Лев мелихов – Знаковые фигуры эпохи: 30 портретов Льва Мелихова.

Содержание

я счастлив, потому что делаю, что хочу! — Российская газета

Есть имена, которые не нуждаются в пояснениях. Скажешь: Лев Мелихов — и сразу понятно, о ком идет речь. Любой, кто хоть раз бывал на выставках художественной фотографии, кто обращал внимание на фотоснимки в газетах и журналах, запомнил автора поразительных по оригинальности и смелости видения мира работ — Льва Мелихова. Благо выставок с его участием (и персональных) не счесть. Они с громадным успехом проходили в Москве и в самых далеких уголках России и разных стран — от Сургута, Баку и Иркутска до Лондона, Нью-Йорка, Парижа, Берлина и Токио. Много места займет перечисление музеев, крупнейших банков и частных коллекций, где экспонируются работы фотографа.

Портретная галерея Мелихова тоже внушительна. Он снимал самых известных политиков: Бориса Ельцина с женой, Егора Гайдара и Гейдара Алиева, Сергея Кириенко и Анатолия Чубайса; деятелей литературы и искусства: Александра Солженицына и Булата Окуджаву, Никиту Михалкова и Юрия Башмета, Анатолия Рыбакова и Василия Аксенова.

География работ Мелихова поистине широка.

Но дело-то в том, что фотограф может найти заинтересовавший его объект где угодно. Ему важно так выстроить кадр, чтобы композиция выражала сложный комплекс переживаний — эстетических, интеллектуальных — с особой смысловой доминантой. Любая работа Мелихова рождает отчетливую поэтическую ассоциацию. Возьмем хотя бы «Красную площадь», которую маэстро считает своей визитной карточкой.

Мгновенно в памяти возникает мандельштамовская строчка: «На Красной площади всего круглей земля». И она в самом деле представляется частью исполинской сферы, покрытой рядами сходящейся к горизонту брусчатки.

После окончания строительного техникума Мелихов служил в армии, потом учился в МАРХИ, долгие годы занимался проектированием жилых зданий. Ему посчастливилось встречаться со многими замечательными людьми. Ахматовой, Тарковскому и Юлии Нейман даже читал свои стихи, после чего Анна Андреевна сказала: «Продолжай писать».

— Продолжали?

— Я всю свою поэзию «вбухал» в фотографию. Мне было лет 15, когда услышал вальс «Любимый Иркутск, середина земли». А у меня там вдобавок жила любимая двоюродная сестра Людмила (первый фотоаппарат подарили мне она и ее муж Виктор Ломтев). Рванул в Иркутск и прожил там год.

— А как возник в вашей жизни Сахалин?

— Из моей любви к Антону Павловичу Чехову. Курилы облазил. На одном торжестве подошел ко мне японский посол Иссэй Номура: «Почему вас называют сэнсэй — это же японское слово». «Господин посол, — отвечаю, — сэнсэй давно уже русское слово!» Как-то показывал послу и его жене свои работы. Говорю: это — мой Иркутск. Это — мой Сургут. Мой Ханты-Мансийск. Это — мои Курилы. А Номура тихонько отвечает: «Наши». Завернул я работы и фломастером написал «Ваши Курилы». И предложил устроить фотовыставку «Ваши наши Курилы». Пока не перенесем, сказал я послу, проблему в плоскость дружбы и юмора, не сможем примириться.

— Что вам ближе — портрет или пейзаж?

— Я всеядный. Люблю жизнь, люблю друзей.

— Вы снимаете постановочные портреты?

— Жанровых не делаю. Слишком с большим пиететом отношусь к тем, чьи портреты снимаю.

Почему я говорю, что я счастливый человек? По одной причине: делаю только то, что хочу!

rg.ru

«Даже с Горбачевым пил армянский коньяк» • ARTANDHOUSES

В Фонде культуры «Екатерина» открылась выставка легенды советской и российской фотографии Льва Мелихова «Москвичи и Москва Льва Мелихова» – свыше ста портретов героев московской художественной сцены 1970–2000-х годов и самой Москвы, которую фотограф называет главным героем своего цикла. В интервью ARTANDHOUSES Лев Мелихов рассказал, почему никогда не откажется от пленки, как жил с Ильей Кабаковым и обнимал Франсуазу Саган, о куче денег от Влада Листьева, из-за чего поссорился с Элием Белютиным и в чем драйв сегодняшнего времени.

С кем из ваших героев оказалось сложнее всего работать?

С Элием Белютиным. Нас связывала многолетняя дружба, любовь. Я его обожал. Так вышло, что он мне фактически заменил отца, который, когда мне было пять лет, уехал в Испанию и оставил нас с мамой одних. Жену Белютина, Нину Михайловну Молеву, умницу и главного знатока Москвы, я тоже любил как родную. В 1970-е я много снимал его студию «Новая реальность» в Абрамцево, сделал им тысячи слайдов, помогал везде, где только мог помочь. А когда дошло до большого портрета Элия Михайловича, я решил снять его на фоне одной работы из его прекрасной коллекции. Это было полотно Рубенса, которое висело над камином у них в доме. Образ Билютина на этом портрете складывался в моей голове много лет — образ человека, который прожил очень непростую, драматичную жизнь. Когда я принес показать контрольный отпечаток Нине Михайловне, она пришла в ярость. Меня обвинили в том, что я нарочно выстроил кадр таким образом, что младенец с картины Рубенса — вообразите — писает на голову Элия Михайловича. Я был в шоке. Можете себе такое представить? Как мог столь умный и тонкий человек, как Нина Михайловна, предположить такую глупость? Бред какой-то. Самое поразительное и необъяснимое для меня заключается в том, что наша многолетняя дружба на этом закончилась. Мне отказали от дома из-за писающего мальчика. Анекдот, если б не было так горько.

Автопортрет с другом искусствоведом Виталием Пацюковым
1997

А сам Белютин как на это отреагировал? Тоже оскорбился?

Как ни странно, да. Но не из-за портрета, а из-за ситуации с Ниной Михайловной. Мы с ним после этого всего пару раз встречались, и то где-то на улице, на бегу и очень формально.

Вы думаете, это была искренняя обида с ее стороны или зачем-то разыгранный спектакль?

Думаю, спланированная провокация. Иначе я это объяснить не могу.

Кого вы мечтали снять, но так и не смогли?

Сталина и Гитлера. Я не шучу. Дело в том, что в портрете самое важное — эмоция: любовь — ненависть. Я бы сфотографировал их вместе, и это была бы по-настоящему сильная эмоция.

Содержание этой эмоции не так важно?

Нет! Главное, чтобы она читалась в портрете.

Понятно, что, когда фотограф отснял больше семи тысяч портретов, спрашивать про любимый бессмысленно. Но те, с которых всё начиналось, обычно помнят всегда.

Я в этом смысле особенно трепетно отношусь к парижской съемке Франсуазы Саган.

Вы дружили?

Да, у нас были теплые отношения, я даже жил у нее дома. Приезжал на Rue de l’Université с огромными двухметровыми розами, которые привозил из Москвы, потому что в Париже таких было не достать — не модно. Там популярны маленькие розы, а у меня рука большая, широкая, мне нужно ощущать, что в ней что-то весомое. Познакомились мы благодаря Теме Боровику, с которым мы вместе работали в «Огоньке». Я довольно много времени провел в Париже — меня туда отправил Влад Листьев, который дал мне кучу денег и сказал: «Поезжай в Париж и снимай всё, что считаешь нужным, ходи по всем ресторанам — от «Максима» до последней забегаловки, фотографируй и пиши». Мы с ним хотели сделать книгу про русских в Париже. Однажды на площади Бастилии кто-то подошел ко мне со спины, закрыл глаза ладонями и обнял. Оказалось, что это Тема Боровик, он был там со своей женой Вероникой. Он мне говорит: «Поезжай сними мне Жака Ширака». А он тогда был мэром Парижа. Я говорю: «Старина, на фига тебе Ширак?» Тема заулыбался и ответил: «Он будет президентом. Папа сказал». Я согласился снять Ширака, а за это он пообещал мне фотосессию Франсуазы Саган, с которой был неплохо знаком.

До сих пор живо помню, как перся к ней через весь Париж с букетом роз — она, конечно, обалдела. Встретила меня в мини-юбке, ботфортах выше колен и с какой-то безумной прической. На улице было холодно, мы остались дома, распили бутылку Johnnie Walker и пошли сниматься. Получилось хорошо. Для себя я сделал серию черно-белых фотографий, для «Огонька» и «Совершенно секретно» — цветных. Когда пришли ребята из нашей съемочной группы, она сидела у меня на коленях и учила петь «Марсельезу». Я не шучу, это могут подтвердить свидетели, например Дмитрий Якушкин, ставший потом пресс-секретарем Ельцина. Он сделал несколько снимков, на которых мы обнимаемся и я стою перед Франсуазой на коленях. Каждый раз приезжая в Париж, я приходил к ней в гости, и мы по обыкновению выпивали что-нибудь крепкое. Вообще, с 99% своих героев я что-нибудь да пил. Даже с Михаилом Сергеевичем (Горбачевым. — Примеч. ARTANDHOUSES) — армянский коньяк.

Любовь к женщинам и алкоголю здорово помогают в работе, так?

Конечно! Любовь — это главное условие, и любовь не только к женщинам. Я с 1969 года жил с разными художниками, первым, кто меня приютил, был Илья Кабаков. Я реально люблю этих людей, они — моя жизнь. Если чувств нет, получится бытовая фотография на паспорт. Молодые фотографы этого не понимают, они делают тысячи снимков на свою цифру и сидят у себя в лаборатории, выбирают лучший кадр. А я делаю один кадр. Буквально один.

Егор Гайдар

С Егором Гайдаром, лучший портрет которого, на мой взгляд, сделали именно вы, тоже выпивали? Он этим не славился.

С ним только чай. В начале 1990-х я работал в журнале «Открытая политика» завотделом иллюстраций. Однажды поехал снимать Гайдара для журнала, а потом решил сделать еще один кадр, менее формальный, для себя. Когда главная фотография была готова, я подошел к его жене и спросил, есть ли у Егора Тимуровича джинсы и кроссовки. Она удивилась, ответила, что, конечно, есть, взяла мужа под руку, увела в комнату, а через несколько минут он явился передо мной совершенно в другом обличии. Я поставил перед ним чашку чая, выдвинул кресло, попросил положить ногу на ногу. Это заняло минут сорок, потому что правильно положить ногу на ногу, чтобы это выглядело и естественно, и убедительно, — целое искусство. Снимок был готов с первого раза. Я сделал эту фотографию для себя, но так вышло, что она стала хрестоматийной. Она висела на всех заседаниях, политсоветах, днях рождениях Гайдара, она же стояла на панихиде, потом на кладбище, а сейчас украшает все заседания Института Гайдара. Это не только мой любимый портрет Егора Тимуровича — его любят все. Новодворская, которую я, откровенно говоря, всю жизнь побаивался, всякий раз, когда меня видела, хватала за шиворот и прижимала к себе со словами: «Дорогой, дай я тебя поцелую!» Я для нее всегда был автором этого портрета Гайдара.

А саму Валерию Ильиничну не хотели запечатлеть? Вот уж где эмоции.

Хотел, но как-то не случилось. Просто мы не так близко общались. А это важно — установить связь с человеком. Без этого ничего не получится. Нужна любовь. Например, Булата Шалвовича я обожал, мы много лет дружили, поэтому у меня несколько его портретов разных лет.

Булат Окуджава

Москву вы тоже портретируете в некотором смысле как человека. Это ведь не просто фиксация, здесь конструкция «любовь — ненависть» точно так же работает, как и с людьми?

Конечно! Для меня Москва как любимая женщина. Я иногда шучу, что мы с ней отметили золотую свадьбу. Этот город, эту женщину по имени Москва, как истый провинциал, люблю безумно. Это город-праздник с самого моего детства. Почти каждое воскресенье поездки для детей, которые устраивала моя мама, будь то театр зверей, зоопарк, цирк, театр кукол или МТЮЗ, — это всё не важно, важно, что в Москву.

С какими снимками из московского цикла связаны самые дорогие воспоминания?

Оба самых дорогих снимка показаны на этой выставке: это фотографии Красной площади и гостиницы «Украина». Обе сделаны в начале 1990-х. Лет пятнадцать назад в Колумбийском университете была выставка «Москва вне времени». Она состояла из снимков Москвы, сделанных самыми известными фотографами мира. Я тогда в Америку не попал, потому что был на Сахалине, делал книжку про остров. Но мой друг арт-критик Виталий Пацюков принес фотографию, на которой был изображен Колумбийский университет, а на его на фасаде — тридцатиметровый билборд с моим снимком гостиницы «Украина». И на пригласительном билете она тоже была.

Издатели и журналисты любят говорить о скорой смерти бумаги, которую уже победили электронные книги и СМИ. Зато фотопленка, которую все уже давно похоронили, кажется, переживает второе рождение. Согласны?

Абсолютно! Я никогда не сомневался, что рано или поздно это произойдет. У меня все камеры пленочные. Это живая вещь, понимаете? Неслучайно и лучшие режиссеры мира вроде Мартина Скорсезе снимают на пленку. Да, в конце концов пленку тоже приходится оцифровывать, но это потом. Зато сам момент съемки — он как тридцать лет назад. На фотографиях, сделанных пленочной камерой, совсем другое изображение — там живая пластика. Цифра — это всё-таки мертвая вещь, в ней нет магии фотографического изображения. И потом, пленка не дает права на ошибку, потому что ее невозможно исправить. Вот ты нажал на кнопку и ходишь томишься, пока не проявишь пленку: получилось или нет? На цифровой камере сразу видно, что промахнулся, и неудачный кадр просто удаляешь. А затем делаешь еще сто штук. И снова удаляешь. Неинтересно. В этом нет азарта, нерва. Я всякий раз приезжаю из командировки с тяжелой сумкой, набитой катушками с пленкой, и постепенно разбираю эти богатства, смакую, как самый нежный нектар. Открываешь каждую пленку и смотришь контрольные отпечатки — это удовольствие сродни сексуальному. Но и ставки здесь несоизмеримо выше. Лет пятнадцать назад для одной из своих книг я снимал Нижневартовск и привез тогда домой роликов пятьдесят или семьдесят. Только представьте: зима, холод собачий, минус тридцать пять, я снимаю двумя камерами — одна греется в машине, другая работает, тут же замерзает, я пытаюсь ее отогреть. В общем, целая драма. Вернулся в Москву, пришел в лабораторию, засунул пленок двадцать в проявку и пошел обедать. Возвращаюсь и обнаруживаю, что, пока я ходил, электричество отключили, и пленки оказались засвечены. Как я рыдал! Я сидел на ступенях своей лаборатории, смотрел на Страстной бульвар и рыдал как ребенок.

Александр Солженицын

Сегодняшняя реальность в самом широком смысле вас вдохновляет или, напротив, погружает в тоску и уныние, как многих ваших коллег?

Нет, конечно, никакого уныния нет, я снимаю почти каждый день.

Потому что это ваша работа.

Побойтесь Бога! Я уже давно от поденщины отказался, репортерская работа в прошлом. Меня кормит только творчество. Шутка ли, я вместе со своей женой, прекрасным музейным фотографом, сделал больше двухсот альбомов по искусству. Теперь только этим и живу, и вдохновляюсь. А что до времени, то в каждом времени — свой кайф.

В чем кайф сегодняшнего?

Очень просто. Вот мы видим, что происходит вокруг, и всё понимаем, да? Нам это не всегда нравится, так?

Мягко говоря.

Вот! Но это же эмоция! Я фиксирую эту реальность и передаю ее суть через эмоции. И сразу всё понятно. Как же можно этому не радоваться, как это — игнорировать? Нужно ловить эмоции, какими бы они ни были. Только делать это надо по принципу «разуй глаза — обуй ноги». Это девиз моей молодости.

Снова актуален?

Всегда актуален.

Вы помните, когда больше всего работали?

Да, кажется, это был 1989 год. Почему-то тогда все мои друзья, знакомые, знакомые знакомых — короче, вся наша элита разом решила валить из страны. И Ваня Чуйков, и Эрик Булатов, и Кабак (художник Илья Кабаков), и Эдик Штейнберг. Я страшно тогда перепугался и пахал как одержимый, делая по портрету в неделю. Кажется, что это невозможно, но я легко в таком режиме существовал, потому что все эти портреты давно сложились у меня в голове, нужно было только нажать на кнопку. Я вообще на каждый портрет трачу не больше пятнадцати минут, в редких случаях полчаса. Многих своих героев я и вовсе снимал, что называется, с рук, то есть без штатива. Это была в прямом смысле ручная работа. У меня, как у любого нормального фотографа, мания величия, поэтому мне всегда хочется сделать кадр, который останется на века. Я свои портреты делаю для того, чтобы через пятьдесят лет люди посмотрели на них и спросили: «А кто их снимал?» По моим фотографиям каждую эпоху можно узнать «по запаху» — они ею насквозь пропитаны.

Эрик Булатов

Хороший фотограф должен сам любить фотографироваться?

Он должен не любить, а уметь это делать. Фотограф, который сам не умеет сниматься, не фотограф, а говно. Если ты не понимаешь, что происходит по ту сторону камеры, никогда ничего путного не снимешь. У меня есть несколько автопортретов — они в основном появлялись, когда заканчивалась пленка и оставалось два-три кадра, которые нужно было израсходовать. Так что последний кадр всегда тратил на себя, чтобы тут же в лаборатории начать проявлять пленку. Всё-таки я жил еще в такое время, когда и пленки был дефицит.

Кто сделал ваш самый удачный снимок?

Есть очень хороший портрет работы Оксаны Макаровой, дочери моего близкого друга Саши Макарова. Она сделала его в Сургуте лет пять назад. Еще люблю свой автопортрет, где я с усами как у Дали — он есть здесь, на выставке. Другой удачный снимок сделал мой ученик Сережа Ястржембский во время нашего совместного фотопроекта «Венецианский триалог» в «Новом Манеже» — я на этой фотографии смеюсь как сумасшедший, потому что Сережа меня до смерти защекотал. Представляете, методы?

art-and-houses.ru

Лев Мелихов фотопроект: Знаковые фигуры моей эпохи.

Александр Солженицын, Булат Окуджава, Михаил Горбачев, Франсуаза Саган и сотни других известных фигур — снимая своих многочисленных друзей, Лев Мелихов умудрился снять эпоху. Нашу эпоху.

— Лев, каким образом фотомастерство вошло в вашу жизнь?

— В конце первого класса, на восьмилетие сестра подарила мне фотоаппарат. Трофейный, с войны, крупноформатный — 6?9 «Цейс Икон» — очень хорошая камера прекрасного качества. В тот же день я начал снимать, и тогда же напечатал первую фотографию в своей жизни… В итоге, фотоискусству я посвятил всю свою жизнь. Поскольку образования фотографического в СССР не было, я занимался строительством, архитектурой. Архитектура дает внутреннее понимание окружающего мира. И я снимал, снимал, снимал — составил более 200 книг по искусству. Они давали мне возможность заниматься творчеством, они меня и кормили.

— Какой смысл вы вкладываете в понятие «искусство фотографии»?

— Искусство неразделимо: оно или есть, или его нет. Чем плохой художник лучше хорошего фотографа? Ничем. Только краску зря переводит и холсты. А плохой писатель — что, лучше, чем хороший фотограф? Искусство одно и для меня оно все. Я умею рисовать, изучал скульптуру, но все бросил, чтобы заниматься фотографией. Люди думают, что научиться снимать можно быстрее, чем рисовать. На самом деле наоборот — научиться рисовать гораздо проще. А снимать — очень нелегко. Человек либо родился, либо не родился фотографом. И когда ко мне приходят ученики, то для начала я прошу показать мне их чувства, мысли, выраженные посредством фотографии. Я смотрю на их снимки, не обращая внимания на качество, и вижу — «заточен» ли этот человек под фотоискусство или нет. Мир изобразительного искусства — графика, скульптура, живопись, он несколько другой. Там ты более развязан, раскрепощен. Живописец может позволить себе соскрести краску и переписать кусок. Фотограф — нет. Речь не идет о компьютерных технологиях. Речь о самой фотографии. Я ничуть не умаляю достоинства компьютерной техники, но это отдельная линия. При помощи компьютера можно создать шедевр — почему нет? Это всего лишь инструмент. У фотографа в руках камера, у скульптора — зубило, у художника — краска. Если человеку есть что сказать, и он может выразить это, то как он будет это делать — не принципиально. Искусство одно, но дальше встает вопрос качества.

Николай Караченцов, актер, Москва, 2005 г.

— Вы снимали портреты очень многих известных людей. Кого бы вы, как фотохудожник, отметили особо?

— Мой кумир, как и многих из нас — Александр Солженицын. Его портрет — это портрет русской эпохи. Это русская икона, Иоанн Креститель двадцатого века. Это образ. В этом снимке нет портрета как такового. Если обратить внимание, там и глаз не видно. У меня мало просто «голов», я могу их по пальцам пересчитать. Потому что любой любящий фотографию человек мечтает сотворить нечто эдакое: выстроить композицию, создать антураж или в готовый антураж ввести своего героя. У меня есть фотография головы Кириенко, я сделал ее похожей на портрет Муссолини — я хотел, чтобы его партия победила, потому что я — за молодежь. Мне нужно было, чтобы народ, который пришел на выборы, посмотрел на него и сказал: какой великий человек! А прообразом Егора Гайдара стал Ален Делон — красивый, интересный. Задача художника — оставить в истории как можно больше людей. Портретов, а не пейзажей.
— То есть, пейзажный жанр по духу вам не близок?

— Они все мне безумно близки. Я обожаю снимать пейзаж, снимать его намного легче. Мы же все любим то, что нам легче дается. При этом, иногда ты снимаешь пейзаж, а иногда тебе удается снять портрет пейзажа — такой, что «мама, не горюй», нож в него не просунешь. Такие фотографии тоже идут у меня в книги портретов. По большому счету, серьезнее и сложнее портрета в искусстве ничего нет. Леонардо, Боттичелли, Микеланджело, Рембрандт — в истории искусств сохранились именно портреты их авторства, а не пейзажи. Никто не говорит, что Айвазовский плохой художник. А Поленов вообще мной глубоко обожаемый — великолепный художник. Просто портретный жанр намного глубже. Удачный портрет — для меня радость страшная. За то время пока я мучаюсь, пытаясь создать удачный портрет, я могу сделать массу книжек с пейзажами. А для того чтобы сделать портрет, человека нужно знать. Иначе все бессмысленно. Я не занимаюсь жанровой съемкой, хотя это очень интересно. Я ставлю человека в свои условия и максимально к нему проникаюсь, неважно чем, любовью — нелюбовью (я бы сфотографировал и Гитлера, и Сталина, которых искренне ненавижу). А есть люди, которых обожаю, например, Окуджаву. И я хочу, чтобы глядя на его портрет, его обожали вместе со мной, я хочу делиться своей любовью или нелюбовью. Но выше всего — групповые портреты. Пять человек, три, десять, сто. Их надо снять так, чтобы один звон шел, один гул. У меня есть такие портреты.

— Кто из многочисленных политиков, которых вы снимали, показался вам в жизни намного интереснее знакомого всем образа с телеэкрана?

— Все. Мне безумно везло с людьми по жизни. Я со многими разговаривал, выпивал — неважно, чай, водку. И что самое главное — им, людям, которые были намного старше меня, c богатым жизненным опытом, было со мной интересно!

Очень искренний человек — Михаил Сергеевич Горбачев. «Как он дышит, так и пишет…» — это выражение к нему относится в полной мере, и для политики это нонсенс. Политик не имеет права быть искренним. Думаю, поэтому его многие коллеги и народ не понимали. У меня есть фотографии Ельцина, Миттерана, Ширака. Но это те портреты, которые я никогда не буду печатать, потому что они не устраивают меня по своим фотографическим качествам.

— Ваши работы экспонировались по всему миру — от Токио до Нью-Йорка. Где, на ваш взгляд, самая искушенная фотопублика?

— Во Франции, в Германии и Италии. Французы очень вредные, поскольку кроме себя вообще никого не воспринимают. Они и себя-то не слишком любят, презирают порой до абсурда. Но когда французы ставят тебя «на щит» — это точно становится признанием. Немцы — настоящие зрители-профессионалы. Придя на выставку, они прочтут каждую буковку. С ними играть нельзя, если ты где-то облажался — все заметят. Я их очень уважаю. Так получилось, что мое имя пошло из Германии, поскольку мои первые выставки в основном проходили именно там. Были и в Италии, Бельгии, Франции, но по мелочи. А в Германии их был шквал, немцы дали мне хороший толчок в плане пиара. Некоторые даже считали, что я там жил. Хорошо меня принимали в Японии, Китай потряс своей добросовестностью.

— В чем, на ваш взгляд, главная задача фотографа-портретиста?

— Любить своего героя. Или не любить. А ты не можешь его узнать, если ты не прожил с ним какой-то кусок жизни, хотя бы духовно. Если ты приходишь к нему с ровным чувством, то никогда ничего не получится. Все бессмысленно. Но лучше снимать с любовью, в таком случае для потомков люди остаются более лицеприятные.

Петр Мамонов, рок-музыкант, актер, Москва, 1996 г.

— Совсем недавно вы издали книгу «Знаковые фигуры моей эпохи». Что это за эпоха?

— Это та эпоха, в которой я вырос. Я думаю, любой человек был бы счастлив рассказать и показать время, в которое он жил. И это большая удача, что я могу себе это позволить, благодаря моим друзьям, жене. Если бы не они, ничего бы не получилось. Я бы продолжал снимать, рассказывать, печатать фрагменты этой эпохи. Но книги не было бы. Мне очень повезло, что вокруг меня есть люди, которые в меня верят. Их мало, но они есть.

— Практически все представленные в книге люди внесли свою лепту в развитие нашей/вашей эпохи…

— Нет развития эпохи — есть огромный кусок жизни, который я прожил и собираюсь проживать дальше. Ничего не кончается. Это все во времени и пространстве. Ты не можешь начать и закончить какую-то веху, потому что она бесконечна. А наша/не наша — судить все-таки не нам. То, что началось 30–40 лет назад — кто сказал, что это все закончилось? Все это до сих пор пребывает в развитии. Мы в 60-е только раскачивались, и только сейчас пошел настоящий драйв.

— Несколько заключительных слов о себе и о своем подходе к фотографии.

— Вообще, я — самый счастливый человек на свете. А про фотографию скажу, что, наверное, знаю про нее все. Говорю «наверное», потому что не могу знать этого точно. Я — фотолюбитель в высшем значении этого слова, безумно люблю работать — в год снимаю огромное количество фотографий. Без моторов. Они у меня, конечно, есть, но успели уже запылиться. Я использую только ручную аппаратуру. От нажатия на гашетку и промотки пленки — я фотографирую на пленку — проходит доля секунды. За эти доли секунды человек может переосмыслить кадр. На цифре все просто: ты отснял, посмотрел, что получилось. Кто-то долго изучает снимки, кто-то сразу видит, где что не так. А я всего этого не хочу. Я не снимаю на цифру не потому, что я пижон, или просто упертый. Просто я хочу каждый раз иметь право на ошибку. Право на ошибку свою, в экспозиции, в резкости. У меня нет автофокусов, и никогда не будет.

_______________________

Читайте также:

Андрей Гудков фотопроект: «С животными мы говорим на одном языке».

Ласло Габани фотопроект: «Фотография — это волшебство».

rosphoto.com

Лев Мелихов «Смерть в Венеции» – Татьяна Фон-Варденбург – Блог – Сноб

23 сентября в кинотеатре «Москва» Frida Project Foundation в рамках Московской Биеннале Современного Искусства представил на публику Специальный проект — экспозицию Льва Мелихова «Смерть в Венеции». Куратор: Михаил Слободинский.

 

Гости познакомились с экспозицией на одной из самых популярных, но в тоже время закрытых для широкого круга людей площадок столицы – кинотеатр «Москва».  За бокалом Prosecco в ресторане «Прекрасное общество» присутствующие обсудили последние новости в арт-мире и лично поприветствовали Льва Мелихова — члена Союза художников, выпускника МАРХИ, архитектора, известнейшего фотографа. С 1963 года его работы стали публиковаться в центральных журналах и газетах СССР. 

«…21 июня 2007 года в заводи у стен острова Сан-Микеле обнаружено тело известнейшего фотографа Гуса Маляра». 

 

Смерть в Венеции

Ограбили и зарезали, бросили в воду, варвары, – почти ритуал,  выработанный сотнями лет.Неужели опять венецианцы? Некогда бурлящий жизнью Гус лежал, запрокинув руки в волны, а глаза сурово следили за небом, как и при жизни не позволяя утаиться ни одной детали. Из карманов карабинеры извлекли набухшие от воды пленки. Зажиточному Маляру по средствам были любые палаццо, но из непонятного каприза жил он в апартаментах под крышей дешевого отеля на облюбованной еще в старину убийцами улочке Ассассини. Хозяин меблирашек, боясь раздражать апоплексичного следователя, подписал справленные бумаги, что-де смерть наступила в силу естественных причин, а именно инфаркта, что при такой жаре не вызвало подозрений у сплетников. Безнадежное дело было замято, Венеция припорошила убаюкивающей статистикой еще одно убийство, как если бы снегом замело следы на мосту.

Фотоаппарат на треноге застыл в вечной экспозиции, направленный объективом на Венецию. Последний кадр был переэкспонирован и пересвечен. По неаккуратности или какой другой причине, Маляр повторно использовал пленку, и на последнем изображении можно различить наложившегося рыжего мальчика, уходящего в море. Да и на других кадрах совмещаются в одном сюжете могилы Стравинского, Дягилева, Бродского и известные актеры, жизнь отеля на Лидо и отчего-то инфекционное отделение Ospedale Civile. 

Поскольку Г. Маляр на свое 50-тилетие получил официальное признание, став членом Союза Художников, то Итальянский Арт Фонд счел необходимым переслать поплывшие пленки в Московское отделение СХ, а давнишний друг и учитель убиенного Л.Мелихов взял на себя обязательства разобрать наследие Маляра.

Так началась эта мистическая история, послужившая поводом для этой книги и всего проекта. Открытие экспозиции состоится в сентябре 2015 и к моменту издания книги оно ужесвершится. В еще более отдаленном будущем, когда Вы держите этот текст в руках, скорее всего проект уже перестанет существовать. Останутся лишь фотообразы, эта книга, да порожденные ими мысли. Non omnis moriar… (Нет, весь я не умру…)

Раз вы держите этот том в руках, вам незачем объяснять, в какие фантасмагорические лабиринты может завести нас обаяние гения книги, в каком месте он прорвет круг привычных нам шаблонов. Ведь в нашем сознании обитают млечные созвездия стереотипов и блоки привычных представлений. Так Венеция – это карнавал, лето, гондола, пл. Св. Марка…

И вот 3 марта фотограф слышит о падающем в Венеции снеге, выхватывает камеру, ближайшем же рейсом, в ночи заиндевевшего города … впрочем,однажды в истории искусств художник фиксировал Японию под снегом.

Проект выстроен на противоборстве с нашим уютным сознанием.  Вместо гондолы – рыбацкая лодка. Вместо цветастого музыканта – дети-скрипачи в черно-белых одеяниях попрошаек.Вместо карнавальных масок открытие сопровождают белолицые танцоры японского буто– потустороннего танца тьмы, с первой постановкой по роману Ю. Мисима. Аллюзия не случайна. Написав книгу о вооруженном восстании, Юкио театрализованным жестом устроил государственный переворот и ритуальное самоубийство строго по своему тексту. 

Этим Мисима достиг бессмертия своим зафиксировавшим будущую смерть текстом. Такойже рывок через смерть проделывает Г. Маляр. Лев Мелихов — апостол, несущий правду о бессмертии художника. И именно об этом наша история.

Обустроив свою смерть, художник становится бессмертным, запуская свое творчество в самостоятельное плавание в неизведанное долгоебудущее, как пустую лодку, в которой свалены вперемежку фотопленка и снимки. Смертью смерть поправ. В этой книге пытливый читатель найдет причину гибели художника. Для этого надо внимательно смотреть на улики в фотографиях, для этого надо читать сопровождающий трактат, для этого надо удерживать картинку инсталляции. В помощь зрителю в разных частях проекта спрятаны шифры, где стоит найти Дягилева, Томаса Манна, Гете, Стравинского, Плисецкую. Все Художники Преодолевшие Смерть. Отдельно к выставке пристроен кинозал, где можно освежить в памяти детали «Смерти в Венеции» Висконти.

Встроенная в проект зеркальная композиция «Амбивалентность 000» Сергея Меньшикова проворачивает заявленную тему под углом старинного опасения об угасании искусства по вине технократической цивилизации. «Все великие конфликты миросозерцания, искусства, науки, чувства происходят под знаком противоположности культуры и цивилизации», — вывел ОсвальдШпенглер. 

Здесь венецианская маска как символ человеческой природы выступает культурным кодом для понимания метафизики человеческого сознания. Маска как противоречивый феномен, с одной стороны выступает в форме видимости, оболочки, при этом символа неподлинного бытия. С другой стороны, маска – одна из универсальных искусственных структур, помогающая в самоопределении человека: через неё проявляет себя личность, выступая в той ипостаси, которая ей более свойственна, нежели предопределенная природой внешность. Человек убивает свою внешность, чтобы овладеть той вожделенной, бессмертной, застывшей. 

Венецианский следопыт Глеб Смирнов взялся распутать дело Маляра и вот результат расследования, переросший в исследование метафизики современного искусства и являющаяся частичкой большого проекта г-на Смирнова, самого ускользающего и скрывающегося, оттого коварно незаметного философа культуры наших дней и озаглавленного «Распушение чувствилищ».   В трактате содержится для нас разгадка ухода Гуса и пришествия нового Мелихова. Отчего-то работа начинается словами «Никто не желает исчезнуть бесследно». Исследование показывает, что лишь одна религия, а именно искусство, помогает преодолеть смерть. И через это нам дано понять, что же случилось с Гусом и всем современным искусством.

Внимательный посетитель выставки обнаружит в темном закутке оборотную сторону могильной плиты Бродского, с сакраментальной строкой: 

 

LETUM NON OMNIA FINIT – 

НЕ ВСЕ ЗАКАНЧИВАЕТСЯ СО СМЕРТЬЮ

Открыли выставку ее куратор Михаил Слободинский, художественный руководитель ГЦСИ Леонид Бажанов, руководитель театра музыки и драмы Стас Намин,  российский искусствовед, директор НИИ теории и истории изобразительных искусств Андрей Толстой и сам автор Лев Мелихов.

На вернисаж собралось более 700 человек, желающихпосмотреть перформанс с японским танцем смерти, послушать автора и восхититься игрой воспитанников Юрия Розума. Сам маэстро играл для публики, с благодарностью что часть отчислений от проданных работ с выставки поступит в Международный БлаготворительныйФонд поддержки юных музыкантов Юрия Розума.

 

На открытии присутствовали: Ирина Хакамада, Тимур Гугугберидзе (Гум), Стас Намин, Татьяна фон Варденбург (Основатель Frida Project Foundation), Марат Сафин, Юлия Королькова, Михаил Алексеев (UniCredit), Юрий Розум, Валерий Фадеев, Василий Бычков и многие другие.

 

 

Посетить экспозицию можно каждый день до 30 октября с 12 до 19 часов в кинотеатре «Москва» — Охотный ряд 2, ТГ Модный Сезон, 4 этаж. Вход свободный.

snob.ru

Москвичи и Москва Льва Мелихова

© Лев Мелихов. Иван Чуйков. Художник. Москва. 1987

Для выставки Льва Мелихова в Фонде культуры «ЕКАТЕРИНА» было отобрано около ста работ – это портреты героев московской художественной сцены, людей искусства, литературы, театра и образы Москвы – города, с которым связана судьба и искусство запечатленных фотографом людей.

Мелихов не зря говорит, что прежде, чем сделать портрет человека, с ним надо «как-то прожить», необходима сильная эмоция, чтобы снимок получился – героя нужно почувствовать, только тогда он будет настоящим, и в кадре останется неповторимый характер, уникальная личность. Эти кадры – результат не просто одной постановочной съемки, а многих встреч, бесед, дружбы, памяти, внутренней связи между фотографом и его героем.   Многие из портретов, представленных на выставке, уже вошли в историю российской фотографии как  классические, эталонные образы – например, портреты Александра Солженицына, Олега Янковского, Ольги Свибловой, Эльдара Рязанова, Леонида Пурыгина и другие. Художник – особенный герой для Мелихова, за которым он наблюдает уже много лет, создавая галерею образов, в которой отражена целая эпоха отечественного искусства. Одних он запечатлел в окружении своих героев, как Янкилевского или Брускина, других — в мастерских, антураж которых сам по себе рассказывает о мире художника (портреты Эдуарда Штейнберга, Франсиско Инфанте или Дмитрия Краснопевцева), а кого-то оставил в нарочито аскетичном пространстве, сосредотачиваясь только на фигуре, самой позе и контрасте света и тени (Дмитрий Александрович Пригов, Иван Чуйков или исчезающий Игорь Макаревич). Чтобы показать индивидуальность человека, Мелихов прибегает к самым разным приемам, но никогда – к кадрированию или обработке снимка.  

Как и с героями портретов, с Москвой у Льва Мелихова – очень давние и наполненные эмоциями отношения. Сам он часто повторяет, что любит и понимает Москву больше, чем иной москвич. И снимает он ее, как любимую женщину. С искренней любовью и восхищением Мелихов рассказывает о ее красоте, парадности, и о контрастах и противоречиях, и о самых обыденных, но от этого не менее прекрасных образах. Неожиданные ракурсы иногда шокируют и обескураживают и заставляют удивиться, глядя на знакомые площади, на давно привычную москвичу торжественную архитектуру или, наоборот, – повседневность, другими глазами, обнаруживая живую, энергичную Москву, где память о прошлом перекликается с жаждой будущего.

© Лев Мелихов. Александр Солженицын. Писатель. Москва. 1995

© Лев Мелихов

© Лев Мелихов. Эрик Булатов. Художник. Москва. 1987

© Лев Мелихов. Олег Янковский. Актер. Санкт-Петербург. 2003

© Лев Мелихов. Николай Караченцов. Актер. Москва. 2005

www.photographer.ru

Мир спасённый

Художественный Форум «Традиционное искусство»

Общероссийская общественная организация

АССОЦИАЦИЯ ИСКУССТВОВЕДОВ

Союз кинематографистов Российской Федерации

«Галерея У ЯРА» и Студия «Мелихов»

ПРЕДСТАВЛЯЮТ ФОТОВЫСТАВКУ,

посвященную 70-летию ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ

«МИР СПАСЁННЫЙ»

Вернисаж: 7 мая 2015 года в 18:30

Выставка открыта: с 8 по 16 мая 2015 года, с 14:00 до 21:00

Выходные дни: 9, 10, 11 мая

В Большом зале легендарного Дома кино состоится фотовыставка «МИР СПАСЁННЫЙ», посвящённая 70-летию Великой Победы. В экспозиции представлены работы известных фотографов Студии «Мелихов», на которых запечатлён мир, существующий сегодня, благодаря героическим усилиям миллионов людей, противостоявших фашизму более 70-ти лет назад. Мир спасенный в глобальном смысле это, прежде всего, сохранённые жизни людей и вечные ценности. Это спасённые нации, традиции, национальное сознание, менталитеты, мировоззрения. Спасённые памятники культуры и искусства.

На фотовыставке, каждый участник, представляет свой кусок, свое видение спасённого мира. Возможно это счастливые лица Ветеранов и тружеников тыла, такие они сегодня. Может быть это мирные, наполненные покоем и тишиной пейзажи, тех мест где шли ожесточённые бои. Быть может это современная архитектура вновь отстроенных, разрушенных и разорённых, во время войны, городов. Либо это вновь созданные или сохранённые памятники искусства. Возможно это артефакты, подбитые танки, сохранившиеся до сегодняшнего дня на Курильских островах. Удивительные вновь отстроенные русские церкви, наполненные людьми. Трудно себе представить, что стало бы с миром, если бы история пошла другим путем.

Невозможно предугадать, как творческие личности раскроют эту тему, в любом случае, будет интересно, необычно, значимо, так как в выставке участвуют: Арончиков Леонид, Барсуков Юрий, Беркутова Наталья, Великанов Андрей, Глухов Максим, Гончарова Анастасия, Жданов Анатолий, Любимкин Алексей, Мелихов Лев, Романова Мария, Рыбаков Андрей, Сергеева Вера, Татаркин Олег, Тимирёва Лариса, Ткаченко Сергей, Федотова Лариса, Хрущёв Сергей, Яковлев Валерий, Ястржембский Сергей.

Ждём Вас!

Куратор проекта, искусствовед Лариса Евтушик

Участники выставки

Арончиков Леонид Феликсович

Фотограф, оператор-документалист.

Закончил кинооператорский факультет ВГИКа.

Автор ряда документальных фильмов на телеканале Россия.

В качестве оператора объездил весь мир. Работал во многих «горячих» точках и зонах конфликтов — Чечня, Сербия, Косово, Афганистан, Ливан, Сирия…

Сотрудничал с различными изданиями.

Участник ряда фотовыставок.  

Фотографии находятся в частных коллекциях в России и за рубежом.

Живет и работает в Москве.

Фотографический проект создавался несколько лет. Съемки проходили в разных регионах России от городка Приморского — Ахтарска на Азовском море, до глухих деревень Русского Севера. Это психологические портреты не только ветеранов — фронтовиков, но и простых русских женщин, которые всю войну работали в колхозах. Портрет каждого героя дополняет короткий рассказ о нем.

Виктор Акимович Мартыненко

17 апреля 2015 года исполнилось 90 лет. Кубанский казак (Приморский Ахтарск).

Закончил школу подрывников. Добровольцем пошёл на фронт. Участвовал в битве за Москву, освобождал Кавказ, участвовал в подготовке штурма Берлина (ранение в руку, ампутация). Награждён: Орденом Славы, Красной звезды, Медалью за Отвагу. Воспитал троих детей. Работает, рыбачит.

Барсуков Юрий Владимирович,

1984 г.р., фотограф, Москва.

В 2006 г. закончил МГУ им. М.В. Ломоносова,

географический факультет.

С 2006 г. Ведущий инженер ГУП «ГлавАПУ» по ЗАО г. Москвы.

С 2005 – состоит в Студии «Мелихов», г. Москва.

С 2012 – член Московского Союза Художников.

Участвовал в различных групповых выставках:

2011 — выставка журнала FotoTreval «Флакон» Москва.

2012 — выставка «80 лет МСХ» в музейно-выставочном центре «Рабочий и Колхозница» Москва.

2011 — Выставка фотографий «Эпоха 1812» (посвященная 200-летию войны 1812 года). МВЦ «Рабочий и колхозница» Москва.

Живет и работает в Москве.

Беркутова Наталья Николаевна,

1972 г.р., фотограф, Москва.

1996 — Окончила МГОПУ худ-граф.

2011 — вступила в Московский Союз Художников.

С 2004 — состоит в Студии «Мелихов».

С 1998 — Участник различных выставок в частности:

2005 — фотовыставка «20 друзей Мелихова», г. Москва, Выставочный зал «Новый манеж» (Каталог).

2006 — «Москва—Зима—Москва», Выставочный зал «Новый манеж» г.Москва, г. Карлс- Руе, Германия.

2006  — «Москва—Лето—Москва», Выставочный зал «Новый манеж», г. Москва.

2006 — «Год культуры России в Китае», Пекин (КНР).

2008  — «Арт-Март», Всероссийский музей декоративно-прикладного и народного искусства г. Москва.

2011  — Конкурс «Мой жанр» 1 премия в категории «профессионалы».

2012 — «Предчувствие весны» Выставочный зал «Рабочий и колхозница» МСХ, Москва.

2012  — 2 Фотобиеннале Русского музея, С-Петербург (каталог)

2012  — Фотоэкспедиция «21 Мой Тихий океан», Фотофонд РИА-Новости. Москва, Третьяковская галерея. Фотоальбом.

2013  — выход фотоальбома «Цирк».

2014  — «Игра в цирк» Образ цирка в русском искусстве 20-21 вв. Московский музей современного искусства. каталог.

2014  — 3 Фотобиеннале Русского музея, С-Петербург (каталог)

Работы находятся в коллекциях:

Выставочный зал «Новый Манеж» Правительства Москвы, Русский музей С.-Петербург и частных коллекциях.

Живёт и работает в Москве.

Великанов Андрей

С 2009 — Член Cоюза фотохудожников России.

С 2012 — Член Московского Союза Художников (МОСХ)

Состоит в Студии «Мелихов».

Выставки:

2008 — Выставка «АРТ-МАРТ», Москва, Всероссийский музей декоративно-прикладного и народного искусства.

2009 — Выставка «Без концепта», Москва, ЦДРИ.

* Выставка о Москве, 2006-2007, Москва, София, Дюссельдорф, Штутгарт, Карлсруэ, Мюнхен, Ереван.

* Выставка «Москва-Зима-Москва», Март 2006г, Москва, Новый Манеж.

2011 — Выставка финалистов по итогам конкурса «Эпоха 1812», Москва, Выставочный центр «Рабочий и колхозница».

2011 — Выставка художников вступающих в МОСХ, Москва, Новый Манеж.

2012 – «Предчувствие весны» выставка членов МОС, Выставочный центр «Рабочий и колхозница», Москва.

2013 — Персональная выставка «Италия в России, следы итальянского триколора в Москве», Галерея KVBE (Милан, Италия).

2013 — II место на фотоконкурсе ABBYY FineFoto.  

2014 — Серебряная медаль на конкурсе «Prix dela Photographie 2013-14» в номинации «Персональный портрет» и бронзовая медаль в номинации «Пресс портрет», Париж.

2014 — Участник выставки «ФОТОСОЮЗ 2014».

2014 — Участник фотовыставки «Крым – любовь моя», «Фотоцентр» на Гоголевском бульваре, Москва.

Избранные работы: http://andrey_velikanov.500px.com/home

Персональная страница на сайте Союза фотохудожников России: http://www.photounion.ru/Show_User.php?unum=149

Глухов Максим Викторович,

1975 г.р.

Закончил МСШХ А.В. Томского; Закончил Московский Государственный Академический институт им. В.И. Сурикова.

С 1997 — Член МСХ.

Состоит в Студии «Мелихов».

С 2012 — Член-корреспондент Академии Художеств.

Групповые и персональные выставки:

2005 – выставка «20 друзей Мелихова». Выставочный зал «Новый Манеж» Москва.

2006 — «Далекое – близкое 1» — Кузнецкий мост, 11. Москва.

2007 – ЦВЗ «Манеж». Выставка, посвященная 75-летию МСХ. Фотографии Москвы.

2009 – выставка в Государственной Думе, посвященная 100-летию В.Ф. Маргелова «ВДВ-сильный характер» Москва.

2009 – Кузнецкий мост, 11 – «ВДВ – сильный характер» совместно с организацией «Армия и культура»; 2009 – «Далекое – близкое 2» — Кузнецкий мост, 11. Москва.

2012 – Галерея искусств Зураба Церетели (Москва, Пречистенка 19). Персональная выставка «Путешествие к чуду».

Живет и работает в Москве.

Гончарова Анастасия,

1994 г.р., фотограф, Москва.

С раннего возраста увлекалась фотографией, музыкой и кино. Много путешествовала.

В 2005 — 2009 гг. обучалась в художественной

школе № 4.

В 2013 — 2014 гг. проходила обучение в школе фотографии и мультимедиа имени Родченко.

Состоит в Студии «Мелихов».

Работы находятся в коллекции Русского музея.

Живет и работает в Москве.

Жданов Анатолий Дмитриевич,

1951 г.р., в семье военного.

Детство прошло на Курильских островах.

Фотографией начал увлекаться в школьные годы.

В 1967 году окончил Московский институт электронного машиностроения.

С 1979 года работает в Московском авиационном институте заведующим фотолабораторией и фотокорреспондентом газеты «Пропеллер».

В 1981 году окончил Лекторий по фоторепортажу в Центральном доме журналиста.

В 1994 году вступил в Союз фотохудожников России.

В 2007 году вступил в Союз художников Москвы (МСХ).

Постоянный участник городских и областных творческих выставок.

Представлял работы в художественных галереях Брюсселя,  Парижа, Берлина, в рамках культурного обмена, в период празднования 850-летия Москвы.

Сотрудничает со СМИ.  Работы были опубликованы в журналах: «Огонек», «Столица», «Путешественник», «Русский Дом», «Техника молодежи», «Студенческий меридиан», «Собеседник», «Fototrevel».

Состоит в Студии «Мелихов».

«Этот проект я посвящаю моему отцу – Жданову Дмитрию Ивановичу, ветерану Великой Отечественной войны, в честь 70-летия Победы». А.Д. Жданов.

Живет и работает в Москве.

Любимкин Алексей Владимирович,

1963 г.р., г. Новосибирск.

Начал фотографировать с 9 лет и более не расставался с камерой никогда.

Окончил Свердловский архитектурный институт на кафедре градостроительства.

Работал архитектором, руководил проектным институтом в Тобольске, издавал журнал по изобразительному искусству «Русская Галерея».

Создал совместно с Государственной Третьяковской галерей Художественный салон «Картина» в здании ГТГ и ЦДХ на Крымском валу.

Создал Художественный центр на Саввинской.

Организовал создание интернет сайта «photo-interior.com» — инструмент для архитекторов и дизайнеров при проектировании интерьеров, который объединил в себе группу фотографов-единомышленников.

Член Союза художников России.

Член Международного Союза журналистов.

Участвовал в различных групповых выставках.

Организовывал персональные выставки в Москве, Нью-Йорке, Лондоне, Дюссельдорфе, Брюсселе, Сиднее.

Генеральный директор ООО «ФРЭЙМ АРТ»

МЕЛИХОВ ЛЕВ БОРИСОВИЧ,

1951 г.р., архитектор, известнейший фотограф.

Начал фотографировать 11.04.1959.

Выпускник МАРХИ.

С 1963 года его работы стали публиковаться в центральных журналах и газетах СССР.

Член Московского Союза художников и Творческого Союза художников России.

Академик Российской Академии фотографии.

Номинирован на Государственную премию РФ.

Лауреат премии «Золотой глаз России» с вручением Главного приза «За высокий профессионализм и вклад в российскую и мировую фотожурналистику на благо России» Союза журналистов России и Международной гильдии профессиональных фотографов России.

Награжден орденом «За служение Отечеству» (Святых Великого князя Дмитрия Донского и Преподобного игумена Сергея Радонежского) III степени, Национального благотворительного фонда «Вечная Слава Героям», Национального комитета кавалеров Русских Императорских Орденов, Национального оборонного фонда «Парад».

Участвовал в издании более 200 книг и каталогов по искусству, изданных в России, Франции, Бельгии, Италии, Англии, Германии, Австрии, Словакии, Китае, США, и Новой Зеландии.

Работы представлены в музейных коллекциях:

Государственная Третьяковская галерея (Москва).

Государственный Русский музей (Санкт-Петербург).

Государственный музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина (Москва).

Музей современного искусства (Москва).

Московский дом фотографии (Москва).

Музей изобразительных искусств Нью-Мехико (Санта-Фе, США).

Музей фотографии (Орхус, Дания).

Музей фотографии де Элизе (Лозанна, Щвейцария).

Музей советского искусства Нортона Доджа (Нью-Йорк, США) и других.

Живёт и работает в Москве.

Романова Мария.

Архитектор. Фотограф. Переводчик. Москва.

Фотография и путешествия — творческие составляющие и неотъемлемая часть работы.

В творческом багаже работа художником театра, художником по рекламе, дизайнером интерьера, креативным дизайнером ряда международных выставок. Оформляла съемочные площадки для рекламных роликов и  художественных фильмов.

Участник интерьерных выставок в России  и Европе.

Архитектура , путешествия и  фотография   были и остаются самыми любимыми занятиями.

Член МОСХ.  Художественная фотография. Студия «Мелихов».

Участие в групповых выставках  Студии «Мелихов».

 Фото работы находятся в частных коллекциях и в реализованных интерьерных проектах .  

В настоящее время – Основатель и  Арт  Директор Студии Архитектуры, Дизайна и авторского интерьера ENFILADE MARO / Анфилада МАРО.

Рыбаков Андрей Анатольевич,

1962 г.р., Москва.

Закончил Московский государственный институт стали и сплавов.

С 2005 — занимается фотографией в Студии «Мелихов».

С 2008 — член Московского Союза художников.

Участвовал в различных групповых выставках в России и за рубежом.

Работы находятся в частных коллекциях.

Живет и работает в Москве.

Сергеева Вера Александровна,

архитектор, фотограф, Москва.

С 7-ми лет занимается рисунком.

С 1990 по 1995 — обучалась в художественной школе  № 5 (красный диплом).

С 1996 по 2002 — МАрхИ (Московский Архитектурный Институт (Государственная Академия). Факультет Жилых и Общественных зданий (красный диплом).

С 2003 — принимает участие в различных фотоконкурсах и выставках.

С 2005 — занимается фотографией в Студии «Мелихов», Москва.

С 2002 по 2007 — работала в архитектурной мастерской «Группа АБВ» архитектором.

С 2007 —  работает в архитектурном бюро «Остоженка» ведущим архитектором.

Живет и работает в Москве.

Татаркин Олег Александрович,

1966 г.р., фотограф, Москва.

С 1988 — 1994 — Всероссийский институт приборостроения, инженер оптик.

С 2007 года состоит в Студии «Мелихов», Москва.

С 2009 года — Приходской фотограф: подворье Оптиной пустыни, Храма Покрова Богородицы в Ясенево, Храма Живоначальной Троицы в Чертаново. Москва.

C 2012 — член Московского Союза художников.

Коллективные выставки:

2011 —  выставка журнала FotoTreval, «Флакон», Москва.

2012 — «80 лет МСХ» в музейно-выставочном центре «Рабочий и Колхозница». Москва.

2012 — Выставочный зал Московского Союза художников (Кузнецкий мост 20), Москва.

2013 — Выставка в КЦ «Вдохновение».

2013 — 2014 Выставка на подворье Храма апостолов Петра и Павла в Ясенево. Москва.

2014 — Выставка на подворье Храма Покрова Богородицы в Ясенево. Москва.

2014 — Персональная выставка в гимназии №1409. Москва.

Работы находятся в коллекции гимназии №1409, в частных коллекциях.

Живет и работает в Москве.

Tимирёва Лара,

1986 г.р., фотограф, режиссер, Москва.

Лара Тимирёва родилась 18 июня 1986 года в Санкт-Петербурге. С 17 лет занималась фотографией, имела ряд международных выставок.

Учителем Лары, является один из лучших фотограф России Лев Мелихов.

С 2013 года состоит в Московском Союзе Художников.

В 2013 году участвовала в Международном фестивале искусств «Традиции и Современность».

В 2014 году Окончила ВГИК, режиссерский факультет.

В том же году сняла свой дебютный игровой фильм «Затмение», премьерный показ которого состоится в рамках международного 68 Каннского кинофестиваля 2015 года.

Концепция работ: «Лежавшее в руинах, истерзанное сапогами и колесами, несущее в себе свет, гармонию и музыку, которую никто, никогда не услышит.»

Ткаченко Сергей Борисович,

1953 г.р., архитектор, Москва.

Заслуженный Архитектор Российской Федерации.

Член-корреспондент Российской Академии Художеств.

Вице-президент отделения Международной Академии Архитектуры в Москве (МААМ).

1976 – Московский Архитектурный институт.

Участник и лауреат всероссийских и международных архитектурных конкурсов.

2012 – Победитель международного конкурса «Проект концепции развития Московской агломерации» в двух номинациях: Проект перспективного развития Московской агломерации и Проект перспективного развития города Москвы с учетом присоединяемых юго-западных территорий Московской области.

Правительственные награды:

1997 – медаль «В память 850-летия Москвы».

2008 – заслуженный архитектор РФ.

2010 – лауреат премии Правительства РФ.

Членство в творческих Союзах:

Член Союза Московских Архитекторов, член Московского отделения Союза Художников (отделение фотографии).

Членство в общественных организациях:

Председатель Попечительского Совета Российской Национальной академии филателии.

С 2003 – профессор кафедры градостроительства Московского Архитектурного института (Государственной Академии).

С 2014 – главный архитектор города Калуги.

Федотова Лариса,

фотограф, Москва.

С 2012 — член Московского Союза Художников .       

С 2013 — учится фотоискусству в Студии «Мелихов».

С 2014 — слушатель курса «Новые художественные стратегии», Институт проблем современного искусства (ICA, Moscow)

Участник Le Photobookfest совместно с RIOT-books (Paris), воркшопа журнала FOAM (Amsterdam), мастер-классов Мартина Парра, Питера тен Хупена, Рены Эффенди, Япа Схерена и др., а также образовательных программ проекта «ФотоДепартамент», Санкт-Петербург и Школы Визуальных Искусств, Москва.

Выставки:

2014 — 2015 — FOUNDART Москва, Санкт-Петербург, Минск.

2014 — Le Photobookfest, Paris.

2013 — Выставка секции «Промграфика» Московского союза художников, Москва.

2012 — Выставка победителей конкурса Международного фестиваля «Фотопарад», Углич.

2011 — «The best» школа-студия PHOTOPLAY, Москва.

2011 — «Блики мастера», Фотоцентр на Гоголевском, Москва.

Живет и работает в Москве.

Хрущёв Сергей,

1971 г.р., Свердловская область, село Быньги.

Первый свой фотоаппарат Смена 8М взял в руки в 9 лет.

Первая персональная выставка состоялась в 2007 году в г. Тарко-Сале Ямало-Ненецкого АО.

Ученик Льва Мелихова, Студия «Мелихов».

Более 20-ти лет прожил в Западной Сибири.

Участник многих российских и международных выставок.

Яковлев Валерий,

1958 г.р., Москва.


 

Закончил МИИТ и получил специальность — инженер-строитель.

В 1980 году по распределению попал в МНИИЭП КТК (Московский научно-исследовательский институт экспериментального проектирования курортно-туристских зданий и комплексов).

С 1980 года занимается фотографией в Студии «Мелихов».

Член союза художников.

Участник  различных групповых выставок в России.

Основные выставки:

С  2000 по 2009 — участвовал в ярмарке «Арт Манеж», ГВЗ «Манеж», Москва.

С 2003 по 2009 – участник  групповых выставок в МГВЗ «Новый Манеж», Москва.

2011 — Выставка фотографий «Эпоха 1812» (посвященная 200-летию войны 1812 года). МВЦ «Рабочий и колхозница», Москва.

2012 — выставка «80 лет МСХ» в музейно-выставочном центре «Рабочий и Колхозница» Москва.

Работы находятся в частных коллекциях.

Живет и работает в Москве.

Ястржембский Сергей

1953 г.р., Москва

В прошлом – журналист, дипломат и политик.

С 2008 года путешествует по миру и снимает документальные фильмы. Автор, продюсер и режиссер, основатель студии документальных фильмов «Ястребфильм».

В портфолио студии более 60 картин. Большинство из них посвящено исчезающим культурам, людям, живущим по законам предков и не признающим цивилизацию.

Сергей Ястржембский начинал как фотограф. Пока находился на государственной службе, публиковался под псевдонимом Владимир Греви.

Его работы представлены в Московском музее современного искусства, Европейском доме фотографии (Париж), Музее современной фотографии (Милан), в Фонде Аллинари (Флоренция), в Московском доме фотографии, в Южно-Сахалинском художественном музее, Государственной художественной галерее Ханты-Мансийска, Иркутском областном художественном музее, а также в собраниях частных коллекций в России, Бельгии, Италии, Франции, Португалии и Словакии.

Фотографии Ястржембского были опубликованы в журналах «Фотодело», «Третьяковская галерея», «Дипломат», «Огонек», «Эксперт», «Вояж», «FotoTRAVEL», «Сафари», «Elite, Life/Travel», и в газетах «Известия», «Московский комсомолец», «Коммерсантъ», «Российская газета».

www.photographer.ru

Выставка портретов российского фотографа Льва Мелихова :: Впечатления :: РБК.Стиль

Выставка портретов российского фотографа Льва Мелихова

17 апреля при поддержке Frida Project Foundation в выставочном пространстве «Роснано» открылась выставка портретов российского фотографа Льва Мелихова.


На выставке представлены главные работы Льва Мелихова, снятые за последние 20 лет, включая портреты Бориса Немцова, Егора Гайдара, Игоря Бутмана, Маргарет Тэтчер, Питера Устинова, Александра Солженицына и других героев, сформировавших интеллектуальное поле вокруг нас.


Лев Мелихов — член Союза художников, выпускник МАРХИ, архитектор и известный фотограф. Уникальность его работ в том, что он, человек, выросший в среде андеграунда, запечатлел представителей разных субкультур, которые в итоге стали в наши дни элитой. Работы Мелихова всегда публиковались в центральных журналах и газетах СССР. Портреты деятелей искусств, артистов, музыкантов, политиков и бизнесменов — в сотнях книг и каталогов.


Секрет его портретов — в любви к герою. На час, на день, на месяц, на всю жизнь Лев Мелихов влюбляется в того, кого снимает, и в результате возникает искреннее общение, проникновение в характер и создается одна та самая фотокартина, которая сохраняет нам весь характер исторической фигуры, которую и называют «Портрет снят Львом Мелиховым».


Специально для этой выставки работы были напечатаны на металлических пластинах с использованием инновационной разработки проектной компании «Роснано». За счет использованных для этой выставки материалов, в сравнении с обычной печатью, работы получили особую жесткую фактуру и выразительность.


Выставка открыта до конца мая 2015 года.


Ирина Чайковская

Основатель «Группы ОНЭКСИМ» Михаил Прохоров и Лев Мелихов

Председатель Правления РОСНАНО Анатолий Чубайс, Лев Мелихов и гости открытия

Председатель Правления РОСНАНО Анатолий Чубайс

Фотограф Владимир Клавихо-Телепнев и управляющий сети салонов «Интерьеры Экстра Класса» Александр Юдин

style.rbc.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о