Гаврилов игорь – Игорь Гаврилов

Советский фотограф журналист Игорь Гаврилов… (19 фото) |

Легендарный советский журналист Игорь Гаврилов, за свою карьеру профессионального фотографа сделал много удивительных снимков, каждый из которых раскрывает непростой сюжет. Его главной целью, было сделать снимок, который должен отражать всю глубину запечатленной сцены и как правило ему это удавалось.
Игорь Гаврилов объездил всю Россию в поисках интересных кадров, не раз приходилось бывать и в горячих точках. В качестве журналиста он побывал во многих зарубежных странах, где его работы имели определенный успех. Например его снимки часто публиковались в таких популярных во всем мире изданиях как Рlay boy, Elle, Independent и других.
Смотрите подборку нескольких фотографий с примечаниями от самого автора:


Коммуналка.
Конец 80-х — начало 90-х. Коммуналка. Выглядит как декорация на «Мосфильме», где строятся временные перегородочки, изображающие какую-то жизнь. Но это вполне себе реальная квартира.
Меня попросили снять тему про коммуналки. Я не только в одной этой квартире был, а напряг всех своих знакомых, которые знают или имеют знакомых, живущих в коммунальных квартирах. Но вот эта меня совершенно поразила. В кадре — большая комната одной семьи. Там вот в углу сидит мать, внизу под нами это ее дочка, весьма милая. Они просто разгородили эту большую комнату фанерной перегородкой, чтобы как-то отделиться друг от друга. Но разгородили не до потолка, а до середины, и поэтому можно было забраться на эту перегородку, и оттуда сделать такой кадр. Помню, пылища там не протиралась, я думаю, полгода или год, слез я оттуда весь в какой-то паутине, пыли, черте в чем.

Символ эпохи.
То, с чем мы жили и достаточно долгие годы, когда человек приходил в магазин и видел там совершенно пустые прилавки. Это начало 90-х или 89-й.

«Где ты был?..»
Кадр с самой несчастливой судьбой. Я его сделал на Западной Украине, в городе Ивано-Франковске. В те дни туда съехалось достаточно большое количество иностранцев из соцлагеря, много корреспондентов. Я шел в пресс-центр из гостиницы и увидел такую сценку на автобусной остановке. Буквально два раза нажал. На меня набросился какой-то военный, стал кричать на весь Ивано-Франковск, что я порочу советский образ жизни, почему я снимаю инвалидов, откуда я взялся.
В «Огоньке» кадр не напечатали, и куда бы я его ни предлагал, его нигде не принимали. Главный редактор журнала «Советское фото» лично своими руками этот кадр три раза выкладывала из коллекций, которые посылались на какие-то международные фотоконкурсы, сопровождая свои действия нелицеприятными комментариями.
Задули ветра перестройки. В «Советском фото» собрался полный редакционный зал московских фотокорреспондентов, предмет обсуждений — как осовременить журнал. Я достал этот снимок со словами: «Просто вот такие фотографии печатайте». И в ответ услышал: «Игорь, а где же вот ты раньше был, почему вот ты такие кадры не приносил в “Советское фото“?»

Одинокий, но мудрый.
Это День Победы, год примерно 76-77. Такая сценка образовалась на набережной. Я считаю, что самый мудрый — это тот, который посередине стоит один, он делом занимается: пьет пиво, ест бутерброд. А эти еще неизвестно чем будут заниматься.

Землетрясение в Армении.
Списки людей, которых нашли и сумели опознать. Они висят на стекле — пресс-центр там импровизированный в каком-то зданьице — и вот люди все время подходят, читают.

Лучшая фотография 1990 года в Америке.
6 ноября 1990 года, задание журнала «Тайм» — снять оформление города перед 7 ноября. Это последнее 7 ноября, когда прошла коммунистическая демонстрация. Кадр был напечатан в «Тайме» и потом он вошел в лучшие фотографии года в Америке — здоровая книга, она у меня есть. А назавтра уже ничего не стало. Все, последняя демонстрация, последний парад. Абзац.

Главный инженер швейной фабрики. Его выкапывали из завалов разрушенной фабрики 2,5 часа, всё это время я стоял под качающейся плитой на торчащей балке. Понятно, что за два с половиной часа я мог наснимать массу фотографий, но какая-то сила держала меня на этом небезопасном месте. Три, четыре кадра — всё что я успел снять со своей позиции. Мог ничего не снять. И все-таки это один из лучших кадров в этой серии. Вот кто мне помог? Я склонен думать на Него. Ну да, а может быть просто так получилось.
Когда я приехал в Москву, показал фотографии, «Огонек» дал номинально один разворот достаточно спокойных фотографий. И мне было очень больно. Я надеялся, что напечатают больше фотографий и более сильных. И я отправил это все в «Тайм», и «Тайм» вышел с главным репортажем номера. И они номинировали меня за этот репортаж на лучшего репортера года.

Первый Международный конкурс парикмахеров в Москве.
Это начало 80-х. Девушки на снимке — модели конкурса, им сушат прически вот под этим прекрасным плакатом. Самое интересное то, что этот снимок был опубликован в журнале «Огонек» в те годы, до перестройки, но несколько скадрированный. Главный художник вынес из кабинета большие ножницы длиной сантиметров 20 и со словами «ты что, ох…, Гаврилов» отрезал плакат.

Похороны Высоцкого.
Таганка, напротив театра. Похороны Владимира Семеновича Высоцкого. Я простоял у гроба в театре часа два, не мог уйти. С экспозицией ошибся, а когда вышел на площадь, это все увидел. И только сейчас вот, буквально в этом году я понял, что на самом деле похороны Высоцкого — это первый несанкционированный митинг в Советском Союзе. Первое всенародное неповиновение той власти, когда люди пришли — никто их не созывал, никто их не загонял, как это делалось на демонстрации 7 ноября или 1 мая, — а они пришли.

Слишком свободный.
Спецприемник в Москве на Алтуфьевском шоссе. Я там снимал несколько раз и всякий раз — с большим интересом. Ну, что говорить? С большой болью — это слишком напыщенно. Да нет, боли-то особой не было. Но детей жалко. Туда собирают всех убежавших из дома, найденных на вокзалах, на улицах.
Вот этого мальчика когда стригли, с него вши прыгали, метра на три от него. Я еле успевал отмахиваться, думал, что сам весь завшивлю, пока его снимал.

Безотходное производство.
70-е, Москва. Безбожный переулок. Напротив вот того окошка, в которое люди сдают посуду, только что отмытую от этикеток в луже, находится магазин «Минеральные воды» — достаточно известный в Москве. Для того, чтобы сдать посуду, получить деньги, перейти напротив и купить вина или пива, которое там тоже продавалось, люди этим делом и занимались.

Жизнь после Афгана.
Конец 80-х. Подмосковье. Это реабилитационный госпиталь для солдат, вернувшихся из Афганистана. Там такие вот мальчики были. Целый госпиталь — человек 500, которые только что вернулись оттуда и видели смерть. С ними трудно приходилось персоналу.

Погода нелетная.
Это «Домодедово» аэропорт, 70-е годы. Я бегу от электрички к зданию аэровокзала. Была плохая погода, и долгое время самолеты не летали, и поэтому все неулетевшие рассосались по аэропорту и вокруг. Человек на снимке — не улетел, он спит в конце этого железнодорожного «путя».

Фотография не стоит горя, причиненного ради этой фотографии.
Я снимал что-то в Грузии — и вдруг сошла лавина в Сванетии. Один мужчина-сван оказался внизу, когда сошла лавина на его село, и вот по горным дорогам мы вместе поехали на место трагедии. Наша дорога заняла три или четыре дня. Приехали — всё селение разрушилось. Я начал снимать. Никого не было на улицах, никого абсолютно. И вдруг я увидел, вот к этому остатку дома поднимаются вот эти люди — мужчина, женщина и ребенок, они несут в руках стаканчики маленькие с чачей или с водкой. У мужчины на груди портрет погибшего под лавиной его родственника. Я понимаю, что я сейчас могу сделать достаточно такой жесткий кадр. Они идут. Я знаю, где его делать, знаю, как его делать. Жду. Вот они подходят, я поднимаю аппарат к глазам, один раз нажимаю. Тишина полнейшая — горы. И мужчина этот на меня посмотрел. За спиной у меня стоит мой сван, с которым я приехал, вот он мне положил руку на плечо и говорит: «Ему не нравится, что ты фотографируешь».
И я не стал больше снимать, не сделал ни одного кадра. Женщина плакала, рыдала, на колени бросалась и снег разгребала, и ребенок стоял в стороне такой странный, с какой-то шапкой, на один глаз натянутой, и мужчина. Я не стал снимать. А когда все это закончилось, мужчина подошел ко мне и пригласил на поминки в землянку. Чужих приглашать на такие мероприятия там не принято, но меня пригласили за проявленное уважение.

Ни одна фотография не стоит горя, причиненного людям ради этой фотографии. Можно потом оправдываться — вот ее увидят миллионы, то, се, пятое, десятое. Несмотря на жесткость нашей профессии, на жесткость тех ситуаций, в которых мы иногда бываем, нужно, прежде всего, оставаться человеком, а потом уже — профессионалом.

Детки в клетках.
Самая первая публикация в журнале «Огонек» из мест не столь отдаленных — раньше в Советском Союзе такого рода материалы не печатали. Это Судская колония для несовершеннолетних преступников. За четыре дня я сделал материал, который, в общем-то, принес мне достаточно много славы и много медалей, был опубликован в Independent Magazine английском и во многих книгах был опубликован. Тогда не было цифровой камеры, я не мог на дисплее посмотреть, а правильно ли у меня тень упала. Я именно этой тени и добивался. Это в карцере, парень сидит и смотрит на меня, хотя я даже не просил его смотреть.

Дорога смерти.
Начало пути на Памир, начало 80-х. Это одна из самых трудных командировок. Мы проехали по дороге Хорог — Ош, а эту дорогу называли дорогой смерти. Там высокогорье, 4,5-5 тысяч метров, дорога — серпантины, обрывы. И коробка передач у нас полетела на машине. Если бы не пограничники… Там все друг другу помогают, потому что понимают, что остановись ты на этой дороге на ночь, и ты можешь уже не проснуться.

В первый раз.
Это будущий лейтенант, перед первым самостоятельным полетом. Вот такой у него взгляд. В первый раз инструктора с ним не будет, он сидит первый в спарке. Это, по-моему, Оренбургское летное училище или Омское — в общем, в тех краях.

С вендеттой всё в порядке.
Корсика. Я путешествовал по Корсике на машине главы корсиканской мафии. Мы поехали высоко в горы. Там был какой-то поэт, художник, писатель — очень милые люди, мы с ними беседовали, пили вино. Я отошел от компании, увидел вот этих вот двух колоритных ребят. Это жители поселка высоко в горах. Я по-французски очень плохо говорю. А у них еще какое-то наречие. Ну, в общем, я не нашел ничего лучше как спросить: «А как у вас тут с вендеттой?». И один из них тут же полез за спину и вынимает из-под рубашки пистолет и говорит: «А вот мы к вендетте всегда готовы. Вот вендетта — пожалуйста». И ну потом так мило улыбнулся.

Снимки действительно в большинстве своем очень тяжелые, такова жизнь… Но хватит о грустном, хочу рассказать вам о доме отдыха где можно интересно провести время. Парк-отель «Олимп», подробнее о нем можете почитать здесь, обладает всем необходимым для приятного времяпровождения и снятии усталости. Судите сами — чистый воздух, речка в окружении хвойного леса, пение птиц, а так же русская баня, ну что еще нужно чтобы расслабиться?

pulson.ru

Гаврилов, Игорь Владимирович — Howling Pixel

Игорь Владимирович Гаврилов (1928—1982) — советский астроном.

Биография

Родился в местечке Рубежевичи (ныне — Столбцовского района Минской области), в 1952 окончил физико-математический факультет Вильнюсского университета, после чего некоторое время работал учителем математики средней школы. С 1954 — сотрудник Главной астрономической обсерватории АН УССР (с 1976 — заведующий отделом фотографической астрометрии).

Основные труды в области селенодезии и фотографической астрометрии. Под его руководством и при непосредственном участии составлены первые в СССР селенодезические каталоги положений точек видимой стороны Луны, сыгравшие значительную роль при осуществлении программ изучения Луны с помощью космических аппаратов и картографировании лунной поверхности. Выполнил большой цикл исследований по определению параметров геометрической фигуры Луны. Значительная часть этих исследований отражена в его монографии «Фигура и размеры Луны по астрономическим наблюдениям» (1969), а также в коллективной работе «Сводная система селенодезических координат 4900 точек лунной поверхности» (1977). В последние годы жизни много внимания уделял проблемам фотографической астрометрии, был одним из инициаторов программы по фотографическому обзору северного неба.
Лауреат Государственной премии УССР.

Память

В честь Игоря Владимировича Гаврилова в 1970 г. назван кратер на обратной стороне Луны.

Литература

  • Колчинский И.Г.,Корсунь А.А.,Родригес М.Г. Астрономы.Биографический справочник. — Киев: Наукова думка, 1986.

Гаврилов, Игорь

И́горь Гаври́лов:

Гаврилов, Игорь Александрович (род. 1955) — украинский политик.

Гаврилов, Игорь Владимирович (1928—1982) — советский астроном.

Гаврилов, Игорь Трифонович (1939—2011) — российский учёный и государственный деятель.

Главная астрономическая обсерватория Национальной академии наук Украины

Главная астрономическая обсерватория Национальной Академии Наук Украины (ГАО НАНУ) — украинская астрономическая обсерватория, расположенная в Голосеевском лесу в 12 км к югу от центра Киева (отсюда происходит её неофициальное название — Голосеевская обсерватория) на высоте 213 метров над уровнем моря. Основана 17 июля 1944 года по инициативе академика АН УССР А. Я. Орлова. Состоит из 8 научных отделов. Является учредителем Украинской Астрономической Ассоциации. У обсерватории есть филиал в Терсколе (Кабардино-Балкария, Северный Кавказ, Россия).

В честь обсерватории названа малая планета (15675) Голосеево

На других языках


This page is based on a Wikipedia article written by authors
(here).


Text is available under the CC BY-SA 3.0 license; additional terms may apply.


Images, videos and audio are available under their respective licenses.

howlingpixel.com

ИГОРЬ ГАВРИЛОВ |

«Свет, цвет, композиция и прочие составляющие – это и есть фотографичность, это и есть живописность»

      Фотограф

Предлагаю познакомиться с известным фотографом, фотожурналистом, нашим соотечественником, Игорем Гавриловым. Очень многим это интервью, его рассказы о своих работах, карьере будут интересны! Причем, не только профессиональным фотографам, зарабатывающим с помощью камеры деньги, но и просто фотолюбителям.
Сразу после журфака МГУ попал на работу в журнал Огонек, лучший по тем временам журнал, в котором проработал фотожурналистом 16 лет. Сотрудничал и продолжает работать со многими всемирно известными журналами — такими как Newsweek, Focus, Time, Stern, Spiegel, Paris Match, «Итоги».
Приведу небольшие интересные выдержки из его интервью:
— Стать хорошим журналистом — это одно. Стать хорошим журналистом и заработать деньги — это другое. Но слово «выжить» мне в принципе не нравится — человек рождается не для того, чтобы выживать, мы же не собаки бездомные, а чтобы жить. А жить лучше хорошо. Формула одна-единственная для всех: нужно работать. И не только когда очень хочется кушать и ты уже нарожал детей. Все это банально и похоже на старческое брюзжание, но коли ты хочешь жить достойно, будь добр хорошо учиться, поступить в институт. А чтобы стать хорошим фотографом — снимай, снимай и снимай, и люби это дело. В этой профессии, я считаю, десятым быть стыдно. Нужно быть первым. И только это стремление быть первым дает возможность быть успешным.
— Однажды меня послали снимать нашествие саранчи под Оренбургом. Сними, говорят, апокалипсис. Посмотришь, туча саранчи, а начинаешь снимать — не то! Что делать: репортаж вроде есть, а кадра на разворот с апокалипсисом нет.
Думал, думал и придумал: нужно ведь, чтобы они были крупно. И еще нужно небо драматичное. И чтобы все было резко. Для резкости нужен широкоугольник — ничем, начиная с «полтинника», я такой резкости не добьюсь. А чтобы кузнечики были крупные, широкоугольник не годится… И вот что я сделал: взял «рыбий глаз» 16 мм, а перед «фишаем» поставил конвертер. Он увеличил немного фокусное расстояние и сработал, как макролинза. А ширина угла стала не 180 градусов, а 150, — то есть глубина резкости осталась большой.
— Требования к фотографу везде одинаковые — это хорошие фотографии. Какие еще могут быть требования? Просто отношение фотографа другое. Взять ту же съемку Москвы с вертолета, которую я делал для французского агентства Gamma. Один лишь вертолет стоил 25 тысяч долларов за два полета, это единственный вертолет, которому разрешено летать в пределах Садового кольца. И совершенно гениальный пилот, которому в наушники говоришь, насколько повыше или пониже опуститься, где зависнуть.
И одно дело, когда я лечу и делаю это по блату или в свое удовольствие, не имея ответственности. И другое дело, когда я знаю, что это стоит 25 тысяч долларов, и что если я сейчас ошибусь, то я просто никто. Я просто не имею такого права и меня ничто не может оправдать, если я это сделаю. А те люди, которые заказывают вертолет, они должны понимать, что я думаю именно так.

Полностью интервью с Игорем Гавриловым читайте тут

alika2010.wordpress.com

Гаврилов, Игорь Викторович Википедия

Игорь Викторович Гаврилов (род. 5 июня 1952 года, Москва) – советский и российский фотожурналист. Обладатель премии «World Press Photo» (1989).

Биография[ | ]

Родился 5 июня 1952 года в Москве. Увлёкся фотографией во время учёбы в школе. С 14 лет его фотографии начали печатать в «Пионерской правде» и других изданиях.

В 1970 году стал победителем Всесоюзного конкурса среди выпускников школ «Проходной балл», что дало ему право внеконкурсного поступления на факультет журналистики Московского государственного университета.

В 1975 году стал фотокорреспондентом журнала «Огонёк», в котором работал до 1988 года[1][2][3]. В 1986 году Игорь Гаврилов стал одним из немногих фотожурналистов СССР, которые широко освещали аварию на Чернобыльской АЭС[4]. В 1987 году принимал участие в знаменитом проекте «Один день из жизни СССР»[5].

В 1988 году был приглашён издательством «National Geographic» для съёмок книги «The Soviet Union Today».

В 1988 году стал московским корреспондентом от журнала «Time». В дальнейшем его снимки публиковались во многих престижных мировых изданиях: Paris Match, Le photo, Stern, Der Spiegel, The Independent, Elle и многих других[6][7].

В 1988 году его репортаж о землетрясении в Армении был напечатан в британской газете «The Independent»[8].

В 1989 году после персональной выставки Гаврилова на первом фестивале «Visa pour l’Image» в Перпиньяне, французская пресса назвала его «le reporter de shock».

В 1990 году стал участником ежегодной встречи и слайд-шоу лучших фотографов Америки в Сан-Диего, Калифорния.

С конца 1990-х Гаврилов работал фотокорреспондентом немецкого журнала «Focus» по России и СНГ[9].

С 2009 по 2014 год являлся руководителем российского направления в европейском фотоагентстве «East News».

Много лет преподаёт фотографию в России и за рубежом. По приглашению университета Брукса (Калифорния, Санта-Барбара) читал мастер-классы по фотожурналистике для студентов[10][11][12].

Участник большого количества коллективных и персональных выставок в России и за рубежом.

Работы Гаврилова хранятся в музеях и частных коллекциях по всему миру, в том числе Музее Москвы[13][14],Галерее имени братьев Люмьер и других.

Обладатель множества отечественных и международных призов, премий и званий в области фотографии и фотожурналистики.

Лауреат многих российских и международных конкурсов, в том числе обладатель самого престижного приза среди профессиональных фотожурналистов «Золотой глаз» международного конкурса «World Press Photo».

ru-wiki.ru

Гаврилов Игорь Борисович | Санкт-Петербургская Духовная Академия

Воистину Воскресе!

Рекомендательное письмо (или характеристика) на абитуриента, поступающего в Санкт-Петербургскую Духовную Академию, оформляется на официальном бланке, заверяется подписью приходского священника (духовника) и печатью храма.

Структура и содержание документа следующее:

  1. Заголовок (наименование) документа (рекомендательное письмо/характеристика).
  2. Информация об абитуриенте.

В рекомендательном письме должен быть освещен следующий стандартный набор вопросов:

  1. Дата и место рождения.
  2. Где (храм, епархия) и когда принял таинство Крещения.
  3. ФИО, место работы и профессия родителей.
  4. Отметить наличие полного среднего образования, среднего профессионального или высшего образования. (название учебного заведения (светского и духовного), дата окончания). Указать данные о работе (организация, профессия, период) (если имеются).
  5. Указать подробные сведения о прохождении церковного послушания (храм, епархия, в качестве кого нёс послушание, какой период) до поступления в Духовную школу.
  6. Соблюдение церковных постов и регулярность причащения Святых Христовых Тайн.
  7. Каково осознанное понимание поступающего важности церковного служения?
  8. Мотивационное отношение и искренность намерения абитуриента в будущем нести послушание на благо Русской Православной Церкви?
  9. Описание характера абитуриента, его основные достоинства и качества.
  10. Каков интеллектуальный потенциал и способности абитуриента.
  11. Подходы абитуриента к учёбе (мотивация, логика, ответственность).
  12. Данные об индивидуальных достижениях.
  13. Заключение приходского священника (духовника) о выдаче абитуриенту рекомендательного письма для поступления в Санкт-Петербургскую Духовную Академию.

Объём рекомендательного письма может составлять одну страницу А4, 11-ым или 12-ым шрифтом.

В самом низу размещается информация о приходском священнике (духовнике) (ФИО, сан, подпись). Рекомендательное письмо обязательно заверяется печатью храма.

С уважением,
Приемная комиссия Духовной Академии

14.05.2018

spbda.ru

Гаврилов, Игорь Александрович — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Игорь Александрович Гаврилов

К:Википедия:Статьи без изображений (тип: не указан)

Гаврилов Игорь Александрович — украинский политик. Родился 27 марта 1955 года в городе Киеве. В 1996 году окончил Львовскую коммерческую академию.

В 1976-1981 годах работал на различных должностях в Киевском политехническом институте.

В течение 1981-1986 годов — на различных должностях в Киевском научно-исследовательском институте противопожарной обороны Министерства внутренних дел СССР. В 1986-1991 годах — на различных должностях в управлении охраны при управлениях внутренних дел Киева и области.

В 1991-1992 гг. — на должности референта Международного фонда «Возрождение».

В 1992-1997 годах — на посту заместителя директора по экономике Творческого объединения «Барва», г. Киев.

В 1997 году — редактор радиотелевизионных программ акционерного общества «Магнолия-ТВ».

В 1997-1998 гг. — журналист, главный редактор программы телекомпании «Гравис», г. Киев.

Народный депутат Украины 3-го созыва с марта 1998 по апрель 2002 от Партии зеленых Украины, № 16 в списке. На время выборов: главный редактор программы телекомпании «Гравис» (город Киев), член Партии зеленых Украины (с мая 1998). Председатель подкомитета по вопросам телекоммуникаций, информационных систем и рекламы Комитета по вопросам свободы слова и информации (июль 1998 — февраль 2000), первый заместитель председателя Комитета по вопросам свободы слова и информации (с февраля 2000).

Март 2006 — кандидат в народные депутаты Украины от Партии зеленых Украины, № 37 в списке. На время выборов: временно не работал, член Партии зеленых Украины.

Напишите отзыв о статье «Гаврилов, Игорь Александрович»

Ссылки

  • [gska2.rada.gov.ua/pls/radac_gs09/d_ank_arh?kod=175203 Сайт ВРУ]
  • [www.gavrilovigor.openua.net/bio.php Открытая Украина]

Отрывок, характеризующий Гаврилов, Игорь Александрович

Пьер ничего не отвечал, но ласково смотрел в глаза французу. Это выражение участия было приятно ему.
– Parole d’honneur, sans parler de ce que je vous dois, j’ai de l’amitie pour vous. Puis je faire quelque chose pour vous? Disposez de moi. C’est a la vie et a la mort. C’est la main sur le c?ur que je vous le dis, [Честное слово, не говоря уже про то, чем я вам обязан, я чувствую к вам дружбу. Не могу ли я сделать для вас что нибудь? Располагайте мною. Это на жизнь и на смерть. Я говорю вам это, кладя руку на сердце,] – сказал он, ударяя себя в грудь.
– Merci, – сказал Пьер. Капитан посмотрел пристально на Пьера так же, как он смотрел, когда узнал, как убежище называлось по немецки, и лицо его вдруг просияло.
– Ah! dans ce cas je bois a notre amitie! [А, в таком случае пью за вашу дружбу!] – весело крикнул он, наливая два стакана вина. Пьер взял налитой стакан и выпил его. Рамбаль выпил свой, пожал еще раз руку Пьера и в задумчиво меланхолической позе облокотился на стол.
– Oui, mon cher ami, voila les caprices de la fortune, – начал он. – Qui m’aurait dit que je serai soldat et capitaine de dragons au service de Bonaparte, comme nous l’appellions jadis. Et cependant me voila a Moscou avec lui. Il faut vous dire, mon cher, – продолжал он грустным я мерным голосом человека, который сбирается рассказывать длинную историю, – que notre nom est l’un des plus anciens de la France. [Да, мой друг, вот колесо фортуны. Кто сказал бы мне, что я буду солдатом и капитаном драгунов на службе у Бонапарта, как мы его, бывало, называли. Однако же вот я в Москве с ним. Надо вам сказать, мой милый… что имя наше одно из самых древних во Франции.]
И с легкой и наивной откровенностью француза капитан рассказал Пьеру историю своих предков, свое детство, отрочество и возмужалость, все свои родственныеимущественные, семейные отношения. «Ma pauvre mere [„Моя бедная мать“.] играла, разумеется, важную роль в этом рассказе.

wiki-org.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о