Куделка йозеф – «Хорошая фотография – чудо» — Российское фото

«Хорошая фотография – чудо» — Российское фото

Живая легенда чешской фотографии Йозеф Куделка нечасто дает интервью. Вместо того чтобы рассказывать о своих заслугах, он предпочитает продолжать снимать. Единственный фотограф, который мог открыто критиковать Брессона, за 50 лет создал не менее сотни известных на весь мир работ, но продолжает стремиться к большему.


Родина великого мастера фотографии — городок Босковице в Южной Моравии (Чехия). Куделка родился 10 января 1938 года. В 1961 году он окончил Пражский технический университет, а потом шесть лет проработал авиаинженером в Праге и Братиславе. Одновременно Куделка занялся фотографией, работал театральным фотографом в столице, снимал цыганские поселения в Словакии. По воспоминаниям, первую камеру он приобрел на средства, вырученные от продажи клубники местному мороженщику.

1967 год изменил всю его жизнь. В доминиканском монастыре в Кракове состоялась фотовыставка, на которой были представлены работы Куделки. Его признали профессиональным фотографом.

В 1968 году он приступил к плотной работе над начатым цыганским циклом уже на территории Румынии. Этот период занимает важнейшее место в творчестве фотографа. Куделка посвятил ему 10 лет, а в 1975 году в свет вышла его книга «Цыгане».

— Когда моя первая книга о цыганах вышла в свет, мне было трудно смириться с мыслью, что я больше не могу выбрать людей, которым покажу свои фотографии, — любой мог купить их, — вспоминал впоследствии Куделка.

21 августа 1968 года он снял конец Пражской весны — вторжение в столицу Чехии войск пяти государств — участников Варшавского договора. Бесстрашного фотографа заметил участник агентства «Магнум» Ян Берри, позднее эти работы тайно вывезли из страны.


Снимки попали к Эллиотту Эрвитту, в то время главе Magnum Photos, и были напечатаны во многих международных журналах без указания имени автора.


В 1971 году Йозеф Куделка начал работать в «Магнуме» вместе с Анри Картье-Брессоном, с которым они стали близкими друзьями, несмотря на абсолютно разное понимание фотосъемки.

— Мы с Брессоном встретились в 1971 году. Я не слушал его советов о фотографии, а он ненавидел мои панорамы, — рассказал Куделка в беседе с журналистом Тимом Ноуксом. — Я был практически единственным человеком, который говорил ему то, что думает. Он считал меня младшим братом. Мы ругались, но оставались друзьями. Однажды он пришел ко мне и сказал: «Йозеф, я здоров и прекрасно себя чувствую, но временами у меня бывают проблемы с сердцем, потому что ты сильно меня достаешь. Если это случится вновь, выйди, пожалуйста, из комнаты». А я ответил ему: «Анри, мы дружим потому, что я принимаю тебя таким, какой ты есть, а ты принимаешь меня; поэтому выйти из комнаты должен будешь ты, а не я». Я мог сказать Брессону все что угодно, но если бы на его месте оказался другой член «Магнума», на меня бы сильно обиделись.

В 1980 году Куделка переехал во Францию и получил французское гражданство. В 1994 году он принял участие в съемках фильма Тео Ангелопулоса «Взгляд Улисса». Куделка до сих пор остается действующим фотографом, который путешествует по разным странам и отображает их действительность.

В 1984 году умер его отец, и так как больше членов семьи в Чехословакии у него не было, фотограф впервые официально объявил о своем авторстве тех снимков советского вторжения в Прагу.

Всю свою жизнь Куделка был верен черно-белой фотографии.

— Как-то раз я сделал цветные снимки, — говорил он, — но в результате мой выбор пал на черно-белую пленку, и вот почему. В 1970-х годах все цветные пленки были разными, и контролировать композицию было трудно. Кроме того, я начал сомневаться в своих черно-белых работах и потому забросил цветную фотографию.

В 1988 году была издана его книга «Изгнанники», собравшая многочисленные образы, которые рассказывают о поиске своего места в мире. Настроение созерцания, отчужденности, ностальгии — все это итог невозможности на протяжении долгих лет вернуться в родную страну.

— Я всегда фотографирую тех же самых людей и те же самые ситуации, потому что хочу знать пределы: и тех людей, и тех ситуаций, и свои собственные, — говорил фотограф.

В Чехию он вернулся в 1990 году, будучи гражданином Франции.

Йозеф Куделка — обладатель золотой медали Роберта Капы (за фотографии Пражской весны) и премии Картье-Брессона. Сегодня он все еще продолжает путешествовать по миру и снимать. Как говорит мастер, «хорошая фотография — это когда ситуация находится в своем максимуме, а я — в своем».

Как мы уже сказали, Куделка не часто беседует с журналистами. Вот пара его размышлений, которыми он поделился с Тимом Ноуксом.

— Многие фотографы, такие как Роберт Франк и Анри Картье-Брессон, перестали снимать после 70, поскольку почувствовали, что им нечего больше сказать, — сказал Йозеф Куделка. — Я же и по сей день просыпаюсь с желанием фотографировать, и с годами оно стало только сильнее. Но я вижу, что есть фотография, которой пришел конец, поскольку не существуют сами ее герои. С 1961 по 1966 год я снимал цыган, потому что мне нравились их музыка и культура. Мы с ними были во многом похожи. А сегодня все меньше и меньше остается таких же людей, как те, прежние цыгане. Но я могу продолжить своей проект «Черный треугольник», ведь его цель — продемонстрировать пейзажи, которых больше нет. Я могу показать, какой эта земля была раньше и какая она сейчас, чтобы люди увидели разницу. Это дает мне стимул.

— Я не знаю, что важно для людей, которые смотрят на мои фотографии, но для меня важно то, что я должен сделать. Самое главное — получить позитив из негатива. Как только ты поймешь, кто ты есть и для чего живешь, ты на верном пути, — сказал когда-то Йозеф Куделка. — Наверное, так и должно быть, ведь каждый воспринимает фотографию через призму собственного мировоззрения. А уж познание своего предназначения — самое большое счастье в жизни.

rosphoto.com

Фотомаксимум Йозефа Куделки — Мы родом …

«Хорошая фотография — это когда ситуация в своем максимуме и когда я сам в своем максимуме…»
Йозеф Куделка.

Удивительный! Именно это слово появляется в голове, когда встречаешь человека настолько не похожего по своей душевной организации и мировоззрению на тех, кто чаще всего окружает тебя. Познакомившись с биографией, фотоработами и интервью Йозефа Куделки, именно удивительным показалось все, что связанно с ним. Любящий жизнь и живущий своим делом, он четко видит все грани этого непростого мира, запечатлевая их в своих работах.

Сам способ его работы заслуживает большого уважения. Фотограф предпочитает путешествовать один, при этом не особенно беспокоясь, где ему придется ночевать, он не думает о месте, где ляжет, пока не приходит момент раскатать спальный мешок. Это правило для себя установил сам Куделка. «Я сказал себе, что должен быть в состоянии спать где угодно, так как сон важен. Летом я часто сплю на открытом воздухе. Я прекращаю работать, когда нет больше света, и начинаю снова рано утром. Я не считаю это жертвой, жертвой было бы жить иначе.» Для него не важно, понравятся ли кому-нибудь его работы или принесут ли они деньги. Главное, что его фотографии существуют. Он приучил себя работать так, как будто каждый день может быть последним. Куделка не готовится к чему-то, он просто просыпается и смотрит, снимая то, что кажется ему интересным. Фотограф мог работать почти без перерыва и, когда в его сумке оставалось только три катушки пленки, — начать паниковать. Если наступала необходимость экономить, мастер использовал старую кинопленку или даже покупал ворованную, но он не мог прекратить фотографировать. Ведь вокруг так много интересного и важного.

***

Родился Йозеф в 1938 г. в маленькой деревне Босковицы, с населением около 10 000 жителей, располагающейся на территории Моравии. Как и многие великие фотохудожники, интересоваться фотографией Куделка начал рано. Еще в подростковом возрасте он начал фотографировать свою семь и ближайшее окружение бакелитовой камерой 6х6. Не смотря на то, что фотография была главным увлечением юного Йозефа, будущий знаменитый фотограф решил поступить в пражский Технический университет, где в 1961 г. получил степень. В период с 1961 по 1967 года Куделка работает авиаинженером в Праге и Братиславе, а в свободное время фотографирует постановки, проходящие на сцене театра «За воротами», но главной страстью стали цыгане Словакии. 27 июня 1967 года проходит его первая выставка, в основу которой легли именно эти работы. Сама экспозиция располагалась в просторном интерьере доминиканского монастыря в Кракове. В этом же году Йозеф окончательно принимает решение бросить карьеру инженера и посвятить себя фотографии.

Как уже выше сказано, известность Йозефу Куделке принесли «Цыгане». Сначала он снимал их быт в Чехословакии, а позднее в 1968 году продолжил свой проект в Румынии и других странах Европы. Почти десять лет он был поглощен жизнью этого народа.

В начале была музыка, простая и темная, я и сам немного играл цыганскую музыку… я начал фотографировать их и уже не смог остановиться“.


1.


2.


3.


4.


5.


6.


7.


8.


9.


10.


11.


12.


13.


14.


15.

16.


17.


18.


19.


20.


21.


22.


23.


24.


25.


26.


27.


28.


29.


30.


31.


32.


33.


34.


35.


36.


37.

38.


39.


40.

41.


42.


43.


44.


45.


46.


47.


48.

49.


50.


51.


52.

53.


54.


55.


56.


57.


58.


59.

60.


61.

Данная тема интересовала многих великих мастеров. Цыган снимали Анри Картье-Брессон, Андре Кертеш, Роберт Франк и др. Они были любимой кинематографической темой Эмира Кустурицы, которому принадлежит известная фраза: “Цыгане — совершенно особые люди. Для цыган существуют только деньги, любовь, семья. И все. Ничего лишнего“. Но лишь Куделке удалось с удивительной точность воссоздать целостный портрет этого свободолюбивого народа. Фотохудожник фанатично запечатлевал все, чем живут эти люди: от одежды до мелких деталей обихода. Герои его снимков расположены в центре кадра, тем самым создается целый ряд образов, составляющих общую картину жизни цыган, с их уникальной историей и особенностью взглядов.

Если фотография хорошая — она рассказывает множество историй.“ Й. Куделка.


62.

Так, одна из фотографий, сделанных в 1963 году рассказывает историю человека, которого только что признали виновным в убийстве и ведут на место казни. Фигура обвиненного располагается в центре кадра под небольшим наклоном, как бы давая понять, что в скором времени его тело безжизненно упадет на землю. Примечательно, что местность, запечатленная на фотографии вся изъезжена грузовыми машинами, по колее которых, как по выложенной дороге к собственной смерти идет человек.

Работы, сделанные Йозефом Куделкой по признанию самого автора не носят философский аспект. Он не обличает общественных проблем, фотограф выступает рассказчиком того, что ему довелось увидеть и запечатлеть.

«Я делаю фотографии своей собственной жизни, такие как в начале маленькой книги в мягкой обложке: из своих ног, своих часов. Когда я устал, то ложусь, и если испытываю желание фотографировать, и нет никого вокруг меня, я фотографирую свои ноги… Я фотографирую места, где я сплю, интерьеры, где я провожу какое-то время. Это такое мое правило — такие вещи имеют свойство забываться. Возможно, однажды я сделаю книгу только из этих фотографий.»

Его интересуют пределы, пределы самих людей и ситуаций, очевидцем которых он стал. Он многократно возвращается на одни и те же места, фотографирует тех же людей, те же ситуации, чтобы узнать их пределы, а так же свои собственные. И для мастера не важно, сделал ли он фотографию с первого раза или с десятого.

В 1975 году в свет выходит его первая книга «Цыгане», в которую вошли отобранные фотографии за почти десятилетие работы над этой темой.

Вернувшись в Чехословакию, через два дня, Куделка стал свидетелем окончания «Пражской весны». В ночь на 21 августа 1968 года он снимал, как танки государств — членов Варшавского договора появлялись на улицах Праги. В это время на месте развивающихся событий присутствовал член знаменитого фотоагенства «Магнум» Ян Берри. Именно он назвал Йозефа «абсолютным маньяком», который, не зная страха, взбирался на русские танки и снимал все, что происходило вокруг. Позже, Куделка вспоминал, как в тот момент он настолько был захвачен происходящим, что совсем не думал об опасности, не чувствовал страха, хотя сам себя не может назвать бесстрашным.


63.


64.


65.


66.


67.


68.


69.


70.


71.


72.


73.

74.


75.


76.


77.


78.


79.


80.


81.

82.

83.


84.

85.

86.


87.


88.


89.

yarodom.livejournal.com

Йозеф Куделка (Josef Koudelka). «Вторжение»-ZНЯТА

Йозеф Куделка родился 10 января 1938 года.

На первую камеру он накопил продавая клубнику местному мороженщинку. После Пражской весны был вынужден покинуть Родину на 20 лет. В Чехию Куделка вернулся в 1990 году, будучи гражданином Франции.

За съемку вторжения 1968 года его называли сумасшедшим — тогда стреляли во всех, кто был с камерой, а Куделка стоял перед танками. Для него самого дело было не в смелости. Он просто хотел это сфотографировать. Позднее эти фотографии тайно вывезли из страны. Снимки попали к Эллиоту Эрвитту, в то время главе Magnum Photos, и были напечатаны во многих международных журналах без указания имени автора. Куделка продолжил сотрудничество с агентством, где и познакомился с Анри Картье-Брессоном. Это знакомство переросло в тесную дружбу двух фотографов, имевших противоположное представление о съемке.

В 1970-е Йозеф Куделка продолжил снимать проект, начатый им в Чехословакии, — жизнь и быт цыган (книга «Цыгане» издана в 1975 году). В 1984 году у Йозефа Куделки умирает отец, и т. к. никого из членов семьи в Чехословакии больше не осталось, фотограф впервые официально объявляет о своем авторстве фотографий советского вторжения в Прагу.

В 1988 году была издана книга «Изгнанники», собравшая многочисленные образы, рассказывающие о поиске своего места в мире. Настроение созерцания, отчуждения, ностальгии — все это итог невозможности на протяжении долгих лет вернуться в родную страну.

Награжден золотой медалью Роберта Капы в 1969 году (за фотографии Пражской весны), премией Картье-Брессона в 1991-м, а также рядом других значимых наград. Сегодня Йозеф Куделка продолжает путешествовать по миру, снимать панорамной камерой и дегустировать вино.

***

«Я всегда фотографирую тех же самых людей, те же самые ситуации, потому, что я хочу знать пределы тех людей, тех ситуаций и также свои собственные пределы».

«Хорошая фотография — когда ситуация в ее максимуме и когда сам я — в своем максимуме».

«Я не хочу быть рабом своей легенды!»

«Когда моя первая книга о цыганах вышла в свет, мне было трудно смириться с мыслью, что я больше не могу выбрать людей, которым покажу свои фотографии — любой мог купить их».

«Хорошая фотография — чудо».

«Я не знаю, что важно для людей, которые смотрят на мои фотографии. Для меня важно то, что я должен сделать».

***

«Вторжение»

Книига с фотографиями событий тех дней увидела свет лишь спустя 40 лет. На ее страницах — 250 кадров о событиях 1968-го, а также газетные хроники, пропагандистские тексты и описания историков того времени. Все материалы были отобраны лично Куделкой.

обсудить на форуме zнята

Йозеф Куделка (Josef Koudelka). «Вторжение»

znyata.com

«Я снимал в цвете один раз в жизни» — «Фотодеятели»

Йозеф Куделка – замечательный человек и фотограф. Биографических справок о нем написано много, но лучше всего о мастере говорят те, кто с ним общался лично.

«…За прошедшие пятьдесят лет Йозеф Куделка снял сотни замечательных фотографий. В редком интервью с фотографом мне удалось расспросить Куделку об его захватывающей карьере и о том, почему Куделка был единственным человеком, который мог открыто критиковать Анри Картье-Брессона.

45 лет назад фотограф впервые решился продемонстрировать свои фотографии, и сегодня его считают человеком-загадкой. Его работы открывают красоту абстрактных форм и пластику угрожающих теней в пустынных ландшафтах, в них люди лишены права голоса. В агентстве «Магнум», где работает Куделка, говорят, что 74-летний фотограф скорее заснет на полу офиса, чем снимет номер в гостинице. Его друзья и критики утверждают, что Йозеф Куделка совмещает в себе качества добродушного гения и хладнокровного профессионала, который предпочитает много работать и мало говорить. Так что же из этого правда?

Когда я прибыл в Прагу, чтобы взять интервью у мастера, эти противоречивые мнения столпились в моей голове. Личность Куделки действительно окутана тайной – его домашний адрес официально не обозначен, а общается мастер по факсу. Если ему нужно поговорить, он сам выходит на связь, а не наоборот. За час до назначенного интервью зазвонил телефон.

«Алло? Я пытался связаться с вами раньше, но не смог дозвониться», — говорил в трубке восточно-европейский голос. «Это Йозеф Куделка. Добро пожаловать в Прагу. Вот мой адрес».

Через двадцать минут прогулки по центру города я завернул за угол дома и услышал в утренней тишине свое имя. Подняв голову, я увидел силуэт мужчины на третьем этаже. На вопрос, как меня узнали, мужчина ответил: «У меня хорошая интуиция».

С этим нельзя поспорить. Йозеф Куделка – фотограф мирового значения с потрясающим чувством интуиции. Мастер родился 10 января 1938 года в небольшой моравской деревушке. Он начал снимать в 14 лет, вдохновившись пейзажными фотографиями, которые показал ему друг семьи. Продавая клубнику местному мороженщику, Йозеф Куделка накопил средства на компактную камеру Bakelite. Позднее, будучи студентом инженерного отделения, он приобрел Rolleiflex, и с 1961 года использовал его для съемки представлений театра для пражского журнала “Divaldo”. Все знают, что эти фотографии привнесли художественный смысл в публикации издания, которое ранее считали чисто рекламным. На постановках «Короля Лира» и «В ожидании Годо» Йозеф Куделка ходил среди актеров, снимая их так, как будто действие происходит на улице. Так мастер научился рассказывать целую историю в рамках одного кадра, что помогло ему при съемке повседневной жизни чехословацких цыган и впоследствии – советского вторжения в Прагу в 1968 году.

И вот открылась дверь – и передо мной стоит легендарный фотограф. Он спокоен. Куделка уже прожил жизнь, но его озорной взгляд говорит о том, что внутри он еще молод. Он приглашает меня в свой современный пентхаус, где я увижу много толстых книг с его именем на обложке и огромную коллекцию негативов и напечатанных фотографий.

«Об идеальном доме я никогда не мечтал, и никогда не хотел быть к нему привязан», — говорит Куделка, провожая меня в комнату, посреди которой стоит огромный белый стол. «Когда я купил эту квартиру, я организовал ее для работы. Я живу в Париже, и это лишь очередной перевал для путешественника. Я не испытываю необходимости заполнять дом вещами. За последние три года я купил всего две рубашки. Я даже сплю в них. В одном кармане я храню паспорт, а в другом – деньги. Они легко стираются и сохнут. Я вожу с собой только нужные вещи – мои камеры, пленку и запасную пару очков».

 «Первое, чему я научился за годы выступлений с волынкой на народных фестивалях», — говорит он, нарезая хлеб и ветчину, — «если ты играешь и пьешь всю ночь, нужно обязательно поесть».

Йозеф Куделка, с которым я познакомился, был совсем не похож на необщительного и неприветливого человека, каким его описали. Напротив, он показался мне добрым и дружелюбным. Куделка много видел и может обо всем рассказать; на всякий счет у него есть свое мнение. Мастер не удовлетворен тем, чего достиг, и стремится к большему.

«Многие фотографы, такие как Роберт Фрэнк и Картье-Брессон, перестали фотографировать после 70, поскольку почувствовали, что им нечего больше сказать», — говорит Йозеф Куделка. «Я же по сей день просыпаюсь с желанием фотографировать, и оно стало только сильнее. Но я вижу, что есть фотография, которой пришел конец, поскольку не существуют сами герои. С 1961 по 1966 год я снимал цыган, потому что мне нравилась их музыка и культура. Они были во многом на меня похожи. А сегодня все меньше и меньше людей похожи на тех, прежних цыган. Но я могу продолжить проект «Черный треугольник», поскольку его цель – снять пейзажи, которых больше нет. Я могу показать, какой эта земля была раньше, и какая она сейчас, чтобы люди поняли разницу. Это дает мне стимул».

На мой вопрос о нарушении Варшавского пакта в 1968 году, когда советские войска вторглись в Прагу, чтобы навести социалистический порядок в Чехословакии, Куделка задумчиво посмотрел в тихий небосклон города.

«Я вернулся из Румынии, где снимал цыган, и моя девушка позвонила мне несколько раз, чтобы сообщить, что наступают русские. Я открыл окно и услышал, как каждые две минуты над головой пролетают самолеты, и понял, что случится что-то масштабное. Мне повезло, что у меня осталась пленка, я вышел на улицы города и начал фотографировать танки и солдат. Люди говорили, что я сумасшедший, потому что русские стреляли во всех, кого видели с камерой – а я стоял прямо перед танками! Через несколько лет фотограф Ян Берри, который также снимал эти события, сказал, что, увидев меня там, подумал, что я либо полный идиот, либо очень отважен. Но дело было не в смелости, я просто хотел это снять».

В 1969 году фотографии тайком вывезли из страны, и они оказались в руках у Эллиота Эрвитта, который был тогда главой «Магнума». Фотографии появились во всех международных журналах без указания авторства, чтобы защитить Куделку и его семью от возможного преследования. При содействии агентства «Магнум» фотограф смог уехать из Чехословакии в 1970 году на Запад, чтобы фотографировать цыган. Однако на родину он вернуться не смог и получил политическое прибежище в Англии, где в течение девяти лет Йозеф Куделка жил между Брик Лейн и Бэттерси.

В Лондоне он встретился с Анри Картье-Брессоном, который почти оставил фотографию, чтобы полностью посвятить себя живописи. В отличие от других фотографов «Магнума», которые считали Брессона неприкосновенным кумиром, Куделка говорил с Брессоном честно и прямо.

«Я встретил Брессона в 1971 году. Я не слушал его советов о фотографии, а он ненавидел мои панорамы», — усмехнулся Куделка. «Я был, фактически, единственным человеком, который говорил ему то, что думает. Он говорил, что считает меня младшим братом. Мы ругались, но оставались братьями. Однажды он пришел ко мне и сказал: «Йозеф, я здоров и прекрасно себя чувствую, но временами случаются проблемы с сердцем, потому что ты сильно меня заводишь. Если это случится вновь, выйди, пожалуйста, из комнаты». А я ответил ему: «Анри, мы дружим потому, что я принимаю тебя таким, как ты есть, а ты принимаешь меня, поэтому, выйти из комнаты должен будешь ты, а не я». Я мог сказать Брессону все что угодно, но если бы я сказал подобное другому члену «Магнума», на меня бы сильно обиделись».

Путешествуя по Европе и фотографируя жизнь, Йозеф Куделка держался на плаву за счет дотаций и побед в конкурсах, а не гонораров от глянцевых журналов. Кроме того, он не использовал цветную пленку.

«Я снимал в цвете один раз в жизни», — сказал он. «Но мой выбор пал на черно-белую пленку, и на это повлияло несколько фактов. В 1970 годах все цветные пленки были разными, и контролировать композицию было трудно. Кроме того, я начал сомневаться в своих черно-белых работах и потому забросил цветную фотографию».

В 1984 году в лондонской галерее Хейворд состоялась личная выставка Йозефа Куделки. Фотографии мастера были представлены в экспозиции наряду с работами Анри Матисса. В том же году умер отец Куделки, но из-за своего политического статуса Йозеф не смог приехать на похорны отца. Поскольку в Чехословакии у фотографа не осталось семьи, Йозеф Куделка впервые официально заявил о своем авторстве в отношении фотографий советского вторжения в Прагу. Шесть лет спустя, будучи гражданином Франции, он прилетел домой и организовал первую выставку своих фотографий. В родной стране он не был 20 лет. 

Последние двадцать лет Куделка провел в путешествиях по Восточной Европе с панорамной камерой, дегустируя вино и документируя все страны от Бейрута, до «Черного треугольника». В 2004 году Куделка был награжден премией Infinity Корнелла Капы (Cornell Capa). Четыре месяца спустя из жизни ушел Брессон.

«Я был единственным фотографом на его похоронах», — вспоминает Куделка с улыбкой. «Я рад, что смог присутствовать на церемонии, потому что не смог проводить отца. Забавно, но когда я прихожу в музей и вижу хорошую картину, я всегда покупаю открытку, чтобы отправить ему, но затем вспоминаю, что его больше нет. Для меня он жив во многом».

Затем Куделка пригласил меня выпить кружку пива «Гамбринус» и попробовать местное блюдо, куриную грудку, запеченную в картофельном пироге. Перед уходом я задал ему последний вопрос: снимает ли он для того, чтобы его запомнили.

«Неважно, как люди будут использовать мои фотографии», — ответил он, надевая куртку. «Важно фотографировать. Другим фотографам нравится, когда их печатают на развороте The Sunday Times. Я мыслю иначе. Самое главное – получить позитив из негатива. Как только ты поймешь, кто ты есть, и для чего ты живешь, ты – на верном пути».»

Источники: www.si-foto.com    phototour.pro

ergofoto.ru

Josef Koudelka чешский фотограф

Главная / Фотографы мира / Josef Koudelka чешский фотограф


Йозеф Куделка — знаменитый фотограф из Чехословакии. Родился в 1938 году в деревне Босковицы. После того, как он устроил свою первую выставку в Кракове, Йозефа признали профессиональным и очень талантливым фотографом. На тот момент Josef Koudelka фотографировал цыган и последующие десять лет занимался съёмкой их же. Итогом огромной серии работ, стала книга с его фотографиями — Цыгане.

Следующий период фотографа начался после 1968. Тогда он бесстрашно взялся снимать, как танки государств членов Варшавского договора проявились на улице Праги. Это было окончание, так называемой, Пражской Весны. Тогда его заметил некто Яно Берри — сотрудник известного фотоагентства Магнум. В 1971 Йозеф Куделка начинает работать с этим агентством на правах профессионального фотографа. Здесь он заводит дружбу с небезызвестным Анри Картье-Брессоном.

В 1980 Куделка переезжает во Францию, но через десять лет вновь возвращается на родину. Фотографии этого мастера ценятся во всём мире. Жанровые и постановочные сцены насыщены и самодостаточны. Здесь нет минимализма и других манипуляций, и всё построено на опыте и таланте Йозефа Куделки. Сложные времена, которые переживала Чехословакия, нашли своё воплощение в его искусстве и с помощью него весь остальной мир узнал, что происходит в этой стране.

Огромная художественная ценность этих фото, наверняка, не даёт покоя многим современным фотографам. Именно так должен работать настоящий фанат своего дела – с полной отдачей собственному ремеслу.

 

 

 

 

 

 

 


👤 blincov | 2012-03-1, 10:38 | 👦 280

art-assorty.ru

Йозеф Куделка: редкое интервью с фотографом, фотографии, краткая биография | Фотошкола Genesis

Йозеф Куделка – замечательный человек и фотограф. Биографических справок о нем написано много, но лучше всего о мастере говорят те, кто с ним общался лично. Поэтому вместо биографии я рада представить вам перевод интервью с фотографом, взятого Тимом Ноуксом.

«…За прошедшие пятьдесят лет Йозеф Куделка снял сотни замечательных фотографий. В редком интервью с фотографом мне удалось расспросить Куделку об его захватывающей карьере и о том, почему Куделка был единственным человеком, который мог открыто критиковать Анри Картье-Брессона.

45 лет назад фотограф впервые решился продемонстрировать свои фотографии, и сегодня его считают человеком-загадкой. Его работы открывают красоту абстрактных форм и пластику угрожающих теней в пустынных ландшафтах, в них люди лишены права голоса. В агентстве «Магнум», где работает Куделка, говорят, что 74-летний фотограф скорее заснет на полу офиса, чем снимет номер в гостинице. Его друзья и критики утверждают, что Йозеф Куделка совмещает в себе качества добродушного гения и хладнокровного профессионала, который предпочитает много работать и мало говорить. Так что же из этого правда?

Когда я прибыл в Прагу, чтобы взять интервью у мастера, эти противоречивые мнения столпились в моей голове. Личность Куделки действительно окутана тайной – его домашний адрес официально не обозначен, а общается мастер по факсу. Если ему нужно поговорить, он сам выходит на связь, а не наоборот. За час до назначенного интервью зазвонил телефон.

«Алло? Я пытался связаться с вами раньше, но не смог дозвониться», — говорил в трубке восточно-европейский голос. «Это Йозеф Куделка. Добро пожаловать в Прагу. Вот мой адрес».

Через двадцать минут прогулки по центру города я завернул за угол дома и услышал в утренней тишине свое имя. Подняв голову, я увидел силуэт мужчины на третьем этаже. На вопрос, как меня узнали, мужчина ответил: «У меня хорошая интуиция».

С этим нельзя поспорить. Йозеф Куделка – фотограф мирового значения с потрясающим чувством интуиции. Мастер родился 10 января 1938 года в небольшой моравской деревушке. Он начал снимать в 14 лет, вдохновившись пейзажными фотографиями, которые показал ему друг семьи. Продавая клубнику местному мороженщику, Йозеф Куделка накопил средства на компактную камеру Bakelite. Позднее, будучи студентом инженерного отделения, он приобрел Rolleiflex, и с 1961 года использовал его для съемки представлений театра для пражского журнала “Divaldo”. Все знают, что эти фотографии привнесли художественный смысл в публикации издания, которое ранее считали чисто рекламным. На постановках «Короля Лира» и «В ожидании Годо» Йозеф Куделка ходил среди актеров, снимая их так, как будто действие происходит на улице. Так мастер научился рассказывать целую историю в рамках одного кадра, что помогло ему при съемке повседневной жизни чехословацких цыган и впоследствии – советского вторжения в Прагу в 1968 году.

И вот открылась дверь – и передо мной стоит легендарный фотограф. Он спокоен. Куделка уже прожил жизнь, но его озорной взгляд говорит о том, что внутри он еще молод. Он приглашает меня в свой современный пентхаус, где я увижу много толстых книг с его именем на обложке и огромную коллекцию негативов и напечатанных фотографий.

«Об идеальном доме я никогда не мечтал, и никогда не хотел быть к нему привязан», — говорит Куделка, провожая меня в комнату, посреди которой стоит огромный белый стол. «Когда я купил эту квартиру, я организовал ее для работы. Я живу в Париже, и это лишь очередной перевал для путешественника. Я не испытываю необходимости заполнять дом вещами. За последние три года я купил всего две рубашки. Я даже сплю в них. В одном кармане я храню паспорт, а в другом – деньги. Они легко стираются и сохнут. Я вожу с собой только нужные вещи – мои камеры, пленку и запасную пару очков».

За столом он предложил мне кофе или моравское вино. На часах 10-30. Вино в бокале.

«Первое, чему я научился за годы выступлений с волынкой на народных фестивалях», — говорит он, нарезая хлеб и ветчину, — «если ты играешь и пьешь всю ночь, нужно обязательно поесть».

Йозеф Куделка, с которым я познакомился, был совсем не похож на необщительного и неприветливого человека, каким его описали. Напротив, он показался мне добрым и дружелюбным. Куделка много видел и может обо всем рассказать; на всякий счет у него есть свое мнение. Мастер не удовлетворен тем, чего достиг, и стремится к большему.

«Многие фотографы, такие как Роберт Фрэнк и Картье-Брессон, перестали фотографировать после 70, поскольку почувствовали, что им нечего больше сказать», — говорит Йозеф Куделка. «Я же по сей день просыпаюсь с желанием фотографировать, и оно стало только сильнее. Но я вижу, что есть фотография, которой пришел конец, поскольку не существуют сами герои. С 1961 по 1966 год я снимал цыган, потому что мне нравилась их музыка и культура. Они были во многом на меня похожи. А сегодня все меньше и меньше людей похожи на тех, прежних цыган. Но я могу продолжить проект «Черный треугольник», поскольку его цель – снять пейзажи, которых больше нет. Я могу показать, какой эта земля была раньше, и какая она сейчас, чтобы люди поняли разницу. Это дает мне стимул».

На мой вопрос о нарушении Варшавского пакта в 1968 году, когда советские войска вторглись в Прагу, чтобы навести социалистический порядок в Чехословакии, Куделка задумчиво посмотрел в тихий небосклон города.

«Я вернулся из Румынии, где снимал цыган, и моя девушка позвонила мне несколько раз, чтобы сообщить, что наступают русские. Я открыл окно и услышал, как каждые две минуты над головой пролетают самолеты, и понял, что случится что-то масштабное. Мне повезло, что у меня осталась пленка, я вышел на улицы города и начал фотографировать танки и солдат. Люди говорили, что я сумасшедший, потому что русские стреляли во всех, кого видели с камерой – а я стоял прямо перед танками! Через несколько лет фотограф Ян Берри, который также снимал эти события, сказал, что, увидев меня там, подумал, что я либо полный идиот, либо очень отважен. Но дело было не в смелости, я просто хотел это снять».

В 1969 году фотографии тайком вывезли из страны, и они оказались в руках у Эллиота Эрвитта, который был тогда главой «Магнума». Фотографии появились во всех международных журналах без указания авторства, чтобы защитить Куделку и его семью от возможного преследования. При содействии агентства «Магнум» фотограф смог уехать из Чехословакии в 1970 году на Запад, чтобы фотографировать цыган. Однако на родину он вернуться не смог и получил политическое прибежище в Англии, где в течение девяти лет Йозеф Куделка жил между Брик Лейн и Бэттерси.

В Лондоне он встретился с Анри Картье-Брессоном, который почти оставил фотографию, чтобы полностью посвятить себя живописи. В отличие от других фотографов «Магнума», которые считали Брессона неприкосновенным кумиром, Куделка говорил с Брессоном честно и прямо.

«Я встретил Брессона в 1971 году. Я не слушал его советов о фотографии, а он ненавидел мои панорамы», — усмехнулся Куделка. «Я был, фактически, единственным человеком, который говорил ему то, что думает. Он говорил, что считает меня младшим братом. Мы ругались, но оставались братьями. Однажды он пришел ко мне и сказал: «Йозеф, я здоров и прекрасно себя чувствую, но временами случаются проблемы с сердцем, потому что ты сильно меня заводишь. Если это случится вновь, выйди, пожалуйста, из комнаты». А я ответил ему: «Анри, мы дружим потому, что я принимаю тебя таким, как ты есть, а ты принимаешь меня, поэтому, выйти из комнаты должен будешь ты, а не я». Я мог сказать Брессону все что угодно, но если бы я сказал подобное другому члену «Магнума», на меня бы сильно обиделись».

Путешествуя по Европе и фотографируя жизнь, Йозеф Куделка держался на плаву за счет дотаций и побед в конкурсах, а не гонораров от глянцевых журналов. Кроме того, он не использовал цветную пленку.

«Я снимал в цвете один раз в жизни», — сказал он. «Но мой выбор пал на черно-белую пленку, и на это повлияло несколько фактов. В 1970 годах все цветные пленки были разными, и контролировать композицию было трудно. Кроме того, я начал сомневаться в своих черно-белых работах и потому забросил цветную фотографию».

В 1984 году в лондонской галерее Хейворд состоялась личная выставка Йозефа Куделки. Фотографии мастера были представлены в экспозиции наряду с работами Анри Матисса. В том же году умер отец Куделки, но из-за своего политического статуса Йозеф не смог приехать на похорны отца. Поскольку в Чехословакии у фотографа не осталось семьи, Йозеф Куделка впервые официально заявил о своем авторстве в отношении фотографий советского вторжения в Прагу. Шесть лет спустя, будучи гражданином Франции, он прилетел домой и организовал первую выставку своих фотографий. В родной стране он не был 20 лет.

 

Последние двадцать лет Куделка провел в путешествиях по Восточной Европе с панорамной камерой, дегустируя вино и документируя все страны от Бейрута, до «Черного треугольника». В 2004 году Куделка был награжден премией Infinity Корнелла Капы (Cornell Capa). Четыре месяца спустя из жизни ушел Брессон.

«Я был единственным фотографом на его похоронах», — вспоминает Куделка с улыбкой. «Я рад, что смог присутствовать на церемонии, потому что не смог проводить отца. Забавно, но когда я прихожу в музей и вижу хорошую картину, я всегда покупаю открытку, чтобы отправить ему, но затем вспоминаю, что его больше нет. Для меня он жив во многом».

Затем Куделка пригласил меня выпить кружку пива «Гамбринус» и попробовать местное блюдо, куриную грудку, запеченную в картофельном пироге. Перед уходом я задал ему последний вопрос: снимает ли он для того, чтобы его запомнили.

«Неважно, как люди будут использовать мои фотографии», — ответил он, надевая куртку. «Важно фотографировать. Другим фотографам нравится, когда их печатают на развороте The Sunday Times. Я мыслю иначе. Самое главное – получить позитив из негатива. Как только ты поймешь, кто ты есть, и для чего ты живешь, ты – на верном пути».»

Тим Ноукс (Tim Noakes), 2007 год.

Галерея фотографий Йозефа Куделки:

с вашего сайта.

www.si-foto.com

Йозеф Куделка (Josef Koudelka)

Йозеф Куделка (Josef Koudelka)

Йозеф Куделка (Josef Koudelka) — безошибочно определяет грани этого мира и отображает их в своих фото-работах. Он целиком и полностью поглощен своим делом. Он совсем не похож на привычно окружающих Вас людей. Речь пойдет о Йозефе Куделке. 

Неподдельный интерес вызывает непосредственно то, как он работает. Он всюду ездит один, спит где придется, для него совершенно не имеет значения, понравятся ли кому-либо его работы. Он просто просыпается рано утром и начинает фотографировать

Часто случалось так, что он работал без перерыва, пока не обнаруживал, что у него заканчивается пленка. Он взял себе за правило работать так, как будто каждый новый день мог стать последним.

Йозеф Куделка родился в далеком 1938 году в маленькой деревеньке на территории Моравии. Естественно, увлечение фотографией, как и у большинства настоящих художников, у него появилось рано. Подростком он начал свое знакомство с фотоискусством с простенькой бакелитовой камеры. Он фотографировал своих родных и ближайшее окружение. Чуть позже он поступил в Технический университет в Праге, который закончил в 1961 году, получив степень. После учебы, в течение 6 лет он работает авиаинженером и, как и положено, занимается своим любимым делом – фотографией.

Он снимает постановки театра «За воротами». Но его настоящей страстью становятся словацкие цыгане. В 1967 году он организует свою первую выставку в доминиканском монастыре в городе Кракове. В это же время Куделка окончательно принимает решение посвятить свою жизнь фотографическому искусству и бросает карьеру инженера. 

Известность Йозефу, как фотомастеру, принесли упомянутые выше цыгане. Он запечатлевал их жизнь и быт в Чехословакии, а позже и в Румынии, и в других европейских странах. Жизнь цыган поглотила Йозефа почти на 10 лет!

Цыгане были интересны многим мастерам фотографии и кино, но Куделка по праву считается лучшим фотографом, сумевшим с невероятной точностью и целостностью передать все грани жизни этого свободолюбивого народа. Он фотографировал всё до мельчайших деталей. Как правило, герои его снимков были расположены в центре кадра, что позволяло зрителю полностью ощутить картину жизни и уникальность взглядов этой народности. 

Одна из фотографий, сделанных в 963 году очень глубоко передает историю убийцы, которого ведут на казнь. Фото сделано таким образом, что человек, расположенный в центре кадра, как бы немного наклонен. Это как бы дает понять зрителю, что скоро его тело безжизненно упадет на землю. Человек на фото идет по грязной дороге, изъезженной машинами. Зрителю очень красочно дается понять, что грязная дорога – это своего рода жизненный путь человека, который в конечном счете ведет его к смерти. При этом, автор говорит о том, что его работы не несут в себе никакого философского подтекста, он просто рассказывает истории.

Результатом почти десятилетней работы на цыганскую тему становится книга «Цыгане», вышедшая в 1975 году и вобравшая в себя наиболее яркий материал данной темы. 

В 1968 году он снимает окончание «Пражской весны» в Праге. Он снимает танки, двигающиеся по городу. Ян Берри, член известного фотоагентства «Магнум», который в это же время присутствовал на месте событий, назвал Йозефа маньяком. Куделка забирался на русские танки и фотографировал всё вокруг. Сам он позже говорил, что в те моменты совсем не думал о какой-либо опасности, хотя не считает себя бесстрашным человеком. 

Фотографии, сделанные в это непростое время, были тайно вывезены за пределы страны с помощью агентства «Магнум» и напечатаны без указания авторства Куделки, дабы уберечь мастера и его семью от политических гонений. Позже, в 1969 году эти работы получили золотую медаль имени Роберта Капы, как фотографии, потребовавшие большого мужества. Куделка все ещё не был отмечен, как автор данных работ. Через какое-то время Куделка перебрался в Англию по рабочей визе, и ему удалось получить политическое убежище. И только через 16 долгих лет Йозеф смог открыто признаться  в авторстве фотографий, сделанных во время «Пражской весны». Эти работы в последствии принесли ему мировую известность. Спустя 40 лет, увидела свет книга, посвященная тем событиям. Автор отобрал для неё 250 фоторабот, а также хроники и агитационные тексты.

По рекомендации Эллиота Эрвита Йозеф Куделка в 1971 году становится членом фотоагентства «Магнум, где знакомится с Анри Картье-Бресоном, который впоследствии стал его хорошим другом. В этот период он по прежнему отказывается от коммерческих работ и продолжает свои одинокие путешествия по Европе. Он опять фотографирует цыган. За ним прочно закрепляется статус одиночки, и, можно даже сказать, что он сам становится в какой-то мере цыганом. Он занимается своими проектами на средства грантов, выделяемых различными организациями Франции, США и Великобритании. Отсутствие денег для него никогда не было проблемой. 

Позже Йозеф получает французское гражданство. В 1986 году он начинает использовать в работе панорамную камеру, благодаря чему открывается новая веха в творчестве мастера. Он с присущим ему фанатизмом снимает пейзажи, рассказывая о величественной красоте окружающей природы и о наглом вмешательстве человека в её владения. 

Долгие годы скитания по разным странам не прошли бесследно для мастера. Как бы там ни было, он тосковал по родной стране. В 1988 году выходит его новая книга многоговорящем названием «Изгнанники», в которой он рассказал при помощи фотографии о поиске человеком своего места, то есть о самом себе. Работы были переполнены ностальгией и отчуждением. Вернуться на родину в Чехословакию ему удалось только в 1990 году. 

В 1994 году выходит его новая книга под названием «Черный треугольник». Автор посвятил её разрушениям, которые несет человек в окружающую среду. Также, на основе этих снимков прошла выставка под тем же названием. 

Вскоре Куделка получает предложение от режиссера Эрика Хеуманна присутствовать на съемках фильма Ангелопулоса «Взгляд Уилисса». Он путешествует со съемочной группой по разным странам Европы, продолжает делать панорамные снимки. Ему интересно всё, что было создано и разрушено человеком. Он снимает обломки Берлинской стены, заброшенные станции Парижа, колонны в Афинах. Героем его работ становится хаос, созданный человеком как вокруг, так и внутри себя. В 1999 году выходит книга «Хаос».

Всемирная известность и признание всё равно не дали уверенности самому мастеру в том, что он хороший фотограф. Далеко не все его работы нравились ему самому. 

И по сей день мастер продолжает познавать свои пределы. Он продолжает путешествовать и снимать, несмотря на то, что когда-то был уверен, что фотограф заканчивается в 40 лет.
 


Gallery not found. Please check your settings.

 


 

Похожие статьи :

creativestudio.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о