Старообрядческие поселения – Поселения старообрядцев | Форум отшельников. Форум о выживании

Содержание

Репортаж о жизни старообрядцев деревни Гарь

Этим летом в старообрядческой общине деревни Гарь Томской области с разницей в неделю сыграли сразу две свадьбы. Невест в сибирскую тайгу привезли братья Бесштанниковы — Иван и Даниил. Гости гуляли прямо во дворе, соорудив под открытым небом самодельный шатер, поставив столы и лавки. Были и шуточные конкурсы, и богатый стол. В ЗАГСе молодые тоже расписывались, но главное — это венчание. Невесты на торжестве были в белых платьях, правда, каждый наряд — максимально закрыт, с юбкой до пола. Вместо фаты и разных диадем на голову у староверок положено надевать платок. Использование косметики строжайше запрещено. 

Новая жизнь по старым законам

Деревня Гарь находится в 230 километрах от Томска. Причем до ближайшей асфальтированной дороги от поселка — около 60 километров. Весной и осенью проехать сюда на легковой машине практически невозможно, песчаную дорогу размывает и «ведет». Говорят, иногда тут буксуют даже лесовозы, которые активно вывозят из района древесину.

Сегодня в Гари проживает примерно 300 человек — и взрослых, и детей. Большая часть домов заброшена или нуждается в большом ремонте. На улицах с красивыми названиями Почтовая, Лесная, Голубая и Таежная располагаются сельская школа, фельдшерский пункт, пара магазинов, почтовое отделение… В середине XX века в Гари находился лесозаготовительный поселок, сейчас вырубки в этих местах ведут частные компании, на которых работают приезжие сотрудники. Откуда они — жители Гари точно не знают, но уверены, что большинство — китайцы.

На горке — самом высоком месте в Гари — построена старообрядческая церковь. По воскресеньям здесь проводит службы священник Анатолий Бесштанников — старший сын Александра Федоровича Бесштанникова, патриарха старообрядческой общины деревни Гарь. Большая часть прихожан церкви — это дети, внуки, племянники и братья Бесштанниковых. Все они — старообрядцы и живут вокруг церкви в самостроенных рубленных избах. Дома остальных жителей располагаются под горой.

—  В этом доме мы начинали жить с мужем, родили тут троих детей, — смущаясь, рассказывает супруга Анатолия Галина Бесштанникова, племянница староверческого митрополита Всея Сибири Силуяна (Килина). — Потом постепенно строились дальше. Смотрите, вот в этом доме теперь живут наши младшие дети — Арсений и Аня, у них свои комнаты, мы же с мужем пока перебрались в другой отдельный дом. Он задумывался как летняя кухня, но кухня получилась большая, а к ней пристроилась еще комната — так что теперь это и кухня, и наша спальня, и небольшая гостиная, где все собираются.

​У Галины и Анатолия Бесштанниковых семеро детей: Тимофей (25 лет), Василиса (24 года), Александр (23 года), Даниил (21 год), Иван (20 лет), Арсений (18) и Анна (15). Почти все старшие после наступления совершеннолетия остались жить с родителями. Когда выросли, парни привели в дом невест. В июле Иван и Даниил сыграли свадьбы. С женами они познакомились в интернете. У старообрядческой молодежи свои чаты и закрытые группы в социальных сетях, где они общаются, знакомятся, переписываются.

С детства воспитывали детей так, чтобы они знали — выходить замуж или брать в жены нужно только единоверцев. Конечно, муж или жена может при желании принять и нашу веру, но это…. Ну… не так, что ли. Лучше, чтобы сразу из старообрядцев были, — уверена Галина.

А если дети полюбят иноверца? Смогут они, к примеру, перейти в мусульманство? Или стать католиками?

Нет! – категорически отвечает мать семейства. — Даже представить такого не могу! Никогда!

…Дети Бесштанниковых серьезны и немногословны. Гостей принимают сдержанно, недоумевая, почему в последние годы и журналистам, и заезжим туристам стала вдруг так интересна их отшельническая жизнь.

—  Находят ведь телефоны, звонят, приезжают… Однажды накануне выборов стали звонить, спрашивали, за кого мы пойдем голосовать, ходим ли мы вообще на выборы. А почему не ходим-то? Мы же не дикие! — удивляется Галина Бесштанникова. — Я и радио раньше слушала, программу «60 минут», а потом перестала. Пустое это: кричат, ругаются, спорят, а толку никакого. Проблемы как были, так и остались. Выходит, собираются только затем, чтобы покричать и свою энергию потратить? У меня даже коровье молоко от их криков стало быстрее скисать! Так что все пришлось выключить. А вообще я очень войны боюсь. Правильно же говорят, что худой мир лучше доброй ссоры. А у нас мир сейчас все худее и худее.

В 1958 году в таежный поселок Гарь из Нижегородской деревни Рытово со своей семьей впервые переехал дядя Анатолия Бесштанникова (на самом деле село Рытово находится во Владимирской области — прим. ред.). Старовер хотел быть подальше от людей и поближе к природе.

Про эти места говорили, что «зайцы в лесах сами в силки лезут, а рыбу можно наволочкой ловить». Так оно и было, пока народ законы соблюдал и хоть какой-то доход имел. А сейчас что? Лес вырубают, клюкву на болоте за две недели до официального сбора начинают ковшами драть, когда она еще зеленая и витаминов не имеет. А потом все это на продажу несут. И как людей за это ругать? Они хотят хоть какие-то деньги заработать. Недавно в местной газете писали, что в Асиновский район привезли какую-то специальную систему, которая может без разбора все деревья выкашивать. А это значит, что весь наш лес теперь под корень уничтожится… Раньше пилами пилили, а теперь этой системой начнут.
 

Без телевизора, но со смартфонами

Староверы живут без телевизора (смотреть его нельзя), однако у всех детей есть смартфоны, а в доме стоит современная бытовая техника: мультиварка, электрический чайник, утюг. Сыновья носят наручные часы. По традиции, деньги в семье зарабатывают исключительно мужчины. Женщины трудятся по хозяйству, поэтому и образование, кроме школьного, получать не особенно стремятся. Считают, что гораздо важнее создать крепкую правильную семью и продолжить свой род.

Вместе с отцом делаем срубы на заказ. Я еще иногда пихту варю, из нее изготавливаю пихтовое масло, его хорошо покупают. Кору заготавливаю. Ну, а когда в тайге много шишки, ягод и грибов, мы все уходим за дикоросами. Правда, в этом году какой-то неурожай. Уже август, а грибов нет… Лето плохое, — рассуждает младший сын Арсений Бесштанников.

Старообрядцы надеются в жизни на три вещи: на Бога, на природу и на собственные силы. Отсюда и покорность, с которой они встречают любые новости.

Вот в августе уже были первые заморозки, огуречная и тыквенная ботва померзли… Мы в этом году даже огурцов-то вдоволь не ели, я всего три банки закатала, тогда как в другие годы могла и пятьдесят банок к этому времени сделать. Посмотрите, что с природой творится. Да и мир уже в пропасть катится. Это и так понятно. И ничего хорошего здесь уже не будет. У нас у верующих хоть надежда есть на то, что в другом мире будет лучше, а у неверующих даже этого нет пустота.

Все пятеро сыновей из семьи Бесштанниковых служили в армии. О том, чтобы «откосить», никто из них не думал. Наоборот, гражданский долг отдавали охотно. Правда, единожды отсрочку все же попросили.

Даниил в 18 лет начал дом строить, чтобы туда жену привести, поэтому, когда хотели его забрать, мы попросили дать время, чтобы строительство закончить. Объяснили, какие планы, когда и что достроим. В военкомате ушам своим не поверили. Говорили: «У нас даже двадцатилетние частенько мотаются без дела и без цели, а ваш уже в восемнадцать жизнь распланировал?» — продолжает Галина Ивановна. — Теперь в армию должен идти Арсений. Весной он не смог, сильно заболел. Теперь заберут осенью. Старший Тимофей служил в Хабаровске, там тоже есть старообрядческая церковь, так сын ходил туда на службы во время увольнительных. Подружился со священником и решил остаться жить на Дальнем Востоке. Мы отнеслись с пониманием. В Хабаровске, может, и правда лучше. Климат точно мягче. Там ведь даже дикий виноград растет, а у нас бегаешь-бегаешь над грядками, а потом раз — и все замерзает, — вздыхает Галина Бесштанникова. — Я сама сюда впервые приехала из Молдавии в 1991 году, вышла замуж, осталась. Но к суровым зимам до сих пор не привыкну.

…В комнате самой младшей дочери Бесштанниковых — 15-летней Анны — аскетично, как в келье. Мебели немного и только самая необходимая. Все сделано из дерева, руками отца Анатолия. Шторы на окнах задернуты, возле иконы еще недавно горела свеча. Аня молилась. По словам мамы, девушка сильно обеспокоена своим будущим и просит у Бога помочь ей.

То, что в комнате живет юная девушка, выдают несколько флакончиков духов и романтические рисунки на стенах. Самоучка Аня, никогда не посещавшая не только художественную школу, но даже простых курсов по рисованию, неоднократно становилась победительницей районных художественных конкурсов. Однако о том, чтобы учиться по этому направлению дальше, девушка не думает. Вместо этого предлагает спеть молитвы, которые они с мамой и сестрами исполняют в церкви.

В библиотеке Бесштанниковых имеются как старинные, так и новоизданные старообрядческие книги. Есть и уникальные старообрядческие «песенники», в которых мелодия для голоса записана «крюковым» письмом. «Крюки» или «знамена» — это древние нотные знаки, изобретенные на Руси еще до раскола и сохранившиеся только в староверческой церковной практике. Манера исполнения духовных песен передается в семьях старообрядцев из поколения в поколение.
 

Домашние роды и народная медицина

Невестка Бесштанниковых — Маша недавно приехала в сибирский таежный поселок из города Кирова. Говорит, жить в сибирской тайге ей даже нравится, да и в любом случае, теперь она всегда будет рядом с мужем, куда бы он ни отправился. Девушке 18 лет, она окончила девять классов средней школы, затем поступила в техникум, но успела отучиться там только один год.

Училась на воспитателя, но не доучилась, — рассказывает Мария. — Работать? Наверное, могла бы. Например, воспитателем в детском садике, но садик в Гари закрыли еще в девяностые годы, когда меня на свете не было. Дети тут до самой школы сидят дома, а потом сразу идут в первый класс.

Основным наукам — пению молитв, исполнению религиозных обрядов и ведению домашнего хозяйства — старообрядцы учат своих детей сами. Много лет они старались жить максимально обособленно от остальных жителей деревни: рожать детей и лечить болезни только дома.

Раньше фельдшер в деревне другая была, она соглашалась роды так принимать. А новый врач ни в какую. Мы не против больниц, но только врачей хороших в них сейчас почти нет. Да и в газетах тоже часто пишут, что медицина болезнь не лечит, а только приманивает. От нас ведь еще и выехать очень сложно. Пока доберешься до большой больницы, можно и не ехать. Меня однажды в распутицу беременную на грузовике везли. По дороге не смогли проехать, через речку в ближайшую деревню переправляли. Как вспомню…. Так что самим нужно лечиться! Природными средствами. Жаль, почти все рецепты сейчас утеряны. Вот и ищем традиционные, народные. Я, например, недавно прочитала, что от запоров и разных проблем с кишечником помогают травяные настойки. Нужно собрать зеленую массу (клевер, другие травы), заварить ее пополам с водой, а потом принимать утром натощак по полстакана или по стакану кто сколько сможет. Вот и вся медицина!

Женятся староверы тоже раз и на всю жизнь. По крайней мере, так велят религиозные догмы и так было заведено многими поколениями предков.

Раньше разводов действительно не было, а сейчас они иногда случаются. Обстоятельства же разные… Но у нас это все равно не принято и не правильно, — продолжает Галина Бесштанникова. — Мы и рожаем столько раз, сколько Бог детишек дает. Все идет от Бога.
 

Чего не жить — работай да работай!

Старообрядцы говорят, что в последние десятилетия жить им стало намного проще: за веру никто не преследует, внешним видом не тыкает. После того как началась мода на мужские бороды, молодые старообрядцы стали почти неотличимы от городских хипстеров. Даже свободные штаны и рубахи, которые они носят по традиции, сейчас оказались в тренде и называются — стиль casual.

С местными мы живем мирно, а пьют они или гуляют — нам не важно, у нас все сами по себе. Правда, говорят, иногда жители Гари все равно на нас обижаются. Потому что, когда власть хотела переселить поселок из-за того, что обслуживать его невыгодно, а работать здесь негде, мы переезжать отказались, сказав, что наше место здесь, и работа у нас тоже всегда имеется. Вот власти и начали недоумевать: если у старообрядцев работа есть, то почему другие ее не находят? И поселок оставили, — вздыхает Галина Ивановна.

— Сейчас вообще чего не жить — работай да работай, — подводит итог разговору глава семьи Анатолий Бесштанников. — Работа в тайге есть всегда, а ничего другого нам и не надо. Новостями и событиями не интересуемся. Мы сами по себе. Хотя от мира не прячемся. Да и бесполезно это. История гонений на нашу веру нас научила, что тебя везде найдут, если захотят. Хоть в Сибирь ты уедешь, хоть в таежную глушь…

________________________

Автор: Дарья Енюшина 
Источник: sibreal.org

ruvera.ru

Новые старообрядческие согласия

Подавляющее большинство современных интернет-ресурсов о старообрядчестве проводят узкую корпоративную политику. В лучшем случае их содержание отражает взгляды  одного старообрядческого согласия, иногда — группы старообрядцев, связанных определенными интересами, а порой и одного человека. По этой причине происходит деление старообрядцев на «хороших» и «плохих», на тех, о которых можно писать, и на тех, о которых нельзя даже упоминать.

Справедливо критикуя синодальную пропаганду, которая столетиями навешивала на староверов ярлыки «сектантов», «раскольников», «безблагодатных мужиков в рясах», некоторые старообрядцы сегодня и сами не прочь использовать подобные наименования в отношении христиан иных согласий или даже своих вчерашних собратьев, по каким-то причинам прервавшим церковное общение. 

Год назад на сайте «Русская вера» был проведен социологический опрос о наполнении раздела «Храмы и общины». Большинство читателей высказались о необходимости создания вселенской карты старообрядчества без купюр и местечковой цензуры, на которой будут отмечены общины всех старообрядческих согласий — как существовавших ранее, так и возникших в XX-XXI веке.

Читатели поддержали принцип многополярного старообрядчества, каждая составляющая часть которого имеет право на уважение, информационное внимание и историческую кодификацию.  

К сожалению, много ценной информации о старообрядческих согласиях уже утеряно. Так, например, утрачены существенные сведения об общинах неокружников (христиан старообрядческой Белокриницкой иерархии, не признавших Окружное послание). В некоторых случаях остались неизвестными наименования храмов и монастырей, имена епископов, их окормлявших, и священников, там служивших. Совсем немного сведений сохранилось об общинах таких старообрядческих согласий, как филипповцы, спасовцы и бегуны.

В ходе развития проекта «Храмы  и общины» мы стремимся собрать наиболее полную информацию. При этом вопрос точности научного знания стоит превыше «партийной» принадлежности.

Принцип работы такой: если существует хотя бы один храм или хотя бы одна община старообрядческого согласия, то её история и современный день должны быть отражены. Подобный же принцип распространяется и на иерархическое наименование клириков старообрядческих согласий. Употребляемые термины определяются исключительно по самоидентификации и самоназванию. Решения Соборов, Синодов, судов иных религиозных упований по поводу иерархического статуса общины или конкретного клирика не могут служить основанием к изменению этой терминологии.

Вопрос действительности иерархий, признания статуса клириков находится вне компетенции нашего СМИ. Сегодня он является спорным, дискуссионным и активно обсуждается между старообрядческими и нестарообрядческими деноминациями. В обозримом будущем могут быть приняты самые разные решения по каноническому статусу как целых иерархий, так и отдельных общин и клириков, и редакция сайта «Русская вера» не собирается предвосхищать эти события.   

Сегодня мы начинаем наносить на карту новые старообрядческие согласия, приемлющие священство Белокриницкой иерархии, но по разным причинам не находящиеся в молитвенном общении с Московской либо Белокриницкой Митрополиями.  

Значительную долю таковых составляют общины, не состоящие в молитвенном общении с Московской Митрополией РПСЦ после собора 2007 года и известные под наименованиями ДЦХ (Древлеправославная Церковь Христова) и РДЦХ (Российская Древлеправославная Церковь Христова). Некоторые из них существуют автономно, другие находились или все еще находятся под омофорами епископов.

Также к подобным старообрядческим общинам Белокриницкой иерархии можно отнести общину, выделившуюся после собора Белокриницкой Митрополии 2012 года и находящуюся под омофором епископа Антипия (Схулухия) Зугдидского и Колхидского.

Существуют и иные религиозные группы, так или иначе связанные с Белокриницкой иерархией.

Все характеристики этих согласий и общин будут даваться в информационно-нейтральном духе, не допускающем полемической и тем более обличительно-оскорбительной тональности, так распространенной в современном старообрядческом интернете.

Просим наших читателей о помощи в наполнении этой новой рубрики раздела «Храмы и общины». Некоторые согласия не ведут какой-либо активной общественной деятельности. Другие слишком законспирированы. Приходы третьих территориально малодоступны. Тем не менее дорогу осилит идущий. Мы ждем от читателей пожеланий по совершенствованию раздела, а также информацию о старообрядческих общинах, храмах и прочих объектах, которая поможет наполнять и уточнять эту карту. Почта сайта: [email protected].

ruvera.ru

Старообрядчество: Подмосковные действующие храмы (часть 1)

Сегодня я начинаю рассказ о старообрядчестве в Подмосковье. В общероссийском сознании принято считать, что после раскола Русской Православной церкви во второй половине XVII века, большая часть старообрядцев бежала от государственной власти в дальние углы России и сопредельных государств. Но уже тогда, в самом центре государства, в Московской губернии, постепенно начал формироваться настоящий старообрядческий анклав. К началу XX века, на немалой по площади территории (от Богородска-Ногинска и Орехово-Зуева, до Егорьевска и Коломенского уезда) жили преимущественно старообрядцы. Наглядно это демонстрирует фрагмент карты того времени, на которой показаны раскольнические населённые пункты.

Недаром этот край называют иногда старообрядческой Палестиной. Еще, очень часто, эту территорию называют Гуслицы. Но географически понятие «Гуслицы» несколько уже. Вот карта населённых пунктов на 1900 год, жители которых считали себя гусляками, т.е. жителями Гуслицы.

Хотя в целом такое понимание правильное, поскольку именно в Гуслицах были сконцетрированны населенные пункты поголовно заселённые старообрядцами. Само же понятие «волость Гуслица» впервые упоминается в 1339 году в духовной грамоте московского князя Ивана Калиты. Владимир Лизунов в своей книге «Старообрядческая Палестина» пишет, что после церковной реформы патриарха Никона, расколовшей Русскую церковь и особенно после второго стрелецкого бунта 1698 года, в глухие гуслицкие леса бежало много ревнителей старой веры и уже к концу ХVII столетия в Гуслицах насчитывалось уже 46 деревень. «Свою известность и неповторимую самобытность Гуслицы получили именно благодаря старообрядцам. Укрывшись в прежде глухой и малопроизводительной местности, они со временем сделали её одним из крупнейших духовных центров старообрядчества, а также способствовали её экономическому развитию. Будучи очень бережливыми и расчетливыми, лишённые вредных светских привычек и увлечений, многие старообрядцы быстро богатели, выбивались в люди, становились купцами. Возникшая в результате постоянных преследований религиозная сплочённость помогала поддерживать своих единоверцев, помогать и им выбираться в зажиточные слои. Кадровую политику на своих фабриках купцы-старообрядцы также старались строить по религиозному признаку, что способствовало дальнейшему распространению «раскола» на оставшуюся часть гуслицкого православного населения: «одни крестьяне окрестных деревень делались на фабриках приказчиками, конторщиками и т.п., другие стали работать в своих домах по заказам фабрикантов. Ткацкие станки появились чуть не в каждом доме и прежние бедняки-хлебопашцы и лесники превратились зажиточных промышленников. Богачи их поддерживали, давали средства наживаться, богатеть и самим делаться фабрикантами и миллионерами. Но фабриканты — старообрядцы лишь тем из крестьян давали заработки, лишь тем помогали и доставляли возможность самим делаться богачами, которые стояли с ними под одним знаменем». Основная масса гуслицких староверов в XIX столетии принадлежала к приемлющим священство Белокриницкой иерархии. Представителей других согласий было немного. Практически в каждой деревне была своя моленная. На современной карте Гуслицы и окрестностей это хорошо видно. Многие из них во второй половине 1900-х годов были юридически переоформлены в старообрядческие церкви.

Вначале я расскажу и покажу храмы, действующие, восстанавливаемые и строящиеся в настоящее время. И начну со старообрядческих церквей крупных современных городов Подмосковья.

Орехово-Зуево — Старообрядческая церковь Рождества Пресвятой Богородицы
Построена в 1884 г. как «Поморская». Без внешних «оказательств», однако в 1906 г. ограничения сняли, и храм получил свой нынешний облик. В 1936 г. храм был закрыт. В здании долгие годы размещался аэроклуб, затем склады ДОСААФ. В советское время, с 1970 г. у старообрядцев белокриницкого согласия был молельный дом, размещавшийся в обычном деревянном доме у Зуевского кладбища. Решением горсовета от 1 августа 1990 г. белокриницкой общине передан бывший храм поморцев, сейчас он практически восстановлен.

Егорьевск — Старообрядческая Церковь Георгия Победоносца
Храм построен в 1882 году. В 1936 году его закрыли. В здании располагались разные учреждения и дом пионеров. В середине 1990-х храм вернули старообрядческой общине г. Егорьевска. Внешний облик восстановлен. Строится разрушенная колокольня.


Фото 2013 г. Площадка под строительство колокольни


Фото 2015 г. Строительство колокольни

Павловский Посад — Старообрядческая Церковь Рождества Пресвятой Богородицы в Корнево
Храм построен и освящён в 1997 на месте деревянной церкви, сгоревшей в 1993. Деревянная церковь была построена в 10-х годах 20-го века в деревне Корнево (ныне — часть Павловского Посада) на деньги Арсения Ивановича Морозова.


Фото 2010 г.


Фото 2010 г.


Фото 2013 г.


Фото 2014 г.


Фото 2014 г.

Коломна — Старообрядческая церковь Воскресения Словущего, что на Посаде
Церковь построена в 1716 году как «новообрядческая». Храм на подклете, увенчанный горкой кокошников и пятиглавием, выстроен в формах московского зодчества XVII в. Закрыт в 1930-х, сломана шатровая колокольня. Отреставрирован в 1970-х. Открыт в начале 1990-х и отдан старообрядческой общине Белокриницкого согласия Коломны.


Фото 1999 года


Фото 2011 г.

Все эти храмы находятся в городах, территориально расположенных на востоке Подмосковья, и возникновение и строительство так или иначе было связано с выходцами и Гуслицы.
В других частях Московской области есть старообрядческие общины, имеющие свои храмы:

В бывшем селе Тураево, а теперь части Лыткарино — Старообрядческая церковь Рождества Пресвятой Богородицы в Тураево
Храм построен в 1905-1907 годах по проекту И.Г. Кондратенко. Принадлежит старообрядческой общине Белокриницкого согласия.

В пригороде Серпухова, в селе Глазово — Церкви Успения Пресвятой Богородицы (старая и новая). Каменная однокупольная церковь с колокольней, выстроенная в 1905-1907 вместо прежде бывшей моленной. Принадлежала старообрядческой общине, приемлющей окружное послание. Закрыта в начале 1960-х, к 1990-м пришла в аварийное состояние, своды обвалились. В сер. 2000-х возвращена верующим, начат ремонт. Рядом построена небольшая деревянная церковь того же посвящения.

Фото не моё — Михаила Ильина

Верея — Старообрядческая церковь Покрова Пресвятой Богородицы
Церковь в псевдорусском стиле, переделанная в 1908 из старого молитвенного дома постройки 1816. Не закрывалась, в советские годы.

Опять не моё фото — Жиляева Евгения

Продолжение во второй части

Предыдущие части:
Часть 1. Старообрядчество: Москва — Рогожская слобода
Часть 2. Старообрядчество: Московские храмы (белокриницкие)
Часть 3. Старообрядчество: Московские храмы (Преображенка и другие)

Авторское право НИКТО НЕ ОТМЕНЯЛ! Копирование и публикация фотографий из статьи только с согласия автора.

shurov-oleg.livejournal.com

Фотопутешествие в поселения старообрядческих общин Сибири. Ридус

В Красноярском крае прошли ставшие уже традиционными Дни русской духовной культуры.

В Красноярске и Дивногорске проходили циклы лекций по истории и культуре древлеправославного христианства, где желающие могли пополнить запас знаний об историческом наследии исконной, дораскольной Руси.

В частности, для преподавателей предмета «Основы религиозных культур и светской этики» прошел лекторий Елены Юхименко. Ну, а многие красноярцы ждали выступления хора певчих старообрядческих приходов Сибири под управлением Александра Николаевича Емельянова.

Это выступление состоялось в здании красноярского органного зала 2 октября. А прежде многие желающие смогли посетить даже молебен на месте строительства старообрядческого храма во имя Владимирской иконы Пресвятой Богородицы. Он сейчас в стадии строительства, и, с Божьей помощью, через год тут уже могут начать молиться христиане Красноярска.

Красноярцы давно полюбили эти Дни русской духовной культуры. Ведь тут можно не только насладиться древнерусским духовным пением, но и приобщиться самому, посетив практикум знаменного (крюкового) пения, проводимый специалистами-клирошанами старообрядческих общин Алтайского края, Новосибирской, Томской и Кемеровской областей.

В этом году мероприятия посетили аж два сибирских старообрядческих епископа — епископ Новосибирский и всея Сибири Силуян (Килин), давно знакомый красноярцам, и епископ воссозданной два года назад Томской старообрядческой епархии Григорий (Коробейников).

Ну, а 4 октября состоялся концерт русского духовного песнопения в селе Каратузском, что на юге края.

Этот район, как и другие южные территории Красноярского края, примечателен тем, что в предгорьях Саян с давних времен селились гонимые по всей России древлеправославные христиане.

Само село Каратузское возникло сначала как казачий пограничный форпост Шадатский, защищавший Русские земли Сибири от агрессивных кочевых соседей с юга — «китайских мунгалов и соютов» (монголов и соётов, как в старину называли тувинцев) — традиционно промышлявших разбоями и угоном скота.

Памятный камень казакам Шадатского форпоста

© Павел Глазунов/Ридус

Из Шадатского караула выросла казачья станица Каратузская, стоявшая на плодородных землях, богатых черноземом.

Очень скоро и Каратуз, и окрестные земли были заселены крестьянами, значительную часть из которых составляли уходящие от гонений древеправославные христиане, отказывающиеся принять новины и изменить вере Христовой. И как ни боролась господствующая церковь с «раскольниками», шансов у нее не было.

Сейчас Каратузское — районный центр. Увы, но в старинном селе, чья история насчитывает не меньше 250 лет, практически не осталось исторических зданий.

Только разве что Петро-Павловская церковь, заложенная в середине XIX века… Каратуз — довольно современное и вовсе не депрессивное село. Тут есть даже сохранившийся еще с советских времен стадион «Колос» с полем для футбола, мини-футбола, хоккейной коробкой, беговой дорожкой.

Стадион «Колос» с. Каратуз

© Павел Глазунов/Ридус

И тут, как всегда и во всем в последние двадцать почти лет, как и везде в нашей стране, никуда без национального лидера.

Село Каратуз. Одно из административных зданий

© Павел Глазунов/Ридус

Принимающая сторона составила для гостей культурно-познавательную программу так, чтобы за несколько часов познакомить их с историей и достопримечательностями района, не утомив при этом перед предстоящим вечерним выступлением.

Первым пунктом экскурсии по району был источник, пользующийся у местного населения славой целебного и овеянный разными легендами, расположенный в тайге близ деревни Верхний Кужебар.

Верхний Кужебар (вид с дороги к источнику)

© Павел Глазунов/Ридус

Администрация выделила для поездки желтый school bus и уазик-«таблетку».

© Павел Глазунов/Ридус

Впрочем, примерно полтора километра до самого источника пришлось идти пешком, ибо по размытой дождем дороге школьный пазик проехать не смог бы.

© Павел Глазунов/Ридус

Этот источник, расположенный в нескольких километрах от Верхнего Кужебара, пользуется в народе славой не просто целебного, но и «святого».

Вокруг него существует множество легенд, связанных с Тихвинской иконой Пресвятой Богородицы. По одной из легенд, рассказанной Владиславом (работником районной администрации, отвечающим за работу с молодежью, — он сопровождал нас к источнику), родник был открыт старателем, шедшим домой в Верхний Кужебар. Якобы он увидел икону, поднял ее, а из-под нее забил родник.

Старатель напился воды, и с него как рукой сняло усталость. Он забрал икону и, принеся ее домой, спрятал в сундуке. Как-то он рассказал приятелям о находке и повел их показать образ.

Но иконы в сундуке не оказалось. Тогда осмеянный друзьями старатель вернулся на то самое место, где и оказался исчезнувший образ Богородицы. С того-де времени родник и почитается святым.

Епископ Новосибирский и всея Сибири Силуян (Килин) и епископ Томский Григорий (Коробейников) у «святого источника»

© Павел Глазунов/Ридус

Другая легенда была рассказана учителем истории верхнекужебарской школы, а по совместительству и местным поэтом Алексеем Моршнёвым.

Вообще, Алексей Михайлович Моршнёв — истинный патриот своей малой родины. Он не просто любит — он обожает историю своего села и, кажется, знает о ней все. По крайней мере — все, что можно было узнать.

Александр Моршнёв читает свои стихи и рассказывает историю села Верхний Кужебар

© Павел Глазунов/Ридус

«Каратузская земля буквально пропитана кровью, — рассказывал нам Алексей Михайлович. — Особенно много пролилось ее, когда на Амыле нашли золото. Кто только не устремился в нашу тайгу. Пассионарии в погоне за богатством не останавливались ни перед чем. Вот, вверх по течению, к примеру, есть место, называемое Разбойным. То ли от того, что там бьются лодки, не то от бывшего там множества разбоя».

С одним из таких случаев и связан рассказ Моршнёва о появлении источника.

Александр Михайлович Моршнёв рассказывает истории села Верхний Кужебар

© Павел Глазунов/Ридус

Некий местный житель плыл по реке на лодке, сплавляясь с верховьев Амыла. С берега его окликнула семья, попросившая сплавить их до Тубы. Мужчина посадил их в лодку, но больше эту семью никто не видел. Тогда многие старатели пропадали в тайге — кто став жертвой разъяренного медведя, а кто пав от руки лихого человека, позарившегося на добытое золото.

Вот и этот местный житель, чьего имени история не сохранила, убил мужчину и женщину, утопив их тела в Амыле. Он забрал все золото, намытое своими жертвами, но воспользоваться им так и не смог — совесть замучила его. Он исповедался священнику, который велел ему отдать половину награбленного на нужды церкви, а оставшееся раздать неимущим. Разбойник так и поступил, а потом ушел в лес и в молитве оплакивал свое преступление перед Тихвинской иконой Богородицы. И на месте его молитвы забил этот самый источник.

Так это было или иначе, но табличка у источника гласит, что он был обнаружен в 1908 году и с того времени почитаем местными жителями. Сейчас слава о нем идет далеко за границы Каратузского района. Омыться в купели, построенной энтузиастами, напиться из оборудованного ими же колодца водой приезжают сюда даже иностранцы. С какой гордостью нам рассказывали, что «даже в Израиле знают про наш источник!».

Ну, а после посещения источника гостям показали и местный музей, оборудованный в кабинете истории Верхнекужебарской средней школы имени Виктора Астафьева.

Музей с. В. Кужебар в кабинете истории Верхнекужебарской средней школы

© Павел Глазунов/Ридус

Александр Михайлович признался, что не до конца верил в успех идеи создания музея села в школе. Но было видно, как любит он детище свое и своих воспитанников.

Оказавшись в окрестностях этого села, просто преступно не посетить школу, не подняться на второй этаж, не зайти в кабинет истории и не увидеть музея.

Музей в с. В. Кужебар

© Павел Глазунов/Ридус

Нет, вовсе не уникальностью экспонатов он примечателен. А той атмосферой, которой коснется гость.

© Павел Глазунов/Ридус

«Тут русский дух, тут Русью пахнет!» — так и хочется сказать вслед за поэтом, пообщавшись с энтузиастами-краеведами.

Но и наш интерес оказался вовсе не формальным отношением гостя к принимающим его хозяевам. Нам всем было очень интересно все, о чем говорил или что показывал Моршнёв.

Музей села В. Кужебар. История Верхнего Кужебара и его людей в рассказе Александра Моршнёва

© Павел Глазунов/Ридус

© Павел Глазунов/Ридус

© Павел Глазунов/Ридус

Староверов в Верхнем Кужебаре было немного, в основном тут жили никониане. Да и как было христианам ужиться среди разбоя и великого множества шинков, открытых по всему селу.

Известно, что старообрядцы не злоупотребляют алкоголем, а разбой и вовсе чужд им. Потому по мере развития Верхнего Кужебара, превращения его в старательский центр всей округи, древлеправославные христиане покинули село, переехав в другие таежные деревни, где не было ни миссионеров от господствующей церкви, ни кабаков, а лихие люди обходили кержацкие места вовсе стороной. Вот и в школьном музее не нашлось христианских раритетов. Увы.

Искренне, от всей души поблагодарив Александра Михайловича, гости покинули Верхний Кужебар. Следующей остановкой был берег Амыла.

Владыка Григорий на берегу Амыла

© Павел Глазунов/Ридус

Мирно текущая с Саянских гор река Амыл — основная водная артерия Каратузского района.

Богатая рыбой, с чистейшей водой, она, соединяясь с бегущим в соседнем Курагинском районе Казыром, образует реку Туба — крупнейший после Абакана приток Енисея в его южной части. Забавно, но даже в начале октября вода была такая, что некоторые из гостей-староверов не выдержали и бросились в воду.

Купание в р. Амыл

© Павел Глазунов/Ридус

Нужно ли говорить, что сопровождающие были немного в шоке? Амыл, конечно, на Казыр, что знаменит своей ледяной и кристально чистой водой, но все же октябрь месяц. Хотя что будет христианам от такой забавы?

Река Амыл

© Павел Глазунов/Ридус

Вряд ли эта поездка прошла бы так увлекательно, не поучаствуй в организации ее заместитель главы Каратузского района Андрей Алексеевич Савин. Огромная ему благодарность от всех участников этой поездки.

Андрей Алексеевич Савин, заместитель главы Каратузского района по социальным вопросам

© Павел Глазунов/Ридус

Отобедав в кафе «Багира», гости посетили районный краеведческий музей, расположенный в бывшем здании школы при Храме Петра и Павла, единственной церкви села, вокруг которой за последние полтора-два года гремит немало скандалов. Но тут о них говорить не стоит.

Говоря откровенно, краеведческий музей мало впечатлил лично меня. Да, тут представлены экспонаты даже из легендарного Бурундатского скита. Замечательная девушка Надя провела прекрасную экскурсию, рассказывая о районе, о его истории так, как может говорить только любящий эту землю человек.

Надежда проводит экскурсию в Каратузском районном краеведческом музее

© Павел Глазунов/Ридус

Я не скажу, конечно, что меня разочаровали экспонаты этого музея. Но все-таки я надеялся увидеть больше раритетов, связанных с христианами и Гражданской войной. В Южной Сибири братоубийственная война длилась до 1924 года, когда в Ачинском уезде был убит Иван Соловьев.

Тогда же из Минусинского уезда ушли в Урянхайский край и дальше через Монголию в Манчжурию последние белые партизаны, в отряды которых входили как енисейские казаки, так и крестьяне, староверы, минусинские мещане, солдаты и офицеры русской императорской армии, бывшие студенты и гимназисты. В общем, искренние в своих помыслах русские люди, не изменившие России и не принявшие советской власти.

А среди оставшихся был, в частности, и мой прадед-беспоповец Тимофей Степанович, который ни единого дня не проработал на советскую власть, не состоял во всяких там колхозах, не заплатил ни единой копейки налога в бюджет советского государства, со всеми основаниями считая советскую власть антихристовой. И, насколько я понимаю, боролся он против нее как мог и после окончания Гражданской войны.

Елена Владимировна Нельзина, консультант управления общественных связей губернатора Красноярского края

© Павел Глазунов/Ридус

А в шесть часов начался вечер духовных песнопений для нескольких десятков каратузцев, пришедших на концерт. Это было первое такое мероприятие в районе.

Тут привыкли к выступлениям всевозможных протестантов, в основном харизматов-пятидесятников, дивящих селян припадками, сопровождающимися «говорением на разных языках».

Потому к приезду христианского хора певчих отнеслись с настороженностью и недоверием. Именно этим организаторы объясняли небольшое количество зрителей. Но к этому певчие были готовы. Для них не играет большой роли — выступать ли перед пятью десятками или перед тремя сотнями слушателем. Исполнители несли Слово Божие.

Хор старообрядческих приходов Сибири

© Павел Глазунов/Ридус

Когда исполняли духовный стих «Младенец», многие из зрителей заплакали. И действительно, сложно сдержать эмоции, слыша те слова, то исполнение. Клирошане выложились, как и всегда.

Отец Игорь (Мыльников), настоятель Храма во имя иконы Пресвятыя Богородицы «Всем скорбящим радость», г. Новокузнецк, участник хора певчих старообрядческих приходов Сибири

© Павел Глазунов/Ридус

Александр Николаевич Емельянов, головщик хора старообрядческих певчих Сибири

© Павел Глазунов/Ридус

И поныне можно услышать и прочитать множество слов клеветы в адрес древлеправославных христиан. А для того, чтобы люди могли сами убедиться во лживости всевозможных клевретов от господствующей церкви, повторяющих всё ту же ложь из «Розыска» Дмитрия Туптало, и нужны такие встречи. Чтобы люди могли посмотреть в глаза христианам, задать им вопросы, послушать духовное пение.

Еп. Силуян, протоиерей о. Леонтий (Скачков), настоятель храма во имя Покрова Пресвятой Богородицы в г. Минусинске с матушкой во время просмотра фильма о буднях сибирского старообрядчества

© Павел Глазунов/Ридус

А каждое выступление сопровождается и небольшими рассказами. Александр Емельянов, например, всегда делает короткий экскурс в историю знаменного пения.

Зачастую зрителям показываются небольшие документальные фильмы об истории Церкви Христовой на Руси, и не только о периоде ее становления или о гонениях на христиан после раскола, но и буднях сего дня. Иногда же зрителям везет особо и, как и в этот раз, они могут услышать и слово наших архиереев.

Перед каратузцами выступает владыка Силуян

© Павел Глазунов/Ридус

Епископ Новосибирский и всея Сибири Силуян (Килин). От ведущих вечера зрители узнали, что владыка уже более 50 лет служит в качестве иерея, из которых двадцать пять уже епископом.

Он первый епископ вновь восстановленной в 1992 году Сибирской епархии. Владыка поговорил с жителями Каратуза о насущных духовных вопросах, причем так легко и непринужденно, как он может.

А после него выступил и владыка Григорий, епископ Томский. Томская епархия была воссоздана в 2015 году. В нее вошли Томская и Кемеровская области, Республики Хакасия и Тува и Красноярский край.

Владыка Григорий выступает перед жителями Каратуза

© Павел Глазунов/Ридус

Когда, предваряя выступление епископа Григория, Наталья Николаевна Винник сообщила, что у владыки десять детей, в зале раздались дружные аплодисменты.

Владыка рассказал, что наша епархия выносит на Освященный Собор в этом году вопрос переименования Томской епархии в Томско-Енисейскую. Поведал о жизни нашей епархии. В частности, рассказал, как после одного из таких вот выступлений хора певчих сибирских приходов в Новокузнецке к Церкви Христовой присоединился из беспоповства человек, построивший красивейший деревянный храм, в котором служит отец Игорь Мыльников.

Наталья Винник, председатель Союза духовного возрождения Отечества, без которой всех этих Дней русской духовной культуры просто бы не было, вручила Александру Николаевичу Емельянову, головщику из Новосибирска, благодарственное письмо от начальника управления общественных связей губернатора Красноярского края «за большой вклад в сохранение древнерусской музыкальной культуры, традиционного уклада жизни русского населения Сибири и многолетнее плодотворное сотрудничество в рамках проекта Дни русской духовной культуры в Красноярском крае».

Наталья Николаевна Винник, председатель Союза духовного возрождения Отечества

© Павел Глазунов/Ридус

По окончании вечера к христианам подходили местные жители, делились своими впечатлениями от услышанного и увиденного, звали на следующие выступления…

Утром пятого октября, на обратном пути, мы не смогли удержаться и не заехать в картинную галерею села Таскино. Некогда, появившись около середины XIX века, село Таскино было населено староверами трех согласий — поморцами (от которых по сей день часть села носит название Поморцы), беглопоповцами, ставшими позднее «австрийцами», да часовенными. Поморцев было большинство. Был у них в Таскино и свой храм.

Встречала путешественников Ираида Кирилловна Космынина. Удивительный человек, чьими трудами живет галерея, которой просто не может быть в селе с шестьюстами человек населения!

Ираида Кирилловна Космынина у портрета своей матери

© Павел Глазунов/Ридус

В галерее представлены работы местных мастеров, и это удивительно!

Как, скажите, небольшое село может дать миру столько талантов, как село Таскино? Четверо художников довольно высокого уровня, и это в селе, не насчитывающем и тысячи человек.

Картины работы Анатолия Михайловича Викулова, художника… без обеих кистей…

© Павел Глазунов/Ридус

© Павел Глазунов/Ридус

© Павел Глазунов/Ридус

В основном на картинах в таскинской галерее портреты жителей Таскино и окрестных деревень — Таятов, Курят и других.

Но как эти портреты выполнены! Эта галерея — еще одна достопримечательность, мимо которой никак нельзя проехать, оказавшись в Каратузском районе Красноярского края.

© Павел Глазунов/Ридус

© Павел Глазунов/Ридус

«У нас лучшее в мире село!» — говорит Ираида Кирилловна. Она очень интересный человек. Мать ее была поморского согласия, отец белокриницкий («австрийской церкви», как говорили тут). Не была ни октябренком, ни пионером, не состояла в комсомоле. «Я нашла, как отговориться от вступления в комсомол, — рассказывает Ираида Кирилловна. — Я всегда была активной общественницей, и меня донимали с этим комсомолом. А я им отвечала, что, мол, еще не считаю себя достойной строительницей коммунизма. Так в итоге от меня и отстали».

Очень рад знакомству с этим светлым и увлеченным человеком. Обязательно приеду в Таскино, но уже с целью дальнейшей поездки по староверческим селам района — Таятам, Курятам и другим.

Что еще стало понятным… Каратузский район по югу Красноярского края всегда стабильно был первым по производительности труда в сельском хозяйстве.

По всему краю — стабильно четвертым. Район, населенный такими людьми, как Александр Михайлович Моршнёв, Ираида Кирилловна Космынина, фермер и начальник ДРСУ Николай Васильевич Димитров, как другие встреченные нами в этой короткой поездке каратузцы и верхнекужебарцы, таскинцы и курятцы, искренне и всей душой любящие свою землю, свои села, свою малую родину, всем сердцем привязанные к ним, — такой район не может стать депрессивным, нищим, впасть в разруху.

Эти люди — вот настоящие патриоты земли Русской. Именно это и есть патриотизм. Ну а надписи «Мы за Путина» переживутся и забудутся так же, как «Слава КПСС» или «Мы придем к победе коммунистического труда».

К сожалению, все путешествия заканчиваются, наступает время возвращения домой. Но остаются воспоминания, запечатленные не только в памяти, но и в фотоархиве. Остаются и знакомства с новыми интересными людьми, новыми историями.

Некоторыми воспоминаниями хочется поделить и с другими. Быть может, кто-то посмотрит фото, подумает, да и не полетит в Турцию, Египет или Таиланд, а соберется прилететь в Южную Сибирь, где неповторимый и для многих новый мир.

Организаторами Дней русской культуры выступают как официальные органы власти (управление общественных связей губернатора края, министерства культуры и образования края, главное управление культуры администрации Красноярска, администрация Каратузского района), так и краевая общественная организация «Союз духовного возрождения Отечества», а также старообрядческая община города Красноярска.

www.ridus.ru

Старообрядческие толки и согласия на территории Нижегородской области

Нижегородская губерния с самого начала раскола в середине XVII столетия являлась одним из важнейших центров русского старообрядчества. В подтверждение этому приведем несколько фактов. Самый первый старообрядческий скит был основан именно в нижегородских пределах, на реке Керженец, скит Смольяны (по преданию, в 1656 г.). По числу старообрядцев губерния (вместе с вошедшими позднее в ее состав двумя уездами Костромской губернии) занимала в 1912 году третье место среди великороссийских губерний и областей. И, наконец, в Нижегородской губернии находились духовные и организационные центры шести из пятнадцати крупнейших согласий России.

В начале XX столетия на территории губернии (с упоминавшимися костромскими уездами) проживало более 140 тысяч старообрядцев тринадцати различных согласий. 

Белокриницкие

Белокриницкая иерархия имела в 1912 году в Нижегородской губернии по официальной статистике 30 370 своих сторонников. Половина из них проживала в северной, заволжской части губернии, половина — в южной, нагорной части. Начало XX века было отмечено бурным ростом храмостроительства. По их числу белокриницкие превзошли все остальные согласия вместе взятые — более 30 церквей (и более 40 моленных домов). Наиболее значительными тенденциями в недрах согласия были его централизация, усиление значения епископата и священства в противовес «попечителям» общин из купцов и зажиточных крестьян, а также бурная общественно-церковная жизнь в виде организации старообрядческих союзов, братств, съездов, издательской деятельности, активизации миссионерской деятельности среди новообрядцев и особенно беспоповцев спасова согласия (глухой нетовщины), которые целыми общинами переходили в белокриницкое согласие.

Подавляющее число нижегородских белокриницких были окружниками и находились в подчинении Рогожской архиепископии. Только около тысячи человек являлись представителями консервативного крыла согласия, не принявшего компромиссного с официальным православием окружного послания. Нижегородские неокружники делились на две ветви: иосифовцы и иовцы. Иовцы проживали по южной половине губернии, иосифовцы — в Заволжье и по берегам Волги. Как известно, епископ Иосиф Керженский имел своей резиденцией во второй половине XIX века скит в деревне Матвеевка (ныне Борский район). В начале XX века матвеевский женский скит по-прежнему был духовным центром губернского масштаба. Кроме него около Семенова имелся другой иосифовский скит — Чернухинский. Число иосифовцев не превышало нескольких сотен человек, составлявших 5-6 приходов.

Консерватизм неокружников проявлялся, в первую очередь, в отрицании всяческих компромиссов с государственной идеологией и являвшейся ее частью официальным православием, что проявлялось, в частности, в неприятии госрегистрации общин по закону 1906 года (что сближало неокружников с консервативным крылом беспоповщины).
 

Беглопоповцы

После издания указа 1905 года о веротерпимости оживилась в Нижегородской губернии и жизнь беглопоповского согласия. Здесь его называют «бугровской верой», и это название вполне адекватно отражает роль и значение в жизни согласия нижегородского купца Николая Бугрова.

Н.А. Бугров на свои средства строил не только храмы (не менее шести), но и организовывал старообрядческие школы, строил и содержал богадельни, проводил всероссийские съезды своего согласия и, наконец, организовал всероссийское братство — руководящий орган согласия (ввиду отсутствия у беглопоповцев иерархии), председателем которого он сам и состоял.

Беглопоповцев в 1912 году по официальным данным насчитывалось в Нижегородской губернии около четырнадцати тысяч человек. Почти все они проживали в заволжской части губернии. По степени консервативности заволжские беглопоповцы занимали гораздо более правое положение, чем белокриницкие. Вероятно, не последнюю роль здесь играл тот факт, что менталитет населения лесного Заволжья вообще более консервативен, чем у жителей Поволжья или южной зоны губернии. К тому же на идеологию нижегородских беглопоповцев не в малой степени влияли семеновские скиты — оплоты керженского благочестия и хранителей старинных обычаев. В начале XX века в окрестностях Семенова существовали три беглопоповских скита: Оленевский, Комаровский и Шарпанский, которые не смогли разрушить ни нижегородский архиерей Питирим с отрядами петровских солдат, ни правительство Николая I руками уездной полиции под руководством Мельникова-Печерского. Другим духовным центром согласия была знаменитая городецкая часовня с несколькими тысячами прихожан, обладавшая огромным авторитетом и богатейшим историко-культурным наследием.

В отличие от белокриницких, беглопоповцы не имели своего епископского чина, священство было весьма малочисленно и не пользовалось, ввиду своего происхождения из новообрядческой церкви, особым авторитетом. Всеми делами в согласии заправляли представители церковной общественности: попечители, уставщики, авторитетные и грамотные старики, отсюда и демократизм самоуправления общин и децентрализация согласия.

К локальным особенностям можно отнести максимальную приближенность беглопоповцев к беспоповским порядкам, вплоть до обычая «чашничества», всеобщего распространения скитского покаяния (вместо исповеди у попа), недоверие к госрегистрации общин и т.д.

Поморцы

В Нижегородской губернии поморское согласие насчитывало около 25 тысяч своих последователей, владевших более 60 храмами и моленными. Поморцы проживали как в нагорной части губернии, так и в заволжской, причем по степени консерватизма нагорные поморцы приближались к белокриницким, а заволжские находились значительно правее беглопоповцев. Если в южной половине губернии поморцы зарегистрировали более тридцати общин, то в северной — ни одной. Кроме того, именно в среде нагорных поморцев периодически появлялось движение в сторону примирения с господствующей церковью, сопровождаемое ослаблением в устоях и обычаях (брадобритие, замирщение), что вызывало осуждение «лесных» поморцев. Значительными духовными центрами заволжских поморцев были местность «Корела» и Городец, давшие миру самобытных иконописцев и писателей Золотаревых. Именно в Городце развернул свою деятельность известный Григорий Токарев, создавший свое учение и распространявший его по многим регионам России, до сего дня «токаревцы» проживают на Алтае.

Самокрещенцы

Согласие самокрещенцев (или самокрестов) стало известно в старообрядческом мире Нижегородчины, главным образом, благодаря своему неутомимому лидеру, плодотворному писателю и полемисту Александру Михеевичу Запьянцеву из села Толба (Сергачский район). Запьянцев за годы своей жизни провел множество бесед с представителями соперничающих согласий, создал большое количество полемических сборников, организовал и зарегистрировал восемь общин «поморского брачного согласия самокрестов». Несмотря на происхождение самокрестов из поморского согласия, Запьянцев весьма критично относился к главным идеологам поморцев — братьям Денисовым, называя их бракоборами, «отринувшими Божье устроение — быть единому мужу и единой жене». В своих сочинениях он неоднократно подчеркивал различия в обрядах с современными ему брачными поморцами: в чине принятия федосеевцев, в крещении младенцев и т.п. В Нижегородской губернии самокрестов проживало в начале XX века несколько тысяч человек.

Странники

В начале XX века на Нижегородчине существовало несколько зон распространения страннического согласия. Странники, проживавшие в районе Балахны — Городца, были связаны с главным центром российских странников — Ярославско-Костромским Поволжьем, а странники юга губернии поддерживали связи со странническими центрами Среднего Поволжья. Здешние странники (или как они себя называли — истинные православные христиане странствующие), как и во всей России, делились на странствующих и познамов (иначе странноприимцев, благодетелей). Число последователей этого согласия не превышало на Нижегородчине одной-двух тысяч человек.

Старопоморцы: федосеевцы и филипповцы

Старопоморцы федосеевского и филипповского согласий проживали в начале XX века в нескольких районах севера и запада области. Общее число их составляло свыше 20 тысяч человек. Если федосеевцы западной части ориентировались преимущественно на духовный центр Москвы — Преображенский монастырь, то федосеевцы севера — кроме Москвы еще и на Вятку и Казань. Поэтому когда московские и казанские федосеевцы разошлись по вопросу о принятии на моление супругов, то это разделение коснулось и федосеевцев северного Урень-края, которые представлены были с тех пор тремя ветвями: московской, казанской и филимоновской. Филимоновцы полностью идентифицируют себя с федосеевцами московскими, в качестве единственного различия с ними указывая на отношение к благам цивилизации. Так, огонь для возжигания свечей на моление они добывают только крецалом, считая спички делом нечистым т.п.

Спасовцы

Нижегородские спасовцы (как и спасовцы всей России) никогда не составляли единого согласия. Спасовцы — самоназвание четырех или пяти совершенно разных направлений в беспоповщине, объединенных одним единственным признаком — они не перекрещивают, в отличие от поморян, принимаемых в свое общество. Все спасовцы имели свои братии верных, то есть отделялись от «антихристова мира» через недопущение иноверных на совместное моление, чашничество и т.п. Общее число нижегородских спасовцев в начале XX века составляло свыше 30 тысяч человек.

Согласие спасовцев большеначальных, отличительным признаком которых является прием неофитов чином отрицания ересей, распространено было в южной части губернии, где у них имелось несколько монастырей, выполнявших роль и школ, и богаделен, и духовных центров согласия. В начале XX века в Н. Новгороде было создано всероссийское братство, там же собирались соборы большеначальных, решавшие различные вероучительные вопросы.

Спасовцы малоначальные, принимавшие в свою братию через простой начал, проживали и на юге, и на западе Заволжья. Лидером их в начале XX века являлся Андрей Антипин из Ворсмы, написавший и издавший немало вероучительной литературы. Антипин также организовал всероссийское братство, объединившее общины малоначальных центра России.

Отдельное согласие составляли заволжские спасовцы, ведущие свое родословие от соловецкого инока Арсения, пришедшего на Керженец в 1677 года. Арсеньевцы, имея обычаи и уставы, сходные с большеначальными, стояли на более консервативных позициях, в частности, были противообщинниками.

Еще два согласия спасовцев — глухая нетовщина и строгая нетовщина (южная половина области) — отрицали, в отличие от вышеперечисленных согласий, возможность совершения таинств и уставного Богослужения мирянами; первые принимали крещение и брак в официальной церкви, вторые не принимали водного крещения вообще. Эти согласия отличались своим радикализмом по отношению к «миру». Распространены по южной половине области.

Современное состояние согласий

Тенденции очевидны: немногочисленные и консервативные согласия беспоповщины медленно, но верно исчезают вместе с породившим их миром русской деревни. Носителей крестьянской идеологии остается все меньше и меньше. Совершенно исчезли, слившись с родственными согласиями, самокрещенцы, неокружники и странники. Крайне мало осталось филипповцев (5-6 общин) — Тонкинский, Шахунский районы, заволжских спасовцев-арсентьевцев (десятка два малочисленных приходов) — Семеновский, Борский, Уренский, Городецкий районы. Глухая и строгая нетовщина потеряли свои отличительные признаки, приняв водное крещение от своих наставников (общее число общин 4-5) — Арзамасский, Воротынский районы. Братии малоначальных и большеначальных спасовцев становятся все малочисленней и остались почти без настоятелей (общее число приходов не более 20 при среднем числе прихожан 10-20 человек) — Н.Новгород, Арзамасский, Гагинский, Кстовский районы. Во всех упомянутых согласиях мало молодежи и соответственно нет передачи богатейшей устной традиции молодому поколению.

Несколько лучше обстоят дела у поморцев, части федосеевцев и поповских согласий.

Поморцам удалось создать свой мощный центр в Нижнем Новгороде, где сосредоточилась сегодня самая большая община в области (до тысячи человек). Кроме того, в области существует около 30 поморских общин численностью в 30-100 человек — Ковернинский, Семеновский, Городецкий, Борский, Кстовский, Арзамасский, Бутурлинский, Лысковский и другие районы.

Что касается федосеевцев, то повсеместно их общины стали чрезвычайно малочисленны (тут надо принимать во внимание неприятие ими браков, что препятствует приходу в «братию» молодежи). Исключением является север области (Тонкинский район), где ситуация не является столь же безнадежной. Общины московских федосеевцев, числом около тридцати, тесно связаны друг с другом, на престольный праздник в деревню приезжают не менее 10-15 федосеевцев из соседних поселений. Общины пополняются вышедшими на пенсию представителями сельской интеллигенции. Поддерживаются в порядке моленные дома. Интересно, что сплошь и рядом роль духовных отцов выполняют женщины.

При всем при этом федосеевцы не отступают от своих строгих правил по отношению к браку, не «миршатся», соблюдают все предписания, положенные уставами (за этим внимательно следят духовные отцы).

Что касается казанских федосеевцев (крепковеров) и филимоновцев, то их ныне не более полусотни вместе взятых. Тем не менее, они имеют свои моленные, духовных отцов, и сливаться с московскими не собираются — все они уверены, что умрут в своей вере.

Помимо староверов, проживающих компактно и объединенных в приходы, в области в многочисленных деревнях проживают старообрядцы, не посещающие тот или иной приход и молящиеся в домашних условиях либо в одиночку, либо с домочадцами. Часто они, сознавая себя староверами, не идентифицируют себя с каким-либо согласием. Количество этих старообрядцев (в подавляющем числе беспоповцев) трудно установить.

Беглопоповское согласие, как и беспоповцы, опиравшееся на крестьянскую среду, также утеряло многое из своих традиций и историко-культурного наследия. В частности, почти утрачены традиции крюкового пения, прекратил свое существование духовный и культурный центр в Городце, уничтожены заволжские скитские и келейная традиции. Однако в последние десять лет благодаря энергичной деятельности новозыбковско-московского епископата общественно-церковная жизнь согласия несколько оживилась: зарегистрированы и действуют десять приходов — Н.Новгород, Семенов, Городец, Тонкино, Уренский район, строятся два новых храма, возрождается один из заволжских скитов, в городских общинах есть, хоть и малочисленный, приток молодежи. Восстановлена епископская кафедра в Нижнем Новгороде (правящий епископ — Василий Верхневолжский).

Белокриницкое согласие в Нижегородской области обладает на сегодняшний день самым мощным потенциалом. В первую очередь, это самый многочисленный (после Москвы) приход в Нижнем Новгороде (до 10 тысяч прихожан), где существует передача традиций молодому поколению (в частности, традиции крюкового пения).

Кроме того, в области действуют 11 приходов и около двадцати незарегистрированных общин, во многих из которых продолжают поддерживаться религиозно-культурные традиции, свойственные данной локальной группе старообрядцев — Бор, Арзамас, Лысково, Б. Мурашкино, Уренский, Тонкинский, Чкаловский, Арзамасский и другие районы. В Нижнем Новгороде начато строительство двух новых храмов.

Таким образом, несмотря на то, что палитра нижегородского старообрядчества потеряла некоторые свои яркие цвета, а иные значительно потускнели, оставшаяся часть продолжает сохранять историко-культурное наследие наших предков, привлекая к себе внимание как специалистов самых разных отраслей гуманитарных наук, так и всех людей, интересующихся и тянущихся к своим корням, к своей родовой памяти.

В общей сложности в Нижегородской области в начале XXI века проживало около 80 тыс. староверов девяти согласий (не учитываются те, кто, имея староверское крещение, посещает приходы РПЦ и идентифицирует себя с официальным православием).

 

ruvera.ru

Создание старообрядческого поселения в Тверской области

Инна Суслова

Продается хозяйство для создания старообрядческой общины, КФХ, экофермы, иного сельхозбизнеса, экотуризма, сельского туризма: 26 Га земли (участки 17,7Га+8,8Га), электричество: 2 линии — 10кВт 220В и 15кВт 380В (отдельный трансформатор, подключение непосредственно к ЛЭП «десятке»). Возможность увеличения до 63кВт. Идеально для организации перерабатывающего или иного сельхозпроизводства. Сельхозучасток с такими коммуникациями — редкость. Самодеятельность «с нуля» обойдется либо в миллионы затрат либо в годы ожидания.На участке есть дом (шестигранный сруб), русская баня (сруб, шестигранная, финская дровяная печь), хозпостройки, небольшая пасека. Огород с парниками, теплицей, капельным поливом.Канализация — биосептик, центральное+альтернативное электроснабжение, свой водопровод из колодца (вода- гидрокарбонатная кальциевая, минеральная, есть геологическое заключение), насосная станция, холодная и горячая вода (бойлер на 80л) круглый год, 2 с/у, ванная, душ, газ баллонный. Вся отделка дома — только дерево, все полностью «эко». Отопление — кирпичная печь-шведка с варкой и лежанкой. Большие панорамные видовые окна (спецзаказ) на лес. Уединенное очень тихое место, окруженное лесом, в 1 км — озеро. В 7 км — поселок со всей инфраструктурой.В стоимость входят также 2 бытовки — зимняя (брусовая) и летняя.Участок тупиковый, никто не шляется, окружен лесом. Идеальные условия для пчеловодства, животноводства, коневодства, козоводства. Можно заехать сюда самим лично и приступить к делу. Сразу!Тверская обл., Кимрский р-н, 150 км от Москвы, 25 км от райцентра, 40 км от Дубны, 1,5 часа от Твери. Документы готовы: свидетельства о собственности на каждый участок; кадастровые паспорта и кадастровые выписки, выписка из ЕГРН и т.д. Только по договору купли-продажи. Подробнейшее описание дома и участка с фото можем выслать по запросу.

ruvera.ru

Старообрядческие поселения Причудья – Lonso

МАРШРУТ: ЙЫХВИ-МУСТВЕЭ-ВАРНЬЯ-РАЯ-КАЛЛАСТЕ-КОЛКЬЯ-ЙЫХВИ

Чудское озеро – одно из крупнейших в Европе. Это бесконечное водное пространство издавна притягивало к себе людей разных национальностей и вероисповеданий. История западного берега Чудского озера переплетается с историей России, расколом Русской православной церкви, со старообрядчеством.
Это «живой отголосок древней русской духовной культуры», где слышится печальный отголосок колоколов, которые призывают оглянуться назад, вспомнить прошлое, чтобы полнее увидеть будущее. В ходе экскурсии вы познакомитесь с историей Русского православия, причинами раскола церкви в XVII веке и переселением русских на западный берег озера, с историей многих причудских населенных пунктов: с городом церквей Муствеэ, центром старообрядчества Рая. Побываете в Калласте, где полюбуетесь красными песчаниками прорезавших овраги, в музее старообрядцев в деревне Колькья.
Большая часть пути проходит по берегу Чудского озера, прекрасного в любое время года.

Ранний выезд из Йыхви
Прибытие в Муствеэ.
Экскурсия по Муствеэ

Муствеэ – город в уезде Йыгевамаа на берегу Чудского озера. Название города на русский язык переводится как «Чёрная вода». Один из центров старообрядчества в Эстонии. В XVIII веке деревню населяли, в основном, русские староверы – федосеевцы и поморцы, бежавшие от преследований за веру. Старообрядческая община поморского согласия имеется в Муствеэ и сейчас. Муствеэ называли и ершовым городом, и огуречным, но уж городом церквей он был всегда. В начале прошлого века здесь было 7 церквей. Ныне сохранились 4 действующие церкви: Апостольская Никольская Православная церковь (1864 г.), Муствеэская Единоверческая церковь Святой Троицы (1877 г.), Староверческая церковь (1930 г.), Эстонская Евангельская Лютеранская церковь (1880 г.).

Посещение Русского музея староверов
Посещение музея по предварительной договоренности:
Заведующая музеем Лариса Коробова

Русский музей староверов, существующий при Муствеэской Русской гимназии, был создан по инициативе учителя географии Ларисы Коробовой при активной поддержке директора школы Я.А. Рахукюла.
В музее большая коллекция самоваров, утюгов, традиционной одежды староверов, предметов быта, мебели и, конечно, различные рыболовные снасти, без которых трудно представить жизнь в Причудье.
В музее представленны также произведения местных художников – живопись Я.Колпаковой с изображением муствеэских церквей, резьба по дереву П.Михайлова, работы Л. Коробовой. Есть и детские работы.
Экспонаты музея дают представления о жизни староверов вчера и сегодня, помогают понять жителей Причудья, познакомиться с их жизнью и историей.

Выезжаем из Муствеэ
Прибытие в Варнья
Посещение Воронейского музея живой истории
Посещение музея по предварительной договоренности:
группа не более 25 человек
По предварительному заказу музей предлагает чай из самовара и пирожки домашней выпечки в Русской печи.

Воронейский музей живой истории, открыт в 2002 году решением Воронейского Семейного Общества, а в 2005 году в этом же доме открыт Музей рыбака.
Экспозиция музея дает представление о традиционном укладе жизни староверов в период с конца XIX века до начала XX века. В музее представлена национальная одежда с традиционной вышивкой. В традиционном стиле меблированы и оформлены комнаты со столом и кроватями, покрытыми скатерьми, покрывалами, ковриками ручной работы с вышивкой. В комнате комод с зеркалом. На стенах семейные портреты староверов. Особое место занимает киот. В женской комнате ткацкий станок, прялки, манекен и другие предметы женского труда.
В музее экспонируются также инвентарь и инструменты, использовавшиеся в трудовой практике староверов конца XIX – начала XX вв.

Выезжаем из Варнья
Прибытие в Рая. Экскурсия по Рая

Деревня уличной планировки Рая, протянувшаяся на 8 км, уже сама по себе является достопримечательностью. Раякюлаский староверческий монастырь с колокольней является действующим храмом. Здесь в конце XIX века Гаврило Фролов основал школу иконописцев. Как его собственные работы, так и работы его учеников ныне являются украшением староверских храмов по всему миру.

Выезжаем из Рая

Прибытие в Калласте. Калластеский обрыв

Название города на русский язык переводится как «красные горы».
Калластеский обрыв – важнейшая достопримечательность города. Живописный обрыв высотой 11 метров и длиной около 200 метров, расположен в южной части Калласте и продолжается за чертой города. В расщелинах в стене обрыва образовались ходы и ступени. У подножья обрыва, на песчаной прибрежной полосе лёд и волны нагромоздили множество камней различной величины. У подножия обнажения неподалеку от границы воды находится пещеры, высота которых местами достигает 1,5 метров. Конечно же, в городе имеется собственная рыбаловецкая пристань.

Выезжаем из Калласте

Прибытие в Колкья
Посещение Русского музея старообрядцев
Посещение музея по предварительной договоренности:

Русский музей старообрядцев создан в 1999 году по инициативе старейшины Причудской волости Нины Иосифовны Бараниной. Экспонаты музея собирались всей деревней. Экспозицию музея составляют предметы, отражающие традиционный уклад жизни староверов Причудья, проживающих в этих местах более 350 лет. Это, прежде всего, книги, предметы культа. В традиционном для местных староверов стиле меблированы и оформлены отдельные уголки музея. На почетном месте на против входа – икона с висящей перед ней лампадкой. На столе, покрытом скатертью ручной работы с вышивкой, традиционный в этих местах самовар. Экспонируется также изделия народных промыслов, орудия труда и предметы быта, а также традиционная одежда староверов – повседневная, праздничная, погребальная. На отдельном стенде экспонируются старые фотографии.

Ужин в ресторане Колкья

В рыбном ресторане Колкья стоит отведать блюда, приготовленные по традиционным рецептам староверов.

Отъезд домой

www.lonso.ee

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о