два зенитных орудия. Авторы проекта — архитекторы Игорь Покровский и Исаак Бродский.


«Героям-панфиловцам» в Дубосеково

Фотография: rotfront.su

Мемориальный комплекс в Дубосеково, посвященный подвигу 28 воинов из дивизии генерал-майора Ивана Панфилова, состоит из шести 10-метровых скульптур: политрука, двух бойцов с гранатами и еще трех солдат. Перед скульптурной группой находится полоса бетонных плит — это символ рубежа, который немцы так и не смогли преодолеть. Авторами проекта монумента стали Николай Любимов, Алексей Постол, Владимир Федоров, Виталий Датюк, Юрий Кривущенко и Сергей Хаджибаронов.

Читайте также:

Могила Неизвестного Солдата в Москве

Фотография: Дмитрий Неумоин / фотобанк «Лори»

В 1966 году в Александровском саду у Кремлевской стены был сооружен мемориал, посвященный Неизвестному Солдату.

Здесь захоронен прах одного из погребенных в братской могиле воинов и каска времен Великой Отечественной войны. На гранитном надгробии высечена надпись «Имя твое неизвестно, подвиг твой бессмертен». С 8 мая 1967 года на монументе непрерывно горит Вечный огонь, который был зажжен от огня на Марсовом поле. Другая часть мемориала — бордовые порфирные блоки с изображением золотой звезды, в которых замурованы капсулы с землей из городов-героев (Ленинграда, Волгограда, Тулы и других).


Памятник воинам Уральского добровольческого танкового корпуса в Екатеринбурге

Фотография: Александр Тараканов / фотобанк «Лори»

В 1943 году уральские рабочие снарядили на фронт целый танковый корпус с боевой техникой и вооружением — все это они создавали после рабочих смен. Добровольцы, вступившие в этот корпус, участвовали в битве на Курской дуге, а потом прошли по Украине, Польше, Германии и Чехословакии.

13-метровый монумент в честь этих воинов, открытый в 1962 году, создали скульпторы Владимир Друзин и Петр Сажин. На постаменте в виде танка стоит старый рабочий, который провожает молодого танкиста в бой. По бокам постамента размещены барельефы, изображающие подвиги уральцев в годы войны.


«Перемиловская высота» в Яхроме

Фотография: Елена Коромыслова / фотобанк «Лори»

Перемиловская высота была одним из важнейших мест в битве под Москвой, и именно там в 1966 году установили монумент в честь 25-летия этого сражения. На пьедестале — 13-метровая фигура бросившегося в атаку воина с автоматом в руке. Постамент украшают барельефы с изображением готовых к бою солдат. Монумент создали скульпторы Алексей Постол, Николай Любимов и Владимир Федоров. Рядом с памятником находится гранитный постамент, на котором высечены стихи Роберта Рождественского:

От этого порога
В лавине дыма, крови и невзгод,
Здесь в сорок первом началась дорога
В победоносный Сорок пятый год.

Автор: Лидия Утёмова

Награды Великой Отечественной войны — Армейский сайт «Почта полевая»

Награды Великой Отечественной войны

Награды Великой Отечественной войны

  • Медаль является знаком высшей степени отличия к званию «Герой Советского Союза», которое присваивалось за личные или коллективные заслуги перед Советским государством и обществом, связанные с совершением геройского подвига. Награждались также города, которым было присвоено звание «Город-Герой», и крепости, удостоенные звания «Крепость-Герой».

  • Орденом награждались за особо выдающиеся заслуги в революционном движении, трудовой деятельности, защите социалистического Отечества, развитии дружбы и сотрудничества между народами, укреплении мира и иные особо выдающиеся заслуги перед Советским государством и обществом.

  • Медалью награждались военнослужащие Красной Армии, Военно-Морского Флота, пограничных и внутренних войск (рядовой и сержантский состав, а также офицеры преимущественно младшего звена) за личное мужество и отвагу, проявленные при защите Отечества и исполнении воинского долга.

  • Орденом награждались военнослужащие Советской Армии, Военно-Морского Флота, пограничных и внутренних войск, сотрудники органов Комитета государственной безопасности СССР, другие граждане СССР, воинские части, военные корабли, соединения и объединения за особую храбрость, самоотверженность и мужество, проявленные при защите социалистического Отечества.

  • Медалью награждались матросы и солдаты, старшины и сержанты, мичманы и прапорщики Военно-Морского Флота и морских частей пограничных войск, отличившиеся в морских боях, а также при защите государственной морской границы СССР, выполнении боевых задач кораблей и частей Военно-Морского Флота и пограничных войск, при исполнении воинского долга в условиях, сопряженных с риском для жизни.

  • Орденом награждались командующие фронтами и армиями, их заместители, начальники штабов, начальники оперативных управлений и оперативных отделов и начальники родов войск (артиллерии, воздушных сил, бронетанковых и минометных) фронтов и армий за успешно проведенные боевые операции.

  • Медалью награждались военнослужащие Советской Армии, Военно-Морского Флота, пограничных и внутренних войск и другие граждане СССР, а также лица, не являющиеся гражданами СССР, за умелые действия в бою, мужественную защиту государственной границы, успехи в освоении боевой техники и образцовое выполнение боевых заданий командования.

  • Орденом награждались командиры корпусов, дивизий и бригад, их заместители и начальники штабов за успешно проведенные боевые операции.

  • Медалью награждались матросы и солдаты, старшины и сержанты, мичманы и прапорщики Военно-Морского Флота и морских частей пограничных войск за отличия при защите социалистического Отечества, активное содействие успешному выполнению боевых задач кораблей, частей Военно-Морского Флота и пограничных войск.

  • Орденом награждались командиры полков, батальонов, начальники штабов полков, командиры рот за успешно проведенные боевые операции.

Патриотическое движение в годы Великой Отечественной войны

О развитии идеи патриотического воспитания с начала ХХ века до современности

Особенности патриотического воспитания в начале ХХ века

Формирование модели патриотического воспитания в 1917-1920-е гг.

Патриотическое воспитание в условиях масштабной модернизации советского общества в 1930-е гг.

Патриотическое движение в годы Великой Отечественной войны

Патриотическая работа
в 1945-1964-е гг.

Патриотическое воспитание советской молодежи
в 1965-1980-е гг.

Развитие современного патриотического движения

 

В годы Великой Отечественной войны патриотизм стал наиважнейшей ценностью в советском обществе. Беззаветная преданность своей Родине проявилась у миллионов советских граждан и стала источником невиданного массового героизма.

Необходимо было в кратчайшие сроки мобилизовать армию и подготовить население для ведения кровопролитной войны. Работа спортивных комитетов и добровольных обществ была перестроена на военный лад для подготовки резерва Красной Армии и оборонных кадров. Инструкторы Всевобуча готовили граждан к защите своей Родины. Большую помощь в организационной работе оказали районные комитеты ВЛКСМ Ленинграда, поддержавшие инициативу комсомольцев и молодежи. В августе 1941 года был сформирован Комсомольский противопожарный полк. Он состоял из старшеклассников, студентов и рабочей молодежи. Подростки дежурили на крышах домов, тушили зажигательные бомбы, спасали людей, рискуя собственными жизнями, мужественно действовали во время налетов вражеской авиации.

С целью освещения международных новостей, а также сводок о положении на фронтах, партизанском движении и работе тыла, 24 июня 1941 г. было создано Советское информационное бюро при Совете Народных Комиссаров СССР и ЦК ВКП(б). Не случайно, пропаганда в годы войны называлась «третьим фронтом». Агитация поднимала боевой дух среди жителей блокадного Ленинграда, солдат Красной армии и партизан, вдохновляла на трудовые достижения жителей и воздействовала методами контрпропаганды на армию врага.

Подростки Ленинграда в тяжелых условиях вражеской осады продолжали трудиться на фабриках и заводах вместо отцов, ушедших на фронт, собирали средства в Фонд обороны, помогая приблизить долгожданную победу. Десятки тысяч детей были награждены орденами и медалями за боевые и трудовые подвиги.

За годы войны в блокадном Ленинграде продолжали работать административные и детские учреждения, театры и музеи. С мая 1942 года Ленинградский Дворец Пионеров восстановил свою работу. Был организован военно-физкультурный клуб, ансамбль песни и пляски, открылись музыкальные и технические кружки, были восстановлены отделы науки и техники. Продолжилась активная работа по оказанию методической помощи и консультированию начальников пионерских штабов и отрядов.

После полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады, 29 марта 1944 г. вышло постановление Государственного Комитета Обороны «О первоочередных мероприятиях по восстановлению промышленности и городского хозяйства Ленинграда в 1944 году.». Молодежь города под руководством комсомола активно включилась в процесс восстановления Ленинграда, продемонстрировав, тем самым, высочайший патриотизм.

Советская документальная фотография времен Великой Отечественной войны.

Часть 2

М. Альперт. Комбат

Начало

Фотографические штампы

Пример со снимками музыкантов на войне показывает стремление фоторепортёров не ограничиваться совокупностью одних лишь батальных эпизодов. Достаточно беглого взгляда на любую выставку или альбом, посвящённые фронтовой фотографии, чтобы стало ясно: одни и те же сюжеты (или, говоря языком профессиональной фотокритики, – мотивы) кочуют от автора к автору. Причём у меня не поворачивается язык упрекнуть их в лености мысли или, тем более, в заимствованиях. Просто в самом предмете – войне – немало, говоря терминами эстетиков-компаративистов, «бродячих сюжетов». Шагающие в боевых колоннах солдаты, летящие самолёты, ползущие по полям танки, – это, как говорится, исходные данные, тематическая основа, её затем фотожурналисты варьируют, исходя из обстоятельств. То солдатские массы не идут, а бегут, причём нередко густой цепью, то самолёты пикируют, то танки стреляют. Весь этот набор повторяется буквально у каждого. Избежать его невозможно по определению. Мастер репортажа отличается от новичка или ремесленника лишь тем, что он умеет эти обязательные для событий Второй мировой войны элементы запечатлеть нестандартно, по-своему.

Не стану здесь приводить множество примеров этой вот маловыразительной фронтовой фотографии. В большинстве своём она осталась на страницах газет и журналов – тех их выпусков, что теперь хранятся лишь в крупных библиотеках. На выставках и в фотокнигах, альбомах, многотомных монографиях представлены, в основном, работы, уже прошедшие первичный отбор, – сначала авторский, а затем и редакторский. Правда, многое тут зависело от их вкуса, критического взгляда на самого себя или принципиальности редактора. В те дни, когда отмечался очередной юбилей Победы – в особенности в 1965 и 1975 гг. – желание составителей приуроченных к дате выставок и альбомов непременно дать неведомые прежде снимки и поразить зрителей, а также читателей, количеством представленных работ вело к откровенному снижению творческих критериев, что сказывалось на итоге.

Конечно, даже великолепному фотожурналисту на войне не раз приходилось снимать протокольные кадры: заседания штабов, где генералы склоняются над картами местности, офицеров на командных или наблюдательных пунктах, допросы пленных и т.д. Как и в мирной жизни, эти – увы, совершенно необходимые для фиксации и составляющие немаловажную часть фотоинформации сюжеты в жанре группового портрета оказываются, чаще всего, маловыразительными. Даже в тех случаях, когда фотограф, прибегая к методам постановки, командует своими персонажами, ставит их в определённые позы, результат не становится намного лучше.

Мне кажется, нет большего греха для фотографии, посвящённой войне, тем более такой, какой стала война 1941–1945 гг., чем постановка. Чтобы понять живучесть этого приёма, возникшего в первые годы существования светописи, надо вспомнить обстоятельства, предшествующие началу войны. Не только соперничество с живописью, но и объективные причины – низкая светочувствительность фотоматериалов, длительные экспозиции, требуемые для получения изображения, несовершенство съёмочных камер – все способствовало консервации старых, идущих чуть ли не от времён дагерротипии, приёмов. Могу напомнить признание одного из лучших мастеров советской фотографии, известного новатора Бориса Игнатовича, о том, как он отправлялся всего за 10 лет до начала войны в командировку: «…мой ручной багаж состоял из двадцати дюжин стеклянных пластинок, походной лаборатории с химикатами и самодельной лампы-вспышки с запасом магния и бертолетовой соли. А на спине деревянный фотоаппарат с треногой»1.

Конечно же, это чудо, что при таком оборудовании делались репортажные снимки. Правда, появление «лейки» (а вслед за нею и отечественного «ФЭДа») в корне изменило условия работы фотожурналистов. Однако приёмы организации кадра в значительной мере сохранились. Соблазн «поставить кадр» остался. Он, кстати сказать, имел серьезную подпитку от эстетических представлений, получивших распространение в предвоенное десятилетие. Ведь именно в ту пору был провозглашён в качестве творческого метода всех видов советского искусства социалистический реализм, а вместе с ним – и ориентация на красивость. Фотографии этот негласно действующий постулат художественной культуры коснулся, пожалуй, больше, чем других. Ну, а, кроме того, у фотографов, которые, конечно же, уступали представителям других муз в умении обходить рифы начальственных указаний, это требование власти воплощалось с более откровенной последовательностью.

То, что у мастеров уровня А. Родченко или Б. Игнатовича выступало в качестве вынужденного условия творчества, которое следует включить в процесс создания произведений, у фотографов менее высокого класса, да ещё оказавшихся в военной обстановке, где каждый автор испытывает понятный цейтнот, стало шаблоном, «отмычкой», с помощью коей решались многие проблемы. Поэтому, наверное, в коллекции снимков у некоторых авторов, в том числе, к сожалению, и у самых известных, немало таких, где явственно ощущается стремление решать общественно-важные темы не наиболее естественными для фоторепортажа способами, а средствами откровенной, демонстративной постановки.

А. В. Устинов. Первый день мобилизации в РККА. Мобилизационный пункт. 23 июня 1941 г.

Уже в первые дни войны фотокорреспондент «Правды» Александр Устинов сделал серию групповых портретов москвичей, записавшихся в народное ополчение. Все они сняты одинаково: люди стоят на переднем плане (за ними детали городского пейзажа, что зримо воплощает метафору «за ними – Москва»), изображая на лицах крайнюю решимость и готовность отстоять столицу перед врагом. Примкнутые к сжимаемым в руках винтовкам штыки, демонстративность, застылость поз и «комплиментарный», чуть снизу, ракурс съёмки, – все призвано выразить уверенность в грядущей победе. «Истребители танков» – так назван парный портрет Устинова – тоже с пейзажем «за» и целеустремлённостью на лицах. Однако хоть сколько-нибудь внимательный зритель тут же заметит, что два истребителя собираются идти против стальных машин все с той же, образца 1891 года, винтовочкой с примкнутым к ней штыком, а также с одной на двоих гранатой.

А. В. Устинов. Истребители танков

Во многих снимках – в особенности тех, что изображают воинов первых месяцев после 22-го июня 1941-го – чувствуется стремление подбодрить сограждан, дать им знать, что страна приняла вызов, что она имеет все необходимые для обороны ресурсы, что люди полны героического настроя. При этом очень часто в репортажных фотографиях нет того самого главного, что, собственно, составляет предмет всякого репортажа – реального, зафиксированного камерой СОБЫТИЯ. Центр тяжести с события, с действия нередко переносится на субъект действия, на человека. Отсюда статичность фотографического рассказа, статуарность поз, откровенная постановочность мизансцен.

Характерно, что эти качества советской фотографии не остались не замеченными в профессиональной среде. Однако критики попытались статику снимков, сделанных отечественными авторами, объяснить их… публицистичностью. В книге, посвящённой творчеству Аркадия Шайхета (этот выдающийся мастер начинал, как и Б. Игнатович, ещё в 1920-е гг. ), можно прочитать следующий пассаж: «Если для наглядности сравнить коллекцию снимков Шайхета с коллекцией его западного сверстника, такого же крупного фоторепортёра, типичного для той эпохи, то сразу бросится в глаза, что коллекция советского мастера прежде всего публицистична, западного – событийна»2.

Если отбросить ту внешнюю, постановочную публицистичность, которая, фактически, подчас прикрывала собой неумение некоторых репортёров разговаривать языком запечатлённых фактов, то, действительно, отличие советских военных фоторепортёров лежит в сфере их отношения к фиксируемым явлениям. Его можно назвать термином «публицистичность», хотя, конечно, этим понятием названное отличие не исчерпывается.

Сравнение советской фронтовой фотографии с военным фоторепортажем других стран, действительно, обнаруживает ощущаемое глазом своеобразие. Его нелегко выразить в словах и строгих определениях. «Публицистичность», пожалуй, – лишь одна из попыток обозначить отличие. На самом деле, тут есть серьёзное поле для анализа: торопливость и категоричность выводов недопустима.

В истории фотографии, начиная со съёмок Крымской войны, во фронтовом репортаже преобладают работы профессионалов-специалистов по военной съёмке. Они чаще всего не принадлежат к воюющим сторонам, представляя сообщество тех, кто знает дело и умеет снимать войну в её подробностях на грани риска для собственной жизни. В 1947 г. в Париже было создано независимое творческое агентство Magnum. Его учредителями стали три знаменитых фотографа: Анри Картье-Брессон, Роберт Капа и Чим (псевдоним Дэйвида Сеймура). Два последних были мастерами военной фотографии: они как истинные профессионалы, узнав об очередном конфликте где-нибудь на краю земли, тут же мчались туда, чтобы в своих снимках рассказать людям о каждой новой войне.

Капа погиб в Индокитае, а Чим – в Египте. Но и после их гибели Magnum, в котором теперь объединены лучшие репортёры из разных стран мира, присутствует во всех горячих точках земли. Они – замечательные мастера своего дела, умеют рассказать о войне как трагедии для всех, не только для побеждённых, но и для победителей. Но, понятно, верные журналистской этике, военные фотокорреспонденты не смеют даже самым лёгким намёком обозначить свои гражданские симпатии к одной из воюющих сторон.

Я привёл в пример наиболее распространённую модель военной фотожурналистики, чтобы стала яснее неповторимость советской фронтовой фотографии. Её представители не скрывали своей тенденциозности. Они ставили целью не только объективно информировать о том, что происходило на фронте и в тылу, но и воспитывать ненависть к врагу, укреплять веру в грядущую победу, славить героев – даже если они вели войну без правил.

Изображение и слово

Публицистичность, открытая тенденциозность, субъективность, отказ от некоторых понятий журналистской этики и т.д. – этот ряд понятий можно продолжать – проявлялись в советской фронтовой фотографии самыми разными способами.

Некоторые из них выходят за пределы непосредственно фотографических средств. Я имею в виду, прежде всего, текстовые подписи (так называемые «подтекстовки») к снимкам или их названия, помещённые непосредственно под фотографиями. И та, и другая «помощь» словом фотоизображению была совершенно необходимой. Она, прежде всего, конкретизировала содержание кадра, которое, как уже говорилось выше, нередко выглядело довольно общим.

Иногда фотограф работал в тандеме с пишущим журналистом (я уже упоминал «связку» К. Симонов и Я. Халип), нередко небольшие, в основном, поясняющие тексты писал сам. Впрочем, эти подтекстовки остались на страницах фронтовых выпусков газет, а на фотовыставках, в альбомах и фотокнигах присутствовали и продолжают присутствовать одни лишь названия снимков. В основном, конечно, они носят назывной, обозначающий фактическое содержание изображённого, характер. Но в некоторых случаях эти названия предлагали определённую трактовку снимка, иногда более удачную, иногда слишком уж прямолинейную, – зато всегда недвусмысленную в своём пропагандистском содержании.

И. Шагин. К защите Родины готовы

Снимки первых недель войны в особенности нуждались в энергичных подписях. Вот некоторые из них: «К защите Родины готовы!», «Их обездолили фашисты», «Следы фашистской расправы», «В атаку!», «Операция прошла успешно!», «Не дошла до дома», «Возмездие», «С танка – в бой!», «На Одессу!», «По пятам врага», «Стоять насмерть!» и т. д.3.

Г. Липскеров. Пусть солдаты немного поспят

Другие снимки подсказывали зрителям ту эмоциональную канву, в русле которой им следовало бы воспринимать увиденное. Георгий Липскеров, скажем, любил использовать в своих названиях слова из популярных в те годы песен. Так, снимок, где артиллеристы, впрягшись, помогают грузовику вытянуть из непролазной грязи орудие, он назвал «Путь-дорожка фронтовая…» (слова из песенки фронтового шофёра, которую с успехом исполнял Марк Бернес). А жанровую фотографию – одну из немногих удач в рассказе о жизни солдат между боями, – ту, где двое бойцов лежат ничком рядом, спят, а между ними уместился, согреваясь их теплом, щенок, – сопроводил словами из песни Василия Соловьева-Седого «Пусть солдаты немного поспят…»4.

И. Шагин. Политрук продолжает бой

Лирическое, как бы выводящее зрителя из напряжённого состояния борьбы с врагом, слово все же было чрезвычайной редкостью в названиях военных снимков. Гораздо чаще там использовались слова, имеющие отчётливо-пропагандистский, идеологический смысл. Знаменитый снимок Ивана Шагина, где показан раненый (у него перевязаны голова и правая рука) офицер, который что-то кричит, размахивая левой рукой, назван выразительно – «Политрук продолжает бой». Вполне возможно, что безымянный герой этого снимка – вовсе не комиссар, а командир роты (на отпечатке можно рассмотреть лейтенантские звёздочки), однако с таким названием фотография полнее отвечала требованию всячески подчёркивать роль коммунистов на фронте.

Впрочем, и сами фотокорреспонденты на войне ни на минуту не забывали, что они – бойцы идеологического фронта, что их задача не только (а, может быть, даже не столько) фиксировать происходящее, сколько своими снимками возбуждать в зрителях – а это были и солдаты, и мирные граждане, которые в ту пору все жили ненавистью к врагу и верой в грядущую победу. Не стану специально перечислять снимки – их было очень много, где трактовались сугубо идеологические сюжеты: партийные собрания во фронтовых условиях, приём в партию в перерывах между боями, обозначение ведущей роли политработников. Подчеркну лишь общий тон «фотографической речи», который все 1418 дней войны был приподнятым, пафосным, а подчас и откровенно пропагандистски-ходульным. К счастью, подобного рода снимки в большинстве своём остались на страницах изданий того времени, но некоторые из них, принадлежащие руке известных мастеров, продолжают жить и в книгах, антологиях, альбомах, изданных в последние годы.

А. Шайхет. Форсирование Днепра

Мало кто из фотокорреспондентов удержался от соблазна сделать снимок, в котором бы главным смысловым моментом был дорожный указатель с обозначением крупного города и количества километров, оставшихся до него. Особенно много таких фотографий стало в конце войны, когда советская армия шла по Европе. Но и до этого репортёры, случалось, не отказывались от помощи слова, написанного в кадре. Даже такой признанный мастер, как Аркадий Шайхет, не удержался от использования словесной подсказки: его «Форсирование Днепра» включает фанерный щит, на котором написано «Даешь Киев!» Щит этот, понятно, относится к пропагандистскому обеспечению боевых действий, которое вменялось в обязанности политорганам: самим солдатам такие призывы были ни к чему. Но фоторепортёр, будем называть вещи своими именами, согласился играть в эти «игры».

Больше того, воспитанный на процветавшей в предвоенную пору эстетике постановочной фотографии, он позволил себе срежиссировать происходящее событие. Из группы солдат-плотников, рубящих плоты для грядущей переправы через Днепр, он выделил на переднем плане одного, который, в отличие от других, не работает, а, подняв голову, смотрит на небо. Этот жест должен сообщить зрителям об опасности налётов вражеской авиации и, в связи с этим, подчеркнуть героизм казалось бы прозаического труда солдат, вооружённых кроме винтовок топорами. В связи с последним обстоятельством у центрального персонажа композиции в правой, обращённой к зрителям, руке мы видим крупным планом орудие плотницкого труда.

Откровенная литературность снимка, решённого по канонам изобразительного искусства, – обратите внимание, что солдат, смотрящий вверх направо, поставлен в левой части снимка, что позволяет его взгляду «держать» пространство, – создаёт у зрителя определённое недоверие к фотодокументу. Строго говоря, это уже не репортажный снимок, а написанная фотохудожником картина, явление в той же мере из мира изобразительных искусств, сколь из мира собственное фотографии.

Эту грань фотография не раз переходила и продолжает переходить по сей день5. Вопрос заключается в том, насколько такие фотографические «кентавры» допустимы в самой острой разновидности репортажа – во фронтовой фотографии. Причём речь здесь идёт не только об эстетике, но и об этике профессии.

Д. Бальтерманц. Горе

Известен случай подобного рода, который вызвал немало споров в фотографической среде. Дмитрий Бальтерманц в только что освобождённой от врага Керчи снял группу мирных граждан, пришедших на берег, где незадолго до того были расстреляны фашистами заложники, чтобы отыскать среди трупов своих родных и близких. Люди бродят между чернеющих на сероватом песке тел, кто-то уже нашёл родного человека и причитает над ним. Не стану пересказывать содержание снимка, все, кто его видели, отмечали трагическую силу запечатлённого камерой момента.

Д. Бальтерманц. Горе

Но в том-то и дело, что автор не ограничился только тем, что заключено в самом моменте. Он решил усилить впечатление, возвысив увиденный объективом факт до значения образа. С этой целью, работая над выставочным вариантом снимка, фотограф впечатал в него отдельно, в другое время и в другом месте снятое небо. Грозовые, тяжёлые тучи, такое же, как и во всей композиции, черно-серое светотональное решение, – конечно же, «чужое небо» решительно усиливает силу образного воздействия фотопроизведения на зрителя. Однако ценой этого усиления становится определенная раздокументированность положенного в основу события. Недоброжелатели Бальтерманца, знакомые с разными вариантами неба на снимке, в пылу полемики высказывали предположения, что в конце концов ради создания у зрителей нужного впечатления от трагического сюжета можно было бы воспользоваться и услугами статистов, которые изображают как живых, так и мёртвых.

Конечно, нарушение некоторых правил репортажной фотографии компенсировалось сильным художественным эффектом, который возникал в итоге. С каждым годом, отдаляющим нас от событий эпохи Великой Отечественной войны, соотношение факта и возникающего на его основе художественного образа менялось. Для зрителей, в отличие от военных историков, все большую привлекательность приобретали образные достоинства снимков. Подчас даже они стали отрываться от фактической основы, воспринимающейся тут, как в изобразительном искусстве, в качестве жизненного материала, которым пользуется художник, сочиняя свою композицию.

М. Альперт. Комбат

Так случилось со знаменитым снимком Макса Альперта «Комбат». На большинстве выставок, посвящённых фронтовой фотографии, в книгах и альбомах, – на обложках, на плакатах воспроизводится обычно именно это произведение. Оно и само звучит как яркий, превосходно сделанный плакат. В отличие от своего коллеги Д. Бальтерманца, признавшегося в «сочинённости» знаменитого снимка, автор «Комбата» в изданной много позже книге настаивал на репортажной подлинности снимка. «Как только был отдан приказ о выступлении, – писал М. Альперт, – солдаты в полном боевом снаряжении вышли из окопа и залегли. Комбат вышел из блиндажа следом за ними. Повернувшись по направлению к бойцам, высоко над головой подняв револьвер, он в патриотическом порыве звал бойцов в наступление… В те считанные секунды, когда комбат приказывал бойцам действовать, я наблюдал за ним через видоискатель «Лейки», оставаясь в блиндаже, у его входа»6.

Достаточно представить себе «топографию» описанной фотографом сцены, чтобы, сопоставив её с разворотом фигуры комбата, обнаружить некоторые нестыковки. Взгляд камеры таков, что она оказалась не сзади офицера, как явствует из авторского описания, а впереди него. Сначала идёт цепь солдат (они видны на заднем плане), затем сам комбат и после этого – снимающая камера. Говоря иными словами, будь этот снимок сделан в режиме подлинного репортажа, М. Альперт должен бы находиться не в блиндаже, а где-то в зоне между комбатом и противником.

Даже беглый анализ показывает, что подозрения многих критиков и коллег фотомастера о том, что перед нами все-таки превосходно сочинённая и поставленная композиция, не лишены оснований. Недаром в фотографической среде ходили упорные слухи, что снимок этот сделан ещё в довоенную пору, во время учений. Сам автор, как бы отвечая на недоверчивые предположения, даёт своё объяснение: «Эта фотография, – пишет он, – мне представляется счастливейшей творческой удачей, предвидеть которую, конечно, не мог, но для появления которой была все же предпосылка: авторский замысел»7.

Если репортажные условия съёмки знаменитого кадра способны вызвать определённые подозрения, то наличие предварительного замысла, который, собственно говоря, направляет творческие поиски фотографа, можно только приветствовать. Оно означает, что репортёр не ограничивался бесконечным «щёлканьем» затвором своей камеры в расчёте на то, что там, в редакции, отберут то, что надо. В этом вопросе, кстати сказать, состоит ещё одно отличие советского военного репортёра от его западных коллег. Идеологическая «накачка» советского фотожурналиста требовала от него, чтобы он не был сторонним наблюдателем происходящего, не просто фиксировал увиденное, но давал его осмысление. Поэтому прежде чем поднять камеру, многие фронтовые репортёры думали о конечном итоге. Некоторые, как говорилось выше, по этим причинам не снимали вовсе, пропустив, не зафиксировав для истории многие бесценные мгновения войны.

Так или иначе, в снимках четырёх военных лет, сделанных советскими фоторепортёрами, наряду с документально-фактическим началом значительное место занимало художественно эстетическое.

Новаторы 1920-х: двадцать лет спустя

Чтобы всерьёз объяснить этот феномен, нужно поднять весь пласт истории советской фотографии, начиная с середины 1920-х гг. Тогда именно были сформулированы принципы нового социального репортажа,не только фиксирующего происходящие события, но и дающего им историческую оценку. Тогда же была, фактически, разорвана творческая традиция, отринуто все (или – почти все), что сделано дореволюционной российской светописью. Новые авторы новой фотографии – это, в основном, самоучки, энергичные, общественно-активные молодые люди, плоть от плоти той среды, которая стала объектом документалистики.

Причём, что немаловажно, нарождающаяся советская фотожурналистика была в равной степени связана как с кинохроникой, с одной стороны, так и со всем «революционным фронтом искусств», с другой. Поэтому, наверное, вместе с появлением в стране ассоциаций «революционных» писателей, живописцев, кинематографистов возникло и РОПФ – российское объединение пролетарских фотографов. А рядом с ним было и близкое ЛЕФу В. Маяковского творческое объединение фотографов «Октябрь». Два его лидера – Александр Родченко и Борис Игнатович на долгие годы определяли поиски в области фотографического языка в нашей стране. В соперничестве и теоретических спорах, которые велись с немалым жаром на рубеже 1920-х и 1930-х гг., формировались творческие принципы российского фотографического авангарда.

Позже, начиная с 1932 г., когда вышло известное партийное постановление, поставившее точку на развитии творческих объединений, многие фотографические поиски (как, впрочем, и поиски в других видах творчества) были искусственно оборваны. На смену экспериментаторству и эстетическим открытиям пришли сухость языка, пуританизм, творческая безликость.

Однако насильственное прекращение творческого процесса не означало его полного истребления. Неожиданным образом, в пору, когда решительно изменилось положение в обществе, когда началась война, кое-что из творческих достижений более чем десятилетней давности было реанимировано и использовано в новых творческих и публицистических целях.

А. Устинов. Парад на Красной площади 7 ноября 1941 года

В условиях военного времени было не до эстетической цензуры: главное внимание отныне уделялось более существенным вопросам. Поэтому, наверное, – в особенности в первые месяцы войны – политические цензоры следили более всего за верной расстановкой некоторых акцентов: ненависть к врагу, уверенность в скорой победе и т.д. Такие «мелочи», как построение кадра, ракурсы и пр. (все то, что вызывало немедленные оргвыводы в предвоенное десятилетие), мало кого интересовали. Недаром правдист Александр Устинов, вспоминая события парада на Красной площади в Москве 7 ноября 1941 г., пишет: «Начальник охраны [Кремля. – А.В.] подошёл к нам [а там, кроме него, были, по его свидетельству, Бальтерманц, Трошкин, Гурарий, Гаранин, Капустянский и другие. – А.В.] и сказал: «Снимайте что хотите и как хотите»»8.

Кстати сказать, творческая свобода, полученная фотографами, сказалась сразу же, уже в этой съёмке. Первый военный парад стал одной из самых ярких страниц в фотолетописи четырёх лет. При том что, скажем, парад Победы в июне 1945-го был во сто крат радостнее и торжественнее, что в нем был театральный эффектный момент, он не получил такого выразительного пластического воплощения в снимках, как скромный ноябрьский парад первого военного года. В известной мере, природа тут «помогала» репортёрам: пошедший густой снег не только разнообразил снимки, сделанные в начале и в конце парада, но и создавал «скульптурность», монументальность фигур воинов, отправляющихся с Красной площади сразу же на передовую.

Если анализировать художественные средства, использованные в этой съёмке, то большинство репортёров, имеющих серьёзный творческий опыт и знакомых с поисками 1920-х гг. (перечисленные А. Устиновым авторы относятся как раз к таким), в условиях дефицита времени безошибочно нашли решение, в котором не только сообщалось о факте, но и давалась его образная трактовка. Само проведение парада в условиях, когда враг стоял у порога советской столицы, было фактом громадного политического значения. Даже простейшая фотофиксация случившегося произвела бы на читателей отечественных и западных изданий сильное впечатление. Но, выполнив программу-минимум, авторы снимков не ограничились ею, пошли дальше. Они создали обобщённый образ страны, вставшей под ружье.

Образная удача съёмок парада обнаруживается в особенности при сравнении их с кадрами первого дня войны, о которых было сказано выше. Растерянность и разобщённость, возникшие от внезапно свалившегося на головы известия, сменились здесь собранностью и суровой сосредоточенностью. Единообразная солдатская форма, одинаковые ружья с примкнутыми штыками на левом плече, вещмешки за спинами, – да ещё снежок, который своей порошей тоже делает марширующих на параде похожими друг на друга.

Не стану всякий раз указывать конкретный – и единственный – источник, оказавший воздействие на то или иное образное решение. Это слишком усложнит и замедлит наш рассказ. Буду приводить лишь те примеры, где проявились какие-то очевидные, типичные качества фотоязыка, сформированного в 1920-е гг. В этом случае, в частности, сработала тенденция фотографии, по самой своей природе имеющая «склонность» (термин Зигфрида Кракауэра в его «Природе фильма»)9 к фиксации неповторимых подробностей. Новаторы фототворчества постарались доказать, что светопись, как и ее «старшая сестра» живопись, способна при необходимости создавать предельно обобщённые образы. В кадрах, показывающих ноябрьский парад, обобщение достигается чисто пластическими, действительно близкими живописи средствами. А в других случаях репортёры используют в тех же целях совершенно иные, фотографические средства. В частности, то, что на профессиональном жаргоне носит название «шевелёнка». Этим понятием обозначается фотоизображение вне фокуса, когда все детали снимка лишены резкости контуров. Они размыты, обобщены, перетекают одни в другие.

В своё время внефокусные снимки были «коньком» фотоноваторов. Борис Игнатович даже ухитрился спилить на своей малоформатной камере стопорный винт, который не позволял снимать с очень коротких расстояний. Преодолев эту преграду, мастер создавал нерезкие снимки предельно обобщёнными по своей пластической форме.

Г. Зельма. Сталинград

То, что для мастеров 1920-х гг. было поиском новых возможностей фотографической пластики, в годы войны стало средством расстановки определённых, чаще всего эмоциональных, акцентов. В большой серии снимков Георгия Зельмы, снятых им в Сталинграде, самые лучшие те, где изображение лишено строгой чёткости. Снимая с самолёта разрушенный до основания город-призрак, репортёр, чуть сбивая фокус (это не обязательно происходило во время съёмок, тот же эффект можно получить и во время печати снимка), достигал поразительного эффекта.

Д. Бальтерманц. Атака

Совсем по-другому – в сочетании в одном кадре резкого изображения с нерезким – использует этот же приём Дмитрий Бальтерманц в своей «Атаке». Эффектный снимок снят репортёром, находящимся в окопе рядом с солдатами, стреляющими по противнику. А в это самое время поднявшиеся в атаку воины с винтовками наперевес бегут вперёд, перепрыгивая через окоп. Те, кто сидят в нем, даны предельно резко, бегущие – обобщённо. Тут, признаться, нет никакого особого фокуса: движущиеся объекты рядом с неподвижным чаще всего получаются на снимках такими вот, с «шевелёнкой». репортёр сознательно снимал так, что нам не видны ни одно лицо, ни одна какая-нибудь другая индивидуальная, неповторимая деталь: степень обобщения столь велика, что со снимка естественным образом встаёт образ стремительной, все сметающей на своём пути атаки.

И другое использование обобщения, достигнутого нерезкостью изображения, также восходит к экспериментам, которые велись в фотоискусстве. Я имею в виду знаменитый снимок Бориса Кудоярова из его ленинградской серии. Он относится к тем работам, где, как уже говорилось, фотография смело раздвигала прежде непреодолимые границы этически допустимого. На снимке мы видим младенца, скончавшегося от голода и холода в осаждённом городе. Над ним – рыдающая и, кажется, находящаяся в беспамятстве молодая женщина, очевидно мать.

Говорю «кажется», «очевидно», – потому что автор сделал свой снимок предельно неконкретно: не отдельные детали, как в «Атаке», а все изображение подано нерезко. В этом решении автора есть сразу два резона. Во-первых, фотограф таким образом избежал возможного упрёка в натурализме: все-таки в военное время мирные жертвы, да ещё такие беспомощные, как младенцы, выглядят много страшнее, нежели трупы солдат. А другое обстоятельство связано не с этикой, а с эстетикой. Нерезкое изображение как бы имитирует взгляд на происходящее сквозь слезы. Таким образом, пластическое обобщение может, оказывается, служить и подчёркиванием субъективного начала произведения.

И ещё один творческий урок, использованный во время войны мастерами, которые в ставшие уже далёкими 1920-е гг. искали новые формы выразительности. Я имею в виду понятие «упаковка», бытовавшее в профессиональной среде. Оно означало поиски средства, с чьей помощью можно было бы уместить как можно больше деталей в снимке, «упаковать» в нем самые разные предметы, нередко не согласующиеся друг с другом.

У разных авторов были разные способы построения необычной композиции. А. Родченко и Б. Игнатович, к примеру, увлекались «косиной», т.е. умением строить снимок вокруг диагональной оси. А. Шайхет и Г. Петрусов очень любили снимки сверху, что также позволяло им уместить на фотолисте максимальное количество событий и лиц.

А. Шайхет. Киев освобождён

Так, в работе А. Шайхета «Киев освобождён. На Крещатике 7 ноября 1943 года» удачно выбрана точка съёмки. Фотограф оказался где-то наверху (возможно, на этажах чудом уцелевшего здания) напротив разрушенного Крещатика. Внизу, на переднем плане вдоль нижнего обреза кадра вольным, победным строем идут автоматчики. Они задают масштаб изображению, подчёркивая подлинные расстояния, схваченные объективом камеры. Становится ясным, какой большой, широкой и, скорее всего, красивой была когда-то эта центральная улица украинской столицы.

Г. Петрусов. Подписание акта о капитуляции 8 мая 1945

Другая знаменитая фотография сделана Г. Петрусовым в самый последний день войны. Она запечатлела историческое событие – подписание делегацией германского командования во главе с фельдмаршалом Кейтелем Акта о безоговорочной капитуляции в Великой Отечественной войне. В сравнительно небольшом помещении тогда собралось очень много людей – не только представителей советского командования во главе с маршалом Жуковым, но и журналистов – пишущих, снимающих на фото и киноплёнку. Пробиться к столам, стоящим в форме буквы «Т», было совершенно немыслимо. Да и была опасность, протолкнувшись к ним, упереться в спины коллег и ничего не увидеть за ними.

Г. Петрусов использовал свой довоенный опыт, когда он всюду возил с собой небольшую (а иногда, когда снимал на натуре, – то и большую) лестницу-стремянку. Вставая на неё, он оказывался сразу выше всех своих коллег-соперников и, кроме того, обретал возможность «упаковать» в свой снимок максимально возможное количество деталей происходящего. Во время подписания Акта о капитуляции у него, конечно, стремянки не было: да если б и была, то, понятно, никто бы не позволил ее пронести в такое место. Фотограф использовал вместо лестницы стоящий поодаль стол.

Конечно, такой поступок был весьма нехарактерен для безупречно воспитанного, аристократичного фотомастера, зато результат превзошёл все ожидания. Получился снимок, на котором не только передано важнейшее событие, но и выражена заключённая в нем драматургия. И композиционная ось фотографии, и устремления фигур всех присутствующих в зале журналистов направлены в сторону сидящего в глубине Кейтеля. Маршал Жуков оказался на периферии этого силового поля: он сидит в стороне, терпеливо пережидая, когда утихнут журналистские страсти вокруг поверженного соперника. Смысловой контрапункт оказался гораздо выразительнее бравурных композиций, которые получались у других фотографов, бравшихся за тему Победы в этой самой страшной в мировой истории войне.

А. Гаранин. Возмездие

Тому же Г. Петрусову принадлежат и такие же внешне скромные, «тихие» кадры, снятые в Берлине весной 1945-го, когда немецкая столица выглядела почти столь же пострадавшей от боев, как Сталинград и Киев. Он снимал горожан на улицах, причём, в отличие от взгляда сверху, который, как известно, принижает попавших в объектив камеры людей, – тут смотрел им прямо в глаза. И не находил в их встречных взглядах ничего, кроме боли и отчаяния. Замечал попутно, что и немцы в условиях разрухи и отсутствия городского транспорта вынуждены пользоваться тележками «на человеческой тяге». Фиксировал работу военной администрации, которая занималась самыми что ни на есть мирными, бытовыми делами. Никакой бравурности, никакого упоения победой, никакого презрения к побеждённым.

В. Аракшев. Последнее пике

Следует чуть подробнее сказать о том, как советская фронтовая фотография представляла на своих снимках врага. В первый период войны, когда шло отступление, репортёры не имели возможности непосредственно снимать солдат и офицеров армии противника. Вместо этого враг присутствовал опосредствованно – в показе разрушений, жертв и т.д. (М. Савин. «На пепелище», 1942). В дни коротких контрнаступлений появлялись немногие кадры, показывающие, в основном, трупы немецких солдат (А. Гаранин. «Возмездие. Брянский фронт», 1941) или сбитые самолёты врага (В. Аркашев. «Последнее пике», 1941).

Только во второй половине войны, когда Советская армия стала наступать, появилась возможность увидеть противника поближе. В основном, это были взятые в плен солдаты и офицеры. Фотографы – тут чувствовалось откровенное пропагандистское задание – показывали лишь те моменты и тех людей, которые свидетельствовали о смятении духа, о человеческом ничтожестве, о жалком состоянии пленённых. Партийным идеологам, заказывающим и публикующим исключительно такие снимки, не приходило в голову, что принижение противника свидетельствует одновременно и о принижении победы над ним. (Замечу в скобках, что в художественных фильмах, посвящённых теме войны, и через 10–15 лет после её окончания образы противника трактовались примитивно-односторонними. Только значительно позже, уже на рубеже 1960–1970-х гг. появились ленты, где мы увидели некарикатурных солдат и офицеров немецкой армии.)

М. Редькин. Энде

В фотографии же зачатки хоть сколько-нибудь объективного показа врага появились, фактически, лишь в победном 1945 г. И то это, в основном, были немецкие генералы, попавшие в плен и при всем том не терявшие своего достоинства (И. Шагин. «Захватили в плен. Берлин», 1945). Гораздо реже удавалось использовать счастливую способность фотографии – в показе человека, его лица, пластики фигуры, жестов – передавать душевное состояние, переживание трагедии, смятение, вызванное поражением. Тут, к сожалению, превалировали поверхностно-плакатные решения (М. Редькин. «Энде…», май 1945), где в разных композициях варьировался один и тот же сюжет: немецкий солдат без фуражки, в растерзанной военной форме сидит или стоит, понурившись, на фоне разрушенных или горящих зданий Берлина, всей своей позой обозначая крах фашистской армии.

В. Фаминский. Врачебная консультация

Пожалуй, только после войны, в первые недели мира, когда на территории поверженной Германии стала налаживаться жизнь, которой руководила назначенная советским командованием военная администрация, появились снимки, лишённые откровенной тенденциозности. Немногие из репортёров, не уехавших в Москву, запечатлели – пусть и сторонним, поверхностным взглядом – то, что происходило в германской столице (В. Фаминский. «Врачебная консультация», 1945). Тут, пожалуй, лучше других сработал уже упомянутый Г. Петрусов: у него эта тема оказалась не случайной, в одном-двух кадрах, а последовательной, составившей впоследствии выразительный цикл.

Г. Петрусов. Встреча победителей

И у того же Г. Петрусова уже после его кончины вдова обнаружила замечательный снимок солдат, вернувшихся на родину. Семь или восемь человек стоят в проеме вагона-теплушки и спускаются вниз к людям, которые пришли их встретить. Фотограф снова использовал вертикальное расположение фигур, только здесь ему не понадобилась стремянка: один над другим оказались солдаты, – в вагоне и на земле. Какие же у них оказались замечательные лица! Разные, одухотворённые, значительные. Мне сразу же на память пришли те два снимка, что были сделаны в первый день войны. Какой контраст между лицами тех и этих парней. Как сильно изменились люди за четыре военных года…

Впрочем, люди, стоящие у власти, не хотели, чтобы победа изменила сознание тех, кто повидал Европу и пришёл домой с надеждой на новую жизнь. В считанные месяцы во всех областях идеологической жизни, в том числе и в фотографии, были восстановлены те нормы и ограничения, которые действовали в стране до 22 июня 1941-го. Так, будто и не было этих 1418 дней вовсе.

___________________________________________

1 Волков-Ланнит Л. Борис Игнатович. М., 1973. С. 9.

2 Александров А., Шайхет А. Аркадий Шайхет. М., 1973, С. 14.

3 См.: Антология советской фотографии. 1941–1945. М., 1987.

4 Там же.

5 Подробнее об этом см.: Вартанов А. Документ и образ. М., 1985.

6 Альперт М. Беспокойная профессия. М., 1962. С. 66.

7 Там же. С. 65.

8 Маевский В. Александр Устинов. М., 1972. С. 12.

9 См.: Кракауэр З. Природа фильма: Реабилитация физической реальности. М., 1974. С. 44–47.

________________________________________

© Государственный институт искусствознания, 2011

Советский автопром в годы Великой Отечественной войны :: Новости коммерческого транспорта

Советская автомобильная промышленность внесла вклад в Победу над гитлеровской Германией не меньше авиационной и танковой


Вячеслав Мамедов, фото из архива автора

Роль автомобильного транспорта в годы Великой Отечественной войны переоценить трудно. Огромный объем грузоперевозок, равный 625 млн тонн грузов, происходивший зачастую в условиях боевой обстановки, днем и ночью, в мороз и распутицу, говорит сам за себя. А мужество водителей и массовый их героизм, проявленный на фронте и в тылу, достойны вечной памяти и уважения потомков.


Мемориал водителям-воинам стоит на Брянщине и каждый проезжающий мимо водитель считает своим долгом сигналом клаксона отдать дань памяти героическим водителям фронтовой поры

Индустриализация, проведенная в СССР в 30-е годы, предусматривающая создание крупных автомобильных производств в Горьком и Москве, в рекордный исторический срок позволила обеспечить народное хозяйство и армию грузовыми автомобилями, сформировать новую отрасль – автомобильный транспорт, а также существенно поднять уровень моторизации армии. В 1937 году по выпуску грузовых автомобилей (180 тыс. за год) наша страна вышла на первое место в Европе, опередив такие страны, как Англия, Франция и Германия. Планировалось, что уже в 1942 году общий выпуск автомобильной техники в СССР достигнет 400 тыс. ед., причем, начиная с этого года, начнется производство моделей нового поколения, существенно более производительных и экономичных.


Автопарк Красной армии, да и всей страны накануне войны был весьма унифицированным – полуторка «Газик», трехтонка «Захар», да пятитонка «Ярославский медведь»

Война разрушила эти планы. Четыре завода автомобильной отрасли СССР (московские ЗИС и КИМ, горьковский ГАЗ и ярославский ЯАЗ) должны были срочно переориентироваться для нужд фронта, включая освоение выпуска новой военной продукции.

Московский завод им. Сталина выпускал 3-тонные грузовики ЗИС-5, 4-тонный, 3-осный ЗИС-6, газобаллонный ЗИС-30 и газогенераторный ЗИС-21. Полноприводный 2-осный ЗИС-32 только начали осваивать, более современные модели проходили испытания и стадию подготовки к производству.


Полноприводных ЗиС-32 сделали менее двух сотен (188 ед. ) и все они остались в «белоснежных полях под Москвой»

Когда враг подошел к воротам столицы, было принято решение об остановке автомобильного производства и эвакуации оборудования и сотрудников предприятия в города Миасс, Ульяновск, Шадринск, Челябинск, Троицк и Ирбит.


Зенитная установка 4М (из счетверенных пулеметов Максима) в кузове полуторки ГАЗ-ММ

Всего в тыл было отправлено 12 800 единиц оборудования на 7708 вагонах и платформах. С завода было эвакуировано 6907 рабочих, инженерно-технических работников и служащих, а с членами их семей – 14 166 человек. Кадры московского ЗИСа стали основой новых коллективов автозаводов на востоке СССР. В распоряжении директора московского ЗИСа И.А. Лихачева был специальный самолет, курсирующий между автозаводами Урала, Поволжья и Москвы.


Переправа, переправа – берег левый, берег правый

А в Москве ЗИС получил задание наладить выпуск минометов, мин, снарядов и другой военной продукции, включая пистолеты-пулеметы Шпагина. Из оставшегося задела деталей в конце 1941 года удалось собрать несколько сот «трехтонок» ЗИС-5.


Еще довоенные трехтонки ЗиС-5 идут в контрнаступление под Москвой зимой 1941-го

В отличие от ЗИСа Горьковский автогигант, выпускавший для армии в основном «полуторки» ГАЗ-ММ и трехоски ГАЗ-ААА, эвакуации не подлежал.


Беженцы бредут со своим нехитрым скарбом в тыл, а автоколонна полуторок (замыкает шестиколеска ГАЗ-ААА) соображает где линия фронта


ГАЗ-М1 «Эмка» была основным штабным автомобилем РККА в начале войны

Его задача была максимально увеличить объемы производства и параллельно с этим освоить военную технику, а также вооружение и боеприпасы.


Еще весной 1941 года на Горьковском автозаводе был разработан разведывательный вездеход Р1

В дальнейшем он стал основой легендарных ГАЗ-64 и ГАЗ-67Б, по ряду показателей превосходящих американские аналоги фирм Bantam и Willys. Конструкция автомобиля ГАЗ-64 была разработана коллективом, возглавляемым В.А. Грачевым, за рекордно малое время – 51 день.


Ранний «Иван-Виллис» ГАЗ-64 1941-42 гг.


Легкий броневик БА-64


ГАЗ-67 уверенно вытягивал легкие сорокапятки вместо лошадей


«Бобик» ГАЗ-67Б (1944–1953 гг.) въехал с нашими войсками в Берлин


И все же главным джипом Великой Отечественной был ленд-лизовский Willys MB   

Вместе с полугусеничным ГАЗ-60, санитарным трехосным автобусом ГАЗ-05-193 и шасси для броневиков БА-10 на фронт поступали очень удачно сконструированные бронеавтомобили БА-64, которые помогали в ратном деле разведчикам, а также выполняли роль командирского автомобиля.


Полноприводный седан ГАЗ-61-73 (кстати, первый такой в мире), выпускавшийся в 1941–1945 гг. полагался только высшему командованию РККА

Третий автозавод, выпускавший в СССР грузовики, ярославский ЯАЗ, к началу войны переживал второе рождение. Начавшаяся реконструкция должна была увеличить его мощность до 10 тысяч автомобилей в год. Планировался выпуск 8-, 10- и 12-тонных моделей с двухтактными дизелями мощностью от 110 до 160 л.с., которые выпускал бы сам завод. Все это не позволило организовать масштабные поставки автомобилей в Красную Армию. Среди оборонной продукции, освоенной ЯАЗом, гусеничный артиллерийский тягач Я-12, вооружение, боеприпасы.

В июне 1941 года на московском заводе им. КИМ шла напряженная работа по освоению выпуска малолитражного автомобиля КИМ 10-52. Для нужд Красной Армии завод выпускал коробки передач тяжелого мотоцикла М-72, но уже с июля выпуск довоенной продукции был прекращен. Из оставшегося резерва комплектующих было собрано некоторое количество автомобилей КИМ-10 с упрощенным кузовом, получивших неофициальное название «Тачанка».


Строчит пулеметчик за синий платочек, что был на плечах дорогих

А основным видом продукции предприятия стали реактивные снаряды калибра 132 мм для установок залпового огня БМ-13. В октябре завод был эвакуирован в  Свердловск, где совместно с Танковым заводом № 37 с 1 декабря приступил к выпуску легких танков Т-60 и снарядов для авиационных пушек. В цехах московского завода в течение военных лет был развернут ремонт танковых двигателей В-2, а затем и выпуск запчастей к автомобилям, поступающим по ленд-лизу.


Но баранку не бросал шофер

Среди эвакуированных с ЗИСа производств Ульяновский автозавод стал ведущим, хотя его цеха разместились в неприспособленных для производства помещениях одноэтажных складов Главного таможенного управления. С 1 мая 1942 года УАЗ начал сборку грузовиков ЗИС-5 из агрегатов и узлов, привезенных из Москвы. До конца года удалось собрать 1893 автомобиля, отправленных на фронт. Завод освоил производство рулевого управления, карданного вала, передней оси, заднего моста, рамы, кабины и платформы. Выпуск двигателей и коробок передач поручили филиалу ЗИСа в Миассе. Другие заводы группы ЗИС делали карбюраторы, радиаторы, поковки, штамповки, детали кузова и рамы.


Проходимость отечественных грузовиков на фронте зачастую обеспечивалась мускульной силой бойцов

В годы войны ЗИС-5 и ГАЗ-ММ выпускались в упрощенном виде. Это позволяло ускорить их производство и экономить дефицитные материалы. Вместо сложной формы штампованных крыльев машины снабжались сварными Г-образными. Передний бампер и правая фара отсутствовали. Тормоза устанавливались только на задние колеса. У кузова открывался лишь задний борт.


На грузовиках ГАЗ-ММ с 1942 года монтировалась упрощенная кабина с брезентовым верхом и брезентовыми пологами вместо дверей

В 1943 году ее заменила деревянная закрытая кабина с крышей, обтянутой брезентом. ЗИС-5 военного времени, получивший индекс ЗИС-5В, имел также деревянную кабину с верхом из дерматина, натянутого на рейки.


Военная версия ЗиС-5В после 1944 года уже получила две фары и боковые откидные борта

Простые по конструкции, ремонтопригодные и нетребовательные к качеству топлива и «полуторка» ГАЗ-ММ, и «трехтонка» ЗИС-5 имели достаточно высокую проходимость при движении по грунтовым дорогам и честно выполняли свой долг, ведомые порой малоопытными бойцами-водителями, недавно получившими права. Известно много случаев, когда вражеские фашистские подразделения старались использовать советские трофейные грузовики, лучше приспособленные к реалиям армейской службы в СССР, бросая свою автотехнику и перекладывая груз в кузова ЗИСов и ГАЗов.


Санитарный автомобиль ЗиС-44 выпускался с 1942 года

О сложностях армейской службы военных водителей написано много. Нельзя не напомнить лишь о «Дороге жизни», организованной по льду Ладожского озера для эвакуации горожан и доставки в осажденный Ленинград продуктов и боеприпасов. Зимой 1941 – 1942 г.г. на ледовой трассе работало около 4 тысяч автомобилей (преимущественно ГАЗ-ММ и, в меньшем количестве, ЗИС-5), ведомых мужественными шоферами. Их титаническую работу писательница-блокадница Вера Инбер в своем «Ленинградском дневнике» отметила как «святой труд».


В лютую стужу водителей как и в Отечественную войну 1812 года спасал верный друг костер

Отдельно стоит воздать должное полуторкам ГАЗ-АА и -ММ, которые были значительно легче, чем трехтонки ЗИС-5, и могли ходить по более тонкому льду, открывая и закрывая «навигацию», не говоря уже о том, что реже проваливались под лед. В особо критические дни, когда в Ленинграде оставался запас хлеба на 3–4 дня, ушедшие на дно Ладоги полуторки с мукой, так и недоехавшие до города трех революций, удавалось поднимать при помощи несложных механизмов, закрепленных на деревянных плотах вокруг полыньи. И все же трудно вообразить физическую сложность подобных операций на лютом морозе под бомбежками, но поистине стратегический груз этих полуторок, который потом высушивали и пекли из него драгоценный хлеб, стал спасительным для сотен тысяч ленинградских блокадников, благодаря ему сумевших стойко пережить все ужасы смертельного голода. «Дорога жизни» зимой 1941/42 года просуществовала 142 дня с ноября 41-го по апрель 42-го. За это время автомобили доставили в город Ленина 361 тыс. тонн грузов, прежде всего продовольствия (262 тыс. т), и эвакуировали более 550 тысяч человек. Всего в 1941–1943 гг. по Дороге Жизни в Ленинград перевезли более 1,6 млн тонн грузов и эвакуировали около миллиона Ленинградцев, в основном, детей.


Когда лед уже сдавал – грузовики шли по нему не ближе 100 метров друг от друга и с открытыми дверями, чтобы успеть выпрыгнуть из кабины, когда машина начинала уходить под воду

В январе 1942 года Государственный Комитет Обороны принял решение о восстановлении автомобильного производства на московском автозаводе. Предлагалось развернуть выпуск грузовиков ЗИС-5, не нарушая темпов роста оборонной продукции, и освоить выпуск новой модели полугусеничного автомобиля-вездехода ЗИС-42, предназначенного для буксировки артиллерийских орудий. С этой целью пришлось вернуть в Москву с востока часть оборудования, смонтировать его и восстановить коммуникации, разрушенные при эвакуации завода и демонтаже его производственного потенциала. Сложную задачу удалось решить к июню 1942 года, когда из ворот ЗИСа снова стали выходить «трехтонки», очень нужные фронту.


Именно полугусеничные тягачи ЗиС-42 обеспечили наряду с тракторами подвижность артиллерии РККА во время осенней и весенней распутицы

Еще до войны ЗИС совместно с НАТИ занимался изучением возможностей создания полугусеничных автомобилей, завершил работу выпуск партии вездеходов ЗИС-22, однако до их масштабного производства дело не дошло: помешала война.


С конца Советско-Финской войны и до середины 1940 года ЗИС поставил фронту около 4,5 тыс. вездеходов ЗИС-33

Машина представляла собой стандартный ЗИС-5 с примитивным облегченным гусеничным движителем, легко монтируемым и легко демонтируемым в случае необходимости. Машина оказалась неудачной, очень тяжелой, ненадежной и «прожорливой». Подобную идею похоронили, и теперь ЗИС-42 должен был стать реабилитационной конструкцией, в которой, тем не менее, использовалось максимально возможное количество серийных агрегатов и узлов от ЗИС-5В.


Наиболее совершенный советский полугусеничный грузовик ЗиС-42М образца 1944 года (на фото единственный в стране аутентично восстановленный экземпляр)

В сентябре 1942 года, накануне зимы, первые ЗИС-42 поступили на фронт. Известно, что они воевали под Сталинградом, а сняли их с производства в 1944 году, изготовив 6372 автомобиля.


Колонна в составе ленлизовского бронетранспотера, советских полугусеничных тягачей и обычных полуторок перебазируется в районе Курской Дуги

Во II квартале 1942 года на московском автозаводе ЗИС началась сборка импортных грузовиков из машинокомплектов, получаемых по ленд-лизу. В основном это были Studebaker US6, на которых монтировались реактивные минометы «Катюша», но были и другие модели грузовых шасси марок Dodge, Chevrolet, GMC и проч. Аналогичная работа проводилась и на Горьковском автозаводе. Кстати, свыше четверти всех лендлизовских шасси сразу шли под комплектацию вооружением (прежде всего реактивными установками «Катюша»), так что вклад в Победу импортной автотехники не надо недооценивать.


Легендарная «Катюша» (БМ-13Н) на американском шасси Studebaker US6


Как стало недавно известно, еще в 1941 году гитлеровское командование поставило задачу уничтожения Горьковского автозавода, что существенно могло снизить военно-экономический потенциал СССР. (Кроме колесной техники на ГАЗе было организовано и производство легких танков). Цель была достигнута в ночь с 4 на 5 июля 1943 года, когда фашистская авиация совершила 25 налетов на ГАЗ. Разрушению подверглись 90 % цехов, соцгород, дороги и железнодорожные пути. Казалось, что восстановить завод невозможно. Но Государственный Комитет Обороны поставил задачу восстановить завод за 100 дней. На помощь горьковчанам прибыли строители и рабочие из Москвы, Сибири, Урала. В работах, которые шли круглые сутки, участвовало 33 тыс. человек, работающих по 18 – 19 часов в сутки. 28 октября 1943 года из Горького в Москву был направлен рапорт о завершении восстановления ГАЗа. За 100 дней строители смонтировали 3300 т металлоконструкций, уложили 3 млн. кирпичей, проложили 142 км труб, провода и кабеля, остеклили 105 тыс. м2 оконных проемов, построили 6 тыс. м2 жилой площади. И снова на фронт и в тыл пошли горьковские автомобили.


Легкий танк Т-60 тоже сыграл свою роль на фронте, пусть и не столь выдающуюся как легендарный Т-34


Легкие танки Т-60 ГАЗ изготовлял массово

В 1943 году Госкомитет Обороны принял решение о передаче производства автомобилей ЗИС-5В в Миасс. В связи с этим оборудование цехов главного конвейера, шасси, механосборочного и ряда других было направлено на Урал. 8 июля 1944 года Миасский завод, ставший Уральским автомобильным заводом, собрал первый грузовой автомобиль.


На улицах Вены

В 1944 году на окраине Минска началось строительство автосборочного завода. Горьковский завод помог в оснащении его оборудованием цеха сборки, отгрузил инструмент. В ноябре 1944 года на заводе начался процесс сборки импортных грузовиков из ленд-лизовских комплектов. В дальнейшем этот завод стал Минским автомобильным, освоившим модели, разработанные ЯАЗом.


Значит нам в Берлин дорога!

Всего за годы войны советские автозаводы дали фронту 265,6 тыс. автомобилей, а из ленд-лизовских комплектов – собрали около 340 тыс. (все поставки по Ленд-лизу составили 427,5 тыс.).


Надежный и выносливый пикап «Додж ¾ тонны» (Dodge WC-51) был самым надежным помощником на русском бездорожье

Новости и события (Проект истории ветеранов, Американский центр народной жизни, Библиотека Конгресса)

Новости и события >> О ВОВ Фотографии и изображения для загрузки

Библиотека Конгресса проводит тысячи изображений времен Второй мировой войны в его коллекциях — из самых разных источников, таких как сами солдаты, гражданские лица, правительство агентства, профессиональные фотографы и многое другое. Полные коллекции библиотеки, доступной исследователям и широкая публика на сайте, в то время как часть доступна через паутина. Фотографии и изображения, собранные ниже, обеспечивают визуальные эффекты для разнообразного человеческого опыта Второй мировой войны, в том числе изображения опыта мужчин, женщин, афроамериканцев, и американцы японского происхождения; изображения солдат и мирных жителей, из в тылу и за рубежом; изображения, касающиеся Перл-Харбора, день Д, и день VJ; а также изображения материальных сувениров и воспоминаний.Эти изображения рассказывают визуальные истории войны, и в сочетании с тысячами устных историй, хранящихся в Библиотеке, они предлагают беспрецедентное понимание коллективного история.

Все фотографии могут быть использованы прессой без дополнительные разрешения.
Пожалуйста, используйте фото кредиты как указал для каждого изображения.

Фото 1: РАБОЧИЕ ЖЕНЩИНЫ


Загрузки:
640 wide JPEG
High-resolution TIFF (7 МБ)

Меда Брендалл (на фото справа), возможно, не ушла Балтимор во время Второй мировой войны, но она внесла свой вклад на войну, работая семь дней в неделю сварщиком в верфь Вифлеем-Фэрфилд.

Посетить История Меды Брендалл, страница , в Опыт Война , для просмотра своей коллекции.

Подпись к фотографии:
Лула Барбер, Мета Крес и Брендалл, у сварочного цеха в Вифлеем-Фэрфилде Верфи. Балтимор, штат Мэриленд.

Фото предоставлено:
Фото любезно предоставлено Проектом истории ветеранов, Американский центр народной жизни, библиотека Конгресса, 1942 г.

Фото 2: АФРИКАНО-АМЕРИКАНСКИЕ ЖЕНЩИНЫ НА СЛУЖБЕ


Загрузки:
640 широкий JPEG
Высокое разрешение TIFF (7,4 МБ)

Младший командир Вайолет В. Аскинс закончил в первом классе женщин, которые присоединились к тому, что станет Женский армейский корпус.

Посетить История Вайолет Хилл Гордон, страница , в Опыт Война , для просмотра ее коллекции.

Подпись к фото:
Второй командир Вайолет В. Аскинс, она же Вайолет Хилл Гордон, Чикаго, Иллинойс; фото сделано при прохождении OCS в первом классе женщин в что станет женским армейским корпусом

Фото предоставлено:
Фото любезно предоставлено организацией Veterans History Project, American Центр народной жизни, Библиотека Конгресса, 1942 год.

Фото 3: ПОБЕДА: ГРАЖДАНСКИЕ И СОЛДАТЫ


Загрузки:
640 широкий JPEG
Высокое разрешение TIFF (1 МБ)

Фотографии, подобные этой, Роберта Ли Олена, сержант 10-й горнострелковой дивизии армии США служащие в Италии во время Второй мировой войны, вызывают воспоминания и красноречивое свидетельство силы изображений.

Посетить Рассказ Роберта Ли Олена, страница , в Опыт Война , для просмотра его коллекции.

Подпись к фото:
Группа VJ-Day с газетами

Фото предоставлено:
Фото любезно предоставлено организацией Veterans History Project, American Центр народной жизни, Библиотека Конгресса, август 1945 года. Фотография. Роберт Ли Олен.

Фото 4: ВОЕННЫЙ ПЛАН


Загрузки:
640 широкий JPEG
Высокое разрешение TIFF (1,9 МБ)

Полет в поддержку вторжения в Анцио, Натаниэль Рэйли был сбит наземным огнем. Захваченный немцами, он оказался в Stalag Luft I, полностью населенном летчиками от нескольких ВВС союзников.

Посетить История Натаниэля Рэйли, страница , в Опыт Война , для просмотра его коллекции.

Подпись к фото:
Nathaniel Ralely P.O.W. Фотография на документы, Stalag Luft I, Барт, Германия

Фото предоставлено:
Фото любезно предоставлено Проектом истории ветеранов, American Folklife Центр, Библиотека Конгресса, август 1944 года.

Фото 5: NAVY


Загрузки:
640 широкий JPEG
Высокое разрешение TIFF (8,5 МБ)

Вооружена блокнотом, карандашом, ручками и кистями, Трейси Шугармен изобразил жизнь во флоте до, во время и после дня «Д». Шугармен говорил так же красноречиво, как и был с кистью; его частые письма жене Джун сочетать искренние признания в любви с большим количеством информации как он думал, военные цензоры позволят.

Посетить История Трейси Шугерман, страница , в Опыт Война , для просмотра его коллекции.

Подпись к фото:
Трейси и Джун Шугармен

Фото предоставлено:
Фото любезно предоставлено Проектом истории ветеранов, American Folklife Центр, Библиотека Конгресса.

Фото 6: ЯПОНСКО-АМЕРИКАНЦЫ НА СЛУЖБЕ


Загрузки:
640 широкий JPEG
Высокое разрешение TIFF (4,7 МБ)

После бомбардировки японскими войсками Перл-Харбора и США вступил во Вторую мировую войну, семья Уоррена Цунейши была эвакуирован в Харт-Маунтин, японский центр интернирования в Вайоминге. Но Цунейши жаждал свободы и возможности служить своим стране, несмотря на заключение его семьи. Он вызвался для языковой школы Службы военной разведки и служил в Тихом океане, переводя захваченные документы, которые дал американским силам большое преимущество в обеспечении безопасности Филиппин и Окинава.

Посетить Рассказ Уоррена Цунейши, страница , в Опыт Война , для просмотра его коллекции.

Подпись к фотографии:
Уоррен Цунейши с генерал-лейтенантом Ходжем, Сеул, Корея. Октябрь 1945 г.

Фото предоставлено:
Фото любезно предоставлено Проектом истории ветеранов, American Folklife Центр, Библиотека Конгресса, октябрь 1945 г.

Фото 7: СОЛДАТ ИЗ ЖЕМЧУЖНОЙ ГАВАНИ


Загрузки:
640 широкий JPEG
Высокое разрешение TIFF (21. 7 МБ)

К концу Второй мировой войны Дональд Патрик Финн, который служил на флоте в Тихоокеанском театре, можно сказать, почти все это видел. Среди его военных историй — его воспоминания дислокации в Перл-Харборе 7 декабря 1941 года.

Посетить История Дональда Патрика Финна, страница , в Опыт Война , для просмотра его коллекции.

Подпись к фото:
Финн пожимает руку после получения Президентского письма от его командира. Остров Уидби, Вашингтон, 1943 год.

Фото предоставлено:
Фото любезно предоставлено Проектом истории ветеранов, American Folklife Центр, Библиотека Конгресса, 1943 год.

Фото 8: АФРИКАНЦЫ-АМЕРИКАНЦЫ В ВВС АРМИИ



Загрузки:
Высокое разрешение JPEG
Высокое разрешение TIFF (13 МБ)

Подпись к фото:
Афроамериканский солдат получает знаки различия в Таскиги Армейский аэродром, Алабама. Отдел эстампов и фотографий Библиотеки Конгресса, цифровой формат ID: cph 3c28634. Официальная фотография, U.S.A.A.F. от AAF Training Командование. Фотография сделана между 1941 и 1945 годами.

Фото:
Фотография любезно предоставлена ​​Отделом эстампов и фотографий, Библиотека Конгресса [между 1941 и 1945 годами].

Фото 9: VJ-DAY — ГРАЖДАНЕ


Загрузки:
Высокое разрешение JPEG
Высокое разрешение TIFF (13 МБ)

Подпись к фото:
Ликующая толпа с тикерной лентой в День Победы, Вашингтон, Д.C. Отдел эстампов и фотографий Библиотеки Конгресса. Управление военной информации США, 1945 г.

Фото:
Фотография любезно предоставлена ​​Отделом эстампов и фотографий Библиотеки Конгресса, 1945.

Фото 10: NAVY


Загрузки:
Высокое разрешение JPEG
Высокое разрешение TIFF (13.8 МБ)

Подпись к фото:
Санитар ВМФ поит раненого морского пехотинца на Гуаме / официальный представитель Фотография ВМС США. Библиотека отдела эстампов и фотографий Конгресса. Июль 1944 г.

Фото:
Фотография любезно предоставлена ​​Отделом эстампов и фотографий Библиотеки Конгресса, Июль 1944 г.

Фото 11: ПОБЕДА — СЕРВИС


Загрузки:
Высокое разрешение JPEG
Высокое разрешение TIFF (13 МБ)

Подпись к фото:
Морской пехотинец стоит на страже, пока другие морские пехотинцы поднимают первый флаг — небольшой американский флаг на импровизированном флагштоке — наверху Mt.Сурибачи. Отдел эстампов и фотографий Библиотеки Конгресса. Корпус морской пехоты США, старший сержант Луи Р. Лоури, фотограф, февраль. 23, 1945.

Фото:
Фотография любезно предоставлена ​​Отделом эстампов и фотографий Библиотеки Конгресса, Февраль 1945 г.

Фото 12: ГРАЖДАНСКИЕ ЖЕНЩИНЫ


Загрузки:
Высокое разрешение JPEG
Высокое разрешение TIFF (148 МБ)

Подпись к фото:
Часть капота одного из двигателей бомбардировщика Б-25 собран в моторном отделении Северной Америки [Aviation, Inc.] Инглвуд, Калифорния, завод. Гравюры Библиотеки Конгресса и Отдел фотографий. Военное ведомство США Информация, Альфред Т. Палмер, фотограф, октябрь 1942 г.

Фото:
Фотография любезно предоставлена ​​Отделом эстампов и фотографий Библиотеки Конгресса, Октябрь 1942 г.

Фото 13: ИСПАНИКА В ВВС АРМИИ


Загрузки:
Высокое разрешение JPEG

Посетите страницу истории Чарльза Родригеса, чтобы просмотреть его коллекцию.

Чарльз Родригес, 22-летний «Зут-поклонник», страстно любящий Глена Миллера и графа Бэйси, покинул место своего рождения в округе Контра-Коста, Калифорния, в 1942 году, чтобы служить в 5307-м составном подразделении армии. Подписавшись на секретное командование, не зная ни места, ни миссии, Родригес приземлился в Бирме, Индия. Он служил с мародерами Меррилла, двигаясь в тылу японцев, чтобы не допустить перекрытия важнейших линий снабжения в Индию и Китай.

Подпись к фото:
Чарльз Родригес в военной форме [1942].

Фото предоставлено:
Фото любезно предоставлено Проектом истории ветеранов, Американский центр народной жизни, Библиотека Конгресса.

Интервью 1: АМЕРИКАНСКИЕ ИНДИЙЦЫ / АЛАСКАНСКИЕ РОДНЫЕ В МОРСКОМ КОРПУСЕ



Посетите страницу истории Кейта Литтла, чтобы просмотреть его интервью.

Получив тяжелое воспитание, Кейт Литтл решил внести свой вклад в военные действия, когда узнал о нападении на Перл-Харбор.Проблема заключалась в том, что ему тогда было всего 15 лет, и ему пришлось ждать два года, чтобы поступить на службу. Незнакомец расписался за него, чтобы он стал морским пехотинцем, а Литтл подписался на программу говорящего кода. Литтл был свидетелем самых ожесточенных боев на Тихоокеанском театре военных действий, помогая поддерживать связь с помощью кода, который японцы не могли взломать.

Изображение 1: ЖУРНАЛ GOOFEIN


Загрузки:
640 широкий JPEG
1024 широкий JPEG
Высокое разрешение TIFF (9 МБ)

Когда Мэрион Гурфейн написала своему мужу Джо во время его командировки во время Второй мировой войны и в Корею, она отправила ему нечто большее, чем буквы.Она создала фиктивную газету, Журнал «Гуфейн», который она написала от руки на карточках. Журнал содержал заголовки баннеров, иллюстрации, фотографии и «новостные» репортажи о семейных событиях и «социальная колонка», которая отслеживала их местонахождение друзей. Чтобы узнать больше об истории Марион, посетите http://lcweb2.loc.gov/cocoon/vhp-stories/loc.natlib.afc2001001.00799/

Подпись к изображению:

«Последнее издание», The Goofein Journal [11/51]

Изображение предоставлено:
Изображение любезно предоставлено организацией Veterans History Project, American Центр народной жизни, Библиотека Конгресса, ноябрь 1951 года.

Изображение 2: ПОМОЩЬ АВИАТОРУ В ДЖУНГЛЯХ


Загрузки:
1024 широкий JPEG
Высокое разрешение TIFF (24 МБ)

Это шелковое панно использовалось летчиками в Китае, Бирме и Индии. театр в случае их расстрела.Это сделано из шелка, чтобы быть водонепроницаемым. Джунгли авиатора помощь находилась в запечатанном аварийном комплекте вместе с картами территории и словарь словосочетаний и слов на местном диалекте. Красный номер внизу панели обозначает номер герметичного комплекта, в котором панель был сдержан. Обычно это удостоверение было свернуто и хранился в кармане летчика, хотя в некоторых экземпляров он был нашит на спине его куртки.Похожий Тип панно использовался в Европейском театре военных действий.

Подпись к изображению:
Помощь авиатора в джунглях.

Изображение предоставлено:
Изображение любезно предоставлено Проектом истории ветеранов, American Folklife Центр, Библиотека Конгресса.

10 самых знаковых изображений времен Второй мировой войны — старая пыль

Мы все видели множество изображений Второй мировой войны, от которых наши сердца трепещут или тонут.Это самая хорошо задокументированная война того времени, и спектр эмоций, запечатленных фотографами во время Второй мировой войны, действительно поражает. Контраст между победой и поражением очевиден в тысячах изображений, рассказывающих историю Второй мировой войны. Они говорят с нами через десятилетия и выражают то, через что прошли наши родители, бабушки и дедушки. Здесь мы собрали десять самых знаковых и исторических фотографий Второй мировой войны.

Детская коляска дня Д

Via / Flickr

Высадка в Нормандии в день «Д» (6 июня 1944 г.) была огромным поводом для надежды для большей части мира.Во Франции уличные празднования были задокументированы американским патологом, майором Сильвестром Ф. Крайнесом MC, на этой удивительной цветной фотографии, на которой изображены флаги союзников, развешанные, как овсянки, на детской коляске. Какой символ единства!

Битва при Тараве

Via / Flickr

Спасение однополчан с помощью надувного плота, направленного к берегу, — чрезвычайно трогательная сцена. Битва при Тараве в ноябре 1943 года привела к гибели более 6000 человек (между американскими и японскими потерями).Большинство из нас может только представить, что мог чувствовать раненый солдат в воде в тот момент.

Немецкие войска у Триумфальной арки

Через / Wikimedia Commons

Явный знак того, что немцы взяли под свой контроль: ряды нацистских солдат у Триумфальной арки. Должно быть, казалось, что наступил конец света и Франция наверняка прекратит свое существование. Эту фотографию, сделанную в июне 1940 года, увидели бы парижане на улице, поскольку их город стал почти неузнаваемым.

Скорбящий парижанин

Via / Shutterstock

Мужчина из Парижа плачет, когда немцы захватывают город в 1940 году. Эта фотография многое говорит о надвигающемся чувстве гибели, которое они чувствовали. Вторжение было опасением для всех союзных наций.

Знак малярии

Via / Flickr

Любому солдату, дислоцированному в южной части Тихого океана, потребовалось бы иметь максимум лекарств от малярии. Солдатам недвусмысленно напомнили, какие последствия ждут тех, кто этого не сделает.Этот знак был вывешен у 363-го госпиталя в Папуа-Новой Гвинее.

Нажмите

«Следующая страница» , чтобы увидеть остальное!

Штурм пляжей Нормандии

Это изображение американских войск, приближающихся к пляжу «Омаха» на побережье Франции 6 июня 1944 года, является одним из самых ярких изображений, показывающих, куда направлялись наши мальчики. Вода, стрельба и хаос, должно быть, были ошеломляющими, и все же они продолжали с отвагой. 2000 солдат США и 1200 немецких солдат погибли во время этой неудачной атаки.Поскольку ничего не шло по плану, те немногие наши солдаты, которые остались невредимыми, были оставлены импровизировать небольшие сражения, оказавшись в тылу врага. Эти небольшие победы привели к конечному успеху целей дня «Д» и повороту войны в нашу пользу.

Via / Национальный архив

Поднятие флага на Иводзиме

Между потерями с обеих сторон потери в битве при Иводзиме составили более 20 000 человек. И почти 20 000 солдат США были ранены. Установка флага в 1945 году была для нас маленькой победой, и эта фотография (сделанная всего через пять дней после сражения, которое длилось более месяца) была признаком надежды, за который нужно держаться.Это изображение, сделанное Джо Розенталем, стало одним из самых широко распространенных изображений войны в то время и остается мощным изображением для США. Военный мемориал Корпуса морской пехоты США в Арлингтоне, штат Вирджиния, основан на этом изображении и пытается чтобы оживить фотографию для тысяч посетителей каждый год.

Via / Flickr

Поезд освобождения Берген-Бельзен

Облегчение, которое испытывают заключенные на этой фотографии, отчетливо отражается на их лицах, когда они бегут вверх по холму, пассажиры, высаживаясь, с радостью понимают, что они не направляются в концлагерь. Освобождение концлагеря Берген-Бельзен и пассажиров, направлявшихся туда в 1945 году, было грандиозным мероприятием, как и освобождение каждого лагеря. Несмотря на то, что в Берген-Бельзене не было газовых камер, десятки тысяч евреев и других заключенных умерли там от тифа и плохих условий содержания. Этот образ совершенно ясно показывает, за что мы боролись.

Через / Wikimedia Commons

Поцелуй V-J Day

В День Победы праздновали бесчисленное количество раз, и у любого гражданина союзников были веские причины для радости.Подобные сцены можно было увидеть по всей Европе и США. Хотя этот термин может относиться к нескольким различным знаменательным датам, связанным с капитуляцией японцев в 1945 году, первое из таких празднований состоялось 14 августа.

Via / Shutterstock

NY Times Square Kiss

Тем не менее, это, безусловно, самая известная фотография окончания войны и празднования победы в День Победы 14 августа 1945 года. Есть несколько немного разных версий, ставших известными. Изображение ниже было сделано Виктором Йоргенсеном, хотя конкурирующее изображение было опубликовано в журнале LIFE (снято Альфредом Эйзенштадтом). Есть ли более радостное и восторженное наблюдение за нашей победой, чем это?

Через / Wikimedia Commons

Эти знаменитые фотографии легли в основу нашего понимания Второй мировой войны и того, на что была похожа война. Напряженность была высокой на всех фронтах, в каждой выигранной или проигранной битве, в каждом поднявшемся или опущенном флаге. Эти изображения отражают небольшую часть этой эмоции и дают нам лишь представление о войне, которая изменила мир.

Посмотрите на настоящих заклепочников Рози »

Новая книга фотографий Второй мировой войны подчеркивает значение армейских войск связи> ДЕПАРТАМЕНТ ОБОРОНЫ США> Сюжет

Новая книга, содержащая множество ранее невиданных изображений Второй мировой войны, показывает, насколько важны для военных действий фотографы армейского корпуса связи и насколько важна для истории коллекция изображений корпуса связи, хранящаяся в Национальном архиве.

«Коллекция фотографий Армейского корпуса связи — одна из крупнейших в Национальном архиве фотографий, — сказал Дэвид Ферриеро, архивист Соединенных Штатов.«Приблизительно один миллион изображений, охватывающих Первую мировую войну до 1981 года, отражают военные действия во время войны и мира на передовой и в тылу».

Ферриеро выступил на презентации 14 ноября в Вашингтоне, организованной Национальным архивом и Центром военной истории армии США. Во время мероприятия двое из трех авторов книги «Афтершок: жертвы войны среди людей» обсудили, как они выбирали изображения для новой книги, и как работа фотографов армейского корпуса связи и наличие этих изображений в Национальном архиве сделали это возможный.

Я считаю, что они оставили невероятный подарок будущим поколениям … »

Ричард Кахан, автор

Ли Рейнольдс из Центра военной истории армии США объяснил влияние фотографов Signal Corp на историю США.

«Эти фотогруппы войск связи, неся то, что тогда было самым современным оборудованием, выходили в боевые действия, часто сами по себе, и освещали события, куда гражданские журналисты либо не поехали, либо не могли. , «Сказал Рейнольдс.

«Результаты … снятые на пленку через их объективы, стали одними из самых знаковых снимков Второй мировой войны», — сказал он. «Эти изображения [использовались] не только в армии США, но их можно было увидеть в газетах, журналах и фильмах в Соединенных Штатах и ​​во всем мире».

Ричард Кахан, один из трех авторов «Афтершока», объяснил, что в новой книге основное внимание уделяется изображениям, сделанным во время Второй мировой войны в 1945 году — последнем году войны.

«Мы решили сконцентрироваться на 1945 году, потому что многие из фотографий и фильмов, которые фотографы Сигнального корпуса сделали в 43 и 44 годах, боевые фотографии, о которых мы все знаем, — они были [уже] показаны во многих книги «, — сказал Кахан.

Каен также объяснил, почему он и его коллеги-авторы книги Марк Джейкоб и Майкл Уильямс решили сосредоточиться на изображениях из армейского корпуса связи.

«Армия находилась на всех континентах мира во время Второй мировой войны, и они были на земле во время Второй мировой войны», — сказал он. «Так что, хотя флот, морская пехота и береговая охрана сделали отличные фотографии, мы думали, что между армейскими фотографиями и фотографиями войск связи существует преемственность».

Каен сказал, что он и его коллеги-авторы выбрали исторически важные изображения, а также те фотографии, которые были значимыми в художественном отношении.«Мы хотели по-настоящему показать человеческие жертвы на войне, но мы также очень заботимся о человечестве».

Книга также демонстрирует усилия и проблемы, с которыми сталкиваются фотографы армейского корпуса связи, сказал он.

«Это книга о мужчинах … во время Второй мировой войны, которые работали с фотоаппаратами, а не с оружием», — сказал он. «Правда заключалась в том, что им предоставили личное оружие, но, как сказал каждый фотограф, не было возможности снимать фотографии и стрелять из оружия одновременно — все они выбрали камеры.«

«Они прошли месяцы обучения, чтобы стать фотографами и стать солдатами», — продолжил Каен. «Я считаю, что они оставили невероятный подарок будущим поколениям и нашему поколению прямо сейчас, благодаря сделанным ими фотографиям войны, потому что они учат нас — и … подзаголовок книги -« Человеческие жертвы войны . ‘ Они учат нас именно этому. И поэтому их фотографии так важны ».

{{slideNumber}} / {{numSlides}} {{slideTitle}} — {{slideCaption}}

{{slideInfo.slideTitle}} — {{slideInfo.slideCaption}}

75-летие изображений в СМИ, посвященных дню «Д» | Национальный музей Второй мировой войны

Генерал Эйзенхауэр (2695 × 1965)


Генерал Дуайт Д.Эйзенхауэр, главнокомандующий экспедиционным корпусом союзников, беседует с лейтенантом Уоллесом Стробелем, десантником 101-й воздушно-десантной дивизии, на аэродроме Гринхэм Коммон вечером 5 июня 1944 года. Вскоре после визита генерала Эйзенхауэра солдаты 101-й воздушно-десантной дивизии сел на десантные транспорты С-47 и отправился в Нормандию.

Загрузить изображение

Пуант-дю-Хок (2560 × 2119)


Американский шлем на захваченном немецком пулемете отмечает местонахождение в Пуэнт-дю-Хок погибших товарищей, погибших 6 июня.Хотя «официальных» цифр нет, потери союзников 6 июня оцениваются в 10 000 человек. Число жертв Оси оценивается от 4000 до 9000 человек.

Изображение любезно предоставлено Национальным архивом, W + C # 1045

Загрузить изображение

Собака Красная Омаха (2560 × 2156)


LCI 94, Омаха-Бич, Нормандия — медицинский отряд из 3-го батальона 116-го пехотного полка 29-й пехотной дивизии приземляется в Дог-Реде, Омаха-Бич.На этом ранее не публиковавшемся снимке запечатлен хаос раннего приземления 6 июня 1944 года.

Дар миссис Чарльз Джарро, Национальный музей Второй мировой войны, 1992.001

Загрузить изображение

Десантник дня Д (1386 × 1659)


Тяжело нагруженный десантник, вооруженный автоматом Thompson M1, забирается в транспортный самолет, направляющийся во Францию.

Загрузить изображение

LCVP Юта (1800 × 1394)


Плотно упакованные солдаты прячутся внутри своего LCVP, пока он пробивается сквозь волну. Вдалеке — побережье Нормандии.

Загрузить изображение

Omaha D-Day (2560 × 2104)


американских солдат, направляющихся к береговой линии Омаха-Бич, 7 июня 1944 года.

Загрузить изображение

LCT Юта (2912 × 2496)


Члены 101-й воздушно-десантной пехотной дивизии и 4-й пехотной дивизии толпятся на борту LCT по пути к Юта-Бич, 6 июня 1944 г.

Загрузить изображение

Собака Ред Омаха # 2 (2560 × 2156)


LCI 94, Omaha Beach, Normandy — десантный корабль, пехота 94 носа на пляж.В нем находились солдаты 3-го батальона 116-го пехотного полка 29-й стрелковой дивизии.

Дар миссис Чарльз Джарро, Национальный музей Второй мировой войны, 1992.001

Загрузить изображение

Плацдарм LCVP (2560 × 2119)


Солдаты выходят на берег на LCVP. Боевые действия переместились вглубь суши, и упор делается на создание ресурсов на плацдарме.

Изображение предоставлено Национальным архивом, 111-SC-320901

Загрузить изображение

Омаха-Бич (2560 × 2156)


LCVP (десантный корабль, персонал) или лодки Хиггинса отправляются в Омаха-Бич. Посадка началась в 6:30 утра. Можно увидеть людей, выходящих на берег вброд; их первоначальная цель — утесы над пляжем.

Изображение предоставлено Национальным архивом, 26-G-2337

Загрузить изображение

Союзная Армада (2791 × 2310)


Армада союзников сбрасывает свой груз на пляже Омаха. LST вышли на берег и разгружают автомобили, поскольку грузовые суда стоят дальше и выгружаются LVCP и DUKW.

Дар Джеффри М. Коула и Мэри Иган, Национальный музей Второй мировой войны, Inc., 2002.119

Загрузить изображение

Армейская медсестра (1653 × 1996)


Армейская медсестра работает в полевом госпитале. Медсестры начали высаживаться на плацдарм в Нормандии через четыре дня после первого вторжения. Первыми прибыли сотрудники 42-го и 45-го полевых госпиталей и 91-й и 128-й эвакуационных больниц.

Изображение любезно предоставлено Национальным архивом, 111-SC-1

Загрузить изображение

LCVP дня «Д» (2428 × 1972)


Штурмовые войска приближаются к Омаха-Бич, 6 июня 1944 года. Оригинальная подпись к этому культовому изображению береговой охраны США гласит: «В ЧАСТИ СМЕРТИ — Спустившись по трапу десантной баржи береговой охраны, солдаты Янки устремились к огню, охватывающему пляж Нацистские защитники во время вторжения на французское побережье в день «Д». Впереди можно увидеть лежащие в коже войска под смертоносным пулеметным сопротивлением немцев. Вскоре нацисты были отброшены подавляющими силами вторжения, переброшенными с десантных судов береговой охраны и флота ».

Загрузить изображение

Шелковица (2560 × 1920)


Без глубоководного порта требовались постоянные поставки и подкрепления для прорыва с плацдарма.Решением стала искусственная гавань, построенная в Англии и доставленная в Нормандию. Две из этих гаваней, известные под кодовым названием «Шелковица», были предназначены для разгрузки людей и припасов. К этому были привлечены тысячи солдат и моряков. Баржи, которые плыли вверх и вниз вместе с приливом, были центром разгрузочной деятельности гавани. Они были присоединены к берегу плавучими дорогами, известными как «Киты». В дополнение к плавучим проездам были построены специальные баржи, которые могли разгружать LST на плаву и доставлять автомобили прямо на сушу.

Изображение предоставлено Национальным архивом, 26-G-2370

Загрузить изображение

Воздушные шары заграждения (1727 × 2104)


Афро-американские солдаты 320-го батальона зенитных воздушных шаров 1-й армии США готовятся к запуску аэростата на пляже Юта во время вторжения в Нормандию. Войска США были разделены по расовому признаку до окончания Второй мировой войны, и 320-й дивизион был одним из нескольких афроамериканских подразделений, высадившихся в день «Д».Аэростат заграждения мог быть пришвартован к земле или к кораблю с помощью тяжелого швартовного троса. Комбинация тяжелого троса и воздушного шара была простым, но эффективным средством предотвращения обстрелов или бомбардировок вражескими самолетами.

Изображение предоставлено Национальным архивом, 111-SC-191713

Загрузить изображение

Колледж Помона получил коллекцию тысяч фотографий из прессы времен Второй мировой войны | Колледж Помона в Клермонте, Калифорния

Фотография из коллекции: Лидеры правительств Великобритании, Канады и США, в том числе президент Франклин Рузвельт и премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль, позируют на Первой конференции в Квебеке в августе 1943 года.

Фото из коллекции: Парижане празднуют вместе с солдатами 4-й пехотной дивизии США, которые только что освободили Париж вместе со 2-й бронетанковой дивизией Свободной Франции.

Впечатляющая коллекция из 1200 фотографий прессы времен Второй мировой войны — от Дюнкерка до Перл-Харбора и Хиросимы — нашла свое пристанище в Художественном музее Бентона в Колледже Помона благодаря щедрому подарку от коллекционеров фотографий Майкла Маттиса и Джудит Хохберг, о которых объявили сегодня.Изображения служат практическим путеводителем в историю войны, использование военной фотографии и такие темы, как цензура и пропаганда.

Коллекция обширна по объему и географии, она описывает исторические моменты военного и политического руководства, активный конфликт войны, а также последствия конфликта, который стер границы и привел к миграции перемещенных лиц. Он включает работы известных фотографов, таких как Анри Картье-Брессон, Джо Розенталь, Майк Дисфармер и Альфред Эйзенштадт, чьи работы создали мировую визуальную память об этой эпохе.Но в коллекцию также входят фотографии анонимных или относительно неизвестных фотографов, раскрывающие более широкий мир изображений того времени.

«Благодаря этому щедрому подарку от Майкла и Джуди художественный музей Бентона в Помоне станет хранилищем одной из крупнейших неправительственных коллекций конфликтных фотографий времен Второй мировой войны», — говорит Стив Комба, временный директор и регистратор колледжа Помона. Художественный музей. «Это будет невероятно богатый источник для студентов, преподавателей и исследователей.”

Что отличает эти изображения, так это то, что большинство из них представляют собой оригинальные фотографии для прессы с краткими, машинописными подписями, штампами от телеграфных служб и, иногда, с метками обрезки и другими шрамами от поспешной спешки в печать.

«Вместе изображение и текст являются основными источниками для изучения времени и взглядов, которые сформировали рассказ об этих историях», — говорит Комба. «Они также становятся доступными для перечитывания и интерпретации в свете текущего понимания».

Мэттис и Хохберг, давние покровители музея колледжа, начали собирать фотографии молодоженов в начале 1980-х, когда они были аспирантами.Спустя более 30 лет их коллекция считается одной из самых полных частных коллекций винтажной фотографии в Соединенных Штатах и ​​одной из лучших коллекций фотографий в мире.

«Этот подарок — одна из ведущих институциональных коллекций старинных фотографий Второй мировой войны, охватывающих все хронологические фазы и географические арены этого величайшего из всех конфликтов», — говорит Мэттис. «В более общем плане, эта важная коллекция служит напоминанием о том, что фотография в перспективном художественном музее колледжа не должна ограничиваться« искусством ради искусства », но действительно может повлиять на многие академические факультеты и способствовать их взаимодействию.

Кроме того, этот подарок также будет назван в честь Кэтлин Стюарт Хоу, бывшего директора Музея искусств колледжа Помона и почетного профессора истории искусств, чья стипендия и связи были движущей силой расширения коллекции фотографий музея и влияние.

Коллекция будет находиться в Художественном музее Бентона в Колледже Помона, который откроется для публики осенью 2020 года. Комната для изучения коллекций в новом музее будет названа в честь Мэттиса и Хохберга в знак признания их поддержки фотографии в Помоне. музей и их вклад в историю фотографии.

Музей планирует сделать коллекцию фотографий доступной для студентов, исследователей и других лиц через свое онлайн-хранилище в конце весны 2020 года, а также лично, когда осенью 2020 года откроется Музей искусств Бентона.

О Художественном музее Бентона в колледже Помона

Открытие осенью 2020 года Художественный музей Бентона в Колледже Помона предоставит пространство для некоторых из самых интересных и экспериментальных выставок SoCal. Объект площадью 33 000 квадратных футов расположен там, где кампус Помона встречается с оживленной деревней Клермонт и общественным центром города.Музей назван в честь Джанет Инскип Бентон, выпускница колледжа 1979 года и давняя сторонница искусства. Новое здание заменяет существующий Художественный музей колледжа Помона, который будет открыт до мая 2020 года.

На протяжении десятилетий Колледж Помона играл ключевую роль в формировании художников-новаторов, в том числе Хелен Пашгиан, Джеймса Террелла, Питера Шелтона, покойного Марсию Хафиф и покойного Криса Бёрдена. Коллекция Benton Museum of Art будет включать в себя работы всех этих выпускников, а будущие выставки будут способствовать тому, чтобы колледж делал упор на передовое искусство в районе Лос-Анджелеса.

СРЕДНЕАТЛАНТИЧЕСКИЙ ВОЗДУШНЫЙ МУЗЕЙ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ ФОТОГАЛЕРЕЯ

ЗДЕСЬ ВЫ МОЖЕТЕ НАСЛАДИТЬСЯ НЕКОТОРЫМИ ИЗ ЛУЧШИХ ФОТОГРАФИЙ, ПРЕДСТАВЛЕННЫХ ОБЩЕСТВЕННОСТЬЮ НА ВЫХОДНЫХ ВО ВРЕМЯ Второй Мировой войны

Фото и изображения, представленные на следующем веб-сайте «Галерея», были предоставлены во время Второй мировой войны. Посетители выходного дня были отобраны, чтобы показать вкус история Второй мировой войны и исторические акценты и события вокруг нее конфликт.
Они никоим образом не представляют и не изображают какие-либо конкретные убеждения или сообщения на имени Среднеатлантического музея авиации.


ВЫБЕРИТЕ A ГАЛЕРЕЯ, НАЖАТИЕ НА КНОПКУ.
ПОЖАЛУЙСТА, БУДЬТЕ ТЕРПЕЧНЫМИ И ПОДОЖДИТЕ ДЛЯ ФОТОГРАФИЙ ЗАГРУЗИТЬ. Пока вы ждете, НАСЛАЖДАЙТЕСЬ ФОНОВОЙ МУЗЫКОЙ ДЛЯ КАЖДОЙ СТРАНИЦЫ.
КОГДА ВЫ ЗАКОНЧИВАЯ ГАЛЕРЕЮ, НАЖМИТЕ ГЛАВНУЮ КНОПКУ ГАЛЕРЕИ НА ВНИЗ КАЖДОЙ СТРАНИЦЫ ДЛЯ ВОЗВРАЩЕНИЯ К ДАННОЙ СТРАНИЦЕ.


ЕСЛИ ВЫ СОБИРАЕТЕСЬ ПРОЧИТАТЬ ОТДЫХ, по крайней мере, ВЫ ЗАСЛУЖИВАЕТЕ НЕМНОГО ПОДХОДЯЩЕГО МУЗЫКАЛЬНОЕ АККОМПАНЕМЕНТ.


ФОТО КРЕДИТЫ

НАШЕ ИСКРЕНЕЕ СПАСИБО ВСЕМ ТАЛАНТНЫМ ФОТОГРАФЫ, ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ И ЛЮБИТЕЛЬСКИЕ ДАННЫЕ, ПРЕДСТАВИЛИ СВОИ ФОТОГРАФИИ ДЛЯ ЭТОЙ КОЛЛЕКЦИИ. НАЖМИТЕ ЗДЕСЬ ПРОСМОТРЕТЬ СПИСОК УЧАСТНИКОВ. ЕСЛИ ТВОЙ ИМЯ НЕ ПОЯВЛЯЕТСЯ В СПИСКЕ, НО, ОБЯЗАТЕЛЬНО, ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ ВЕБ-МАСТЕР.


ПОДЕЛИТЬСЯ ФОТОГРАФИЯМИ И ВИДЕО

ЕСЛИ ВЫ ХОТИМ ПОДЕЛИТЬСЯ НЕКОТОРЫМИ ВАШИМИ ФОТО И ВИДЕО ВЫХОДНЫХ ВО ВРЕМЯ ВОВ ДЛЯ ПОКАЗА В ЭТИ ГАЛЕРЕИ, ПОЖАЛУЙСТА, ПРОЧИТАЙТЕ СЛЕДУЮЩИЕ РАЗДЕЛЫ, ЗАТЕМ ПОДАТЬ ИХ ЗДЕСЬ.


РАЗМЕЩАТЬ НА FACEBOOK

ВЫ ТАКЖЕ ПРИГЛАШЕНЫ РАЗМЕСТИТЬ ВАШИ ФОТО И ВИДЕО НА ВЫХОДНЫХ Второй мировой войны ОФИЦИАЛЬНАЯ СТРАНИЦА FACEBOOK МААМ.


ИСПОВЕДЬ РЕДАКТОРА (ВЕБ-МАСТЕРА)

ПРИ ВЫБОРЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЯ ФОТОГРАФИИ ДЛЯ РАЗМЕЩЕНИЯ НА ВЕБ-САЙТЕ ВЫХОДНЫХ Второй Мировой Войны, Я ОБЫЧНО РУЛЯЮ УДАЛИТЬ ТИП ФОТОГРАФИЙ, ГДЕ ВЫ, ВАША ЛУЧШАЯ ПОЛОВИНА ИЛИ ДЕТИ ПРЕДМЕТ, ПРОСТО ПОТОМУ ЧТО МЫ ХОЧЕМ, чтобы галереи отражали общий масштаб выставки, а не СЛУЖИТЬ ЛЮБОЙ ЛИЧНЫЙ АЛЬБОМ.ПОЖАЛУЙСТА, ОГРАНИЧИВАЙТЕСЬ ОТ ОТПРАВЛЯЮТ ЭТО, ВКЛЮЧАЯ СЕБЯ.

ОДНАКО, У НАС ЕСТЬ ИДЕАЛЬНОЕ МЕСТО ДЛЯ ЭТИ ЛИЧНЫЕ СНИМКИ. ПРИГЛАШАЕМ ВАС РАЗМЕСТИТЬ ИХ В MAAM ФОТОГАЛЕРЕЯ FACEBOOK И ИСПОЛЬЗУЙТЕ ФУНКЦИЮ ТЕГА, ЧТОБЫ ОПРЕДЕЛИТЬ СВОИХ ДРУЗЕЙ И ЛЮБИМЫХ, ЕСЛИ ВЫ ЖЕЛАНИЕ.


ФОРМАТ. НОТЫ

ПОЖАЛУЙСТА, ОТПРАВИТЬ ФОТОГРАФИИ В ФОРМАТЕ JPEG (JPG) В A МИНИМУМ 1024 РАЗМЕРА ПИКСЕЛЕЙ (ДЛИННАЯ СТОРОНА). ЭТО ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ РАЗМЕР ИСПОЛЬЗУЕТСЯ В ВЕБ-ГАЛЕРЕЯХ, ДЛЯ УМЕНЬШЕНИЯ ВРЕМЕНИ ЗАГРУЗКИ И РАБОТЫ НА ОБЩЕМ ЭКРАНЕ РАЗРЕШЕНИЯ, БЕЗ ПОЛЗУНОК. ВЫ МОЖЕТЕ ОТПРАВИТЬ ИХ НА ИХ РОДНОМ РАЗМЕРЫ, ЕСЛИ ВЫ ХОТИТЕ, ИЛИ ОПЕРЕДИТЕ И УМЕНЬШИТЕ ИХ, САМИ.

ПОЖАЛУЙСТА ВКЛЮЧИТЕ СВОЕ ИМЯ В НАЗВАНИЕ ВАШИХ ФОТОГРАФИЙ, ТАК КАК «JONES_001.JPG» ИЛИ «WW2WE10_JONES_001.JPG» ИЛИ НЕКОТОРЫЕ СИСТЕМЫ ВАШЕЙ СОБСТВЕННЫЙ ВЫБОР. ЭТО ОБЕСПЕЧИВАЕТ, ЧТО Я СМОГУ ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВАШЕГО ФОТОГРАФИИ И ПОДАТЬ НАДЛЕЖАЩИЙ КРЕДИТ, ЕСЛИ ОН ИСПОЛЬЗУЕТСЯ В БРОШЮРЕ, НА СТРАНИЦЕ РАСПИСАНИЯ, И Т. Д.

РАЗРЕШЕНИЕ КРЕДИТА: ЕСЛИ ВЫ ХОТИТЕ ОТМЕТИТЬ СВОИ ФОТОГРАФИИ ДИСКРЕТНЫМ КРЕДИТОМ В ОДНОМ УГЛУ, Я БУДУ СЧАСТЛИВО ИСПОЛЬЗОВАТЬ ИХ ТАКИМ ОБРАЗОМ. НО ПОЖАЛУЙСТА, НЕ ВРЕМЯ И ДАТЫ, КАК ОНИ ОТКАЗ ОТ ЖЕЛАТЕЛЬНОСТИ ФОТОГРАФИИ КАК БОЛЕЕ ПОСТОЯННОЙ ЧАСТИ ВЕБ-САЙТ ИЛИ НА РЕКЛАМНОМ ПЕЧАТНОМ материалах.


ПОДАЧА

ВЫ МОЖЕТЕ ОТПРАВИТЬ JPEG-файлы НА ЭЛЕКТРОННУЮ ПОЧТУ ВЛОЖЕНИЯ ГРУППАМИ МАКСИМАЛЬНО 10 МБ НА ПОЧТУ. ЭТО ОГРАНИЧЕНИЕ, установленное моим интернет-провайдером. ИЛИ ЕСЛИ ВЫ ХОТИТЕ ОТПРАВИТЬ CD ИЛИ DVD, СВЯЖИТЕСЬ СО МНЕ ДЛЯ ПОЧТОВОГО АДРЕСА (Я УЖЕ ПОЛУЧИ ДОСТАТОЧНУЮ ПОЧТУ ЧЕРЕЗ ДВЕРНОЙ СЛОТ БЕЗ ОПУБЛИКОВАНИЯ ЗДЕСЬ АДРЕС МОЙ УЛИТКИ! ЕСЛИ У ВАС ЕЙ УЖЕ ЕСТЬ, ПРОСТО ПОЖАРЬ. ВЫ ТАКЖЕ МОЖЕТЕ ВЫБРОСИТЬ ИХ ИЛИ НАПРЯМУЮ ПОЧТУ В МУЗЕЙ И ПЕРСОНАЛ УВИДИТ, ЧТО Я ИХ ПОЛУЧИ.

ЕСЛИ ВЫ ХОТИТЕ ЗАГРУЗИТЬ НА ФОТОГРАФИИ ИЛИ САЙТЫ ДЛЯ ОБМЕНА ФАЙЛАМИ, ТАК КАК ФОТО-ВЕДРО ИЛИ ПАПКА, И УПРАВЛЯЙТЕ МЕНЯ ТАМ, ЭТО ПРЕКРАСНО, КАК ДОЛГО Я МОГУ ЗАГРУЗИТЬ ФОТОГРАФИИ В ПОЛЕЗНОМ РАЗМЕРЕ.

ПОЖАЛУЙСТА НЕ ОТПРАВЛЯЙТЕ МЕНЯ ВИДЕО. МЫ — НЕТ ИМЕЙТЕ СЕРВЕРНОЕ МЕСТО ДЛЯ ВСЕХ ОГРОМНЫХ ФАЙЛОВ. ВМЕСТО, ПОЖАЛУЙСТА, ПОСТАВЬТЕ ИХ НА YOUTUBE, А ЗАТЕМ НАПИШИТЕ МНЕ ССЫЛКУ НА [email protected] И Я БУДУ СВЯЗАТЬСЯ ИХ НА НАШЕЙ ВИДЕОСТРАНИЦЕ.


ВЫБОР

WE ПОЛУЧАЙТЕ МНОГО-МНОГИЕ СОТНИ ФОТОГРАФИЙ КАЖДЫЙ ГОД, И САМЫМ БЛАГОДАРНЫ. НО НИКОГДА МЫ НЕ МОЖЕМ ИХ ИСПОЛЬЗОВАТЬ, И ИНОГДА Я ПРОСТО НЕ МОГУ НАЙТИ ВРЕМЯ ДЛЯ ОБРАБОТКИ И РАЗМЕЩЕНИЯ ИХ, ОСОБЕННО, ЕСЛИ ОНИ ПРИЕЗЖАЮТ В ГОДУ. ЭТО ФАКТ, ЧТО МЫ НАЧИНАЕМ ПОДГОТОВКА К СЛЕДУЮЩЕЙ ВЫСТАВКЕ В ДЕНЬ ПОСЛЕ ЗАКРЫТИЯ ТЕКУЩЕЙ.

МЫ ТАКЖЕ СТРЕМИМСЯ ПОЛУЧИТЬ МНОГО ДУБЛИКАЦИИ В ПРЕДМЕТАХ, КАК ВЫ МОЖЕТЕ ПРЕДСТАВИТЬ. МЫ МОЖЕМ ИСПОЛЬЗОВАТЬ ТОЛЬКО ОПРЕДЕЛЕННОЕ КОЛИЧЕСТВО ВЫСТРЕЛОВ ПРОЛЕТЯЮЩЕГОСЯ НАД конкретным самолетом, например. КАЖДЫЙ СТРЕЛЯЕТ САМОЛЕТЫ НА АВИАШОУ, И, КАК ВЫ МОЖЕТЕ ИДЕТЬ, МЫ ОСОБЕННО ЛАЖИМ ЛЕТАЮЩИЕ МАШИНЫ, СЕБЯ.НО Я ВСЕГДА ИЩУ ФОТО, КОТОРОЕ ИЗОБРАЖАЕТ НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ПОКАЖИТЕ, ЧТО ПРЕЖДЕ НЕ СНИМАЛ. ЭТИ ОСОБЕННО ПОЛЕЗНЫ ДЛЯ РАЗЛИЧНЫХ СТРАНИЦ, ТАК КАК ФУНКЦИИ И СОВЕТЫ. Например, мне бы очень понравился снимок линии CHOW на ВЕЧЕРНЯЯ УЖИНА ИЛИ ВОРОТА, КОГДА ВХОДЯТ ТОЛПЫ — ДАЖЕ ДОРОЖНОЕ МАРШАЛЫ И АВТОСТОЯНКИ. Я могу понять, почему люди не думают СНИМАЙТЕ ТАКИЕ ОБЫЧНЫЕ ДЕТАЛИ ЦИФРОВЫМИ КАМЕРАМИ НА МЕНЬШЕ, ВЫ НЕ ТЕРЯЕТЕ ФИЛЬМ! ПОЗВОЛЬТЕ ВАШЕМУ ВООБРАЖЕНИЮ РАСПРОСТРАНЯТЬСЯ.

ПОЖАЛУЙСТА, НЕ ОТПРАВЛЯЙТЕ МНЕ ВЕСЬ СОДЕРЖАНИЕ ВАШЕЙ СМАРТ КАРТЫ. ВЫБИРАЙТЕ СВОИ ЛУЧШИЕ СНИМКИ, ПОПЫТАЙТЕСЬ УСТРАНИТЬ ДУБЛИКАЦИИ ОБЪЕКТА.

ФОТОГРАФИИ ИСПОЛЬЗОВАТЬ НЕ БУДЕМ ЭТО ИЗОБРАЖЕНИЕ ЗАПРЕЩЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ (ПОТРЕБЛЕНИЕ АЛКОГОЛЬНЫХ НАПИТКОВ, КУРИТЬ В ЗАПРЕЩЕННЫХ ЗОНАХ, ПРИКАСАТЬСЯ САМОЛЕТЫ БЕЗ РАЗРЕШЕНИЯ ВЛАДЕЛЬЦА И Т.Д.).

ЕСЛИ ВЫ ХОТЕЛИ БЫ УВИДЕТЬ ОДИН ИЗ ВАШИХ ФОТО НА ОБЛОЖКА НАШЕЙ БРОШЮРЫ, СОЗДАВАЙТЕ И СНИМАЙТЕ В ПОРТРЕТЕ, А НЕ В ПЕЙЗАЖНОЙ ОРИЕНТАЦИИ.ЧТО МЫ ИЩУТ РЕМОНТОВ НА ТРАНСПОРТНЫХ СРЕДСТВАХ, САМОЛЕТАХ ИЛИ ОБОИХ. МЫ ХОЧУ ЭТО СМОТРЕТЬ, КАК ЭТО БЫЛО СНИМАЛО ВО ВРЕМЯ ВОВ, СМОТРИТЕ СВОЙ ФОН, И ПОЛИТЕЛЬНО ВЫВОДИТЕ ЭТИ СОВРЕМЕННЫЕ ФОТОГРАФИИ ИЗ РАМКИ ИЛИ ФОТОШОПИРОВАТЬ ИХ ПОТОМ.


УСЛОВИЯ ЭКСПЛУАТАЦИИ (СЛЕДУЕТ ПРОЧИТАТЬ НИЗКОМ ОДНОТОННЫМ И СКОРЕЕ БЫСТРЕЕ ВОЗМОЖНО)

ПОДАЧА ФОТОГРАФИЙ В ВЕБ-МАСТЕР ИЛИ ПЕРСОНАЛ МУЗЕЯ ДЛЯ РАЗМЕЩЕНИЯ НА ДАННОМ САЙТЕ СОСТАВЛЯЮТ ВАШЕ РАЗРЕШЕНИЕ НА СРЕДНЕАТЛАНТИЧЕСКИЙ ВОЗДУШНЫЙ МУЗЕЙ ДЛЯ ИХ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ВЕЗДЕ НА СВОИХ ВЕБ-СТРАНИЦАХ, А ТАКЖЕ В БРОШЮРА, ПРОГРАММА ИЛИ ДРУГИЕ РЕКЛАМНЫЕ МАТЕРИАЛЫ.

МУЗЕЙ НЕ НЕСЕТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ИСПОЛЬЗУЙТЕ ДРУГИЕ, СКАЧИВШИЕ ВАШИ ФОТОГРАФИИ С НАШЕГО САЙТА. ТАКИМ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ, ВЫ ГАРАНТИРУЕТЕ, ЧТО ПРЕДСТАВЛЕННЫЕ ВАМИ ФОТОГРАФИИ ЯВЛЯЮТСЯ ВАШИМИ РАБОТАМИ И СОБСТВЕННОСТЬ И / ИЛИ ЧТО ВЫ ИМЕЕТЕ ЮРИДИЧЕСКОЕ ПРАВО НА ИХ ЗАГРУЗИТЬ.

НЕ В ОТНОШЕНИИ ЛЮБОГО ИЗ ВЫШЕИЗЛОЖЕННОГО, АВТОРСКИЕ ПРАВА ОСТАВЛЯЮТСЯ ЗА ВАМИ, ФОТОГРАФ.


Вторая мировая война Берлин на фотографиях — Военно-исторические вопросы

Битва за Берлин, проходившая с 16 апреля по 2 мая 1945 года, была последним крупным европейским наступлением во Второй мировой войне.17-дневная советская атака была сосредоточена на немецкой столице, на которую во время войны было нанесено 363 воздушных налета. К маю 1945 года из города покинули 1,7 миллиона человек. Здесь MHM рассказывает о Берлине времен Второй мировой войны в картинках.

1.

Бранденбургские ворота были одним из немногих памятников, уцелевших в Берлине после Второй мировой войны.

2.

Рейхстаг после захвата советскими войсками, 3 июня 1945 года.

3.

Крупный план Бранденбургских ворот, окруженных обломками и сгоревшими автомобилями, июнь 1945 года. Изображение: Bundesarchiv, B 145 Bild-P054320 / Weinrother, Carl / CC-BY-SA 3.0

4.

2 мая 1945 года на вершине Берлинской колонны Победы был поднят польский флаг. Хотя советские войска вели наступление 1945 года, их поддержала польская армия.

5.

Поднятие флага над Рейхстагом показывает советских солдат, поднимающих свой флаг над зданием Рейхстага в Берлине в мае 1945 года.Изображение было изменено в пропагандистских целях (добавлен дым и убраны награбленные товары), и оно стало символом победы СССР во Второй мировой войне.

6.

Советская артиллерия за пределами Берлина в битве при Зееловских высотах, 16 апреля 1945 года. Изображение: Bundesarchiv, Bild 183-E0406-0022-012 / CC-BY-SA 3.0

7.

немки стирают у гидранта в Берлине в июле 1945 года. Позади них стоит подбитая немецкая разведывательная машина.

8.

Обломки, сгоревшие машины и разбитая артиллерия на улице Берлина, 1945 год.

9.

Советский самолет над Берлином, апрель 1945 г. Изображение: Bundesarchiv, Bild 183-R85077 / CC-BY-SA 3.0

10.

Разрушенная улица в центре Берлина, 3 июля 1945 года.

Другие статьи о Германии во Второй мировой войне

Интересные факты о ВОВ

Фотография: Пленные члены экипажа Люфтваффе, лондонское метро, ​​1940

Blitzed: наркотики в нацистской Германии — обзор

Похожие сообщения:

.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *