Поселение староверов в россии – 15 лет в плену у сибирских староверов

Содержание

Как живут современные старообрядцы

Старообрядчество привлекает пристальное внимание общественности. Любопытство вызывают люди, которые в XXI веке придерживаются традиций и устоев многовековой давности. В народе до сих пор существует стереотип, что старообрядцы живут исключительно в таежных скитах, отвергают блага цивилизации и существуют только за счет подсобного хозяйства и лесных даров. Доля правды в этом есть, однако не все так просто. В России, и в Иркутской области в частности, существует несколько согласий, представители которых живут не только в сельской местности, но и в крупных городах. Причем отличить городского старообрядца от светских людей сразу не получится. Современная одежда, модная прическа, социальный статус делают это практически невозможным. Однако, где бы ни проживали старообрядцы, их отличают глубина веры, сохранение традиций и семейных ценностей. О том, что сегодня представляют собой старообрядческие согласия в Прибайкалье и как устроен их родовой уклад жизни, мы поговорили с Александром Костровым, профессором кафедры мировой истории и международных отношений ИГУ.

Без имен и фотографий

Как отмечает Александр Костров, сегодня старообрядчество находится на определенном подъеме. Одна из причин этого заключается в том, что люди, отвергая влияние западной модели образа жизни, все чаще возвращаются к своим истокам, корням. И именно старообрядцы являются хранителями древней русской культуры. Сегодня многие из них возвращаются из-за границы на исконную родину в сельскую местность, развивают подсобное хозяйство, опираясь на семейные и религиозные традиции.

По примерным оценкам, в настоящее время в Прибайкалье насчитывается порядка 2,5 тысячи старообрядцев и интересующихся потомков. Точную цифру никто не сможет назвать, поскольку многие согласия не делятся числом своих последователей. Также есть общины, которые и вовсе себя не афишируют.

— В Иркутской области есть общины разных согласий. У каждого из них свои достижения, проблемы, житейские заботы. К ним, например, относится строительство храмов в областном центре. Для активизации положительного влияния старообрядцев на прибайкальское общество Восточно-Сибирским аналитико-просветительским центром «Согласие» создается межсогласийный Центр старообрядческой культуры. Также в рамках реализации проекта «Старообрядчество Иркутской области: роль в культурном развитии региона» предпринимаются экспедиционные исследования разных старообрядческих общин. Особый интерес исследователей вызывают старообрядческие роды, — подчеркивает Александр Валерьевич.

По его словам, именно старообрядческая семья, с одной стороны, является ценностью и хранителем старообрядческой традиции, а с другой стороны, проявляет специфику разных согласий и мест проживания их представителей. Будь то город или глухая тайга.

В этом году проводилось четыре экспедиции по разным территориям Восточной Сибири. Одна из них завела путешественников в глубокую северную тайгу. Там они познакомились с ярким представителем старообрядцев часовенного согласия. Сразу стоит оговориться, что его имени (как и других героев) мы называть не будем, так как последователи этого согласия стремятся не афишировать свои личные данные. Также они стараются не фотографироваться и тем более не попадать в Интернет. Представители же других согласий просто не любят рекламу.

Единственное, что можно сказать о первом герое, — это 40-летний мужчина, у которого 12 детей и большое хозяйство. Место под усадьбу он отвоевал у тайги с помощью топора, трактора и своих трудолюбивых рук.

Часовенные пришли в этот край из Западной Сибири в первой трети XX века. Тогда кругом плотной завесой стояла тайга. Однако им удалось расчистить поля, разбить покосы. Сейчас поселение насчитывает несколько десятков дворов. Это небольшая деревушка, в которой ведется свой устоявшийся уклад жизни. Несмотря на существующие стереотипы, старообрядцы довольно радушно приветили гостей. В доме хозяина, куда пригласили членов экспедиции, было чисто и хлебосольно. При этом на столе стояли угощения, приготовленные только из натуральных домашних и таежных продуктов. Другой еды здесь просто нет.

По словам Александра Кострова, глава семьи в повседневности носит косоворотку, подпоясанную тканым поясом. При этом на каждый случай у него имеется свой комплект одежды: кроме будничного еще есть праздничный и моленный.

— Когда он облачается в косоворотку и моленный кафтан, берет в руку лестовку (старообрядческие четки) и подручник (коврик для земных поклонов), то перед нами в полный рост стоит бородатый XVII век, — рассказывает без доли иронии историк. — То же самое можно сказать и о его жене и детях.

Без телевизора и Интернета

Практически все старообрядцы умеют читать по-церковно­славянски. Кроме того, они знают знаменное пение, которое, к сожалению, у других групп православного населения сегодня находится в забвении. Все семьи живут своим хозяйством и тайгой. При этом не принято брать незаработанные деньги, поэтому здесь не получают детские, пенсии, различные пособия.

Сельскохозяйственный труд у старообрядцев настолько развит, что они могут выращивать даже арбузы. Казалось бы, невозможная роскошь для северных территорий. В сезон они занимаются заготовкой даров леса, но основной достаток имеют за счет большой соболиной охоты. На три месяца мужчины отправляются далеко в тайгу, на охотничьи угодья, добывают соболя, а мех затем сдают. Плюс старообрядцы являются отличными строителями. Они виртуозно владеют техникой деревообработки. И для этого им не нужно специальное образование. Опыт и мастерство перенимаются от старшего поколения.

Одним словом, часовенные — коренные таежники. Тем не менее здесь все же можно увидеть признаки современной цивилизации. Так, например, в хозяйстве имеется техника: бензопилы, снегоходы, лодочные моторы, тракторы и т. д. Все, что необходимо для ведения сельскохозяйственной деятельности и промысла. Зачастую охотугодья находятся за 100 километров от дома, и без снегоходов в 40-градусный мороз по сугробам туда не добраться. Ремонтируют все агрегаты они сами. Поскольку денег на приобретение мощной дорогостоящей техники у старообрядцев нет, они приобретают старую и полностью перебирают ее до винтика. То есть от внешнего мира они берут только «полезную» технику, избегая при этом «бесполезной» и «вредной».

Примечательно, что в таких общинах имеется купец, который поддерживает их связь с внешним миром. Он выезжает в «свет» и закупает все необходимое. Причем его звание — купец, это традиционное слово. По-другому торгового агента здесь не называют.

Все жители говорят на красивом русском языке с архаизмами. Многих современных слов они не знают, и большинство из них никогда не видели советских фильмов. Поэтому когда члены экспедиции между собой приводили ставшие народными цитаты из отечественного кинематографа, часовенные невозмутимо и добродушно интересовались: «И что это? О чем?»

— На самом деле это ценный социокультурный заповедник, в котором сохраняются основы национальной религиозной, социальной и хозяйственной культуры. В доме богатая библиотека церковнославянских книг, иконы в стиле старого письма. Есть свои иконописцы. Службы проходят по старому уставу: вечерня с 17.00 до 19.00 в субботу, а воскресная служба продолжается с 3.00 ночи до 8 утра. При этом моленная во время служб полна людей всех возрастов. Мужчины и женщины, одетые в моленные кафтаны и сарафаны, стоят по разным сторонам храма. От мира они берут лишь то, что им необходимо, а излишки им не нужны. У них нет Интернета, телевизора. Крайне редко старообрядцы пользуются мобильными телефонами. Да и те, что есть, — это кнопочные устройства, единственная функция которых — связь. Причем не все даже их брали в руки. Жители считают, что если необходимо связаться с нужным человеком, можно просто сходить или съездить к нему и поговорить.

Строящийся старообрядческий храм в селе Моты.

«И в городе своих взглядов держатся крепко»

Наряду с таежными старообрядцами, больше всего вписывающимися в идеальное представление о них большинства людей, развиваются и городские общины. Их семьи менее традиционалистские и не такие многодетные, как у таежников. В центре их внимания — сохранение и развитие церковно-религиозной традиции на фоне включения в культуру современного общества.

С этой точки зрения представляют интерес новозыбковские старообрядцы. Их отличительная черта заключается в том, что представители этого согласия проживают как в селах, так и в городах. Они, в отличие от часовенных, пользуются современными коммуникациями: смотрят телевизор, используют Интернет и современные мобильные телефоны. Как говорит настоятель общины, «Бог дал, надо пользоваться». Внешне они не отличаются от других горожан, однако в церковном быту стараются соблюдать все строго. Каждое воскресенье активные представители иркутской общины собираются на службу в домовом храме по адресу ул. Медведева, д. 1. Также строится церковь в с. Моты и ведется работа, направленная на получение участка под строительство большого городского храма. В общину входят представители разных родов из Прибайкалья, Забайкалья, Хакасии, Красноярского края и Алтая. Эти местные и в разное время прибывшие из других регионов семьи заметно обогатили Иркутск, как с точки зрения социального капитала, так и с точки зрения сохранения и развития здесь глубокой традиционной культуры.

В качестве примера профессор ИГУ привел семью одного из активных представителей иркутской городской общины этого согласия. Члены семьи не только знают родословную до седьмого колена, но и поддерживают близкие отношения с близкими и дальними родственниками. Они почтительно относятся к старшему поколению, вместе воспитывают детей от многочисленной родни. В повседневной жизни трудятся на разных профессиональных поприщах: строительство, бухгалтерия, образование и т. д. При этом по каждому из этих направлений имеются достижения, которые в том числе отмечены государственными и общественными наградами. Глава семьи активно занимается общественной деятельностью и имеет широкий круг общения, в который входят как ученые, так и представители разных конфессиональных и культурных групп. Что характерно, в своих многочисленных путешествиях он всегда посещает старообрядческие святыни и местные общины, тем самым стараясь поддержать традицию в разных регионах и ознакомиться с местным опытом ее сохранения. Когда же приходит воскресенье или религиозные праздники, глава семьи надевает моленную одежду и вместе со своими близкими идет в храм или молится дома.

Современный городской старообрядец

Самым городским согласием старообрядчества можно назвать белокриницкое. В качестве примера Александр Костров приводит одну иркутскую предпринимательскую династию.

— Ее глава — городской старообрядец XXI века. Активно занимаясь предпринимательской деятельностью, он в 1994 году вместе с товарищами восстановил историческую общину своего согласия. Взамен изъятого в 1938 году храма было получено здание под церковь (по адресу Баррикад, 109) и чуть позже земельный участок под старообрядческое конфессиональное кладбище. Он был во многих странах, где в том числе изучал мемориальную культуру. Этот опыт он использовал для того, чтобы Покровский старообрядческий погост стал лучшим кладбищем на востоке России. Сегодня большую часть своего дела он передает дочери и внукам. Этот старообрядец активно включен не только в экономические, но и в социокультурные отношения современного общества, — рассказывает Александр Валерьевич.

— Это современный, модно одетый человек, который пользуется всеми благами современной цивилизации. При этом он оказывает благотворительную помощь клубу, в котором занимаются спортом люди с ограниченными возможностями. Также одним из направлений деятельности является помощь мигрантам, в том числе старообрядческим. Сейчас при его активном участии создан попечительский совет, в который вошли ученые, политики, архитекторы, строители и журналисты, объединившиеся для оптимизации развития погоста и строительства новой церкви.

— Сегодня мы воочию видим, насколько старообрядчество разнообразное и многоликое. Его представители проживают и в сельской местности, и в городской агломерации. И всех этих людей из разных старообрядческих согласий и мест проживания объединяет здоровый традиционализм, который предполагает глубокое знание отечественной религиозной и народной культуры, а также стремление к развитию на основе семейных ценностей и любви к Родине. Что меня особенно поражает, так это глубина веры, степень сохранения традиций, их здравомыслие. У них очень взвешенное отношение к себе, к миру, к обществу. Старообрядцы никому не навязывают свои взгляды, но своих взглядов держатся очень крепко. И это вызывает уважение, — подчеркивает Александр Костров.

По словам ученого, старообрядцы стали первыми поборниками системного традиционного патриотизма в нашей истории. Ибо в ситуации, когда нужно сделать выбор, они всегда выбирали свое, а чужое принимали только при необходимости и с условием, что это не навредит отечественному. Поэтому и в современности старообрядцы являются яркими хранителями российской национальной культуры.

baik-info.ru

Какие общины в России предпочитают жить уединенно?

По разным подсчетам, в России насчитываются от 300 до 400 поселений общинного типа. Численность некоторых из них достигает одной-двух тысяч человек, но в большинстве случаев речь идет об объединении нескольких десятков людей, сплоченных идеей создания обособленного общества с собственной культурой и традициями, сохранением наследия предков или религиозных верований. Точной статистики нет, ведь многие общины стремятся к уединению, отдалению от цивилизации и влияния государства.

Нравы и быт сибирских староверов

Церковная реформа Патриарха Никона в XVII веке расколола православное общество на сторонников и противников изменения обрядов и вмешательства государства в деятельность Церкви. Последние, будучи приверженцами старых церковных традиций, активно сопротивлялись нововведениям. Пристанищем для раскольников стали бескрайние просторы Сибири, куда по приказу императрицы Екатерины II гнали староверов на расселение.

Их потомки и сейчас живут в небольших деревушках в глухой сибирской тайге. Свою веру они считают единственно правильной и со времен никонианского раскола тщательно берегут ее от влияния извне, не признавая официальную Православную Церковь. Самый первый способ ее сохранения в неизменном виде – изоляция от широкого общества и цивилизации. И хотя многие староверческие общины находят компромисс между жизнью православной и мирской, сибирская ветвь сохранила статус самой замкнутой и уединенной.

Чужакам здесь не рады, хотя в некоторых общинах пусть и нехотя, но принимают случайных туристов и представителей СМИ. Единый для всех образ жизни помогает сохранять каноны духовной культуры, прописанные в вероучительных книгах. Повсеместно у староверов существуют системы оберегов, охраняющих здоровье в повседневной жизни и обеспечивающих спасение в день Страшного суда. Православный обязан соблюдать все посты и праздники и следовать суточному кругу моления.

Женятся на «своих». Жен ищут в других староверских селениях, иногда за сотни километров от общины. Некоторые в поисках невесты уезжают из дома на несколько месяцев. Женщине велено носить длинную юбку, на голове — платок. Нельзя стричь волосы и пользоваться косметикой. Детей нужно иметь столько, сколько посылает Бог. Рожают многие по заветам предков дома. Личное имя младенцу выбирают из святцев. Старообрядцы живут по старому стилю, т. е. по юлианскому календарю. Время у них тоже другое — на час назад. Исчисление ведется «от сотворения мира».

В домах нет телевизора, радио, телефона, зато сохранилась старинная традиция чтения вслух в кругу семьи. К книгам староверы относятся очень бережно. Реликвии в кожаных обложках передаются по наследству с XVII века.

В жизни староверов много физического труда и ограничений в пищи как средства подчинения плоти. Особые требования предъявляются к мясной пищи. Даже в дни, когда разрешено потребление скоромных продуктов, используется только мясо животных с раздвоенным копытом. От существ с лапами держатся подальше — даже собак, хоть и заводят с целью охоты, возле крыльца не привязывают.

В пищу потребляют только то, что вырастили или собрали сами, иногда пользуясь услугами автолавок. Услугами ЗАГСа пользуются редко, документов имеют минимум – свидетельство о рождении и паспорт. Все бумаги и карточки считают грехом – вопросами регистрации новорожденных и оформлением собственности занимаются исключительно старейшины.

Распространены случаи и полной изоляции семей от цивилизации. Самый известный из них – семья староверов часовенного толка Лыковых, проживавших в лесном массиве Абаканского хребта Западного Саяна с 1930-х годов. Отец с матерью и их четверо детей, скрываясь от гонений на веру, поселились в труднопроходимой тайге, отрекшись от каких-либо контактов с цивилизацией. Уединенную жизнь они считали спасительной для души и тела и отвергали любые бытовые и культурные нововведения со времен Петра Первого. Последняя представительница семьи Лыковых — Агафья — до сих пор живет на заимке в полном одиночестве вот уже почти тридцать лет.

Маленький Израиль

Хутор Высокий в Таловском районе Воронежской области называют «Русской Палестиной». Здесь проживают около 1200 человек, более 800 из них – евреи, сохранившие для потомков веру и традиции в их первозданном виде. У хасидов из Высокого — русские корни. Несколько столетий назад их предки, православные христиане, приняли иудаизм. С тех пор жизнь общины выстроена по еврейскому календарю, красным днем которого считается суббота, за что высочане и получили в народе прозвище «субботники».

Община ведет обособленный, замкнутый образ жизни. Веру здесь берегут, все традиции соблюдаются строго. По наследству передают молитвенники – некоторым из них уже более ста лет. В красный день, как положено, — молитвы, чтение Торы. В молельном доме – жилище одного их членов общины – собираются и по праздникам, и по случаю траура.

Свинину не едят — в Торе на нечистое животное — строгий запрет. Занимаются земледелием и сельским хозяйством. Поселок считается зажиточным. Единоверцы из Израиля оказывают высочанам помощь, да и молодежь иногда уезжает в еврейское государство. Но и там общинники сохраняют воспитанную годами скрытость, замкнутость и преданность вере, отличаясь от израильских евреев.

Дети с ранних лет узнают, в каком уникальном месте они родились. В местной школе организован музей с экспозицией, рассказывающей об истории поселения. Здесь есть портреты основателей, блокноты с записями первых поселенцев. На стенде большими буквами написано: «В 60-70 годы XIX века еврейские эмиссары посещают школы и города Воронежской губернии. И многие русские, украинские крестьяне поверили, что еврейская вера даст им лучшую жизнь, что настанет день, и все иудеи соберутся в одном месте и создадут сильное и цветущее государство».

И, действительно, поселок Высокий можно назвать государством в государстве. Здесь молодежь чтит традиции, уважает старших. Если у кого беда, помогают всем поселком. Пьянство – большой грех. Свадьбы играют по еврейским обычаям, катают хлеб из опресноков – мацу – и пекут его в специальных пекарнях, коров режут по правилам кашрута, раввины учат народ ивриту. Поселок работает, не покладая рук. Свою независимость чтят и на контакт с чужими идут неохотно, прячась от объективов фотокамер заезжих журналистов.

«Китеж» – мир детства

В небольшом поселке в Калужской области находится единственная терапевтическая община в России, сообщество приемных родителей для детей с трудным детством. Всего в «Китеже» — 70 поселенцев: 20 взрослых и 50 ребятишек. В общине действует система коллективного воспитания, проводится психологическая работа с сиротами и детьми, пережившими личную трагедию (смерть родных, выход из неблагополучной среды, смену нескольких приемных семей).

Уединенность – часть стратегии работы с воспитанниками. «Главная идея «Китежа» такова: дети попадают в среду, которая действует, как рассол: кладешь в него огурец, ему и делать ничего не надо — он засолится, — объясняет глава поселка, приемный отец и преподаватель физики Александр Вараксин. — Проходит месяц, и ребенок из детского дома перестает ругаться матом, потому что никто не ругается. Бросает курить. Нам, взрослым, даже не приходится каждый раз хватать за руку и говорить: это нельзя! Окружение подсказывает. Разбил стекло — иди признайся. Ругать будут? Нет — просто попросят, чтобы ты его восстановил. С папой».

Большинство детей из детдомов попадают в общину через летние лагеря. Многие не хотят уезжать, втягиваясь в среду. За более чем 20 лет существования «Китежа» в поселении сложились четкие порядки. Ребенок младшего возраста, попадая сюда, получает звание «пупс». Он сам выбирает себе наставника среди старших детей или взрослых. Вместе они определяют цели и учатся их добиваться. «Пупсу» необходимо преодолеть три ступени: первая – научиться самостоятельности, вторая – хорошо учиться, адаптируясь к нагрузке, третья – следовать законам «Китежа» (не ругаться, не ломать имущество, не курить и прочим). Подросший «пупс» становится учеником, теперь у него более сложные задачи: научиться честности и искренности, служению и смелости, познать красоту и гармонию – такова система ценностей в «Китеже».

С детьми занимаются в школе (кстати, с государственным статусом) и по домам. Ученики осваивают все школьные дисциплины, английский преподают волонтеры из Великобритании. Телевизоров здесь нет, компьютеры – только в зале информатики. Для детей организуют ролевые игры – театрализованные спектакли, которые длятся по несколько дней. В летний период проводятся всеобщие игры, в которых задействованЫ от 50 до 100 человек. Правонарушения – детские и взрослые – разбираются общественностью на «суде».

В столовой поселения организовано трехразовое питание для всех жителей, поэтому приемные матери, у многих из которых также есть по несколько собственных малышей, освобождены от хлопот, связанных с приготовлением пищи. Главное здесь – дети.

Читайте также:

cyrillitsa.ru

Исторические духовные центры русского старообрядчества 

Всех православных христиан, не согласных с нововведениями и продолжавших молиться по старым книгам, ожидало положение, во многом напоминающее удел мучеников Римской империи в первые века христианства. Гонения были масштабными, тотальными и жестокими. Чтобы сохранить жизнь и веру, русские христиане вынуждены были бежать подальше от крупных городов и дорог, селиться в укромных глухих местах и там уже налаживать церковный обиход и быт. В результате в России постепенно появляются целые центры старообрядческой культуры. Сегодня они являются историческим и национальным достоянием нашего Отечества. Вот некоторые из них. 

В Нижегородской области протекает река Керженец, левый приток Волги. Уже с XVII века в обширных и густых лесах этой местности существовали старообрядческие поселения и иноческие скиты. Самый известный из них — Комаровский скит. Здесь переписывали книги, принимали священников, переходящих в старообрядчество. Керженец — родина прекрасного сочинения, защищающего старый обряд, известного под названием «Диаконовы ответы», которое написано иеродиаконом Александром (1674 — 21 марта 1720гг.), принявшим жестокую мученическую смерть от гонителей.  

Керженские скиты начали планомерно уничтожаться Петром I по наущению новообрядствующего архиепископа Питирима, тогдашнего правящего архиерея Нижегородской епархии. Насельники скитов — кто был умерщвлен, кто отправлен на каторгу. Остальные разошлись по другим местам.  

Разорение Керженских скитов ещё раз доказывает, что именно новообрядное духовенство было истинным инициатором гонений на древлеправославных христиан. Светская власть впоследствии мало-помалу начинает понимать экономическую выгоду государства от хозяйственной деятельности старообрядцев. Но постоянные подстрекания таких деятелей, как патриарх Московский Иоаким, архиепископ Питирим Нижегородский, митрополит Дмитрий Ростовский, митрополит Филарет Дроздов и иже с ними, сделали гонения на старообрядцев почти никогда не прекращавшимися на протяжении всей так называемой «синодальной эпохи новообрядчества».  

Стародубье — географическая область современных Черниговской и Брянской областей. Заболоченная местность, покрытая густыми лесами, а также обилие рек сделали Стародубье одним из мест, где старообрядцы смогли укрыться от гонений. Ещё одно благоприятное условие — близость к Польше и Литве обусловило терпимость местных властей и ослабление преследований. Относительно спокойная жизнь здесь продолжалась до конца XVII в., после чего жившие здесь христиане ушли на Ветку, принадлежавшую тогда царству Польскому. Потомки древлеправославных христиан Стародубья сегодня компактно проживают в городах Клинцы, Гомеле, Новозыбкове и близлежащих к этим городам землях.  

Ветка — старообрядческий духовный центр, расположенный на территории Гомельской области современной Беларуси. Находясь в то время на территории другого государства (Польша), ветковские старообрядцы не опасались гонений со стороны Москвы. Когда Польское государство ослабело, в середине XVIII века состоялась так называемая «первая выгонка» старообрядцев. Затем последовали «вторая» и «третья» выгонки, однако Ветка снова и снова заселялась староверами.  
Примечательно, что в 1734 году ветковские священники, вторым чином, через миропомазание приняли к себе из новообрядчества епископа Епифания, который успел поставить четырнадцать священников. Архиерейских хиротоний, к сожалению, не состоялось.  

Иргиз — довольно крупный и полноводный приток реки Волги, несущий свои воды по просторам Саратовской и Самарской губерний. Человеколюбивая политика просвещённой императрицы Екатерины II поспособствовала созданию ещё одного старообрядческого центра. Манифест императрицы по случаю коронации от 1762 года предусматривал более гуманное отношение к древлеправославным христианам. Призыв Екатерины II к старообрядцам вернуться из-за границы на свою родину нашёл достойный отклик в сердцах истосковавшихся по России христиан, вынужденных бежать за пределы государства, спасаясь от гонений.  

Иргиз как старообрядческий центр интересен тем, что он был назначен властями как место для поселения старообрядцев, вернувшихся из-за границы. Со временем на Иргизе появились многочисленные старообрядческие селения, церкви, монастыри и скиты. Относительная свобода иргизских староверов позволила превратить его фактически в церковный канонический центр, откуда осуществлялось духовное руководство над старообрядческими приходами Российской империи. Жестокое и циничное предательское разорение иргизских монастырей и приходов произошло во время безбожной и полицейской по отношению к староверам политики императора Николая I, получившего в народе меткое прозвище Николай Палкин. 

Старообрядческое Рогожское кладбище в Москве также ведёт свою историю от эпохи правления императрицы Екатерины II. У старообрядцев особое место в религиозной культуре занимают старообрядческие кладбища как негласные места, где верующие без особых препятствий могли собраться для совместной молитвы.  

В 1771 году в Москве эпидемия чумы достигла своего апогея вплоть до того, что людей, умерших от этой болезни, некому было хоронить. Для погребения своих единоверных старообрядцам было отведено место за пределами Москвы, близ Рогожской заставы. Постепенно возле старообрядческого кладбища стали селиться иноки и отдельные молитвенники. Была построена часовня во имя святителя Мир-Ликийских Николы Чудотворца. Также на Рогожском были возведены приют для бездомных и богадельня.  

Сегодня Рогожская слобода — духовный и административный центр Русской Православной Старообрядческой Церкви. О настоящем расцвете старообрядческого храмостроительства и более подробной удивительной истории уголка русского старообрядчества — Рогожской слободы будет рассказано в последующих статьях.  

Гуслицы — географическая область старообрядчества, выделявшаяся культурной спецификой, нашедшей своё воплощение в иконописи и стиле оформления религиозных рукописных книг. Гуслицы располагаются на территории современных Орехово-Зуевского и Егорьевского районов Московской области — мест компактного проживания приемлющих священство старообрядцев. Следовательно, само появление самобытной Гуслицкой культуры стало возможно только благодаря проживавшим здесь с конца XVII века старообрядцам. Самыми известными гуслицкими поселениями являются Орехово-Зуево, Егорьевск, Куровское, Шувое, Устьяново, Селиваниха, Беливо и др.  

До революции, особенно в золотой век старообрядчества, Гуслицы являлись крупным промышленным центром, производственные мощности которого находились в ведении известных старообрядческих предпринимателей и меценатов Морозовых, Солдатёнковых, Кузнецовых и пр.  

Крупные старообрядческие центры с литургической жизнью и христианским просвещением имелись также в других районах Подмосковья, таких как Верея, Лыткарино, Глазово. Недалеко от живописного городка Вереи находится исторический город Боровск, славящийся своей насыщенной историей, духовными и культурными традициями. Древние богохранимые старообрядческие города Боровск и Верея имеют свою отдельную историю. 

Выговская Пустынь обязана своим появлением деятельности Андрея Денисова (1674–1730) и его брата Симеона Денисова (1682–1740), ведущих свой род от известных князей Мышецких. На территории Олонецкой губернии (между Петрозаводском и Архангельском) на реке Выг, впадающей в Выгозеро, братья Денисовы по примеру монастырского общежития (киновии) основали Выговскую пустынь. Жизнь в этой пустыни отличалась, с одной стороны, ревностью к уставному богослужению и масштабами ведения монастырского хозяйства, что напоминало деятельность преподобного Иосифа Волоцкого. С другой стороны, углубление в культуру, развитие книжности и иконотворчества, имевшего источником возвышенное молитвенное бдение, делают Выговскую пустынь сонаследницей традиции преподобного Нила Сорского. 
Перу Андрея Денисова принадлежит одно из самых популярных догматических сочинений старообрядчества «Поморские ответы», на которых необходимо остановиться более подробно.  

В 1722 г. император Петр I издает специальный указ, в котором предусматривалось применение политики «насильственного миссионерства» ведомства господствующего вероисповедания в отношении насельников Выговского старообрядческого общежития для обращения оных в лоно «официального православия». В этом же году для выполнения императорского указа в Поморье направляется миссионерская группа во главе с синодальным иеромонахом Неофитом, которым было составлено 106 вопросов вероучительно-полемического характера, предназначавшихся для написания на них ответов живущими там старообрядцами. Результатом кропотливого труда выговских староверов оказался выход в свет в 1723 году «Поморских ответов».  

Андрей Денисов первым в истории отечественной науки применил палеографический метод для своего исследования. Обладая глубоким умом и обширными познаниями в истории, философии, религиоведении и языкознании, Денисов составил фундаментальное систематическое богословское сочинение, которое определяет вероучительные основы русского старообрядчества — древлеправославную догматику.  

«Поморские ответы» — своеобразный старообрядческий опыт систематизации и исследования основ Православной Веры, который еще не имеет себе равных на протяжении всей истории русской религиозной мысли. Стиль написания этого сочинения характеризуется полным отсутствием публицистического субъективизма, от чего были иногда несвободны главные лидеры раннего старообрядчества — протопопы Аввакум и Неронов, а также известный старообрядческий историк и богослов XX века Федор Ефимович Мельников. На страницах «Ответов» мы не встретим резких выпадов в сторону противоборствующей религиозной группы. Денисов сумел на протяжении всей книги выдержать умеренный и деликатный полемический тон, шаг за шагом разбирая спорные церковные моменты.  Если бы Андрей Денисов воплотил в жизнь своё интеллектуальное творение в наши дни, то это была бы одна из лучших докторских диссертаций по религиоведению.  

«Поморские ответы» являются одним из самых богословски развернутых и до конца завершенных первоисточников защиты Старой Веры. Значимость «Поморских ответов» остается актуальной в старообрядческой среде до сегодняшнего дня. Этот памятник религиозной мысли, рожденный в идейном мире русского старообрядчества, является ценным источником для изучения истории староверия и русской религиозной мысли в целом.  

Старообрядцы за рубежом. Нечеловеческие условия выживания и политика искоренения по религиозному признаку обусловили массовую эмиграцию древлеправославных христиан-старообрядцев из Российской империи за границу. Таким образом появляются многочисленные старообрядческие диаспоры вне пределов Российской империи.  

Одним из ярких примеров сохранения Старой Веры за пределами Отечества является липованская старообрядческая культура, отличающаяся многочисленными уникальными самобытными традициями.  
Точное происхождение названия «липоване» не установлено. Есть предположение, что эти староверы берут своё название от селения Липовень. Другая версия говорит нам о том, что эти старообрядцы жили в огромном липовом лесу, от которого произошло название.  Исторические корни липованских староверов ведут от переселения православных христиан, не согласных с «реформой», в пределы Турции и Австро-Венгрии. Сегодня липоване — это потомки зарубежных русских старообрядцев, вернувшихся после революции на Родину. Проживают на территории современной Румынии (Добруджа, Яссы, Браила, Тульча, Журиловка, Липовень, Слава Черкесская, Слава-Русская), Украины.  
Общины липован имеются также в некоторых городах Молдавии (Кишинёв, Кагул, Оргеев, Бельцы) и Кубани Краснодарского края Российской Федерации (Приморско-Ахтарск, Сочи, Новопокровский, Некрасовская, Бриньковская и др.).  
В Румынии во времена правления Николы Чаушеску проводилась государственная политика «румынизации» липован. Старообрядцам в Румынии приписывались румынские фамилии, а румынский язык целенаправленно и методично прививался со школьной скамьи.  

Образование крупных духовных центров старообрядчества, широкая и разносторонняя деятельность общин — всё это свидетельствовало об оптимизме православных христиан, отвергнувших церковную «реформу» XVII века. Несмотря на гонения и всяческие притеснения со стороны синодальных и светских властей, бытие старообрядческой Древлеправославной Церкви Христовой продолжается, несмотря ни на какие преграды, попущенные Богом и придуманные врагом рода человеческого.  
Церковь Христова продолжает жить.  

rpsc.ru

5 мест в мире, где все еще сохраняется исконно русский дух

Настоящих русских за границей не так уж и мало — по разным оценкам, от 25 до 30 млн человек, а русская диаспора считается одной из крупнейших в мире. Что заставило людей сняться с насиженных мест и уехать в неизвестность, как их приняла новая родина и многим ли удалось сохранить русский язык?

БОЛИВИЯ

Кто живет
Старообрядцы, сохраняющие свою веру со времен реформ патриарха Никона 1650–1660-х годов.

Бежав от советской власти в 20–30-х годах сначала в Китай, предки нынешних боливийских эмигрантов столкнулись с коммунизмом и там, поэтому в Китае не задержались. Та волна миграции «раскидала» многочисленные семьи старообрядцев по всему свету (сегодня их общины живут в Румынии, Польше, США, Канаде, Австралии, Аргентине, Бразилии, Боливии). Новых слов боливийские старообрядцы не знают, поэтому придумывают их сами.

Жители деревни Тоборочи, основанной на юге провинции Санта-Крус в 1980 годах русскими эмигрантами-староверами, и сейчас выглядят будто сошедшими с исторических фотографий.


Мужчины бородаты и осанисты, в обязательных косоворотках, женщины носят сарафаны и убирают косы под платок. В джунглях Южной Америки староверы ведут простую сельскую жизнь: выращивают пшеницу, бобы, кукурузу, разводят амазонскую рыбу паку в искусственных прудах.

Им удается избегать смешанных браков, подыскивая пару в семьях единомышленников, в том числе в других странах и даже на других континентах (не без помощи интернета).


Их дети учатся в школе на испанском языке, но в домашнем общении используют русский язык образца XIX века. В нем немало старинных слов: дерево называется лесиной, любовница — ухажеркой, о кредитах говорят «взять на выплатку». Новых слов боливийские старообрядцы не знают, поэтому придумывают их сами. Мультфильмы называют поскакушками, гирлянды — помигушками, ободок на волосы — одевашкой. Некоторые слова образуют от испанских, но на русский манер. Например, автозаправку называют газолинкой от испанского слова gasolinera, а словосочетание «сельское хозяйство», незнакомое им по-русски, заменяют испанским agricultura: «Мы занимаемся агрикультурой, агрикульторы мы».


Любопытно, что на говор старообрядцев повлияла не Боливия, а Китай. Те, кто много времени прожил в провинции Синьцзян, стали заменять звук «ц» на «с», а «ч» на «щ»: говорить «сыпленок» и «сарь» вместо «цыпленок» и «царь» и искажать привычные слова: «сынощек», «щайник», «лавощка». Это вызывает усмешки у других старообрядцев, которые жили в Харбине: они считают свою речь более правильной — и действительно, она более похожа на российскую.


КАНАДА

Кто живет
Духоборы (духоборцы) — адепты христианской секты, появившейся в России в XVIII веке. Духоборы отвергают церковь, иконы, кресты и выступают за официальное равенство людей.

Одним из островков России в Канаде стал город Гранд-Форкс, где много надписей на русском языке, работает музей духоборов и рестораны с русской едой.


Прибыли они сюда в конце XIX — начале XX века, спасаясь от преследований царского режима. Духоборов в России ссылали и притесняли за отказ от военной службы, неуважительное отношение к церкви.


Первым поселенцам на новой земле пришлось нелегко. Канадские власти пытались отучить их жить в общинах и склонить к труду в одиночку — фермерству. Под прессингом законов эмигрантам пришлось уехать из Саскачевана и купить земли в Британской Колумбии, где они смогли наконец жить сообща, как привыкли в России. Свои новые владения площадью 10,9 млн м² они назвали символично: Долина Утешение.


Сейчас в Канаде проживает 30 000 потомков духоборов, 5000 из них хранят веру своих предков, многие все еще говорят на русском языке.

Сегодня духоборов трудно выделить из толпы — они ассимилировались с канадцами, но поддерживают связь друг с другом благодаря интернету и сообществам.


США

Кто живет
В США проживает более 3 млн русских, более 700 000 считают русский язык родным. Многочисленная русскоязычная диаспора есть в Чикаго, Лос-Анджелесе, Сан-Франциско, Хьюстоне, Нью-Йорке. Однако существует несколько мест, которые можно назвать островками России в США, например, поселок Владимирово в штате Иллинойс. Здесь живут потомки бывших военнопленных времен Второй мировой войны.

Поселение Владимирово было создано по инициативе прихода РПЦ и православных беженцев, которые по большей части были бывшими военнопленными. Освободившись из лагерей Германии после Второй мировой войны, люди не хотели возвращаться в СССР — они ехали в США за свободой, в том числе свободой вероисповедания. Большая часть потока беженцев поселилась в крупных городах, таких как Чикаго. Но некоторые, боясь потерять свою культуру и язык, хотели жить обособленно.


В 1961 года во Владимирове местная епархия открыла детский лагерь для православных русских эмигрантов, и вскоре это место стало обрастать домами поселенцев.



Владимирово состоит из улиц Чайковского, Пушкина, Игоря Сикорского. Здесь есть церковь, кладбище, работает детский лагерь.


Сегодня кроме русских там живут и поляки, и украинцы, и белорусы, и американцы. Стоимость участка в русском поселении составляет $12 000.


АЛЯСКА

Кто живет
Потомки русских покорителей Аляски.
Самое русское поселение на Аляске — Нинильчик на берегу залива Кука. Оно было основано работниками Российско-американской компании в 1847 году.

Когда в 1867 году Аляска перешла во владение США, часть жителей вернулась в Россию, а часть осталась в Америке, русские поселенцы построили православную церковь и школу и длительное время существовали в полной изоляции, так как в залив Кука не заходили корабли.


В 1917 году русская школа закрылась. Власти США делали все, чтобы население Аляски забыло родную речь. В отношении коренных народов проводилась политика ассимиляции, детей наказывали за использование родного языка в школах: заставляли мыть язык с мылом. Тем не менее, самые пожилые люди Нинильчика хоть и утратили кириллицу, еще не забыли русский окончательно.


Более 70% слов нинильчикского диалекта составляют обычные русские слова, которые несколько изменили звучание: «агорот», «бутилка», «бабачка», «чотка» (тетка), «остраф», «мишок», «скаска». Сохранились и старинные слова XIX века: «струш» (рубанок), «вишка» (второй этаж), «чихотка» (туберкулез). Часть слов позаимствована из английского языка: например, ребенка здесь называют «бейбичка» от англ. baby. Диалект богат образными названиями: например, крупный комар — «дедушка камар», а рыба скат — «марская чайка».


Самое любопытное, что произошло с русским языком на Аляске, — это утрата среднего рода и частично женского. Нинильчане говорят: «мой дочь пришел» или «краснай смародина». Также они смешивают языки, могут сказать: «евонай мать весь ночь television караулил». Часть слов русские на Аляске заимствовали от своих жен — эскимосок и алеуток. При этом и в Нинильчике, и даже в окрестных селениях, где не знают русского языка, сохранилась традиция кричать на свадьбах «горько!».


КИТАЙ

Кто живет
Потомки белогвардейцев, староверов и православных священников, казаков, зажиточных крестьян, боявшихся раскулачивания.
Пик русской эмиграции в Китай пришелся на начало XX века, когда в китайском Харбине селились бежавшие от советской власти. Сейчас здесь живут те, кто приехал на заработки или на учебу.

Самый русский город в Китае — Харбин. Его основали русские строители железной дороги в Китай — в 1898 году как одну из станций Трансманчжурской магистрали. После вторжения японской армии и создания Китайской Народной Республики многим пришлось уехать. Но в старых районах города до сих пор преобладает типично сибирская архитектура, город все еще хранит русский дух и пополняется новой волной эмигрантов. Работают православные храмы, русские школы, центральный парк носит имя Сталина. Под Харбином есть Русская деревня, которая служит иллюстрацией быта первых поселенцев — железнодорожников.


Еще одна русская деревня, но на сей раз обитаемая, находится на границе с Россией: это волость Шивэй на реке Аргунь. Около половины населения (более 2000 человек) — этнические русские: это одна из официально признанных малых народностей Китая. Они сохраняют традиционную культуру и уклад своих русских предков, однако по внешности больше похожи на китайцев: в основном это потомки смешанных браков китайцев с забайкальцами.


Русские семьи в Шивэе исповедуют православие, строят деревянные избы и мазанки, исполняют русские песни и танцы. Многие из них, особенно люди в возрасте, еще не забыли родной язык, хотя китайские власти пытались его искоренить в 1960-е годы, в период охлаждения отношений с СССР.


С недавних пор в поселке при поддержке властей стал развиваться этнографический туризм. Около сотни русских китайских семей заняты в сфере гостеприимства: они знакомят приезжих с обычаями, нравами и фольклором российской деревни. С 2008 года в Шивэе работает русский этнографический музей.


klikabol.com

Новая карта старообрядчества на сайте «Русская вера»

Карта старообрядчества на нашем сайте расширяет свои границы

Сегодня на сайте «Русская вера» в разделе «Храмы и общины» находится информация почти о 300 старообрядческих общинах. Наполнение этого важного, не побоимся этого слова, уникального раздела продолжается. Однако многочисленные письма читателей показали, что сформировался запрос на расширение и углубление этого раздела. В частности, высказываются пожелания получать информацию о большем числе согласий старообрядчества, храмах, общинах, монастырях и иных объектах.

В прошлом году на сайте был проведен социологический опрос. Читателям было предложено несколько вариантов наполнения раздела «Храмы и общины». Голоса разделились следующим образом.

  • За формирование информационных разделов, касающихся только четырех основных согласий старообрядчества (РПсЦ, РДЦ, ДПЦ, старопоморцы), проголосовало 29.95% респондентов;
  • За основные согласия + ныне  малочисленные, но в прошлом известные согласия XVIII-XIX вв. (часовенные, спасовцы, филипповцы и прочие) отдало свои голоса 10.15%;
  • За все выше перечисленные согласия + общины новых согласий, возникших в XX-XXI веке, высказалось 1 %;
  • Идею собирать информацию по 4 основным согласиям + бывшим старообрядческим храмам, которые в настоящее время переданы иным конфессиям, поддержало 6 %;
  • И наконец, больше всего читателей, 53 %, поддержали идею создать вселенскую карту старообрядчества — самую полную базу «старообрядных» объектов, включая все вышеперечисленные и объекты, связанные со старообрядными общинами новообрядческих церквей (РПЦ МП, РПЦЗ, РПЦЗ (В-В), РИПЦ и прочие).

Таким образом, читателями одобрено создание самой полной карты старообрядчества, где вопрос точности научного знания будет поставлен превыше «партийной» принадлежности. Без сомнения, сделать это непросто. Некоторые согласия не ведут какой-либо активной общественной деятельности. Другие слишком законспирированы. Приходы третьих территориально малодоступны. Тем не менее дорогу осилит идущий.

В этой связи приняты следующие решения.

Во-первых, в раздел будут заноситься все старообрядческие согласия, имеющие хотя бы одну реально существующую общину или храм.

Во-вторых, все характеристики общин будут даваться в информационно-нейтральном духе, не допускающем полемической и тем более обличительно-оскорбительной тональности, так распространенной в современном старообрядческом интернете.

В-третьих, титулование священно-церковнослужителей и мирян  будет производиться в соответствии с самоназванием, полномочными соборными определениями согласий.

В-четвертых, появится раздел, посвященный единоверческим (старообрядным) приходам различных новообрядческих юрисдикций. Этот раздел предположительно будет вынесен в отдельную ветку, чтобы не вызывать путаницы.

И последнее, на новой карте появятся исторические, духовные и культурные объекты, связанные со старообрядчеством. Это могут быть места бывших старообрядческих монастырей, заброшенные часовни, старообрядческие храмы, переданные нестарообрядческим конфессиям, могилы почитаемых подвижников, святые источники, озера и многое другое. 

В свою очередь, мы ждем от читателей пожелания по совершенствованию раздела, а также информацию о  старообрядческих общинах, храмах и прочих объектах, которая поможет наполнять и уточнять эту карту.

ruvera.ru

главные отличия и особенности, понятия, история и характеристики, обычаи и традиции староверов

Нынешнее православное молодое поколение, возможно, с удивлением воспринимает понятие староверы, старообрядцы и тем более не вникает, в чем разница между староверами и православными верующими.

Поклонники здорового образа жизни изучают жизнь современных отшельников, на примере семьи Лыковых, которые прожили 50 лет вдали от цивилизации, пока геологи не обнаружили их в конце 70-х прошлого столетия. Чем же не угодило староверам православие?

Староверы — кто они

Сразу оговоримся, что староверы — люди, придерживающиеся христианской веры дониконовских времен, а старообрядцы поклоняются языческим богам, существовавшим в народной религии до прихода христианства. Каноны православной церкви по мере развития цивилизации несколько видоизменялись. XVII век внес раскол в православии после введения новшеств патриархом Никоном.

По постановлению Церкви менялись обряды и традиции, все несогласные предавались анафеме, начались преследования поклонников старой веры. Приверженцев дониконовских традиций стали называть староверами, но и среди них не было единства.

Староверы являются адептами православного течения в России

Гонимые официальной церковью верующие стали селиться в Сибири, в Поволжье и даже на территории других государств, таких как Турция, Польша, Румыния, Китай, Боливия и Австралия.

Нынешняя жизнь староверов и их традиции

Найденное поселение староверов в 1978 году взбудоражило все пространство тогда еще существовавшего Советского Союза. Миллионы людей буквально «прилипали» к телевизорам, чтобы увидеть уклад отшельников, который практически не изменился со времен дедов, прадедов.

В настоящее время в России насчитывается несколько сотен поселений староверов. Староверы сами учат своих детей, старики и родители находятся в особом почитании. Все поселение усиленно работает, для питания все овощи b фрукты выращиваются семейством, обязанности распределены очень строго.

Случайного захожего гостя примут с доброжелательностью, но кушать и пить он будет из отдельной посуды, чтобы не осквернить членов общины. Уборка в доме, стирка и мытье посуды осуществляется только колодезной или родниковой проточной водой.

Таинство крещения

Староверы стараются обряд крещения младенцев провести в течение первых 10 дней, перед этим очень тщательно выбирают имя новорожденному, оно обязательно должно быть в святцах. Все предметы для крещения несколько дней перед таинством очищают в проточной воде. Родители на крестинах не присутствуют.

Кстати, баня у отшельников — нечистое место, поэтому крестик, полученный при крещении, снимают и надевают только после омовения чистой водой.

Венчание и похороны

Староверческая церковь запрещает вступать в брак молодым людям, которые являются родными до восьмого колена или связанные «крестом». Венчание проводится в любой день, кроме вторника и четверга.

Венчание у староверов

Замужние женщины не выходят из дома без головного убора.

Похороны не являются особым событием, у староверов нет траура. Тело покойника омывают люди одного пола, специально выбранные в общине. В сколоченный гроб насыпается стружка, на нее кладется тело и накрывается простыней. Крышки у гроба нет. После похорон нет поминок, все вещи покойных раздаются в селении в качестве милостыни.

Староверческий крест и крестное знамение

Церковные ритуалы и богослужения происходят около восьмиконечного креста.

На заметку! В отличие от православных традиций, на нем нет изображения распятого Иисуса.

Помимо большой перекладины, к которой были прибиты руки Спасителя, есть еще две. Верхняя перекладина символизирует табличку, на ней обычно писался грех, за который осужденный распинался. Нижняя маленькая доска — символ весов для взвешивания людских грехов.

У староверцев используется восьмиконечный крестВажно! Нынешняя православная церковь признает право на существование староверческих церквей, а также кресты без Распятия, как знаки христианства.

Православные верующие накладывают крестное знамение тремя пальцами, которые обозначают единство Святой Троицы. Именно эта традиция легла в основу конфликта между староверами и новым никоновским течением, староверческие христиане отказывались осенять себя, по их словам, кукишем. Староверы до сих пор крестятся двумя пальцами, указательным и средним, произнося при этом дважды «Аллилуйя».

Читайте о других вероучениях:

К богослужению отшельники относятся с особым почитанием. Мужчины обязательно надевают чистые рубахи, а женщины — сарафаны и платки. Во время службы все присутствующие в храме стоят со скрещенными на груди руками, демонстрируя смирение и покорность.

В староверческих церквях не признается современная Библия, а только дониконовское Писание, которое тщательно изучается всеми членами поселения.

Основные отличия от православия

Помимо непризнания традиций и обрядов современной православной церкви и вышеперечисленных отличий, староверы:

  • совершают только земные поклоны;
  • не признают четок из 33 бусин, используя лестовки, в которых 109 узелков;
  • крещение производится при троекратном погружении в воду с головой, в то время как в православии принято окропление;
  • имя Иисус пишут Исус;
  • признают иконы только из дерева и меди.

Многие староверы в настоящее время принимают традиции старообрядческих православных церквей, что нашло поощрение в официальной Церкви.

Кто такие староверы?

molitva-info.ru

Общины в России, которые предпочитают жить уединенно

По разным подсчетам, в России насчитываются от 300 до 400 поселений общинного типа. Численность некоторых из них достигает одной-двух тысяч человек, но в большинстве случаев речь идет об объединении нескольких десятков людей, сплоченных идеей создания обособленного общества с собственной культурой и традициями, сохранением наследия предков или религиозных верований. Точной статистики нет, ведь многие общины стремятся к уединению, отдалению от цивилизации и влияния государства.

Нравы и быт сибирских староверов

Церковная реформа Патриарха Никона в XVII веке расколола православное общество на сторонников и противников изменения обрядов и вмешательства государства в деятельность Церкви. Последние, будучи приверженцами старых церковных традиций, активно сопротивлялись нововведениям. Пристанищем для раскольников стали бескрайние просторы Сибири, куда по приказу императрицы Екатерины II гнали староверов на расселение.

Их потомки и сейчас живут в небольших деревушках в глухой сибирской тайге. Свою веру они считают единственно правильной и со времен никонианского раскола тщательно берегут ее от влияния извне, не признавая официальную Православную Церковь. Самый первый способ ее сохранения в неизменном виде – изоляция от широкого общества и цивилизации. И хотя многие староверческие общины находят компромисс между жизнью православной и мирской, сибирская ветвь сохранила статус самой замкнутой и уединенной.

Чужакам здесь не рады, хотя в некоторых общинах пусть и нехотя, но принимают случайных туристов и представителей СМИ. Единый для всех образ жизни помогает сохранять каноны духовной культуры, прописанные в вероучительных книгах. Повсеместно у староверов существуют системы оберегов, охраняющих здоровье в повседневной жизни и обеспечивающих спасение в день Страшного суда. Православный обязан соблюдать все посты и праздники и следовать суточному кругу моления.

Женятся на «своих». Жен ищут в других староверских селениях, иногда за сотни километров от общины. Некоторые в поисках невесты уезжают из дома на несколько месяцев. Женщине велено носить длинную юбку, на голове — платок. Нельзя стричь волосы и пользоваться косметикой. Детей нужно иметь столько, сколько посылает Бог. Рожают многие по заветам предков дома. Личное имя младенцу выбирают из святцев. Старообрядцы живут по старому стилю, т. е. по юлианскому календарю. Время у них тоже другое — на час назад. Исчисление ведется «от сотворения мира».

В домах нет телевизора, радио, телефона, зато сохранилась старинная традиция чтения вслух в кругу семьи. К книгам староверы относятся очень бережно. Реликвии в кожаных обложках передаются по наследству с XVII века.

В жизни староверов много физического труда и ограничений в пищи как средства подчинения плоти. Особые требования предъявляются к мясной пищи. Даже в дни, когда разрешено потребление скоромных продуктов, используется только мясо животных с раздвоенным копытом. От существ с лапами держатся подальше — даже собак, хоть и заводят с целью охоты, возле крыльца не привязывают.

В пищу потребляют только то, что вырастили или собрали сами, иногда пользуясь услугами автолавок. Услугами ЗАГСа пользуются редко, документов имеют минимум – свидетельство о рождении и паспорт. Все бумаги и карточки считают грехом – вопросами регистрации новорожденных и оформлением собственности занимаются исключительно старейшины.

Распространены случаи и полной изоляции семей от цивилизации. Самый известный из них – семья староверов часовенного толка Лыковых, проживавших в лесном массиве Абаканского хребта Западного Саяна с 1930-х годов. Отец с матерью и их четверо детей, скрываясь от гонений на веру, поселились в труднопроходимой тайге, отрекшись от каких-либо контактов с цивилизацией. Уединенную жизнь они считали спасительной для души и тела и отвергали любые бытовые и культурные нововведения со времен Петра Первого. Последняя представительница семьи Лыковых — Агафья — до сих пор живет на заимке в полном одиночестве вот уже почти тридцать лет.

Маленький Израиль

Хутор Высокий в Таловском районе Воронежской области называют «Русской Палестиной». Здесь проживают около 1200 человек, более 800 из них – евреи, сохранившие для потомков веру и традиции в их первозданном виде. У хасидов из Высокого — русские корни. Несколько столетий назад их предки, православные христиане, приняли иудаизм. С тех пор жизнь общины выстроена по еврейскому календарю, красным днем которого считается суббота, за что высочане и получили в народе прозвище «субботники».

Община ведет обособленный, замкнутый образ жизни. Веру здесь берегут, все традиции соблюдаются строго. По наследству передают молитвенники – некоторым из них уже более ста лет. В красный день, как положено, — молитвы, чтение Торы. В молельном доме – жилище одного их членов общины – собираются и по праздникам, и по случаю траура.

Свинину не едят — в Торе на нечистое животное — строгий запрет. Занимаются земледелием и сельским хозяйством. Поселок считается зажиточным. Единоверцы из Израиля оказывают высочанам помощь, да и молодежь иногда уезжает в еврейское государство. Но и там общинники сохраняют воспитанную годами скрытость, замкнутость и преданность вере, отличаясь от израильских евреев.

Дети с ранних лет узнают, в каком уникальном месте они родились. В местной школе организован музей с экспозицией, рассказывающей об истории поселения. Здесь есть портреты основателей, блокноты с записями первых поселенцев. На стенде большими буквами написано: «В 60-70 годы XIX века еврейские эмиссары посещают школы и города Воронежской губернии. И многие русские, украинские крестьяне поверили, что еврейская вера даст им лучшую жизнь, что настанет день, и все иудеи соберутся в одном месте и создадут сильное и цветущее государство».

И, действительно, поселок Высокий можно назвать государством в государстве. Здесь молодежь чтит традиции, уважает старших. Если у кого беда, помогают всем поселком. Пьянство – большой грех. Свадьбы играют по еврейским обычаям, катают хлеб из опресноков – мацу – и пекут его в специальных пекарнях, коров режут по правилам кашрута, раввины учат народ ивриту. Поселок работает, не покладая рук. Свою независимость чтят и на контакт с чужими идут неохотно, прячась от объективов фотокамер заезжих журналистов.

«Китеж» – мир детства

В небольшом поселке в Калужской области находится единственная терапевтическая община в России, сообщество приемных родителей для детей с трудным детством. Всего в «Китеже» — 70 поселенцев: 20 взрослых и 50 ребятишек. В общине действует система коллективного воспитания, проводится психологическая работа с сиротами и детьми, пережившими личную трагедию (смерть родных, выход из неблагополучной среды, смену нескольких приемных семей).

Уединенность – часть стратегии работы с воспитанниками. «Главная идея «Китежа» такова: дети попадают в среду, которая действует, как рассол: кладешь в него огурец, ему и делать ничего не надо — он засолится, — объясняет глава поселка, приемный отец и преподаватель физики Александр Вараксин. — Проходит месяц, и ребенок из детского дома перестает ругаться матом, потому что никто не ругается. Бросает курить. Нам, взрослым, даже не приходится каждый раз хватать за руку и говорить: это нельзя! Окружение подсказывает. Разбил стекло — иди признайся. Ругать будут? Нет — просто попросят, чтобы ты его восстановил. С папой».

Большинство детей из детдомов попадают в общину через летние лагеря. Многие не хотят уезжать, втягиваясь в среду. За более чем 20 лет существования «Китежа» в поселении сложились четкие порядки. Ребенок младшего возраста, попадая сюда, получает звание «пупс». Он сам выбирает себе наставника среди старших детей или взрослых. Вместе они определяют цели и учатся их добиваться. «Пупсу» необходимо преодолеть три ступени: первая – научиться самостоятельности, вторая – хорошо учиться, адаптируясь к нагрузке, третья – следовать законам «Китежа» (не ругаться, не ломать имущество, не курить и прочим). Подросший «пупс» становится учеником, теперь у него более сложные задачи: научиться честности и искренности, служению и смелости, познать красоту и гармонию – такова система ценностей в «Китеже».

С детьми занимаются в школе (кстати, с государственным статусом) и по домам. Ученики осваивают все школьные дисциплины, английский преподают волонтеры из Великобритании. Телевизоров здесь нет, компьютеры – только в зале информатики. Для детей организуют ролевые игры – театрализованные спектакли, которые длятся по несколько дней. В летний период проводятся всеобщие игры, в которых задействованЫ от 50 до 100 человек. Правонарушения – детские и взрослые – разбираются общественностью на «суде».

В столовой поселения организовано трехразовое питание для всех жителей, поэтому приемные матери, у многих из которых также есть по несколько собственных малышей, освобождены от хлопот, связанных с приготовлением пищи. Главное здесь – дети.

Читайте также:

cyrillitsa.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о