Юрий абрамочкин: Юрий Абрамочкин — «деликатный профи» репортажной съемки

Содержание

Юрий Абрамочкин — «деликатный профи» репортажной съемки

«Нажимать на кнопку можно научить любого, а вот понимание когда нажимать — доступно не каждому».

Ю. Абрамочкин

Юрий Васильевич Абрамочкин (Yury Abramochkin) — яркая личность в кругах советских фотографов. Занимаясь репортажной съемкой более 60 лет, он был удостоен множества наград. В его объектив попали самые знаменитые политики Советской России и зарубежья. Однако работой со знаменитостями он не ограничивался. В командировках Юрий Абрамочкин находил время для того, чтобы снимать обычных людей, занимавшихся повседневными делами. Работая в жанре репортажной фотографии, он сумел войти в историю как уникальный и неповторимый мастер своего дела.

Творческий путь Юрия Абрамочкина

Родился Юрий Абрамочкин, которому предначертано было стать гениальным фотолетописцем, 11 декабря 1936 года в Москве. Он рано лишился родителей. Заботой и любовью его окружила бабушка. От отца в наследство юному Юрию достался фотоаппарат ФЭД, на который были сделаны первые снимки тогда еще никому не известного фотографа.

До прихода в фотографию Юрию Абрамочкину довелось поработать геодезистом. Затем он был фотографом-лаборантом в Мосстрое. Там в его обязанности входило документировать кальки чертежей и планов. Проявить потенциал, фотографируя документы, было сложно. Однако в 1957 году случились сразу два события, которые можно считать судьбоносными для талантливого фотографа.

Первое — предложение поработать в качестве фотографа на фестивале молодежи и студентов, второе — перемещение жилого дома, которым занимался Мосстрой. Абрамочкин с интересом наблюдал за процессом и фотографировал все то, что ему было интересно. Данные снимки он предоставил Совинформбюро. Работы привлекли внимание чиновников и были опубликованы в уникальном издании Soviet Weekly, которое предназначалось для капиталистических стран. Тогда-то к юному гению, которому на тот момент исполнился 21 год, пришла слава.

В дальнейшем руководство издательства Soviet Weekly пользовалось услугами фотографа на протяжении 40 лет. В 1961 году началось плодотворное сотрудничество Юрия Абрамочкина с агентством печати «Новости». Весь его творческий путь наполнен яркими событиями и увлекательными историями. Он не просто фотографировал выдающихся политических деятелей, космонавтов и артистов, а проникал в их внутренний мир, отображая его на своих снимках. Остановилось сердце великого фотографа 5 апреля 2018 года.

Новый взгляд на репортажное фото

Юрий Абрамочкин не приветствовал постановочных поз, которые преобладали в фотосъемке того времени. Он понимал, что они не позволяют человеку раскрыться перед камерой, делают его скованным и неестественным. Приоритетом фотографа было уважение к объекту съемки. Он умел находить подход к каждому человеку, с которым ему доводилось работать.

Особенностью Абрамочкина было то, что он не спешил хвататься за камеру при виде известной личности. Абрамочкин был не только гениальным фотографом, но и тонким психологом. Он умел каждого человека расположить к себе. В общении Юрий давал понять собеседнику, что сделанные снимки и фоторепортажи не скомпрометируют, а покажут лучшую сторону. Особенно хорошо удавалась Юрию портретная съемка. А еще он обладал даром появляться в нужное время в нужном месте. Никогда не расставаясь с камерой, он ловил уникальные моменты в повседневной жизни.

В фотоколлекции Абрамочкина есть снимки Хрущева, Брежнева, Рейгана, Горбачева, Ельцина, Путина, Фиделя Кастро, Жака Ширака, Маргарет Тэтчер, Ясера Арафата, Лужкова, Никсона, Валентины Терешковой, Дж.Буша старшего, Гагарина, Туполева, Илюшина. Это лишь малая часть знаменитостей, с которыми за свою яркую творческую деятельность довелось поработать гению репортажной фотосъемки.

Он всегда стремился сфотографировать момент, который лучше всего отображает суть происходящей ситуации. Фотограф не спешил выпускать из рук фотокамеру после окончания протокольного позирования. Ему он уделял наименьшее внимание, ведь самые лучшие моменты случались после, когда «модели» позволяли себе проявлять эмоции, вели себя естественно, открывая внутренний мир.

Особое место отводится фотографиям простых людей. С ними фотографу нравилось работать больше всего. Он предпочитал фотографировать детей. При этом в его работах не было слащавости, которую пытаются придать снимками многие фотографы, работающие с малышами. Он подходил к процессу творчески, с некой долей юмора. Самыми яркими примерами считаются работы «Экипаж» и «Школьный двор».

Награды и звания Юрия Абрамочкина

Первую награду Юрий получил в 1962 году. Его работы были представлены в Праге на известной выставке «Интерфото». Через 4 года фотограф был удостоен бронзовой медали на выставке «Интерпресс-фото», организованной в родном городе Москве.

Важной наградой для Юрия Абрамочкина стала премия за лучший политический репортаж. Ее присвоил фотографу СЖ СССР.

В 1979 работы Юрия Васильевича были представлены в Гаване, где также удостоились медали. Важным событием 1980 г для СССР было проведение Олимпийских игр, на которых в качестве фотографа работал Абрамочкин. Позже, за представленные на выставке «Спорт — посол мира» снимки, его удостоили награды. В 1986 году фотограф получил юбилейную медаль Юрия Гагарина и Сергея Королева, с которыми тесно сотрудничал.

Также Юрий Абрамочкин — обладатель престижной премии «Золотой глаз». Ему был вручен почетный знак Союза журналистов России, который считается высшей наградой и присваивается за профессиональные заслуги. Юрий удостоен звания заслуженного работника культуры РСФСР. Его имя можно найти в американской энциклопедии «Современные фотографы». За всю историю фотографии туда попали только 15 фотожурналистов страны.

легенда советской фотографии — Российское фото

Юрий Абрамочкин — фотограф, можно сказать, уникальный. Он сумел приобрести мировую известность в качестве репортажного фотографа в стране, в которой официальная позиция в отношении новостей всегда выражалась фразой: «Ничего не происходит».

Но и в этих условиях Юрий Абрамочкин умел быть настоящим фотокорреспондентом. С его снимков улыбались Юрий Гагарин и Матиас Руст, хмурился Никита Хрущев, воодушевленно смотрел Михаил Горбачев.

Вообще, репортажные фотографы (во всяком случае, лучшие из них) часто входят в историю, пускай и до некоторой степени анонимно, благодаря своим снимкам. Юрий Абрамочкин сделал это не один раз.

Фотограф Юрий Абрамочкин

На его фотографиях — все восемь руководителей нашей страны за последние пятьдесят с лишним лет, а также множество лидеров других стран: Ричард Никсон и еще четыре американских президента, Ясер Арафат, Елизавета Вторая, Фидель Кастро, Маргарет Тэтчер…

Родился Юрий Абрамочкин в Москве в 1936 году. Фотокорреспондентом он стал, по тогдашним меркам, в совсем юном возрасте, в 21 год, и произошло это отчасти случайно. Юрий работал в конструкторском бюро Мосстроя, фотографировал кальки чертежей и планов.

И вдруг в 1957 году, когда он оказался в райкоме комсомола, ему предложили попробовать свои силы в качестве официального фотографа на приближавшемся Фестивале молодежи и студентов. Юрий с радостью согласился, и в это же время произошло другое событие, определившее его фотографическую судьбу: Мосстрой занимался перемещением жилого дома на Комсомольском проспекте, и Юрий снимал весь процесс. С этими снимками он пошел в Совинформбюро, в результате чего они попали в Soviet Weekly. Это было уникальное издание: советская газета для капиталистических стран. В общей сложности на постоянной основе Юрий сотрудничал с ней почти сорок лет, а с 1961 года он становится сотрудником Агентства печати «Новости».

Несмотря на множество фотографий политических деятелей, популярных артистов и писателей, а также других известных личностей, главным в своей работе Юрий Абрамочкин всегда считал снимки простых людей. И он был одним из первых, кто привнес в советскую репортажную фотографию непостановочные бытовые сцены.

А это тогда было не очень-то просто: «В советской прессе все делалось по принципу „чего изволите“. Фотограф ставил человека у стенки, заставлял принимать бравый, воинственный вид. Все выходило очень бесталанно, однообразно. Сейчас мы идем к тому же самому. Я вовремя сообразил, что так не нужно снимать. Необходимо понаблюдать за человеком, проявить уважение, такт и внимание». Многие из тех кадров Юрия сегодня стали классикой советской фотографии, и по ним молодые фотографы учатся видеть значительное в повседневном.

За более чем пятьдесят лет своей работы в качестве фотокорреспондента Юрий Абрамочкин собрал очень внушительную коллекцию наград и званий. Достаточно вспомнить про самую престижную для репортажных фотографов премию Golden eye ассоциации World Press Photo за тот самый снимок Матиаса Руста.

Кроме того, Юрий — один из 15 фотожурналистов России, включенных в знаменитую 1 145-страничную американскую энциклопедию «Современные фотографы» (Contemporary Photographers) издательства St. James Press Chicago & London.

А возможно это стало благодаря особому, в полном смысле слова творческому подходу Юрия Абрамочкина к созданию репортажных снимков, что и по сей день практикуется далеко не всеми его коллегами: «Чтобы открыть личность, необходимо общаться.

Я пользуюсь разными методами. Например, если человек считает себя очень умным, я превращаюсь в простака. Задаю самые глупые вопросы, чтобы у него появилось желание меня образовывать, а после радоваться моим успехам, когда я начинаю справляться. Это называется человеческая комедия. Как ты начнешь беседу с человеком, так он и будет с тобой разговаривать. Не нужно делать так, чтобы персоне приходилось себя защищать. Человек с камерой всегда может скомпрометировать и поэтому обязан соблюдать такт. Снимая человека, я узнаю как можно больше о нем и деле, которым он занимается, и таким образом нахожу тропу к нему».

Источник фотографий — личный сайт Юрия Абрамочкина http://abramochkin.telemark-it.ru

Lumiere Gallery — Абрамочкин Юрий — Lumiere Gallery

2016
«Полет сквозь время. Фотографии Юрия Абрамочкина». Выставка к 80-летию фотографа, Выставочный центр «Рабочий и колхозница», Москва

«Поцелуй», Центр фотографии им. братьев Люмьер, Москва
«GAUDEAMUS: Из истории российского студенчества», Центр фотографии им. братьев Люмьер, Москва

2015
«Советское фото», Центр фотографии им. братьев Люмьер, Москва
«PROзавод», Центр фотографии им. братьев Люмьер, Москва

2013
«Московские истории. ХХ век. Часть II (1960-1990-е годы)», Центр фотографии им. братьев Люмьер, Москва

2012
«МЫ. Люди страны. Лучшие фотографии XX века», Центр фотографии им. братьев Люмьер, Москва
«Коллекция Фотогалереи имени братьев Люмьер. Юбилейная выставка», Центр фотографии им. братьев Люмьер, Москва

2010
«Советское фотоискусство 60-70-х», Центр фотографии им. братьев Люмьер, Москва

«Иконы 1960-80-х», Центр фотографии им. братьев Люмьер, Москва

2009
«Юрий Абрамочкин. Фотоочерк», Галерея им. братьев Люмьер, Москва

2005
«Грани эпохи», Липецк
«Лица эпохи», Казань
«Два времени, две эпохи», Коломна
Персональная выставка, Союз журналистов, Москва

2004
«Два времени», Фотоцентр, Москва

2003
«Красная площадь и люди СССР», Париж, Франция

2001
«Красная площадь и другие фотографии», Выставочный зал газеты «Известия», Москва

1988
«World Press Photo», Амстердам, Голландия

1979
«Из альбома фотографа», Белград, Югославия

1978
«СССР: страна и люди в фотографиях», Западный Берлин, ФРГ
«Фотографы СССР», Дамаск, Сирия

1976
«Фотографы СССР», Западный Берлин

1974
«Из альбома фотографа», Прага, Чехословакия
«СССР: страна и люди», Белград, Югославия

1970
«Фотограф СССР», Будапешт, Венгрия

Умер фотограф Юрий Абрамочкин — Общество

МОСКВА, 5 апреля. /ТАСС/. Советский и российский фотограф и фотожурналист Юрий Абрамочкин скончался на 82-м году жизни, сообщается на сайте Союза фотохудожников России.

«Сегодня ночью перестало биться сердце Юрия Васильевича Абрамочкина — советского и российского фотографа и фотожурналиста», — говорится в сообщении.

Абрамочкин устроился работать фотокорреспондентом в офис «Мосстроя» в возрасте 21 года. В 1957 году ему предложили должность официального фотографа Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве. Он также на протяжении сорока лет работал в советском еженедельнике «Soviet Weekly».

Юрий Абрамочкин являлся одним из 15 российских фотожурналистов, включенных в американскую энциклопедию «Современные фотографы» издательства St. James Press, которая была опубликована в 1995 году.

Среди работ Абрамочкина — фотографии Никиты Хрущева, Леонида Брежнева, Михаила Горбачева, Бориса Ельцина, Шарля де Голля, Вилли Брандта, Франсуа Миттерана, Ричарда Никсона, Урхо Кекконена, Жака Ширака, Билла Клинтона, Юрия Гагарина, Рональда Рейгана, Валентины Терешковой, Майкла Джексона и Елизаветы II.

Последняя фотовыставка Абрамочкина прошла в Санкт-Петербурге осенью 2016 года.

Легенда отечественной фотографии

Декан факультета фотокорреспондентов имени Юлия Гальперина при Союзе журналистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области Павел Маркин назвал Абрамочкина легендарной личностью в истории советской и российской фотографии.

«Всю жизнь он проработал в фотожурналистике, и легче назвать, наверное, то, чего он не снимал. Его снимок Юрия Гагарина с голубем стал одним из самых знаменитых фотопортретов первого космонавта Земли, — напомнил Маркин. — Одним из первых еще в 50-60-е годы прошлого века Юрий Васильевич начал снимать на цвет и в совершенстве освоил эту технику».

Союз журналистов России выразил глубокие соболезнования коллегам и близким Юрия Абрамочкина.

Советский фотограф Юрий Абрамочкин – о путешествии в США и улыбке Гагарина

11 декабря автору легендарного портрета Юрия Гагарина советскому фотографу Юрию Абрамочкину исполнилось 80 лет.

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

Юрий Абрамочкин снимал не только Гагарина. В его архиве – уникальные фото Никиты Хрущева, Рональда Рейгана, Валентины Терешковой, Майкла Джексона, Фиделя Кастро, Пражской весны и советской оттепели. Ему удалось снять жизнь такой, какая она была и есть на самом деле. Об этой человечности, путешествиях за границу, работе в советских газетах и многом другом Абрамочкин рассказал в интервью m24.ru.

– Как вы начали снимать?

– Активно снимать я начал году в 1961. И мне повезло, так как меня очень рано приняли в Союз журналистов. Хотя знаете, еще до этого я фотографировал на Фестивале молодежи и студентов в 1958 году, и потом немного работал на киностудии документальных фильмов.

– Как вы попали фотографом на фестиваль?

– Я в то время был партийный бонза – собирал билеты комсомольские, расписывался за них. Прихожу однажды, а мне говорят: «Ты же ведь в фотографии немного разбираешься?», – а я тогда уже подрабатывал лаборантом на студии. Я говорю: «Да, разбираюсь». Выдали мне удостоверение корреспондента, и с ним везде пропускали. Тогда все было попроще. Фестиваль проходил летом, на протяжении десяти дней, и практически все мероприятия проводились на открытых площадках. Столько интересного было! К сожалению, этот период съемки я потерял, у меня не сохранилось ни одного кадра. Очень жалею – это было самое начало моей карьеры.

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

– То есть начинали вы как любитель.

– Раньше было мало людей с камерами, и газет было тоже мало – «Правда», «Известия», Агентство печати «Новости», «Смена», «Московский комсомолец»… И везде одни и те же люди работали. Я быстро понял, что это мое и что надо продолжать где-то себя показывать. Как-то однажды я собрался ехать в отпуск в Анапу, и один парень мне говорит: «Слушай, там же родина советского шампанского «Абрау-Дюрсо»!» Дали мне пропуск на завод. Прихожу – а там сразу наливают. И так целый день! Так они еще и пять бутылок с собой дали вечером, а меня уже коллеги-кинохроникеры ждали с шашлыками. В общем, это не работа была, а отдых. Репортаж вышел не очень умелый, но все, что надо было, я снял. Так я начал «выходить в звезды», мне стали давать задания: то день за днем документировал, как передвигали здание на Комсомольском проспекте, то за сто километров снимал слепых. Правило было только одно: «Если плохо снимешь – больше не приходи».

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

Вообще, время было очень своеобразное – послевоенное. И вот однажды попросили меня остаться. У меня с собой из фотоаппаратов, какой-то «Зенит» простенький был. 10 часов вечера. Привезли в Кремль. Ничего не сказали. В Георгиевском зале много офицеров сидит. А я хожу, не знаю, куда притулиться. Выходит Никита Сергеевич Хрущев, идет на трибуну и говорит: «Здравствуйте, товарищи! Молодцы, что собрались…» — а он тогда только приехал из Америки, где своим башмаком стучал, – как раз Карибский кризис в разгаре был. Я снял Хрущева. Отсмотрели – самое главное, резко. Все старшие товарищи, даже самые известные фотографы, сталинские времена помнили и ужасно боялись нечетких снимков. А у меня все получилось, и ко мне стали присматриваться. Но я нос не задирал, а больше работал. Вот с тех пор и живу так. Я самому себе поставил задачу: надо увидеть в человеке что-то человеческое, и снять это. И я много наснимал, – у меня целая комната завалена моим архивом.

– Абсолютное большинство фотографов журналистов, прославились съемкам военных действий. Как вас минула эта участь?

– Я ненавижу войну. Я одним из первых попал в Чехословакию в 1968 году, и там я видел все. Тогда я понял, что мне это неинтересно, и потому я этих вещей, издевательств над человеком, избегал. Мой приятель, “тассовец”, поехал в Чечню заработать деньги. И одна американка, репортер, дала ему две тысячи долларов, чтобы он ей снял историю. Сама она собой не рисковала, а денег у нее было много. Поехал он туда неофициально, и чеченцы его взяли в плен. Так он и остался там, и погиб. Мы не смогли его найти.

Войну можно по-разному показывать: можно отрезанную голову снимать, а можно колючую проволоку, которая скажет вам намного больше. Фотография сама за себя должна говорить, не надо ее комментировать.

– Тем не менее, вы стали популярнее многих из них…

– Я не думал об этом, честно. Мне просто было интересно жить. Я был молодой, сил было много, и возможности были колоссальные. Мы строили серьезное общество, мы верили в это.

– Как вы начали Гагарина снимать?

– Был 1961 год. Меня посадили в машину, потом в самолет – я и не знал, куда меня везут. Оказалось, что надо снять интервью с Гагариным. Это было уже после полета, и я немножко заволновался: одно дело – снимать слепых, а другое – первого человека в космосе. Тогда для печатных изданий очень мало снимков давалось, корреспонденты других газет уже сделали свои кадры и улетели, а я услышал, что на следующий день его кто-то должен рисовать, и думаю: чего мне-то спешить? И остался. Вот верьте или нет, а ночью я плохо спал. Вышел рано утром, смотрю – сидит Гагарин. Я рот открыл! Он меня знал – нас познакомили накануне. Я и говорю: «Юра, а можно снять?» – «Быстрее давай, потому что сейчас прибегут охранники, и ты ничего не сделаешь», – ответил он. Я пулей понесся за камерой, сделал тот знаменитый кадр с обложки “Огонька”, так он еще и прыгнул передо мной два раза.

Юрий Абрамочкин. Юрий Гагарин в Сочи

Сразу вокруг появились врачи, охранники: «Как, что, почему, кто разрешил снимать?!» – Если сейчас с этим строго, тогда было еще строже. Я растерялся, а Юра потрясающий парень – перед его улыбкой все сдавались: “Чего вы на него кричите? Он вас ждет уже полчаса, ничего не делает”. Так он меня спас. А потом по моей просьбе он со своей супругой прошелся на камеру. Все эти сюжеты и создали ту атмосферу, которая мне была нужна. И это тоже сыграло для моего авторитета.

– А в советской прессе такие фотографии Гагарина в панамке тогда печатали?

– Очень мало. Главная задача нашего агентства заключалась в том, чтобы создавать позитивный образ СССР за границей. Я после этого случая некоторое время снимал космонавтов. Снимаю что-то, привожу снимки, а военная цензура выбирает опять скафандр и «СССР». Я пришел к своей заведующей и говорю: «Я не могу так больше, я там снимаю, как они в бассейне плавают, а это все не пропускают, так какой же смысл мне туда ездить?» И я ушел оттуда.

Юрий Абрамочкин. На целине, Кустанайская область. 1962

Мне всегда сюжеты были важны, и я придумывал их. И другим фотографам всегда говорил: «Это твое мировоззрение, поэтому ты всегда должен иметь с собой небольшую камеру. Это твоя жизнь, то, как ты видишь мир. В этом и есть смысл: ты что-то свое увидел, и это оказывается интересно другим. Жизнь интересна, жизнь сама по себе. Были фотографы прикрепленные, а я был свободный: я хоть и от агентства снимал, но не каждый день туда являлся, – приду, событие интересное сниму, и опять пропаду. Так я однажды и схитрил, сказал начальству, что много свободного времени появилось, и уехал сначала в Сибирь, а потом на Север. Поэтому за десять лет я свою страну целиком изъездил.

– А за границу выезжали?

– Кстати, первый свой приз я получил в Праге. Я поехал туда с начальством по приглашению. Правда, официальные визиты были очень короткие – всего три-четыре дня, но иногда нам доверяли выезжать на несколько дней раньше.

В 1973 году я впервые оказался в Париже и сразу пошел гулять по набережной Сены, по дороге перебирая в голове все французские романы. Чуть ли не четыре часа я шел до собора Парижской Богоматери, отдал последние деньги, чтобы забраться на него, потому что надо было платить деньги за каждый аппарат.

Юрий Абрамочкин. Джордж Буш старший, Рональд Рейган и Михаил Горбачев

– А эти фотографии тогда можно было где-то напечатать?

– Сами печатали. Редакция отбирала негатив, и распоряжалась, печатала, тиражировала. Большим счастьем было, что отсевы нам отдавали обратно, – можно было прийти и забрать их через пару месяцев. Некоторые выбрасывали, а я всегда считал, что не надо этого делать. Я пахал, потел, рисковал жизнью ради них: я помню, летели однажды в Сибирь, смотрю в окно, а у нас правый мотор загорелся. Я эти снимки и теперь храню.

– Вас когда-нибудь просили показать западные страны в идейно-правильном свете?

– Западными странами никто не интересовался, кроме меня. Мы были поглощены собой, строили развитой социализм. Никому не интересно было, как там люди в Америке живут. Но я снимал, и у меня вполне получалось. Мне это было интересно: показать, что человеческая жизнь продолжалась и на Востоке, и на Западе, и в Сибири за колючей проволокой.

– В Агентстве печати “Новости” существовал спецхран, куда поступали западные журналы. У вас был к нему доступ.

– Однажды был такой случай. Я стою, а прямо на меня идет Косыгин. Через секунду мы все вместе должны пойти в кабинет Хрущева, чтобы снимать какого-то визитера. Косыгин и говорит: «Это советский аппарат?» Я говорю: «Советский». – «Ну и как он?» А я на тот момент уже несколько лет работал при начальстве, и поэтому не дрожал, не тушевался. Говорю ему: «Замечательно, но видите веревочку? Эта веревочка поднимает зеркало. Если эта веревочка лопнет, то никакого снимка не получится. А вообще аппарат очень хороший». Он меня спрашивает: «А есть другие?» – «Есть». – «А как они называются?» – «Никон». – «А вы откуда знаете?» – «В спецхране видел на картинке». Так вот там можно было посмотреть и Life, и Time, и все что угодно, но под расписку. Потом он спросил: «А это чей аппарат?» – «Японский». – «Да? Очень хорошо». Приехал в редакцию, там меня вызывают к начальству, и говорят: «Что ты себе позволяешь?! Советские аппараты ему не нравятся!» А главный редактор у нас был очень умный, он в итоге мне и выписал фотоаппарат. Таким образом я получил свой первый «Никон», до сих пор его храню. Естественно, я не только для себя попросил – выписал пять комплектов для коллег.

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

– У вас никогда не было желания показать обратную сторону жизни, негатив, проблемы, трудности? Сейчас на этом многие фотографы делают себе имя.

– Честно, никогда не увлекался негативом – его всегда можно найти. Один талантливый парень, довольно известный фоторепортер, показывал мне недавно свои снимки. Карточка замечательная, а ситуация такая: огни военных машин, в середине где-то метрах в тридцати стоит парень-солдат и писает. Я говорю: «Ну и что? Что ты хочешь сказать? Что в армии даже сортира нет? Кадр хороший, но очень плохой. Сделай человеческий снимок». Мы ведь по жизни стараемся приодеться, что-то сказать друг другу приятное, а когда люди начинают ругаться, мы стараемся дистанцироваться, уйти от этого. А есть те, кто все это выискивает. Я говорю: «Что это есть, мы и так без тебя знаем. Но это не надо снимать». Я снял такой кадр в Париже: едет мусорщик, и все у него чисто. Вот от такого кадра больше толку. Вот так мы должны научиться жить. Мы и так все исплевались, даже противно.

– В 1986-87 году было два проекта – «Один день из жизни Америки» и «Один день из жизни Советского Союза». Вы принимали участие в обоих. Почему в Советском Союзе альбом так и не вышел?

– Он вышел, но он был некоммерческий. Сам проект спонсировался американцами, и весь тираж они подарили нам. Я подозреваю, что он по определенным кругам и разошелся, а в продажу не поступил.

Я тогда полетел в США один, и поселили меня к нашему разведчику, который блестяще говорил по-русски. Мы с ним подружились, и я попросил его быть моим сопровождающим. Он со мной приезжал, и все двери перед нами открывались. А вечером сидел и печатал на машинке. Я спрашиваю: «Питер, а зачем в трех экземплярах?” – «Один мне, один тебе, а третий – в ЦРУ».

– В следующем году будет юбилей советской части проекта. Нет желания сделать какую-нибудь выставку об этом?

– Мы можем снять то, что имеем сейчас, но Советский Союз мы уже не снимем.

– Но вы же говорите, у вас комната негативами завалена.

– Вместе со мной «Один день из жизни СССР» снимали 300 человек из разных стран. У каждого было свое задание – кто-то на Северный полюс полетел, кто-то – в Сибирь. Всего не соберешь уже. Это был сложный проект, редчайшая возможность увидеть страну глазами иностранцев, потому что через три года Советского Союза не стало вовсе.

Екатерина Кинякина, Владимир Яроцкий

Юрий Абрамочкин. Фотоочерк

Юрий Абрамочкин один из самых заметных репортеров, блистательный очеркист, чьи работы вошли в золотой фонд советской фотожурналистики.

Впервые он пришел в АПН (тогда еще Совинформбюро) в 1957, принес фотографии Московского фестиваля молодежи и студентов, снятые стареньким ФЭДом — подарком отца. С 1961 года он начинает постоянно работать в Агенстве Печати Новости, где находит своих учителей в профессии, фотомастеров старой школы — Георгия Зельму, Михаила Озерского, Абрама Штеренберга, Якова Берлинера…

За полвека Юрий Абрамочкин объехал с фотокамерой полпланеты. Как политический репортер снимал лидеров разных стран ХХ века: от Никиты Хрущева до Дмитрия Медведева, от Ричарда Никсона до королевы Великобритании Елизаветы, от Фиделя Кастро до Ясира Арафата… Из всех видов съемки официальных лиц предпочитает, как он сам говорит, «промежуточные кадры»: «Самые удачные сюжеты удается снять после протокольного позирования, когда все начинают вести себя естественно». Впрочем, когда смотришь на фотографии Абрамочкина, кажется, что люди не умеют себя вести иначе. Даже когда он снимает двух легендарных авиаконструкторов — Туполева и Илюшина — в костюмах, со звездами Героев Соцтруда, сидящих на ступеньке трапа самолета, он снимает их так, что видны и характеры, и груз жизни, и масштаб личности, и эпоха.

Юрию Абрамочкину удаются портреты, прежде всего потому, что ему интересны люди, независимо от их статуса, профессии и возраста. Впрочем, одно предпочтение у него все же есть. Абрамочкин любит и умеет снимать детей. Без слащавой сентиментальности, умиления и лирического сюсюканья, зато — часто с юмором и сдержанной мужской теплотой. Два шедевра — «Экипаж» и «Школьный двор» — демонстрируют границы, в которых он решает эту тему.

«Я человек-непоседа, — говорит о себе Абрамочкин. — Сегодня мне интересно одно, завтра — другое». Неудивительно, что он декларирует, что не любит специализации в фотожурналистике. «Считаю наиболее интересной жанровую фотографию, — признается Юрий Васильевич. — Именно поэтому, как мне кажется, отдаю предпочтение живости момента. Задача, на мой взгляд, состоит в том, чтобы „поймать“ самый характерный для данного случая момент».

Среди множества наград, которыми Юрий Абрамочкин заслуженно гордится, — премия «Золотой глаз» международного конкурса World Press Photo (1987) за снимок посадки Маттиаса Руста на Красной площади. Как всегда, фотограф «совершенно случайно» оказался в нужном месте в нужную секунду. И, разумеется, с фотокамерой.

Его выставки, помимо России, проводились в Чехословакии, Венгрии, Голландии, Индии, Франции, Сирии…

Фотогалерея имени братьев Люмьер представит лучшие работы мастера в авторской печати, позволяющие оценить их не только как документы эпохи, но и как яркое художественное высказывание.

Выставка продлится с 11 ноября по 13 декабря. Дополнительная информация по телефону (499) 230-38-68 или на сайте www.lumiere.ru

Фотограф Юрий Абрамочкин: За фотографию Boney M я получил партийный выговор

Фото: Юрий Абрамочкин
Группа «Boney M» на Красной площади, 1978

О Гагарине, Королёве и неожиданных командировках

Меня долго не брали в штат Агентства печати «Новости», но говорили: «Ты приходи, если будешь нужен — мы тебя отправим куда-нибудь». Поэтому я постоянно крутился в редакции с фотоаппаратом. И однажды подходит редактор и говорит: «Стой здесь и никуда не девайся, сейчас отправимся в одно место, а в какое — не скажу!» Я простоял как вкопанный часа полтора, в конце концов он меня забирает с собой на аэродром, где нас сажают в «начальский» самолет ИЛ-14. Уже в воздухе нам говорят, что мы летим в Сочи, на интервью с Гагариным, — в тот момент он уже стал первым человеком в космосе.

Гагарин давал большое интервью «Правде», а мы с еще несколькими фотографами снимали. И через некоторое время органы безопасности забрали у корреспондентов записные книжки, а у нас — пленки. Мы подняли шум, потому что разрешение на съемку у нас было — для этого, собственно, нас туда частным бортом и привезли. Мимо идет человек в модных широких брюках и в косоворотке, типичный курортник, и говорит: «А что вы тут раскричались? Тут вообще-то люди отдыхают!». Мы только усмехнулись. Через некоторое время нас заводят в помещение, где этот же человек сидит на венском стуле, а все остальные ему в рот смотрят. Я спрашиваю: «А это кто?» «Это С. П.», — отвечают. Я не знал, кто этот С. П., и мне объяснили, что это Сергей Павлович Королев. Он подзывает человека из органов и, обращаясь к нему на ты, говорит, чтобы нам отдали пленки. Вы, говорит, еще потеряете, а фотографы за негативы головой отвечают.

Юрий Гагарин в Сочи

Фото: Юрий Абрамочкин

Юрий Гагарин с женой Валентиной в Сочи

Фото: Юрий Абрамочкин

На следующее утро я, имея один кадр, сделанный на интервью с Гагариным, выхожу из своего номера, а на лавочке сидит — он! И говорит мне: «Если хочешь сфотографировать, давай скорее, пока никто не пришел и не запретил несанкционированную съемку». Я сделал несколько снимков, он еще и подпрыгнул для меня пару раз. Люди из органов опять пришли, зашумели, но Гагарин меня не выдал, сказал, что я без их разрешения не думал начинать фотографировать. Какой-то генерал видел, как я днем раньше разговаривал с Королевым, и разрешил остаться. Я сумел сфотографировать, как Гагарин с женой письма разбирают, и много чего еще.

О фотографах старшего поколения

Фотографы, которые прошли войну, помнят ужас того времени, когда расстрелять могли за что угодно, хоть за гвоздь. При виде партийных боссов и вождей у них начинали дрожать руки. Однажды меня отправили снимать Хрущева в Кремле в полдвенадцатого ночи. Как обычно, не сказали, кого снимать надо — в таких случаях на вопросы отвечали: «Сам все увидишь!». Хрущев тогда только вернулся из Америки. Он вышел, я быстренько его снял и сдал пленку в проявку. Моя начальница, когда увидела снимки, сказала только одно: «Слава богу, четко вышло!». У меня-то руки уже не дрожали — я не знаю того, чему были свидетелями Евгений Халдей и другие «отцы-фотографы».

Юрий Абрамочкин

Фото: Татьяна Хессо/«Сноб»

Юрий Абрамочкин

Фото: Татьяна Хессо/«Сноб»

О группе Boney M и зависти

За фотографию Boney M на Красной площади я почти получил партийный выговор. Я к тому моменту достаточно проработал в Агентстве печати «Новости» и был, скажем так, не последним репортером, поэтому получил задание сфотографировать музыкантов. Важные задания не проходили мимо меня, потому что система так работала: человек тянет, вроде делает что-то неплохо — значит, нет смысла экспериментировать и искать еще кого-то, пусть тянет. Когда упадет, тогда и заменим. Вот меня и не меняли, всегда давали важные задания.

Джордж Буш-старший, Рональд Рейган и Михаил Горбачев, 1988

Фото: Юрий Абрамочкин

Очередь в Мавзолей, 1987 год

Фото: Юрий Абрамочкин

Журнал Stern заказал сфотографировать пребывание Boney M в Москве — для них это была первая поездка в Советский Союз, более того, раньше такие группы к нам не приезжали. Их пригласил Брежнев — кто-то ему сказал, что они интересные. Не очень интересно было снимать их в концертном зале, и мы пошли на улицу. Всех убрали из кадра — не гоняли, но убедительно попросили отойти, так что вокруг нас было много людей. Потом они обступили группу, стали брать автографы — и я взял и тут же начал этим хвастаться на работе. Нашлись те, кто это запомнил, и высказал на партийном собрании: дескать, зачем вы его нахваливаете — мало того, что он штук десять фотографий напечатал за счет государства, он еще и занимается какой-то пропагандой! Это было не что иное как зависть. Но я пожаловался кому следовало, и от меня отлипли.

О первом Nikon и Косыгине

Я всегда с фотоаппаратом. Вот прямо сейчас у меня камера с собой — маленький Nikon, который сам наводится. Nikon, кстати, попал в Советский Союз благодаря мне. Однажды стоим я, тассовец, знаменитый фотокорреспондент «Известий» Сергей Смирнов и телевизионщики в предбаннике некоего помещения в ожидании, когда нас впустят сделать репортаж о выступлении Хрущева. У меня на шее «Зенит». Смотрю — навстречу идет тогдашний премьер-министр Косыгин. Он затормозил возле меня и спрашивает: «Это у вас что за аппарат? Наш? И как он?». Ответить, что плохой, нельзя было, непатриотично. Поэтому я отвечаю: «Объектив хороший, а в аппарате вот — отвинчиваю объектив — зеркало поднимается с помощью веревочки. Когда она порвется, ничего нельзя будет исправить» — «А лучше модели есть?» — «Есть, Nikon». На вопрос о том, откуда я знаю, что это хороший, я ответил, что в журнале из спецхрана на обложке такой видел. «Не держали в руках, но утверждаете, что он хороший?», — усмехается он. «Конечно, — расхожусь я. — Весь мир уже с ними работает». Тут Хрущева заводят, дают полторы минуты на работу.

Юрий Абрамочкин

Фото: Татьяна Хессо/«Сноб»

Сороковая годовщина Великой Октябрьской революции, 1957

Фото: Юрий Абрамочкин

Возвращаюсь в редакцию — на меня секретарь налетает: «А ну, к начальству!». Мой начальник был адекватным. «Что ты там наговорил Косыгину про советские аппараты?». Я ему повторил все слово в слово, он подумал и говорит: «Ну ладно, раз так нужен Nikon, заказывай. Не только себе, но и коллегам». К заказу присоединились фотографы нескольких других изданий, мы сделали заявку в ЦК, тот дал задание работникам министерства внешней торговли, а те уже связались с фирмой. Фотоаппараты по редакциям распределяло государство. Кстати, ту камеру, которую я получил тогда, я смог выкупить, и она до сих пор в рабочем состоянии — надо только почистить, ищу мастера.

О современности

Фото: Юрий Абрамочкин

Фото: Юрий Абрамочкин

Ограда вождями

Фото: Юрий Абрамочкин

Благодаря своей работе я очень много путешествовал, объездил все самые большие союзные стройки. Я всегда старался сделать так, чтобы на фотографии был запечатлен узнаваемый момент истории — когда смотришь и понимаешь, в каком году снято. Сегодня передать образ временного периода так хорошо уже не удается: все, что изображено на фотографии, сегодня есть, а завтра может не быть.

Юрий Абрамочкин — репортажный фотограф

Юрий Абрамочкин — живая легенда


Юрий Абрамочкин — уникальный фотограф, чьи работы вошли в золотой фонд советской фотожурналистики. Он получил международную известность как репортажный фотограф в стране, в которой официальная позиция новостей всегда выражалась фразой: «Ничего не происходит». Но уже тогда он был настоящим фотожурналистом. Как правило, репортажные фотографы (по крайней мере, лучшие из них) часто попадают в историю благодаря своим фотографиям.Абрамочкин делал это не раз. Он сфотографировал всех восьми лидеров России за последние пятьдесят лет и многих лидеров других стран: Ричарда Никсона и четырех других американских президентов, Ясира Арафата, Елизавету II, Фиделя Кастро, Маргарет Тэтчер…

Абрамочкин родился в Москве в 1936 году. Фотокорреспондентом стал случайно в 21 год. Юрий работал в конструкторском бюро Мосстроя, где фотографировал чертежи и планы. И вдруг в 1957 году ему предложили попробовать свои силы в качестве официального фотографа на Фестивале молодежи и студентов.В то же время произошло еще одно событие, определившее судьбу его фотографий. Юрий сделал фотографии для Мосстроя на Комсомольском проспекте, и они попали в «Советский еженедельник». Это было уникальное издание: советская газета для капиталистических стран. Вы знаете, Юрий проработал с ней почти сорок лет, а в 1961 году стал сотрудником информационного агентства «Новости».

Матиас Руст во время вынесения приговора, 1987


Несмотря на множество фотографий политиков, популярных художников и писателей, а также других знаменитостей, фотографии обычных людей по-прежнему занимают в его творчестве особое место.Многие фотографии стали классикой советской фотографии.
За более чем пятидесятилетнюю работу фотожурналистом Абрамочкин собрал весьма внушительную коллекцию наград и званий. Самой престижной была награда «Золотой глаз» на международном конкурсе World Press Photo (1987) за лучшую картину Матиаса Руста.
Юрий — один из 15 российских фотожурналистов, включенных в известную американскую энциклопедию Contemporary Photographers.
Его выставки проходили в Чехословакии, Венгрии, Голландии, Индии, Франции, Сирии…
Великий фотограф скончался 5 апреля 2018 года в Москве.
Ниже представлены самые яркие фотографии «живой легенды».
Официальный сайт: abramochkin.telemark-it.ru

Юрий Абрамочкин — репортажный фотограф

Матиас Руст, 1987

Абрамочкины и Юрий Юрий Гагарин, 1961 г.

Бони М на Красной площади, 1978

Трудный выбор, 1993

Всадников. Дагестан, 1968

Кустанайская область, 1962 г.

Марш миллионов, 15 сентября 2012 г.

Мавзолей, 1987

Современная женщина в русском костюме

Московские пробки

Москва, Красная площадь, 1962

Путин и Ельцин.Москва, 2000

Красная площадь, Москва, 1962

Ремонт автомобиля

Короткие закуски и школьные новости. Москва. 1965

Смог в Москве, 2010

Руководители государства приветствовали парад на Красной площади

Три богатыря, 1980

Парад Победы на Красной площади, Москва

Курица на яйцах

Уборка Красной площади после парада, 1989

Забор из бюстов

Похороны Константина Черненко. Москва, 1985

Горбачев и Рейган

Несравненная Эдита Пьеха

Москва.1969

Советские авиаконструкторы А. Туполев, С.В. Ильюшин

Женщины стирают белье на реке

Юрия Гагарина, Гжатск, 1961

Фото Юрия Абрамочкина. Стр. 1

Юрий Абрамочкин — настоящая легенда советско-российской фотожурналистики. Мировую известность он приобрел как репортажный фотограф в нашей стране. Герои его произведений — и известные личности, и президенты, и простые люди. Предлагаю вашему вниманию небольшую подборку фото легенд СССР и России.Наслаждайтесь просмотром! Селина омоложение. Костанайская область. 1962


Юрий Абрамочкин с Юрием Гагариным, 1961 г.


Юрий Гагарин, Гжатск, 1961
Гагарин с мамой, бабушкой и старшей сестрой. Снимок сделан в новом доме, внезапно построенном на месте крушения отца. Отец картины есть. Алексей Гагарин в точку, как и положено, «заявил» о приезде сына.


Москва, Красная площадь, 1962
Приезд Хрущева вызвал большие ожидания.У людей есть желание более активно участвовать в жизни общества.


Электронный, Москва, Красная площадь, 1962
Спустя несколько лет автомобили запретили проезжать через территорию. Произошла смена, произошедшая в России изменилась и комплектация автомобиля: место «Волги», «Москвичи» и «Победы» запечатлены на этом снимке, а у нас стали редкостью, заняли иномарки.


Поселенцы. 1964
По инициативе страны Хрущев сделал ставку на развитие тяжелой промышленности.Постройки нужно перенести на восток, за Урал сотни тысяч людей, которым пришлось где-то селиться. Началось строительство панельных пятиэтажек, они будут называться «хрущевки». Размножаются по стране под названием Московский Черемушкинский район. Советский Союз выйдет на первое место в мире по количеству строящегося жилья. В поисках лучшей жизни выходцы из Центральной России целыми семьями едут в Сибирь. Если чемоданы, то за город.Если деревня, то все вещи помещаются в тюки, ящики, мешки. В деревнях чемоданов не было. На смену им пришли тяжелые и прочные стволы, которые передавались из поколения в поколение. Их оставали дома. Все невзгоды путешествия и проживания на новом месте легли на плечи женщин. Большинство мужчин не вернулись с войны.

Небольшая закуска и школьные новости. Москва. 1965 Только построено
Крупнейшая в Европе гостиница «Россия», рассчитанная на 5300 мест.Он предназначался для делегатов съездов партии — отсюда до Кремлевского дворца было совсем чуть-чуть. Для престижа буферной зоны столицы уничтожены памятники XV-XVIII веков. В 2007 году, 40 лет спустя, отель был разобран. Кто-то следующий строит амбиции?

Москва. 1969
Обнаружено. Ведь его тяжесть не чувствуется. И вроде тяжелый груз, и выражение на лицах приподнятого настроения.

Всадники. Дагестан. 1968

Экипаж «Трех богатырей».1980
Этот снимок я сделал в новой трехкомнатной квартире, куда переехала молодая семья московского журналиста. Так редакция наградила его сотрудницу за рождение тройни. Но за этим постановление правительства. Если в семье вырастают тройни, получают прибавку жилплощади. Бесплатно. Решение властей оказалось эффективным способом поощрения рождаемости. Опыт, который может пригодиться нам сегодня.

Государственные деятели приветствовали участников парада на Красной площади.

Boney M на Красной площади, 1978
Boney M — одна из первых групп Запада на дискотеке. Она приехала с гастролями в СССР и с удовольствием позировала мне на главной площади страны. Мой фоторепортаж о ее концертах в Москве был опубликован в немецком журнале «Штерн». Он принес агентству значительную сумму в валюте, а мне… угрозу партийного выговора «за пропаганду буржуазной культуры и нравственности». Только призыв Кремля положить конец этому абсурдному «делу» АПН.

Похороны Константина Черненко. Москва, 1985 г.

Очередь к Мавзолею, 1987 г.
В 1987 году я участвовал в международном проекте «Один день из жизни Советского Союза» и получил приказ убрать всех гадающих, что будет в назначенный день в Кремль. Я впервые это понял без помех. И Спасская башня, чтобы увидеть все наши национальные мумии. Мне показалось, что этот людской поток сам по себе часть архитектуры смотрел местности.

Косметическая чистка после парада, 1989

Перед молодежью стоял непростой выбор. 1993

Москва. 1993
Пожилые люди были готовы поддержать Ельцина, но разочаровавшись ненадолго, они возвращаются к своим бывшим кумирам.

Путин и Борис Ельцин. Москва. 2000
Новый премьер-министр Владимир Путин и бывший президент Борис Ельцин.

Современная женщина в русском костюме

Смог в Москве, 2010

День Победы на Красной площади, Москва

Марш миллион 15 сентября 2012, Москва

День

Московские пробки

Источник: bigpicture.RU

Благотворительность и спонсорство | Газпром экспорт

Церемония открытия выставки «Фотографии российских и советских лауреатов конкурса« Мировая пресс-фотография 1955 — 2010 »» и презентация альбома «Гран-при по России» состоялись 16 ноября. Мероприятия проходили в Московском выставочном центре «Рабочий и колхозница».

На выставке было представлено более 130 работ мастеров отечественной фотографии, победителей международного конкурса World Press Photo с 1955 по 2010 год.В таком интегрированном виде они представляют собой уникальную летопись жизни нашей Родины и нашей истории. В фотоальбоме освещены основные события и люди России за последние полвека: первое путешествие человека в космос, радикальные политические и экономические перемены конца 1990-х годов, знаменитые спортивные успехи, достижения в науке и культуре.

Выставка привлекла внимание многих известных российских фотографов. В церемонии открытия приняли участие такие известные мастера отечественной фотографии, как Виктор Ахломов, Юрий Абрамочкин, Сергей Васильев, Владимир Вяткин, Виктор Загуменнов, Виктория Ивлева, Вильгельм Михайловский и другие.Были также приглашены люди, запечатленные на фотографиях — видные российские политики и общественные деятели, представители культуры и искусства, космонавты, известные ученые и спортсмены.

Помимо вручения памятных дипломов авторам и фотографирования всех призеров, присутствующих на мероприятии, программа открытия включала презентацию уникального альбома «Гран-при фото», выпущенного культурным проектом «Русь пресс фото» при поддержке Газпром экспорт. В фотоальбом включены все выставочные работы, а также фотографии, получившие мировые признания, дипломы и специальные призы — всего 450 работ с авторскими комментариями к фотографиям, информацией об авторах и самом конкурсе.В альбоме подробно рассказывается об участии фотожурналистов Советского Союза и России в конкурсе и в жюри World Press Photo. Большинство работ впервые было представлено публике в авторской версии. Помимо неоспоримой художественной ценности, альбом будет энциклопедическим по размеру, поскольку это первая всеобъемлющая коллекция всех национальных победителей конкурса World Press Photo.


Видео:
World Press Photo открытие выставки советских и российских лауреатов в Москве (ТОЛЬКО РОССИЯ)

«Фоторепортажи» Юрия Абрамочкина в фотогалерее братьев Люмьер

Сегодня в фотогалерее имени братьев Люмьер представлена ​​выставка «Юрий Абрамочкин.Фоторепортажи. Представлены лучшие произведения мастера в авторской прессе, что позволяет оценить их не только как документ эпохи, но и как

Сегодня, 11 ноября, в фотогалерее имени братьев Люмьер представлена ​​презентация «Юрий Абрамочкин. Фоторепортажи».

Юрий Абрамочкин — один из самых ярких репортеров уходящей эпохи, блестящий публицист, чьи работы вошли в золотой фонд Советская фотожурналистика.Классика жанра — съемки на автозаводе в Тольятти, рыбаки на Байкале, оленеводы в Ямало-Ненецком округе … Среди абсолютных удач — съемки в новосибирском Академгородке. На выставке представлены лучшие мастера в авторской прессе, что позволяет оценить их не только как документ эпохи, но и как блестящее художественное высказывание.

Впервые попал в 1957 году в АПС (тогда еще Советское информационное бюро), куда привез фотографии с Московского фестиваля молодежи, отнес их на старый ФЕДОМ — подарок отцу, в котором Абрамочкин начал работать » Агентство печати Новости в 1961 году.Здесь он нашел своих учителей по профессии — фотохудожников старой школы Георгия Зельма, Михаила Озерска, Абрама Штеренберга, Якоба Берлинера …

На протяжении многих лет Юрий Абрамочкин путешествовал по Полфланте в качестве политического репортера, снимая лидеров. разных стран ХХ века: от Никиты Хрущева до Дмитрия Медведева, от Ричарда Никсона до королевы Елизаветы, от Фиделя Кастро до Ясира Арафата … Из всех стреляющих чиновники предпочитают, как он сам говорит, «промежуточные кадры»: «Самые удачные истории могут быть сняты после позирования для протокола, когда все начинают вести себя естественно.«Однако, когда смотришь на фото Абрамочкина, кажется, что люди не умеют вести себя по-другому. Даже когда он снимает двух легендарных самолетов — Туполева и Ильюшина — в костюмах, со звездами Героев Социалистического Труда, сидящими на ступеньки самолета он их убирает так, что видны и персонажи, и груз жизни, и масштаб личности, и возраст.

Вообще Абрамочкин хорош в портретах. Прежде всего потому, что он был интересуются людьми.Независимо от статуса, профессии и возраста. Однако одно предпочтение он все же имеет. Абрамочкин любит и умеет стрелять в детей. Никакой сахаристой сентиментальности, эмоций и лирической шепелявости. Но часто с юмором и сдержанной мужской теплотой. Два шедевра — «Экипаж» и «Школьный двор» — демонстрируют пределы, в которых решается тема.

«Я человек беспокойный, — сказал о себе Абрамочкин. — Сегодня меня интересует одно, завтра — другое ».Неудивительно, что он заявляет, что не любит специализироваться на фотожурналистике. «Думаю, самая интересная жанровая картина, — признается Юрий. — Поэтому мне кажется, что я предпочитаю живость момента. Проблема, на мой взгляд, в том, чтобы« поймать »наиболее характерное в данном случае время».

Среди множества наград, которыми по праву гордится Георгий Абрамочкин, — приз «Золотой глаз» Международного конкурса World Press Photo (1987) за снимок приземления Матиаса Руста на Красной площади. Как всегда, Абрамочкин «случайно» оказался в нужном месте в нужный момент. .Конечно, с камерой.

Его выставки, помимо России, проходят в Чехословакии, Венгрии, Голландии, Индии, Франции, Сирии и других странах.

Текущая выставка в Галерее имени братьев Люмьер продлится до 13 декабря.

Источник: lumiere.ru



Внимание! Все материалы сайта и база данных результатов аукционов ARTinvestment.RU, в том числе иллюстрированная справочная информация о произведениях, проданных на аукционах, предназначены для использования исключительно в информационных, научных, образовательных и культурных целях в соответствии со ст.1274 Гражданского кодекса. Использование в коммерческих целях или с нарушением правил, установленных Гражданским кодексом Российской Федерации, не допускается. ARTinvestment.RU не несет ответственности за содержание материалов, предоставленных третьими лицами. В случае нарушения прав третьих лиц, администрация сайта оставляет за собой право удалить их с сайта и из базы данных на основании заявления уполномоченного органа.

Возвращение права грубой силы — Валдайский клуб

В рамках своего XIV Ежегодного собрания Дискуссионный клуб «Валдай» проведет специальное заседание, посвященное 100-летию Русской революции.Борис Мартынов, заведующий кафедрой международных отношений и внешней политики России МГИМО, ответил на вопросы www.valdaiclub.com .

В целом, как изменились общества за 100 лет после Октябрьской революции?

Мы можем говорить об изменении «обществ» только в тесной связи с вопросом о том, изменилась ли природа человека — основа общественных отношений — за последние 100 лет.Материально-техническая база человеческой цивилизации коренным образом изменилась, достигнув за последние годы невероятных высот. Однако его духовная основа осталась на прежнем уровне. Историческое развитие не имеет линейного характера, как считалось ранее. Он повторяющийся, самовоспроизводящийся по своей природе. Поэтому в наши дни мы обречены на новые формально новые разработки, но повторяющиеся по содержанию. Мы часто забываем, что «все новое — это хорошо забытое старое.”

Как социалистический проект развивался за тот же период? Что ждет впереди?

Вся история человечества со времен фараонов пронизана попытками построить «Рай на Земле» в той или иной форме. Социалистический (коммунистический) проект в этом смысле является одним из самых ярких примеров. Люди всегда стремились к лучшему, и мало надежды на то, что они когда-нибудь перестанут это делать. Здесь важно соблюдать чувство меры, чтобы это стремление не кончилось, в конце концов, построением «ада».”

Как Октябрьская революция и ее последствия повлияли на систему международных отношений? Они все еще актуальны?

Революция стала трагедией для России и населяющих ее народов (см. Прогноз Дмитрия Менделеева на 1913 год). Однако он способствовал демократизации социальных сил во всем мире, росту самосознания и достижению независимости от колониальных империй, заставил сдержанность в лагере крупного капитала в пользу беднейших слоев (кейнсианство).Россия «принесла себя в жертву» на алтарь социального прогресса. Бесславный конец «социалистического эксперимента» сразу вызвал негативную реакцию: возвращение права грубой силы в мировой политике и неограниченного эгоизма в социальных и экономических отношениях. Опять же, крупный капитал, как и в начале ХХ века, не чувствует чувства меры.

Температурная и внешняя K + -зависимость электрического возбуждения в миоцитах желудочков тресковых рыб | Журнал экспериментальной биологии

Все эксперименты с миоцитами желудочков полярной трески и наваги проводились на борту «Картеш».Эксперименты с миоцитами налима проводились на кафедре экологических и биологических наук Университета Восточной Финляндии в Йоэнсуу. Записи токовых клещей целых клеток желудочковых AP были выполнены с использованием усилителя Axopatch 200B (Molecular Devices, Саратога, Калифорния, США) (полярная треска и навага) или усилителя Axopatch 1D (Molecular Devices) (налим). Программное обеспечение WinWCP (Университет Стратклайда, Великобритания) использовалось в установке Axopatch 200B; и программное обеспечение Clampex 9.2 (Molecular Devices) использовалось в установке Axopatch 1D для сбора данных.Автономный анализ записей был выполнен с использованием программного пакета Clampfit 10.4 (Molecular Devices).

В ходе экспериментов миоциты непрерывно переливали физиологическим раствором для наружного применения со скоростью 1,5–2 мл мин. –1 . Этот раствор содержал (ммоль л -1 ): 150 NaCl, 3 (или 5,4 или 8) KCl, 1,2 MgCl 2 , 1,8 CaCl 2 , 10 Hepes и 10 глюкозы, а pH доводили с помощью NaOH до 7. .6 при 15 ° C. Температуру внешнего раствора в записывающей камере регулировали на уровне 3, 9 или 15 ° C с помощью прибора Пельтье (CL-100, Warner Instruments, Хамден, Коннектикут, США; или HCC-100A, Даган, Миннесота, США). , и непрерывно записываются в один и тот же файл с электрофизиологическими данными. Этот температурный диапазон был выбран для покрытия пиковых температур, с которыми полярная треска может столкнуться в Северном Ледовитом океане в настоящее время и в будущем. Обратите внимание, что pH Hepes увеличивается по альфа-статистике на 0,014 единицы при понижении температуры на 1 ° C.Таким образом, pH экспериментального раствора составлял 7,68 и 7,77 при 9 и 3 ° C соответственно. Патч-пипетки были вытянуты (PIP6, Heka Instruments, Lambrecht, Германия; или PP-83, Narishige, Tokyo, Japan) из боросиликатного стекла (King Precision, Claremont, CA, USA) и имели сопротивление 2–3 МОм при заполнении внутренний солевой раствор (ммоль л -1 ): 140 KCl, 5 Na 2 АТФ, 1 MgCl 2 , 0,03 трис-GTP, 10 Hepes (pH доведен КОН до 7,2 при 15 ° C). Для получения гига-омного уплотнения патч-пипетку перемещали как можно ближе к ячейке, принимая во внимание раскачивание лодки в море, которое приводило к медленным регулярным движениям пипетки; затем пипетку производили отсасыванием.В случаях, когда всасывание приводило к начальному контакту между пипеткой и ячейкой, и сопротивление начинало возрастать, пипетку быстро поднимали вверх, поднимая ячейку со дна камеры. Это предотвратило дальнейшее нарушение записей в этой камере.

После получения гигагомного уплотнения мембрана под наконечником пипетки была разорвана коротким импульсом напряжения (zap), чтобы получить доступ к ячейке, переходные процессы, вызванные последовательным сопротивлением (4–8 МОм) и емкостью пипетки, были отменены, и определяли емкостный размер миоцитов желудочков.Емкость клеточной мембраны для каждого вида приведена в таблице 1. Чтобы вызвать AP, желудочковые миоциты стимулировали импульсами тока постоянной длительности (2 мс) и с возрастающей амплитудой. Начальная сила стимула составляла 200 пА, и ее увеличивали с шагом 20 пА до тех пор, пока не был вызван полный или нулевой АД.

Скандал, пьяница, бабник, герой? Пытаемся собрать воедино правду о Юрии Гагарине — RT World News

В 50-ю годовщину смерти Юрия Гагарина вместо того, чтобы пытаться вникнуть в непостижимые мелочи его последнего полета, была попытка понять, что на самом деле заставило первого человека в космосе совершить полет здесь, на Земле.

Гагарин умер в 34 года, прежде чем он успел пережить высадку на Луну, перестройку или падение Советского Союза, и прежде, чем он смог рассказать свою собственную историю. Практически все, что о нем известно, — это информация из вторых рук, окрашенная личными и официальными предубеждениями. Многое остается недоступным в архивах.

Но это делает человека, который, несомненно, когда-то был самой большой знаменитостью в мире, только еще более очаровательным.

1. Рассказы о детстве Гагарина в условиях нацистской оккупации, хотя и составленные его родственниками, читаются как гностические евангелия младенца Иисуса, причем избранность Юрия уже отмечена актами препубертатного героизма.Это может быть правдой, что он помог спасти одного брата и сестру, повешенного на дереве «как рождественское украшение» и еще одного, использованного немцами для «стрельбы по мишеням» , , при этом пытаясь саботировать жизнь стереотипно жестокого немца, который четвертовал в семейном доме — или это могло быть семейное предание, возведенное в советское пропагандистское мифотворчество.

2. В первом трехмерном отчете, опубликованном одноклассником, подросток Гагарин напивается духом из оставленной без присмотра цистерны, подглядывает за загорающей девушкой из своего класса и ходит на свидания под луной с другой.Описанный как необычно зрелый для своего возраста, он прирожденный лидер и моральный бунтарь, всегда готовый отбиваться от других банд кулаками и все еще имеющимся оружием в атмосфере кипящего послевоенного насилия.

3. В воспоминаниях его школы, металлургического техникума, а затем и академии пилотов Гагарин больше всего напоминает Макса Фишера из Рашмора — мальчика, который вступает во все клубы и использует любую возможность, даже неподходящую. Несмотря на рост 5 дюймов 2, он капитан баскетбольной команды, играет на трубе в оркестре, фотографирует … Последнее увлечение удваивается как ледокол с привлекательными девушками, большинству из которых нравится его смелость в том, чтобы сделать первый шаг (хотя и немногие находят его властным… и слишком коротким).Это «прыгающий мяч» , готовый преодолеть все препятствия, часто догоняя более привилегированных молодых людей за счет быстроты, силы воли и амбиций. Это хорошо согласуется с рассказами о Гагарине на протяжении всей его жизни.

4. Не всех привлекает энтузиазм бойскаутов, который делает Юрия любимцем учителя. С пятнадцати лет, когда он уезжает в Москву, большую часть следующего десятилетия он проводит в общежитиях, иногда по 30 человек в комнате. В своей летной школе в Оренбурге его назначают командиром кадетского отряда и ставят на него ответственность за время бодрствования, утреннюю зарядку и другие дисциплинарные процедуры своих сокурсников.Он — приверженец правил (и, возможно, снитч), и еще трое советуют ему не торопиться. Он не слушает, и это единственная драка, в которой он не выигрывает: посреди ночи три студента завертываются в полотенца и бьют Гагарина, который после этого неделями проводит в больнице. Трое мужчин исключены и приговорены к тюремному заключению за нападение.

5. Сначала он изо всех сил пытается посадить свой МиГ-15 и стоит на грани высылки, но ему позволено проявить себя после взлета в полете, за который он даже не подвергся санкциям.Он получил высшее образование и сейчас находится в Лапландии. Фактически, как и следовало ожидать от человека, который прошел через свой жизненный путь, Гагарин получает несколько подобных счастливых моментов — до определенного момента. МиГ-15 — это еще и самолет, в котором он погибнет.

6. Гагарин не просто смешной, он «всегда включен». Некоторых из 19 космонавтов-стажеров утомляет и раздражает непрекращающийся поток реплик, рассказов и розыгрышей, но он служит Гагарину во время научно-садистских тренировок.Он поет романтические хиты наблюдателям по одностороннему радио, когда несколько дней стоит на якоре в изоляторе. Гагарин тоже может быть обезоруживающе честным. Когда врачи вводят отравляющее вещество курсантам, чтобы проверить их реакцию, он первым осмеливается признать, что плохо себя чувствует, и на заключительном собеседовании признается, что не знает ответа на вопросы. Даже когда он пытается снискать расположение, оставаясь позади, чтобы попросить личного совета у своего начальства, его уловка настолько прозрачна и лишена злобы, что он производит впечатление бесхитростного.

7. Но Гагарин действительно лжет — о чрезвычайной ситуации, в которой его модуль входа в атмосферу не может быстро отделиться от служебного блока, из-за чего космонавт лихорадочно вращается с огромными перегрузками, думая, что он может умереть, хотя модули разваливаются. и траектория стабилизируется. Гагарин предлагает включить инцидент в свой отчет о полете, но советский космический царь Сергей Королев просит его не использовать номер «во благо программы», а заверяет космонавта, что неисправность будет изучена внутренними силами.Гагарин также поддерживает выдумку о том, что он приземлился в своей капсуле, а не с парашютом, который, как опасались Советы, мог привести к тому, что их космический полет не получил официального признания со стороны FAI, которая требовала, чтобы космический исследователь должен завершить путешествие на своем ремесло.

8. Сначала он прибегает к своим потрясающим социальным навыкам, чтобы отвечать на повторяющиеся, иногда бессмысленные, иногда политически нагруженные вопросы, которые ему задают во время его непрекращающихся поездок за границу, осторожно уклоняясь от ответов о космической программе или советской политике, которые он не имеет права давать. , хотя он и стал неофициальным (улыбающимся) лицом кремлевской дипломатии.Со временем он вырабатывает распорядок дня, вплетая в свою речь банальные космические метафоры — показанный ему алмаз напоминает ему Землю из космоса, а итальянская актриса Джина Лоллобриджида на «ярче, чем любая звезда, которую он там видел». Хотя, честно говоря, он настолько знаменит, что все, что он говорит, — это бонус, и толпы часто просто хотят прикоснуться, обнять или поцеловать его. Вернувшись в свой гостиничный номер, он пришивает пуговицы к своей униформе взамен оторванных, хотя по вечерам еще есть время, чтобы его иногда уносить на джазовый концерт или в кабаре.

9. Гагарин в своих заявлениях держится подальше от острых углов политики и пытается очеловечить клише, которые он произносит в своих речах, личным примером. Но он одновременно искренний коммунист и неизменно лояльный, позволяя использовать свое имя во всех советских целях, например, в осуждении всемирно известного советского поэта и внутреннего диссидента Евгения Евтушенко. Позже он пытается помириться с Евтушенко лично.

10. Он начинает «одеваться как денди» и водит единственный спортивный автомобиль Matra Djet во всей Москве, что делает его легкой мишенью для полицейских, которые затащили его поболтать.Он «перестает систематически заниматься» и к середине 1960-х годов набирает около 8 кг, при этом челюсти находятся ниже залысины. Его непосредственный начальник генерал Николай Каманин с разочарованием отмечает «рвение» , с которым Гагарин принимает предложения выпить, хотя так же часто ему не нужно приглашение. Каманин, всемирно известный герой войны, чьи авиационные подвиги намного превосходили подвиги его подопечных, является виртуальным сопровождающим для Гагарина и его преемника в космосе Германа Титова.После многих лет в бараках, где каждое решение принималось за них, его протеже сохраняют динамику озорных школьников-переростков во время каникул в Крыму в 1961 году, крадущихся от своего сурового хозяина, чтобы водить катер, рыбачить или устраивать вечеринки в местных ресторан.

11. Именно здесь, в Форосе, на излюбленном советской элите клочке крымского побережья, его проступки выходят за рамки сносного. Анна Афанасова — одна из медсестер санатория, где он коротает часы за игрой в бильярд и тайком за сигаретами.В отличие от других, она не испытывает страха перед космонавтом, что еще больше разжигает его желание ( «Никто не гонится за теми, кто хочет быть пойманным», он якобы говорит ей). В последний день Гагарин так напивается, что ложится спать днем, а вечером снова встает, чтобы возобновить кутеж. На пороге полуночи он сказал жене Валентине, что идет наверх, но вместо своей комнаты как-то нашел дорогу к Афанасовой. По ее собственным словам, Гагарин сказал ей, что пришел подарить ей подписанную фотографию, а затем схватил ее за руки и начал целовать.Именно в этот момент голос Валентины раздался по коридору и за дверью. Понимая, что этому нет простого объяснения, космонавт выпрыгивает прямо из окна и падает головой на бордюр. Валентина выбегает из комнаты и кричит, что ее муж мертв. Его нет, но серьезность травмы превышает тривиальные обстоятельства. Тяжелое сотрясение мозга, перелом глазницы и шрам, который выведет из равновесия его лицо на всю оставшуюся жизнь ( «Земля оставила свой след», он невозмутимо).

Для публики ложь, что он упал, неся свою маленькую дочь; для жены — рассказ о том, как он собирался напугать ее, выскочив из комнаты; а правда — никогда не будет известна никому, кроме тех, кто находится в этой комнате. Был ли этот инцидент типичным для Гагарина и было ли какое-либо отклонение от нормы отражением распада раннего брака под давлением новых искушений — это то, что никто из участников не соизволил прокомментировать.

12. Гагарин считает, что он снова полетит в космос, и не куда-нибудь, а на Луну.Он шутил о поездке туда со своими товарищами, когда он пилотировал свой первый самолет десять лет назад, еще до того, как появилась космическая программа, и детьми, что он «прилетел с Луны», когда люди спрашивали его, где он был. Он лоббирует финансирование, и колонизация Луны является предметом его докторской диссертации. Он читает книги великих авиаторов, просит пилотов самолетов, в которых он является пассажиром, взять на себя управление (они всегда разрешают ему), и требует — и, наконец, получает — его лицензию на полет снова. 27 марта 1968 года он садится на свой учебно-тренировочный самолет и выполняет стандартный испытательный полет под Москвой.Ни Гагарин, ни другие Советы не летят на Луну, и в декабре 1972 года Лунная программа СССР закрывается.

Игорь Огороднев, RT

ПОДРОБНЕЕ: RT знакомится с друзьями и семьей Гагарина, которые рассказывают более личную и нерассказанную историю о первом человеке, когда-либо побывавшем в космосе.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *