Агарков антон – Байкал, Териберка, Ловозерские тундры, Узбекистан, Казахстан, Киргизия, Камчатка, Северная Осетия

«Когда мне в голову приходит кадр, это откровение» — Российское фото

Желание снимать природу — это стремление выбраться из коробочки, увидеть горизонт, перестать наблюдать перед собой стену, уверен известный пейзажный и тревел-фотограф, участник клуба «Российское фото» Антон Агарков. О себе он рассказал нашему журналу.

О себе

По первому образованию я инженер-технолог авиационных двигателей, по второму — лингвист-переводчик. И именно вторая профессия помогла мне прийти к фотографии, причем очень извилистым путем. Желание путешествовать пришло гораздо раньше, чем желание снимать. И я решил, что если буду работать переводчиком-синхронистом с иностранными делегациями, то рано или поздно точно попаду в командировку. «Путешествие, за которое тебе еще и платят? Идеально!» — так я тогда думал.

Потом началась работа в институте, где испытывают авиадвигатели, и там я стал одновременно и инженером по испытаниям, и переводчиком на проектах с Индией, только вот не в Индии, а в России. Работы было много, но она все больше уводила меня от переводов и путешествий в авиацию. Я даже начальником испытательной лаборатории стал, но понял, что это не мое.

И тут мне предложили поработать фотографом для одного портала — путеводителя по России. Я распрощался с инженерной работой и полностью перешел в фотографию и журналистику.


Об изучении фотографии

В семье, сколько я себя помню, был фотоаппарат «Зенит». Отец даже учил меня снимать, но в тот момент меня это не зацепило. Потом, курсе на третьем института, я купил себе свою первую цифромыльницу и начал щелкать. Друзья хвалили, критики на фотосайтах ругали, и я решил, что нужно расти. Первые фотографии, которые не стыдно показать, у меня получились лет десять назад.

Я учился всему самостоятельно, старался много смотреть фотографии других авторов, покупал альбомы. Искал снимки, от которых внутри что-то дрожит. И наоборот, искал работы, в которых меня что-то раздражает, чтобы понять, что именно. Формировал визуальный вкус.



О пейзажной фотографии

Странно, но я никогда не задавал себе вопрос, почему именно пейзаж. Я как-то с самого рождения остро чувствовал природу, мне было интересно бродить по лесу, смотреть, как солнце просвечивает листья… Потом я начал ездить к родственникам в Северную Осетию, и эта связь с природой только усилилась — сложно не проникнуться, когда с твоего огорода видно Казбек! А потом этот вопрос пришел сам собой. В 2010 году я отправился в свой первый зимний поход на Южный Урал, в национальный парк Таганай. Настрадался там основательно, но и фотографии привез неплохие. Выложил в блоге, и кто-то мне оставил комментарий: «Как красиво! А я всю жизнь смотрю на Таганай из окна и все никак не доберусь». И тут я понял, что из моего-то окна видно только стену противоположного дома! И желание снимать природу — это стремление выбраться из коробочки, перестать наблюдать перед собой стену и увидеть горизонт и горы где-то вдалеке!


О фототурах

Я организую фототуры, и весь этот год у меня уже расписан. География поездок — Северная Осетия, Грузия, Армения, Ингушетия, Киргизия, Камчатка, Байкал. Постоянно ищу новые интересные направления и форматы подачи.

Мне кажется, что фототуры — очень интересный формат путешествий. Ты выезжаешь с хорошим гидом, который знает место и точки, где надо быть на рассвете и на закате, может дать совет насчет съемки и поделиться какими-то интересными приемами обработки. А еще в фототуре ты путешествуешь в компании единомышленников, что особенно важно. В обычных туристических группах фотограф — это раздражитель. Он постоянно срывает график похода, требует остановиться и разбить лагерь там, где ему хотелось бы снимать на рассвете и на закате, просит подождать его. Ну или наоборот — тянет куда-то людей, которые приехали просто отдохнуть. Короче, для обычных туристов фотограф — горе. Поэтому у человека с камерой варианта два: или путешествовать одному, или искать единомышленников.


Но в то же время я всегда говорю, что мои туры подходят не только фотографам. Мы-то всегда видим самые прекрасные места в самое выгодное время и от любого путешествия получаем больше впечатлений. Для обычного же человека оказаться в группе фотографов означает получить доступ ко всей этой красоте, и не только. Каждый свой тур я стараюсь совмещать с приключениями. Трекинги по каньонам, общение с чабанами, ночевки в юртах, игры кочевников — все это очень яркие впечатления, которые запомнятся, даже если вы ничего и не снимете.


О природе

Я очень люблю снимать на Кавказе, в Северной Осетии — для меня это практически дом, там живет моя бабушка. Люблю ледники и скалистые горы Дигорского ущелья, развалины домов и родовых башен в ущелье Уаллагком. А люди там совершенно потрясающие! В прошлом году открыл для себя Дагестан — провел там по месяцу летом и осенью — и в этом году продолжу исследовать его. Он поразил меня разнообразием ландшафтов — барханы, лиановые леса, каньоны, море… И вдобавок, словно этого мало, в Дагестане очень интересный быт, яркая этнография и разнообразные ремесла — клад для тревел-фотографа. Именно поэтому я уже в нынешнем году организую тур туда.

Обожаю Киргизию, бываю там с 2013 года ежегодно и каждый раз открываю для себя что-то новое. Мне очень нравится, как в этом регионе сочетаются кочевой быт и невероятной красоты природа. Если вы хоть раз видели, как кочевник ведет свое стадо по высокогорным лугам на фоне заснеженных гор, вы меня поймете.


О погоде

Что касается погоды, то мне нравится, когда она меняется. На стыке хорошей и плохой погоды можно поймать самый интересный свет, самые эффектные облака. Интересно снимать в дождь. Я как-то делал проект для туристического бюро острова Гуам — мы снимали реконструкторов традиционного костюма народа чиморра, и я использовал для съемки вспышки. Тут начался тропический ливень, и мы подсветили вспышкой эту стену дождя и аборигена с копьем, стоящего по колено в морской воде, — получилось очень круто!


Еще мне нравится фотографировать в тумане и при низкой облачности — такая погода позволяет работать с минималистичными сюжетами. Облака скрывают часть картины и создают особую мистическую атмосферу. Правда, они могут и вообще все укрыть, и тогда приходится снимать серый квадрат, но это погода, ей не прикажешь. Я обожаю туман. Мне нравится смотреть, как открываются и закрываются горы, как туман преображает ландшафт, превращает его в нечто иное, лепит из него какие-то неожиданные сюжеты. В тумане всегда можно увидеть что-то невероятное. И тогда нужно непременно это снять, потому что через секунду туман поглотит сюжет.


О любимых местах

Таких мест немного, но есть одно, которое я люблю особенно. Оно находится в Северной Осетии в верховьях реки Урух. Это одна из самых опасных рек в республике, с водопадами и узкими каньонами. Иногда на нее даже смотреть страшно. В самом верху ущелья Урух падает с ледника и попадает на равнину, где дробится на десятки рукавов. Это — реликтовое болото Чифандзар. Летом там сплошной цветущий ковер всех возможных цветов радуги! Просто невозможно красиво! Осенью Чифандзар превращается в желтую каменистую пустошь, прорезанную редкими голубыми потоками. Туда я возвращаюсь дважды каждый год и не намерен прекращать эту традицию.


О горах

Я люблю природу в любом ее проявлении — степи, пустыни, холмы, реки и моря… Горы — просто еще один сюжет, который я стараюсь передать максимально красиво. Для меня очень важно в своих работах отразить саму суть объекта, который я снимаю, настроение, ощущение от него. Пустыни — это жара и песок в лицо, фактуры и контраст линий. Степи — бесконечность. Горы — неприступность. Важно, чтобы у зрителя сразу сложилось ощущение: они огромные и недосягаемые, один только их вид поражает. А для этого важно смотреть на них снизу вверх, быть у их подножия — так горы смотрятся гораздо эффектнее.

Я не стремлюсь куда-то забраться, пройти километры или покорить перевалы. В фотографии это вторично, первична же дорога к кадру. И вот если на ней будут перевалы и горные тропы, то их я и буду преодолевать и штурмовать.

Впрочем, не скрою, что снимки, которые дались с бо́льшим трудом, потом смотришь с каким-то особым трепетом: включается более глубинный слой — память. Если у меня получилось передать эту дрожь зрителю, то я со своей задачей справился.



О ярких впечатлениях

Ярких моментов запомнилось немало. Из каждой поездки я привожу по одному, не меньше. Можно вспомнить, как меня чуть не поколотили каракалпакские гопники, пока я снимал скелеты кораблей на Арале. С места съемки меня вывозили на Daewoo Matiz — самой абсурдной полицейской машине, которую только можно себе придумать. Или как я тащился на вершину бархана Сарыкум в Дагестане без всякой надежды что-то снять, но под вечер полыхнуло так, что я этот закат еще очень долго вспоминал. Однако круче всего было прилететь к извергающемуся вулкану Плоский Толбачик, заночевать в километре от него и смотреть, как от каждого вулканического выстрела палатка ложится на тебя. Там мне пришлось карабкаться по обледенелым склонам и ловить пригоршни пепла в лицо. Но это того стоило — я никогда не забуду, как лава медленно падает по крутому руслу и ползет в лес, а над долиной поднимается огромный столб алого пепла. А еще благодаря той поездке я познакомился со своей будущей женой — вот уж точно есть что вспомнить.


О риске ради удачного кадра

Когда-то ради кадра я шел на все. Но потом в моей жизни появилась Вероника, я понял: мне есть что терять, и слегка поумерил пыл. Хотя иногда меня и заносит на отвесные уступы и опасные тропы, я считаю, что лучше не рисковать. Если ты сорвешься в пропасть, то ничего больше в своей жизни не снимешь, потому что сам себя погубил.

Если же вспоминать… Было кое-что. В Северной Осетии нам предложили подняться на перевал Геби. Сказали: там очень красиво, а тропа несложная, мы и пошли. И на этой «несложной» тропе у нас с отвесного склона, с семиметровой высоты упал конь. К счастью, все обошлось. Но вот ты смотришь, как он, дрыгая ногами, летит вниз, переворачивается, роняет рюкзаки и падает на камни, и думаешь: «А ведь я пять минут назад ехал верхом…»

В тот раз я сделал на Геби потрясающие фотографии, но зарекся туда подниматься. И конечно же, на следующий год вернулся с небольшой группой из МЧС. Ребята хотели пройти по красивому и сложному маршруту одновременно, я предложил Геби, и они согласились. На крутом подъеме навьюченные кони заупрямились, встали намертво, и я пошел проверять, что там такое, помочь сдвинуть их вперед. Потом что-то пошло не так, и один из коней упал на меня. Затем упал второй, меня защемило между ними и потащило в пропасть… Не помню, как я выбрался, но было страшно. Не уверен, вернусь ли я на Геби после этого; да, скорее всего…



О том самом кадре

Когда мне в голову приходит кадр, это откровение. И я буду искать нужное место для его реализации и возвращаться туда, пока не дождусь подходящей погоды. Примерно так я снимал своего «Исследователя» в байкальских гротах — перед моими глазами возник этот образ маленького человека, стоящего ночью у входа в ледяную пещеру, что-то в духе постера «Нечто». Вначале я ошибся с гротом, а потом еще несколько дней ждал, когда расчистится небо и появятся звезды. Когда же все сложилось, я вышел на мороз и снимал несколько часов, пока не получил нужный результат.


О ви́дении

Я очень надеюсь, что ви́дение все-таки можно развить. Наверное, не всем дано раскрыть в себе абсолютное чутье, но чувство прекрасного натренировать можно совершенно точно. Разумеется, если задать себе правильную систему координат, в которой прекрасным будет действительно прекрасное.


О критерии хорошей фотографии

Критерием хорошей фотографии я считаю эмоции. Если в кадре они есть, значит, снимок удался.



О фототехнике

Я снимаю камерой Nikon и объективами Nikon и Tamron. Последние открыли мне окно в мир длиннофокусной оптики, и теперь я не выкладываю 150—600-миллиметровый из кофра. Оказалось, что мир просто наполнен пейзажными сюжетами для этих фокусных расстояний! В поездках я вожу с собой штатив Gitzo Explorer, поляризационный и несколько нейтрально-серых светофильтров Hoya, а также комплект вспышек Nissin с радиосинхронизатором. Иногда в путешествии мне хочется снять цикл портретов с постановочным светом, и для таких задач этот комплект света — лучшее решение.


О чертах характера

Фотографу в первую очередь должна быть присуща внимательность к тому, что происходит вокруг. Умение перестать говорить и начать слушать. Желание понимать и принимать мир вокруг таким, какой он есть.


О мастерах фотографии

Мне очень нравятся работы Кристофера Беркетта — он так тонко выстраивает хаос в кадре. Майкл Кенна потрясающе смотрит на мир. Трогают фотографии и проекты Грегори Кольбера.



Анкета. Об авторе

Имя, фамилия, возраст: Антон Агарков, 31 год.
Веб-сайт: http://whiteroad.me/.
Техника: Nikon D810, AF-S Nikkor 14–24 f/2.8, AF-S Nikkor 24–70 f/2.8, AF Nikkor 80–200 f/2.8, Tamron 150–600 f/5-6.3, штатив Gitzo Explorer, поляризационный и нейтрально-серый фильтры.
Выставки, награды, достижения: победитель Global Arctic Awards, «Дикая природа России», AdMe Photo Awards. Участник проекта «Первозданная Россия».
Источник вдохновения: мир вокруг. И стена дома напротив — она подталкивает меня этот мир исследовать.
Лучший совет: прислушивайтесь к эмоциям — они важнее любой техники.

rosphoto.com

ZUZZA — Картины для интерьера

Антон Агарков

«Движение – ключ к успеху». Антон Агарков, известный также, как бродячий волшебник, находится в постоянном движении. Он изучает мир и людей. Любовь к путешествиям и одновременно к фотографии возникла в двадцатилетнем возрасте. С тех пор начался путь к успеху в качестве фотографа, путешественника, журналиста и блоггера.

«Даже не представляю, что произойдет, если вдруг я почему-то не смогу снимать. Наверно, потону в жутком черном болоте уныния», — слова Антона. И мир тоже потонет, ведь кто еще умеет так сильно затронуть душу фотокадрами с человеческой историей? В объектив Антона попадали кочевники, путешественники, монахи, шаманы и охотники. У него много наград: победитель конкурса The Best of Russia 2013, призер конкурса Русского географического общества, AdMe Photoawards, «Первозданная Россия» и National Geographic Россия «Дикая природа России — 2012», победитель конкурса Государственного дарвиновского музея «Краски природы» и другие.

Способность Антона совмещать красоту природы и бескрайних пейзажей с человеческими историями – особый дар. Его снимки говорят, они рассказывают истории, нашептывают о других судьбах, открывают новые жизни, попадают глубоко в сердце и навечно остаются в памяти. Они не оставляют равнодушными!

Агарков умеет найти завораживающий сюжет везде: и в пятидесятиградусный мороз, и на вершинах гор, и в бескрайних степях Центральной Азии, и у подножия вулкана. Фотограф проводит в пути более 200 дней в году и помогает зрителям его фотокартин, перенестись в удивительные места, где ему посчастливилось быть. В 2014 г. Антон организовал медиа-проект по раскрытию традиций, уникальной природы, быта и уклада жизни народов Центральной Азии. Он называется «Наследники степи».

Антон целеустремленный профессионал. Когда-то, сделав первые кадры на простую мыльницу, он выложил их в сеть и не получил оваций. Вместо того чтобы погрустить и сдаться, он захотел взять реванш и начал изучать азы мастерства. Теперь он один из признанных и известных фотографов в мире, проводит фото-путешествия по Северной Осетии, Байкалу, Бурятии, Киргизии, Камчатке. Он также является представителем бренда компании Tamron в России и прорайдером компании Marmot.

Побывайте в гостях у разных народов, почувствуйте атмосферу жизни в разных уголках Земли вместе с фотографиями Антона!

zuzza.ru

Правила жизни. Антон Агарков: nikonofficial — LiveJournal

Сегодня мы подготовили для вас интервью с потрясающим фотографом Антоном Агарковым. Читайте его правила жизни и вдохновляйтесь!

«Самый главный урок первых двадцати лет жизни: я понял, что хочу путешествовать. Причем не для галочки, не ради штампов в паспорте. Мне очень хотелось знакомиться с новыми местами, с природой, людьми. Хочется не просто видеть, а понимать, как живет мир вокруг меня. Потом это желание переросло в стремление снимать все эти процессы.

Я не преувеличу, если скажу, что фотография, наравне с моей семьей, — это для меня все. Даже не представляю, что произойдет, если вдруг я почему-то не смогу снимать. Наверно, потону в жутком черном болоте уныния.

Было очень много интересных заказов, экспедиций и съемок. Но самая важная — работа в проекте Strana.ru. Точнее, первые полгода работы. Это была моя первая работа в профессиональной журналистике, главный редактор Мария Хачатрян посмотрела мои публикации в ЖЖ и предложила поработать с ними. Первые пару недель у меня была эйфория: я буду путешествовать по всей России, снимать, писать для интересного федерального издания, да еще и получать за это деньги! Но потом эйфория сменилась сплошными страданиями. Работа без выходных до поздней ночи, командировки без перерывов. Но самое страшное — оказалось, что я не так пишу и не так снимаю. Шесть месяцев Маша ломала блогерский стиль “что вижу, о том и пою”, учила работать с людьми, искать и создавать истории, снимать осознанно. Этот процесс проходил очень тяжело и для меня, и для нее. Сейчас я понимаю, что она говорила и делала очень правильные вещи, понимаю, почему она мало хвалила и много ругала. А еще я понимаю, что большинство редакторов просто скажет: “Вы нам не подходите, до свидания” и найдет нового фотографа. Она увидела во мне что-то такое, ради чего нужно было ломать копья. И за это я ей благодарен.

Вдохновляет природа и люди вокруг меня. Я много путешествую и знакомлюсь с новыми людьми — охотниками-таежниками, монахами, путешественниками, изобретателями. Их истории помогают совсем по-другому взглянуть и на свою жизнь, осознать, что такое счастье и печаль, горе и радость. Когда поцарапали машину на парковке — это беда? Нет, беда — это когда олени, чудесные белые олени, которых ты вырастил, умерли у тебя на руках, потому что заезжий турист накормил их какой-то фигней.

Ну а природа вокруг — это неиссякаемый источник вдохновения. Я просто внимательно рассматриваю природу, впитываю её красоту, покой, мощь и показываю это на своих фотографиях.

Как я учился фотографии? Смотрел очень много снимков признанных мастеров и старался снимать как можно больше.

Вы же понимаете, что объективной критики не существует. В Сети ваши работы оценивают по критерию “нравится — не нравится”. Причем на итоговую оценку влияет огромное количество факторов. Плохое настроение, дружба или ненависть, ваш личный уровень — очень тяжело критиковать работы, под которыми уже стоит несколько сотен лайков. Для меня очень важно услышать критику от мастеров. Если они говорят, что твоя фотография крутая, — это важно. Если говорят, что плохая, — это еще важнее. А если цвета и композицию вашего снимка критикует человек, у которого на фотографиях нет ни того, ни другого, я просто поблагодарю его за внимание и отзыв и буду работать дальше.

Я сейчас снимаю большой проект о кочевниках Центральной Азии и о том, как глобализация влияет на их быт, как вытесняет вековые обычаи и традиции. Хочется побывать во всех ключевых регионах по этой теме — Монголии, Каракалпакстане, Таджикистане и многих-многих других — и поснимать там без ограничений по времени и финансам).

Но вообще я настолько люблю фотографировать, что для меня любая съемка — в каком-то смысле съемка мечты. Я как-то писал репортаж про ребят, которые решили накормить Москву узбекским пловом. Меня настолько впечатлила эта идея, что я решил сделать для них особенную съемку. Пригласил на съемку свою жену Веронику. Она у меня очень талантливый декоратор. Она так круто поработала с их пловом, что эта фотография стала “лицом” нескольких пловных мероприятий, хотя у организаторов было из чего выбирать.

На съемках я не отдыхаю. Вообще. Ночные съемки, рассветные съемки, работа с людьми, максимальное погружение в быт и жизнь вокруг тебя, закатные съемки, снова ночные. И так день за днем. Вы или снимаете, или отдыхаете. Делать и то, и другое невозможно — и не снимете, и не отдохнете толком.

Если говорить про пейзаж — мой самый любимый вид съемки, — то я очень люблю “тяжелый” передний план. Люблю снимать на широкоугольный объектив, чтобы предметы на переднем плане выглядели крупными, массивными, затягивали зрителя вглубь фотографии.

Очень люблю снимать против света, особенно на рассвете и закате. Цветы и травинки очень красиво сияют, пронизанные солнцем, а на камнях и рельефе играют интересные тени и блики.

Наиболее сложный аспект моей работы — планирование. Надо увязать логистику, съемки, много всего. Едешь в Крым, оттуда в Казахстан, снимать цветение маков, потом на Белое море, ловить только-только вылезших из берлог медведей, а оттуда сразу в Микронезию. Дальше — еще веселее. Монголия, из которой надо будет попасть в Киргизию без заезда в Москву, потом в Таджикистан. И вот это все надо спланировать, организовать логистику, помнить, кому и какие материалы надо подготовить. Не соскучишься!

Я сейчас работаю над своим проектом “Наследники степи”. Документирую быт народов Центральной Азии. Очень хочется, чтобы проект развернул крылья, а российские путешественники начали по-другому смотреть на Узбекистан, Киргизию, Таджикистан, Монголию, разглядели в них страны с потрясающим потенциалом, уникальными ландшафтами и богатой культурой.

Снимайте как можно больше. Ищите сюжеты не только в путешествиях и каких-то далеких странах, но и вокруг себя, каждый день. Если начнете видеть красивое в подмосковных спальниках и делать там интересные фотографии, представьте, какие снимки вы начнете привозить из путешествий!

А себе я желаю не останавливаться. Впереди все самое интересное».

Больше фото Антона ищите на его страницах: https://www.facebook.com/anton.agarkov.5 и anton_agarkov. И не забывайте делиться впечатлениями в комментариях!

nikonofficial.livejournal.com

Антон Агарков — ActiveHike

Наверно, первое, с чего надо начать — это сказать «Спасибо!» Антону Агаркову за то, что он дал себя (т.е. меня) уговорить на фото-тур «Марс и маки» на майские праздники в Казахстан. Это было замечательное и яркое путешествие.

Стоит отметить, что чисто походного опыта с палатками у меня не было и я получил от организаторов тура максимально возможную помощь и консультацию в подборе и покупке снаряжения (отдельное Спасибо), а также предложение решения «жилищного» вопроса путем улаживания вопроса подселения в другую палатку. Можно, конечно, сослаться на то, что мы с Антоном давно друг друга знаем, но это не единичный случай, когда он помогает своим будущим участникам с решением подобного типа вопросов, вплоть до фототехники и вариантов прибытия на место.

Наш фото-тур не предполагал многочасовых переходов в полном снаряжении: комфортное передвижение от места к месту на микроавтобусе, разбивка платочного городка для стоянок и ночевок и пешее выдвижение на точки с фототехникой или без оной по желанию. Путешествие проходило по заранее спланированному маршруту, но в свободном формате, т.е. на месте дислокации предоставляется полная свобода действий, ограниченная только временем и желанием участия в запланированных мероприятиях (съемки восхода/заката, ночные съемки, совместное изучение местности, мастер-классы и тд).

Если Вы вдруг увидели интересное место, но оно проходит мимо программы, то всегда можно и нужно подойти к Антону и сказать ему о своем желании. Поскольку Антон всегда закладывается на возможные флуктуации в программе тура (шаг вправо, шаг влево на является попыткой к бегству и даже поощряется), то скорее всего после небольшого голосования Ваше пожелание удовлетвориться.

Таким образом, можно было превратить фото-тур просто в путешествие, если Вы поняли, что вставать ранним утром для выхода на точку для Вас утомительно) Но если Вы решили идти путем фотографа, то пощады от Антона не ждите — подъем Вашей палатки ранним утром обеспечен)) Но иногда Вы можете услышать вместо «палатка такая-то подъем» «палатка такая-то отдыхаем, погода нелетная», а затем спустя какое-то время «кто хочет попробовать поснимать восход — на выход и за Мной».

Наверно не стоит упоминать, что в таких фото-турах собираются абсолютно разные люди, но с одной единой страстью — фотография. Это практически всегда гарантирует некий форум, посвященный фотографии, где присутствуют взаимопомощь, обмен опытом, удивительные истории и новые знакомства. Антон с Вероникой очень отзывчивые люди, которые всегда Вам помогут, поддержат.

Обращаться за помощью, советом в вопросе фотографии к Антону можно не только во время мастер-классов, которые он проводит в фото-турах, но также и во время всего путешествия. Можно увязаться за ним «хвостиком» и по пути задавать интересующие Вас вопросы и Вы обязательно услышите на них ответы, а потом будет интересно сравнить снятые с одной точки или разных точек, но с разным видением фотографии и обсудить их.

Антон — это бессменный и очень ответственный лидер (иное чревато))), который прислушивается к своей группе и в случае чего предлагает альтернативы маршрута, но и который может подавить возможный «бунт на корабле». Тем, кто сомневается в маршрутах фото-туров, которые предлагает Антон, советую посмотреть его выступления, где он рассказывает о своих путешествиях и почитать его статьи.

activehike.ru

ФОТОГРАФ. Антон Агарков: nikonofficial — LiveJournal

Фотограф Антон Агарков (anton-agarkov) очень много путешествует и ищет вдохновение в самых изумительных природных ландшафтах. Друзья, вам нравятся работы фотографа? Поддержите автора — поделитесь мнением в комментариях!


Остров Гуам, побережье Тихого океана.
Диафрагма: f/16
Выдержка: 1/6 с
ISO: 31
Фокусное расстояние: 24 мм
Камера: Nikon D810
Объектив: AF-S NIKKOR 14-24mm f/2.8G ED-IF
Стекинг, сшивание при помощи яркостных масок


Республика Дагестан, Дагестанский заповедник. Бархан Сары-Кум, самый большой монобархан Европы.
Диафрагма: f/16
Выдержка: 6 с
ISO: 64
Фокусное расстояние: 16 мм
Камера: Nikon D810
Объектив: AF-S NIKKOR 14-24mm f/2.8G ED-IF


Камчатка, извержение Ключевской сопки.
Диафрагма: f/8
Выдержка: 1/6 с
ISO: 64
Фокусное расстояние: 116 мм
Камера: Nikon D810


Диафрагма: f/11
Выдержка: 30 с
ISO: 400
Фокусное расстояние: 38 мм
Камера: Nikon D810
Объектив: AF-S NIKKOR 24-70mm f/2.8E ED VR
Фильтры: поляризационный и ND 1000


Камчатка, Долина Великанов. Вулкан Толбачик.
Диафрагма: f/14
Выдержка: 1.3 с
ISO: 200
Фокусное расстояние: 24 мм
Камера: Nikon D810
Объектив: AF-S NIKKOR 24-70mm f/2.8E ED VR
Фильтр: поляризационный


Киргизия. Закат над озером Иссык-Куль.
Диафрагма: f/8
Выдержка: 1/100 с
ISO: 64
Фокусное расстояние: 600 мм
Камера: Nikon D810

nikonofficial.livejournal.com

Правила жизни. Антон Агарков

Сегодня мы подготовили для вас интервью с потрясающим фотографом Антоном Агарковым. Читайте его правила жизни и вдохновляйтесь!

«Самый главный урок первых двадцати лет жизни: я понял, что хочу путешествовать. Причем не для галочки, не ради штампов в паспорте. Мне очень хотелось знакомиться с новыми местами, с природой, людьми. Хочется не просто видеть, а понимать, как живет мир вокруг меня. Потом это желание переросло в стремление снимать все эти процессы.

Я не преувеличу, если скажу, что фотография, наравне с моей семьей, — это для меня все. Даже не представляю, что произойдет, если вдруг я почему-то не смогу снимать. Наверно, потону в жутком черном болоте уныния.

Было очень много интересных заказов, экспедиций и съемок. Но самая важная — работа в проекте Strana.ru. Точнее, первые полгода работы. Это была моя первая работа в профессиональной журналистике, главный редактор Мария Хачатрян посмотрела мои публикации в ЖЖ и предложила поработать с ними. Первые пару недель у меня была эйфория: я буду путешествовать по всей России, снимать, писать для интересного федерального издания, да еще и получать за это деньги! Но потом эйфория сменилась сплошными страданиями. Работа без выходных до поздней ночи, командировки без перерывов. Но самое страшное — оказалось, что я не так пишу и не так снимаю. Шесть месяцев Маша ломала блогерский стиль “что вижу, о том и пою”, учила работать с людьми, искать и создавать истории, снимать осознанно. Этот процесс проходил очень тяжело и для меня, и для нее. Сейчас я понимаю, что она говорила и делала очень правильные вещи, понимаю, почему она мало хвалила и много ругала. А еще я понимаю, что большинство редакторов просто скажет: “Вы нам не подходите, до свидания” и найдет нового фотографа. Она увидела во мне что-то такое, ради чего нужно было ломать копья. И за это я ей благодарен.

Вдохновляет природа и люди вокруг меня. Я много путешествую и знакомлюсь с новыми людьми — охотниками-таежниками, монахами, путешественниками, изобретателями. Их истории помогают совсем по-другому взглянуть и на свою жизнь, осознать, что такое счастье и печаль, горе и радость. Когда поцарапали машину на парковке — это беда? Нет, беда — это когда олени, чудесные белые олени, которых ты вырастил, умерли у тебя на руках, потому что заезжий турист накормил их какой-то фигней.

Ну а природа вокруг — это неиссякаемый источник вдохновения. Я просто внимательно рассматриваю природу, впитываю её красоту, покой, мощь и показываю это на своих фотографиях.

Как я учился фотографии? Смотрел очень много снимков признанных мастеров и старался снимать как можно больше.

Вы же понимаете, что объективной критики не существует. В Сети ваши работы оценивают по критерию “нравится — не нравится”. Причем на итоговую оценку влияет огромное количество факторов. Плохое настроение, дружба или ненависть, ваш личный уровень — очень тяжело критиковать работы, под которыми уже стоит несколько сотен лайков. Для меня очень важно услышать критику от мастеров. Если они говорят, что твоя фотография крутая, — это важно. Если говорят, что плохая, — это еще важнее. А если цвета и композицию вашего снимка критикует человек, у которого на фотографиях нет ни того, ни другого, я просто поблагодарю его за внимание и отзыв и буду работать дальше.

Я сейчас снимаю большой проект о кочевниках Центральной Азии и о том, как глобализация влияет на их быт, как вытесняет вековые обычаи и традиции. Хочется побывать во всех ключевых регионах по этой теме — Монголии, Каракалпакстане, Таджикистане и многих-многих других — и поснимать там без ограничений по времени и финансам).

Но вообще я настолько люблю фотографировать, что для меня любая съемка — в каком-то смысле съемка мечты. Я как-то писал репортаж про ребят, которые решили накормить Москву узбекским пловом. Меня настолько впечатлила эта идея, что я решил сделать для них особенную съемку. Пригласил на съемку свою жену Веронику. Она у меня очень талантливый декоратор. Она так круто поработала с их пловом, что эта фотография стала “лицом” нескольких пловных мероприятий, хотя у организаторов было из чего выбирать.

На съемках я не отдыхаю. Вообще. Ночные съемки, рассветные съемки, работа с людьми, максимальное погружение в быт и жизнь вокруг тебя, закатные съемки, снова ночные. И так день за днем. Вы или снимаете, или отдыхаете. Делать и то, и другое невозможно — и не снимете, и не отдохнете толком.

Если говорить про пейзаж — мой самый любимый вид съемки, — то я очень люблю “тяжелый” передний план. Люблю снимать на широкоугольный объектив, чтобы предметы на переднем плане выглядели крупными, массивными, затягивали зрителя вглубь фотографии.

Очень люблю снимать против света, особенно на рассвете и закате. Цветы и травинки очень красиво сияют, пронизанные солнцем, а на камнях и рельефе играют интересные тени и блики.

Наиболее сложный аспект моей работы — планирование. Надо увязать логистику, съемки, много всего. Едешь в Крым, оттуда в Казахстан, снимать цветение маков, потом на Белое море, ловить только-только вылезших из берлог медведей, а оттуда сразу в Микронезию. Дальше — еще веселее. Монголия, из которой надо будет попасть в Киргизию без заезда в Москву, потом в Таджикистан. И вот это все надо спланировать, организовать логистику, помнить, кому и какие материалы надо подготовить. Не соскучишься!

Я сейчас работаю над своим проектом “Наследники степи”. Документирую быт народов Центральной Азии. Очень хочется, чтобы проект развернул крылья, а российские путешественники начали по-другому смотреть на Узбекистан, Киргизию, Таджикистан, Монголию, разглядели в них страны с потрясающим потенциалом, уникальными ландшафтами и богатой культурой.

Снимайте как можно больше. Ищите сюжеты не только в путешествиях и каких-то далеких странах, но и вокруг себя, каждый день. Если начнете видеть красивое в подмосковных спальниках и делать там интересные фотографии, представьте, какие снимки вы начнете привозить из путешествий!

А себе я желаю не останавливаться. Впереди все самое интересное».

Больше фото Антона ищите на его страницах: /data/away/506d5a023bfe1c2dcfc4ccfde4d36a13/ и anton_agarkov.

fotosky.ru

праздник фотографии для любителей и профессионалов

Пейзаж — жанр, который начинающие фотолюбители пытаются освоить одним из первых. А что — природы вокруг много, надо только кнопку нажать. Вот только результат такого нажатия обычно характеризуется знакомой фразой “в жизни все было гораздо красивее”. Антон Агарков, путешественник и фотограф с более чем десятилетним опытом съемок, расскажет, как сделать так, чтобы пейзажная фотография передала всю красоту природы, а зритель почувствовал то же самое, что чувствовал фотограф, когда эту красоту снимал. Он раскроет секреты, которые, зачастую, остаются за рамками лекций и книг по пейзажу: как правильно подготовиться к путешествию, как искать сюжеты и “места силы”, чтобы получить впечатляющий сюжет. Как работать с композицией в пейзаже и использовать погоду и любой свет, чтобы создать настроение и сюжет в кадре. Ну и конечно же пройдется по технике для съемки пейзажа — от широкоугольных и супер-телеобъективов до штативов и светофильтров.

Понравилось это:

Нравится Загрузка…

nikondays.my-nikon.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о