Женщины на фронте: На фронте и в тылу: женщины Великой Отечественной войны

Содержание

На фронте и в тылу: женщины Великой Отечественной войны

https://ria.ru/20200510/1569651745.html

На фронте и в тылу: женщины Великой Отечественной войны

На фронте и в тылу: женщины Великой Отечественной войны — РИА Новости, 10.05.2020

На фронте и в тылу: женщины Великой Отечественной войны

В годы Великой Отечественной войны многие женщины сражались наравне с мужчинами, а те, кто остался в тылу, работали на заводах за себя за ушедших на фронт… РИА Новости, 10.05.2020

2020-05-10T09:45

2020-05-10T09:45

2020-05-10T09:45

красная армия (ркка)

75 лет великой победы

великая отечественная война (1941-1945)

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn25.img.ria.ru/images/07e4/04/06/1569650455_0:202:2956:1865_1920x0_80_0_0_c6fad2c4c848916de9dc4f679b9b42c5.jpg

В годы Великой Отечественной войны многие женщины сражались наравне с мужчинами, а те, кто остался в тылу, работали на заводах за себя за ушедших на фронт мужей, вели хозяйство и растили детей. Летчицы, медсестры, снайперы, связистки — в фотоленте Ria.ru.

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2020

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn21.img.ria.ru/images/07e4/04/06/1569650455_227:0:2956:2047_1920x0_80_0_0_8cf3c8fe5068e74a3729bea57cfe2167.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected] ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

красная армия (ркка), великая отечественная война (1941-1945), фото

Новости : Центр культуры : АлтГТУ

С давних пор было принято, что война — удел мужчин. Дамы же должны сидеть дома, растить детей и блюсти очаг, ожидая возвращения мужа/отца/брата с полей сражений. В редких случаях, женскому полу было позволено заниматься уходом за ранеными и больными в лазаретах и больницах, куда свозили покалеченных и бессознательных бойцов.

Во время борьбы с германскими захватчиками СССР явил миру представительницу “слабого” пола совершенно другой формации — смелую, волевую, которой не страшна жаркая перестрелка на поле боя, могущую пойти под пули и снаряды ради выполнения поставленной цели и без тени сомнения готовой пожертвовать жизнью.

22-го июня в атакованном государстве была объявлена всеобщая мобилизация. Многие не дожидались представителей военкомата, а сразу шли в местные пункты сбора, чтобы на добровольной основе отправиться воевать. Львиное количество добровольцев составляла прекрасная половина человечества. Конституция не возбраняла службу в армии девушкам, но  принимать  их заявки не спешили военкоматы. Отбирали только самых крепких, волевых, целеустремленных. Оставляли слишком молодых и тех, у кого уже был ребенок, или они были единственными в семье. Сквозь сито отбора прошли только лучшие из лучших, которых потом направляли в самые различные виды войск.  

Нелегка служба, когда задача — спасти. Большинство военкоматов отправляли женщин в санчасти в качестве

санитарок, если у кого было медицинское образование — врачами и, что особо ценилось, хирургами. В качестве примера можно привести историю Марии Цукановой, которая приняла участие во  Второй мировой в конце её — в августе-сентябре 45-го года.  Многие привыкли считать, что СССР закончила воевать 9-го мая, но на самом деле отечественные войска продолжили вести бои против последнего оплота фашизма — императорской Японии. Во время высадки в прибрежный корейский город и боев за него, Мария спасла жизни более полусотни матросов, а потом, раненая, помогала сдерживать натиск японцев, встречая их автоматными очередями. Была захвачена в плен, где подверглась зверским пыткам, а потом была жестоко казнена. Указом Президиума Верховного Совета СССР посмертно присвоили звания 
Героя Советского Союза
. Всего среди женщин-медиков этой награды были удостоены 17 человек.

Убить с одного выстрела может только снайпер. Про женщин-снайперов ходили легенды, как среди оккупантов, так и среди сослуживцев. Про них снимали и снимают художественные и документальные фильмы, посвящают им книги. Наиболее известной можно назвать Людмилу Павличенко, которую немцы называли не иначе, как «Леди-смерть”. Имеет на личном счету 309 сражённых её пулей врагов!!! Работала одиночкой, выходя на самые опасные задания. Исчезала на несколько дней, а потом появлялась с отчетом об успешно уничтоженной группе противника.   Была настолько знаменита, что приглашалась на встречи с иностранными делегациями, где рьяно ратовала за то, чтобы общими усилиями  «как можно быстрей бить фашистскую заразу». Была удостоена 

звания Героя Советского Союза.

Стоит упомянуть Любовь Макарову, которая в 1943 году 19-ти летней девочкой попала на фронт. Несмотря на юный возраст, демонстрировала зрелость и выдержку взрослого человека. Вскоре командование начало поручать ей самые сложные и ответственные миссии, в ходе которых она отправила на тот свет 84-ре гитлеровца. Еще более впечатляющий результат принадлежит Елизавете Мироновой, которая сделала сто удачных попаданий в цель. К сожалению, девушке не удалось выйти из горнила боев живой — была ранена в перестрелке и умерла от перитонита в госпитале. Также стоят упоминания Настя Степанова  (40 метких попаданий), Татьяна Барамзина  (36), Анастасия Киселева (46 убитых, на момент первого удачного выстрела — 16 лет

!).

«Подпольные» бойцы  — по официальным подсчетам, женщин-партизан за 41−45 гг. набралось примерно 93.000 человек. Не всех, как говорилось выше, одобряли военкоматы, но если желание служить Родине было сильно, девушки тайком пробирались за линию фронта, в города и села, оккупированные немцами и там вступали в подполье. Многие становились партизанами на месте, когда враг приходил в родные дома. Сначала к ним относились с подозрением, но потом, когда по ходу дела они доказали свою профпригодность, их стали брать на самые опасные вылазки и диверсии. При попадании в плен, женщин пытали их наравне со всеми, без поблажек. Потом, как и всех партизан — вешали.

Тыл — фундамент фронта. С началом вторжения немцев до 90% мужского населения ушло бороться с агрессором. Заботиться о хозяйстве, выращивать сельхозпродукцию, работать за станками и верстаками на заводах по производству оружия — все это легло на женские плечи. И надо сказать, что с таким  тяжким бременем они справились достойно.

На полях, фабриках, предприятиях царил рабочий настрой, все было пропитано патриотизмом и верой в своих защитников. Никто не жаловался, не ныл, все просто делали свою работу. И делали ее хорошо.

Небесные орлицы — советские лётчицы!  Был даже создан отдельный авиационный полк, в котором  служили исключительно женщины. О нём — в следующем выпуске  мы напишем подробно!

Хрупкие и бронированные  — пусть и мало (всего 20 человек!), но  были и женщины — танкистки, участвовавшие в битве Курской дуге,  под Сталинградом, дошедшие и до Берлина.

Основа основ — множество солдат — пехотинцев были женщинами. Выполняли свои обязанности без поблажек, демонстрировали ретивость и исполнительность. Участвовали во всех значимых операциях на территории Украины и Европы.

Как видим, даже на первый, совсем не профессиональный, а чисто человеческий взгляд — вклад  советских женщин в победу во Второй мировой войне невозможно переоценить.  Тяжелая ноша, которую на них взвалила война, не сломала их, а только закалила.  За что им низкий поклон и глубокая благодарность от всех нас — ныне живущих и здравствующих! 

 

Могилы с ромашками. Как женщины жили и умирали на войне: историческая правда России от РВИО

Не так давно российские СМИ оживленно писали о том, что Краснодарское высшее военное авиационное училище начало принимать заявления от девушек. В приемную комиссию сразу же хлынули десятки желающих сесть за штурвал боевого самолета.

В мирное время девушки, которые осваивают военные специальности, представляются нам чем-то экзотическим. Но когда над страной нависает угроза войны, представительницы прекрасного пола зачастую обнаруживают удивительную храбрость и стойкость, ни в чем не уступая мужчинам. Так было в годы Великой Отечественной войны, когда женщины наравне с мужчинами сражались на фронте. Они осваивали самые разные военные профессии и несли воинскую службу в качестве медсестер, летчиц, саперов, разведчиц и даже снайперов.

В тяжелых военных условиях молодые девчонки, многие из которых были вчерашними школьницами, совершали подвиги и гибли за Отечество. При этом они даже в окопах продолжали хранить женственность, проявляя ее в быту и трепетной заботе о товарищах.

Мало наших современников способны представить себе, через что пришлось пройти советским женщинам в годы войны. Уже мало и их самих – тех, кто выжил и сумел донести драгоценные воспоминания до потомков.

Одной из хранительниц этих воспоминаний является наша коллега, главный специалист научного отдела РВИО, кандидат исторических наук Виктория Петракова. Она посвятила свой научный труд теме женщин на войне, тема ее исследования – советские девушки-снайперы.

О тяготах, которые выпали на долю этих героинь (с некоторыми из них Виктории посчастливилось общаться лично), она рассказала «Истории.РФ».

«Парашюты выкладывали, чтобы взять на борт бомбы»

– Виктория, я понимаю, что тема женщин на фронте очень обширна, поэтому давайте подробнее остановимся на Великой Отечественной войне.

– Массовое участие советских женщин в Великой Отечественной войне – это беспрецедентное явление в мировой истории.

Ни у нацистской Германии, ни у стран-союзников такого количества женщин в войне не участвовало, и, более того, за рубежом женщины не осваивали боевые специальности. У нас же они были летчицами, снайперами, танкистами, саперами, минерами…

– Российские женщины начали воевать только в 1941 году? Почему их стали брать в армию?

– Это происходило по мере появления новых военно-учетных специальностей, развития техники, вовлечения в боевые действия большого количества людских ресурсов. Женщин призывали, чтобы высвобождать мужчин для ведения более тяжелых военных действий. Наши женщины находились на полях сражений и во время Крымской войны, и в Первую мировую, и в Гражданскую войну.

– Известно ли, сколько женщин в Советском Союзе воевало в годы Великой Отечественной войны?

Историки до сих пор не установили точную цифру. В различных работах называется количество от 800 тысяч до 1 миллиона. В годы войны эти женщины освоили более 20 военных профессий.

– Много ли среди них было девушек-летчиц?

Что касается летчиц, то у нас было три женских авиационных полка. Указ об их создании вышел 8 октября 1941 года. Это произошло благодаря известной летчице Марине Михайловне Расковой, которая уже на тот момент была Героем Советского Союза и обратилась непосредственно к Сталину с таким предложением. Девушки активно шли в авиацию, ведь тогда было много различных аэроклубов. Тем более в сентябре 1938 года Полина Осипенко, Валентина Гризодубова и Марина Раскова совершили беспересадочный перелет Москва – Дальний Восток длительностью более 26 часов. За выполнение этого перелета они были удостоены звания «Герой Советского Союза». Они стали первыми женщинами – Героями Советского Союза до войны, а во время войны первой стала Зоя Космодемьянская. Таким образом, история женщин в авиации в годы войны приобрела совершенно новое звучание. Как я уже говорила, у нас было три авиационных полка: 586-, 587- и 588-й. 588-й впоследствии (в феврале 1943 года) был переименован в 46-й Гвардейский Таманский полк. Летчиц именно этого полка немцы прозвали «Ночными ведьмами».

– Кого из военных летчиц того времени вы могли бы особо выделить?

Среди женщин, пилотировавших истребители, одна из самых известных – это Лидия (Лилия) Литвяк, которую назвали «Белая лилия Сталинграда». Она вошла в историю как самая результативная женщина-истребитель: на ее счету было 16 побед – 12 личных и 4 групповых. Лидия начала свой боевой путь в небе над Саратовом, затем защищала небо Сталинграда в тяжелейшие сентябрьские дни 1942 года. Она погибла 1 августа 1943 года – не вернулась с боевого задания. Причем, интересно: у нее была боевая подруга, которая рассказывала о том, что Лидия говорила, что самым страшным для нее было бы пропасть без вести, потому что тогда память о ней была бы стерта. Собственно, так и получилось. И только в начале 1970-х годов в Донецкой области поисковые отряды нашли братское захоронение, в котором и обнаружили девушку. Изучив останки и сопоставив документы, установили, что это именно Лидия Литвяк. В 1990 году ей было присвоено звание Героя Советского Союза.

В уже упоминавшемся 46-м женском авиационном полку было очень много тех, кому это звание присвоили посмертно. Летчицы, когда ночью уходили на боевое задание, иногда выкладывали парашюты. А самолеты, на которых они летали, были практически фанерными. То есть, если в них попадали снаряды, самолеты мгновенно воспламенялись, а катапультироваться летчицы уже не могли.

– Почему они не брали с собой парашюты?

Чтобы взять на борт больше бомб. Несмотря на то, что самолет легко мог загореться, преимущество его состояло в том, что он был тихоходным. Это позволяло незаметно подлетать к позициям противника, что повышало точность бомбометания. Но если снаряд все-таки попадал в самолет, очень многие сгорали заживо в пикирующих к земле бомбардировщиках.

«Мужчины плакали, видя, как гибнут девчонки»

– Известно ли, какой процент советских женщин смог дожить до конца войны?

– Это очень сложно установить, если учитывать не вполне упорядоченную мобилизационную политику руководства в отношении женщин в годы войны. Статистики по потерям среди женщин вообще не существует! В книге Г. Ф. Кривошеева (Григорий Федотович Кривошеев – советский и российский военный историк, автор нескольких трудов о военных потерях Вооруженных Сил СССР – Прим. ред.), которая является самым известным на сегодняшний день исследованием, где содержатся максимально точные данные о потерях, сказано о том, что женщин включали в общее число потерь – разграничений по полу не было. Поэтому число женщин, погибших во время Великой Отечественной войны, до сих пор неизвестно.

– Как женщины справлялись с бытовыми трудностями на войне? Ведь здесь от них требовалась не только моральная, но и физическая выносливость.

Женское здоровье на фронте было практически атрофировано, организм постоянно был в состоянии мобилизации – и психически, и физиологически. Понятно, что после войны люди «оттаивали» и приходили в себя, но на войне просто не могло быть по-другому. Человеку нужно было выживать, нужно было выполнять боевое задание. Условия были очень экстремальными. К тому же женщины попадали в смешанные подразделения. Представьте себе: пехота идет десятки километров – было сложно решить какие-то бытовые моменты, когда вокруг одни мужчины. Кроме того, не все женщины подлежали мобилизации. На войну не брали тех, у кого были маленькие дети, пожилые родители на иждивении. Потому что военное руководство понимало, что все связанные с этим переживания могут впоследствии сказаться на психологическом состоянии на фронте.

– Что требовалось, чтобы пройти этот отбор?

– Необходимо было иметь минимальное образование и обладать очень хорошим физическим состоянием. Снайперами могли стать только те, у кого было отличное зрение. Кстати, на фронт брали много сибирячек – это были очень крепкие девчонки. В том числе внимательно относились к психологическому состоянию человека. Мы не можем не вспомнить про Зою Космодемьянскую, которая в тяжелейшие дни Московской битвы стала разведчицей-диверсантом. К сожалению, в настоящее время появляются различные негативные высказывания, которые оскорбляют память об этой девушке, обесценивают ее подвиг. Люди почему-то не пытаются отдать себе отчет в том, что она поступала в разведывательно-диверсионную часть, куда, естественно, не брали с отклонениями в психике. Чтобы служить там, необходимо было пройти медкомиссию, получить различные справки и так далее. Этой частью командовал майор, герой испанской войны, легендарный Артур Спрогис. Он явно бы увидел какие-то отклонения. Поэтому уже один тот факт, что ее зачислили в эту часть и она стала разведчицей-диверсантом, говорит о том, что человек был психически устойчивым.

– Как мужчины относились к женщинам-военным? Воспринимали ли их как равных боевых товарищей?

– Это все складывалось очень интересно. Например, когда девушки-снайперы приезжали на фронт, мужчины относились к ним с иронией и недоверием: «Девчонок привезли!» А когда пошли первые контрольные стрельбы и эти девочки выбивали все мишени, уважение к ним, конечно, возрастало. Естественно, их берегли, снайперов даже называли «стеклышки». К ним относились по-отечески. Очень трогательную историю мне рассказала снайпер Клавдия Ефремовна Калугина. У нее было три снайперские пары, и всех звали Машами. Все трое погибли. Ее первая снайперская пара, Маша Чигвинцева, погибла летом 1944 года. Тогда шла операция «Багратион» – освобождали Белоруссию. Маша шевельнулась, и, видимо, оптика сбликовала на солнце. Немецкий снайпер выстрелил и попал ей чуть ниже правого глаза, навылет. Маша упала замертво. Клавдия Ефремовна рассказывала, что в тот момент она заголосила на всю линию обороны. На ее плач из землянки выбежали солдаты, пытались ее успокоить: «Не плачь, немец услышит, откроет минометный огонь!» Но ничего не действовало. Это и понятно: ведь со снайперской парой ты делишь кров, еду, секреты, это твой самый близкий человек. Ее похоронили летом в поле, где было много полевых цветов: могилу украсили ромашками и колокольчиками. Хоронить Машу пришли все, вплоть до командиров подразделений. А ведь это был уже 1944 год, и мужчины перевидали очень много смертей и крови. Но все равно на похоронах Маши все плакали. Когда ее опускали в землю, командир сказал: «Спи спокойно, дорогая Маруся». И все мужчины плакали, видя, как гибнут молодые девчонки.

«Когда они возвращались, звучали всякие неприятные вещи»

– А в каких войсках женщинам было служить опаснее всего?

В 1943 году на Ленинградском фронте было проведено исследование о травматизме среди женщин различных военных профессий. Наиболее высок он был, естественно, в военно-медицинской службе – медсестры под пулями и осколками вытаскивали раненых с поля боя. Очень частыми были ранения у связистов, минеров. Если говорить о снайперах, то травматизм этой военной профессии, при всей ее опасности и сложности, был относительно невысок.

– Среди снайперов было много женщин? Как их обучали?

В Советском Союзе действовала единственная не только в нашей стране, но и во всем мире женская снайперская школа. В ноябре 1942 года при Центральной школе инструкторов снайперского дела (мужской) были созданы женские снайперские курсы. Потом, в мае 1943 года, появилась Центральная женская школа снайперской подготовки, она просуществовала до мая 1945 года. Эта школа выпустила около двух тысяч курсантов-девушек. Из них потери – 185 человек, то есть 10 процентов от общего числа. Снайперов, во-первых, берегли, в атаку не пускали: они должны были воевать только в обороне. Снайперы в основном гибли во время выполнения боевого задания. Это могло произойти по случайной неосторожности: во время снайперских дуэлей (когда оптический прицел бликовал на солнце, немецкий снайпер делал выстрел, и, соответственно, снайпер с противоположной стороны погибал) либо под минометным огнем.

– Что стало с этими героинями после окончания войны?

– Их судьбы складывались по-разному. Вообще, тема послевоенной реабилитации женщин-военнослужащих очень сложная. Память о женском подвиге в годы войны очень долгое время была предана забвению. Даже сами бабушки-ветераны рассказывали, как стеснялись говорить о том, что воевали. Это было сформировано негативным отношением в обществе, которое опиралось на разные истории про «походно-полевых жен». Это почему-то отбрасывало тень на всех женщин, которые воевали. Когда они возвращались, к сожалению, в их адрес могли звучать всякие неприятные вещи. Но я с ними общалась и знаю, чего им стоили фронтовые будни и боевая работа. Ведь очень многие возвращались с проблемами со здоровьем, не могли потом иметь детей. Взять тех же снайперов: они по двое суток лежали на снегу, получали челюстно-лицевые ранения… Эти женщины вынесли очень многое.

– Неужели не было военных романов со счастливым концом?

– Были счастливые случаи, когда в условиях войны рождалась любовь, потом люди женились. Были печальные истории, когда кто-то из влюбленных погибал. Но все равно, как правило, истории тех же «походно-полевых жен» – это в первую очередь искалеченные женские судьбы. И нет у нас морального права судить и тем более осуждать. Хотя уже в наши дни кто-то, не имея, видимо, уважения к памяти, выдергивает только отдельные сюжеты из многогранной истории войны, превращая их в «жареные» факты. И от этого очень горько. Когда женщина возвращалась с войны, процесс привыкания к мирной жизни занимал долгое время. Нужно было осваивать мирные профессии. Работали в совершенно разных сферах: в музеях, на заводах, кто-то был бухгалтером, были и те, кто шел преподавать теорию в высшие военные училища. Люди возвращались психологически поломанными, очень сложно было выстраивать личную жизнь.

«Не все могли сделать первый выстрел»

– Все-таки женщины – нежные и чуткие существа, их достаточно сложно ассоциировать с войной, убийствами… Те девушки, которые шли на фронт, какими они были?

– В одной из моих статей изложена история Лидии Яковлевны Андерман. Она была снайпером, кавалером ордена Славы; к сожалению, ее уже нет в живых. Она рассказывала, что после войны ей очень долгое время снился первый убитый немец. В школе будущих снайперов учили стрелять исключительно по мишеням, а на фронте им пришлось столкнуться с живыми людьми. Вследствие того, что расстояние могло быть небольшим и оптический прицел приближал цель в 3,5 раза, зачастую можно было разглядеть обмундирование противника, очертания его лица. Лидия Яковлевна потом вспоминала: «Я в прицел видела, что у него рыжая борода, какие-то рыжие волосы». Он еще долго ей снился даже после войны. Но сразу сделать выстрел получалось не у всех: естественная жалость и качества, свойственные женской природе, давали о себе знать при выполнении боевого задания. Конечно, женщины понимали, что перед ними враг, но все равно это был живой человек.

– Как же они пересиливали себя?

– Гибель боевых товарищей, осознание того, что враг творит на родной земле, трагические известия из дома – все это неизбежно оказывало влияние на женскую психику. И в такой ситуации вопрос о том, надо ли идти и выполнять свое боевое задание, не вставал: «…Я должна взять оружие в руки и мстить сама. Я уже знала, что у меня никого из родных не осталось. Моей мамы нет…» – вспоминала одна из снайперов. Повсеместно на фронтах женщины-снайперы начали появляться в 1943 году. На тот момент уже не первый год длилась блокада Ленинграда, сжигались села и деревни Белоруссии, у многих погибли близкие и боевые товарищи. Всем было ясно, что нам принес враг. Иногда спрашивают: «Чем нужно было обладать, чтобы быть снайпером? Может, это была какая-то предрасположенность характера, врожденная жестокость?» Конечно, нет. Когда задаешься такими вопросами, необходимо постараться «погрузиться» в психологию человека, который жил в военное время. Потому что они были такими же обычными девчонками! Как и все, мечтали о замужестве, обустраивали скромный военный быт, следили за собой. Просто война явилась очень мобилизующим фактором для психики.

– Вы говорили, что память о женском подвиге на долгие годы оказалась забытой. Что изменилось со временем?

– Первые именно исследовательские работы об участии женщин в Великой Отечественной войне начали появляться только в 1960-е годы. Сейчас, слава Богу, об этом пишут и диссертации, и монографии. Женский подвиг сейчас уже, безусловно, утвердился в общественном сознании. Но, к сожалению, немного поздновато, потому что очень многие из них этого уже не видят. И многие, может быть, умирали забытыми, так и не узнав, что о них кто-то написал. Вообще, для изучения психологии человека на войне просто бесценными являются источники личного происхождения: воспоминания, мемуары, интервью ветеранов. Ведь они рассказывают о таких вещах, которых не найти ни в одном архивном документе. Понятно, что войну нельзя идеализировать, это были не только подвиги – было и грязно, и страшно. Но когда мы пишем или говорим об этом, нужно всегда быть максимально корректными, бережными к памяти о тех людях. Ни в коем случае нельзя навешивать ярлыки, потому что мы не знаем даже тысячной доли того, что там было на самом деле. Много судеб было поломано, исковеркано. И многие ветераны, вопреки всему тому, что пришлось им пережить, сохранили до конца своих дней ясный взгляд, чувство юмора, оптимизм. Нам самим многому учиться у них. И главное – всегда помнить о них с огромным уважением и благодарностью.

Из учительниц — в разведчицы. Истории женщин-героинь ВОВ | ОБЩЕСТВО:Люди | ОБЩЕСТВО

С 2016 года в Воронеже работает проект «Синий платочек». Его основным направлением стало сохранение исторической памяти о подвиге женщин в годы Великой Отечественной войны – на полях сражений и в тылу.

«На какой-то из встреч меня поразил рассказ одной из участниц войны. Она сказала о том, что в армии мужчины погибали, испытывали тяжелейшие страдания, но их хотя бы кормили, они знали, что будет котел и у них будет еда. А вот женщины, оставшиеся в тылу, должны были прокормить себя и детей, которых было немало. Это было очень тяжело. Именно с таких историй и началась акция «Синий платочек», — рассказала кандидат исторических наук, заведующая музеем истории Воронежского педуниверситета Татьяна Чернобоева.

Многие годы Татьяна Чернобоева собирает истории о женских военных подвигах. Несколькими из них она поделилась.

Невеста разведчика

Одной из первых Татьяна Чернобоева рассказала историю разведчицы Валентины Довгер.

«Ко мне из Мурманска приехал человек — Сергей Шибанов — и рассказывал, как он в юности прочитал про разведчика Николая Кузнецова и впечатлился этой историей. Всю свою жизнь Сергей посвятил тому, чтобы по крупицам собрать историю, связанную с разведчиком Николаем Кузнецовым. А Валентина Довгер была его боевой соратницей и, по легенде, невестой. Разведчик Кузнецов был вхож во все кабинеты немецкого руководства. Он выправлял документы для свадьбы с Валентиной. Но так случилось, что Николай погиб, а Валентина прошла весь военный путь, побывала во многих лагерях и потом местом своего жительства выбрала Воронеж».

Дом, в котором жила разведчица, находится в центре Воронежа. Сейчас на нем можно увидеть мемориальную доску, посвященную Валентине Довгер. Ее сын учился в школе №1, где преподавала Маргарита Зацепина – кандидат филологических наук, которая работала и в школе, и в педагогическом университете. Зацепиной принадлежит идея создания поискового клуба «Красная Гвоздика», который существует и поныне. Его первым почетным председателем стала Валентина Довгер.

Воронежские учительницы

«Когда преподавателям пришлось спешно эвакуироваться из Воронежа, они за одну ночь со второго на третье июля закопали материальные ценности вуза под нынешнее здание педуниверситета — оно тогда еще строилось. Что не успели закопать, то сами сожгли. Так был уничтожен наш довоенный архив. На две подводы, которые были выделены пединституту, положили небольшой запас продуктов, сейф с документами, а преподаватели пешком вышли из Воронежа. Они шли десять дней и только потом получилось сесть на проходящий поезд и доехать до Уржума Кировской области. Но Ольга Ивановна Лепинь — завкафедрой английского языка — тогда была очень больна и не могла идти десять дней. Так они с сестрой Александрой Ивановной оказались на оккупированной фашистами территории», — рассказала Татьяна Чернобоева.

Когда немцы заняли центральную часть Воронежа, они выгнали из города все население. В результате сестры Лепинь оказались в деревне по Киевом, где поселились в небольшой избе. При помощи самодельного радиоприемника женщины стали слушать немецкое радио и передавать партизанам важную информацию. Но кто-то из местных жителей выдал сестер. После страшных пыток сестер Лепинь повесили.

Долгие годы о них ничего не знали. Но Валентина Довгер вместе со студентами начала поиски, которые увенчались успехом. В селе Звонковом под Киевом им удалось отыскать могилу «воронежских учительниц» — так сестер Лепинь называли местные жители.

«Предатель» и особо отличившийся агент

Еще одна трагичная история произошла с другой преподавательницей – Евой Павловной Никитиной.

Она работала завкафедрой немецкого языка Воронежского госуниверситета. Вместе с сестрами Лепинь приехала в Воронеж и не смогла покинуть город – у Евы Павловны был болен отец. Но она получила задание – войти в близкие служебные отношения с фашистской администрацией, установить связь с подпольем и как можно больше собрать сведений о том, что происходило в Воронеже. Свое задание Ева Павловна выполнила до конца.

Еве Никитиной был присвоен псевдоним «Хорват». Впоследствии вместе с гестапо она переехала в Курск. Там в НКВД поступило донесение о том, что Никитина сотрудничает с фашистами. Её арестовали как предателя. Она скончалась в тюрьме от туберкулеза.

Только спустя много лет было установлено что «предатель» Ева Никитина и особо отличившийся агент по доставке информации Хорват — одно и то же лицо.

Первые курсы по подготовке госпитальных сестер

Татьяна Александровна Дементьева всегда мечтала быть учительницей, но учиться она хотела в самом лучшем вузе страны. Ей удалось поступить в Московский педагогический институт, где она закончила два курса. Потом началась война.

Татьяна Дементьева как староста группы пошла в близлежащую поликлинику в Москве с требованием научить студенток ее группы быть медсестрами. Так, по ее инициативе были организованы первые в стране курсы по подготовке медсестер. Сохранился документ, который подтверждает, что за три месяца девочки были обучены работать госпитальными сестрами. Сама Татьяна окончила эти курсы с отличием и всю войну проработала в госпитале. А после победы приехала в Россошь и заочно поступила на филологический факультет в Воронежский педагогический университет.

После войны Татьяна Дементьева не только работала учительницей, но и преподавала в школе рабочей молодежи, где учила грамоте бывших фронтовиков. Там она встретила своего будущего мужа.

Бутыль со спиртом для библиотекаря

Девушкам и женщинам в годы войны приходилось выполнять неимоверно сложные задания. Так, Ольга Васильевна Журавская возглавляла областную комиссию по расследованию фашистских злодеяний в лечебнице «Орловке» в Липецкой области, где фашистами были замучены 720 человек.

Она была библиотекарем и идеально подошла для такой работы — искали человека, который бы грамотно составлял акты фашистских злодеяний.

«Когда я приехала на эксгумацию трупов в «Орловку», мне дали десять девушек и бутыль со спиртом. Я не поняла, для чего это, я не пьющая. Но когда мы увидели эти раскопанные ямы с жертвами, мне стало понятно, зачем нужна бутыль. К утру все мои девушки разбежались. Это было неимоверное психическое напряжение. Работа заключалась в том, чтобы эти черепа с дырами в затылках посчитать, сфотографировать, чтобы это стало документальным подтверждением того, что здесь происходило. На следующий день прислали 32 женщины из подразделения противовоздушной обороны. И уже с ними мы эту работу сделали», — вспоминает Татьяна Чернобоева слова Ольги Васильевны.

После войны Ольга Журавская вышла замуж за офицера Красной армии, которого звали Василий Шуйский, и прожила с ним 40 лет. Сын ее погиб на фронте. К сожалению, она не дожила до своего столетия несколько недель.

Подвиги на войне и в мирной жизни

Заведующая кафедрой физической культуры Воронежского педагогического института Зоя Тимофеевна Кубланова на фронте была инструктором по рукопашному бою. Всю блокаду Ленинграда служила в военных госпиталях № 992 и № 928, расположенных на территории города, награждена медалью «За оборону Ленинграда».

В декабре 2019 года ей исполнилось 100 лет.

«Зоя Тимофеевна живет рядом с областной детской больницей и много лет приходила туда и бесплатно занималась лечебной физкультурой с детьми, которым требовалось быстрее встать на ноги. Это еще один трудовой подвиг Зои Тимофеевны», — рассказала Татьяна Чернобоева.

В мае 1945 года в Польше Зоя Кубланова, пройдя всю войну от начала до конца, написала стихотворение:

«Страна моя, как я люблю тебя!

Твои леса, твои долины

И крепко хочется обнять,

Как обнимаем мы любимых».

Женщины на фронте. Коллекция документов Клуба «Боевые подруги» — информационный ресурс изучения вклада советских женщин в Победу в Великой Отечественной войне

 

В мае 2000 года ушла из жизни Мария Федоровна Лобырина, одна из организаторов Клуба «Боевые подруги» в Челябинске и долгие годы возглавлявшая его. Для меня она олицетворяла образ женщины на войне, пришедшей из уютного мира «в блиндажи сырые, в грязную теплушку, в эшелон пехоты, в санитарный взвод».  Я не раз встречалась с Марией Федоровной, писала на страницах газет о ней и о других женщинах Клуба «Боевые подруги». Они мне были близки по духу. Уже будучи сотрудником Объединенного государственного архива Челябинской области, мне пришлось повстречаться с документальным наследием Клуба «Боевые подруги», которое временно находилось в школе № 153. В апреле 2015 года завуч этой школы Татьяна Александровна Зырянова сообщила, что в их школьный музей из Дома офицеров поступили коробки с материалами Клуба «Боевые подруги», хранить все это негде, хотим передать в архив. Так мы получили документы женщин – участниц Великой Отечественной войны. Архивисты обработали и систематизировали их и образовали коллекцию документов Клуба «Боевые подруги» (Ф. Р-1903).

В результате обработки составлены три описи дел постоянного хранения. В 1-ю опись вошли материалы о создании и деятельности Клуба «Боевые подруги», материалы периодической печати о работе Клуба по воспитанию гражданственности и патриотизма у молодежи; в раздел «Документы учета Клуба» включены журналы учета списочного состава членов Клуба за разные годы, перечни учета социальной помощи членам Клуба, списки по различным направлениям деятельности организации; в раздел «Анкеты членов Клуба «Боевые подруги» помещены журналы с рукописными списками женщин-фронтовиков с указанием персональных сведений, названий фронтов, частей, званий, наград и т. п. членов Клуба по районам Челябинска; в раздел «Личные документы членов Клуба» вошли красноармейские книжки, Благодарности Верховного Главнокомандующего, книжки доноров, различные справки; раздел «Автобиографии членов Клуба» включает рукописные автобиографии ветеранов войны в алфавитном порядке. В описи № 1 имеется значительный раздел воспоминаний членов Клуба «Боевые подруги» о ратном труде и боевом пути. В описи № 2 и 3 вошли фотографии (черно-белые и цветные) членов Клуба военных лет, фотографии мероприятий с участием женщин – ветеранов войны, а также их фото, сделанные в послевоенные годы.

Не скрою, при обнаружении этих документов я удивилась и в то же время очень обрадовалась, что члены Клуба «Фронтовые подруги» не только вели большую патриотическую деятельность, о которой я хорошо знала, но и огромную скрупулезную исследовательскую работу по выявлению участниц Великой Отечественной войны, проживавших в Челябинской области, составляли анкеты, записывали истории их судеб, просили их самих написать автобиографии, отразив в них ратный путь. Эти материалы поистине бесценны, ведь сейчас мало наших современников способны представить себе, через что пришлось пройти советским женщинам в годы войны, на фронте. Историки до сих пор не установили точную цифру женщин – участниц Великой Отечественной войны. В различных работах называется количество от 800 тысяч до 1 миллиона. В годы войны эти женщины освоили более 20 военных профессий. Организаторы клуба «Боевые подруги» с 1975 года выявили только в Челябинске около 1000 участниц Великой Отечественной войны. Среди них тоже были представительницы различных военных специальностей: снайперы, саперы, минометчики, шоферы, регулировщики движения, медработники, бойцы ПВО, летчики, разведчики, переводчики и др. Так что коллекция документов клуба «Боевые подруги» представляет огромную ценность и безусловный интерес для исследователей темы женщины на войне.

В коллекции нет документов, мимо которых можно пройти, просто перелистав страницы. Здесь все ценно, начиная от анкетных данных и заканчивая воспоминаниями женщин. Это не пафосные страницы о войне, а очень скупые строчки документальных повествований. Конечно, не все воспоминания яркие по содержанию и стилю: женщины умели воевать, а рассказать об этом у них не всегда получалось. Но и из скупых фраз можно представить картину военных действий, в которых принимали участие эти женщины. Для меня же эта коллекция открыла много неизвестного об известных челябинках, помогла увидеть потенциал женской силы духа, поразила всеобщим подвигом совсем еще юных девушек, которые жертвовали своими жизнями во имя Родины.

В фонде имеется рукописная книга по истории самой организации Клуба «Боевые подруги». Из нее можно узнать, что в 1975 году, накануне Дня Победы, для женщин – участниц Великой Отечественной войны организовали вечер памяти «Со слезами на глазах». Ветераны встретились, вспомнили боевую юность и решили создать свой Клуб «Боевые подруги». Инициатором этого дела выступила Мария Ивановна Бабинцева, на тот момент директор городского парка культуры и отдыха им.  Гагарина, а до этого она работала в партийных органах Челябинска. Организационный процесс шел до октября 1975 года. 23 октября состоялось оргсобрание. Первым председателем клуба выбрали Марию Федоровну Лобырину[1]. Позднее совет Клуба возглавляли А. М. Нигматулина (1981-1989), Л. А. Федорова (1989-1991), Е. А. Вареник (1991-1997), М. Ф. Лобырина (1997-2000). С июня 2000 года председателем совета была Н.  В. Павлова.

Отмечу, что в начале и в середине 1970-х годов такие организации женщин-фронтовиков возникали повсюду по стране. Почему именно в 1970-е годы женщины – ветераны войны стали объединяться? Во-первых, долгие 20 послевоенных лет о ветеранах войны на высоком уровне практически не вспоминали. А память о женском подвиге в годы войны вообще была предана забвению. Многие из фронтовичек рассказывали мне, что после войны стеснялись говорить о том, что прошли фронт, опасались, что кто-нибудь кинет им вслед обидное слово про походно-полевую жену. Даже порой своим мужьям не говорили, что воевали. К 1970-м годам они вырастили детей, стали бабушками, поменялось отношение к ветеранам войны, особенно к женщинам: их стали чтить, развернулась большая военно-патриотическая деятельность, были созданы ветеранские организации. Вот и челябинские фронтовички организовали свой Клуб, чтобы совместно решать социальные вопросы, проводить патриотическую работу среди населения, скрашивать свой досуг.

Начну обзор фонда Р-1903 с анкет ветеранов. Проанализировав более трехсот анкет членов Клуба, можно сделать вывод, что большинство девушек и женщин были на фронте связистами-телефонистами и медработниками. Так, связистами служили: Абатурина Тамара Михайловна, 1921 года рождения, до войны трудилась в Челябинске на Центральном телеграфе, была мобилизована в армию Центральным райвоенкоматом Челябинска в июле 1941 года[2]; Архипова Любовь Михайловна, 1919 года рождения, до войны – связист на Центральном телеграфе Челябинска, участвовала в финской войне, на Великую Отечественную пошла добровольцем в 1941 году[3]; Бородина Ольга Дмитриевна, 1922 года рождения, до войны – телефонистка в Саратовской области, призвана в армию с 11 апреля 1942 года[4]; Колпакова Вера Степановна, 1922 года рождения, призвана в армию в марте 1942 года[5]; Немыкина Клавдия Георгиевна, 1922 года рождения, призвана в армию в 1942 году, телефонистка[6]; Наконечная Надежда Петровна, 1922 года рождения, призвана в армию с 24 июня 1941 года в качестве связистки[7], и др.

Медсестрами, санинструкторами, врачами войну прошли Осовская Анна Филипповна, 1924 года рождения, призвана в армию в 1943 году[8]; Почтарь Валентина Дмитриевна, 1922 года рождения, на службу призвана в августе 1941 года[9]; Лаврентьева (Егорова) Анна Ивановна, 1920 года рождения, призвана в армию в июне 1942 года[10]; Мурашкина Клавдия Прокопьевна, 1916 года рождения, врач, призвана в армию 23 июня 1941 года[11];  Филиппова Зоя Ивановна, 1922 года рождения, добровольно ушла на фронт в 1943 году[12], и многие другие.

Во всех родах войск служили женщины. К примеру, Хайруллина Магисарвар Сибагатовна, 1925 года рождения, добровольцем ушла на фронт и воевала в Первой отдельной добровольческой женской стрелковой бригаде[13]; Хасанова Анна Григорьевна, 1918 года рождения, была разведчиком-наблюдателем[14]; Сигал (Ружевская) Полина Иосифовна, 1923 года рождения, на фронте была переводчицей[15]; Исаева (Врублевская) Раиса Александровна, 1925 года рождения, была разведчицей в партизанском отряде, попала в плен, вывезена с концлагерем во Францию, бежала из лагеря, воевала в рядах французского сопротивления[16]; Мария Федоровна Лобырина, 1920 года рождения, на фронте начала службу начальником радиостанции в Черноморской флотилии, продолжила в войсках ПВО, была политруком батальона[17]. Порядина Полина Николаевна на фронте была шофером 25-го автомобильного полка на 2-м Белорусском фронте, снайпером воевала Зинаида Дмитриевна Лядова.

Бесценными в данной коллекции являются источники личного происхождения: воспоминания, дневники, интервью ветеранов. Есть просто уникальные воспоминания Раисы Исаевой (Врублевской), о которой я уже упоминала. Она была подпольщицей в Минске, ее знали под именем «Незабудка». Кстати, о ней написана повесть, которая так и называется «Партизанская Незабудка». Автор повести командир партизанского соединения Белоруссии Станислав Ваупшасов.

Приведу отрывок из воспоминаний Исаевой (Врублевской):

«Мы знали, что нас везут в Германию. Как всем было тяжело оторваться от родной земли. Где-то перед Польшей из одного вагона бежали мужчины. Немцы озверели и остальных избили до полусмерти, а кое-кто и не вынес, все были ослаблены, голодные. После всего этого в нашем вагоне мы раздобыли у одной женщины красный платок и вывесили его за решетку вагона и запели песню:

Этих лет не смолкнет слава,

Не померкнет никогда.

Партизанские отряды

Занимали города.

Песня для фашистов оказалась страшнее любого огнестрельного оружия, помню, как открылась дверь вагона и пошли в ход приклады, нагайки, а в других вагонах начинались другие песни. <…> По прибытию во Францию нас вывели из вагонов, мы брались за руки несколько человек и так шли: сил не было, трое суток ничего не ели»[18].

После войны Раиса Александровна Исаева (Врублевская) по семейным обстоятельствам приехала в Челябинск, бывшая легендарная подпольщица трудилась на очень скромной работе – была бухгалтером, мастером смены, инженером-методистом трикотажной фабрики.

Еще одно замечательное воспоминание о войне написано санинструктором Семеновой (Горшковой) Татьяной Ивановной. До войны она работала медсестрой в больнице Челябинска. Призвана на действительную службу 10 августа 1941 года Тракторозаводским райвоенкоматом Челябинска и направлена в Ашу в эвакогоспиталь 3736 медсестрой. С февраля 1943 года –  фельдшер 505 гаубичного артиллерийского полка 10 армии Резерва Главного Командования. Член партии с октября 1944 года. Воевала на Ленинградском фронте, в Латвии, Эстонии, прошла с боями Польшу, Чехословакию, войну закончила в Германии, участвовала во взятии Берлина. Демобилизована 21 июля 1945 года. Награждена орденом Славы 3 степени, орденом Отечественной войны 1 степени, орденом Красной Звезды; медали: «За боевые заслуги», «За оборону Ленинграда», «За освобождение Варшавы», «За освобождение Кенигсберга», «За победу над Германией», юбилейные.

Воспоминания Татьяны Семеновой написаны литературным, очень грамотным языком. Читатель становится как бы непосредственным участником событий войны, сражения – так ярко представлены боевые операции, образы бойцов и командиров. Кроме того, в дневниковых тетрадях имеются стихи автора времен войны.

«Останавливаемся под открытым небом в траншее только что выбитых немцев. Кругом окоченевшие трупы, очень холодно. Начинается сильный обстрел. Трое у нас ранены. Стою рядом в траншее с командиром дивизиона Поляковым, докладываю ему.

– Завяжи потуже шапку, – говорит он.

Жалко ему меня. Положил на плечо руку в рукавице, думает, что будет все же теплее. И передает по телефону координаты на огневые.

– Вот сейчас обстрел кончится, – говорит капитан Поляков, – отправляй раненых и сама с ними. Не заблудись. Придете, пусть мне доложат. Найдешь?

Не успела ответить, как рядом разорвался снаряд. И чувствую, как рука Полякова, ослабевая, сползает с моего плеча. Он наклонился на бруствер траншеи. Рана оказалась смертельной. Похоронили на батарее, как всех. Речи, залп – и все. Я его часто вспоминаю как доброго, очень тактичного человека. Запомнился такой случай. Иду однажды по батарее и слышу людские громкие голоса и матерщину. Сама не поняла, как размахнулась и изо всех сил ударила здорового мужика по лицу. Тот не сразу понял, кто и за что. В это время заходит наш командир дивизиона Поляков и спрашивает: обижают? Нет, отвечаю, матом ругаются.

– Предупреждаю, еще услышу, строго наказывать буду.

С тех пор увидят – иду, кто-либо громко предупреждает: тихо! Т.Т. идет. Это они меня так называют: товарищ Таня. Я не обижаюсь»[19].

Или вот отрывок о другом эпизоде фронтовой жизни Татьяны Семеновой (Горшковой): «Предлагают вступить в партию. Понимаю, большая честь, большая и ответственность. Сумею ли оправдать? Хотелось сделать что-то значительное, героическое, но я не летчик, не разведчик, а в нашей медицинской работе все обыкновенное…

Думаю, если ранят, смогу ли боль перенести без стона? Надо. Если плен? Скорее – смерть. Но мало ли какие могут быть обстоятельства. Знаю одно, никакая сила не заставит изменить долгу. Если будут пытать? Если будет не под силу сдержать пытки? Выцарапаю глаза фашистам. Скрученные руки? Проклятьем своим убью их»[20].

Воспоминания о войне товарища Тани, как ее звали в дивизионе, объемные, тянут на целую повесть. Ей бы надо было развивать свой литературный дар. Но после войны Татьяна Ивановна долгие годы работала простой медсестрой в челябинском туберкулезном диспансере.

Хочу процитировать стихи еще одной фронтовички, Ломакиной (Киселевой) Евгении Петровны, лейтенанта правительственной связи 34-й ударной армии Северо-Западного фронта. Она воевала в Польше, участвовала в форсировании Одера. В День Победы состоялась ее свадьба с однополчанином Алексеем Ломакиным. После возвращения в Челябинск Евгения Петровна окончила пединститут, факультет иностранных языков, преподавала английский язык.

«Мне снятся мои девятнадцать,

Давно затерялся их след…

Куда от тебя мне деваться

Тревожная память тех лет?

Тобою я крепко и прочно,

Как рана обвита бинтом,

Подруга моя была ночью

Жестоко убита врагом.

Ношу я медаль «За Варшаву»

И орден «Серебряный крест»,

Что Берутом дан мне по праву –

То гордость и память тех мест»[21].

Подобные личные источники помогают больше узнать о судьбах женщин на войне, постигнуть женскую психологию в экстремальных условиях фронтовой жизни.

Хочется рассказать и о совершенно неожиданных открытиях, которые я сделала благодаря фонду Клуба «Боевые подруги». Таисия Федоровна Тихоплав, инженер-металлург, с 1966 по 1974 годы была 1-м секретарем Центрального райкома КПСС Челябинска, с 1974 по 1984 годы – заведующая отделом культуры обкома партии. Красивая женщина даже в пожилом возрасте. Я была наслышана о ней как о партийном деятеле, человеке всецело ориентированном на культуру. Оказывается, Таисия Федоровна ушла на фронт добровольцем осенью 1942 года с 3-го курса Уральского политехнического института, окончила 2-ю Ленинградскую школу младших авиаспециалистов, воевала в составе 7-го полка 122-й истребительной авиадивизии на Карельском фронте в должности мастера авиавооружения, авиадиспетчера локаторной установки. Во время войны награждена медалью «За боевые заслуги».

Марию Ивановну Бабинцеву, инициатора создания Клуба «Боевые подруги», я знала лично, в середине 1980-х годов она работала директором одного из подразделений общества «Знание», а я читала лекции. Мария Ивановна была женщиной с богатым запасом различных интересных историй о Челябинске, о парке культуры и отдыха им. Юрия Гагарина, которые она рассказывала с большой долей юмора. Но я никогда не слышала от нее военных воспоминаний. А в материалах Клуба «Боевые подруги» есть большой ее рассказ «Эшелон» – о дороге на фронт, о людях, которые были с ней в том эшелоне, об их судьбах.

О фронтовой судьбе Марии Федоровны Лобыриной я, кажется, знала все. Родом из Карталинского района Челябинской области, окончила Магнитогорское педучилище, работала учителем начальных классов в родном селе Полтавка. С 1940 года училась в Тбилисском топографическом училище, совсем юной 20-летней девушкой в 1940 году вступила в партию, в 1941 году призвана в армию и через всю войну пронесла партийный посыл, была начальником радиостанции на корабле Черноморского флота, парторгом прожекторного батальона ПВО Юго-Западного фронта. Оказалось, что Мария Федоровна была женой Героя Советского Союза, своего земляка из Карталинского района, прославленного командира роты 10-й воздушно-десантной гвардейской дивизии Лобырина Николая Федотовича.

Не буду рассказывать обо всех документах коллекции Клуба «Боевые подруги». Тот, кто захочет работать с этим фондом, наверняка откроет для себя новые подробности фронтовых биографий героических участниц Великой Отечественной войны. Чем дальше уходят годы войны, тем зримее представляется, как велик был вклад в Победу девушек и женщин нашей страны. 

Елена Рохацевич, ведущий археограф ОГАЧО

Фото из коллекции Клуба «Боевые подруги» 

Вторая Мировая Война » Женщины на войне

Тяга к жизни

Осенью 1941 года я по­шла в 10 класс Зуевской сред­ней школы № 1. Окончила ее и поехала поступать в Перм­ский мединститут. Приняли нас без экзаменов, но вместо заня­тий мы попали на сельхозработы. Картошку копали, жали, косили, сплавляли бревна по Каме. 17-18-летние де­вочки без теплых ве­щей, кто в туфельках, кто в та­почках. Правда, к холодам студенток отправили на учебу. Учиться…

30 ноября 2016| Иванова Тамара Михайловна
Союзные караваны в военном Архангельске

Летом 1942-го года произошло событие в те военные годы, несомненно, исторического значения. В наш порт стали прибывать конвои наших союзников – англичан и американцев. Они везли нам помощь: медикаменты, продовольствие и, главное, оружие для нашей Красной Армии. Для иностранных моряков в городе открыли интернациональный клуб, чтобы наши гости могли…

24 августа 2016| Рузская Татьяна Алексеевна
«Маленькая» Вера

Дочка известного генерала Вера Наливайко слы­ла большой умницей: в Ленинграде до войны изучала французский и испанский; эвакуировавшись в родной Архангельск, быстро освоила английский язык. Веру часто приглашали в качестве переводчицы на официальные переговоры и дружеские встречи с иностранцами.

13 июня 2016| Голубцова Ольга Валентиновна
Научилась жизнь ценить

Уставали. Весь день были на ногах, а ночью тоже не всегда высыпались. Через ночь нам устраивали подъем по тревоге. Вскочим и бежим вокруг большого здания типографии: ложка за голенищем сапога, ко­телок гремит у пояса. После трудового дня спали креп­ко. Утром должны были быть бодрыми, с хорошим настроением.

10 февраля 2016| Попова В.И.
Жертва военной любви

В 1946 году уже 15 молодых русских женщин, связав­ших свою судьбу с англичанами, надеялись получить выездную визу. В целях безопасности (НКВД развер­нул активную охоту за «советскими женами») все они жили на территории Британского посольства. Там и работали. Люся, как и другие добровольные затворницы, не теряла надежды на воссоединение с мужем.

9 ноября 2015| Голубцова Ольга Валентиновна
Подвиг достойный Нобелевской премии

Еще одно важное событие произошло в 2011 году, когда Синод Сербской Церкви принял решение посмертно наградить орденом святой царицы Милицы Диану Будисавлевич за невероятный подвиг милосердия и героизм. Диана спасла из усташеских концлагерей 15 336 детей (более 12 тысяч из спасенных пережили войну).

9 октября 2015| Луганская Светлана Алексеевна
Чаша страданий

На первых допросах Елена виновной себя не призна­ла: «В шпионской связи с английскими разведчиками я не состояла и никакой работы в их пользу не про­водила». Добрый следователь не бил, а только истязал ночными пяти-, шестичасовыми допросами. Девушка не сдавалась, даже пришлось продлить срок следствия. Наконец Елена не выдержала, «раскололась».

31 июля 2015| Голубцова Ольга Валентиновна
Тайны за семью печатями

В основном молодые люди приходили интелли­гентные, с Евангелием в руках, что тоже вызывало улыб­ки переводчиц и официанток. Молоденькую Анюту — Энн союзники привечали, но старый многоопытный начальник Грицберг быстренько ее научил, как вежли­во отказываться от назначаемых свиданий.

16 марта 2015| Голубцова Ольга Валентиновна
Архангельская таможенница

Все грузы по ленд-лизу принимались в соответствии с официальными формулярами: проверялись спис­ки экипажа, документы, сертификаты и описи грузов, вплоть до патента на поднятие флага данного судна. В перечень контрабандных товаров входили питьевая сода, черный перец, кремни для зажигалок, швейные иглы — попробуй, уследи!

14 января 2015| Голубцова Ольга Валентиновна
Главная награда

На войне я вообще все стала чувство­вать и видеть по-другому. Там не скроешь ни подлости, ни трусости. Уверена: все, кто через фронт прошел, кто честно вое­вал, достойны звания Героя. И, как чело­век, который к наградам самое прямое от­ношение имел, точно знаю: подвигов было совершено в сотни раз больше, чем вру­чено орденов и медалей.

22 декабря 2014| Пилипенко Надежда Марковна
Поскорее забыть

«Колхозы начались, забрали у нас землю, всю скотину. Где-то в 1939-40 годах стали раскидывать хутора. Приезжали, ничего не говоря, разбирали дом — и что хочешь, то и делай. Только сараи оставляли. Землю дали в деревне. Кто мог, строил новый дом. А нам как хату сложить? Мужчин не было, я — самая старшая была и два брата».

29 октября 2014| со Стукач Анастасией Ивановной беседует Наследышева Елена
Любовь по ленд-лизу

С одной стороны, ее сломали офицеры английской разведки, завербовав в свои агенты мало что понимавшую в этом девушку. Они уходили из ее жизни, что называется, по-английски, не попрощавшись, видимо, понимая, что пользу она им принести не может. Хотя, наверное, агент по фамилии Трофимова фигурировал в их секретных списках и за ее «разработку» кое-кто из ухажеров получал повышения и награды.

13 октября 2014| Голубцова Ольга Валентиновна
Страшный приговор

После бригады «брюшная полость» к нам прислали бригаду по «конечностям». Я не знаю, что лучше: физические переживания боли, или моральные, когда врач говорит, что для спасения жизни нужно отрезать ногу или руку. И это было ужасно, когда взрослые мужчины плакали перед операцией.

16 июня 2014| Терская Лидия Владимировна
Все надо перетерпеть – война

Я не боюсь, что меня могут убить, у меня один страх — до войны я никогда не видела мертвых. Когда у меня умерла мама, мне было 7 лет, и моя дорогая бабуля сказала, что не надо травмировать девочку, — пусть мама останется в ее памяти живой. И вот я еду на фронт, где обязательно будут мертвые, а вдруг я упаду в обморок?

12 мая 2014| Терская Лидия Владимировна
Приходилось быть «Васей Теркиным»

Как врачи смогли такое ей сказать, что мама от нее отказалась. И вот она вернулась в палату на этой своей маленькой колясочке на четырех колесиках, подъехала к своей кровати и так это весело сказала: «Раз пошла такая пьянка, режь последний огурец!». Я с ужасом смотрела на нее.

8 мая 2014| Чумакова Тамара Сергеевна
Ошибка

На рассвете приехали в Малое Еглино, где жили родители мужа. Стучу в дверь. Вышла свекровь, страшно побледнела и воскликнула: «Ксана, зачем же ты приехала? Мы сами еще наде­емся уехать во Мгу…» Я поняла, что совершила ошибку, первую на своем пути скитаний по дорогам войны.

14 февраля 2014| Трофимова К.А., учительница поселка Ушаки
Совершеннолетняя

Я думала уйти добровольно на фронт. Как-то мама с Инной уехали в соседнее село: приехал детский дом. А я ушла пешком 30 км до Мышкина в комиссариат. Комиссар выслушал и говорит: «Так. Без согласия матери не отправлю. Давай, приходи с мамой». Мы с мамой пришли. Мама расплакалась: «Не берите, муж погиб, и дочь погибнет. .. Пожалуйста, не берите!»

8 января 2014| Харченко (Корженкова) Лариса Сергеевна записала Алешина Татьяна

Женское лицо войны | История | DW

В современном сознании женщина в армии – явление столь же привычное, как мужчина-воспитатель в детском саду. Однако еще 60 лет назад роли женщин и мужчин были четко разделены, а понятие «война» традиционно считалось мужским занятием, в котором представительницам прекрасного пола места не было.

Вероятно, поэтому участие советских женщин во Второй мировой войне не оценено до сих пор, считает Марианне Питцен (Marianne Pitzen), директор Женского музея в Бонне (Frauenmuseum Bonn), где проходит выставка «Маша + Нина + Катюша. Женщины в Красной армии: 1941 – 1945».

Фото с выставки »Маша + Нина + Катюша. Женщины в Красной армии: 1941 – 1945»

По подсчетам историков, в Красной армии служило более 800 тысяч женщин в возрасте от 20 до 35 лет. «У большинства из них не было выбора – идти на фронт или не идти, — рассказывает Марианне Питцен. – После нападения Гитлера на Советский Союз было необходимо как можно быстрее собрать армию, не пренебрегая и силами молодых женщин». Поначалу для них даже не нашлось соотвествующего обмундирования: лишь спустя год появилась женская армейская одежда, отмечает директор боннского музея. Женский состав Красной армии постоянно пополнялся теми, кто потерял на фронте мужей, братьев и отцов.

«Бабы в шинелях»

«Они были сильными, воинствующими и храбрыми, — отмечает Марианне Питцен. – Вермахту они были известны как первоклассные пилоты: своими прекрасными глазами они четко видели цель и наносили точный удар. Немцы их называли «бабами в шинелях». Примечательно, что советская пропаганда прославляла женщин как «боевых подруг», выполнявших функции медсестер, связисток, рабочих военных предприятий. Но, как говорит Марианне Питцен, нечасто можно было встретить упоминания о том, что женщины воевали наравне с мужчинами, были не только первоклассными солдатами, но даже дослуживались до генеральских чинов.

Фото с выставки »Маша + Нина + Катюша. Женщины в Красной армии: 1941 – 1945»

Об этом не принято говорить вслух, но зачастую наличие военных званий защищало женщин от насилия со стороны мужчин-однополчан, рассказывает Марианне Питцен: «Не все красноармейцы воспринимали женщин-солдат как равных, часто относились к ним неуважительно, воспринимая их как некий эротический объект».

Гибли и убивали на фронте и те, и другие: и мужчины, и женщины. Смерть врага нередко становилась для женщин тяжелой психологической травмой, о которой большинство оставшихся в живых не могли рассказывать даже своим детям, говорит Питцен. Примечательно, что сейчас в Германии существует общество дочерей тех женщин, которые служили в Красной армии. «Их матери потихоньку начинают им рассказывать о годах войны. По их словам, именно из-за презрения со стороны мужчин они не хотели говорить о своих достижениях и называть себя героинями», — добавляет директор боннского музея.

Немецкие женщины и эмансипация

В то время, как советские женщины шли на фронт, женщины «третьего рейха» были задействованы разве что в системе снабжения или в госпиталях. «Война не предполагала участия женщины, роль которой в национал-социализме ограничивалась ведением домашнего хозяйства и воспитанием детей», — рассказывает Питцен.

Активное развитие женского индивидуализма и эмансипации в Веймарской республике было резко остановлено приходом к власти национал-социалистов. Так, после замужества женщина была обязана оставить свою работу и посвятить свою жизнь супругу и рождению детей: чем больше потомства — тем лучше. Естественно, такое положение не предполагало участия будущих матерей в военных действиях.

В Советской России предпосылки для службы женщин в армии были созданы еще после Октябрьской Революции 1917 года, после которой началась эмансипация представительниц прекрасного пола. Особую роль здесь сыграло и комсомольское движение. Таким образом, по словам Марианне Питцен, эмансипация советских женщин началась намного раньше, чем немецких.

Обсудить статью в сети Facebook

Проект

MUSE — Женщины на фронте: работники госпиталей в гражданской войне в Америке (обзор)

В этом томе Джейн Э. Шульц решила показать читателю разнообразие женщин, работающих в госпиталях времен Гражданской войны, как на Севере, так и на Юге. как разнообразие возможностей, в которых они служили. Женщины в возрасте от пятнадцати до шестидесяти пяти лет занимали больничные должности, как и женщины всех классов, от элиты до рабынь.

Шульц разбила свою книгу на две части. В первой части, состоящей из четырех глав, подробно рассказывается о женских госпиталях во время войны.В главе 1 дается хороший обзор женщин по классам и должностям с использованием некоторых статистических исследований и графиков. Глава 2 касается всего вопроса о том, как добраться до больницы, особенно препятствий, вызванных благими намерениями членов семьи (часто мужчин) и друзей, которые считали, что в больнице не место для женщины. Шульц также обращает внимание на различия между женщинами, которые добровольно предлагали свои услуги и отказывались принимать оплату, и теми, кто нуждался во всех деньгах, которые они могли заработать, работая в больнице. В главе 3 подробно описаны физические условия, в которых находились работники больниц. В главе 4 Шульц обсуждает растущую уверенность некоторых работающих женщин, а также их конфликты с хирургами из-за власти, коррупции и плохого ухода за пациентами.

Три главы части 2 посвящены послевоенной жизни женщин-работниц больниц. В главе 5 прослеживаются типы классово-зависимых должностей, которые женщины занимали после выхода из больниц (если только они не принадлежали к элите, которой не нужно было работать).После того, как Конгресс принял закон о выплате пенсий нуждающимся бывшим солдатам Союза, медсестры и их сторонники агитировали за принятие аналогичного закона, чтобы вознаградить женщин за службу. Этот закон, принятый в 1892 году, требовал доказательств, подтверждающих службу женщины, которую многие из низших классов с трудом могли предоставить. В главе 6 Шульц исследует борьбу женщин из Союза за получение этих пенсий. Наконец, в главе 7 она описывает попытки профсоюзов и Конфедерации увековечить память рабочих о гражданской войне, особенно в письменной форме.

Шульц, что неудивительно, уделяет большое внимание вопросам расы, класса и пола, уделяя особое внимание классу. Класс обычно определял тип работы, которую будет выполнять женщина, и размер ее заработной платы. Чем выше ее класс, тем больше вероятность того, что женщина будет надзирателем (на Юге), каким-то надзирателем или медсестрой. Женщины из рабочего класса и темнокожие женщины чаще получали ярлык и получали зарплату как повара или прачки, хотя многие из них фактически ухаживали за пациентами на регулярной основе.Эти категоризации затрудняли или делали невозможным получение пенсий в дальнейшей жизни для некоторых из наиболее нуждающихся женщин Союза.

Конфликт также является основной темой книги, что проявляется по крайней мере в четырех контекстах: конфликты между женщинами, которые хотели служить в военных госпиталях, и членами семьи, которые выступали против их участия; конфликты между женщинами-работницами больниц и руководящими хирургами или другими авторитетными мужскими фигурами; конфликт между женщинами разных классов во время их работы в больнице; и конфликт между чернокожими и белыми женщинами-работницами больниц.

Академические историки могут оценить некоторые из дискуссий Шульца, представленных в контексте различных теорий расы, класса и пола, таких как теории историка Дэвида Блайта, который изучал развитие послевоенного отношения к черным. . Читателям, менее склонным к теории, понравятся многочисленные примеры Шульца из карьеры женщин-работниц больниц. Хотя послевоенный материал содержит много интересных идей, он занимает около двух пятых текста — пропорцию, которую этот рецензент счел чрезмерной.Тем не менее, как профессиональные, так и непрофессиональные читатели, интересующиеся медициной гражданской войны, извлекут пользу из этой книги.

Гленна Р. Шредер-Лейн

Президентская библиотека Авраама Линкольна
Спрингфилд, Иллинойс

На лицевой стороне | Женщины и гражданская война

Женщины служили на поле боя в различных ролях: медсестры, врачи, вивандиеры (разносчики столовых), дочери полков, знаменосцы, прачки, повара, проститутки, швеи, разведчики, солдаты и шпионы. Существуют примеры того, как женщины в Мэриленде добровольно выступали в качестве солдат и шпионов во время войны, но отчеты о таких подвигах женщин часто трудно подтвердить.

Женщин в Мэриленде, симпатизирующих южанам, иногда обвиняли в шпионаже, и они страдали от последствий. Федеральные силы и информаторы внимательно наблюдали за домами и семьями известных солдат Конфедерации. В 1863 году в Балтиморе к любой сепаратистской деятельности относились серьезно. Размахивание флагом Конфедерации, продажа сепаратистских нот, написание писем солдатам Конфедерации и развлечение раненых конфедератов — все это наказуемо.В какой-то момент генерал профсоюзов Роберт С. Шенк, как сообщается, задержал женщин, которые, казалось, были шпионящими, и отправил их жить в тыл Конфедерации. Юфимия «Эффи» Голдсборо из округа Талбот и Балтимора, штат Мэриленд, постигла такая участь. Голдсборо работал медсестрой Конфедерации в Антиетаме и Геттисберге, а позже был обвинен в шпионаже. Она была вынуждена жить в Вирджинии до июля 1865 года, когда ее отец вернул ее в Балтимор.

В 1866 году С. Эмма Эдмондс, юнионист, описала свои похождения на полях сражений в тылу врага в своей популярной книге «Медсестра и шпион в армии Союза: приключения и переживания женщины в больницах, лагерях и сражениях». поля.Хотя Эдмондс была изначально не из Мэриленда, а скорее из Канады, она писала о своем опыте в Мэриленде, особенно в битве при Антиетаме. После битвы Эдмондс, которая сама была одета в солдатскую одежду, нашла умирающего солдата на поле боя. Она быстро поняла, что солдат на самом деле была женщиной, утешила ее и не раскрывала пол солдата другим, ухаживающим за ранеными и мертвыми. Неясно, является ли работа Эдмондса фактом или вымыслом.

Медсестра и шпион в армии Союза, 1866 год.
Коллекция редких книг, специальные коллекции, библиотеки Университета Мэриленда.

С. Эмма Э. Эдмондс с умирающей женщиной-солдатом после битвы при Антиетаме, из ее книги «Медсестра и шпион в армии Союза».

Увеличить

женщин, вышедших на фронт — Музей Клары Бартон Женщины, вышедшие на фронт

Размещено:

Неустанные усилия Клары Бартон по посещению и уходу за ранеными солдатами на передовых рубежах Гражданской войны являются одним из самых значительных ее наследий. Бартон присоединился к армии во время битвы при Антиетаме, заработав репутацию «Ангела поля битвы». Она также прибыла, чтобы предложить помощь во Фредериксбурге, форте Вагнер и длинный список других мероприятий. Но на самом деле Бартон была лишь одной из многих женщин, которые бросили вызов общественным устоям и бросились на фронт, чтобы облегчить страдания раненых и умирающих.

В первые дни гражданской войны военные власти женщинам часто отказывали в возможности оказывать помощь на передовой.Это В Америке середины 19 -го -го века было распространено мнение, что поле битвы — или в общественной жизни в целом — женщинам приличия не место. Те, кто хотели уберечь женщин от медицины (если они думали, что женщины могут быть способными медсестрами) стремились «защитить» свои деликатные чувства от ужасающие зрелища войны и были обеспокоены интимными ситуациями, которые они могут оказаться среди пациентов-мужчин. Подавляющее количество жертвы по мере затягивания войны помогли женщинам преодолеть социальные барьеры и позволили медсестрам участвовать.

Пример из начала 1862 г. произошел, когда 19-летний Констанс Кэри из Вирджинии встретила сопротивление в своих попытках облегчить солдатские страдания. Она вспомнила после битвы семи Сосны, которые «до того времени младшие девушки считались излишки в больничном обслуживании ». Но необходимость битвы открыла возможность для Кэри: «В понедельник два мы нашли пару комнат, в которых на поддонах лежали пятнадцать раненых. пол и, предлагая свои услуги ответственным хирургам, гордились чтобы их приняли.”[1]

Эвакуация раненых из битвы при семи соснах. Предоставлено Библиотекой Конгресса

Меньшее количество южных женщин покинули дома, чтобы служить, потому что линия фронта часто приходила прямо к ним. Некоторые, особенно в таких городах, как Ричмонд, расположенный недалеко от многих крупных полей сражений, открыл свои дома для выздоровления. солдаты. Другие, особенно в небольших городах, прилегающих к полям сражений в сельской местности. области, не было другого выбора, кроме как помочь, поскольку более крупные медицинские учреждения были слишком далеко. В доме Нетты Ли в Шепердстауне, штат Вирджиния, проживал выздоравливающий конфедерат. солдат в каждой доступной комнате после битвы при Антиетаме в сентябре 1862 года. Время, проведенное в ее доме среди раненых, произвело на нее неизгладимое впечатление. Она ярко вспомнил, когда «я увидел свой Первого раненого мужчину поддерживали двое солдат, пока хирург искал мяч в его запястье. Он попросил воды, и я побежал за водой »[2]. Нетта Ли, как и многие женщины, никогда раньше не сталкивавшиеся с раненым солдатом, прыгнула. в действие, чтобы предложить любую помощь, которую они могли, несмотря на их шок от часто ужасные раны.

Добыча воды, еда, лекарства и другие принадлежности для хирургов стали общей задачей для женщины, дома которых были насильно превращены в больницы. Другие исполнили ценная услуга проведения времени с больными и ранеными. Нечего делать но отдых, многие выздоравливающие солдаты страдали от скуки больше всего на свете еще. Общаясь с ними, играя в игры, чтобы скоротать время, или писать письма своим семьям медсестры облегчили страдания, проведенные в больнице.

Для тех, чей отзывчивый дух приблизил их к на передовой, работа по уходу за ранеными могла быть смертельной.Пули и снаряды не делали различий между солдатами и женщинами-спасателями их траектории. Клара Бартон чудом избежала смерти, предложив раненого солдата глотком воды, когда пуля прошла через рукав и убил солдата в битве при Антиетаме. Иногда были ранены медсестры во время службы в полевых условиях. Джульетта Опи Хопкинс из Вирджинии застрелили дважды в ногу у Семи Сосен в 1862 году. Энни Этеридж из Мичиган был ранен в руку в битве при Чанселлорсвилле в 1863 году, и Эльмина Спенсер из Нью-Йорка была ранена через седалищный нерв в Сити-Пойнт, штат Вирджиния. в 1864 г.Ни одна из этих женщин не покинула фронт из-за ран. В то время как опасность ранения всегда присутствовала на поле боя, тем более опасно Угрозой для женщин на фронте, как и для солдат, была болезнь [3].

Энни Этридж носит Кирни Кросс за выдающиеся боевые действия. Предоставлено Библиотекой Конгресса

Для медсестер, проводивших какое-то время среди больных солдат, болезни было невозможно избежать, так как две трети всех смертей в гражданской войне были от болезни, а не от травм на поле боя. Уход в госпитале гражданской войны палата обеспечивала тесный контакт между больными и опекунами. Пенсильванская Клара Джонс написала домой ее время в больнице, где «врач … заверил меня, что я не могу побег »заразиться заболеванием во время работы там. [4] Она в конце концов заболела брюшным тифом, который распространился среди нее пациенты. Джонс пережила это испытание, но не всем так повезло.

Клара Джонс c. 1860 г. из издания San Francisco Call от 16 августа 1903 г.

Джулия Куигли из Шепердстауна заболела скарлатиной. в то время как ее дом использовался как госпиталь после битвы при Антиетаме.Смерть Куигли и смерть других людей от болезней во время ухода за больными солдат демонстрирует, что, предлагая свою помощь, женщины рисковали своей жизнью.

Женщины продолжали предлагать свою помощь, несмотря на риски. Те кто прокомментировал свою мотивацию, похоже, получал удовольствие от участия в медицинское обслуживание солдат, потому что это заставляло их чувствовать, что они положительная разница с теми, кому это было нужно. Подведены итоги филадельфийской корнелии Хэндкок лучше всего, когда она написала из полевого госпиталя недалеко от Фредериксбурга, что «Я никогда не было лучше в моей жизни: уверен, что я на своем месте.”[5]


Хотите узнать больше? Подпишитесь на нас в Facebook и Twitter, чтобы узнать больше о медицине Гражданской войны!

FACEBOOK TWITTER

Станьте членом музея и поддержите наши образовательные программы и подобные исследования.

СТАТЬ УЧАСТНИКОМ


Примечания

[1] Джейн Э. Шульц, женщин на фронте: Больничные работники в гражданской войне в Америке (Чапел-Хилл: Северный университет Каролина Пресс, 2006), 17.

[2] Кевин Р. Павлак, Шепердстаун в Гражданская война: одна огромная больница Конфедерации (Чарльстон: The History Press, 2015), 61.

[3] Шульц, Женщины на фронте , 85.

[4] Клара Джонс мистеру Холлингсворту, 9 октября 1862 г.

[5] Шульц, Женщины на фронте , 108.


Об авторе

Джон Люстреа — сотрудник отдела образования и заведующий веб-сайтом Национального музея медицины гражданской войны.Он получил степень магистра общественной истории в Университете Южной Каролины. Ластреа ранее работала в Национальном историческом парке Харперс-Ферри летом 2013–2016 годов.

Теги: Энни Этеридж, Антиетэм, медсестры времен Гражданской войны, Клара Бартон, Констанс Кэри, Эльмина Спенсер, Джульетта Опи Хопкинс, Нетта Ли, Семь сосен Опубликовано в: Женщины в истории

First World War.com — Очерки — Женщины и Первая мировая война

Во время войны женщины должны были быть найдены в основном в тылу, в то время как меньшинство приблизилось к фактическим фронтам где шла война, некоторые даже в бой.

Единственная зачисленная женщина-солдат в британской армии удалось добиться успеха, выдав себя за мужчину. Дороти Лоуренс, 20-летняя амбициозная журналистка, в 1915 году присоединилась к B. E.F. Tunneling Company под псевдонимом Денис Смит, которому помогают некоторые сочувствующие люди. Она сдалась всего через 10 дней, беспокоясь о безопасности этих мужчин и пришлось выдержать абсурдный допрос, поскольку власти предполагали, что она «Последовательница лагеря», то есть проститутка, термин, который она неправильно поняла.

Пока она была вынуждена оставить ее приключение было тихим, так как британская армия очень боялась насмешек, ввергнуть их, в другую англичанку, Флора Сандес, опубликовала книгу о своем опыте службы в сербской армии в 1916 году. с целью сбора средств для своих братьев по оружию. Сандес был первоначально водитель скорой помощи на Восточном фронте, но сумел завербоваться с сербы, которые к 1916 году уже повысили ее до фельдфебеля. Она остался после войны с сербской армией, в конечном итоге став майором.

Предположительно, Сандес был принят сербами как олицетворение британской военной помощи, также имеющее символическое значение присоединенный, хотя и в другом смысле, к, без сомнения, самой известной женщине-бойцу Великая война: россиянка Мария Бочкарева. Солдат в армии с 1914 г., несколько раз раненая и награжденная, Бочкарева убедила революционный лидер Александр Керенский в 1917 году, что батальон, состоящий исключительно из женщин, будет стыд, люди, неуверенные в войне, превращаются в сражения.

Она набрала 2000 женщин из которых около 250 участвовали в реальных боях на австрийском фронте, сражаясь вместе с отрядами солдат-мужчин. Напротив, казачка Мария Юрлова, действовал в Армении против турецкой армии, видел ее участие в войне скорее как приключение, хотя в конце концов это стоило ей серьезного срыва.

Несмотря на эти исключения Правительства, участвовавшие в войне, сделали все возможное, чтобы не допустить, чтобы женщины вербовка и участие в боевых действиях вопреки патриархальным принципам.

Эти идентифицировал мужчину с рыцарем-воином и женщину с девушкой в ​​беде, чтобы быть защищенным от зверского врага, откровенно анахроничная позиция в ситуации в которой технологическая война уже делала первые шаги в гражданском массовая резня в тылу, как это было видно на первом дирижабле рейды, в результате которых погибло 1414 человек.

Женщины должны были быть далеко более беспомощными, чем они были, а также были вынуждены принять беспомощность, которую они не чувствовал.Кроме того, говоря простым военным языком, в отправка на фронт физически наиболее здоровых граждан любого пола, а не только мужчины. Есть множество комментариев о физической непригодности последние партии призывников, многие из них рабочие с тяжелыми телами. пострадали от ужасов промышленной работы или молодежи с очень малыми возможностями терпеть лишения фронта. Между тем, тысячи женщин как способных, поскольку Сандес и Бочкарева держались подальше от фронта из-за сексистские предрассудки.

В великом лицемерии, Британская армия не приветствовала женщин, которые отваживались сражаться на фронте. или освещать войну в качестве журналистов, но был готов использовать рабочую силу предложенные теми, кто вызвался написать спонсируемую правительством военную пропаганду, сотрудничать с вспомогательными медицинскими организациями или заниматься «мягкой работой» в вооруженных силах.

миссис Хамфри Уорд, для Экземпляр, которого лорд Керзон попросил возглавить недавно созданную Лигу против избирательного права. в 1908 году, годы спустя совершила экскурсию по окопам, из которых она опубликовал различные пропагандистские книги, призванные вызвать сочувствие американцев к Союзнические военные усилия.Самоотверженная во Франции американская писательница Эдит Уортон посетил ряд военных госпиталей на Западном фронте, спонсируемых Французский Красный Крест, а также поля битвы, такие как Верден с Благословения генерала Жоффра.

последующий энергичный сбор средств для беженцев принес ей в 1916 году награду кавалера Почетный легион. Другая американка, Мэри Борден, богатая женщина, живущая в Англия, когда разразилась война, была награждена Croix de Герре за создание мобильного госпиталя на Западном фронте, который ухаживал за ранеными в Ипр и Сомма. Интересно, что она сделала это из-за недовольства некомпетентностью французов. Красный Крест, в котором она изначально вызвалась.

Она опубликовала в 1929 г. впечатляющий роман Запретная зона , отражающий ее сырой опыт. Одна из профессиональных медсестер, которую она наняла, Эллен Ла Мотт, также публиковала в 1916 году ужасающий отчет о ее медсестре на передовой в Бельгии, Backwash of War: Человеческие обломки на поле битвы, засвидетельствованные Американская медсестра .

медсестер входили в военная структура с момента создания Отряда добровольной помощи (V.A.D.) в 1909 году Лордом Китченером, который формализовал тренд, инициированный Флоренс Найтингейл. во время Крымской войны (1853-1843 гг.) и совпадали с работой Интернационала Красный Крест в некоторых случаях.

Крестовый поход Соловья, чтобы иметь солдат получает надлежащий уход как можно ближе к полю боя. сначала отвергли как неподобающее вмешательство женщины в армейскую жизнь, но к тому времени Началась Первая мировая война, и эта точка зрения изменилась навсегда.Международный Красный Крест, основан в 1863 году швейцарским бизнесменом Анри Даннаном, озабоченным, как Соловей о низких стандартах медицинского обслуживания в армии, был ответственным за подписание Женевская конвенция (или Конвенция об улучшении Ранен в полевых армиях) в 1864 году, первое международное соглашение принять идею о том, что солдатам не нужно напрасно умирать на полях сражений, если раненый или больной.

СКР действовал во время Первой мировой войны как зонтичная организация, в которую добровольцы и организации, подобные сегодняшним Неправительственные организации присоединились: он был удостоен Нобелевской премии мира в 1917 г., единственный раз это было дано во время войны.Без сомнения среди тех, кто работал в то или иное время для Красного Креста, британская медсестра Эдит Кавелл стоит наша как одна настоящая героиня войны. Она был казнен в 1915 году немцами за помощь буквально сотням солдат Союзным войскам, чтобы сбежать из бельгийского госпиталя Нидерланды.

Пока медсестры и скорая помощь водители (еще одна новинка войны) были полностью приняты, женщины-врачи совсем другое дело. Элизабет Блэквелл (присуждена ученая степень Женевская медицинская школа в 1849 году и первая женщина-врач, получившая квалификацию в США) и София Джекс-Блейк (получила квалификацию врача в 1877 году Ирландским колледжем Врачи) отличались от Соловья тем, что считали женскую работу в область медицины не должна ограничиваться сестринским делом.

Хотя почти 40 лет прошло с тех пор, как Джекс-Блейк окончил школу, Доктор Элси Инглис, выпускница Эдинбургской медицинской школы для женщин, которую она основала, и которая в конце концов основала свой медицинский колледж, столкнувшись с трудностями, когда она предлагали вывезти на фронт женские медсанчасти. Шотландские женщины Больничное отделение было создано Инглис с помощью политика Вайолет. Дуглас-Пеннант и драматург Сисели Гамильтон среди других феминисток, а также числился среди своих сотрудников с Ишбель Росс и Эвелина Хаверфилд, основатель Женского корпуса неотложной помощи (1914) и сотрудник Флоры Сандес в создании в 1918 году столовых, которые обслуживали тысячи сербских солдат.

Зная, что главный спонсором был Национальный союз обществ избирательного права женщин (NUWSS), организация с явными пацифистскими наклонностями, неудивительно, что война Офис не сочувствовал предложению Инглиса работать на передовой, и поэтому сказал ей, что наименее разыскиваемыми людьми были «истеричные женщины».

Усилия женщин Больничный корпус, основанный доктором Луизой Гарретт и доктором Флорой Мюррей, был встречен с такой же холодностью, хотя сотрудники французского Красного Креста, к счастью, были более восприимчивы, и эти две женщины смогли открыть военные госпитали в Париже. и недалеко от Болуна, прежде чем было окончательно разрешено строительство в Лондоне.Бельгийцы были также симпатизирует Лиге национальной службы женщин, основанной леди Мьюир Маккензи и суфражистка Мейбл Стобарт, которые уже имели опыт работы в Балканская война 1912 года с участием больных и раненых конвойных войск.

Стобарт основал больницу в Бельгии, в которой работают исключительно женщины, а позже переехал обратно на Балканы, чтобы возобновить там работу больниц. Что касается Инглиса, она взяла тем не менее ее больничные отделения сначала во Франции в 1915 г., а затем в Сербия — где ее ненадолго держали в плену австрийцы — Корсика, Салоники, Румыния, Россия и Мальта.По иронии судьбы, как и в случае с Флорой Сандес, женщины под командованием Инглиса и другие медсестры, такие как Флоренс Фармборо, которые сбежал из Сибири в США вместе с Марией Бочкаревой, известным руководителем Женский батальон смерти — считался символом глубокого участия Великобритании в помогая своим союзникам.

То же самое можно сказать об американцах, таких как Хелен Фэйрчайлд, один в группе добровольцев из Пенсильвании, которые работали в подразделении Passchendaele как только США оказались втянутыми в войну, и которая погибла там возможно, из-за действия горчичного газа.

VAD не обязательно должны быть женщинами, но большинство из них. С 1914 по 1918 год работало около 38000 человек. в качестве младших медсестер, водителей скорой помощи и поваров в больницах тыл и части Западного фронта под суровым господством Главнокомандующий Кэтрин Фурс, женщина, которая доставила первые подразделения VAD в Франция.

Это произошло не сразу, поскольку, как это ни смешно, VAD были всего лишь разрешалось у линии фронта в 1915 г. при условии, что им было более 23 лет.Они работали, кроме Франции, на Восточном фронте, в Месопотамии, Галлиполи и Мальте. Доказательство чего-либо Викторианские нелепости, действующие против VAD, можно найти в Вера Бриттен блестящая книга воспоминаний Завещание молодости (1933), том, в котором она очень подробно описывает изнурительные условия труда, которые наивно девушкам из среднего класса, как она, подвергались.

Молодые женщины, выросшие со всеми ограничениями викторианского образования для женщин внезапно обнаружил в странной близости друг с другом — мириться с холодными комнатами, неприятная еда и низкие стандарты гигиены, а также шокирующее знакомство с раздробленные мужские тела.Бриттен жалуется, что VAD не приветствовались. постоянно находится под подозрением профессиональных медсестер в вторжении после их работа, которой они, конечно, не были.

Бриттен пишет, что причина, по которой она присоединилась к тому, чтобы сочувствовать испытаниям своего жениха на фронте; в ее в дневнике она написала: «Ему предстоит столкнуться с гораздо худшими вещами, чем любое зрелище или действие, которое я могла бы попадаются; он может вынести это — и я тоже »(154). Однако она добавляет, что «Действительно Война сделала всех нас мазохистами »(154).

Другие VAD, оставившие критический отзывы — Энид Бэгнольд в Дневник без дат (1917) и Хелена Зенна Смит (псевдоним Эвадн Прайс) в ее замечательном романе Not So Quiet: Падчерицы войны (1930), написано в виде быстрого ответа на Эрих Мария Ремарк бестселлер Все тихо на Западном фронте (1929).

VAD были фактически созданы после FANYs (First Aid Nursing Yeomanry), еще одно детище лорда Китченера, созданное в 1907 году.FANY использовались во время Великая война в опасной машине скорой помощи между линией фронта и полем больницы, которыми они также руководили — подвиг, за который они получили довольно много украшений — но также для приготовления пищи и хранения столовых.

И FANY, и VAD были семенем для другого вспомогательного корпуса, также созданного людьми, которые, говоря грубо вербовали женщин для обслуживания основных нужд армии, флота и авиации люди. Основная идея этой стратегии заключалась в том, чтобы избавить мужчин от необходимости работают в сфере обслуживания за линией фронта, создавая иллюзию для женщин они были частью вооруженных сил.По словам профессора Джоанны Берк ( женщин и Военные во время Первой мировой войны, BBC), «во время Первой мировой войны примерно 80 000 женщин служили в трех британских женские силы как некомбатанты «.

Военно-морской флот создал в 1916 году Женскую службу Королевского флота (WRNS), укомплектованную женщинами. работающие кухни, почтовая и телефонная связь, а также администрация. В связь с VAD становится очевидной, если мы думаем, что Кэтрин Фурс была назначена директором в 1917 году, когда она ушла с поста главкома VAD.В Вспомогательный женский армейский корпус (WAAC) последовал в 1917 году по инициативе Лейтенант. Генерал сэр Генри Лоусон, и был заполнен добровольцами без полной военного статуса, даже несмотря на то, что они подвергались немецкому вражескому огню на всем протяжении свою деятельность во Франции.

WAAC, которыми командует боевая Хелен Гвинн-Воган, были жертвами сексистской кампании, утверждающей, что значительное число из них забеременела на фронте, хотя официальное расследование доказало, что это было ложь, за исключением очень небольшого числа случаев для такой большой группы женщин.В Женские Королевские ВВС (WRA) заняли последнее место в 1918 году и заняли первое место под командованием леди Кроуфорд, который вскоре ушел в отставку, раздраженный отсутствием реальной власти у военных. предоставил ей ситуацию, на которую пожаловалась ее преемница Вайолет Дуглас-Пеннант. на момент увольнения; ее заменила Гвинн-Воган, лучший администратор, который когда-либо был в этих организациях.

Гвинн-Воан, известный миколог, и Дуглас-Пеннант, практикующий политик, и Кэтрин Фурс были женщинами с исключительными навыками в качестве администраторов, и это признак ограниченности британского правительства в том, что они дали только небольшой уголок для работы, когда их способности могли быть лучших из них на более ответственных должностях, в том числе в самом Кабинете министров.

США, страна, в которой женщины имеют самый продолжительный стаж пребывания в боевые действия с вооруженными силами в 20 веке были менее активны, чем официальные пропагандистов женской работы на передовой, так как они вступили в войну только в Апрель 1917 г. Американские женщины, однако, побывали на европейском театре военных действий. с 1914 года по собственной инициативе в качестве медсестер — как Борден или Ла Мотт — журналисты (более успешные, чем Дороти Лоуренс, как видно из дело Элизабет С. Сержант), выполняющий работу по оказанию помощи (Эдит Уортон, Милдред Олдрич) и, наконец, в органах, связанных с армией.

По словам Джошуа С. Гольдштейна в Война и гендер (2001) более 25000 американских женщин вмешались в Великую Война, хотя капитан Барбара А. Уилсон, ВВС США в отставке, увеличивает цифру до 30 000 человек. На впечатляющем веб-сайте она посвящена часто неизвестному присутствию Американские женщины в вооруженных силах, она пишет, что в связи с Великой войной что только тогда «некоторые части правительства всерьез стали использовать женщин мощность.»(Ссылка).

В США уже были армия (1901 г.) и флот (1908 г.) медсестер, и Уилсон считает, что 13 000 — число женщин, которые «поступили на военно-морской флот и морскую пехоту на В таком же статусе, как и мужчины, носили форменную кофточку со знаком «ВОВ». конец войны », — добавляет она, -« Йоманетты береговой охраны вместе со своим военно-морским флотом и его коллеги из Корпуса морской пехоты были уволены со службы. Война Департамент продолжал препятствовать неоднократным просьбам армии дать женщинам возможность служить в качестве клерков и, следовательно, женщины, кроме медсестер, не служили в армии во время Первой мировой войны.«

Это не совсем правильно, так как Женщины связи, 300 добровольцев привлекли Просьба генерала Першинга о французско-английском двуязычии операторы междугородной телефонной связи, действительно служили в вооруженных силах, около 220 в Франция. Так называемые Hello Girls подвергались армейскому служению, как военные медсестры. правил, носили форму и были приведены к присяге в армии. Однако как дочь одного из них — Оледы Кристидес — объясняет, что позже это было отвергнуто, поскольку присвоили женщинам звание ветеранов.(ссылка на сайт) Их служба была признана еще в 1978 году лишь 70 выжившим, хотя без обратной силы.

На фронте были и другие женщины: француженки и бельгийки, которые видели в их дома вторглись дружественные и недружелюбные войска — женщины, о которых мы знаем относительно очень немного — профессиональные артисты, а также профессиональные (или случайные) проститутки. Джошуа С. Гольдштейн комментирует, что «женщины развлекали войска не только песнями и танцами, но и лекциями, драматическими чтения и стихи.«Они» относились к солдатам по-рыцарски, а не как к сексу. объекты »

Среди этих уважаемых артистов, возможно, наиболее выдающимися являются Сисели Гамильтон, актриса и драматург-феминистка, мать-основательница Лига франчайзинга актрис и Лига избирательного права женщин-писателей, а также действующие член комитета шотландских женских больниц, поддерживавшего работу Элси Инглис Работа.

Гамильтон работала медсестрой-волонтером на Сомме и надзирателем на почте. с WAAC, но провел последние годы войны, путешествуя по окопам с Репертуарная труппа, которую ей предложили сформировать.

Гамильтон позже напишет, что она была потрясена бесчеловечностью войны. делая все возможное, чтобы развлечь войска. Возможно, это тоже было отношение многих проституток, работающих на передовой. Гэри Мид пишет в The Doughboy Center (ссылка), что «Французский считал, что легализация и контроль проституции важны и очень желательно, и они действовали исходя из этого убеждения. Американцы считали, что такие меры были пагубными и крайне нежелательными, и они действовали в соответствии со своими вера.«

Британцы просто использовали то, что было в наличии. Таким образом, Роберт Грейвс вспоминает в Goodbye to All That (1929) очереди британских солдат у лицензированные бордели, которыми управляют прагматичные французы — те, что украшены синим светом для офицеров, с красным для войск — интересно, женщины ли тоже были разных типов. Видимо, генерал Першинг был очень обеспокоен что его мальчики станут жертвами ВД, убив тысячи французских и британских солдат каждый день, но не столько о судьбах проституток.Как ни странно, те самые люди, за которых должны были сражаться солдаты — женщины — также были, по крайней мере в этом смысле, врагом.

Далее — Тыл: Избирательное право и работа

«Уланы льняного семени» — прозвище Анзак, присвоенное членам австралийской полевой скорой помощи.

— Вы знали?

женщин на войне: NPR

На передовой: женщины на войне: NPR

На передовой: женщины на войне В серии статей NPR рассматривает, что значит быть женщиной в униформе сегодня — как это изменилось с течением времени и появятся ли новые перемены. В сериале рассказывается о пяти женщинах-военнослужащих с разных точек зрения на роль женщин в бою и их ожидания на будущее.

Армейский бриг. Генерал Хайди Браун, изображенная здесь, в Пентагоне: «Гендер теперь закрывает для меня дверь». Дэвид Гилки / NPR скрыть подпись

переключить подпись Дэвид Гилки / NPR
Клуб одиноких женщин с лучшими армейскими должностями

Бетси Томпсон (слева) и ее дочь Келли Макдональд решили стать солдатами. Предоставлено Бетси Томпсон. скрыть подпись

переключить подпись Предоставлено Бетси Томпсон.
Солдатская жизнь для матери и ее дочери

Пенсионер Бриг.Генерал Вильма Воут у Мемориала «Женщины на военной службе Америки» в Арлингтоне, штат Вирджиния. Дэвид Гилки / NPR скрыть подпись

переключить подпись Дэвид Гилки / NPR
Генерал вспоминает свои «разные» военные дни
Женщины в бою: как вы относитесь к этому

Ли Энн Хестер, теперь офицер полиции в пригороде Нэшвилла, штат Теннесси. , первая женщина-солдат со времен Второй мировой войны, получившая медаль «Серебряная звезда» за боевую доблесть. Дэвид Гилки / NPR скрыть подпись

переключить подпись Дэвид Гилки / NPR
Серебряная Звезда Получатель Неохотный герой

Слева: бриг.Генерал Вильма Воут во время службы во Вьетнаме; Когда она пошла в армию, она прошла обучение, как краситься, но не как стрелять из оружия. Справа: иллюстрированный плакат сержанта. Ли Энн Хестер, первая женщина со времен Второй мировой войны, получившая Серебряную звезду за доблесть. Обе женщины представлены в этой серии. Предоставлено Бриг. Генерал Вильма Воот; Дэвид Гилки, NPR скрыть подпись

переключить подпись Предоставлено Бриг.Генерал Вильма Воот; Дэвид Гилки, NPR
Женщины на войне: «Я жила там с парнями»

Загрузить больше историй

«Равенство везде» означает, что женщины должны быть впереди и в центре внимания

Пандемия стала явным призывом к сильному и сострадательному женскому руководству, которое необходимо не только для обеспечения равноправия девочек и женщин во всем, но и для решения огромных глобальных проблем, стоящих перед всеми нами.

Во всем мире пандемия высветила проблемы справедливости и неудовлетворенные потребности, с которыми сталкиваются женщины. Девочки из маргинализованных сообществ одними из первых отказались от образования. Женщины покинули рынок труда на рекордном уровне. Бремя неоплачиваемой работы продолжает расти. Показатели материнской смертности еще не улучшились. Качественные, единообразные гендерные данные по-прежнему отсутствуют в разных странах, чтобы правильно учитывать женщин при принятии политических решений. И восхождение женщин на руководящие должности в правительстве и бизнесе было очень медленным.

«Мы находимся в поворотной точке, когда люди действительно могут буквально увидеть, что неравенство, которое в некоторых случаях действительно оставалось невидимым, действительно заметно», — сказала Дженнифер Кляйн, сопредседатель Совета по гендерной политике Белого дома, на нашем недавнем мероприятии. , Везде равны: борцы за перемены.

«Это четкая программа действий на этот год и последующий период», — сказала Элизабет Казенс, президент и главный исполнительный директор Фонда Организации Объединенных Наций. «Чему мы можем научиться у женского лидерства во время этого кризиса прямо сейчас, что мы можем преобразовать в более масштабные уроки лидерства в целом?»

Спикеры согласились с тем, что для улучшения восстановления и создания более справедливого, равноправного и инклюзивного мира женщины должны будут находиться в авангарде стратегий экономического восстановления, иначе они рискуют расширить или, что еще хуже, подорвать хрупкий прогресс.

«Женщины слушают лучше. Женщины лучше работают в многозадачном режиме. Что может быть лучше для использования этих навыков, чем решение проблемы глобальной пандемии прямо сейчас? » сказала Джина Кларк, исполнительный вице-президент и главный специалист по коммуникациям и администрации AmerisourceBergen.

Целостный взгляд на женщину

Непропорционально сильное межсекторальное воздействие COVID-19 на девочек и женщин является напоминанием о том, что «у женщин есть ряд проблем, с которыми они сталкиваются, особенно после пандемии», — сказал Лойс Пейс, директор по глобальным вопросам U.S. Министерство здравоохранения и социальных служб и бывший исполнительный директор Всемирного совета здравоохранения. «В нашей информационно-пропагандистской деятельности мы действительно должны поставить в центр внимания тот факт, что это не просто проблема со здоровьем».

Рупа Дхатт, соучредитель и исполнительный директор организации «Женщины в глобальном здравоохранении», сказала, что во избежание усугубления разрыва в гендерном равенстве необходимо комплексно взглянуть на женщин, будь то дома, в своих общинах, в обществе или в учреждениях в которыми они управляют.

«Мы должны изменить гендерные аспекты и искоренить факторы неравенства», — сказала она. «Мы опасаемся, что теневая пандемия, от которой особенно страдают девочки и женщины, увеличит эти разрывы».

Лучшие данные для лучших результатов

Беседа между нашими поборниками изменений указала на важный шаг, который мир должен сделать прямо сейчас, чтобы обосновать более решительные политические решения правительства: собирать более качественные и всеобъемлющие данные о девочках и женщинах в разных странах.
«Вопрос о гендерных данных действительно важен и бушует уже много лет», — сказал Нгози Оконджо-Ивеала, генеральный директор Всемирной торговой организации. «Мы не работаем по многим параметрам просто потому, что многие страны не хранят эти данные».

Хотя некоторые страны улучшили сбор ключевой информации, связанной с заработной платой или участием на рынке труда, не все страны собирают такую ​​информацию или делали это на протяжении всей пандемии, чтобы понять влияние кризиса на женщин.Но существующие исследования показывают, что отказ от участия женщин в экономике обходится дорого: по данным консалтинговой фирмы McKinsey & Company, к 2025 году мировой годовой ВВП достигнет 28 триллионов долларов.

«Мы видим изменения, но мы должны ускорить их темпы», — сказала Джулия Гиллард, бывший премьер-министр Австралии. Он начинается с того, что для девочек в молодом возрасте снимаются старые гендерные барьеры. В ее книге «Женщины и лидерство», написанной в соавторстве с Оконджо-Ивеала, было обнаружено, что успешных женщин-лидеров взращивали по мере их взросления и часто делали все возможное, чтобы получить доступ к образованию.

«Они знали, что без этого образования все остальное, чем они хотят заниматься в жизни, в том числе стать лидером, будет невозможно», — сказал Гиллард. «Все начинается с обучения девочки и, надеюсь, заканчивается в мире гендерного равенства, где мы можем видеть и видеть, что 50% наших лидеров — женщины».

Кто рассказывает историю

Способ добиться этого — изменить повествование и изменить того, кто рассказывает историю о женщинах.

Это означает повышение разнообразия голосов в материалах на различных медиа-платформах — от редакций до голливудских фильмов и потоковых сервисов — и организаций, для которых инклюзивность является основной ценностью своей работы.

«Важно, кто рассказывает историю, потому что именно он определяет, какие истории рассказываются, и именно так можно добиться истинного разнообразия», — сказал Кляйн. «Это первый шаг к изменению этих действительно глубоко укоренившихся гендерных норм».

Другой — сознательно отказаться от журналов, социальных сетей и телешоу, которые увековечивают пагубные предубеждения, которые подрывают самооценку женщин или оказывают дополнительное давление на женщин, заставляя их соответствовать изнурительным идеалам перфекционизма.

«Это постоянная работа по отучению и обучению», — сказала Джамила Джамиль, защитница и основательница подкаста «Я взвешиваю с Джамилой Джамиль».«В частности, женщинам дают дополнительные домашние задания, которых не дают мужчинам. Нам дается дополнительный набор правил, которых мы должны придерживаться ».

Глобальные компании с огромными маркетинговыми бюджетами могут помочь противостоять некоторым из этих гендерных норм. Кампания «Come As You Are» от глобальной обувной компании Crocs является прекрасным примером, поскольку в ней инклюзивность и индивидуальность рассматриваются в качестве основных ценностей и смещается повествование на гендерный аспект.

«Я действительно думаю, что представительство начинается внутри организации», — сказала Мишель Пул, президент Crocs, где половину руководящей команды, от директора по маркетингу до руководителя продукта, составляют женщины.«Вы действительно должны видеть и смотреть на то, кто принимает решения, и именно здесь, я думаю, происходят настоящие изменения».

Нарушение восприятия через спорт

И ничто не может помочь изменить восприятие женщин и их врожденную силу лучше, чем соревновательные виды спорта.

«Спорт позволяет женщинам преуспевать», — сказала Натали МакГлойн, гонщица, страдающая параличом нижних конечностей, и посол Стэнли Блэка и Декера. Спустя почти два десятилетия после того, как МакГлойн сломала шею в автокатастрофе, она участвовала в своей первой гонке, которую она назвала поворотным моментом в ее личном путешествии по борьбе с травмой.

«Там, где у нас есть социальные стереотипы, которые связывают женщин со слабостью, спорт ассоциирует женщин с силой», — сказала она.

Для Роуз Натике Локонен, олимпийской беженки и известного сторонника УВКБ ООН, Агентства ООН по делам беженцев, сила спорта изменила ее жизнь и жизнь других беженцев и подала молодым девушкам пример того, как они тоже могут достичь большие высоты.

«Иногда, особенно в африканских странах, они говорят:« Только мужчины могут заниматься спортом, заниматься спортом », — сказал Локонен.Теперь, по ее словам, в спорте есть, по крайней мере, примеры, показывающие, «что может мужчина, а что может и девушка».

Взять стойку

Мы не остановимся, пока девушки и женщины не станут повсюду равными. Это потому, что равенство — это ее право по рождению, закрепленное в Уставе ООН, но это не ее реальность: несмотря на некоторый прогресс, нет места и части жизни, где девушка или женщина имели бы равные права или возможности, как мальчик или мужчина. . COVID-19 усугубляет существующее неравенство, особенно в отношении молодых женщин и цветных женщин.#EqualEverywhere объединяет Фонд ООН, предприятия, сообщества и отдельных лиц, чтобы требовать и настаивать на равенстве, причем безотлагательно. Учить больше.

Показанное изображение: Натали Хуа / Unsplash

женщин в сфере здравоохранения | McKinsey

В нашем первом отчете о женщинах в здравоохранении, опубликованном в прошлом году, было обнаружено, что по многим показателям здравоохранение является одной из лучших отраслей для женщин. В этом году мы обнаружили, что женщины составляют около половины работников здравоохранения и испытывают ограниченный гендерный разрыв в продвижении по службе, что значительно лучше, чем в других отраслях, таких как финансовые услуги, автомобилестроение и промышленное производство.Более того, женщины, работающие в сфере здравоохранения, отметили более высокую удовлетворенность своей карьерой и получили больше того, о чем просили в переговорах о компенсации.


Наш анализ показывает признаки прогресса и повод для оптимизма: женщин в сфере здравоохранения продемонстрировали начальный прогресс в продвижении по службе и продолжают сообщать о высоком уровне удовлетворенности работой. Однако женщины также сталкиваются с постоянными препятствиями на пути продвижения по службе, особенно на руководящие должности, где они по-прежнему недопредставлены.Мы выделяем несколько новых рекомендаций, которые медицинские организации могут предпринять не только для выравнивания игрового поля, но и для обеспечения того, чтобы эти действия привели к ощутимым улучшениям.

Конечно, когда мы делимся результатами нашего последнего исследования, мировые события полностью изменили наш разговор. Медицинские работники находятся на переднем крае глобальной пандемии: их специалисты выполняют важные функции, включая уход за жертвами COVID-19, обеспечение доступа пациентов к надлежащей помощи и разработку вакцины и методов лечения.Медицинские работники получают запоздалое признание за свой вклад, но за это приходится платить огромной ценой: увеличение продолжительности рабочего дня, повышенный стресс и выгорание, а для тех, кто находится на передовой, повышенный риск заражения и заражения.

Кроме того, крупномасштабные протесты против расовой несправедливости в Соединенных Штатах летом 2020 года поставили вопросы справедливости во главу угла. Давление на корпоративных лидеров, чтобы они отреагировали на эту социально-политическую среду, предполагает, что компании активизируют усилия, чтобы сделать приоритетным разнообразие, справедливость и инклюзивность.

Этот фон придает большую актуальность действиям на всех фронтах. Мы надеемся, что это исследование поможет в активной дискуссии о продвижении гендерного равенства в организациях здравоохранения.

Причины празднования

Здравоохранение по-прежнему опережает другие отрасли по представленности женщин на всех уровнях отбора талантов (Иллюстрация 1). Женщины составляют 66 процентов всех медицинских работников начального уровня, что на три процентных пункта больше, чем в прошлом году, по сравнению с 49 процентами во всех отраслях промышленности США.Несмотря на то, что доля женщин на руководящих должностях снижается, до 30 процентов руководящих должностей, здравоохранение по-прежнему опережает все отрасли.

Приложение 1

Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему сайту. Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Напишите нам по адресу: [email protected]

В сфере здравоохранения наиболее резкое снижение доли женщин происходит при переходе от менеджера к руководителю высшего звена (падение на 10 процентных пунктов).Эта модель отличается от других отраслей, где наиболее резкое падение (также на 10 процентных пунктов) происходит раньше в цепочке талантов, на первой ступени до менеджера, также известной как «сломанная ступенька» лестницы.

Одно из возможных объяснений этого расхождения между здравоохранением и другими отраслями заключается в характере продвижения по службе на разных уровнях, так как падение наиболее значимо в организациях плательщиков и поставщиков. Для медсестер, например, требуются большие управленческие кадры (на каждом этаже и в каждом отделении больницы), а продвижение от медсестры к этажу или заведующему отделением связано с менее формальными процедурами продвижения по службе. На уровне старшего менеджера часто вводятся группы по продвижению, и часто требуется дополнительная квалификация, что может способствовать значительному снижению представленности женщин.

Несмотря на препятствия на пути продвижения по службе, женщины, работающие в сфере здравоохранения, относительно позитивно смотрят на свою карьеру: почти 75 процентов женщин сообщают, что довольны своей карьерой, по сравнению с примерно 69 процентами мужчин. Это мнение усиливается по мере продвижения женщин по служебной лестнице: на начальном уровне 71 процент женщин сообщают о том, что они счастливы, а на уровне старшего вице-президента эта цифра увеличивается до 91 процента.Восприятие равных возможностей может быть фактором, способствующим этому. В то время как 18 процентов женщин (на том же уровне, что и в прошлогоднем опросе) сообщают, что пол, возможно, сыграл роль в упущении возможности продвижения по службе, повышения или шансов на продвижение вперед, 68 процентов не верят, что гендер оказал влияние (14 процентов сообщили, они не уверены). Этот вывод примечателен: наш количественный анализ показал, что мужчин, как правило, продвигают больше, чем женщин.

Более того, организации принимают меры наверху, чтобы увеличить представительство женщин.Наем женщин из высшего руководства в медицинских организациях вырос с 33 процентов в 2017 году до 42 процентов в 2018 году, что является значительным увеличением по сравнению с аналогичным периодом прошлого года (Иллюстрация 2). Этот прогресс может соответствовать прошлогоднему призыву к действию, поскольку внешний найм является одним из самых быстрых рычагов для улучшения представительства женщин, особенно на высшем уровне.

Приложение 2

Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему сайту.Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Напишите нам по адресу: [email protected]

Основные проблемы, требующие решения

Этот прогресс обнадеживает, но лидерам не следует полагать, что препятствия устранены. Действительно, такие тенденции, как внешний найм, могут быть перевязкой более системных барьеров, таких как продвижение по службе и несбалансированность линейных и кадровых ролей, которые мешают женщинам достичь паритета, особенно на высшем уровне.Учтите, что в отрасли здравоохранения женщины продвигаются по службе с аналогичными, но немного более низкими темпами, чем мужчины, до уровня старшего вице-президента. Хотя эти различия могут показаться незначительными, они усугубляются и могут привести к гораздо более низкому представительству женщин на более высоких уровнях (Иллюстрация 3). Показатели продвижения женщин на руководящие должности, кажется, обращают эту тенденцию вспять, но они опровергают тот факт, что женщин, которых следует рассматривать для продвижения по службе, гораздо меньше.

Приложение 3

Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему сайту.Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Напишите нам по адресу: [email protected]

Типы должностей, которые занимают женщины, и распределение по линейным и кадровым ролям —Может также сыграть свою роль (Приложение 4). В медицинских учреждениях, например, женщины составляют примерно 80 процентов первичных работников начального уровня, таких как медсестры, среди которых часто преобладают женщины. Однако это представительство снижается по мере продвижения, пока женщины не будут составлять лишь около 30 процентов линейных должностей в топ-менеджере.

Приложение 4

Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему сайту. Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Напишите нам по адресу: [email protected] В

организациях PMP самая низкая доля женщин на линейных должностях по всей цепочке. Хотя у них больше паритета на начальном уровне — женщины составляют 52 процента линейных должностей начального уровня, — они выполняют лишь 21 процент линейных должностей высшего руководства. Такое распределение может быть проблематичным, поскольку сотрудникам на линейных ролях часто предоставляется больше возможностей для карьерного роста и более высокая компенсация.

Хотите узнать больше о нашей практике в области систем и услуг здравоохранения?

Где прерывается продвижение женщин

В сфере здравоохранения наибольшее препятствие на пути продвижения женщин возникает при переходе от менеджера к высшему руководителю, когда представительство женщин в целом падает на 10 процентных пунктов (Рисунки 1 и 5).Различия в показателях продвижения по службе создают значительные препятствия для представительства женщин на более высоких должностях, которые нельзя устранить только внешним наймом. Проблема усугубляется тем, что отсев довольно равномерен по уровням среди мужчин и женщин, но существует разрыв примерно в 1,5 процентных пункта для женщин на уровнях старшего вице-президента и высшего руководства (Иллюстрация 6).

Приложение 5

Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему сайту. Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Напишите нам по адресу: [email protected]

Приложение 6

Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему сайту. Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Напишите нам по адресу: [email protected]

Встречный ветер женский цвет

Проблемы, с которыми сталкиваются женщины в целом, перед цветными женщинами усугубляются.Во всех отраслях здравоохранения доля белых женщин на должностях начального уровня начинается с 46 процентов, постепенно снижаясь до 25 процентов в высшем руководстве (Иллюстрация 7). Цветные женщины составляют 20 процентов представительства начального уровня, но к руководству их доля упала до 5 процентов. Как и в случае с женщинами в целом, самый резкий спад у цветных женщин наблюдается при переходе от менеджера к старшему менеджеру. Сравните это с цифрой для белых мужчин, которые могут увеличить свою долю ролей почти в два с половиной раза по мере перехода с начального уровня на руководящие должности.Напротив, процент цветных мужчин на должностях во всей отрасли остается неизменным и составляет около 11 процентов. Хотя цветные мужчины изначально имеют наименьшее представительство и, вероятно, чаще всего являются «единственными», их карьерный путь не сужается в диапазоне талантов так же, как белые женщины и цветные женщины.

Приложение 7

Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему сайту. Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами.Напишите нам по адресу: [email protected]

Отсутствие представительства среди цветных женщин может иметь далеко идущие последствия: меньшее количество руководителей, являющихся цветными женщинами, приводит к меньшему количеству образцов для подражания для женщин, только начинающих свою карьеру. C-suite задает тон организации, особенно как поборникам инициатив разнообразия и воплощению ценностей и приоритетов. Расовое и гендерное разнообразие также напрямую связано с производительностью. Компании, входящие в верхний квартиль по гендерному разнообразию в управленческих командах, имели на 25% больше шансов иметь прибыльность выше среднего, чем компании из четвертого квартиля.Кроме того, по прибыльности организации с этническим и культурным разнообразием высшего квартиля в руководящих группах превосходили организации из четвертого квартиля на 36%. Наконец, большее разнообразие в организации может помочь медицинским компаниям более точно отражать пациентов и клиентов, которых они обслуживают, тем самым укрепляя экосистему здравоохранения.

Расхождения во взглядах на приоритеты и влияние

Подавляющее большинство мужчин (80 процентов) и женщин (90 процентов) сообщают, что разнообразие широко признано в качестве приоритета в их компании.Тем не менее, только 10 процентов женщин и 16 процентов мужчин говорят, что разнообразие является главным приоритетом, подчеркивая потенциальную возможность его уменьшения в пользу других требований бизнеса. Например, пандемия и экономический кризис могут побудить компании сделать приоритетными задачи повышения устойчивости и восстановления. В то же время нынешняя волна протестов и требований прогресса может вызвать давно назревшие изменения в том, как организации реагируют на отсутствие разнообразия.

Восприятие мужчинами своей способности продвигаться иногда может отличаться от данных.Например, несмотря на более высокий уровень продвижения по службе в сфере здравоохранения, 12 процентов мужчин заявили, что, по их мнению, их пол сыграл роль в том, что их отказались от повышения по службе, повышения или шанса продвинуться вперед, по сравнению с 7 процентами предыдущий год. Однако это восприятие не отражает данные о продвижении по конвейеру.

Подотрасль: глубокие погружения

Исследование плательщиков, поставщиков и PMP-компаний выявляет различия в подходах и факторах в продвижении гендерного разнообразия (Приложение 5).Миссия компаний в каждой подотрасли может повлиять на карьерный рост. Позиции начального уровня в организациях-поставщиках включают прямой уход, в то время как плательщики или организации PMP часто ищут кандидатов начального уровня на такие должности, как обслуживание клиентов и маркетинг.

Женщины составляют подавляющее большинство работников низших уровней плательщиков и поставщиков; последняя подотрасль имеет самое высокое представительство женщин на всех уровнях организации, кроме высшего руководства. Они значительно опережают своих коллег по отрасли до перехода от старшего вице-президента к высшему руководству, после чего доля женщин упадет на 14 процентных пунктов.На другом конце шкалы компании PMP имеют самую низкую долю женщин на всех должностях: с 56 процентов женщин на должностях начального уровня до 25 процентов в высшем руководящем звене.

Внешний найм

Все подотрасли уделяют особое внимание внешнему найму для заполнения должностей кандидатами-женщинами, особенно на высшем уровне (Иллюстрация 8). У поставщиков услуг было самое высокое представительство женщин во всей организации, за исключением высшего руководства. Среди всех трех подотраслей внешний найм на должности начального уровня очень близок к общей доле женщин на этих должностях.Однако, начиная с уровня менеджера, доля женщин, нанятых извне, снижается примерно на 8 процентных пунктов ниже доли внутреннего уровня организации как для плательщиков, так и для поставщиков. Напротив, в организациях PMP внешний найм женщин на уровне вице-президента и выше превышает общее представительство женщин на этом уровне, что свидетельствует об усилиях по увеличению разнообразия наверху.

Приложение 8

Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему сайту.Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Напишите нам по адресу: [email protected]

Акции

На всех уровнях, кроме самого высокого, три подотрасли продвигают женщин по несколько более низким ставкам, чем мужчины, причем плательщики демонстрируют наибольшее неравенство (Иллюстрация 9). Например, среди плательщиков мужчины получают более высокий уровень продвижения по службе, чем женщины, особенно на уровне старшего менеджера и вице-президента, где показатели продвижения по службе для мужчин почти вдвое выше, чем для женщин.Хотя это гендерное различие менее выражено, оно также существует в провайдерах и компаниях PMP на более ранних сроках работы. Гендерная предвзятость в процессе оценки и продвижения по службе, а также поддержка со стороны наставников и спонсоров вносят значительный вклад в эти результаты.

Приложение 9

Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему сайту. Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами.Напишите нам по адресу: [email protected] Женщины на рабочем месте 2019

Истощение

Плательщики, поставщики и компании PMP демонстрируют довольно одинаковые уровни отсева в организации, хотя некоторые пробелы начинают проявляться на более высоких должностях (Иллюстрация 10). В компаниях PMP показатели выбытия мужчин и женщин на должности вице-президента начинают расходиться, и эта тенденция распространяется и на руководителей высшего звена. Наиболее заметная разница наблюдается в группе плательщиков C, где коэффициент выбытия женщин почти вдвое выше, чем у мужчин.Поставщики услуг добились большего успеха в удержании женщин на высшем уровне, при этом показатель выбытия женщин составляет около одной трети по сравнению с плательщиками и компаниями PMP.

Приложение 10

Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему сайту. Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Напишите нам по адресу: [email protected]

Цветные женщины

В трех подотраслях цветные женщины занимают от одной пятой до одной трети должностей начального уровня (Иллюстрация 11).По словам старшего менеджера, доля цветных женщин во всех трех странах упала до 11 процентов. Плательщики и поставщики видят самое резкое падение на уровне высшего руководства. Например, среди плательщиков представительство цветных женщин на данном этапе снижается более чем наполовину, в то время как белые женщины практически не сокращаются.

Приложение 11

Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему сайту. Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами.Напишите нам по адресу: [email protected]

Как обсуждалось в статье «COVID-19: инвестирование в жизнь и средства к существованию чернокожих», во время пандемии «чернокожие американцы, вероятно, понесут больший ущерб на каждом этапе пути к накоплению богатства. Важно отметить, что 39 процентов рабочих мест, занимаемых чернокожими работниками (всего семь миллионов рабочих мест), уязвимы в результате кризиса COVID-19 по сравнению с 34 процентами среди белых работников ». Чернокожие женщины и мужчины, как правило, чрезмерно представлены на низкооплачиваемых должностях в сфере здравоохранения, требующих большого количества контактов, но недостаточно представлены в более высокооплачиваемых областях, таких как медсестры или врачи.Например, чернокожие составляют более одной трети помощников психиатров, санитаров и медсестер, но лишь 10 процентов дипломированных медсестер и 5 процентов врачей. Некоторые организации добились прогресса. В Соединенном Королевстве Национальная служба здравоохранения сообщила, что примерно треть всех цветных людей достигают высшего уровня по сравнению с 50 процентами всех кавказцев. В организациях PMP самое низкое представительство цветных женщин по сравнению с плательщиками и поставщиками: от половины белых женщин на начальном уровне до одной трети или менее в высшем руководстве.

Проблемы, характерные для COVID-19

Поскольку пандемия коронавируса вынудила целые страны перейти на удаленную работу, медицинским компаниям необходимо повысить гибкость, чтобы сотрудники могли вписывать работу в свою жизнь. Многие руководители отдела кадров были взволнованы перспективой того, что COVID-19 может ускорить принятие организацией гибкой работы, что принесет пользу сотрудникам с более разнообразными потребностями. Однако COVID-19 может непропорционально и негативно повлиять на женщин и цветные сообщества, и эту закономерность следует внимательно отслеживать и решать.

Недавние исследования показывают, что женщины работают в «двойную двойную смену» из-за пандемии коронавируса. — 20 часов дополнительной работы по сравнению с мужчинами. Опросы, проведенные в апреле 2020 года LeanIn.org и Survey Monkey, показали, что 31 процент женщин, работающих полный рабочий день, и семей говорят, что у них больше работы, чем они могут сделать, в то время как только 13 процентов работающих мужчин с семьями говорят, что одно и тоже.

Это бремя и негативное воздействие особенно ощущают цветные женщины. Чернокожие женщины и мужчины непропорционально представлены в рядах передовых и основных медицинских работников. Кроме того, несмотря на то, что чернокожие женщины уже в два раза чаще выполняют работу по дому, чем чернокожие мужчины, они по-прежнему несут более половины обязанностей по уходу. По сравнению с чернокожими мужчинами, черные женщины тратят в 2,7 раза больше часов на неоплачиваемую работу по уходу за членами семьи и детьми и 1.В 3 раза больше часов ухода за взрослыми, не проживающими в семье.

Пять радикальных действий, которые необходимо предпринять

Как только руководители здравоохранения лучше узнают проблемы, с которыми сталкиваются их организации и подотрасли, посредством тщательного анализа кадровых ресурсов и точек утечки, они могут приступить к разработке и внедрению целевых мероприятий. Работодатели могут и впредь применять справедливые методы продвижения и делать упор на коммуникацию и прозрачность, чтобы предотвратить распространение негативного отношения и препятствование усилиям по обеспечению разнообразия.Фиксация повышения до старшего менеджера вызовет положительную цепную реакцию по всей цепочке, поскольку больше женщин будет доступно для продвижения и найма на каждом последующем уровне. Другими словами, больше женщин начального уровня поднимется до среднего звена, а больше женщин из руководства поднимется до высшего руководства.

Медицинские компании могут предпринять пять конкретных действий, чтобы зафиксировать представительство на уровне менеджера и старшего менеджера. Эти действия согласуются с нашим более широким исследованием, но были адаптированы к отрасли здравоохранения и ее задачам.Поскольку цветные женщины сталкиваются с дополнительными проблемами, эти действия следует адаптировать к потребностям этой группы (см. Врезку «Целевая поддержка цветных женщин»).

Поставьте цель привлечь больше цветных и цветных женщин в высшее руководство

Медицинские компании должны поставить и опубликовать амбициозную цель по увеличению числа женщин на уровне высшего руководства. Более того, компании должны установить цели для найма и продвижения по службе — процессов, которые наиболее непосредственно влияют на представительство сотрудников.Чтобы увеличить представительство женщин на руководящем уровне, компании могут сосредоточиться на обеспечении представленности женщин на должностях начального уровня, особенно там, где традиционно развиваются высшие руководители. Они также могут создавать и развивать «нетрадиционные» пути старшего руководства для непосредственного персонала (например, медсестер, кураторов). Например, компании могут предложить своим сотрудникам обучение и возможности для развития навыков, которые позволят им занять все более высокие должности.

Требуются разные листы для приема на работу и продвижения по службе

Организации с большей вероятностью обеспечат различные списки кандидатов для продвижения по службе на руководящих уровнях, чем на должностях начального уровня. Исследовать обнаружил, что более разнообразный выбор кандидатов может стать мощным двигателем изменений на каждом уровне. Когда на рассмотрение предлагаются две или более женщин, шансы на то, что женщина получит повышение, резко возрастают. Это может быть особенно полезно в более формальных процессах продвижения по службе, подобных тем, с которыми могут впервые столкнуться сестринские отделения или руководители отделений, когда их рассматривают на более высокие должности.

Помогите оценщикам пройти обучение бессознательной предвзятости

Бессознательная предвзятость может сыграть большую роль в определении того, кого нанимают, продвигают по службе или кто оставляет позади. Компании с меньшей вероятностью будут предлагать сотрудникам, участвующим в обзорах эффективности начального уровня, неосознанную предвзятость по сравнению с проверками высшего уровня, но смягчение предвзятости на этом этапе особенно важно. Поскольку кандидаты имеют меньший опыт в начале своей карьеры, оценщики могут делать предположения об их будущем потенциале, исходя из их пола.Медицинские компании должны вкладывать средства в обучение, чтобы обучать всех оценщиков бессознательной предвзятости и находить союзников для женщин на ранних этапах карьерного роста. Такое обучение может быть особенно полезным для плательщиков, где неосознанная предвзятость может сыграть роль в том, что уровень продвижения по службе для мужчин на уровне старшего менеджера почти вдвое выше, чем для женщин.

Установить четкие критерии оценки

Компании должны обеспечить наличие правильных процессов, чтобы предвзятость не влияла на решения и обзоры по найму.Важным шагом является установление четко определенных критериев оценки до начала процесса обзора. Инструменты оценки также должны быть интуитивно понятными и разрабатываться для обобщения объективных и измеримых входных данных. Организации также должны способствовать прозрачности и сообщать о справедливости и объективности процессов проверки. Эти усилия будут гарантировать, что прогресс, достигнутый женщинами, будет восприниматься всей рабочей силой как основанный на заслугах.

Поставьте больше женщин в очередь на повышение до старшего менеджера

Женщины должны накопить необходимый опыт, чтобы подготовиться к руководящим должностям и повысить свой авторитет, чтобы их рассматривали на руководящие должности.Строительные блоки не новы — обучение руководству, спонсорство, высококлассные задания, — но многим компаниям необходимо удвоить свои усилия, чтобы предоставить сотрудницам-женщинам доступ и возможности. Это особенно важно для всех ролей (например, врачей, ученых, занимающихся исследованиями и разработками), чтобы разнообразные таланты распределялись более равномерно с равными возможностями для продвижения. Согласно исследованию «Женщины на рабочем месте» 2017 года, женщины, которые получают профориентацию и указания от своих менеджеров и старших руководителей, с большей вероятностью будут продвигаться по службе.Медицинские компании должны стремиться получать данные об эффективности своих текущих программ и выявлять сотрудников, у которых нет спонсоров и наставников. Например, организация может объединить женщин со старшим руководителем, который отслеживает их успехи и выступает от их имени.


Мы надеемся, что события 2020 года послужат стимулом к ​​переменам. Этот момент предоставляет заинтересованным сторонам в сфере здравоохранения возможность изменить повествование в отрасли и окружающую среду, а также улучшить жизнь людей в процессе.Изложенные нами рекомендации могут помочь организациям сохранить внимание к гендерному разнообразию, поскольку конкурирующие приоритеты соперничают за внимание и ресурсы.

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *