Лиллиан бассман – Возрождение Лилан Бассман (Lillian Bassman) ~ PhotoPoint

Лиллиан Бассман — загадка черно-белой фотографии – Ярмарка Мастеров


Lillian Bassman — Across the restaurant, 1949 (printed 1994)

Я уверен — у женщин-фотографов часто есть смелость, которой не хватает мужчинам. Смелость снимать без оглядки на принятые стандарты, просто «потому что мне так нравится». И вот, Лиллиан Бассман мне кажется очень хорошим примером этой смелости.

Уже тогда, в 50-х годах, её снимки довольно сильно отличались от общепринятой журнальной фотографии. Стандартом был вполне реалистичный и конкретный стиль — Бассман же всячески старалась уходить от конкретики — чтобы добиться нужного эффекта, она часто снимала намеренно вне фокуса, на длинных выдержках, с двойной экспозицией. Её фотографии не рассказывали об одежде документально – они, скорее, создавали атмосферу – неопределённую и загадочную, и потому привлекательную.


Lillian Bassman — By Night, Shining Wool and Towering Heel. Harpers Bazaar, 1954

Lillian Bassman — Margie Cato, Junior Bazaar, 1950

Lillian Bassman — Lingerie, 1951

Lillian Bassman — The Line Lengthens: Lingerie by Lily of France, 1955

Lillian Bassman — Barbara Mullen, 1958

Однако настоящая известность и «вторая жизнь» пришла к снимкам Бассман намного позже. В начале 60-х она прекратила снимать моду для журналов – фэшн-фотография всё больше становилась потоковой индустрией, и её это не устраивало.
«Раньше я могла долго болтать с моделью, делать ей причёску, работать над её образом и разговаривать с ней о её детях – и это нас настраивало на съёмку. А в 60-х годах мне давали модель не больше, чем на два-три часа… И на съёмках стали присутствовать все эти парикмахеры и визажисты. Да и модели стали моложе – а мне очень сложно было снимать шестнадцатилетних девочек в таких ужасно дорогих и немыслимых нарядах, которые ни одна обычная девочка не может себе позволить. Всё это было не по мне».
В 1971-м, наводя порядок в своей студии, Бассман решила, что негативы её старых рекламных снимков уже нет смысла хранить. Куда-то она их, как ей казалось, выбросила, и сама долгое время считала их утраченными. Однако некоторые рукописи не горят, и некоторые коробки с негативами можно найти двадцать лет спустя просто в угольном сарае – именно так и случилось. И тут-то и началось самое интересное: в начале 90-х годов Бассман, которой тогда уже было за семьдесят, начинает печатать свои старые негативы заново – очень контрастно, смело, всячески колдуя над ними при печати.
Большинство известных сейчас фотографий Бассман – результат именно этой авторской печати, «римэйк» начала 90-х годов. Подобно пикториалистам начала века, при печати она изменяла изображение весьма радикально – и в этой авторской редакции её работы больше напоминают графику и живопись, чем изображение, полученное фотоаппаратом. Произошла удивительная трансформация: снимки, когда-то сделанные в рекламных целях, обрели новую форму и новый смысл, новую художественную ценность.
Ещё одним ключевым моментом мне кажется то, что Бассман достала из сундука эстетику другой, уже забытой и прошедшей эпохи. И это не просто ретро, не те 50-е, какими мы их привыкли видеть в кинохронике или в снимках других фотографов — в её отпечатках воплощается какая-то другая реальность, вневременная, иная, параллельная… что-то такое, чего на самом деле никогда и не было.
По сути своей, это уже не съёмки моды – это скорее, воплощения снов о модных женщинах какого-то другого времени или даже другого пространства. Сновидение, в котором очертания предметов размыты, образы и лица расплываются и ускользают, — всё это выглядит очень притягательно и оставляет зрителям, пространство для собственной фантазии.


Lillian Bassman — Mary Jane Russell, 1950

Lillian Bassman — Sunny Harnett, 1956

Lillian Bassman — Betty Threat, 1957

Lillian Bassman — The Spotted Furs, 1954

Lillian Bassman — Dior Hat, 1949

Lillian Bassman — More Fashion Mileage Per Dress, 1956

Lillian Bassman — Carmen having tea, c.1950

Lillian Bassman — Barbara Mullen, 1950

Lillian Bassman — The cape is Back, 1949

Lillian Bassman — Georgia Hamilton, 1956

Кстати говоря, сама Лиллиан Бассман всю жизнь предпочитала самую простую одежду — джинсы и рубашки, никаких платьев. Шутила, что одевается в магазинах для моряков ). Когда в 1990-х годах заново напечатанные снимки Бассман стали своего рода сенсацией, у неё прошло несколько персональных выставок, журналисты писали о вновь найденном фотографе, о том, что именно ей удалось сделать рекламную фотографию искусством… Но главное — у неё снова появились заказы от престижных глянцевых журналов.
Бассман, сухонькая восьмидесятилетняя старушка, снова вернулась в мир модной фотографии. И в общем-то, осталась верна своему стилю:
«В чёрно-белых фотографиях есть энергия, есть загадка, — я не знаю, как это описать. Это либо чувствуешь, либо нет. Я так вижу вещи – в чёрно-белом. Я понимаю, что можно снимать в цвете, но цвет не приносит мне тех эмоций, которые дают мне чёрно-белые фотографии. Для меня это очень волнующе».

www.livemaster.ru

Лиллиан Бассман – настоящая | Открытая школа фотографии Олега Самойлова

Lillian Bassman – Across the restaurant, 1949 (printed 1994)

Я уверен – у женщин-фотографов часто есть смелость, которой не хватает мужчинам. Смелость снимать без оглядки на принятые стандарты, просто «потому что мне так нравится».  И вот, Лиллиан Бассман мне кажется очень хорошим примером этой смелости.

Уже тогда, в 50-х годах, её снимки довольно сильно отличались от общепринятой  журнальной фотографии.  Стандартом был вполне реалистичный и конкретный стиль – Бассман же всячески старалась уходить от конкретики – чтобы добиться нужного эффекта, она часто снимала намеренно вне фокуса, на длинных выдержках, с двойной экспозицией. Её фотографии не рассказывали об одежде документально – они, скорее, создавали атмосферу – неопределённую и загадочную, и потому привлекательную.

Lillian Bassman – By Night, Shining Wool and Towering Heel. Harper´s Bazaar, 1954

Lillian Bassman – Margie Cato, Junior Bazaar, 1950

Lillian Bassman – Lingerie, 1951

Lillian Bassman – The Line Lengthens: Lingerie by Lily of France, 1955

Lillian Bassman – Barbara Mullen, 1958

Однако настоящая известность и «вторая жизнь» пришла к снимкам Бассман намного позже.  В начале 60-х она прекратила снимать моду для журналов – фэшн-фотография всё больше становилась потоковой индустрией, и её это не устраивало.
«Раньше я могла долго болтать с моделью, делать ей причёску, работать над её образом и разговаривать с ней о её детях – и это нас настраивало на съёмку. А в 60-х годах  мне давали модель не больше, чем на два-три часа… И на съёмках стали присутствовать все эти парикмахеры и визажисты.  Да и модели стали моложе – а мне очень сложно было снимать шестнадцатилетних девочек в таких ужасно дорогих  и немыслимых нарядах, которые ни одна обычная девочка не может себе позволить.  Всё это было не по мне».

В 1971-м, наводя порядок в своей студии, Бассман решила, что негативы её старых рекламных снимков уже нет смысла хранить. Куда-то она их, как ей казалось, выбросила, и сама долгое время считала их утраченными. Однако некоторые рукописи не горят, и некоторые коробки с негативами можно найти двадцать лет спустя просто в угольном сарае – именно так и случилось. И тут-то и началось самое интересное: в начале 90-х годов Бассман,  которой тогда уже было за семьдесят, начинает печатать свои старые негативы заново – очень контрастно, смело, всячески колдуя над ними при печати.

Большинство известных сейчас фотографий Бассман – результат именно этой авторской печати, «римэйк» начала 90-х годов. Подобно пикториалистам начала века, при печати она изменяла изображение весьма радикально – и в этой авторской редакции её работы больше напоминают графику и живопись, чем изображение, полученное фотоаппаратом.   Произошла удивительная трансформация: снимки, когда-то сделанные в рекламных целях, обрели новую форму и новый смысл, новую художественную ценность.

Ещё одним ключевым моментом мне кажется то, что Бассман достала из сундука эстетику другой, уже забытой и прошедшей эпохи.  И это не просто ретро, не те 50-е, какими мы их привыкли видеть в кинохронике или в снимках других фотографов – в её отпечатках воплощается какая-то другая реальность, вневременная, иная, параллельная… что-то такое, чего на самом деле никогда и не было.
По сути своей, это уже не съёмки моды – это скорее, воплощения снов о модных женщинах какого-то другого времени или даже другого пространства. Сновидение, в котором очертания предметов размыты, образы и лица расплываются и ускользают, – всё это выглядит очень притягательно и оставляет зрителям, пространство для собственной фантазии.

Lillian Bassman – Mary Jane Russell, 1950

Lillian Bassman – Sunny Harnett, 1956

Lillian Bassman – Betty Threat, 1957

Lillian Bassman – The Spotted Furs, 1954

Lillian Bassman – Dior Hat, 1949

 

Lillian Bassman – More Fashion Mileage Per Dress, 1956

Lillian Bassman – Carmen having tea, c.1950

Lillian Bassman – Barbara Mullen, 1950

Lillian Bassman – The cape is Back, 1949

Lillian Bassman – Georgia Hamilton,  1956

  Кстати говоря, сама Лиллиан Бассман всю жизнь предпочитала самую простую одежду – джинсы и рубашки, никаких платьев. Шутила, что одевается в магазинах для моряков ).  Когда в 1990-х годах заново напечатанные снимки Бассман стали своего рода сенсацией, у неё прошло несколько персональных выставок, журналисты писали о вновь найденном фотографе, о том, что именно ей удалось сделать рекламную фотографию искусством…  Но главное – у неё снова появились заказы от престижных глянцевых журналов.
Бассман, сухонькая восьмидесятилетняя старушка, снова вернулась в мир модной фотографии. И в общем-то, осталась верна своему стилю:
«В чёрно-белых фотографиях есть энергия, есть загадка, – я не знаю, как это описать.  Это либо чувствуешь, либо нет. Я так вижу вещи – в чёрно-белом. Я понимаю, что можно снимать в цвете, но цвет не приносит мне тех эмоций, которые дают мне чёрно-белые фотографии.  Для меня это очень волнующе».

Lillian Bassman – Anneliese Seubert, NY Times Magazine, 1997

Lillian Bassman – Anneliese Seubert, NY Times Magazine, 1997

Lillian Bassman – KrÖnung Des Chic, German Vogue, 1998

Lillian Bassman – KrÖnung Des Chic, German Vogue, 1998

Lillian Bassman – for German Vogue, 2004

Но это ещё не всё. Нисколько не отрицая выдвинутый в начале поста тезис о женской смелости, хочу сказать: если женщина делает что-то смело и талантливо – ищите рядом мужчину.  Хоть и не всегда, но эта закономерность работает. И вот, что занятно: о Бассман написано довольно много статей, она мировая знаменитость и старейший работающий фотограф в мире – а вот о её муже, Поле Химмеле, в этих статьях часто не упоминают вовсе.  А между тем они прожили вместе долгую жизнь и явно друг на друга влияли. Смотрите сами:

Paul Himmel – Ballet Serenade, 1951/52

Paul Himmel – Ballet Swan Lake, 1951/52

Paul Himmel – Swan Lake, 1951/52

Paul Himmel – Swan Lake, 1951/52

Paul Himmel – Nude on White Background 7, 1954

Правда ведь, есть очевидная связь?

Lillian Bassman and Paul Himmel, around 1938

Karin Kohlberg – Lillian Bassman and Paul Himmel, 2003

Химмель скончался в 2009-м, Бассман в свои 94 года осваивает фотошоп.

openschool.biz

Модное ретро фотографа Лиллиан Бассман (Lillian Bassman)

Лиллиан Бассман (Lillian Bassman) – это было известное имя в области модной фотографии 50 – 60-х годов. Но, постепенно разочаровавшись в фэшн-индустрии, Лиллиан фактически перестала заниматься фотографией и выбросила большую часть своих негативов. Надо же было такому случиться, что спустя многие годы в старом сарае неожиданно обнаружилась коробка с негативами. Эта коробка стала своеобразным ремейком из прошлого. Старые негативы Лиллиан Бассман принесли ей мировую известность и всеобщее признание.
http://www.liveinternet.ru/users/lomovolga/post394918437/

[more]

 Бассман – это фотограф-самоучка, которая, по ее собственному утверждению, пыталась «избавиться от тяжести в фотографии». Все фотографии Лиллиан Бассман выполнены в одном и том же, очень узнаваемом стиле. Это немного смазанные черно-белые изображения, которые напоминают живописные полотна. Именно поэтому критики единодушно отнесли работы женщины-фотографа к стилю абстрактного экспрессионизма, столь необычному для современной фотографии.</p>

 

[more=]

 

На страницах Harper’s Bazaar и других изданий появлялись ее монохромные снимки, очень похожие на графику или живопись. Они обладали собственной аурой, чувственностью и эмоциональным настроением, отражающим мир моды того времени. Чтобы уйти от конкретики и создать нежные образы, Лиллиан не только проводила различные эксперименты с обработкой негативов, но и пыталась снимать вне фокуса, на длинных выдержках. В результате, ее снимки не документально отражали моду и не рассказывали об одежде, а передавали зрителю неопределенную, притягательную атмосферу.

 

 

Лиллиан снимала на черно-белую пленку преимущественно своих подруг, превращая обычные модные фотографии в настоящие психологические портреты. Между прочим, именно Лиллиан Бассман стала одним из первых фотографов, кто обнажила своих моделей до белья. Для того времени это был очень смелый и дерзкий шаг. Ее карьера и творчество были на подъеме, пока в начале 70-х годов она разочаровалась в модной фотографии.

 

 

С конца 40-х до середины 60-х годов черно-белые фотографии Лиллиан Бассман регулярно появлялись на страницах американского журнала Harper’sBazaar. Она превратилась во влиятельного фэшн-фотографа, на авторском, неподражаемом стиле которого выросло следующее поколение талантливых фотографов, включая небезызвестных Арнольда Ньюмана и Роберта Франка.

 

Lillian Bassman

It’s a Cinch Carmen, New York, Harper’s Bazaar,1951

 

Бассман к сожалению осознала, что фешн-фотография превратилась в потоковое искусство. Кроме того, в интервью Times она так прокомментировала свое решение уйти из индустрии моды: «Я перестала быть звездой. Модель становилась известной. Парикмахер и визажист становились известными. Они забирали у меня славу, а я была в стороне от всего этого. Мне стало скучно».

 

 

 Тем не менее, после того, как Лиллиан удалилась от работы в индустрии моды, она продолжала снимать свои абстрактные, психологические портреты уже не для модных журналов, а для себя. В 80-е годы вместо фотографии Бассман занялась пошивом одежды и открыла дизайнерский бутик, пользовавшийся большой популярностью. Свои старые фотографии долгое время она считала утраченными. И как раз тут началось самое интересное. Те самые коробки с негативами, которые, как ей казалось, она когда-то выбросила на улицу, вдруг в начале  90-х годов обнаружились в угольном сарае. Лиллиан решила их разобрать и напечатать свои старые негативы заново.

 

 

С помощью специальной обработки при печати она добилась того, что ее образные, черно-белые снимки стали еще более контрастными.  Успех к Лиллиан Бассман пришел незамедлительно. В 1992 году в Нью-Йорке прошла ее персональная выставка фотографий, напечатанных со старых негативов. Она удостаивается многочисленных наград и вновь возвращается в мир моды.

 

 

Фотографии Бассман, сделанные много десятилетий назад в рекламных целях, сегодня обрели какое-то новое содержание, новую художественную ценность. Прежде всего, из своей коробки Лиллиан достала ту самую забытую эстетику 50 – 60-х годов, которой так не хватает в современной фотографии. Глядя на эти черно-белые, абстрактные снимки, мы словно смотрим кинохронику и попадаем в параллельную реальность.

 

 

Авторский стиль Лиллиан Бассман, который принес ей мировую известность – это размытые образы и очертания предметов, ускользающие и уплывающие из кадра лица моделей, непередаваемая атмосфера каждого снимка. Добиться всего этого ей позволила очень кропотливая работа над негативами и тонкое владение техникой. Монохромные фотоизображения Лиллиан Бассман – это чувственность, нежность, возвышенность, хрупкость и одухотворенность.

 

 

Она очень любила снимать на черно-белую пленку и объясняла это просто: «В черно-белых фотографиях есть энергия, есть загадка, — я не знаю, как это описать.  Это либо чувствуешь, либо нет. Я так вижу вещи – в черно-белом. Я понимаю, что можно снимать в цвете, но цвет не приносит мне тех эмоций, которые дают мне черно-белые фотографии».

 

 

 В феврале 2012 года, в возрасте 94 лет у себя дома на Манхэттене  Лиллиан Бассман скончалась.

По словам главного редактора журнала Harper’sBazaar Гленды Бейли, Лиллиан «изменила историю моды, изменила фотографию и изменила наш взгляд на женщину… Она была первопроходцем, видела новые направления, и ее работы были необычайно сильными».

 

Lillian Bassman

The Well-Dressed Leg, Dorian Leigh, New York

Harper’s Bazaar, 1948

 

[iflash=640,360,https://www.youtube.com/embed/22vHJu9Cv1U]

[flash=478,80,http://embedpleer.net/small/track?id=B3j84fBhmuuo9Bvc8&t=black&a=yes]

Зачем-то я пытаюсь в оттенках раствориться,

И ощутить минутный, и дымчатый экстаз.

Смотря на это фото, нельзя не удивиться,

Там лишь гипюр сомнений, и тайна скрытых глаз.

 

 

 

 

 

 

 

Серия сообщений «Фотографы моды, Фотоискусство»:

Часть 1 — Король папарацци Ron Galella (Рон Галелла) \1\
Часть 2 — Модный Look и….не только \ ФотоАссорти

Часть 35 — Духи от знаменитостей
Часть 36 — «Удиви меня. Каждый снимок должен изумлять!» — Легенда Америки фотограф Ричард Аведон
Часть 37 — Модное ретро фотографа Лиллиан Бассман (Lillian Bassman)

http://www.liveinternet.ru/users/lomovolga/post394918437/

terrao.livejournal.com

Другая жизнь Лилиан Бассман — Женщины в истории


Lillian Bassman — Across the restaurant, 1949 (printed 1994)
    Я уверен — у женщин-фотографов часто есть смелость, которой не хватает мужчинам. Смелость снимать без оглядки на принятые стандарты, просто «потому что мне так нравится».  И вот, Лиллиан Бассман мне кажется очень хорошим примером этой смелости.

Уже тогда, в 50-х годах, её снимки довольно сильно отличались от общепринятой  журнальной фотографии.  Стандартом был вполне реалистичный и конкретный стиль — Бассман же всячески старалась уходить от конкретики — чтобы добиться нужного эффекта, она часто снимала намеренно вне фокуса, на длинных выдержках, с двойной экспозицией. Её фотографии не рассказывали об одежде документально – они, скорее, создавали атмосферу – неопределённую и загадочную, и потому привлекательную.

 

 

Однако настоящая известность и «вторая жизнь» пришла к снимкам Бассман намного позже.  В начале 60-х она прекратила снимать моду для журналов – фэшн-фотография всё больше становилась потоковой индустрией, и её это не устраивало.
 «Раньше я могла долго болтать с моделью, делать ей причёску, работать над её образом и разговаривать с ней о её детях – и это нас настраивало на съёмку. А в 60-х годах  мне давали модель не больше, чем на два-три часа… И на съёмках стали присутствовать все эти парикмахеры и визажисты.  Да и модели стали моложе – а мне очень сложно было снимать шестнадцатилетних девочек в таких ужасно дорогих  и немыслимых нарядах, которые ни одна обычная девочка не может себе позволить.  Всё это было не по мне». 

В 1971-м, наводя порядок в своей студии, Бассман решила, что негативы её старых рекламных снимков уже нет смысла хранить. Куда-то она их, как ей казалось, выбросила, и сама долгое время считала их утраченными. Однако некоторые рукописи не горят, и некоторые коробки с негативами можно найти двадцать лет спустя просто в угольном сарае – именно так и случилось. И тут-то и началось самое интересное: в начале 90-х годов Бассман,  которой тогда уже было за семьдесят, начинает печатать свои старые негативы заново – очень контрастно, смело, всячески колдуя над ними при печати. 

Большинство известных сейчас фотографий Бассман – результат именно этой авторской печати, «римэйк» начала 90-х годов. Подобно пикториалистам начала века, при печати она изменяла изображение весьма радикально – и в этой авторской редакции её работы больше напоминают графику и живопись, чем изображение, полученное фотоаппаратом.   Произошла удивительная трансформация: снимки, когда-то сделанные в рекламных целях, обрели новую форму и новый смысл, новую художественную ценность.  

  Ещё одним ключевым моментом мне кажется то, что Бассман достала из сундука эстетику другой, уже забытой и прошедшей эпохи.  И это не просто ретро, не те 50-е, какими мы их привыкли видеть в кинохронике или в снимках других фотографов — в её отпечатках воплощается какая-то другая реальность, вневременная, иная, параллельная… что-то такое, чего на самом деле никогда и не было.
По сути своей, это уже не съёмки моды – это скорее, воплощения снов о модных женщинах какого-то другого времени или даже другого пространства. Сновидение, в котором очертания предметов размыты, образы и лица расплываются и ускользают, — всё это выглядит очень притягательно и оставляет зрителям, пространство для собственной фантазии. 


Lillian Bassman — Mary Jane Russell, 1950


Lillian Bassman — Sunny Harnett, 1956


Lillian Bassman — Betty Threat, 1957

Lillian Bassman — The Spotted Furs, 1954


Lillian Bassman — Dior Hat, 1949


Lillian Bassman — More Fashion Mileage Per Dress, 1956


Lillian Bassman — Carmen having tea, c.1950


Lillian Bassman — Barbara Mullen, 1950


Lillian Bassman — The cape is Back, 1949


Lillian Bassman — Georgia Hamilton,  1956

         Кстати говоря, сама Лиллиан Бассман всю жизнь предпочитала самую простую одежду — джинсы и рубашки, никаких платьев. Шутила, что одевается в магазинах для моряков ).  Когда в 1990-х годах заново напечатанные снимки Бассман стали своего рода сенсацией, у неё прошло несколько персональных выставок, журналисты писали о вновь найденном фотографе, о том, что именно ей удалось сделать рекламную фотографию искусством…  Но главное — у неё снова появились заказы от престижных глянцевых журналов. 
Бассман, сухонькая восьмидесятилетняя старушка, снова вернулась в мир модной фотографии. И в общем-то, осталась верна своему стилю:
«В чёрно-белых фотографиях есть энергия, есть загадка, — я не знаю, как это описать.  Это либо чувствуешь, либо нет. Я так вижу вещи – в чёрно-белом. Я понимаю, что можно снимать в цвете, но цвет не приносит мне тех эмоций, которые дают мне чёрно-белые фотографии.  Для меня это очень волнующе».
        Но это ещё не всё. Нисколько не отрицая выдвинутый в начале поста тезис о женской смелости, хочу сказать: если женщина делает что-то смело и талантливо — ищите рядом мужчину.  Хоть и не всегда, но эта закономерность работает. И вот, что занятно: о Бассман написано довольно много статей, она мировая знаменитость и старейший работающий фотограф в мире — а вот о её муже, Поле Химмеле, в этих статьях часто не упоминают вовсе.  А между тем они прожили вместе долгую жизнь и явно друг на друга влияли. Смотрите сами: 

Правда ведь, есть очевидная связь?


Lillian Bassman and Paul Himmel, around 1938


Karin Kohlberg — Lillian Bassman and Paul Himmel, 2003

Вот так.  Лучшую фотографию поста я приберёг напоследок ). Химмель скончался в 2009-м, Бассман в свои 94 года осваивает фотошоп. 

viromiro.livejournal.com

Фотохудожница Лиллиан Бассман (Lillian Bassman)

Лиллиан Бассман была одним из лидеров коммерческой фотографии до 1970 года.

Недавно мой друг – замечательный фотограф Игорь Дудырев, открыл для меня чудесную фотохудожницу Лиллиан Бассман.

Эту фотохудожницу характеризуют тонкое владение техникой, неожиданное решение черно-белой гаммы фотографии, тщательная работа с негативом.

Родилась Лиллиан Бассман в Бруклине 15 июня 1917 года в семье эмигрантов из России.
Умерла в 2011 году в 94 года.

Серьезно увлекаться фотографией она начала лишь в 1946 году в возрасте 29 лет, до этого момента работала моделью и дизайнером в мире моды.
На творчество Лиллиан оказала влияние пикториальная фотография.
Пикториальный (англ. Pictorial) – «живописный», «изобразительный».
Это была удивительная женщина. Она одной из первых фотографов обнажила моделей до белья, вопреки строгой общественной морали того времени.

Бассман начинала снимать главным образом своих подруг, и её коммерческие съемки превращались практически в психологические портреты, что придавало ее фотографиям особую ауру. На черно-белых снимках Лили (позже Лиллиан) женщины изящные неземные создания.
С 1940-х Бассман работает и является арт-директором Harper’s Bazaar. Помог адаптироваться в мире моды ей русский эмигрант Алексей Бродович. Именно под его руководством она начала создавать свои необычные фотографии моделей, которые регулярно появлялись в журнале 1950-1965 годы.
Лиллиан перестала фотографировать в 70-е годы, однако вновь вернулась к творчеству после поразительного успеха выставки фотографий 1992 года, напечатанных с ее старых негативов.

Уже в наши дни, в свои за девяносто, легендарная женщина-фотограф Лиллиан Бассман (Lillian Bassman) с удовольствием изучала фотошоп.

В 2000-е годы состоялся ряд крупных ретоспективных выставок работ Бассман — в том числе в Farmani Gallery в Лос-Анджелесе и галерее The Wapping Project в Лондоне.







































Источники информации: http://prosto-foto.ru/photolife/article/381

veil-m.livejournal.com

Lillian Bassman: Women | Блогер seami на сайте SPLETNIK.RU 8 августа 2018

Опубликовано пользователем
сайта

Мода
seami


Фотографии Лилиан Бассман — это ода женственности, нежности, утонченности и изящности. Автор работала в жанре модной фотографии, экспериментируя с различиными техниками: Бассман снимала вне фокуса, в темных комнатах, а во время печати Лилиан придумывала светокоррекции и размытия снимков, добиваясь их сходства с картинами и в конечном итоге выработала собственный, неповторимый «почерк» фотохудожника. «Женщины, которые заинтриговали меня как модели, имели самые красивые шеи и самые отзывчивые движения рук. Длинные шеи, движение головы, то как работают пальцы, как струится ткань платься — все это часть фона, с которым я работаю, часть моей живописи»,-говорила фотограф. По признанию автора, ее фото — о любви, о прошлом, о всех мужьях, любовниках, детях, о проблемах, о всех тех эмоциях, которые меняют силуэт женщины, отражаются на ее мимике и движениях. Лилиан всегда общалась с моделью перед съемкой, узнавая о ней и фиксируя мельчайшие детали поведения, чтобы потом использовать это в работе. Зачастую Лилиан лично делала укладку и макияж модели, по-своему интерпретировала фасоны одежды и игнорировала банальные позирование. Благодаря этому, фото Бассман не демонтрировали одежду, а демонстрировали женщину в одежде, что для мира модной индустрии тех лет было неким вызовом. 

В 70х модный глянец ужесточает требования к фото, редакторы требуют цвет, контраст и конкретику. Чувственные фото Лилиан становятся не нужны: на смену искусству приходит единственная цель — продать то, в чем снята модель. Лилиан долго искала себя в этом новом мире, но все же приняла решение прекратить работу с фотографией и даже выбросила массу отснятого материала. Но через 20 лет пленки были найдены и автор снова занялась печатью, колдуя над негативами. В 90х вдруг вспыхивает интерес к винтажной фотографии и Лилиан снова поднимается на пик популярности, проводит выставки и снимает для глянцевых журналов. Бассман снимает новый материал и по-новому обрабатывает старый, она учится цифровой технике обработки изображений, работает с цветом, но навсегда остается верной своему свобственному стилю и видению. 

 

Оставьте свой голос:

www.spletnik.ru

Лиллиан Бассман — знаменитый фотограф вне фокуса…

Однако настоящая известность и «вторая жизнь» пришла к снимкам Бассман намного позже. В начале 60-х она прекратила снимать моду для журналов — fashion-фотография всё больше становилась потоковой индустрией, и ее это не устраивало.
«Раньше я могла долго болтать с моделью, делать ей прическу, работать над ее образом и разговаривать с ней о ее детях — и это нас настраивало на съемку. А в 60-х годах мне давали модель не больше, чем на два-три часа… И на съемках стали присутствовать все эти парикмахеры и визажисты. Да и модели стали моложе — а мне очень сложно было снимать шестнадцатилетних девочек в таких ужасно дорогих и немыслимых нарядах, которые ни одна обычная девочка не может себе позволить. Всё это было не по мне».
В 1971-м, наводя порядок в своей студии, Бассман решила, что негативы ее старых рекламных снимков уже нет смысла хранить. Куда-то она их, как ей казалось, выбросила, и сама долгое время считала их утраченными. Однако некоторые рукописи не горят, и некоторые коробки с негативами можно найти двадцать лет спустя просто в угольном сарае — именно так и случилось. И тут-то и началось самое интересное: в начале 90-х годов Бассман, которой тогда уже было за семьдесят, начинает печатать свои старые негативы заново — очень контрастно, смело, всячески колдуя над ними при печати.
Большинство известных сейчас фотографий Бассман — результат именно этой авторской печати, «ремейк» начала 90-х годов. Подобно пикториалистам начала века, при печати она изменяла изображение весьма радикально — и в этой авторской редакции ее работы больше напоминают графику и живопись, чем изображение, полученное фотоаппаратом. Произошла удивительная трансформация: снимки, когда-то сделанные в рекламных целях, обрели новую форму и новый смысл, новую художественную ценность.
Еще одним ключевым моментом мне кажется то, что Бассман достала из сундука эстетику другой, уже забытой и прошедшей эпохи. И это не просто ретро, не те 50-е, какими мы их привыкли видеть в кинохронике или в снимках других фотографов, — в ее отпечатках воплощается какая-то другая реальность, вневременная, иная, параллельная… что-то такое, чего на самом деле никогда и не было.
По сути своей, это уже не съемки моды — это, скорее, воплощения снов о модных женщинах какого-то другого времени или даже другого пространства. Сновидение, в котором очертания предметов размыты, образы и лица расплываются и ускользают, — всё это выглядит очень притягательно и оставляет зрителям пространство для собственной фантазии.

fishki.net

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о