Эверест без кислорода сколько людей покорило – восхождение Эдриана Боллинджера и Кори Ричардса — Российское фото

Содержание

восхождение Эдриана Боллинджера и Кори Ричардса — Российское фото

Около 2 месяцев миллионы пользователей следили за этим невероятным приключением! Два американских альпиниста и фотографа — Кори Ричардс (Cory Richards) и Эдриан Боллинджер (Adrian Ballinger), решили подняться на Эверест без кислорода, и сделали это! Кори покорил «крышу мира», Эдриан повернул назад всего в 248 метрах от нее.

Кори и Эдриан начали восхождение со стороны Тибета. С самого начала своего приключения фотографы делились кадрами и впечатлениями в своих инстаграм-аккаунтах: шутили, рассказывали об особенностях самочувствия на высотах, под которые человеческий организм не способен адаптироваться, размышляли о том, что же толкает людей на покорение вершин.


Как рассказывают альпинисты, в течение акклиматизационного периода стало понятно, что Боллинджер подготовлен лучше, — ранее он достигал вершины Эвереста шесть раз, используя кислород. А вот Кори Ричардсу о время штурма вершины в 2012 году с Национальной географической экспедицией потребовалась медицинская помощь.


Утром 24 мая 2016 года Ричардс достиг вершины, как и предполагалось, без кислорода! Это смогли сделать всего около 200 альпинистов со всего мира. Первыми были Рейнхольд Месснер и Питер Хабелер, которые взошли на «крышу мира» без кислородных баллонов в 1978 году. Для подъема на вершину с высоты 8 300 метров до 8 848 метров Ричардсу потребовалось восемь часов.


Боллинджер повернул назад на высоте 8 600 метров. Он принял это непростое решение, поняв, что физических сил недостаточно.

Adrian Ballinger: «Я чувствую себя очень разбитым. В конце концов, я все-таки добрался до 8 600 метров без кислорода. Но я глубоко разочарован. Тем не менее, я счастлив, что у Кори всё получилось. Сейчас я думаю о том, что я мог сделать по-другому, чтобы тоже достигнуть успеха. У меня было несколько крайне тяжелых ночей перед восхождением на вершину на высоте 7800 и 8300 метров. Мне так и не удалось согреться — температура тела была слишком низкой. Когда мы начали подниматься, я знал, что увствую себя не на 100 процентов. Вопреки прогнозам погоды начался легкий ветер. Меня начала начал бить озноб, Кори заметил, что я не разговорчив, а это на меня совсем не похоже. На такой высоте бывают моменты, когда ваше тело просто говорит — „достаточно“. И вы должны его слушать. Я благодарен себе, что прислушался к внутреннему голосу и повернул назад. Спустя несколько часов мы смогли отпраздновать победу Кори! Высокий шанс на провал был одной из причин, почему я изначально хотел сделать это».

На высоте 8 600 метров Эдриан Боллинджер повернул назад

Cory Richards: «Это необыкновенный опыт. Эмоции переполняют меня! Мы с Боллинджером расстались рано утром из-за разницы в темпе, — говорит Кори Ричардс. — Ранее мы договорились, что если один из нас будет идти заметно быстрее, мы разойдемся. У меня довольно странная особенность: на высоте более 8 000 метров я чувствую, что я почти окреп, и во время восхождения я чувствовал себя хорошо. Я знаю, что Эдриан принял решение самоотверженно и сознательно. Если бы он все-таки пошел вперед, и ему стало хуже на опасном участке, возможно, я бы не дошел до вершины, поскольку стал помогать ему. Я стоял на вершине около 3 минут, начинался штормовой ветер, но моя попытка поделиться фото и видео с подписчиками с треском провалилась — телефон умер!»

Возможно, главная ирония всей этой истории заключается именно в том, что на вершине Кори не удалось снять практически ничего. В то время как за ходом экспедиции в режиме он-лайн наблюдали миллионы подписчиков! После того как он сделал несколько размытых селфи, его телефон «умер», что стало «самым трагичным моментом приключения».


Путь к вершине и селфи Кори Ричардса на пике Эвереста. После этого его телефон выключился.

Кстати, в этом сезоне, по крайней мере 20 человек пытались подняться на Эверест без кислорода, и только пятерым из них это удалось. В том числе, это сделали две альпинистки — Carla Perez и Melissa Arnot, — они стали 7-й и 8-й женщинами, поднявшимися на Эверест без кислорода.



rosphoto.com

В чем солгали создатели голливудского блокбастера «Эверест»

Взгляд питерского альпиниста на американский блокбастер

56-летний петербуржец дважды поднимался на Эверест, и оба раза без кислорода. На его счету все высочайшие вершины СССР, 45 восхождений на семитысячники, а также бескислородный подъем на гору К-2, в альпинистской среде считающуюся гораздо более опасным «зверем», чем Эверест. Тотмянин лично знал Букреева, который погиб всего спустя год после описываемых в фильме событий.

Ручной зверь

— Николай, вы, как и Букреев, работали высотным гидом на Эвересте. Что движет приезжающими туда людьми, в особенности если они не профессиональные спортсмены?

— Гордыня, тщеславие… Бывает, на спор хотят подняться, а сами не готовы. Человек приехал, у него новая горная обувь по каталогу куплена, и он ее ни разу не надевал! «Кошки» еще с бирочкой! А если ноги сотрет, как идти будет? Такого нужно сразу домой отправлять, но ведь он клиент, заплативший 60 тысяч долларов. Поэтому, чтобы деньги не возвращать, его тянут до тех пор, пока сам не сдастся.

— Создатели фильма уверяют, что Эверест — «дикий зверь». Чем же притягательна эта гора, что желающие ее покорить не иссякают?

— Своей высотой. Для многих побывать на высочайшей вершине — это как галочку поставить. Но маршрут, по которому идут туристы, — самый простой, там сейчас веревка снизу доверху висит. По другим редко ходят. Например, советский маршрут 82-го года до сих пор никем не повторен.

— Что вы думаете о вышедшем фильме? Он достоверен?

— Профессионалам не стоит смотреть кино об их профессии. Я все время видел ошибки. То молнии среди туч сверкают, хотя наверху грозы не бывает, максимум — на 5 тысячах метров, то есть ниже базового лагеря. Туалет, стоящий на бугре, — нонсенс. Его просто сдует. А если на дневной жаре снег начнет таять, весь этот бугор под палатки потечет. Туалет на отшибе делают, над трещиной. Или другой ляп: зачем они вдвоем на лежащую над пропастью лестницу забрались?! Клиент же пристегнут, его можно веревкой выдернуть. А двоих лестница в самом деле может не выдержать. И еще Букреев у них на гармошке играет. Ну, это просто, чтобы русского показать. На самом деле Анатолий на гитаре играл.

— Букреев похож на себя? В фильме его изображает плечистый гигант, исландец Ингвар Сигурдссон.

— Ну да, медведь с гармошкой! Толя действительно высокий был, но сухой, худощавый. Спокойный, скромный, не очень разговорчивый.

В Петербурге — лучший кислород

— Букреев предпочитал подниматься на высочайшие вершины без кислорода. И вы тоже. Почему?

— Чем меньше звеньев в цепи, тем надежнее. Если что-то случится с твоим оборудованием, окажешься в безвыходном положении. А так вместо баллонов с кислородом можно взять больше газа для готовки или более надежную палатку, запасную веревку, запас еды. Вдруг застрянешь на горе на 1–2 лишних дня? Потребуется больше еды. Еда греет организм не хуже кислорода. Способность обходиться без него — индивидуальна, но ее можно натренировать.

— Зачем тогда вообще нужен кислород?

— С ним проще, теплее. Зато, если он заканчивается, ощущение такое, будто с тебя сняли обувь и одежду. В среднем кислород повышает высоту, которую может осилить альпинист, на 2,5 километра. Мы же говорим о покорении высот в 8 тысяч метров — это уже почти стратосфера, там обычный человек может находиться не дольше трех часов. Кислородные маски у альпинистов на Эвересте — как у пилотов истребителей. А кислород производит фирма «Поиск» из Петербурга. Он лучший в мире, а баллоны легкие, из нержавеющей стали, обмотаны кевларовой лентой. Ими пользуются все коммерческие компании, поднимающие туристов на вершину.

— То есть все, кто поднимается на Эверест, дышат петербургским кислородом?

— Да. Эти баллоны используют с 1982 года и до сих пор. В фильме прозвучало, что у баллона редуктор замерз, но такое невозможно! В этом кислороде нет примесей, чтобы он мог замерзнуть. Другое дело, что на большой высоте, на ветру, в толстой рукавице подключить новый баллон не так просто. К тому же человек, когда заканчивается кислород, становится неадекватным. Это у всех по-разному проявляется: начинают раздеваться, срывают с себя маску, некоторые даже не помнят потом, были они на вершине или нет.

— Но Роб Холл не был новичком! И осталось непонятно, куда делись запасные баллоны с кислородом?

— У баллонов есть регулятор: можно поставить большее потребление, а можно экономить. Кто-то свой кислород выпил раньше, потом взял чужой баллон. В то время на горе находилось одновременно 20 экспедиций, могли быть случаи воровства. На Южном Седле все клиенты спят с кислородом, поэтому баллоны часто неполные. Роб Холл, наверное, отдал свой баллон клиенту, а у самого сил не хватило.

Живая очередь на вершину

— Можно ли было избежать трагедии?

— Трагедия случилась из-за того, что куча «чайников» пошла с руководителями, которые поступали непрофессионально. У Роба в предыдущем сезоне ни один из клиентов не попал на вершину, и он непременно хотел довести их, даже ценой потерянного времени. Скотт Фишер перед восхождением простудился и не имел права идти наверх. Он мог отменить выход или отправить других гидов, но пожалел денег, самоуверенно решил, что справится.

— Жуткая история случилась с Беком, который чуть не ослеп, вдобавок потерял пальцы на обеих руках. Сколько времени можно провести на высоте без рукавиц, пока руки не замерзнут?

— Я могу обходиться без рукавиц 15 минут. Но потом полчаса отмахиваться придется, руки сразу белеют. Рукавицы обязательно привязаны должны быть, иначе ветром унесет. Если уж улетела, можно на руку запасной носок надеть. Вроде просто, но многие даже не догадываются об этом. Если дует холодный ветер, то температура в районе вершины опускается до минус 30–40. Ветер бывает ураганный: до 50 метров в секунду. Иностранцы часто предпочитают ходить в перчатках, но это неправильно. На высоте нужно работать в рукавицах, когда пальцы друг друга греют. И снимать их надолго нельзя, даже если тепло. У меня были клиенты, которые руки себе сжигали на солнце, если те не были смазаны кремом. Очень жесткое излучение. Даже кожу внутри уха и нос изнутри можно обжечь! Глаза — тем более. 5 минут без очков — и несколько дней ничего не видишь! Ощущение, будто иголок в глаза насыпали. Теперь хоть лекарства есть, а раньше чаем промывали.

— Почему руководители экспедиций в фильме спорили, кто пойдет 10 мая, и никто не хотел уступать?

— Все бились за 10-е число, чтобы быть первыми в наступающем сезоне. Для коммерческих экспедиций это рекламный ход. Хотя в любом случае первые — непальцы, в апреле и начале мая шерпы веревки вывешивают, лестницы кладут через трещины. Сейчас на горе стало гораздо теснее, чем в 90-х. Появились десятки компаний, как у Роба Холла. Каждый год на Эверест отправляется 50–60 экспедиций, и люди стоят в живой очереди на вершину.

Деньги спасают и убивают

— Почему участвовавший в экспедиции журналист Кракауэр в своей книге обвинил Букреева, что тот, дескать, был легко одет, не имел кислорода и слишком рано вернулся в лагерь?

— Когда идешь быстро, теплая одежда не нужна. Букреев вернулся в лагерь по договоренности со своим руководителем Скоттом Фишером, чтобы встретить спускающихся, приготовить горячий чай. Кстати, все туристы группы Фишера, за которых отвечал Анатолий, спустились благополучно. Вообще-то Кракауэр — сильный альпинист. Но описанные им впечатления — субъективные. Он ведь не пошел спасать остальных, остался в палатке! А Букреев пошел.

— Вам самим приходилось участвовать в спасении людей?

— Каждый год приходится кого-то спасать. В этом году у туриста из Чехии случился отек легких. Пришлось засунуть его в спальник и волоком тянуть вниз.

— Почему бывают случаи, когда альпинисты не помогают друг другу?

— На большой высоте, даже если готов помочь, порой физически не можешь этого сделать. Чтобы спустить беспомощного человека, нужно 12 свежих альпинистов. К тому же у некоторых такой подход: я крутой, меня спасать не надо, и я никого не буду. У японцев такое часто: сам вляпался, сам спасайся. Отказываются от помощи наотрез. Бывает, поляки так поступают, если знают, что у них страховки нет и за вертолет и медицинскую помощь им будет не расплатиться. У нас в советское время было не так. Если в группе произошел несчастный случай, то участников группы лишали альпинистских званий. Бросать товарищей было не принято.

— Правда, что тела погибших лежат на Эвересте годами и их никто не спускает?

— Плати деньги — и спустят. Но бывает, что тела не найти. Или они лежат в таких местах, откуда их достать слишком сложно.

— Как случилось, что Букреев, опытнейший профессионал, погиб в Непале?

— Это была попытка зимнего восхождения. Он, видеооператор Дмитрий Соболев и итальянский альпинист Симоне Моро попытались пройти на пик Аннапурны по новому маршруту. Шел снегопад, и на склоне скопилось слишком много снега. Нужно было сидеть и ждать, пока лавина сойдет. Они прождали 5 дней, а потом решили, что проскочат. Сезон заканчивался, времени оставалось мало. Не знаю, какие у них были спонсорские договоренности. Возможно, существовали какие-то условия, что нужно непременно подняться на вершину. Пытались из экспедиции выжать все по максимуму. Когда сошла лавина, спрятаться было негде — ни укрытий, ни скальных выступов. Симоне немного отстал, поэтому лавина его зацепила лишь краем — он выжил, а Анатолий и Дмитрий погибли.

spb.mk.ru

Рекорды в истории покорения Эвереста

4 мая 1982 года советские альпинисты впервые поднялись на Эверест. Первыми на вершину ступили Владимир Балыбердин и Эдуард Мысловский.

16 мая 1975 года Эверест впервые покорила женщина — японская альпинистка Дзюнко Табей.

10 мая 1990 года первая советская женщина покорила Эверест. Ею оказалась 27-летняя Екатерина Иванова — геолог из Иркутска.

Рекордсменом по посещению вершины Эвереста является знаменитый альпинист из Непала Апо Шерп, который побывал на вершине 21 раз. Последнее восхождение на вершину он совершил 11 мая 2011 года.

Самым пожилым альпинистом, которому удалось достичь высшей горной вершины земного шара, стал 76-летний непалец Мин Бахадур Ширчан. 25 мая 2008 года он добрался до вершины в сопровождении горных проводников.

Самый быстрый подъем — за 16 часов 42 минуты — совершил австрийский альпинист Кристиан Стэнгл 25 мая 2006 года. Для восхождения он выбрал маршрут по северо-восточному склону горы и прошел его в одиночку. Примечательно также, что во время подъема австриец не пользовался баллонами с кислородом.

Самым молодым альпинистом, покорившим Эверест, стал 13-летний американский подросток. Джордан Ромеро покорил Эверест 22 мая 2010 года в компании своего отца и трех проводников.

Рекорд продолжительности нахождения на Эвересте принадлежит непальскому духовному учителю Бхакту Кумару Раю. Он провел на высочайшей вершине мира 32 часа, 27 из них — в медитации. Кислородным баллоном Бхакта Кумар Рай пользовался только 11 часов.

В 2001 году удивительный подвиг восхождения на Эверест совершил незрячий американец Эрик Вейхенмайер. К тому моменту он уже покорил все самые высокие горные пики на всех семи континентах.

В 1992 году француз Пьер Тардевель спустился на лыжах по склону Эвереста. Он съехал с южной вершины, расположенной на высоте 8571 метров, и преодолел три километра за три часа.

В 1998 году француз Кирил Десремо совершил первый спуск с вершины на сноуборде.

В 1988 году француз Жан-Марк Бовин совершил первый полет на параплане с вершины Эвереста.

В 1991 году через вершину из Непала в Тибет перелетели на двух воздушных шарах четверо экстремалов-англичан.

В 2001 году супружеская пара из Франции, Бертран и Клер Бернье, слетела вниз с вершины на планере-тандеме.

В мае 2004 года итальянец Анджело Д’Арриго впервые в истории воздухоплавания совершил полет на дельтаплане над вершиной Эвереста.

14 мая 2005 года вертолет впервые приземлился на вершину горы Эверест. Уникальный полет выполнил Дидье Дельсаль (Didier Delsalle) — летчик-испытатель фирмы Eurocopter — на серийном вертолете Eurocopter Ecureuil/AStar AS350 B3.

4 октября 2008 года был совершен первый в истории прыжок с парашютом над Эверестом. Авторами рекорда стали представитель Новой Зеландии Вэнди Смит, британец Холли Бадж и канадец с британским гражданством Нейл Джонс. Экстремалы пролетели около минуты в свободном падении, выпрыгнув из самолета над Эверестом на высоте около 9 тысяч метров.

3 июня 2005 года на вершине горы Эверест впервые состоялась церемония бракосочетания. Узами брака на высоте 8800 метров сочетались граждане Непала Мони Мулепати и Пем Дорже Шерпа. Церемония длилась 10 минут. Во время бракосочетания на женихе и невесте были надеты кислородные маски и венки из искусственных цветов.

8 мая 2008 года впервые на вершину горы Эверест был доставлен Олимпийский огонь. Его доставили в капсулах, разработанных специально для сохранения пламени в условиях низких температур и разреженного воздуха.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

ria.ru

Уральский альпинист собрался покорить Эверест без кислорода, средств связи и сопровождения врачей

Сегодня в пресс-центр «Комсомольская правда» пришли прославленные альпинисты, которые в разные годы покоряли Эверест. Они рассказали об отчаянно смелой затее двух альпинистов: уральца Алексея Болотова и уроженца Казахстана Дениса Урупко. Оба опытные скалолазы, по горам ходят с детства. Алексею – пятьдесят лет. Денису – 39. Они собрались забраться на вершину самого высокого восмитысячника только вдвоем. По новому, нехоженому маршруту – центру юго-западной стены. Без промежуточных лагерей, где можно передохнуть перед последним рывком, сопровождения носильщиков и врачей. А так же без кислорода и средств связи. С собой не берут даже рации.

Консультант экспедиции Евгений Виноградский то ли в шутку, то ли всерьез поручил Алексею Болотову водрузить на Эвересте флаги Свердловской области и Екатеринбурга.

— Я уверен, у ребят все получится, они сумеют пройти этот маршрут, — рассказал «КП» консультант экспедиции Евгений Виноградский. – В их ситуации главное – сохранять трезвую голову во всех смыслах. А это сложно, когда очень мало кислорода.

Мнение прославленного альпиниста о коварстве разряженной атмосферы на большой высоте развернул первый российский восходитель на Эверест Сергей Ефимов.

— На высоте, где мало кислорода человек часто начинает неадекватно оценивать обстановку. А со стороны, когда с ним связываешься, становиться видно, что все, он нагулялся, ему бы спуститься. Говоришь: «передохни», а он отвечает: «Я в норме, готов к восхождению!». А сам, конечно же, сильно рискует. И этот капкан большой высоты могут преодолеть только люди, которые имеют удачный опыт пребывания на восмитысячниках. А эта двойка, Леша и Денис уже побывали в сложных для психики ситуациях. Они справятся.

Сам Алексей Болотов сейчас старается обходить острый вопрос о степени риска. Есть вероятность, что он и его напарник Денис могут не вернуться с восхождения живыми. Такое нередко случается в горах. Так в прошлом году во время зимнего восхождения на К-2 погиб новосибирский альпинист, 44-летний Виталий Горелик. Причем умер он не от каких-то травм, а от пневмонии, которая стремительно развилась в условиях недостатка кислорода. Но тогда экспедиция была многочисленна, с врачом, лагерями для отдыха, разбитыми по пути маршрута. А то, что намерены совершить Болотов и Урупко, выходит за грани экстрима в обычном его понимании. Их будет только двое. И если что-то случиться, помощи ждать будет практически не откуда. На маршруте они будут одни, рации намеренно оставят в базовом лагере, чтобы максимально облегчить вес рюкзаков. Никаких сигнальных ракет брать с собой они так же не планируют.

— На выходе с базового лагеря мой рюкзак будет весить килограммов двадцать. Если не больше. Мы возьмем только самое необходимое, и шагнем в неизвестность, — рассказал «КП» Алексей Болтов. – По нашим прикидкам, если не помешает погода, путь наверх займет 7-8 дней. И два-три дня на спуск. Примерные места ночевок я и Денис конечно уже наметили, но по идее пережидать наступление темноты мы будем там, где нас застанут сумерки. А самыми сложными для нас станут последние триста метров.

Отчаянная экспедиция на Эверест стартует 20 марта. Алексей Болтов пообещал, что, вернувшись, он придет в «Комсомолку» и поделится своими впечатлениями.

Покорить Эверест два экстримала собираются за 7-8 дней.

www.amur.kp.ru

Восхождение на Эверест | Журнал Популярная Механика

Каждую весну подножие самой высокой горы на Земле — Эвереста — пестрит палатками. Попытать удачу приезжают несколько сотен человек. Но всех их можно легко поделить на две группы: одни во время восхождения будут дышать кислородом из баллонов, другие надеются лишь на свои силы.

Ранним утром 29 мая 1953 года на вершину Эвереста впервые поднялись люди: шерп Тенцинг Норгей и новозеландец Эдмунд Хиллари. «Сияло солнце, а небо — за всю жизнь я не видел неба синее! Я глядел вниз и узнавал места, памятные по прошлым экспедициям… Со всех сторон вокруг нас были великие Гималаи… Величайшие вершины мира казались маленькими холмиками. Никогда еще я не видел такого зрелища и никогда не увижу больше — дикое, прекрасное и ужасное», — вспоминал Тенцинг Норгей.

Ровно через 27 лет на том же самом месте стоял австриец Райнхольд Месснер, он взошел на вершину мира в одиночку. «Опускаюсь на снег, от усталости тяжелый, как камень… Но здесь не отдыхают. Я выработан и опустошен до предела… Еще полчаса — и мне конец… Пора уходить. Никакого ощущения величия происходящего. Для этого я слишком утомлен», — рассказывал Райнхольд Месснер. Заметили разницу в ощущениях? Хиллари и Тенцинг использовали кислород. А Месснер дышал окружающим воздухом.

Oxygenium

Еще в XVII веке ученые доказали, что воздух содержит какое-то необходимое для жизни вещество. Благодаря бесцветному, безвкусному и невидимому O2 (кислороду) вы сейчас читаете эти строки. С ростом высоты падает давление воздуха, он становится разреженным. Вдох на вершине Эвереста (8848 м) принесет в три раза меньше кислорода, чем на уровне моря. Поднимитесь туда быстро без специального оборудования — и вас захлестнет жесткая кислородная недостаточность (гипоксия). Ощущение пустоты при вдохе, рябь в глазах, боль во всем теле, потеря сознания и…

«При разгерметизации кабины самолета на 8000 м пилот теряет сознание через две минуты, — говорит доцент кафедры экстремальных и прикладных видов спорта РГУФК, заслуженный мастер спорта Юрий Байковский. — Высокогорье очень агрессивная среда. Сухой воздух, ураганные ветра, непогода, резкие перепады температур от +30 днем до -20 ночью. При этом человек идет вверх, несет груз. Альпинистам в таких условиях иногда приходится жить 2−3 недели. Это возможно только при медленном подъеме — организм приспосабливается».


«Величайшие вершины казались маленькими холмиками. Никогда я еще не видел такого зрелища и никогда не увижу больше — дикое, прекрасное, ужасное!»

Акклиматизация

Поэтому на осаду Эвереста в среднем уходит полтора месяца, хотя на сам штурм вершины нужна всего пара дней. Остальное время занимает акклиматизация — адаптация к тяжелым горным условиям. И в первую очередь — к недостатку кислорода. «Чтобы нагнать больше кислорода, человек дышит глубже и чаще, — объясняет специалист по гипоксическим тренировкам Алла Цветкова. — А сердечно-сосудистая система старается быстрее отнести кислород к тканям и органам: повышается пульс, давление, объем крови. Происходит выброс гормонов, стимулирующих образование эритроцитов. Растет уровень гемоглобина».

Но адаптация происходит не мгновенно — некоторое время человек испытывает губительное действие гипоксии. «Сонливость, вялость, головные боли — это первые признаки, — объясняет Алла. — В первую очередь нарушается работа мозга. Отсюда усталость, головокружение, давление в висках. Появляется одышка, холодеют руки и ноги, наступает упадок сил».

Вдох-выдох

Казалось бы, дыши глубже, а сердце стучи быстрее, и нет проблем. Но не все так просто. На высоте быстро выводится углекислый газ, который важен для человека не менее кислорода. Попробуйте усиленно подышать секунд десять — чувствуете, как закружилась голова?

А в горах недостаток CO2 приводит к «периодическому дыханию». Дело в том, что сигналом на «вдох-выдох» служит в норме не понижение содержания кислорода, а повышение уровня углекислого газа в крови. Во время сна на больших высотах этот сигнал в какой-то момент задерживается, дыхание останавливается секунд на 10−15. За это время организм «дожигает» остатки кислорода, и, когда его почти не остается, срабатывает защитная реакция, дыхание резко возобновляется. Человек невольно просыпается. «Это очень неприятное ощущение, — говорит Юрий Байковский. — Бывает, в этот момент человеку снится, что он попал в лавину, задыхается и умирает».

Золотое правило

Через несколько дней дыхание, пульс и сон нормализуются — организм адаптируется к уровню кислорода в воздухе. Однако каждый реагирует на высоту по‑своему. Одни акклиматизируются быстро и без осложнений, у других развивается острая горная болезнь — «горняшка»: тошнота, рвота, головные боли, беспокойный сон. Лечение заключается в прекращении подъема, а если состояние продолжает ухудшаться — в немедленном спуске.

В большинстве случаев через несколько дней «горняшка» полностью проходит. И чтобы избежать ее, альпинисты поднимаются медленно и периодически спускаются вниз для отдыха («ступенчатая акклиматизация»). Новая высота — это стресс для всего организма. А последовательный «подъем-спуск-подъем» дает время на восстановление и мобилизацию сил перед новой нагрузкой. «Забирайся высоко, спи низко» — золотое правило акклиматизации.


Жизнь в зоне смерти «Однажды мы провели ночь на высоте 8500 м без кислорода, — рассказывает заслуженный мастер спорта СССР по альпинизму Евгений Виноградский. — Конечно, тяжело, энергия уходит. Тем не менее мы всё контролировали. Но не каждый человек способен перенести такое. Некоторые начинают страдать от гипоксии уже на трех тысячах и, как бы ни старались, подняться выше не могут. Высота для таких людей — огромный риск.»

Супершерп

Несмотря на тяжелые природные условия, люди издревле живут в самых высоких местах нашей планеты — в Гималаях, Андах, на Памире. Индейцы племени мокороча в Перу — на высотах около 5000 м. В Тибете буддистский монастырь Ронгбук расположен на 5100 м. Из окон отеля и ресторанчика неподалеку от монастырских строений хорошо виден Эверест.

Первые испанские поселенцы Южной Америки столкнулись со страшной проблемой в городе Потоси (4000 м над уровнем моря) — новорожденные умирали в первые часы жизни. Но местные индейцы от такого недуга не страдали: они отлично приспособились к жизни в горах. Горцы отличаются большой грудной клеткой, высоким уровнем эритроцитов и гемоглобина в крови и смуглой кожей, которая лучше защищает от солнца. На выработку «врожденной» устойчивости колонистам потребовалось более полувека. Только через 53 года в Потоси смог выжить первый испанский новорожденный.

Неудивительно, что главные помощники любой экспедиции в Гималаи — это шерпы, небольшая народность, живущая у подножия Эвереста. Если вам нужно нанять проводника, забросить еду и снаряжение в лагерь на 8000 м или соорудить переход через пятиметровую трещину во льду — вам нужен шерп. «Когда команда поднялась на вершину, их ожидала палатка, услужливо разбитая десятью шерпами накануне» — показательная альпинистская шутка. Мировые «эверестские» рекорды принадлежат профессиональным альпинистам-шерпам. В этом году Аппа Шерпа поднялся на вершину мира в 18-й раз. Пемба Дордж делает это за 8 часов 10 минут, а Бабу Чири как-то заночевал на «крыше мира» и провел там в общей сложности 21 час. Однако для поддержания «суперрепутации» и из-за жесткой конкуренции шерпам порой приходится браться за крайне опасную работу. Многие из них навечно остались на склонах Гималаев из-за обморожений, лавин и несчастных случаев.

Зона смерти

Но выше 6000 м постоянно находиться не могут даже шерпы. Там организм работает на износ за счет внутренних резервов, «перезарядить» которые невозможно из-за постоянной нехватки кислорода. «Представьте, что вы непрерывно работаете и даже ночью не можете отдохнуть, — объясняет Юрий Байковский. — Частота пульса во время сна на большой высоте — 80−90 ударов в минуту, в 1,5 раза выше нормы».

Общее состояние постепенно ухудшается. Ослабляются иммунитет, умственные способности, память. Нарушается психика. В книге «Слово об Эльбрусе» приводится рассказ экспедиционного врача П.В. Андригина, который, указав на осколки стекла на снегу, пояснил: «Это — смеситель для счета эритроцитов в крови. Испытуемый, на уровне долины вполне владеющий собой субъект, на высоте взял да и вполне спокойно перекусил его зубами». Альпинисты резко теряют в весе — до 10−15 кг за 6−8 недель.


Животные-рекордсмены

Для некоторых животных высота — не проблема. Горные козлы, яки и бараны поднимаются почти до 6000 м. За ними следует ирбис (снежный барс). Еще выше обитают птицы: в Гималаях бородача (ягнятника) видели на 7500 м. На Эвересте гнезда альпийских галок находили на 8100 м. Но абсолютный рекорд высоты принадлежит африканскому грифу, столкнувшемуся в 1973 году с пассажирским самолетом на высоте 12150 м. Правда, вид рекордсмена пришлось определять уже на земле — по оставшимся перьям.

Еще выше, от 7500 м, начинается так называемая «зона смерти». Там у альпинистов задача простая — выжить. Даже самые выносливые выдерживают считаные дни. «Я просто прозябаю, как растение… каждое движение стоит массы волевых усилий… Боль во всем теле… Ощущение, возникшее несколько часов назад, что у меня есть невидимый спутник, усиливается. Я даже спрашиваю себя, как же мы разместимся в этой крошечной палатке. Кусок сухого мяса разделяю на две равные части. Оборачиваюсь. Убеждаюсь, что я один», — рассказывал Райнхольд Месснер о высоте 8200 м.

За одну ночь

Бесконечно долго противостоять гипоксии не может ни один человек. У каждого из нас есть определенный «запас прочности». После его исчерпания начинаются все менее и менее обратимые изменения в организме. В легких и головном мозге начинает скапливаться жидкость, что смертельно опасно.

Отек мозга чаще всего случается выше 7000 м, но известны случаи заболевания и на 3−5 тысячах. Один из первых симптомов — нарушение походки, неадекватное поведение. «Было ощущение, как будто я очень пьян. Я не мог идти не спотыкаясь и совершенно потерял способность думать и говорить. У меня в голове было несколько слов, но я никак не мог сообразить, как мне их произнести», — описывал ощущения при отеке мозга участник одной из экспедиций на Эверест Дейл Круз.

Отек легких чаще всего развивается от 4000 м. Появляются тяжелая одышка, сильная усталость, шумы при дыхании, ногти и губы синеют. Больной пытается лечь, но так труднее дышать — приходится вставать (симптом «ваньки-встаньки»). Пенистая, кровавая мокрота при кашле — один из последних симптомов.

Более того, любой «сбой» может «сломать» даже самого выносливого. Повышение температуры до 38 °C (например, из-за обыкновенной простуды) усиливает гипоксию в два раза, до 39,5°C — в четыре. На высоте 7000 м насморк может за одну ночь перейти в отек легких и привести к смерти. Вот почему подниматься без акклиматизации категорически запрещено.

В аптечке «высотного» доктора обязательно есть противоотечные дексаметазон и нифедипин. Однако лучшее лекарство — быстрый спуск: шансы вылечить на высоте близки к нулю. «А самая важная задача — не допускать такого состояния, — говорит мастер спорта международного класса по альпинизму Валентин Божуков. — Для этого нужно тренировать выносливость: бег, плавание… А во время восхождения использовать кислородное оборудование».

Английский воздух

Лучший защитник от гипоксии — баллон со сжатым кислородом, постоянный спутник большинства высотных альпинистов. Впервые кислород на Эверест привезли англичане в 1922 году. Шерпы только посмеивались над «английским воздухом». «Стандартный комплект для Эвереста — четыре баллона на человека, — говорит Андрей Максимов, замдиректора НПО «Поиск», компании — производителя кислородного оборудования. — Но лучше брать с запасом. Был случай, когда группу застала непогода выше 8000 м. Они там пять дней сидели и пошли дальше на восхождение. А если бы не достаточное количество кислорода…» Если же кислород кончится, альпинист мгновенно «переносится» в гораздо более суровую среду. «Как можно быстрее вниз! — говорит Андрей Максимов. — Пока вы в здравом уме и твердой памяти».

Лишь сотни альпинистов во всем мире (в России около десятка) способны подняться на вершину мира без кислорода. И дело не только в большой выносливости, но и в исключительной удаче. Ибо ни один человек не властен над погодой на Эвересте. Кроме того, сложные маршруты и спасработы без кислорода крайне опасны либо совершенно невозможны.

«Это древний спор, — рассказывает Валентин Божуков. — Одни считают, что гипоксия — такая же помеха восхождению, как мороз, ветер, лавины, и против нее не зазорно защищаться. Другие — что бескислородное восхождение — это величайшее достижение. А кислород — допинг. Но это все равно как сравнивать прыжки в высоту — обычные и с шестом. Восхождения на Эверест с кислородом и без — это два разных вида спорта».

Впрочем, даже при наличии самого современного снаряжения альпинизм остается крайне опасным занятием. Однако люди продолжают стремиться к «вершине мира», несмотря на холод, лавины и гипоксию. Почему? Джордж Мэллори, погибший во время штурма Эвереста в 1924 году, на этот вопрос отвечал коротко: «Потому что он существует».

Статья опубликована в журнале «Популярная механика»
(№2, Февраль 2009).

www.popmech.ru

Покорение Эвереста: девять трагических историй восхождения

Фактрум хочет рассказать вам несколько историй о покорении Эвереста. Предупреждаем: текст не для впечатлительных!

1. 40 проходящих мимо и одна съемочная группа телеканала Discovery

Впервые широкая общественность узнала об «ужасных» нравах, царящих на подходах к Эвересту в мае 2006 года, когда стали известны обстоятельства гибели Дэвида Шарпа, британского альпиниста, который попытался покорить вершину в одиночку. Он так и не добрался до вершины, погибнув от гипотермии и кислородного голодания, но примечательно то, что мимо медленно замерзающего учителя математики в общей сложности прошло 40 человек, и никто ему не помог. Среди прошедших мимо оказалась съемочная группа телеканала Discovery, журналисты которой взяли у умирающего Шарпа интервью, оставили ему кислород и ушли дальше.

Широкая общественность возмутилась «аморальным» поступком «прошедших мимо», но истина заключается в том, что Шарпу на такой высоте уже никто и ничем помочь бы не смог даже при всем желании. Это было просто не в человеческих силах.

2. «Зеленые ботинки»

Неизвестно, когда понятие «зеленые ботинки» вошло в обиход покорителей Эвереста и стало фольклором. Зато доподлинно известно, что они принадлежат индийскому альпинисту Цевангу Палжору, одной из жертв «кровавого мая» 1996 года — в тот месяц на Эвересте погибло в общей сложности 15 человек. Это самое большое число жертв за один сезон за всю историю покорения высочайшей на планете вершины. Годами зеленые ботинки Палжора являются ориентиром для тех, кто поднимается на гору.

В мае 1996 года на Эверест поднималось сразу несколько коммерческих экспедиций — две американские, одна японская, одна индийская и одна тайваньская. О том, кто виноват в том, что большая часть их участников так и не вернулась, спорят до сих пор. По событиям того мая снято несколько фильмов, выжившие участники написали несколько книг. Кто-то винит погоду, кто-то проводников, которые начали спускаться раньше своих клиентов, кто-то другие экспедиции, которые не помогли терпящим бедствие или даже помешали им.

3. Супруги Арсентьевы

В мае 1998 года супруги Фрэнсис и Сергей Арсентьевы предприняли попытку покорить Эверест без дополнительного кислорода. Затея дерзкая, но вполне реальная — без дополнительного оборудования (минимум 10–12 кг) подниматься и спускаться можно быстрее, но и риск полного истощения от нехватки кислорода очень велик. Если во время подъема или спуска что-то пойдет не так и альпинисты задержатся в «зоне смерти» дольше, чем позволят физические возможности организма, их ждет неминуемая смерть.

В базовом лагере на высоте 8200 метров супруги провели пять дней, дважды их попытки подняться заканчивались неудачей, время шло, с ним уходили и силы. Наконец, 22 мая они вышли в третий раз и… покорили вершину.

Однако во время спуска супруги потеряли друг друга из виду и Сергей был вынужден спуститься один. Фрэнсис потеряла слишком много сил и просто упала, не в состоянии продолжать путь. Через несколько дней мимо замерзающей Фрэнсис прошла узбекская группа, не оказав ей помощи. Зато ее участники сообщили Сергею, что видели его жену и тот, взяв баллоны с кислородом, отправился на поиски… и погиб. Его тело нашли много позднее.

Последними людьми, которых видела Фрэнсис и кто, соответственно, видел ее живой, стали британские альпинисты Иэн Вудолл и Кэти О’Дауд, которые провели с умирающей несколько часов. По их словам она все время повторяла «не оставляйте меня», однако помочь британцы ей уже ничем не могли и ушли, оставив ее умирать в одиночестве.

4. Возможно, первые истинные покорители Эвереста

Не зря те, кто стремятся покорить Эверест, говорят, что мало подняться — пока ты не спустился, покоренной вершину считать нельзя. Хотя бы потому, что некому будет рассказать о том, что ты там действительно был. Такова печальная судьба альпинистов Джорджа Мэллори и Эндрю Ирвина, которые предприняли попытку покорить Эверест в 1924 году. Дошли они до вершины или нет — неизвестно.

В 1933 году на высоте 8460 м был найден топорик одного из альпинистов. В 1991 году на высоте 8480 м был найден кислородный баллон, произведенный в 1924 году (и, соответственно, принадлежавший либо Ирвину, либо Мэллори). И, наконец, в 1999 году было найдено тело Мэллори — на высоте 8200 м. При нем не нашли ни камеры, ни фотографии жены. Последний факт заставляет исследователей верить в то, что-либо Мэллори, либо оба альпиниста все же достигли вершины, так как Мэллори перед тем, как отправиться на Эверест, сказал дочери, что обязательно оставит фото супруги на вершине.

5. Эверест не прощает «не таких, как все»

Эверест жестоко наказывает тех, кто пытается действовать «не как все». Не зря большинство успешных восхождений совершается либо в мае, либо в сентябре—октябре — в остальное время года погода на горе не способствует подъемам и спускам. Слишком холодно (до мая), слишком быстро меняются погодные условия, слишком высок риск схода лавин (летом).

Болгарин Христо Проданов решил доказать, что подъем на Эверест в апреле вполне возможен — сделать то, что до него никто не сделал. Он был очень опытным альпинистом, покорившим множество знаковых вершин.

В апреле 1984 года Христо предпринял восхождение на Эверест — в одиночку и без кислорода. Он успешно покорил вершину, став одновременно первым болгарином, ступившем на самую высокую гору планеты и первым человеком, который сделал это в апреле. Однако на обратном пути он попал в жестокий буран и замерз насмерть.

6. Самый жуткий труп на Эвересте

Ханнелоре Шмац стала первой женщиной и первым гражданином Германии, погибшим на подходе к вершине Эвереста. Это случилось в октябре 1979 года. Однако известна она не только поэтому и не из-за того, что умерла от истощения на спуске, успешно покорив Эверест, а потому, что еще добрых 20 лет ее тело пугало тех, кто пытался покорить Эверест. Она, почерневшая на морозе, застыла в положении сидя по направлению к поднимающимся на Эверест, с широко открытыми глазами и с развивающимися на ветру волосами. Ее тело пытались спустить с вершины, однако несколько экспедиций потерпели неудачу, а участники одной из них сами погибли.

В конце концов, гора сжалилась и во время одной особо сильной бури в начале «нулевых» тело Ханнелоре было сброшено в пропасть.

7. Юбилеи оставьте живым

Шерп Лобсанг Шеринг, племянник Тенцинга Норгея, первого официального покорителя Эвереста, в мае 1993 года решил совершить восхождение в память о том, что сделал его дядя. Благо и 40-летний юбилей покорения горы как раз приближался. Однако Эверест не очень любит «юбиляров» — Шеринг успешно поднялся на самую высокую гору планеты, но погиб во время спуска, когда уже считал, что он в безопасности.

8. На Эверест можно подниматься сколько угодно, но однажды он заберет тебя

Бабу Чири Шерпа — шерп-легенда, проводник, который побывал на Эвересте десять раз. Человек, который провел на вершине горы 21 час без кислорода, человек, который поднялся на вершину за 16 часов 56 минут, что до сих пор является рекордом. 11-я экспедиция закончилась для него трагически. На высоте 6500 метров, «детской» для этого проводника, он фотографировал горы, случайно не рассчитал свои движения, оступился и упал в расщелину, в которой и разбился насмерть.

9. Он умер, а кто-то — выжил

Бразилец Витор Негрете погиб в мае 2006 года во время спуска после покорения Эвереста. Это было уже второе восхождение Негрете, и на этот раз он планировал стать первым бразильцем, который покорил гору без кислорода. Поднимаясь, он сделал тайник, в котором оставил еду и кислород, которыми он бы смог воспользоваться на спуске. Однако на обратном пути, после успешно выполненной миссии, он обнаружил, что его тайник был разорен и все припасы исчезли. Негрете не хватило сил добраться до базового лагеря и умер он совсем недалеко от него. Кто забрал припасы и жизнь бразильца — осталось невыясненным.

Читайте также: Как выжить в авиакатастрофе

Александр Таранов20.10.2015

www.factroom.ru

Кладбище на Эвересте (не рекомендуется просмотр впечатлительным)

А помните мы обсуждали КРАСИВЫЙ ПОСТ ПРО ВЕРШИНУ МИРА ?

Вы наверное обратили внимание на такую информацию, что Эверест — это, в полном смысле слова, гора смерти. Штурмуя эту высоту, альпинист знает, что у него есть шанс не вернуться. Гибель могут вызвать недостаток кислорода, сердечная недостаточность, обморожения или травмы. К смерти приводят и роковые случайности, вроде замерзшего клапана кислородного баллона. Более того: путь к вершине настолько сложен, что, как сказал один из участников российской гималайской экспедиции Александр Абрамов, «на высоте более 8000 метров нельзя позволить себе роскошь морали. Выше 8000 метров ты полностью занят собой, и в таких экстремальных условиях у тебя нет лишних сил, чтобы помогать товарищу». В конце поста будет видео на эту тему.

Трагедия, случившаяся на Эвересте в мае 2006 года, потрясла весь мир: мимо медленно замерзавшего англичанина Дэвида Шарпа безучастно прошли 42 альпиниста, но никто не помог ему. Одними из них были телевизионщики канала «Discovery», которые попытались взять интервью у умирающего и, сфотографировав его, оставили одного…

А теперь читателям С КРЕПКИМИ НЕРВАМИ можно посмотреть как выглядит кладбище на вершине мира.

На Эвересте группы альпинистов проходят мимо непогребённых трупов, разбросанных то там то тут, это такие же альпинисты, только им не повезло. Кто-то из них сорвался и переломал себе кости, кто-то замерз или просто ослаб и всё равно замерз.

Какая мораль может на высоте 8000 метров над уровнем море? Тут уж каждый за себя, лишь бы выжить.

Если так хочется доказать самому себе, что ты смертен, то тогда стоит попытаться побывать на Эвересте.

Скорей всего, все эти люди, которые остались лежать там, думали, что это не про них. А теперь они как напоминание о том, что не всё в руках человека.

Статистику невозвращенцев там никто не ведет, ведь лезут в основном дикарями и малыми группами от трех до пяти человек. И цена такого восхождения стоит от 25т $ до 60т $. Иногда доплачивают жизнью, если сэкономили на мелочах. Так, на вечной страже там осталось около 150 человек, а может и 200. И многие, кто побывал там, говорят, что чувствуют взгляд черного альпиниста, упирающегося в спину, ведь прямо на северном маршруте находится восемь открыто лежащих тел. Среди них двое русских. С юга находится около десяти. А вот отклоняться от проложенной тропы альпинисты уже боятся, могут и не выбраться оттуда, и никто их спасать не полезет.

Жуткие байки ходят среди альпинистов, которые побывали на той вершине, ведь она не прощает ошибок и человеческого безразличия. В 1996 году группа альпинистов из японского университета Фукуока поднималась на Эверест. Совсем рядом с их маршрутом оказались трое терпящих бедствие альпинистов из Индии — истощенные, заледеневшие люди просили о помощи, они пережили высотный шторм. Японцы прошли мимо. Когда же японская группа спускалась, то спасать уже было некого индусы замерзли.

Это предполагаемый труп самого первого альпиниста, покорившего Эверест, который погиб на спуске.

Считается, что Меллори первым покорил вершину и погиб уже на спуске. В 1924 году, Мэллори с напарником Ирвингом начали восхождение. Последний раз их видели в бинокль в разрыве облаков всего лишь в 150 метрах от вершины. Затем облака сошлись и альпинисты исчезли.

Назад они не вернулись, лишь в 1999 году, на высоте 8290 м, очередные покорители вершины наткнулись на множество тел, погибших за последние 5-10 лет. Среди них обнаружили Мэллори. Он лежал на животе, словно пытавшийся обнять гору, голова и руки вморожены в склон.

Напарника Ирвинга так и не нашли, хотя обвязка на теле Мэллори говорит о том, что пара была друг с другом до самого конца. Веревка была перерезана ножом и, возможно, Ирвинг мог передвигаться и оставив товарища, умер где-то ниже по склону.

Ветер и снег делают своё дело, те места на теле, которые не прикрыты одеждой, обглоданы снежным ветром до костей и, чем старше труп, тем меньше на нем остается плоти. Эвакуировать мертвых альпинистов никто не собирается, вертолет не может подняться на такую высоту, а тащить на себе тушку от 50 до 100 килограмм альтруистов не находится. Так и лежат непогребенные альпинисты на склонах.

Ну не совсем уж все альпинисты такие эгоисты, всё-таки спасают и не бросают в беде своих. Только многие, кто погиб — виноваты сами.

Ради установленного личного рекорда бескислородного восхождения, американка Френсис Арсентьева уже на спуске пролежала обессиленная двое суток на южном склоне Эвереста. Мимо замершей, но еще живой женщины проходили альпинисты из разных стран. Одни предлагали ей кислород (от которого она первое время отказывалась, не желая портить себе рекорд), другие наливали несколько глотков горячего чая, была даже супружеская пара, которая пыталась собрать людей, чтобы стащить ее в лагерь, но и они вскоре ушли, так как подвергали риску собственные жизни.

Муж американки, русский альпинист Сергей Арсентьев, с которым они потерялись на спуске, не дождался её в лагере, и пошёл на её поиски, при которых тоже погиб.

Весной 2006 года одиннадцать человек погибли на Эвересте – не новость, казалось бы, если бы один из них, британец Дэвид Шарп, не был оставлен в состоянии агонии проходящей мимо группой из около 40 альпинистов. Шарп не был богачом и совершал восхождение без гидов и шерпов. Драматизм заключается в том, что имей он достаточно денег, его спасение было бы возможно. Он и сегодня был бы жив.

Каждой весной на склонах Эвереста, как с непальской, так и с тибетской стороны вырастают бесчисленные палатки, в которых лелеется одна и та же мечта — взойти на крышу мира. Возможно, из-за пестрого разнообразия палаток, напоминающих гигантские шатры, или из-за того, что с некоторого времени на этой горе происходят аномальные явления, место действия окрестили «Цирк на Эвересте».

Общество с мудрым спокойствием взирало на этот дом клоунов, как на место развлечений, немного волшебное, чуть абсурдное, но безобидное. Эверест стал ареной для цирковых представлений, тут совершаются нелепые и смешные вещи: дети приходят на охоту за скороспелыми рекордами, старики совершают восхождения без посторонней помощи, появляются эксцентричные миллионеры, не видевшие кошек даже на фотографии, на вершину совершают посадку вертолеты… Список бесконечен и не имеет ничего общего с альпинизмом, но много общего с деньгами, которые если и не двигают горами, то делают их ниже. Однако, весной 2006 г. «цирк» превратился в театр ужасов, стирая навсегда образ невинности, который обычно ассоциировался с паломничеством на крышу мира.

Весной 2006 года на Эвересте около сорока альпинистов оставили англичанина Дэвида Шарпа одного умирать посреди северного склона; стоя перед выбором, оказать помощь или продолжить восхождение на вершину, они выбрали второе, так как достичь самой высокой вершины мира для них означало совершить подвиг.

В тот самый день, когда Дэвид Шарп умирал в окружении этой хорошенькой компании и в полном презрении, средства массовой информации всего мира пели дифирамбы Марку Инглису, новозеландскому гиду, который за неимением ног, ампутированных после профессиональной травмы, взобрался на вершину Эвереста на протезах из углеводородного искусственного волокна с закреплёнными на них кошками.

Новость, представленная СМИ как суперпоступок, как доказательство того, что мечты могут изменить действительность, скрывала в себе тонны мусора и грязи, так что и сам Инглис стал говорить: никто не помог британцу Дэвиду Шарпу в его страданиях. Американская веб-страница mounteverest.net подхватила новость и начала тянуть за ниточку. На конце ее — история человеческой деградации, которую трудно понять, ужас, который утаили бы, если бы не средства информации, взявшиеся расследовать случившееся.

Дэвид Шарп, поднимавшийся на гору самостоятельно, участвуя в восхождении, организованной фирмой «Азия Треккинг», умер, когда его баллон с кислородом отказал на высоте 8500 метров. Это случилось 16 мая. Шарп не был новичком в горах. В свои 34 года он уже восходил на восьмитысячник Чо- Ойю, проходя наиболее сложные участки без использования перил, что может и не является героическим поступком, но по меньшей мере, показывает его характер. Неожиданно оставшись без кислорода, Шарп сейчас же почувствовал себя плохо и тотчас же рухнул на скалы на высоте 8500 метров посреди северного гребня. Некоторые из тех, кто его опередил, уверяют, что думали, что он отдыхает. Несколько шерпов поинтересовались его состоянием, спрашивали, кто он и с кем путешествовал. Он ответил: «Меня зовут Дэвид Шарп, я здесь вместе с «Азия Треккинг» и просто хочу поспать».

Северный гребень Эвереста.

Новозеландец Марк Инглис, с двумя ампутированными ногами, переступил своими углеводородными протезами через тело Дэвида Шарпа, чтобы достичь вершины; он был один из немногих, кто признал, что Шарпа действительно оставили умирать. «По меньшей мере, наша экспедиция была единственной, которая что-то сделала для него: наши шерпы дали ему кислород. В тот день мимо него прошли около 40 восходителей, и никто ничего не сделал», — заявил он.

Восхождение на Эверест.

Первым, кого насторожила смерть Шарпа, был бразилец Витор Негрете, который, кроме того, заявил, что в высокогорном лагере его обокрали. Никаких более подробностей Витор так и не смог сообщить, т. к. через два дня умер. Негрете ступил на вершину с северного гребня без помощи искусственного кислорода, но во время спуска начал чувствовать себя плохо и запросил по радио помощь у своего шерпа, который и помог ему добраться до лагеря № 3. Он умер в своей палатке, возможно, из-за отёка, вызванного пребыванием на высоте.

В противовес общепринятому мнению, большинство людей умирает на Эвересте во время хорошей погоды, а не тогда, когда гора покрывается тучами. Безоблачное небо воодушевляет любого, независимо от его технического снаряжения и физических возможностей, вот тут то его и подстерегают отёки и типичные коллапсы, вызванные высотой. Этой весной крыша мира знала период хорошей погоды, длившийся на протяжении двух недель без ветра и туч, достаточный, чтоб побить рекорд восхождений в это самое время года: 500.

Лагерь после шторма.

При худших условиях многие не стали бы подниматься и не погибли бы…

Дэвид Шарп все еще оставался жив, проведя ужасную ночь на высоте 8500 метров. На протяжении этого времени у него была фантасмагорическая компания «мистера жёлтые сапоги», трупа индийского альпиниста, одетого в старые жёлтые пластиковые ботинки «Кофлач», находящегося там годы, лёжа на гребне посреди дороги и всё ещё в положении эмбриона.

Грот, где умер Дэвид Шарп. Из этических соображений тело закрашено белым.

Дэвид Шарп не должен был умереть. Довольно было бы того, чтобы коммерческие и некоммерческие экспедиции, которые отправлялись на вершину, договорились спасти англичанина. Если этого не произошло, то только потому, что не было ни денег, ни оборудования, в базовом лагере не было никого, кто мог бы предложить шерпам, занимающимся такой работой, хорошую сумму долларов в обмен на жизнь. И, поскольку не было экономического стимула, прибегли к ложному азбучному выражению: «на высоте нужно быть самостоятельным». Если бы этот принцип был верен, на вершину Эвереста не ступали бы старцы, незрячие, люди с различными ампутированными конечностями, совершенно несведущие, больные и прочие представители фауны, которые встречаются у подножия «иконы» Гималаев, прекрасно зная, что то, что не сможет сделать их компетенция и опытность, разрешит их толстая чековая книжка.

Три дня спустя после гибели Дэвида Шарпа руководитель «Peace Project» Джеми Мак Гиннес и десять его шерпов спасли одного из его клиентов, вошедшего в штопор, немного погодя после восхождения на вершину. На это потратили 36 часов, но на импровизированных носилках его эвакуировали с вершины, донеся до базового лагеря. Можно или нельзя спасти умирающего? Он, конечно, немало заплатил, и это спасло ему жизнь. Дэвид Шарп заплатил только за то, чтоб иметь в базовом лагере повара и палатку.

Спасработы на Эвересте.

Несколько дней спустя двух членов одной экспедиции из Кастилии Ла Манчи хватило, чтобы эвакуировать одного полуживого канадца по имени Винс с Северного седла (на высоте 7000 метров) под равнодушными взглядами многих из тех, кто там проходил.

Транспортировка.

Немного позднее был один эпизод, который окончательно разрешит споры о том, можно или нет оказывать помощь умирающему на Эвересте. Гид Гарри Кикстра получил задание вести одну группу, в которой среди его клиентов фигурировал Томас Вебер, имевший проблемы со зрением вследствие удаления в прошлом опухоли мозга. В день подъёма на вершину Кикстра, Вебер, пять шерпов и второй клиент, Линкольн Холл, вышли вместе из третьего лагеря ночью при хороших климатических условиях.

Обильно глотая кислород, немного более чем через два часа они наткнулись на труп Дэвида Шарпа, с брезгливостью обошли его и продолжили путь на вершину. Вопреки проблемам со зрением, которые высота должна была бы обострить, Вебер взбирался самостоятельно, используя перила. Всё происходило, как было предусмотрено. Линкольн Холл со своими двумя шерпами продвинулся вперёд, но в это время у Вебера серьёзно ухудшилось зрение. В 50 метрах от вершины Кикстра решил закончить восхождение и направился со своим шерпом и Вебером обратно. Мало — помалу группа стала спускаться с третьей ступени, затем со второй… пока вдруг Вебер, казавшийся обессиленным и потерявший координацию, не бросил панический взгляд на Кикстру и не огорошил его: «Я умираю». И умер, падая ему на руки посреди гребня. Никто не мог его оживить.

Сверх того, Линкольн Холл, возвращаясь с вершины, стал чувствовать себя плохо. Предупреждённый по радио Кикстра, всё ещё находясь в состоянии шока от смерти Вебера, послал одного из своих шерпов навстречу Холлу, но последний рухнул на 8700 метрах и, несмотря на помощь шерпов, на протяжении девяти часов пытавшихся его оживить, не смог подняться. В семь часов они сообщили, что он мёртв. Руководители экспедиции посоветовали шерпам, обеспокоенным начинающейся темнотой, оставить Линкольна Холла и спасать свои жизни, что они и сделали.

Склоны Эвереста.

Тем же самым утром, спустя семь часов, гид Дан Мазур, следовавший с клиентами по дороге на вершину, наткнулся на Холла, который, к удивлению, оказался жив. После того как ему дали чай, кислород и лекарства, Холл смог сам поговорить по радио со своей группой на базе. Тотчас же все экспедиции, находившиеся на северной стороне, договорились между собой и выслали отряд из десяти шерпов ему на помощь. Сообща они сняли его с гребня и вернули к жизни.

Обморожение.

Он обморозил руки — минимальная потеря в этой ситуации. Так же должны были бы поступить и с Дэвидом Шарпом, но в отличие от Холла (один из наиболее знаменитых гималайцев из Австралии, участник экспедиции, открывшей один из путей на северной стороне Эвереста в 1984 году), у англичанина не было знаменитого имени и группы поддержки.

Случай с Шарпом не является новостью, каким бы скандальным это ни казалось. Голландская экспедиция оставила умирать на Южном седле одного индийского альпиниста, оставив его всего в пяти метрах от своей палатки, оставив, когда он ещё что-то шептал и махал рукой.

Известная трагедия, потрясшая многих, произошла в мае 1998 года. Тогда погибла супружеская пара — Сергей Арсентьев и Френсис Дистефано.

Сергей Арсентьев и Френсис Дистефано-Арсентьев, проведя на 8,200 м три ночи (!), вышли на восхождение и взошли на вершину 22/05/1998 в 18:15.Восхождение совершено без использования кислорода. Таким образом, Френсис стала первой американской женщиной и всего второй за всю историю женщиной, совершившей восхождение без кислорода.

Во время спуска супруги потеряли друг друга. Он спустился в лагерь. Она — нет.

На следующий день пять узбекских альпинистов шли на вершину мимо Френсис — она еще была жива. Узбеки могли помочь, но для этого отказаться от восхождения. Хотя один их товарищ уже взошел, а в этом случае экспедиция уже считается успешной.

На спуске встретили Сергея. Сказали, что видели Френсис. Он взял кислородные балоны и пошел. Но пропал. Наверное сдуло сильным ветром в двухкилометровую пропасть.

На следующий день идут трое других узбеков, три шерпа и двое из Южной Африки — 8 человек! Подходят к ней — она уже вторую холодную ночевку провела, но еще жива! Опять все проходят мимо — на вершину.

«Мое сердце замерло, когда я понял, что этот человек в красно-черном костюме был жив, но абсолютно один на высоте 8,5 км, всего в 350 метрах от вершины, – вспоминает британский альпинист. – Мы с Кэти, не размышляя, свернули с маршрута и попытались сделать все возможное, чтобы спасти умирающую. Так закончилась наша экспедиция, которую мы готовили годами, выпрашивая деньги у спонсоров… Нам не сразу удалось добраться до нее, хотя она лежала и близко. Двигаться на такой высоте –то же самое, что бежать под водой…

Мы обнаружив ее, пытались одеть женщину, но ее мышцы атрофировались, она походила на тряпичную куклу и все время бормотала: „Я американка. Пожалуйста, не оставляйте меня“…

Мы одевали ее два часа. Моя концентрация внимания была потеряна из-за пронизывающего до костей дребезжащего звука, разрывавшего зловещую тишину, – продолжает свой рассказ Вудхолл. – Я понял: Кэти вот-вот и сама замерзнет насмерть. Надо было выбираться оттуда как можно скорее. Я попытался поднять Фрэнсис и нести ее, но это было бесполезно. Мои тщетные попытки спасти ее подвергали риску Кэти. Мы ничего не могли сделать.»

Не проходило и дня, что бы я ни думал о Фрэнсис. Спустя год, в 1999-м, мы с Кэти решили повторить попытку добраться до вершины. Нам это удалось, но на обратном пути мы в ужасе заметили тело Фрэнсис, она лежала точно так, как мы ее оставили, идеально сохранившейся под влиянием низких температур.

Такого конца никто незаслуживает. Мы с Кэти пообещали друг другу вернуться на Эверест снова, чтобы похоронить Фрэнсис. На подготовку новой экспедиции ушли 8 лет. Я завернул Фрэнсис в американский флаг и вложил записку от сына. Мы столкнули ее тело в обрыв, подальше от глаз других альпинистов. Теперь она покоится с миром. Наконец, я смог сделать что-то для нее.» Йен Вудхолл.

Через год тело Сергея Арсеньева было найдено: «Прошу прощения за задержку с фотографиями Сергея. Мы определенно его видели — я помню фиолетовый пуховый костюм. Он был в положении как бы поклона, лежа сразу за Джохеновским (Jochen Hemmleb — историк экспедиции — С.К.) „неявно выраженным ребром“ в районе Мэллори примернона 27150 футах (8254 м). Я думаю, это — он.» Джейк Нортон, участник экспедиции 1999 года.

Но в том же году был случай, когда люди остались людьми. В украинской экспедиции парень провел почти там же, где американка, холодную ночь. Свои спустили его до базового лагеря, а далее помогали более 40 человек из других экспедиций. Легко отделался — четыре пальца удалили.

«В таких экстремальных ситуациях каждый имеет право решать: спасать или не спасать партнера… Выше 8000 метров ты полностью занят самим собой и вполне естественно, что не помогаешь другому, так как у тебя нет лишних сил». Мико Имаи.

На Эвересте шерпы действуют, как прекрасные актёры второго плана в фильме, снятом для прославления актёров без гонорара, молча исполняющих свою роль.

Шерпы на работе.

Но шерпы, оказывающие свои услуги за деньги, являются в этом деле главными. Без них нет ни перильных веревок, ни многих восхождений, ни, естественно, спасения. И для того чтобы они оказали помощь, нужно, чтобы им платили деньги: шерпов научили продаваться за деньги, и они используют тариф при любых встречающихся обстоятельствах. Так же как бедный альпинист, который не в состоянии заплатить, шерп сам может оказаться в тяжёлом положении, поэтому по той же причине он является пушечным мясом.

Положение шерпов очень затруднительно, т. к. они берут на себя в первую очередь риск организовать «спектакль», чтобы даже наименее квалифицированные смогли урвать себе кусок того, за что заплачено.

Обморозившийся шерп.

«Трупы на маршруте – хороший пример и напоминание о том, что надо быть более осторожными на горе. Но с каждым годом восходителей всё больше, и по статистике трупов будет с каждым годом прибавляться. То, что в нормальной жизни неприемлемо, на больших высотах рассматривается как норма.» Александр Абрамов, Мастер Спорта СССР по альпинизму.

«Нельзя продолжать совершать восхождения, лавируя между трупами, и делать вид, что это в порядке вещей». Александр Абрамов.

«Зачем вы идите на Эверест?» спросили у Джорджа Мэллори.

«Потому что он есть!»

Меллори первым покорил вершину и погиб уже на спуске. В 1924 году связка Мэллори-Ирвинг начала штурм. Последний раз их видели в бинокль в разрыве облаков всего лишь в 150 метрах от вершины. Затем облака сошлись и альпинисты исчезли.

Загадка их исчезновения, первых европейцев оставшихся на Сагарматхе, волновала многих. Но чтобы узнать, что случилось с альпинистом, потребовались многие годы.

В 1975 году один из покорителей уверял, что видел какое-то тело в стороне от основного пути, но не стал подходить, чтобы не потерять силы. Понадобилось еще двадцать лет, чтобы в 1999 году, при траверсе склона от 6 высотного лагеря (8290 м) на запад, экспедиция наткнулась на множество тел, погибших за последние 5-10 лет. Среди них обнаружили Мэллори. Он лежал на животе, распростершись, словно обнимая гору, голова и руки были вморожены в склон.

«Перевернули — глаза закрыты. Значит, умер не внезапно: когда разбиваются, у многих они остаются открытыми. Спускать не стали — там и захоронили.»

Ирвинга так и не нашли, хотя обвязка на теле Мэллори говорит о том, что пара была друг с другом до самого конца. Веревка была перерезана ножом и, возможно, Ирвинг мог передвигаться и оставив товарища, умер где-то ниже по склону.

Страшные кадры канала «Дискавери» в сериале «Эверест — за грянью возможного». Когда группа находит замерзающего человека, снимает его на камеру, да лишь интересуется именем, оставляя умирать в одиночестве в ледяной пещере:

Сразу же встает вопрос, а как же это:


Фрэнсис Арсентьев (Francys Astentiev).

Причина смерти: переохлаждение и/или отёк мозга.
Эвакуация тел погибших альпинистов представляет большую сложность, а зачастую и вовсе невозможна, поэтому в большинстве случаев их тела навсегда остаются на Эвересте. Проходившие мимо альпинисты почтили память Фрэнсис, накрыв её тело американским флагом.

Фрэнсис Арсентьев совершала восхождение на Эверест вместе со своим мужем Сергеем в 1998 году. В какой-то момент они потеряли друг друга из виду, и больше никогда не смогли воссоединиться, погибнув в разных частях горы. Фрэнсис умерла от переохлаждения и возможного отёка мозга, а Сергей, вероятнее всего, разбился при падении.

Джордж Мэллори (George Mallory).

Причина смерти: травма головы в результате падения.
Британский альпинист Джордж Мэллори, возможно, был первым человеком, которому удалось побывать на вершине Эвереста, но точно мы этого уже никогда не узнаем. Последний раз Мэллори и его напарника по связке Эндрю Ирвина видели во время восхождения на Эверест в 1924 году. В 1999 году легендарный альпинист Конрад Анкер обнаружил останки Мэллори, однако, они не дают ответа на вопрос, удалось ли ему достичь вершины.

Ханнелора Шмац (Hannelore Schmatz).

Причина смерти: переохлаждение и кислородное голодание.
В 1979 году на Эвересте погибла первая женщина – немецкая альпинистка Ханнелора Шмац. Её тело застыло в положении полусидя, так как изначально у неё под спиной находился рюкзак. Когда-то мимо тела Шмац, которое можно было увидеть чуть выше лагеря IV, проходили все альпинисты, совершавшие восхождение по южному склону, но однажды сильные ветры развеяли её останки над стеной Кангшунг.

Неизвестный альпинист.

Причина смерти не установлена.
Одно из нескольких тел, найденных на больших высотах, и так и оставшихся неопознанными.

Цеванг Палджор (Tsewang Paljor).

Причина смерти: переохлаждение.
Труп альпиниста Цеванга Палджора, одного из членов первой индийской группы, попытавшейся совершить восхождение на Эверест по северо-восточному маршруту. Палджор погиб во время спуска, когда начался буран.

Труп Цеванга Палджора на сленге альпинистов называется «Зелёные Ботинки». Он служит ориентиром для скалолазов, совершающих восхождение на Эверест.

Дэвид Шарп (David Sharp).

Причина смерти: переохлаждение и кислородное голодание.
Британский альпинист Дэвид Шарп остановился передохнуть недалеко от Зелёных Ботинок, и не смог продолжить путь. Другие альпинисты проходили мимо медленно замерзающего обессиленного Шарпа, но не имели возможности оказать ему помощь, не создавая при этом угрозы для своей собственной жизни.

Марко Литенекер (Marko Lihteneker).

Причина смерти: переохлаждение и кислородное голодание в связи с проблемами с кислородным оборудованием.
Словенский альпинист погиб во время спуска с Эвереста в 2005 году. Его тело было найдено всего в 48 метрах от вершины.

Неизвестный альпинист.

Причина смерти не установлена.
Тело ещё одного альпиниста, которое было найдено на склоне и не было идентифицировано.

Шрия Шах-Клорфайн (Shriya Shah–Klorfine).

Канадская альпинистка Шрия Шах-Клорфайн покорила Эверест в 2012 году, но погибла при спуске. Её тело лежит в 300 метрах от вершины, обёрнутое канадским флагом.

Неизвестный альпинист.

Причина смерти не установлена.

Никому это не напомнило про Варанаси — город мертвых? Ну а если вернуться все таки от ужасов к красоте, то посмотрите на Одинокую вершину Mont Aiguille

masterok.livejournal.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о